Что такое невинность девушки: Дело чести. Зачем и за сколько россиянки продают свою девственность

Что такое девственность | GQ Россия

Девственности не существует. По крайней мере, с точки зрения физиологии. Девственности нельзя лишиться, ее нельзя приобрести, вернуть, купить и сохранить. Это всего лишь общественный институт, который призван выступить в качестве еще одного регулятора сексуальной жизни подростков. И это могло бы быть исключительно хорошее явление, если бы чрезмерная сакрализация девственности не приводила к тому, что заняться сексом в первый раз становится просто слишком страшно. Но не переживайте. Когда Курт Кобейн говорил, что никто не умрет девственником и жизнь поимеет всех, он был абсолютно прав.

Давайте откроем толковый словарь русского языка Ушакова и прочитаем, что девственность – это состояние человека до момента первого полового контакта. Обратите внимание, нет никаких физиологических нюансов и объяснений. Это даже не состояние тела человека, а всего лишь сознания. Никто никогда не предполагал, что есть какие-то анатомические проявления девственности у мужчин. Просто в какой-то момент парень впервые занимается сексом и теряет это звание. Зато у девушек признавали наличие девственной плевы. Это складка слизистой оболочки с небольшим отверстием или несколькими отверстиями, которая прикрывает вход во влагалище. Считалось, что в рамках первого полового акта девственная плева у девушки разрывается. И именно этот акт, который называется «дефлорация», становился процессом лишения девственности. Люди были уверены, что во время первого секса должно случиться кровотечение, которое подтверждает, что девушка была девственницей. Но это имеет мало общего с реальностью.

Во-первых, едва ли можно порвать то, что заведомо существует с отверстием. В так называемой девственной плеве есть дырка, позволяющая заняться сексом. И тут, конечно, важна оговорка, что сексом нужно считать не только половой акт, в рамках которого происходит проникновение члена во влагалище. Ведь оральный секс тоже называют сексом. И если вам когда-либо делали минет, вы больше не считаетесь девственником. Вы занимались сексом, у вас есть сексуальный опыт, вы достигали оргазма вместе с партнером. И во-вторых, наличие кровотечения во время первого раза – это не норма, а результат ошибки, которую допускают все новички. Поэтому считать, что девушка потеряла девственность, когда испытала боль и столкнулась с кровотечением, – это какое-то Средневековье. И в борьбе с такими стереотипами мы бы с удовольствием прибегли к инквизиции.

Девственность – это социальный конструкт. Созданный и навязанный обществом определенный образ мыслей и действий. Видимо, кто-то в древности захотел романтизировать секс или продать этот опыт подороже, потому что почти во всех религиях девственность крайне ценилась. И акт любви сразу прибавил сакральности, ответственности и таинственности. Эмили Нагоски, эксперт в области полового воспитания с двадцатилетним опытом работы, написала книгу «Как хочет женщина», в которой отлично развенчивает миф о девственности.

Эмили пишет, что во время полового акта девушка может чувствовать боль в области девственной плевы, если она недостаточно хорошо тянется. Это одна из причин болевых ощущений во время проникновения пениса в вагину, но вовсе не самая распространенная. Самая распространенная причина, и она же ошибка всех подростков, решивших заняться сексом впервые, – недостаток смазки.

Кровь появляется, потому что девственная плева повреждена. Но даже при таком раскладе впоследствии она заживает и восстанавливается. Это же не герметичная упаковка для сохранения свежести. И размер девственной плевы никак не связан с тем, было ли проникновение. Кровь чаще всего появляется от незначительного разрыва вагины, связанного как раз с недостатком смазки. Когда девушка начинает регулярно заниматься сексом, девственная плева становится пластичнее и растягивается. Это значит, что девственная плева остается с женщиной на всю жизнь, просто атрофируется и становится незаметной.

ДЕВСТВЕННОСТЬ — это… Что такое ДЕВСТВЕННОСТЬ?

ДЕВСТВЕННОСТЬ
ДЕВСТВЕННОСТЬ
ДЕ́ВСТВЕННОСТЬ, девственности, мн. нет, жен. (книжн.). отвлеч. сущ. к девственный. Девственность юноши. Девственность леса.

|| Целомудрие. Сохранить девственность.

Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935-1940.

.

Синонимы:
  • ДЕВСТВЕННИЦА
  • ДЕВСТВЕННЫЙ

Смотреть что такое «ДЕВСТВЕННОСТЬ» в других словарях:

  • девственность — целомудренность, нетронутость, безгреховность, честность, честь, невинность, чистота, целомудрие, безгрешность, неиспорченность, невозделанность, девичий цвет, первозданность, первобытность, непорочность Словарь русских синонимов. девственность… …   Словарь синонимов

  • девственность — ДЕВСТВЕННЫЙ, ая, ое; ен, енна. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • ДЕВСТВЕННОСТЬ — ДЕВСТВЕННОСТЬ, или virginitas (от лат. virgo девушка), отсутствие в прошлом половых сношений (отсюда мужчина, не имевший половой жизни, называется девственником, а женщина девственницей). Состояние девственности определяется у женщин главным… …   Большая медицинская энциклопедия

  • Девственность — Запрос «девственность» перенаправляется сюда; см. также другие значения. В древнем Риме весталки строго хранили девственность, иначе наказывались смертью. Девственность  в физиологическом смысле состояние …   Википедия

  • Девственность —         отсутствие у данного лица в прошлом и настоящем половых сношений; в литературе, искусстве, быту часто используется как синоним целомудрия.         Традиционно женская девственность подразумевает девственность анатомическую, то есть… …   Сексологическая энциклопедия

  • Девственность — состояние девушки или юноши, не имеющих половых сношений; согласно русским народным и православным традициям является показателем их непорочности, целомудрия, чистоты перед народом и перед Богом. Девственность сохраняется до свадьбы и… …   Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

  • ДЕВСТВЕННОСТЬ — отсутствие у женщины в прошлом и настоящем половых сношений. В литературе, искусстве термин «девственность» употребляется как синоним целомудрия. Христианство возводило Д. в культ и считало половые контакты допустимыми лишь в рамках официального… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • девственность — (virginitas) отсутствие у данного лица половых сношений; основным признаком Д. у женщины является сохранность девственной плевы …   Большой медицинский словарь

  • Девственность — см. Целомудрие …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • девственность — изначальное отсутствие половых сношений. Источник: Медицинская Популярная Энциклопедия …   Медицинские термины


Цена невинности – Огонек № 32 (5528) от 27.

08.2018

Миллион долларов, дом и лодка с килем

Модель из Азербайджана продает девственность, чтобы обеспечить свое будущее. Махбуба Мамедзаде записала видеоролик, в котором предлагает себя на аукционе — торг начинается от 100 тысяч евро. Вырученные деньги 23-летняя девушка планирует потратить на покупку дома и учебу за границей. Мамедзаде мечтает жить в США и путешествовать по всему миру вместе с матерью: «Моя мама все для меня сделала, теперь настала моя очередь. Я хочу, чтобы она мною гордилась».

Мать, видимо, гордится сейчас вовсю — о ее дочери написали почти все СМИ страны. Не остались в стороне и блогеры: «Целомудренная модель? Ха! На ее лице отчетливо видна работа пластического хирурга, не удивлюсь, если и над другими частями ее тела потрудились в операционной», «Я так понимаю, в Азербайджане совсем мало моделей, если эту называют успешной?», «А налог с продажи гражданка Мамедзаде будет платить?». Кое-кто, впрочем, предположил, что ничего хитрая Махбуба не продает, а затеяла все это ради хайпа и пиара.

Но некоторым девушкам все же удается заработать на своей невинности. Так, 36-летней бортпроводнице Мэнди из Германии анонимный бизнесмен заплатил за Recht der ersten Nacht, за право первой ночи, 250 тысяч евро. Стюардесса объясняет, что слишком сосредоточилась на работе и совсем забыла про личную жизнь. В итоге ей даже как-то неудобно было оставаться такой особенной, а подходящего парня все равно не было… В общем, решилась на интернет-торги. «Мои подруги завидуют мне,— сообщает теперь обогатившаяся фрау.— Они жалеют, что первый раз у них был с парнями, которые их бросили. Вместо этого они могли бы получить кучу денег… В любом случае я никому не позволю говорить, что я могу и не могу делать со своим телом».

Нынче вообще модно торговать девственностью в интернете. На одних сайтах, где проводятся подобные онлайн-аукционы, качество «лотов» подтверждается врачами, на других победителям рекомендуют приходить со своим доктором. Студентка из Бразилии Даниэль Брин, которая продается за миллион долларов, самостоятельно обследовалась в медклинике и подготовила все нужные справки. Даниэль еще ни разу не ходила на свидания, но надеется одним махом погасить долги семьи. «Я переживаю, как все пройдет,— жалуется она любопытным журналистам.— Надеюсь, что покупатель окажется джентльменом. Мне страшно, но другого выбора у меня нет. Я очень хочу расплатиться с кредитами и купить своей семье дом. Я изучила все торги, которые были ранее. Я рассчитываю, что мою девственность купят за миллион. Пока предлагали 220 тысяч, но я надеюсь, что кто-нибудь оценит меня намного выше».

Объявлениями «Продам девственность» наполнен и рунет. Российские агентства, предлагающие непорочных дев всех возрастов и размеров, тоже имеются в изобилии. У дев, правда, уж больно откровенные позы, силиконовые формы, да и фотографии сделаны в дорогих гостиничных номерах, что раздражает наших зевак-блогеров: «Явно дурят клиентов!» Но все же парни, которые в основном и комментируют такие объявления, выдвигают девушкам две основные претензии: «Как не стыдно продаваться!» и «Почему за мое целомудрие никто и копейки не дает?».

Многие девственники готовы хоть сейчас отдаться, если найдется состоятельная покупательница,— за «квартиру в Воронеже, можно студию», «готовый шиномонтаж» и даже «надувную лодку типа «Патриот-280» с килем». А кое-кто согласен и бесплатно: «Я не меркантильный!»

Гендерный маршрут — Женская девственность и сексуальность в баночке йогурта

Всемирный день здоровья отмечается ежегодно 7 апреля, в день создания в 1948 году Всемирной организации здравоохранения. Каждый год этот день посвящается какой-то определенной проблеме (в этом году это гипертония) и проходит под разными девизами. Однако я бы хотела остановиться на тех темах, которые исключается из публичного пространства и игнорируются в Беларуси. Касаются они в первую очередь целого ряда аспектов женского здоровья.

Женское здоровье определенным образом связанно с такими вопросами, как женская сексуальность и девственность. Значение этих аспектов для сохранения женского здоровья и положения женщины в обществе не всегда очевидно.

Проблематика женского тела и сексуальности все еще остается зоной умолчания в научных и общественных дискуссиях в нашей стране. Об этом не принято говорить в пространстве широкой общественности.

Однако подобное игнорирование и замалчивание – отнюдь не проявление заботы о приватности женщины и ее комфорте. Скорее, наоборот, «молчание» о женском теле не является молчанием абсолютным. Оно сопровождается «дискурсивным взрывом», поскольку напрямую соотносится с демографической проблематикой, а также разнообразными практиками регулирования женского тела. Особую роль играют в этом случае системы образования и здравоохранения.

Девственность как культурный символ

Во многих культурах на протяжении разных исторических периодов девственность была тем, что в значительной степени определяло статус и положение женщины в обществе. Контроль над сохранением девственности был и остается контролем над репродуктивным и сексуальным поведением женщины.

Хорошую иллюстрацию этого контроля предложила в своем фильме «Бремя девственности» Умида Ахмедова, фотохудожница из Узбекистана. Она обратилась к анализу традиций сохранения девственности до бракосочетания, которые все еще сильны в ее стране. По народному обычаю, наутро после первой брачной ночи родственники жениха спешат вывесить на всеобщее обозрение простыню с пятнами крови – свидетельством невинности невесты. Если простыня оказывается чистой, девушка считается «нечистой», что влечет за собой изгнание из дома, трудности повторного замужества, открыто негативное отношение со стороны общественности и др.

В некоторых регионах земного шара до сих пор практикуется женское обрезание (удаление или травмирование частей женских гениталий, вплоть до полного удаления головки и части тела клитора и малых половых губ, проводимая без медицинских показаний). По данным UNICEF, около 120 миллионов девочек и женщин подверглись подобного рода операциям, которые призваны лишить женщину чувственности, подавить ее сексуальное желание.

Считается, что это позволит ей сохранить свою девственность и быть верной впоследствии своему мужу.

Таким образом, женская сексуальность и особенно девственность не просто обрастают определенными ценностными значениями, но помещают женщину в определенную структуру властных отношений и служат условием для решения вопросов имущественных прав и наследства. Практики контроля девственности заключаются не только в моральных предписаниях, но и в непосредственных физических ограничениях.

И хотя в Беларуси не практикуются операции по типу «женского обрезания», вопрос сексуальности уже не столь табуированный, а девственность не является обязательным условием для вступления в брак, общественные оценки женской сексуальности не столь однозначны. Ряд процедур и практик, как, например, операции по восстановлению девственности, морально оправдываются и поощряются в нашей стране.

Сексуальное воспитание и культ девственности: женщина = йогурт?

Отношение к девственности в обществе является прямым отражением отношения к сексуальности, а также положения женщины в обществе. В последние десятилетия в постсоветском регионе (и в Беларуси в том числе) наблюдается усиление неоконсервативных тенденций, религиозной и морально-нравственной риторики. Во многом и по этой причине в нашей стране на официальном уровне так и не приняты программы по сексуальному просвещению. Можно констатировать существование двойных стандартов или все еще «лицемерного дискурса» в отношении сексуальности.

С одной стороны, в современной Беларуси тема сексуальности не является полностью закрытой. С каждым годом растет число публикаций, в которых представлены различные аспекты сексуальности. Нет уже такой, как в советское время, цензуры на телевидении и в СМИ.

Распространенным явлением среди молодежи становится добрачная и внебрачная сексуальность, добрачное зачатие и рождение детей.

В ходе онлайн-конференции  Марина Артеменко, заместитель начальника управления народонаселения, гендерной и семейной политики Министерства труда и соцзащиты, отметила, что в Беларуси в 2011 году у девушек в возрасте 15–19 лет родился 5741 ребенок, что, однако на 53,5% меньше, чем в 2000 году. При этом у девушек до 15 лет родилось 10 детей, что на 1,4% меньше, чем в 2000 году. Кроме того, в 2011-м до 19 лет вступили в брак 1517 юношей и 7070 девушек [1]. На 1000 женщин до 20 лет приходится 20,9 рождений. Причем если в городе этот коэффициент составляет 14,3 рождений, то в сельской местности – 52,8 рождений [2]. В 2010 году на возраст 15–19 лет приходилось 5,6% от общего количества беременностей [3]. А по данным за 2008 год на возраст до 19 лет приходилось 9,3% абортов от общего числа [4]. Кроме того, носителями инфекций передающихся половым путем, в основном становится молодежь от 15 до 29 лет (до 70%).

С другой стороны, на фоне определенной сексуальной либерализации не формируются необходимые условия для сохранения здоровья молодежи. Например, активная семейно-демографическая пропаганда полностью игнорирует вопрос сексуального просвещения. Женская сексуальность остается тем, о чем не понятно как и не принято говорить, что всегда сопряжено с вездесущим вопросом морали и нравственности.

Поскольку государство все еще не готово отрыто признавать важность сексуального образования и просвещения, ни в одном действующем документе, как на уровне правительства, так и на уровне Министерства образования и подчиненных ему структур, юридически не прописана необходимость проведения каких-либо мероприятий по вопросам сексуальных отношений. Однако периодически в тех или иных пособиях по воспитательной работе в школе все же появляются разделы о сексуальности. Однако те интерпретации, которые предлагают эти пособия, вызывают большие вопросы.

Например, в пособии Подросток: подготовка к взрослой жизни (Программа курса для учащихся 6–11 классов. Мн.: БГАТУ, 2004) предлагается следующий вариант упражнений «Печать целомудрия», цель которых состоит в демонстрации нравственно-психологического и физиологического аспектов девственности, создании положительной мотивации к добрачному воздержанию и супружеской верности (с. 32–33):

1. Ведущий берет баночку йогурта, спрашивает, кто из присутствующих хочет сейчас съесть йогурт и приглашает к себе одного учащегося, который пожелал съесть йогурт (желательно юношу).

2. Ведущий предлагает ему распечатать баночку. После того как баночка будет распечатана, ведущий задаёт вопросы: «Хотел бы кто купить йогурт в распечатанном виде за ту же цену?» «Не таит ли в себе этот продукт опасность для здоровья?»

3. Делается вывод, что баночка йогурта незапечатанная автоматически теряет цену с одной стороны, с другой стороны, может стать источником опасной инфекции.

4. Ведущий берет запечатанный конверт с письмом и поворачивает тыльной стороной к учащимся, демонстрируя тем самым почтовую печать. Затем задает вопрос: «Кто имеет право вскрыть данный конверт?» и демонстрирует лицевую сторону конверта, где чётко видны данные адресата.

5. Ведущий сообщает, что каждая девушка предназначена только для одного мужчины и задает вопрос: «Кто тот единственный мужчина, которому может полностью довериться девушка? Почему?».

6. Предлагается учащимся по аналогии подумать о предназначении той «печати», которой запечатана каждая девушка.

7. Ведущий берет живой цветок и предлагает каждому взять от него что-нибудь на память.

8. После того как каждый возьмет от цветка себе что-нибудь на память, ведущий просит учащихся сравнить вид цветка до того, как он побывал у каждого в руках, и после того.

9. Ведущий сообщает учащимся, что после каждой половой связи при расставании человек обязательно теряет частичку своей души, которая обратно уже никогда не вернется.

10. Делается вывод: точно так, как выглядит цветок, после того как он побывал в руках у большого количества людей, выглядит душа парня или девушки, имевших добрачные половые связи.

Подобные упражнения, во-первых, транслируют стандарты воздержания преимущественно для женщины, а во-вторых, не соответствуют описанным мною выше реалиям.

Девственность все еще наделяется определенными ценностными значениями и воспринимается как нечто однозначно позитивное. Причем позитивное не в смысле здоровья, но в социальном ключе морали и нравственности.

Концепция романтической любви играет при этом первостепенную роль: одна женщина, невинная и чистая, для одного единственного мужчины (для которого невинность условие не обязательное) для рождения детей.

В официальной риторике забота о репродуктивном здоровье дает о себе знать в большинстве своем лишь в русле заботы о демографической ситуации и генофонде нации. Так, например, председатель Витебского облисполкома Александр Косинец обозначил этот вопрос следующим образом: «Вопросом полового воспитания подростков в школах особо не занимаются. Между тем в результате беспорядочной половой жизни в юношеские годы, невнимания к вопросу собственного репродуктивного здоровья значительное количество молодых семейных пар впоследствии не могут иметь детей».

Зачем покупают девственность?

Подобные конфликтные установки выливаются в распространение операций по восстановлению девственности. Это своеобразная социально желательная норма.

Существование подобных операций в первую очередь призвано помочь женщинам решить проблему социального осуждения. Однако подобными операциями пользуются и те, кто рассматривает повторный процесс дефлорации как некое особенное удовольствие или символический процесс начинания чего-то «с чистого листа».

Пластический хирург, врач высшей квалификационной категории, кандидат медицинских наук Николай Курилович в интервью interfax.by отметил: «Нельзя сказать, что сегодня существует какой-то ажиотаж на интимную пластику, но спрос есть. Как я уже говорил, все делают операции по разным причинам. Вот, например, была у меня пациентка, девственность восстанавливала, потому что ее религия не позволяла выходить замуж, утратив невинность. Или бывают и такие девушки, которые хотят стать девственницами в качестве свадебного подарка мужу или, к примеру, на другой какой-нибудь праздник».

Логично задаться вопросом о мужской девственности. Почему не слышно о том, что мужчина «хранил себя» до брака, чтобы сделать свадебный подарок будущей жене? Почему женщине, чтобы ощущать себя комфортно в социуме, нужно подвергать себя операциям? Потому, что тем самым женщина подтверждает, что следует гендерным предписаниям, что принимает и исполняет эти предписания, какие бы ни происходили социальные трансформации?

Существование подобного рынка услуг подчеркивает, что женская сексуальность все еще регулируется в соответствии с определенными правилами, где девственность остается идеалом и эталоном.

И решающим тут является не комфорт женщины, но следование неким правилам. При этом для женщины активная сексуальная жизнь еще и сопровождается чувством вины о потере чего-то «сакрального» и ценного для общества. Ее ценность сводится к возможности контролировать свою сексуальность и вовремя предоставить доказательства «невинности».

В любом случае, подобные операции подымают еще один вопрос – тонких «взаимоотношений» двух систем патриархата и капитализма, которые взаимообуславливают и поддерживают друг друга. Капиталистическая система определенным образом «переваривает» либерализацию сексуальности в угоду доминирующей системе неравенства. Именно поэтому на рынке оказывается и такой продукт как девственность. В обществе, где женская сексуальность не является основой неравенства, нет необходимости в операциях по восстановлению девственности. В нашем же обществе это социально желательная норма, порождающая спрос, в ответ на который появляется и предложение.

Вопрос женского здоровья напрямую связан с теми концепциями, которые имеются в обществе в отношении роли женщины.

Система здравоохранения, набор услуг, специфика их оказания, доступ к разнообразному питанию и другим процедурам, касающимся здоровья, предопределены гендерным режимом и иерархиями, которые существуют между полами. Соответственно, вопрос о разрушении гендерного неравенства – это и вопрос о пересмотре доминирующего способа восприятия женщины и мужчины. Поиск ответа на него должен вести к переходу от гендерно дифференцированного подхода к личностно-ориентированному, в рамках которого забота о женском здоровье есть забота о здоровье человека, а не «демографического потенциала страны» или исключительно только будущей жены и матери.

Примечания

[1] Дети и молодежь Республики Беларусь. Мн., 2012. С. 65.

[2] Там же, с. 71.

[3] Статистический ежегодник Республики Беларусь, 2011. Мн., 2011. С. 79.

[4] Здоровье населения Республики Беларусь. Статистический сборник. Мн., 2009. С. 99.

Интернет-журнал «Новая Эўропа»

Татьяна Щурко, интернет-журнал «Новая Эўропа»

Бесплодие и «честь нации»: как СМИ освещают тему девственности

В западном обществе девственность женщин давно стала личным делом самих женщин. Принцип «Моё тело — моё дело» взят на вооружение бесповоротно ещё в прошлом веке — видимо, поэтому публикаций на эту тему в зарубежных СМИ практически не найти. Но на постсоветском пространстве, в особенности в нашем регионе, патриархальное общество до сих пор озабочено этим чисто личным и интимным вопросом. Медиакритик «Нового репортёра» Назира Даримбет разбиралась, почему эта тема до сих пор остаётся актуальной для СМИ Центральной Азии — и не только.

Семь половых партнёров? Всё, вы бесплодны

Понятно, когда на тему женской девственности рассуждают маргиналы, прикрываясь «традиционным воспитанием», «заботой о чистоте нации», «религиозными принципами». Ведь многие из них уверены, что добрачный секс накладывает отпечаток на будущих детей. Но когда в поддержку суеверия выступают эксперты, мягко говоря, это вызывает недоумение.

Например, о телегонии высказывалась российский детский омбудсмен Анна Кузнецова: она так прямо и заявила, что, мол, большое количество половых партнёров у женщины может привести к рождению ребёнка с отклонениями. А министр здравоохранения Чувашии Владимир Викторов уверен, что если у женщины было семь партнёров, то «это гарантированное бесплодие». Почему именно семь? А если шесть, всё нормально? Он не объясняет.

Не только маргиналы, но и республиканские каналы

Удивляет, что некоторые наши коллеги тоже не ушли далеко от подобных мнений. К примеру, казахстанский журналист Женис Куспан из Атырау убеждён, что 50 процентов женщин, которых избивают мужья, вышли замуж, будучи не девственницами, вот и получают «по заслугам»: «Основная причина того, что мужчины поднимают руки на своих жён, в том, что девушки выходят замуж, уже лишившись девственности. Парень влюбляется в неё, прощает ей, что она уже не девушка. Но потом всё чаще об этом вспоминает, ревнует, со злости поднимает руки. А женщины терпят, потому что осознают свою вину. Поэтому нужно больше уделять внимание воспитанию девочек. Они должны понимать, что обязаны войти «чистыми» в чей-то дом, семью, и что это имеет большое значение для будущей семейной жизни. Нынешние девушки, если не все, то 50 % выходят замуж, имея сексуальный опыт», — заявил он на полном серьёзе.

Человек имеет большой профессиональный опыт, за его плечами работа на нескольких республиканских телеканалах, в том числе, на канале QAZAQSTAN, сотрудничество с крупными интернет-изданиями. И он на голубом глазу фактически перекладывает вину за поведение насильника на жертву. Хотя в нашем обществе это очень распространённый приём.

Мнение Куспана, появившееся изначально в социальных сетях, подхватили и перепечатали несколько изданий. Ухватившись за скандальный пост, и  «Первый канал Евразия» дал сюжет в главных новостях. В нём Женис Куспан так объясняет свою позицию: «Сейчас доля девушек, выходящих замуж, имея сексуальный опыт, растёт, и, как следствие, растёт количество женщин, которых бьют мужья. К примеру, 100 девушек выходят замуж девственницами, а остальные 100 — не девственницами. Так вот, в первой группе соблюдаются семейные ценности, а во второй — многие разводятся или терпят побои».

Видимо, многие даже очень уважаемые СМИ «возбудила» эта тема так, что они не побрезговали поднять за её счёт свои рейтинги и просмотры.

Как в своё время и ток-шоу «Өз ойым» на «Седьмом канале», которую вела популярная казахстанская телеведущая Ляйля Султанкызы. Главной миссией проекта, который уже закрылся, была «актуализация и пропаганда традиционных и семейных ценностей». Один из выпусков был посвящён теме девственности, что, по мнению авторов проекта, является «традиционной ценностью».

В студии тогда обструкции подверглась 19-летняя студентка из Алматы, которая решила продать свою девственность: по сути, распорядиться тем, что принадлежит только ей самой. Но, по мнению большинства гостей и ведущих, это всё-таки «национальное достояние».

Гостье студии предложили лучше продать почку, «чем так позориться», один из ведущих оскорбил её: «Да кому ты нужна».

Продажей девственности озаботился недавно и портал Adyrna.kz, рассказав про зарубежный ресурс, на котором все девственницы мира могут выставить свой «товар». Среди них оказались и жительницы Центральной Азии, подмечает автор: «Лотов девушек из Центральной Азии на онлайн-аукционе очень много. Но желающих продать девственность из Таджикистана и Туркмении пока по одной. К примеру, 23-летняя жительница Душанбе продаёт свою девственность за 10 тысяч долларов, она хочет таким образом помочь родственникам и поправить бедствующее положение семьи. Цены варьируются от 3 тысяч до 1 миллиона долларов», — информирует он.

Далее представляются мнения казахстанцев по теме: «Это позор, стыд! Какое уважение может заслужить девушка, вышедшая замуж не девственницей? Это противоречит также исламу. Мусульманские девушки должны быть чистыми!»

Не только мужчины

В Казахстане тему девственности поднимают не только мужчины. В материале Гулжан Изтай на портале abai.kz, заголовок которого переводится как «Куда исчезла невинность?», что называется, начали за здравие, а кончили за упокой. Или даже можно сказать руководствовались принципом «в огороде бузина, а в Киеве дядька». Сначала автор пыталась объяснить читателям, что такое девственность как физическое состояние, затем посокрушалась, что порой отсутствие этого состояния «разрушает семьи», а в конце свела всё к проблеме проституции: «Вокруг этой темы постоянно возникают скандалы. Сколько слёз пролито и семей разрушено одной только фразой «не девушка уже». А ведь многие не понимают, что девственная плева бывает разной, и не всегда при первом половом акте она разрывается, поэтому не бывает крови. Невежество порождает такие мнения, что «все девушки нынче испорченные». Но испорченность женщины означает беспорядочные сексуальные связи, которые зачастую приводят к проституции. Хотя не всегда девушки занимаются этим добровольно. Проституцию в стране контролируют криминальные группировки», — приходит после этого потока сознания к выводу автор и призывает всех «жить дружно»: «Счастливая семья — это одно из достояний. Грамотный взгляд на проблему девственности помогает сохранить мир в семье. Желаю, чтобы молодые семьи не рушились никогда».

В интервью YouTube-проекту «Уақыт көрсетеді» Асель Ергешкызы, знакомая казахоязычной аудитории как первая журналистка, говорящая на «запретные темы», заявляет: «А девственницы-то не настоящие!»

«У нас есть девушки, которые сохраняют девственность, но занимаются сексом альтернативными способами. Их нельзя считать невинными. Этот вопрос нужно широко поднимать. Это проблема общества. Восстанавливают девственную плеву, вступают в связи другими способами, и потом предстают перед мужьями чистыми — это обман», — обличает она соотечественниц.

Другие страны Центральной Азии

И если в публикациях на страницах казахстанских СМИ сетуют, что с проблемой доказать девственность у нас мало кто обращается к специалистам, то в Таджикистане это практикуется вовсю. В стране ещё пуще блюдут за честью девушек до свадьбы и заставляют невест сдавать тест на невинность.

«В 2014 году сотни таджикских девушек сдали тест на девственность. В большинстве случаев на этом настояли их женихи. Специалистов республиканского Центра судебно-медицинской экспертизы Таджикистана давно не удивляет тот факт, что ежедневно к ним обращаются девушки с просьбой доказать их невинность. В среднем в день это ведомство посещают по две молодые девушки, кто по собственной воле, кто из принципа восстановить честное имя, а кого приводят и по принуждению. Для многих молодых людей проблема девственности любимой девушки или невесты по-прежнему принципиальна», — говорится в материале «Радио Озоди».

Издание «Азия-Плюс» приводит более точные цифры: «За 2014 год, чтобы удостовериться в своей девственности, к нам обратились 480 девушек. Из этого числа только 37 оказались зрелыми (не девственницами)».

Один из таких тестов привёл к самоубийству 18-летней жительницы Восейского района Таджикистана. Но это не останавливает блюстителей женской чести: «Вопрос, касающийся девичьей невинности, в таджикском обществе является едва ли не главным вопросом чести семьи. А для жениха невинность его избранницы — это есть главный фундамент, на котором он будет строить свою семью».

Между тем, Минздрав Таджикистана отрицает проведение таких тестов. Хотя, согласно принятым поправкам к Семейному кодексу, с 1 июля 2016 года граждане перед заключением брака в обязательном порядке проходят бесплатное медицинское освидетельствование. К примеру, в 2018 году 134 451 человек прошли обязательное медицинское обследование перед свадьбой, и было выявлено 1,5 тысячи человек, инфицированных гепатитом В, 198 человек — гепатитом С, 58 — ВИЧ, 17 — туберкулёзом и ещё 58 человек с психическими заболеваниями.

Комитет ООН против дискриминации женщин призвал власти Таджикистана запретить тесты на девственность перед вступлением в брак. Между тем, «в традиционном таджикском обществе считается, что девушка до замужества должна быть целомудренной, и если муж обнаружит в брачную ночь, что она не девственна, девушку могут с позором выставить за дверь. Родители, как правило, отказываются принять её обратно, честь и репутация этих женщин остаётся запятнанной на всю жизнь», пишет также «Радио Озоди».

Если жители Таджикистана хотя бы обращаются с таким деликатным вопросом к врачам, то в соседнем Узбекистане пытаются делать всё самостоятельно. Вопиющий случай произошёл в Хорезмской области в конце прошлого года. «После свадьбы жених сообщил родственникам о том, что девушка не является девственницей. После этого его родственники раздели девушку и засняли всё на видео. Позже видео было распространено в Сети», — сообщает upl.uz.

Впрочем, как выяснилось, вопрос девственности беспокоит не только центральноазиатское общество. The Village Беларусь рассказывает об одной из жительниц страны, которая сделала гименопластику ради будущего мужа. «Казалось бы, в 2018-м нет смысла восстанавливать девственность — вокруг сплошной феминизм, свобода, равенство и сестринство. Но на деле женщины продолжают подвергать себя этой малоприятной процедуре, чтобы угодить парню или мужу, соответствовать религиозным нормам, а порой — чтобы стереть воспоминания о пережитом насилии», — объясняет издание причины, по которым девушки идут на это.

В казалось бы продвинутом Израиле также религиозные принципы не дают покоя некоторым представителям местного населения. Одна из израильских газет описывает случай, как обманутый муж потребовал возмещения стоимости свадьбы и подарков, узнав, что его избранница не девственна…

На дворе 2021 год. Человечество научилось успешно лечить большинство ЗППП, учёные придумали десятки видов контрацептивов. То есть давно исчезли все мало-мальски разумные причины, по которым девушка должна хранить невинность до вступления в брак. И это мы ещё молчим про то, что основными переносчиками тех самых ЗППП традиционно были мужчины.

Но до сих пор в патриархальных обществах, которых осталось на планете немало, и к коим относится общество в Казахстане, при каждом удобном случае «поборники морали» и сторонники «правильного» воспитания не упустят возможности напомнить, что девушки обязаны «хранить честь до брака, чтобы не опозорить родственников, а то и весь народ». Ведь, как гласит казахская пословица, «честь девушки — честь нации».

Причём эту тему с разных ракурсов поднимают не только пользователи в соцсетях, но и журналисты, активисты и разные «деятели». Почему такая глубоко интимная вещь волнует в наше время людей, и откуда такое стремление залезть всем «девушкам нации» в нижнее бельё?

Пока наше общество склонно поддерживать мракобесие, основанное на сексизме и ложных представлениях о чести, причём только женской. На Западе эта тема общественность уже не волнует не только в силу большей моральной зрелости. Но ещё и потому, что каждый, скажем, телеведущий знает: если он посмеет сказать своей героине «Ой, да кому ты нужна!», завтра она подаст на него в суд, иск, скорее всего, выиграет, и будет этот горе-журналист в прямом смысле расплачиваться за своё ценное мнение до конца своих дней.

Ценность добрачного целомудрия в традиционной русской культуре


скачать скачать Автор: Пушкарева Н. Л. — подписаться на статьи автора
Журнал: Историческая психология и социология истории. Том 4, номер 1 / 2011 — подписаться на статьи журнала

В статье рассмотрены позорящие наказания как явление традиционной культуры, подтверждавшее и закреплявшее гендерную асимметрию: наказания девушек за несохранение целомудренности до брака, бытовавшие в XIX веке. На обширном архивном и опубликованном этнографическом материале из разных регионов Российской империи автор прослеживает динамику отмирания этого типа наказаний и доказывает, что он никогда не был гендерно-нейтральным, всегда ставил задачей подавление самостоятельности женской личности, причинение девушке нравственного страдания и устрашение других во имя сохранения гендерных иерархий.

Ключевые слова: этнография русской семьи, гендерная этнология, история русских женщин, история права, обычное право, позорящие (устыдительные) наказания.

Defamatory punishments administered to non-virgin brides in traditional culture are considered as a factor for gender asymmetry. Based on archival research and a range of ethnographic papers, the author is tracing the dynamics of the disappearance of these types of punishments. Those punishments have always been aimed at repressing the personalities of autonomous women by causing them moral suffering and intimidation for the sake of maintaining gender hierarchies.

Keywords: ethnography, Russian family, gender ethnology, history of Russian women, history of law, habitual law, defamatory punishments.

Как и большинство других аспектов частной жизни, сексуальность всегда была охвачена экспансией властных систем. Неудивительно поэтому, что неверность и честь – понятия, обретшие гендерную окраску вместе с возникновением гендерной асимметрии, исторически первой формы социальной депривации. Понятие девичья честь оказалось рано нагруженным гендерным смыслом (практически вскоре вслед за утверждением христианства) и по сей день воспринимается именно как соблюдение целомудрия. О позорящих наказаниях для девушек в русских источниках впервые можно найти упоминания не ранее конца XV – XVI веков. По всей видимости, вначале они касались лишь представительниц зажиточных слоев в центральной части России (Пушкарева 1997), но постепенно распространились более широко (Щепанская 2001). Повсеместно ли? В чем географическое своеобразие практик позорящего, гендерно окрашенного насилия в отношении проступков, связанных с женским телом? И как долго они существовали, какие трансформации испытали? Как связаны с современной историей гендерной асимметрии?

Как и в стародавние времена, в XIX веке небезупречное поведение девушки считалось прегрешением меньшим, нежели измена замужней женщины. Ответственность за лишение девственности возлагалась на нее саму: «уступчивость» считалась простительной, если речь шла о связи с мужчиной более высокого статуса (к ним относились даже волостные писари, не говоря уже о купцах), более богатого, и была особо предосудительной, если девушка уступала бедному, «польщалась на мужика». Богатство, высокий социальный статус считались объяснимыми мотивами, заставлявшими девушку «грешить». «Имущественный достаток невесты при выходе в замужество часто покрывает отсутствие в ней целомудрия», – отмечали информаторы Этнографического бюро кн. Тенишева в Петербурге (РКЖБН 2006б: 198; ср.: 2006в: 165;2005: 430). Ситуация же, когда девушка «спутывалась по любви», была совершенно неизвинительной и приписывалась особой развращенности согрешившей.

В центральных губерниях для венчания девушки, не сумевшей сохранить девственность, в XIX веке стало принято читать особую очистительную молитву, после которой виновной вручалась очистительная память от поповских старост – они ведали делами о внебрачных рождениях (Снегирев 1833: 33). Иногда – это был путь к покаянию – священник назначал епитимью. Согрешившая тогда трижды должна была на коленях обползти церковь. Есть данные, что уже в начале XX века у русского населения, скажем, на Украине, этот способ поношения и опозоривания молодой почти исчез и «вместо него часто священник» обязывал «молодую поработать у него несколько дней» (Чижикова 1978: 176; Кистяковский 1872: 20).

Зачинщиком устыдительной кары часто бывал брошенный девушкой парень, обиженный невниманием сосед; он и ставил на обсуждение сельского схода «дело об обиде». В сообщениях о штрафах, налагавшихся сходом на родителей (штраф могли взять и алкоголем), ничего не говорилось о способах проверки «честности» девушек, если это не был вопрос о свадебном ритуале (Самосуд 1875). Очень часто вначале пускали слух о нечестности, затем обсуждали на сходе – само привлечение внимания к физическому состоянию девушки уже было «срамом».

На свадебном пиру важнейшим актом была либо демонстрация «честности» невесты, либо признание ею вины: «Расправы и никаких позорящих обрядов не бывает, если она прежде увода в комору сознается, что потеряла девство. Новобрачная, сознаваясь в своей вине, просит, кланяясь в ноги, прощения у отца, матери, свекра и свекрухи… В противном случае совершение позорных обрядов идет своим чередом. Они рассчитаны на то, чтобы опозорить мать, отца и даже всю родню невесты…» (Кистяковский 2004: 529; РКЖБН 2007а: 409; 2006б: 359; 2005: 313).

В Литве и в Малороссии был обычай наказывать девиц, нарушивших целомудрие, сажанием при дверях церкви на железную цепь (куницу, «в кандалы») (Терещенко 1848: 111). Народный свадебный ритуал включал там демонстрацию рубашки невесты, изредка – даже ее появление перед гостями в рубашке с кровяными пятнами, и в ней она должна была вымести пол с остатками разбитых в ее честь склянок, чаще же брачную рубашку выносили и, показав, вместе с четвертью вина и благопожеланиями отдавали родителям девушки (РКЖБН 2006в: 429).

Целомудренность или нецеломудренность следовало обнаружить рано в понедельник или же ночью с воскресенья на понедельник (ТЭСЭ 1855: 459–460) во время свадебного пира. Ритуал совершали перед разрезанием жаркого, «а без того не разрезывали» его (Сухоруков 1824: 303). Основным знаком, свидетельствующим, что жених нашел невесту целомудренной (если не выносилась рубашка), было битье посуды, стаканов, бокалов – символ благополучного нарушения целостности главного девичьего «сокровища» (РКЖБН 2006б: 267). Свадьба без битья посуды в Нижегородчине считалась «невеселой» (означала начало опозорения).

Обратный обычай описал информатор из Калужской губернии. Там молодому положено было бить посуду, «ломать и грызть» ложки в знак разочарования «несохранностью» невесты (РКЖБН 2005: 210). Нецеломудрие невесты – «Хорош соболек, да измят!» – мог осуждать только новобрачный и его род, причем особое право срамить имели женщины мужниного рода – мать и сестры мужа, невестки. Избиение молодым своей жены нагайкой за несохранение девственности описано в литературе XIX века, но нет данных о широкой распространенности; скорее типичным было сокрытие молодоженом провинности его избранницы (Киркор 1854: 149).

В Черкасском уезде Киевской губернии нецеломудренную невесту должна была наказать мать жениха, а он сам останавливал ее в какой-то момент напоминанием о том, что он «теперь хозяин молодой»: лишившаяся девственности до свадьбы не могла идти к столу, а должна была подползти на коленях под стол, «из-под которого должна показывать свое лицо… Мать [жениха] всякий раз, когда… [она] выдвигает голову, бьет ее по лицу, это продолжается до тех пор, пока муж не запретит» (Кистяковский 2004: 554). Лишь после этого молодой позволяли выбраться из-под стола, сесть около мужа.

Опозорение отца девушки, не сохранившей девственность, встречалось редко, но все же отдельные случаи бывали. Например, решением одного волостного суда в Каменецком уезде было определено подвергнуть отца за провинность дочки, прижившей внебрачное дитя, наказанию розгами; аналогичные случаи описаны в Кинешемском уезде (ТЭСЭ 1855). На Дону общим способом поношения родителей, не сберегших девственности дочери, было исполнение срамных песен, надевание на шею венка из соломы или баранок, одаривание матери или, если невеста была сиротой, воспитательницы селедкой или таранькой (вместо курицы, которую клали на колени матери или воспитательнице в благодарность за то, что уберегли дочь или воспитанницу от соблазнов). В Калужской губернии срамили прежде всего мать новобрачной, а не ее саму, именно мать могли впрячь в борону и провезти борону за собой по деревне (РКЖБН 2005: 313). Наконец, возможным было и осрамление свахи (вместо родителей или вместе с родителями не сохранившей чести девушки). В Свияжске (Поволжье) существовал ритуал «паренья свахи»: ее, сосватавшую нечестную невесту, клали на улице на лавку, задирали подол и били веником, посыпая на тело снег (Зорин 2001: 92). Важно подчеркнуть: за «нечестность» одной женщины должна была держать ответ опять же женщина (мать, воспитательница, сваха). В Витебской губернии хомуты позора надевали и дружкам, и родителям, и сватам («и водили по деревне, причем шлея хомута тащится по земле») (РКЖБН 2006б: 359; Смирнов 1878: 602).

В иных местах на воротах или на крыше дома согрешившей невесты вывешивали хомут, в других – мазницу, в третьих – рогожу, обмазывали нечистотами стены дома; пробивали в печи дыру, пачкали стены грязью, били окна в доме родителей невесты. Иногда опозорение выражалось в том, что кто-нибудь из свадебных «бояр» лез на крышу хаты невесты с ведром воды и оттуда брызгал ею – символический знак невоздержанности новобрачной, ее готовности отдаваться любому, чтоб каждому попало (как брызги воды). Иногда втаскивали на крышу дома разъезженное колесо или, если дело обнаруживалось зимой, старые сани (Никишенков 2003: 427; Кистяковский 2004: 529, 552). Все действия сопровождались словесным поношением, среди обычных позорящих слов были блядь, потаскуха, сволочь (от волочить, сволакивать.Н. П.), подкладня, паскуда нестоящая (РКЖБН 2005: 555).

Самым распространенным наказанием было надевание на шею лошадиного хомута «без гужов» (веревок, иных частей упряжи) – символа «озверения», близости миру животных (Там же; Рыблова 2007: 397–414) и одновременно антипода цветочному венку, символу девственности. Надевание хомута было и измененной, «гуманной» формой припрягания к лошади (это делалось с замужними) как акта усмирения. С другой стороны, как вид кольца или обруча хомут символизировал и вульву. Его могли повесить на гвоздь, наскоро вколоченный над притолокой, а чаще – надевали на шею не только провинившейся невесте, но и ее родителям. На такой случай наскоро делали даже несколько соломенных «хомутов, намазанных смолой и разными гадостями» (Смирнов 2004: 602; Кистяковский 2004: 554; Аргудяева 1997: 104). В Малороссии хомут делался из соломы, косу распускали, лицо девушки могли прикрыть платком и в таком виде водить по улицам. Иногда в знак позора девушке оголяли ноги, «подвязав ей платье к поясу соломенными веревками» (Смирнов 2004: 247; Журавченок 1872: 461). Обычай позорить хомутом, надеваемым на шею, быстро получил распространение у других народов, населявших Россию (Федянович 1997: 40–41).

Другими типичными позорящими действиями были: измарать рубаху девушки сажей (со словами: «Запачкала ты себя с таким-то каким-то беззаконием!») или дегтем, который из-за черного цвета также был в крестьянском быту символом бесчестья и зла (Громыко 1991: 100; РКЖБН 2006б: 359; Бернштам 1988: 243), в испачканной рубахе провести по улицам без юбки (Тенишев 1907: 26). Есть свидетельства информаторов о том, что мазали ставни и стены дома дегтем со словами: «если любишь, то люби одного», тем самым указывая, что жизнь следовало строить с виновником бесчестья. Важной стоит признать оговорку, что «насмешные наказания» по отношению к девушке применялись, когда «было на то согласие ее родителей и родных»: некоторые родители не позволяли так срамить свою дочь и откупались, а иные, напротив, приходили на сходку и просили о том (Рыблова 2007: 5; Никишенков 2003: 174; Филиппов 1859: 218).

Самым старым (известным с XV века) способом осрамления невесты во время свадебного пира было «подать родителям “худой”» (т. е. плохой, дырявый) кубок с вином, прорванный в середине блин, а к дуге телеги привязать худое ведро» (Липинская, Сафьянова 1978: 197). Случалось, на головы сватам и отцу такой невесты надевали дырявый горшок (Миненко 2007: 121). Сама лексема «худой» в русском языке означает одновременно и «плохой», и «дырявый».

В Олонецкой губернии ритуалы, связанные с почестностью девушки, были отнесены на следующее утро, когда молодой с дружкой и сватом должны были получить от тещи яичницу. Если невеста была целомудренна – желток яичницы вырезали, и дружка в образовавшееся отверстие лил масло, а чашку, из которой он его вылил, разбивал. Если нет – яичницу резали на куски (Смирнов 2004: 602). В Полесье нецеломудренной невесте и ее родным давали несладкую, а иногда и просто соленую кашу (Кабакова 2001: 180–181) – все должно было выражать несладость жизни с нарушительницей, ее нецельность, рваность, ущербность.

В Архангельской губернии срамить девушку, незаконно прижившую ребенка, к концу XIX века стало не принято, но таковую могли отлучить от родительского дома, от дружбы других женщин. Если худая молва о лишившейся девственности подтверждалась, то девушка по общему приговору должна была убирать отныне волосы в две косы без девичьей повязки, покрывать их волосником (отсюда термин самокрутка). Обряд «покрытки» у южных русских и малороссов был не столько позорящим, сколько сглаживающим прегрешение девушки: надевание иного убора показывало переход девушки в другую возрастную группу (Даль 1866: 121; Нос 1994: 524–525), и девичью косу ей уже нельзя было заплетать (отсюда полесское выражение «росчесав iй косу до вiнца») (Кабакова 2001: 153).

Чем дальше от центра и Южной Руси, тем терпимее было отношение к лишению девственности. Если в Калужской губернии информатор сообщал, что «случаев, когда бы девушка, имея незаконнорожденного ребенка, вышла замуж, не было», то в Тверской губернии «никакого публичного посрамления оказавшейся нецеломудренной» не устраивалось (РКЖБН 2004: 469). Нет данных, что была какая-то систематичность в ритуалах позора для девушек в Казанской губернии – там в конце XIX века вообще бытовало присловье: «Жену с почина берут» (Заметка… 1865: 10). В Пермском крае родители не видели ничего дурного в том, чтобы девушки были в поиске любого себе до свадьбы (Смирнов 2004: 248), а в Мезенском уезде (Север), где существовал свальный грех, невинность девушки вообще ценилась мало: родившая скорее находила себе мужа (РКЖБН 2005: 330; Ефименко 1869: 46; Селькова 1986: 123).

Описывая Сольвычегодский уезд Вологодской губернии, информатор заключил: «Редкая девушка не дает потыркать своему миляшу до свадьбы… Мужики говорят, что без этого нельзя жить, а бабы – “ой да щё, ведь нам пущае вашего хочеся!”» (РКЖБН 2007б: 663). Посрамляющих обрядов на Русском Севере не водилось, но девственность ценилась (РКЖБН 2007в: 210). В удаленных от центра сибирских деревнях было то же: в условиях переизбытка мужчин возможность интимных отношений с женщиной ценилась не только на словах, но и на деле (среди золотоискателей и рудо-знатцев). Родители девушек, получавшие за несохраненную девственность своих дочерей иной раз большие компенсации, имели свою выгоду: ребенок дочери-девушки нисколько ее не бесчестил, его охотно воспитывали, отвечая укоряющим: «Плевок моря не портит».

Иное дело – центральные, южные, юго-западные, отчасти западные районы России. До 1861 года помещики в посрамление провинившейся там приказывали «резать косу» – острижение ее оставалось наиболее распространенным из женских позорящих наказаний (Соловьев 1878: 17; Смирнов 2004: 247).

Традиции, связанные с поддержанием идеи высокой ценности девственности до брака, сохранялись до середины XIX века в Ростовском, Пошехонском, Владимирском, Дорогобужском (Смоленская губерния) и многих иных уездах (Громыко 1991: 96). Но вот уже в 1841 году один из наблюдателей-калужан записал: «Целомудрие не имеет большой цены в глазах нашего народа… и во многих губерниях уже уничтожился старинный обычай вскрывать постель молодых. Отец и мать говорят жениху: “Какая есть – такую и бери, а чего не найдешь – того не ищи!”» (РКЖБН 2005: 432; 2006в: 232). Обыденная мудрость в отношении целомудрия девушки в Вологодской губернии хоть и ориентировала на то, чтобы соблюдать нравственную чистоту, но, коли это не удавалось, не требовала публичных оскорблений («разве что муж буде поколотит») и издевательств (РКЖБН 2007а: 363, 366).

К концу XIX века утрата девственности переставала быть фактом, который следовало обнародовать. «Вообще об отношениях молодежи можно сказать, что баловаться стало просто, – заключил современник-аноним (Там же: 575). – У кого[-то] приданое шито-крыто, а у кого[-то] на люди открыто!» Народная молва с присущей просторечию прямотой припечатала смену прежних взглядов на обязательность девственного состояния перед свадьбой точным присловьем: «П…а хоть и дырява, зато морда не корява!» (РО РЭМ. Ф. 7. Оп. 2. Д. 778. Лл. 2, 4). А уж если добрачную беременность удавалось «прикрыть венцом» – вопрос о том, что случилось до него, вообще старались не поднимать. На Вологодчине тесть невесты давал за беременной дочкой еще и корову к приданому – «для прокормления младенца» (Там же: Л. 13; РКЖБН 2007а: 479).

Напрасность позорящих наказаний точно сформулировал и информатор-костромич: «Хоть срами, хоть нет, а другую жену уж не дадут». Он заметил, что к рубежу XIX–XX веков, «если супруг не найдет в молодой жене того, что соответствовало его ожиданиям, то самое большее – будет ее поначалу тузить, а со временем дело обойдется» (РКЖБН 2004: 64, 214). Растущую допустимость добрачных отношений молодых в этой части России трудно не заметить. Если в начале XIX века родня позорила девушку словами о том, что та «замарала хвост» до свадьбы, то в конце на все укоры молодая, как сказывали, могла ответить: «Свой чемодан – кому хочу, тому и дам!», «Поспала – ничего не украла!», «От этого не полиняешь!», «Не позолота, не слиняешь – оттого, что похватали!» (РКЖБН 2005: 555–556).

В Ярославской губернии были записаны «отговорки» женихов, женившихся на нецеломудренных невестах, которые также свидетельствуют о том, что отношение к соблюдению правил переменилось: «У нее не лужа – достанется и мужу!», «Это добро не мыло – не смылится!» и др. Между тем раньше «старожилы говорили, что девушка, родившая ребенка, могла выйти замуж только за отца этого ребенка…» (РКЖБН 2006а: 218). Но все чаще после рождения внебрачного ребенка строгость отступала: девице прощали ее ошибку, человечность брала верх над моральным принципом. Мать или бабушка той, что согрешила, на любые нападки привычно ответствовали: «Чей бы бычок ни скакал, а телятко наше». Или: «Грех да беда, с кем не быва!», «Грех сладок, а человек падок!» Но в идеале, конечно, девушке нужно было постараться «устоять» до венца – об этом говорят и частные акты 1890-х годов (РКЖБН 2006а: 465; 2006б: 198; Бальжанова 2007: 69).

К рубежу веков народная традиция выработала ритуал снятия напрасного обвинения девушки в бесчестном поведении на деревенской сходке (если девушка оказывалась невиновной, участники сходки кланялись ей в ноги: «Прости нас ради бога, ты не виновата» [Даль б. г.: 99]), а также щадящие способы обнародования «почестности». Так, на Вологодчине в 1898 году во время свадьбы уже ограничивались вопросами и ответами в форме эвфемизмов: «Грязь ли топтал, лед ли ломал?», – на что жених почти всегда отвечал: «Лед ломал», «если не хотел делать огласки» (РКЖБН 2006б: 562). В верхнем Поволжье, на Дальнем Востоке и в Сибири вместо окровавленной рубашки просто выносили гостям бутыль или даже веник, обвязанные красной лентой, пирог с гроздью красных ягод, стлали под ноги красное полотенце (Аргудяева 1997; Зорин 2001). Если же обнаруживалось «нечестие», криков и шума не устраивали, но к бутылям привязывали черные ленточки, у дома вывешивали черные флаги (РКЖБН 2006б: 359).

* * *

В условиях войн и революций начала и особенно середины XX века отношение к позорящим девушку наказаниям за бесчестие как к обязательному акту возмездия стало размываться. При советской власти, однако же, тема «Стыд – та же смерть» оказалась неожиданно трансформированной в годы затруднения разводов и сталинской пронаталистской политики, направленной на «укрепление семьи» (Казьмина, Пушкарева 2004: 200). Это, несомненно, отдельная тема (Пушкарев, Пушкарева 2007: 199–227), но очевидно: устыдительные наказания в измененном виде появились в годы, когда частная жизнь индивидов все более переставала быть таковой, а именно – в годы, когда внерабочие отношения и частные интимные связи становились предметом «разборов» на комсомольских и партийных собраниях.

Даже в годы хрущевской оттепели установка на «традицию» гласного обсуждения семейных кризисов, связанных с адюльтером, обсуждения (и осуждения) их в рабочих и производственных коллективах, на партийных, профсоюзных собраниях сохранялась (Жидкова 2010). Коллективные решения «по справедливости» как раньше, так и в недавнее время комсомольских собраний часто превращались в самосуд. Дисциплинирующие своих членов сборища восходили, по мысли современных социопсихологов, к покаянным практикам восточного христианства (Хархордин 2002) и накладывались (добавим мы) на традиции русских сельских сходов в Южной России, выносивших вердикты о виновности девушек и мерах наказания. За неполный век такая социальная память изжиться запросто не могла (Блюм 2005: 128–129).

В мире российских юношей и девушек XXI века вопросы девичьей чести как категории корпоративной (девичьей) морали, судя по сообщениям, редко обсуждаются девочками (зато очень часто дискутируются – при всяком возвратном повороте, обращении к «традиционным ценностям» – всем обществом через СМИ). Это неудивительно: отношение к добрачному сексуальному опыту девушек сильно модернизировалось, однако наличие по крайней мере 11 % мужчин в числе опрошенных, которые бы хотели видеть свою невесту девственницей, и 56 % тех, кому это «безразлично», довольно разительно противостоит абсолютному большинству женщин (72 %), мечтающих о том, чтобы их сексуальный партнер, избранный в мужья, был бы не только не девственником, но именно опытным в интимных отношениях (Бутовская 2004: 319). Старые нормы о должном и разрешенном довлеют – при всем снижении значимости фактора девственности в условиях быстрого развития форм контрацепции и экономической независимости женщин. Тема неразрешительности «женской свободы» так или иначе присутствует в современных обсуждениях, в том числе и на страницах СМИ. Это ли не наследие многовековой традиции?

Литература

Аргудяева, Ю. В. 1997. Крестьянская семья у восточных славян на юге Дальнего Востока России (50-е гг. XIX в. – начало XX в.). М.: ИЭА РАН.

Бальжанова, Е. С. 2007. Мир женских грехов. Женщина в истории Урала и Сибири XVIII – начала XIX в.: сб. науч. ст. Екатеринбург: Банк культурной информации, с. 50–69.

Бернштам, Т. А. 1988. Молодежь в обрядовой жизни русской общины XIX – начала XX в. Половозрастной аспект традиционной культуры. Л.: Наука.

Блюм, А. 2005. Родиться, жить и умереть в СССР. М.: Новое изд-во.

Бутовская, М. Л. 2004. Язык тела. Природа и культура. М.: Научный мир.

Громыко, М. М. 1991. Мир русской деревни. М.: Молодая гвардия.

Даль, В. И.

[Б. г.] Пословицы и поговорки. URL: http://vidahl.agava.ru/zavet.htm; http://pribautka.ru/proverbdahl/175.html

1866. Толковый словарь живого великорусского языка. СПб.: Тип. Лазаревского института восточных языков.

Ефименко, П. С. 1869. Сборник народных юридических обычаев Архангельской губернии. Труды Архангельского губернского статистического комитета за 1867 и 1868 г. Вып. 3. Архангельск: Губернская типография.

Жидкова, Е. М. 2010. «Попросил прощения у жены и извинился перед коллективом». Социальная история: сб. М.: Алетейя, с. 347–375.

Журавченок, М. М. 1872. Наблюдения, сделанные в селе Оптове Черниговской губернии. Труды этнографическо-статистической экспедиции в Западно-Русский край, снаряженной Императорским РГО. Т. 6. Юго-Западный отдел. СПб.: Б. и., с. 410–472.

Заметка о грамотности и нравственности крестьян Лаишевского уезда. 1865. Казанские губернские ведомости 47: 10–11.

Зорин, Н. В. 2001. Русский свадебный ритуал. М.: Наука.

Кабакова, Г. И. 2001. Антропология женского тела в славянской традиции. М.: Ладомир.

Казьмина, О., Пушкарева, Н. 2004. Брак в России ХХ века: традиционные установки и инновационные эксперименты. Семейные узы: Модели для сборки. Кн. 1 / сост. С. А. Ушакин. М.: НЛО, с. 185–218.

Киркор, А. 1854. Этнографический взгляд на Виленскую губернию. Этнографический сборник. Вып. III. СПб.: Русское географическое общество, с. 278–372.

Кистяковский, А. Ф.

1872. Волостные суды, их история, настоящая их практика и настоящее их положение. Труды этнографическо-статистической экспедиции в Западно-Русский край, снаряженной Императорским РГО. Т. 6. Юго-Западный отдел. СПб.: Б. и., с. 3–28.

2004. К вопросу о цензуре нравов у народа. В: Пушкарева 2004. Кн. 2: 38–75.

Липинская, В. А., Сафьянова, А. В. 1978. Свадебные обряды русского населения Алтайского горного округа. Русский народный свадебный обряд. М.: Наука, с. 180–201.

Миненко, Н. А. 2007. Женщина-казачка в Урало-Сибирском социуме XVIII – начала XX в. Женщина в истории Урала и Сибири XVIII – начала XX в. Екатеринбург: Банк культурной информации, с. 120–129.

Никишенков, А. А. (отв. ред.) 2003. Крестьянское правосудие. Обычное право российского крестьянства в XIX – начале XX в. М.: Современные тетради.

Нос, С. Д. 2004. Покрытка. В: Пушкарева 2004. Кн. 2: 75–78.

Пушкарев, А., Пушкарева, Н. 2007. Ранняя советская идеология 1918–1928 годов и «половой вопрос». В: Ярская-Смирнова, Е., Романов, П. (ред.), Советская социальная политика 1920–1930-х годов: идеология и повседневность. М.: Вариант; ЦСПГИ, с. 199–227.

Пушкарева, Н. Л. 1997. Частная жизнь женщины в доиндустриальной России. X – начало XIX в. Невеста, жена, любовница. М.: Ладомир.

Пушкарева, Н. Л. (сост., отв. ред.) 2004. «А се грехи злые, смертные…» Русская семейная и сексуальная культура глазами историков, этнографов, литераторов, фольклористов, правоведов и богословов XIX – начала XX века: в 3 кн. Вып. 2. М.: Ладомир.

РКЖБН (Русские крестьяне. Жизнь. Быт. Нравы. Материалы «Этнографического бюро» князя В. Н. Тенишева)

2004. Т. 1. Костромская и Тверская губернии. СПб.: Деловая поли-графия.

2005. Т. 3. Калужская губ. СПб.: Деловая полиграфия.

2006а. Т. 2. Ярославская губ. Ч. 1. Пошехонский уезд. СПб.: Деловая полиграфия.

2006б. Т. 2. Ярославская губ. Ч. 2. Даниловский, Любимский, Борисоглебский уезды. СПб.: Деловая полиграфия.

2006в. Т. 4. Нижегородская губ. СПб.: Деловая полиграфия.

2007а. Т. 5. Вологодская губ. Ч. 1. СПб.: Деловая полиграфия.

2007б. Т. 5. Вологодская губ. Ч. 3. Никольский и Сольвычегодский уезды. СПб.: Деловая полиграфия.

2007в. Т. 5. Вологодская губ. Ч. 4. Тотемский уезд. СПб.: Деловая полиграфия.

Рыблова, М. А. 2007. Огонь, вода и сковорода: к вопросу о позорящих наказаниях по обычному праву у донских казаков. Дикаревские чтения-13. Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Северного Кавказа. Краснодар: Крайбибколлектор, с. 397–414.

Самосуд. 1875. Санкт-Петербургские ведомости 201: 3.

Селькова, М. Л. 1986. К изучению семейных юридических обычаев на территории Архангельской губернии XIX в. История и культура Архангельского Севера. Вологда: Волог. гос. пед. ин-т, с. 125–134.

Смирнов, А. Г.

1878. Обычаи и обряды русской народной свадьбы. В: Пушкарева 2004. Кн. 2.

2004. Очерки семейных отношений по обычному праву русского народа. В: Пушкарева 2004. Кн. 1: 356–558.

Снегирев, И. М. 1833. Русские в своих пословицах: Рассуждения и исследования об отечественных пословицах и поговорках: в 4 кн. Кн. III. М.: Б. и.

Соловьев (б/иниц.) 1878. Самосуды у крестьян Чистопольского уезда Казанской губернии. Записки Императорского Русского Географического общества. Т. VIII. Отд. III. СПб., с. 15–20.

Сухоруков, В. Д. 1824. Общежитие донских казаков в XVII и XVIII столетиях. Русская старина. Карманная книжка для любителей отечественного на 1825 год, изданная А. Корниловичем. СПб., с. 300–321.

Тенишев, В. В. 1907. Правосудие в русском крестьянском быту: Свод данных, добытых этнографическими материалами покойного князя В. Н. Тенишева. Брянск: Тип. А. С. Суворина.

Терещенко, А. В. 1848. Быт русского народа. Ч. II. Свадьбы. СПб.: Тип. Министерства внутренних дел.

ТЭСЭ (Труды этнографическо-статистической экспедиции в Западно-Русский край, снаряженной Императорским РГО). Т. 5. СПб.: Русское географическое общество, 1855.

Федянович, Т. П. 1997. Семейные обычаи и обряды финно-угорских народов Урало-Поволжья (кон. XIX в. – 1980-е гг.). М.: Наука.

Филиппов, М. А. 1859. Взгляд на русское судоустройство и судопроизводство. Современник 4. Отд. 1, с. 217–225.

Хархордин, О. 2002. Обличать и лицемерить: генеалогия российской личности. СПб.; М.: ЕУСПб; Летний сад.

Чижикова, Л. Н. 1978. Свадебные обряды русского населения Украины. В: Чистов, К. В., Бернштам, Т. А. (ред.), Русский народный свадебный обряд: Исследования и материалы. М.: Наука, с. 159–179.

Щепанская, Т. Б. 2001. Зоны насилия (по материалам русской сельской и современных субкультурных традиций). В: Бочаров, В. В., Тиш-ков, В. А. (отв. ред.), Антропология насилия. СПб.: Наука, с. 115–177.

Архивы:

РО РЭМ Рукописный отдел Российского этнографического музея.

Размещено в разделах

Нужна ли девственность в современном мире — Российская газета

Человек, обладающий чувством собственного достоинства, никогда не унизит другого.

«Здравствуйте, Мария! Меня зовут Рита, мне пятнадцать лет, я прочитала статью «Жестокий роман-2» («Российская газета — Неделя» N 137) и у меня вопрос: кому сегодня нужна девственность?

Русская Венера

Сейчас у нас дома живет моя двоюродная сестра, ей уже тридцать один год, но она не замужем и еще девушка. Хотя симпатичная, только полная. У Саши свои, некрашеные, медно-рыжие густые волосы: раньше она заплетала их в косу, но в прошлом году остригла; а еще у нее большие золотисто-карие, всегда немного влажные глаза, и белая-пребелая, как сметана, кожа.

Моя мама говорит, что таких, как Саша, еще поискать, просто сейчас пошла мода на «гладильные доски, которые влезут в джинсы и из них не вылезают». Конечно, тем кто эти джинсы шьет и продает, выгодно пропагандировать узкобедрых и худых девушек, потому что это приносит им большие деньги, но в таких фигурах, считает моя мама, нет ничего женственного. А вот наша Саша — настоящая красавица, как с картины художника Кустодиева. Правда-правда похожа, особенно если бы она не остригла волосы и не сделала мокрую химию. Картина «Русская Венера» называется, мы ее с мамой специально для Саши в Интернете нашли — в ту ночь, когда Саша плакала и повторяла, что теперь ей не хочется жить.

Когда Саша отучилась в институте, она вернулась к себе домой, но потом поняла, что там у нее никаких перспектив нет. Работа была хорошая, просто у них в райцентре ей в личной жизни ничего не светило: все нормальные парни — непьющие, негулящие, несидевшие, пока Саша училась, давно уже женились и детей завели. Вот Саша и приехала к нам, все-таки город-миллионник.

Знакомая моего папы устроила ее сначала в статистическое управление, а потом Сашу взяли в архив, где она быстро пошла на повышение. Но коллективы и там, и там женские, хотя в архив мужчины все-таки приходят. Да только краеведы, вроде бы и общительные, но все уже давно старые и женатые. А студенты из политеха, которые в прошлом году новые компьютеры устанавливали, те, наоборот, слишком молодые — у них другие интересы.

А недавно к ним в архив стал приходить один кандидат наук, историк — собирать материалы для диссертации, уже докторской. Он хоть и молодой, на два с половиной года моложе Саши, но предприимчивый, кроме диссера, как он сразу же доверился Саше, для москвичей родословные готовит. Красивый: глаза голубые, ресницы густые — на Брэда Питта похож, когда тот без бородки. И семья у него приличная — отец завкафедрой в пединституте, мама гинеколог.

С Сашей они сразу стали много общаться, но только по работе: Саша у нас сама никогда на мужчин вешаться не будет — слишком скромная. Хотя я считаю, что сейчас времена не те.

Вечер с боулингом

И вот помогала Саша своему кандидату, помогала, все тетки у них в архиве извелись уже: что да как, ну и наконец пригласил он Сашу в кафе с боулингом в субботу. Саша готовилась, туфли новые купила — лодочки, замшевые, под цвет костюму, сиреневому с тюльпанами из шифона. Моя мама ей серьги свои с изумрудами дала, духи Маженуар достала… А кончилось все кошмарно. Саша вбежала домой — хуже некуда: босая, туфли в руках, лицо от слез мокрое, тушь размазалась, сказать ничего не может, подбородок дрожит… Лодочки на пол швырнула, в комнату к себе юрк, дверью хлоп, и давай рыдать. Еле-еле мы ее с мамой уговорили нас впустить — и то при условии, что мой папа в гараж уйдет, и мы ему ничего не расскажем.

Оказывается, они в кафе с этим, как папа выразился, кандидатом в кастраты, только около часа просидели: он сначала Саше про свою диссертацию и заказы на родословные заливал, а потом без всяких там ухаживаний и особенных слов, прямо сказал, что у него свободная квартира на вечер: «Давай, покувыркаемся!» Саша-то считала, что она ему нравится, и все произойдет романтически, поэтому растерялась. Ответила, что она девушка и что без свадьбы ничего не будет.

Наверное, надо было как-то по-другому ему это сообщить или, может, похитрее все с самого начала устроить, потому что когда кандидат Сашины слова услышал, он страшно разозлился, обозвал Сашу шантажисткой, стал кричать, что такие дебилки и себе, и другим жизнь портят, и что девушка она до сих пор только потому, что никто не захотел с ней вожжаться…

А на следующий день, как ни в чем не бывало, пришел в архив и взял себе в консультанты другую хранительницу — тоже незамужнюю. Шушукался с ней, смеялся, ее колечки себе на руку примерял… А потом подошел к Саше и говорит: «Передумаешь, звони! Только торопись — долго ждать не буду!» Теперь наша Саша на работу, как на войну ходит: лишь бы продержаться и на глазах у всех не расплакаться».

Рита Т, 15 лет.

Комментарий

Здравствуйте, Рита. Рита, девственность — слишком важная тема, чтобы говорить о ней вскользь. Не случайно, девственности и красоте девства, а также целомудрию, благоуханию чистоты, непорочности сердца и нерастленности души лучшие умы человечества посвящали тома.

Поэтому о том, что происходит с девушкой или юношей, когда они переходят в новое качество, зачем нужна девственность и кому, отчего во все времена девству придавалось такое огромное значение, а также чем грозит нам то, что в современном мире потерю девственности сводят к изменениям чисто анатомического характера, незначительным и неважным, — обо всем этом мы поговорим в следующий раз. А сегодня уместнее вспомнить про другое.

Любовь не ищет своего

Отношения между мужчиной и женщиной — это часто битва полов: слишком уж агрессивная сила — пол человека, я об этом рассказывала в прошлых статьях. И победителем в этой битве, как ни странно, становится не тот, кто опытнее, хитрее, на чьей стороне красота или же деньги, власть, авторитет. Нет. Победителем становится тот, в ком сильнее стержень человеческой личности, называемый чувством собственного достоинства. Иначе говоря, это внутреннее ощущение того, что ты создан по образу и подобию Божьему, и никакой другой человек не смеет посягать на целостность этого образа.

Именно чувство собственного достоинства отличает настоящего мужчину от любого Брэда Питта местного разлива: человек, обладающий чувством собственного достоинства, никогда не унизит другого. Но не менее важно, Рита, иметь этот стержень и женщине.

На его прямую ось нанизываются такие необходимые для женщины качества, как ум, такт, тонкость и самообладание. Ведь именно ум и тонкость позволяют различить, какое именно чувство испытывает к тебе мужчина: любовь ли, более недолговечную влюбленность. Или же в нем горит желание, стремление овладеть и обладать, жажда покорить, утвердиться в глазах окружающих, ненасытный азарт охотника, а может, настойчивые ухаживания только прикрывают уязвленное самолюбие? Все эти чувства, Рита, кроме первого — любви, не стоят ровным счетом ничего. Потому что направлены на удовлетворение интересов того, кто их испытывает. И только любовь неэгоистична — она, по слову апостола Павла, «не ищет своего». Именно о таком умении различать движения человеческой души бессмертные ахматовские строчки:

Настоящую нежность

не спутаешь

Ни с чем, и она тиха.

Ты напрасно бережно кутаешь

Мне плечи и грудь в меха.

И напрасно слова покорные

Говоришь о первой любви.

Как я знаю эти упорные

Несытые взгляды твои!

Кстати, Рита, для того чтобы различать все эти нюансы, возникающие между мужчиной и женщиной, вовсе необязательно иметь длинный послужной список обольстительницы. Наоборот, только чистое, знающее, что такое стыдливость, сердце способно уловить разницу между тем, как смотрит мужчина, который любит, и тот, для кого ты лишь объект вожделения.

К чему нам быть на ты?

А еще для девушки очень важно иметь тонкость и такт, позволяющие оградить себя от чужого желания. Легче всего это сделать, если умеешь устанавливать дистанцию. Именно об этом потрясающе точно в стихотворении Булата Окуджавы.

К чему нам быть на ты, к чему —

Мы искушаем расстоянье.

Милее сердцу и уму

Старинное: вы пан, я пани…

Какими прежде были мы!

Приятно, что ни говорите,

Услышать из вечерней тьмы:

«Пожалуйста, не уходите!»

Я муки адские терплю,

А нужно, в сущности, немного —

Вдруг прошептать: » Я вас люблю,

Мой друг, без вас мне одиноко.

Зачем мы перешли на ты…

За это нам и перепало.

На грош любви и простоты, —

А что-то главное пропало…

Любовь, Рита, такую дистанцию непременно преодолеет, а вот хамство будет остановлено еще на дальних подступах.

А еще важно не зависеть от чужого досужего мнения, толкающего в объятья первого встречного, — лишь бы не подумали, что никому не нужна. И строгое умение обуздывать в себе душное женское томление — не столько по мужчине, сколько по любви, семье, детям… Но, Рита, любовь — этот дар Божий людям, стоит того, чтобы всему этому научиться.

Уважаемые читатели!

Мы ждем ваших откликов на публикации Марии Городовой.

Адрес: ул. Правды, д. 24, Москва, 125993,

Редакция «Российской газеты».

Адрес электронной почты Марии Городовой:

[email protected] 

Невинность девочек и украденное будущее: культурная практика сексуальной чистки в Малави

https://doi.org/10.1016/j.childyouth.2018.06.011 Получить права и контент

Основные моменты

Сексуальные чистки влияют на пол справедливость, права детей и достижение ЦУР.

Связь между культурой и правами человека сложна.

На нарушения прав детей влияют социальные нормы и социально-экономические и политические реалии.

Реферат

Насилие и жестокое обращение с детьми во всем мире становятся все более серьезной проблемой. Традиционная практика, когда пожилые мужчины занимаются сексом с молодыми девушками, как это практикуется в сельских и изолированных районах Малави, является нарушением прав человека и влияет на достижение целей в области устойчивого развития. Практика «сексуального очищения» считается обрядом посвящения и выполняется оплачиваемым секс-работником, которого называют «гиеной». Представить реальную статистику сложно, поскольку ритуал иногда проводится втайне.Однако несомненно то, что права девочек, которые имеют основополагающее значение для их роста и развития, нарушаются. Этот документ направлен на изучение этой вредной культурной практики и предоставление рекомендаций по вмешательствам на основе культурных особенностей.

Результаты обзора литературы показывают, что дети, проходящие этот ритуал сексуального очищения, принадлежат к и без того уязвимой малавийской популяции «сельских девочек», нуждающейся в заботе и защите, поскольку ритуал fisi является оскорбительным по своей природе и имеет неблагоприятные последствия.В заключение отметим, что правительства и защитники детей, работающие в отдаленных районах Малави, сталкиваются с проблемами, вызванными бедностью и культурой (-ами), что впоследствии препятствует реализации прав детей. Кроме того, необходимы обновленные прогрессивные практические подходы для тщательного изучения наилучших практических путей решения сложных моральных и культурных проблем защиты детей.

Ключевые слова

Культурная практика

Сексуальная чистка

Девочки

Социальная работа

Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

Полный текст

© 2018 Elsevier Ltd.Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирование статей

Почему парням нравится невиновность? (11 возможных причин)

Вы замечали, что дорогие мужчины предпочитают невинных женщин «плохим девчонкам»?

Вам интересно, почему это так?

Хотите узнать больше о том, как выглядеть невинным любовником?

Если да, то это руководство окажется для вас очень полезным.

Это правда, что невинность — это качество, которое уважаемые мужчины ищут в спутнице жизни.Ниже вы найдете 11 причин, почему это так.

Если вы обычно не понимаете, как привлечь в свою жизнь великих людей, позвольте мне порекомендовать это руководство по мужскому «Инстинкту героя».

Это объясняет, как я обнаружил, как взаимодействовать с малоизвестной частью мужского мозга, которая наиболее тесно связана с желанием женщины. Из этой истории вы узнаете глубокую научную правду о том, что привлекает мужчин в женщинах.

В этой статье мы сосредоточимся исключительно на невиновности и почему это привлекательная черта.

Итак, приступим.

11 правдоподобных причин, по которым парням нравятся невинные девушки

1. Мужчины считают невинных женщин верными

Невинность подразумевает множество вещей, в том числе верность. Идея невиновности означает, что вы не циничны, а вы — надежных и человек. Парни, которые видят в невинных женщинах настоящих преданных искателей, это одно из качеств, которые они ищут в любом, кого они выбирают для свидания. Как только они найдут это в вас, неважно, невиновны ли вы по своему характеру или по сексуальности.

Невинность — это , освежающий для большинства мужчин, и они считают это добавлением к вашей полезной ценности, а не единственной вещью, которую вы приносите на стол. Таким образом, если вы верная невинная женщина, вы — отличный улов для подходящего мужчины.

2. Ребята думают, что невиновность равна честности

Как и верность, честность — еще одна черта невинности, которой должна обладать любая по-настоящему невинная девушка. Невинная женщина не имеет лукавства и манипуляций; это большое дело для любого парня, ищущего серьезных отношений.Если ваша невинность приходит с честностью, хорошие люди будут собираться вокруг вас.

Даже плохим парням нужна хорошая девушка, которая говорит правду или высказывает свое мнение, независимо от возможных последствий. Пока вы им не лжете, дикие парни любят невинных женщин. Однако выглядеть невиновным недостаточно, мужчинам нравится невинность, имеющая соответствующий характер.

3. Грубые парни хотят девушку с добротой

Чаще всего собственнические парни с острыми углами одержимы контролем.Итак, им нужна добрая девушка, которую они могут подчинить своей воле, особенно в постели. Когда большинство диких или крутых мужчин попадаются на глаза застенчивости невинной женщины, они делают это из-за света, который они ощущают в ней; вид света, противоположный их темной стороне.

Однако помимо секса и желания контролировать, грубые парни желают доброты больше всего на свете. Поэтому они склонны тяготеть к освежающей доброте невинной девушки. Таким образом, если доброта дается вам легко и вы обладаете такой невинностью, которая нужна грубым парням, они будут искать вас.

4. Парни видят в невинности сладость

Невинная девушка — милый человек; если вы не милы в поведении или характере, вы не можете утверждать, что вы полностью невиновны. Когда вы складываете воедино все, что делает женщину невинной, сладкое обычно является общим прилагательным, которое лучше всего подходит для нее.

В то время как некоторые мужчины встречаются с невинными женщинами из-за острых ощущений, связанных с вызовом и погоней, некоторые мужчины действительно хотят встречаться с вами из-за того, какой вы милый человек.В следующий раз, когда вы сомневаетесь в том, какая у вас отличная добыча, подумайте о том, какая у вас восхитительная сладость и как вы заставляете свет сиять в глазах парня, пытающегося ухаживать за вами.

5. Невинные девушки легко прощают

Опять же, невиновность не в одном; разные характеристики составляют человека, в том числе невиновного. Если вы добры, честны и милы, вы, скорее всего, тоже прощаете. Мужчин привлекает черта прощения, потому что они знают, что некоторые женщины могут хранить обиды, как если бы они были акциями, которые принесут им проценты в будущем.

Таким образом, когда они находят девушку, которая может легко простить или не заметить их ошибки, они ухватываются за шанс сделать ее своей женщиной. Однако ею легко манипулировать как прощающей женщиной. Итак, ваш долг — защитить себя от злоупотребления.

6. Парням нужна поддерживающая девушка

Мужчины, которые стремятся к приверженности, предпочтут женщину, которая поддерживает их амбиции и понимает их недостатки, чем ставить палатку с эгоистичной женщиной, которая озабочена только тем, как хорошо выглядеть.

Поддерживающий партнер не мелкий. Поддерживающая женщина обладает глубиной и готова пойти на уступки своему мужчине. Невинная девушка — это , открытая , и она не критикует, когда ей следует подбадривать. Она всегда за то, чтобы сказать правду так, как ей кажется, но также из любви.

Некоторые мужчины не могут справиться с тем, насколько хороша женщина, которая их поддерживает, поэтому они обычно портят отношения. Это нормально. Просто оставайся верным себе, и правильный мужчина тебя оценит.

7. Невинные женщины — хорошие слушатели

В мире, где большой процент женщин болтают и сплетницы, предпочитают говорить, а не слушать, невинные девушки — настоящая находка, потому что мужчины тоже любят, когда их слышат.

Если ты хороший слушатель, мужчина будет дорожить тобой. Даже если вы не собираетесь встречаться или заниматься с ним сексом, мужчина, который познакомился с вашим умением слушать, захочет остаться хорошими друзьями. Это потому, что он знает, что такие девушки, как ваша, встречаются редко.

8. Мотивирует невинная женщина

Как невинная девушка, вы хотите лучшего для всех, даже для людей, которые плохо относятся к вам, и поскольку вы склонны видеть во всем хорошее, вас трудно обидеть. Таким образом, вы будете мотивировать своего мужчину через худшие сценарии и подбадривать его, даже если он этого не заслуживает.

Мужчины иногда хотят, чтобы их рожали, и им нужна особенная женщина, которая сможет держать их за руки в те дни, когда они не могут быть сильными. Поэтому они будут стремиться заполучить и удержать девушку, которая их мотивирует.

9. Мужчины любят забавных невинных женщин

Сказал ли вы когда-нибудь мужчина, что вы смешны, даже если вы не шутите намеренно? Находят ли мужчины юмор в том, что вы говорите невинно? Вы обязательно привлечете к себе мужчин, если у вас будет невинный юмор, который вы проявляете от природы.

Мужчины не только находят забавных и невинных женщин привлекательными, но и доставляют им огромное удовольствие находиться в вашем присутствии. Таким образом, если вам интересно, почему этот мужчина не может оставаться в стороне от вас, ваш причудливый юмор может быть магнитом, привлекающим его к вам.

10. Сексуальная невинность — это возбуждает мужчин

Сочетание невинности и сексуальности — непреодолимая приманка почти для каждого парня. Когда девушка красива, но, кажется, не осознает этого факта, она, как правило, очень привлекает парня. Сексуальная уверенность — это прекрасно, но мужчин также тянет к девушкам, которые не слишком осведомлены о своей сексуальности.

Многие мужчины делают миссией своей жизни сексуальный контроль и развращение таких девушек в хорошем смысле. Если вы обладаете сексуальной привлекательностью, но не афишируете ее, вы будете привлекать мужчин толпами.

11. Невинные женщины подобны единорогам

Если сложить вместе все атрибуты невинной женщины, она иногда кажется слишком хорошей, чтобы быть правдой. Таким образом, когда мужчины видят девушку, источающую невинность и эти потрясающие характеристики, они могут сначала усомниться в том, насколько она настоящая.

Когда они в конце концов осознают, что вы на самом деле, они держатся крепче, если вы не растворяетесь в воздухе их воображения.

Часто задаваемые вопросы

Почему парней привлекает невинность?

Большинство мужчин больше всего привлекает невинность, потому что она противоположна тому, кем они являются или какими качествами они обладают.Они находят невинных девушек глотком свежего воздуха от чрезмерно самоуверенных женщин, которых они видят каждый день.

Что значит невиновность для парня?

Невинность для парня может означать сексуальную чистоту и «Я стану первым мужчиной, который переспит с ней». Невинность также может означать: «Она чистая душа, которая хочет для меня самого лучшего, не причинит мне вреда намеренно, и я люблю что о ней ».

Какие черты характера мужчины находят наиболее привлекательными?

Мужчины любят девушку, которая может слушать, что они говорят, и понимать их потребности.Они также любят женщин, которые честно делятся своими мыслями, не заставляя их угадывать, о чем они думают.

Называют невиновным комплиментом?

Если говорящий не означает, что вы наивны, то, когда вас называют невиновным, может быть комплиментом, означающим: «Вы честны и не имеете скрытых мотивов». Однако, если человек говорит, что вы наивны, он имеет в виду: «Вы не ведете своих действий и пострадаете или нанесете какой-то ущерб своей наивностью».

Какие девушки больше всего нравятся парням?

Большинство мужчин просто хотят девушку, которая поймет, чего они хотят от отношений, и не заставит их нервничать из-за девичьей драмы.Иногда мужчины предпочитают девушку, которая их слушает, той, у которой больше всего сексуального опыта. Пока у них был покой и счастье, они оставались верными своей девушке.

В заключение

Идея невиновности относительна; невинные девушки не обязательно все время стесняются или неуверенны, но они — все, что упоминается в этом посте. Поэтому вам не нужно задумываться, почему и как парень захочет встречаться с удивительной вами.

Надеюсь, этот пост вам немного помог.Если да, оставьте комментарий ниже и используйте кнопку «Поделиться».

Эпоха невинности — Атлантика

Когда я училась на бакалавриате, в начале 1980-х, я провела семестр первого года обучения в женском общежитии. Это было чище, тише и в целом приятнее, чем в общежитиях для студентов, которые я всегда любил. В вестибюле, по бокам от широкой парадной двери, находились гостиная и застекленный кабинет с неработающим коммутатором. Гостиная была заполнена кованой мебелью и столами со стеклянными столешницами и называлась «крыльцо».Оба эти объекта, крыльцо и коммутатор, были пережитками тех дней, когда в университете соблюдались париетальные нормы, правила, по которым общежитие колледжа следило за приходом и уходом своих студентов. При старой системе был комендантский час и еженощный учет людей, и молодые люди не могли бродить по зданию; о них объявлял оператор коммутатора, и их можно было развлекать только в определенных местах — например, на крыльце или в спальне (в установленные часы) с широко открытой дверью.

Теменные кости по большей части пошли по пути факультетского чая жены. Предназначенные для регулирования сексуальной жизни студентов, они принадлежат к тому времени, когда колледжи поддерживали родительские отношения со своими учениками: следили за их здоровьем, устанавливали время отхода ко сну и следили за тем, чтобы их увлечения не контролировали их поведение. Стриктуры накладывались не только на женщин; К 1770 году в Гарварде были учреждены париетальные учреждения, после того, как студент, отличавшийся чрезмерными амбициями и обильными карманными деньгами своего вида, развлекал не одну, а двух проституток в своей комнате в общежитии.Но студентки колледжа почувствовали на себе их удар: париетальные помещения в женских общежитиях, как правило, были более строгими, и им требовалось гораздо больше усилий, чтобы свергнуть их, потому что применительно к женщинам у них была другая цель. Не допускать шлюх к общежитиям Гарварда было связано с честью Гарварда, но сохранение Бетти Коуд девственницей имело отношение к чести Бетти Коуд.

В некоторой степени историю высшего образования американских женщин можно проследить через постепенную эрозию теменных костей.По мере того, как все больше и больше молодых девушек начинали покидать свои семьи не для брака, а для получения высшего образования, а затем постепенно получали свободу кампуса, что-то важное начало меняться. Характер образования, которое женщины получали в колледже — от того, что они изучали в классе до достоинств и талантов, которые они должны были развивать за пределами лекционного зала, — эволюционировал прямо пропорционально их личной и сексуальной свободе. Быть свободным спать, где ты выберешь и с кем выберешь, — значит иметь право задирать нос на «женском курсе» и вместо этого следовать «классической» учебной программе.

См. Также:

Интервью: «Girls Gone Studious»
Линн Перил рассказывает об эволюции опыта девочек в колледже и о своей новой книге College Girls: Bluestockings, Sex Kittens, and Co-Eds, Then and Now .

Воспоминания: «Девушки из колледжа»
В статьях с 1890-х по 1960-е годы исследуются академические, социальные и сексуальные дебаты, окружавшие женщин в колледже.

Все эти разработки внесены в бесценную новую книгу Линн Перил « College Girls ».Это не достижение анализа; почти каждое из ее откровений направлено на поддержку утверждения о том, что колледжи налагают больше ограничений на женщин, чем на мужчин. (Или: «Раскрась меня насмешками», как она выразилась в какой-то момент.) Но этой книге можно многое простить, потому что в ней Риск собрал пещеру сокровищ Аладдина. Она читала и подробно цитирует богатый и разнообразный массив источников: справочники и ежегодники для студентов, популярные романы и руководства за последние два столетия.Она составила список повседневных привычек этих женщин — от того, что они ели, до того, что они носили, до предметов, которые они изучали, — которые очаруют любого, кто интересуется историей частной жизни.

Что касается того, что они ели — очевидно, почти все, что не было прибито. Нельзя читать эту книгу и продолжать верить, что «расстройство пищевого поведения», которым страдает так много студенток, возникло недавно. Сегодня это может быть отмечено мрачно перенесенными кампаниями голода или булимией, но в прошлые десятилетия это было странное веселье: праздничное общественное переедание.Полуночные ужины или «намазки», которые когда-то были главным удовольствием в жизни девушек из колледжа, проводились вокруг жаровни — к 1890-м годам она была популярным подарком для студенток колледжа, — в которой хозяйка готовила раритеты, омлеты и т. Д. и (самый популярный из всех) кастрюля за кастрюлей фаджа. К началу 20 века группы женщин-едоков обычно давали себе прозвища: Stuffers, Nine Nimble Nibblers, Grid L. Kakes. В то время как студенты колледжа в тот же период налаживали дружеские отношения с помощью тростника, дедовщины в братстве и других актов ритуального насилия, девушки ели — и ели — свой путь к общине и привязанности.

Еще девушки, как правило, влюблялись друг в друга по уши. В ежегоднике Барнарда 1907 года отмечалось, что влюбленность была «эпидемией, свойственной студенткам колледжа», отмеченной «комком в горле, чувством жара в лице и неспособностью говорить». В то время как романтическая дружба между женщинами была общепринятым аспектом жизни в 19 веке, отчет Перила о природе этих отношений открывает глаза. Книга советов 1898 года под названием Что молодая женщина должна знать описывает раздражающее поведение девушек, которые навязывают миру свой пыл:

Они ходят, обняв друг друга, они лежат друг на друге и сидят, сложив руки. руки по часам.Они ласкают и целуются, пока смотрящих не начинает тошнить.

В 1928 году одна одурманенная «крушитель» из техасского колледжа формализовала свои чувства в ежегоднике: «Соседка по комнате, дорогая, как я тебя люблю».

Склонность этих увлечений к фактическому лесбиянству пугала и вызывала отвращение у родителей (а также у администраторов колледжей, которые когда-либо следили за «преувеличенными спортивными наклонностями» или «чрезмерной шумностью») даже больше, чем коитус, и могли сыграть небольшую роль в постепенном движении к совместному обучению, феномену, который резко усилился в 1920-х годах, когда количество американских студентов резко увеличилось.После того, как совместное обучение стало нормой, цель обучения женщины в колледже сместилась с подготовки к тому, чтобы стать женой, к ловле настоящего мужа, что, в свою очередь, привело к появлению тысяч выпускных балов, официальных выпускных вечеров и предложений по окончанию обучения, которые дали студентам репутацию (часто хорошо -заслуженно) быть менее интеллектуально серьезным, чем студенты колледжа.

Во всех этих проявлениях поведения — утешении пищей, изливании любви на тех, кто был готов ее получить, сновидениях о мужьях и домашнем хозяйстве — я нахожу резкое свидетельство одного факта из жизни этих девочек настолько очевидным, что это их редко рассматривают вообще: все они были внезапно изгнаны из своих домов.Девочки относятся к дому иначе, чем мальчики: они более сентиментальны по отношению к нему, а также более критично относятся к его недостаткам, и они более глубоко привязаны к его распорядкам и ритмам. Даже те девушки, для которых прощание — это больше бегство, чем печаль, вступают в период глубокого самоанализа — и часто меланхолии, — когда они покидают дом, в котором они выросли.

Самая захватывающая часть книги Рерил — это краткий, яркий и привлекательный портрет, который она представляет, будучи студенткой Висконсинского университета 25 лет назад.Она приехала с короткой стрижкой, с чемоданом, полным панк-одежды, заказанной по почте из Нью-Йорка, и в образе «крутой цыпочки». Я подозревал, что она романтизирует свое прошлое, но потом она показывает нам свое удостоверение первокурсника, и она действительно испугалась. Однако внутри она была такой же робкой, как любая 18-летняя девушка, которую вырвали из дома и поселили в кампусе огромного университета. Слишком стесняясь, чтобы поднять руку в классе или даже заказать пиццу по телефону, она была так потрясена мальчиком, который флиртовал с ней в первый день французского II, что она сразу бросила урок.«В глубине души, — пишет она — сама фраза — своего рода лингвистический свитер Fair Isle, — я знала, что еще не готова к колледжу». Она провела свои четыре года, ее меланхолия превратилась в депрессию, и, несмотря на всю ее браваду — и короткую забавную беседу с феминистской теорией — она ​​попала в величайшую из всех женских специальностей: историю искусства.

Peril точно сообщает, что большая часть исторической тревоги по поводу отправки девочек в колледж была связана с вопросом о сексе. В 19 веке многие считали, что слишком много образования может лишить девушку «женских добродетелей» и направить ее на путь к старости.Совместное обучение было проблематичным по двум направлениям: не только девушке грозила опасность потерять девственность; она также была способна полюбить не того парня, возможно, даже вернуться домой помолвленной с кем-то, кого ее семья никогда не встречала. В настоящее время, когда угроза девственности женщины становится все более многочисленной, а помолвка рассматривается большинством однокурсников как причудливая договоренность, рассчитанная на далекое будущее, беспокойство родителей только умножается.

Доказательство того, что сексуальная жизнь студенток колледжа остается объектом интенсивного культурного увлечения, можно найти в такой книге, как « Unhooked » Лауры Сешнс Степп (рассмотрено в «От корки до корки» в прошлом месяце), которая документирует полуанонимную «привязанность» вверх », что сейчас является нормой.Степп намеревался изучить это явление непредвзято, «в надежде понять, а не намереваясь осудить». Но вскоре журналистская объективность сменилась тревогой и даже ужасом. Она нашла девушек, которые были «истощены физически, эмоционально и духовно» практикой. Поведение девочек совершенно современно, но его характеристика взрослыми — и конкретные способы, которыми сексуальность может истощить женщину — можно было бы взять из трактата XIX века. Возложив вину за эти события на три силы («этика расширения прав и возможностей женщин; ожидания родителей в отношении академических и профессиональных достижений; и нежелание властей в университетском городке вмешиваться в социальную жизнь студентов»), Степп занимает мягкую середину почва, на которой, к несчастью, оказываются многие прогрессивные женщины: да, да, да, женской свободе и расширению прав и возможностей, но Иисус Христос, почему эти девушки делают минет парням, которых они почти не знают?

Она берет себя в руки достаточно долго, чтобы закончить книгу письмом «Дорогие дочери».Это своего рода лекция о том, что «секс — это прекрасно, когда это между двумя любящими людьми», с начала 1970-х годов заставляет молодых девушек хотеть выпрыгнуть из ближайшего окна из-за полного смущения. (Моя лекция прибыла, написанная почерком моей матери по методу Палмера, на мою прикроватную тумбочку в середине 12-го класса, и степень, в которой она меня унизила — моя мать была медсестрой и умела рисовать довольно точные медицинские иллюстрации, — невозможно переоценить. )

Я уверена, что лекции мамы о том, как заниматься супер-классным сексом, не всегда остаются без внимания.Но голос мамы становится далеким шепотом, когда молодая женщина поступает в колледж, где ее больше не будут рассматривать как заботливую девочку, нуждающуюся в защите и установлении ограничений. Невозможно представить себе нерелигиозные колледжи, вовлеченные в процесс принятия сексуальных решений, который касается Степпа, потому что сегодня к студенту следует относиться как к полностью независимому взрослому, как показывает даже беглый взгляд на материалы для приема в большинство школ. (Я бы никогда не пошла в колледж, который следит за моими режимами сна; как и большинство моих друзей в женском общежитии, я часто ночевал в квартире парня.Очевидно, почти все девушки, которых описывает Степп в своей книге, были хорошими девочками, воспитанными хорошими родителями в хороших кварталах. Но столь же очевидно, что они изменились в некоторых уродливых отношениях, когда остались одни. Учитывая укоренившуюся культуру, сильное давление со стороны сверстников и соответствующее желание приспособиться, которые всегда были отличительными чертами студенческой жизни, а также то, как молодые женщины сегодня определяются как одновременно независимые и пригодные для эксплуатации, горькая пилюля для многих родителей, отправляющих своих дочерей в университет. колледжа заключается в том, что нет никакого способа защитить их от того, с чем они столкнутся, когда их высадят в общежитии для первокурсников.

Как темнокожим девушкам не предоставляется презумпция невиновности

Растущее количество свидетельств показывает, что американские системы образования и уголовного правосудия применяют более жесткие и частые меры наказания к чернокожей молодежи по сравнению с их не-чернокожими сверстниками. Но в то время как большая часть этого исследования была сосредоточена на чернокожих мальчиках, новое исследование Джорджтаунского юридического центра по вопросам бедности и неравенства обратило особое внимание на то, как общество воспринимает чернокожих девочек.

Исследователи частично основывались на отчете 2014 года, который пришел к выводу, что чернокожие мальчики ошибочно считаются старше своего фактического возраста и с большей вероятностью будут считаться виновными, когда их подозревают в преступлении.Джорджтаунское исследование стремилось определить, есть ли аналогичный эффект для чернокожих девочек — считают ли их взрослые менее невинными и менее детскими, чем белые девочки того же возраста. Результаты были ошеломляющими: исследователи не только сообщают, что «темнокожие девушки с большей вероятностью будут считаться ведущими и кажущимися старше своего заявленного возраста», они также обнаруживают, что эта динамика характерна для девочек в возрасте 5 лет.

В исследовании приняли участие 325 взрослых людей разного расового, этнического и образовательного происхождения из разных регионов страны.(Большинство из них были белыми и женщинами.) Исследователи спросили некоторых участников об их восприятии чернокожих девушек, а некоторых — о белых девушках того же возраста. Вопросы включали: «Сколько нужно утешить черным [или белым] женщинам?» и «Насколько черные [или белые] женщины кажутся старше своего возраста?»

Авторы описывают закономерность в своих выводах: «Во всех возрастных группах участники рассматривали чернокожих девочек в совокупности как более взрослых, чем белых», — говорится в исследовании. «Ответы показали, в частности, что участники считали чернокожих девочек менее нуждающимися в защите и заботе, чем белые девочки, и что темнокожие девочки считались более осведомленными о взрослых темах и более осведомленными о сексе, чем их белые сверстницы.

Когда ее спросили, что ее больше всего удивило в результатах, Джамилия Блейк, доцент Техасского университета A&M и одна из авторов отчета, ответила: «Возраст, в котором мы начинаем видеть это, был очень шокирующим. Тот факт, что вы думаете, что пятилетний ребенок более осведомлен о сексе, меня удивляет ».

Исследователи предполагают, что существует связь между лишением невиновности чернокожих девочек и более жестоким обращением с ними со стороны должностных лиц государственных школ и правоохранительных органов.Согласно исследованию, по сравнению с белыми девушками, черные девушки в два раза чаще подвергаются дисциплинарным взысканиям за мелкие нарушения, такие как нарушение дресс-кода или бездельничанье, в два с половиной раза чаще подвергаются наказанию за неповиновение и в три раза с большей вероятностью будет цитироваться как подрывное.

Хотя эти статистические данные были получены путем опроса только одной школы в Кентукки, авторы говорят, что они намекают на более широкую тенденцию, когда темнокожие девочки подвергаются более жестокому обращению, чем их сверстники: «Проще говоря, если власти в государственных системах считают черных девочек менее невиновными. , менее нуждающиеся в защите и в целом более похожие на взрослых, вполне вероятно, что они также будут рассматривать чернокожих девочек как более виновных в своих действиях и на этой основе наказывать их более сурово, несмотря на их детский статус.

«Фальсификация способствует ложному повествованию о том, что проступки чернокожей молодежи являются преднамеренными и злонамеренными».

Склонность несправедливо осуждать поведение чернокожих девочек имеет далеко идущие последствия — она ​​не только влияет на их повседневную жизнь на индивидуальном уровне, но также влияет на то, как черные девочки как группа воспринимаются во взрослой жизни. Эти девочки, кажется, связаны с разрушительными стереотипами, которые приписываются именно темнокожим женщинам, например, они громкие, вызывающие и чрезмерно сексуализированные.

Несколько недавних инцидентов подчеркивают серьезные последствия субъективного определения того, что значит быть невинным и послушным ребенком. В 2013 году 16-летняя девушка из Флориды была арестована и исключена из школы после того, как ее научный эксперимент произвел небольшой взрыв. В 2015 году 15-летняя девочка была сбита с ног полицейским из МакКинни, штат Техас, который прижал ее к себе под колени. Позже в том же году офицер школьной полиции схватил 16-летнюю девушку за шею и перебросил ее через класс в Южной Каролине.А в мае два 15-летних близнеца в Бостоне столкнулись с лишением свободы и отстранением от занятий, поскольку администрация сказала, что их заплетенные прически нарушают школьный дресс-код. Эти анекдоты предполагают, что восприятие властями чернокожих девочек может напрямую влиять на то, вступают ли они в контакт с системой ювенальной юстиции, где как группа они с большей вероятностью будут направлены и задержаны.

В прошлом году в интервью журналу The Atlantic Моник В. Моррис, автор книги Pushout: Криминализация чернокожих девочек в школах и консультант Джорджтаунского исследования, сказала, что у людей есть «скрытые расовые и гендерные предубеждения» когда дело касается черной женственности.Она описала, как эти предубеждения влияют на восприятие чернокожих девушек и женщин:

Слишком часто, когда люди читают эту статистику, они спрашивают: «Что эти девушки делали?» зачастую дело не в том, что они сделали, а в культуре дисциплины и наказания, которая не оставляет места для ошибок, когда человек черный и женщина.

Темнокожие девушки описывают, что их навешивали на ярлык и отстраняли за то, что они «нарушали порядок» или «вызывали», если они задают вопросы или иным образом участвуют в действиях, которые взрослые считают оскорблением их власти.По всей стране мы видим, как черных девочек надевают наручники за истерики в классах детского сада, выгоняют из класса за то, что они задают вопросы, отправляют домой из школы за то, что они приехали в шортах в жаркий день. … Мы также видим, что чернокожих девочек криминализируют — арестовывают на территории кампуса или передают в правоохранительные органы — вместо того, чтобы привлекать детей и подростков, ошибки которых можно было бы исправить с помощью некарательных, восстановительных подходов.

И Моррис, и авторы исследования отмечают, что наследие Соединенных Штатов в виде расовой дискриминации — той, которая дегуманизирует и сексуализирует молодых цветных девочек — влияет на то, как детское поведение чернокожей молодежи интерпретируется.«Фальсификация способствует ложному повествованию о том, что проступки чернокожей молодежи являются преднамеренными и злонамеренными, а не результатом незрелого принятия решений — ключевой характеристики детства», — пишут авторы. Хотя такие выводы могут показаться не особенно свежими с учетом этой истории, полезность исследования заключается в том, что оно явно сосредоточено на допущении о невиновности как неотъемлемой части детства. Белые дети получают лучшую образовательную, правовую и социальную защиту именно из-за этого феномена, в то время как черным детям не так охотно разрешается пропускать любые неблагоразумные поступки в молодости.

В честь невиновности чернокожих девочек

Робин сидел в первом ряду моего класса английского в девятом классе, разгадывая головоломку в форме пирамиды типа Рубика. Приближались финалы, и целью обучения класса была скучная «Подготовка к финалу», но я все же чувствовал, как нарастает гнев. Как она посмела! Разве она не знала, что это будет оценено?

Я знал, какие вопросы ей зададут: вы выполнили задание? Вы проверили свои ответы? Что еще тебе следует изучать?

Я сделал шаг к ней, но остановился.

Честно говоря, в моем классе изобилие головоломок Рубика. У меня они есть, потому что головоломка — это не что иное, как вопрос (Как мне …?), Состоящий из тысячи других вопросов (Что это должно быть …? Что произойдет, если я …?). Перспектива быть неспособной отвечать на вопросы из-за того, что покажется незнанием, пугает многих до такой степени, что они никогда не пробуют. Независимо от предмета, противостояние этому страху подвергнуться сомнению является жизненно важным испытанием для учащегося.

Карие глаза Робин смотрели пристально, ее брови нахмурились, когда цветные треугольники щелкнули пальцами, на губах появилась мягкая улыбка.Мне пришло в голову, что она была на невинной работе, типе работы Черным девушкам отказывают во многих академических пространствах.

Согласно недавнему отчету « Прерванное девичество: стирание детства черных девочек» , черные девушки считаются менее невинными, чем белые. Участники исследования, задокументированные в отчете — взрослые разного расового и этнического происхождения и разных уровней образования со всех концов США — считали, что чернокожие девочки, начиная с 5 лет, старше, нуждаются в меньшей поддержке, знают больше о взрослых темах, нуждаются в меньшей защите и в большей сексуальной осведомленности, чем белые девушки.

Одним из следствий этого является то, что темнокожих девочек наказывают вдвое больше, чем белых. Другая причина заключается в том, что темнокожие девочки с меньшей вероятностью будут получать ответы на свои вопросы в академических кругах, а класс, не признающий невиновность ребенка, не может по-настоящему понять его вопросы. Вопросы чернокожей девушки скорее будут рассматриваться как средство восстания, чем для расследования.

Создавая пространство для радости открытий

В начале года я прошу студентов написать рекомендательное письмо.Робин сказала, что ее цель — «стремиться к величию», но она плохо справляется с разочарованием. Это было правдой. Она часто закатывала глаза, когда я давал домашнее задание. Если я не помог ей сначала, когда она подняла руку, она вздохнула, как толстокожий. Она почти никогда не пропускала задания, но все это было транзакционным, не столько академическим исследованием, сколько оплатой телефонного счета.

Робин была одной из моих самых трудолюбивых учениц, но, не имея места для невинности и вопросов, она изо всех сил пыталась увидеть радость открытия как возможность в школе.По моему опыту, Робин типичен для многих темнокожих студенток.

Хотя она сказала, что любит писать, Робин призналась, что никогда не получала пятерку за сочинение и не думала, что это когда-нибудь случится. Глядя на ее работу, я мог сказать, что ей нужна была помощь со структурой предложения и уточнением доказательств, но ее самым большим препятствием было то, что ее научили подходить к своему письму, как если бы она заполняла графический органайзер или следовала списку инструкций. Ей было трудно понять то, что она писала, потому что это не исходило от ее собственных вопросов.

Когда мы читаем Ромео и Джульетта , я дал студентам серию открытых вопросов, например: «Что отношения между _____ и _____ говорят нам о теме _____?» или «Что изменения, которые мы видим в _____, учит нас теме _____?» Я попросил их вставить различных персонажей и темы, чтобы задать как можно больше вопросов. Это было сложнее, чем простая подсказка, но она позволяла студентам, таким как Робин, разрабатывать и решать вопросы, которые были для них важны.

Когда авторитет письма вернулся к студентам, Робин усердно работала над совершенствованием своей работы. Она мучилась над тем, чтобы написать крючок, умение, которое ставило ее в тупик весь год. В какой-то момент Робин спросила меня, что ей написать. Я дал ей несколько указаний, но она выглядела недовольной.

«Просто скажи, что написать!» она сказала.

Я сказал ей, что, похоже, у нее проблема писателя и что она более чем способна ее решить. Она посидела некоторое время, а затем написала: «Большинство мужчин думают, что быть мужчиной — значит не проявлять слабости.Большинство мужчин думают, что быть мужчиной — значит быть жестоким. Большинство мужчин думают, что быть мужчиной — значит все контролировать. В этом патриархальном мире, где гендер и насилие играют большую роль, мужчины в основном являются причиной трагедий ». Она написала отличную статью. Мало того, что он был сильным в использовании доказательств, но и голос демонстрировал чувство открытия в отношении материала и энтузиазм по его центральному вопросу. Без сомнения, это был A.

.

В честь невиновности

Стоя в классе в конце года и наблюдая, как Робин манипулирует цветными плитками этой головоломки, я подумал о том, как часто мы используем модное слово : запрос для описания цели обучения.Но расследование бессмысленно, если мы не можем признать невиновность наших детей.

Если мы научим их тому, что вопросы важны, жизненно важны для обучения и жизни, а затем не будем создавать пространства, которые чтят их невиновность, мы не просто тратим зря наш самый ценный ресурс, мы совершаем акт невыразимого насилия. Черные девушки, в общем и целом, преуспевают в академической сфере, но когда их невиновность не уважается, они лишаются высшей цели образования: неограниченной радости открытий.

6 способов узнать, мило ли девушка ведет себя или действительно мило

Часто мужчины находят симпатичных девушек привлекательными главным образом потому, что они выглядят невинно, хрупко и безобидно, что заставляет мужчин защищать и осыпать их любовью.

Есть много признаков невинных девушек, которые невозможно перечислить, и некоторые из них также активно выясняют, как быть милыми.


Объявления

Некоторые девушки знают, что для того, чтобы привлечь их внимание, они должны вести себя мило и вести себя мило с ними.

Но как нам отличить, действительно ли девушка ведет себя мило или действительно мило?

Что делает девушку милой: голос

Девушки, которые хотят выглядеть симпатичнее, обычно говорят с парнями более высоким голосом, а со своими подругами обычно разговаривают. Быть невинным и милым означает, что иногда вам нужно вести себя немного как ребенок, например, говорить высоким голосом, как это делают дети.

Если вы парень, и девушка говорит с вами высоким голосом, и вы не знаете, мило она ведет себя или нет, вы можете подкрасться к ней сзади, пока она разговаривает со своими друзьями, чтобы услышать как она звучит нормально.Скорее всего, она будет разговаривать со своими друзьями своим обычным голосом.

Что делает девушку милой: Сидячая поза

Симпатичные девушки часто сидят очень скромно, скрестив ноги или поставив колени рядом с прямой спиной. Чтобы узнать, мило ли ведет себя кто-то, обязательно через некоторое время обратите внимание на то, как он сидит. В конце концов, было бы утомительно сидеть определенным образом, если они обычно к этому не привыкли.

Что делает девушку милой: Попадание в глаза

По какой-то причине милые девушки обычно смотрят на людей широко открытыми глазами, когда они с кем-то разговаривают.Иногда они помещали свои лица очень близко к лицу собеседника, чтобы выглядеть симпатичнее, чем они есть на самом деле.

Для большинства людей это может показаться жутким и грубым, но очевидно, что это одна из лучших техник aegyo (корейский: вести себя невинно и мило с позитивным оттенком).


Объявления

Что делает девушку милой: Улыбка

Многие люди думают, что миловидные, тихие и застенчивые девушки не имеют особого мнения и обычно много улыбаются в ответ при знакомстве с новыми людьми.Вот почему девушки, которые хотят вести себя мило, также будут вести себя подобным образом со знакомыми и незнакомцами, но да, слишком много улыбаться тоже может утомлять.

Попробуйте сказать что-нибудь странное или слегка оскорбительное, чтобы шокировать девушку, которая ведет себя мило, и проверить ее реакцию. Вы можете заметить, как она вырывается из своей милой роли, закатить глаза или нахмуриться, хотя и ненадолго.

Что делает девушку милой: В стрессовой ситуации

Лучший способ узнать истинное лицо человека — это поставить его в чрезвычайно стрессовую ситуацию и посмотреть, как он на это отреагирует.Сделайте то же самое с девушкой, которая, по вашему мнению, может вести себя мило, и посмотрите, как она показывает свое истинное лицо. Она может разволноваться, начать говорить нормальным голосом, наброситься на вас; в основном ведет себя как совершенно другой человек.

Что делает девушку милой: Когда злится

Согласно различным веб-сайтам, посвященным K-Wave, aegyo девушек на самом деле не сердятся или не расстраиваются. Они могут надуть или немного нахмуриться, но они не будут делать ничего экстремального, например, нецензурно ругаться, размахивать руками или, возможно, заниматься физическими упражнениями.Когда якобы симпатичная девушка начинает это делать, да, она, вероятно, все это время вела себя мило.

Читайте также: Нравится писать? Goody Feed ищет писателей! Нажмите здесь для дополнительной информации!

ДЕВУШКА: ТЕПЕРЬ ТЕПЕРЬ ЖЕНЩИНА: Некоторых привлекает невиновный вид, тогда как другие думают, что это по-детски.

Кукольные платья, мини-юбки в плиссированную клетку и черная лакированная кожа Мэри Джейн — такие девчачьи фасоны обычно не вызывают удивления, за исключением того, что в этом сезоне их можно найти в женском отделе.

В образе инженю женщины одеваются, как маленькие девочки, в молодежных стилях, таких как короткие платья А-силуэта с воротником «Питер Пэн» и завышенной талией, скрывающими женственные фигуры.

Некоторые говорят, что это невинное модное развлечение, женственная альтернатива спортивным костюмам и убийственным наплечникам. Другие считают девичий стиль опасной тенденцией. Они утверждают, что этот взгляд унижает и инфантилизирует женщин, заставляя их выглядеть наивными девушками, о которых нужно заботиться, а не компетентными работающими женщинами.

«Зачем взрослым женщинам выглядеть маленькими девочками?» — спрашивает Лоис Баннер, автор книги «Красота по-американски» и профессор Университета Южной Калифорнии, специализирующаяся на моде и феминизме.

«Эта мода инфантилизирует женщин. Это реакция на женщин на рабочем месте и на влиятельных женщин », — говорит Баннер. «Это попытка сдержать женщин. . . реагировать на феминистское движение с негативной точки зрения ».

Холли Шарп, модельер и владелица бутика Holly Sharp Signature в Корона-дель-Мар, которая сделала платья Ingenue одним из своих фирменных образов осени, оспаривает идею о том, что эти стили представляют собой нечто большее, чем игривую моду.

«Совершенно нелепо думать, что любое платье может лишить кого-либо силы», — говорит она. «Ваша сила и интеллект происходят гораздо глубже, чем все, что вы носите».

Sharp говорит, что именно уверенность заставляет женщин не бояться выставлять напоказ свою женственность и надевать образ Лолиты.

«Есть разница между женственностью и инфантильностью. Женщина, которая так одевается, не является жертвой; она просто показывает свою женственность. Уверенность есть », — говорит Шарп.

Образ Ingenue стал огромной тенденцией, говорит она, начавшись пару лет назад, когда платья в стиле бэби-кукол стали мейнстримом.

« Милый раньше было ругательным словом», — говорит она. «Пять лет назад я бы никогда не сделал ничего в розовом или нежно-голубом, но эти цвета очень популярны. . . . Это уверенность. Нам больше нравится наша женственность ».

Среди ее нынешних образов — джемперы в клетку и короткие платья с силуэтами А-силуэта, такие как черное коктейльное платье из крепа с завышенной талией, белым воротником «Питер Пэн» и крошечными жемчужными пуговицами (110 долларов).

«Детские пуговицы и воротнички« Питер Пэн »- это детали платьев маленьких девочек, — говорит Шарп.«С точки зрения дизайна, это работает только с маленькими платьями, чтобы использовать более тонкую отделку и детали».

Она создает такие фасоны для покупателей младше 35 лет.

«Это не работает, если вам за 40», — говорит она.

Она также не представляет свои платья Ingenue, короткие клетчатые юбки и детские футболки на рабочем месте.

«Мы не предназначаем их для офиса», — говорит Шарп, показывая мини-юбку в клетку. «Это не сработает, если вы не Хизер Локлир».

Консультанты по имиджу, которые консультируют клиентов о том, что надеть на работу, соглашаются, что девичья мода на работе неуместна.

«Вы подчеркиваете свою невиновность, наивность и детские качества. Это не то, как вы хотите, чтобы вас воспринимали в офисе », — говорит Сэнди Кларк, совладелец Image Works, консалтинговой фирмы из Ирвина.

«Трудно воспринимать всерьез, когда вы носите кукольный вид».

Тем не менее, Кларк и сама не прочь надеть платье для кукол, если собирается провести ночь в городе.

«Это вопрос целесообразности. Вы должны спросить: «Кого я привлеку к себе, если надену это?» Если вы хотите выглядеть так, будто хотите, чтобы о вас заботились, возможно, это неплохая идея.Но на рабочем месте это ставит женщин в явно невыгодное положение. Выглядит игриво и ранимо. Мы слишком много работали, чтобы преодолеть эти представления ».

Она беспокоится, что молодые женщины, окончившие среднюю школу или колледж, у которых нет большого бюджета на одежду, будут носить на работе свою девичью праздничную одежду, чтобы сэкономить деньги на моде.

«Женщина в возрасте от 20 лет часто хочет тратить свои деньги на забавные и сексуальные вещи. Она пытается надеть их на работу, а потом расстраивается из-за того, как с ней обращаются, — говорит Кларк.

Однако в нерабочее время и в выходные женские платья — долгожданный перерыв от консервативной деловой одежды, — говорит Ваким Кирворкян, владелец бутика женской одежды Michael Nusskern в Фуллертоне. В его бутике представлен широкий выбор платьев-комбинезонов и платьев в стиле бэби-кукол, многие из которых облегают бюст с ниспадающими юбками.

«Мне лично нравится внешний вид. Это весело, молодо и очень весело, — говорит Кирворкян. «Женщинам нужно все мягкое и красивое. Они устали надевать брюки или юбку, блузку и пояс.Им приятно надеть платье и все готово.

Баннер видит другие мотивы популярности платьев в стиле бэби-кукол. Она полагает, что девичья внешность сейчас популярна среди молодых женщин из-за их глубоко укоренившегося желания быть свободными от взрослых обязанностей.

«Молодые женщины очень напуганы», — говорит она. «Они знают, что должны выходить на рынок труда, но сейчас рабочих мест очень мало. Это могло быть ответом на это. Они не хотят расти.

Хитир Лоуренс, владелица и дизайнер линии для молодых женщин Mantrap, в Коста-Меса, не согласна: «Это просто взгляд, не имеющий ничего общего с незащищенностью и желанием, чтобы о нем позаботились.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.