Чувство собственности и любовь – 🕮 Чувство собственности, Глава 7. СООТВЕТСТВУЮЩАЯ И НЕСООТВЕТСТВУЮЩАЯ ЛЮБОВЬ. Как по-настоящему любить своего ребенка. Кэмпбелл Р. Страница 35. Читать онлайн, Скачать

Чувство собственности влюбленных — Психология PRO

Вероятно, главная проблема привязанности заключается в том, что влюбленному удается каким-то образом себя убедить, будто ему может принадлежать другой человек, так же, как принадлежат любимые вещи. И убежденность эта может держаться до конца жизни, сталкивая с повторяющимися «граблями»: ревность, чувство собственности, обиды. Любимый для влюбленного – это такая супер «вещь», обладание которой тешит и доставляет несоизмеримо пронзительней, чем владение неодушевленным имуществом.

За последние пару недель сразу несколько человек обратились со схожей проблемой. Пишу статью по горячим следам.

Чувство собственности радует иллюзией обладания и доставляет боль, когда эта иллюзорная радость ставится под угрозу. Проще говоря, влюбленного медом не корми, дай только почувствовать, что вот этот самый классный и безгранично важный человек – «МОЙ!!!» Влюбленный жаждет почувствовать, словно у него есть несокрушимо твердое право на обладание любимым человеком. И силой этой жажды его воображение при всяком удобном случае рисует такие миражи, где это право собственности подтверждается.

На деле это осуществляется при помощи постоянных провокаций, проверок и доказательств ответных чувств. И всякий раз, когда «чувства» хоть как-то, хотя бы неуловимо, подтверждаются, влюбленного охватывает ослепляющее ликование, вызванное иллюзией, что его персональный кодекс счастья с тысячью законов и правил вступает в силу и будет послушно любимым исполняться.

По сути, вся сила страстной «любви» держится на простодушной убежденности влюбленного, что все его ожидания во чтобы то ни стало осуществятся и настанет всепоглощающее счастье. Влюбленный любит тем сильней, чем больше надежд и ожиданий умудрился нацепить на жертву своей «любви».

«Любишь – значит, мой», а «раз мой – то должен» – и далее ненасытный список выдуманных обязанностей и ограничений, не имеющих никаких реальных оснований. Впрочем, реалистичными основаниями могут быть неразвитые в нашей стране религиозные обычаи или формальные договоренности, регламентирующие каждый ожидаемый шаг. Но гарантировать стабильных чувств эти искусственные шаги не могут, поэтому даже, когда отношения зажаты в тисках жестких правил, надежда влюбленного чередуется с безнадегой.

Накал любовных страстей так велик, а опоры для них настолько шаткие, что драматизм противоречащих друг другу чувств попеременно зашкаливает до самых критических пиков, где в голове влюбленного непрерывно решается самый главный, судьбоносный вопрос – будет в его жизни счастье или нет. И решается это не единожды и навсегда, а многократно и хаотично. Тревожное, болезненное счастье то и дело сменяется ужасом, где влюбленный в зависимости от темперамента практикует либо отчаяние, либо истерику.

Такая стремительная смена противоречащих друг другу декораций грядущего будущего – от счастья до ужаса и обратно, может происходить по несколько раз на дню, просто потому, что под ними нет никакой реальной почвы. Как выше уже говорилось, влюбленный настолько сильно жаждет почувствовать себя собственником, что для провокации чувства собственности в своем уме использует все мыслимые поводы – какими бы ненадежными они ни были: каждое располагающее слово любимого, каждый поворот его головы – словно обещание мечты, на которое влюбленный наивно и самозабвенно покупается.

чувство собственности

Парадокс ситуации в том, что огромнейшая, эмоционально насыщенная ставка делается на несуществующую, воображаемую опору. Самообольщение влюбленного не имеет никаких надежных оснований, поэтому почти неизбежно рассыпается на глазах, либо удерживается соразмерно объему энергии, которой закачивается самообман.

Нет никакого обладания, есть лишь его болезненная, шаткая иллюзия – наивное, воинственное чувство собственности. Мы не можем сделать из другого человека свою собственность. Даже, когда есть возможность поставить другого человека в тотальную зависимость от себя, все равно «обладание» не может быть стопроцентно надежным, потому что так устроена сама жизнь. Наши тела не железные, не вечные, в любой день может случиться все, что угодно. Чувства могут угаснуть, тело погибнуть, ситуация вывернуться с ног на голову. На progressman.ru теме такой скоропостижной непредсказуемости посвящена статья о легкости бытия.

Если бы обладание было чем-то нерушимым, только тогда у него могли бы быть несомненные основания и чувство собственности оказалось бы оправданным. Однако в реальности так не бывает. Каждый человек – не статичный, послушный болванчик, а живое воплощение развивающейся, спонтанной жизни.

И все же, необязательно рассматривать обладание как иллюзию; шаткое, временное, без ощутимых, устойчивых границ и правил – именно в такой форме оно «реально». Мы обладаем другими людьми в очень условной и относительной форме.

На словах можно отделить привязанность от чувства собственности и сказать, что привязанность – условно «основательна», когда имеет свои, относительно крепкие опоры. Если, например, с партнером сложились сравнительно стабильные отношения и держатся в течение года, то вероятность их продолжения на следующий день действительно очень высокая. Именно поэтому надежность так важна для крепких, доверительных отношений, как в любви, так и в дружбе.

Иными словами, когда у привязанности есть подтвержденные временем, предсказуемые основания, она может быть вполне оправданной и приносить больше радости, чем каких-то проблем. И все же, даже самые стабильные отношения может постичь крах, и чем дольше длилась радостная привязанность, тем большее психическое опустошение настигает от потери.

Но это вовсе не значит, что надо непрестанно, напряженно держать руку на пульсе и ожидать от партнера какого-то подвоха. Скорей, все это подразумевает, что нерушимый душевный покой не может быть основан исключительно на единственной внешней стихии. Не все упирается в отношения. Дружба, работа, увлечения, мировоззрение, личные качества и способности, духовность и самопознание: чем ближе сфера к самой сути нашего человеческого существа, тем крепче ее опоры.

© Игорь Саторин

Другие статьи по этой теме:

Чувство собственничества в отношениях | Фактор Роста

Нежелание делиться любимым человеком с другими людьми весьма понятно и оправдано. Но это лишь на первый взгляд. Ведь впадение в крайности еще никому и никогда не приносили пользы. Ключевым в отношениях со своим любимым человеком должно быть все-таки слово “любимый”, а не слово “мой”.

Стремление к управлению желаниями и мыслями партнера – чистой воды абсурд. Почему?

Потому что:

  1. Любой из нас имеет собственную точку зрения и собственные мысли, которые могут не совпадать с мировоззрением остальных людей. И это нормально.
  2. Никто из людей не является ничьей собственностью. Каждый взрослый самодостаточный человек – исключительно сам себе хозяин.
  3. Каждая личность меняется с течением времени, развивается. Ведь никто не способен находится в вечной “статике” с одними и теми же мыслями в голове и взглядами на собственную жизнь.

Да, когда вы чрезмерно увлечены предметом своего обожания – такие тезисы сложно принять. Однако от надобности усвоить вышеперечисленные пункты никуда не спрятаться. Как бы вам ни хотелось направить все свободное время, все чувства и мысли человека на себя – сделать это насильно не удастся. Скорее даже наоборот. Чем сильнее вы стремитесь замкнуть кругозор своего партнера на одной точке и чем больше усилий к этому прикладываете – тем больше вероятность, что вы получите диаметрально противоположный результат.

Откуда вообще берется собственничество в отношениях

Где скрыты корни изначального желания завладеть другим человеком? Зачастую причиной всему служит банальный эгоизм. Да-да, он, а не любовь. Чувство собственничества в отношениях возникает именно у тех людей, чья любовь к себе гораздо сильнее, чем любовь к партнеру. Как ни парадоксально, очень часто человек сам не замечает в себе эгоизма, оправдывая его той же ревностью. Отсюда вытекает и тотальный контроль, и обиды за то, что партнер не написал (“мне было плохо”), и разрушительное желание отгородить его от всех.

Читайте по теме “Из-за тебя я страдаю”: об умении нести ответственность за собственные чувства

Конечно, от ревности не избавиться, да и нужно ли? Однако ни в коем случае не стоит путать тот случай, когда вы ревнуете свою половинку к другому человеку и тот случай, когда вы стремитесь кардинально пресечь какое-либо взаимодействие партнера со всем окружающим миром.

Как избавиться от чувства собственничества в отношениях

чувство собственничества в отношениях

Подход к отношениям в стиле “это только мое и ничье больше” – в корне неверен. С этим мы разобрались. Также мы усвоили, что овладеть живым человеком нельзя, а попытки это сделать приведут к неминуемому краху отношений. И это ясно. Но что делать, если голова все понимает, а сердцу приказать не удается? Необходимо менять собственные взгляды.

Посмотрите на все происходящее под иным углом

Главное – сделайте это спокойно и рассудительно.

  • Действительно ли вам близок любимый человек?
  • По-настоящему ли он вам дорог?
  • Вы планируете совместное будущее?

Если вы искренне любите свою вторую половинку – вы не станете ограничивать ее свободу. Это касается и общения вашего партнера с другими людьми. В случае, если вы точно также дороги для своего парня либо девушки – он/она никогда не променяет вас на первого встречного. Согласны? А если ваш парень или девушка способны изменить вам при первом же удобном случае – нужны ли вам такие отношения? Ведь они должны в первую очередь давать, а не отнимать у двоих людей все силы и нервы.

Не допрашивайте с пристрастием своего партнера о каждой его личной встрече

Ведь при сильном желании изменить человек все равно изменит, как бы усердно вы его не контролировали. И сделает он это так, что вы ничего не узнаете, будете вы его о чем либо спрашивать после этого или нет. Тогда какой толк в ваших надоевших вопросах? Нездоровые расспросы и претензии лишь создадут никому ненужное эмоциональное напряжение. А именно растущее эмоциональное напряжение часто и становится причиной разрыва даже самых крепких когда-то отношений.

Научитесь доверять близким

Ведь доверие – это и есть основополагающий фактор для развития здоровых, крепких и интересных отношений. Перестаньте постоянно “держать руку на пульсе” и ожидать ножа в спину. Это действительно ни к чему.

Избитая фраза “если любишь – отпусти” набила оскомину, конечно. Но именно в ней и кроется суть правильного подхода к отношениям. Просто дайте своей второй половинке свободу. Проявляя уважение к человеку, доверяя ему и предоставляя право выбора вы создаете дополнительный стимул для него оставаться по жизни рядом именно с вами.

чувство собственничества в отношениях

Повысьте собственную самооценку и не опускайтесь до беспочвенной ревности. Сбросьте со своих плеч груз страха – страха потери отношений. Так вы избавите от терзаний самого себя, своего любимого человека и создадите идеальные условия для обоюдного счастья. Работать с чувством собственничества в отношениях непросто, но хотя бы не культивируйте его, допускайте не только негативные мысли, учитесь мыслить позитивно и доверять.

Любовь и чувство собственности - Блог потерянного романтика

Здравствуйте читатели, и я снова рад вас видеть на страницах блога потерянного романтика, сегодня мы поговорим на тему:

любовь и чувство собственности.  И постараемся ответить на вопрос: как связаны эти два понятия?

Когда мы любим человека, то хотим всегда находиться рядом и пытаемся уберечь его от различных неприятностей. А так же, боясь его потерять, мы стараемся контролировать, по мере возможности, все его действия, конечно же, полностью доверяя ему, без этого не возможна настоящая любовь. И это абсолютно естественно,  но со временем мы привыкаем к человеку на столько, что этот наш страх потери может перерасти сначала в ревность, а потом и в чувство собственности, которое впоследствии может разрушить ваши отношения.

Оно, особенно, характерно для богатых людей, которые в большинстве своём многое, в том числе и отношения,  меряют деньгами. Я думаю, вам не раз приходилось слышать про золотую клетку, когда девушка в поисках лучшей жизни выходит замуж за олигарха, а попадает в итоге в ту самую клетку, в которой всё есть, кроме главного, что есть у человека – это свобода выбора.

Важно запомнить, что человек не вещь, и никогда не путать любовь и чувство собственности. Да порой нам хочется знать все шаги нашей второй половины, но это физически невозможно. Учитесь доверять, чтобы любовь не стала манией. Все люди свободны и вольны распоряжаться своей судьбой, я, конечно, понимаю, что отношения накладывают некоторые ограничения. От этого никуда не денешься, но нужно отдавать отчёт своим действиям и не делать необдуманных поступков.

Ведь это закон жизни – чем больше вы запрещаете, тем сильнее хочется нарушить запрет. Приведу простые примеры: не пускать девушку одну ночью в клуб, или одной ехать в отпуск – это нормально, а запрещать встречаться с подругами и друзьями детства, звонить 40 раз на дню – явный перебор.

Но многие этого просто не понимают и своими действиями и ревностью, наоборот разрушают отношения, с каждым новым скандалом только отдаляя от себя вторую половину. Да иногда люди перебарщиваю со свободой, не нужно уходить в крайности, во всём нужно знать меру. Если люди любят и доверяют друг другу, я считаю, они смогут найти компромисс в любой ситуации.

В заключении хочется сказать, что любовь и чувство собственности всегда будут связаны между собой, так как человек стремиться сохранить и уберечь, то, что ему дорого, но не нужно “перегибать палку”, так как этим вы сделаете только хуже.

P.S. По традиции новая классная песня: Ханчик – Дышу тобой (DJ Nariman mix).

Чувство собственности

чувство собственности

В народе чувством собственности принято называть обостренную ревность. Как правило, человек, который испытывает это, весьма болезненно переживает любой контакт любимого с любым человеком противоположного пола, не переносит, когда внимание объекта любви достается кому-то, кроме него самого.

Ревность и чувство собственности

Не секрет, что чувство собственности в отношениях еще никого не сделало счастливее. Как правило, из-за него страдают и сам ревнивец, и объект его ревности. Ревнивыми могут быть и мужчины, и женщины и проявляется это обычно примерно одинаково:

  • ревнивый партнер стремится контролировать общение любимого по телефону и в социальных сетях;
  • ревнивец все время стремится получать отчет о том, где и с кем находится его половинка;
  • ревнивый человек запрещает общаться с любыми друзьями противоположного пола;
  • тот, кто одержим ревностью, нередко закатывает скандалы на пустом месте или устраивает «проверки».

Одни люди довольно легко переносят присутствие ревнивого человека возле себя, других такой контроль будет ужасно раздражать. Не каждый человек способен перенести такое отношение к себе.

Как избавиться от чувства собственности?

Ревность и чувство собственности поддается коррекции крайне сложно. Для этого необходим целый комплекс мер:

    ревность и чувство собственности
  • займитесь спортом, внешностью, станьте увереннее в себе, чтобы знать – такими людьми как вы любой будет дорожить;
  • договоритесь с партнером, что вы не будете обманывать друг друга, и если кто-нибудь влюбится в другого, то сразу же должно последовать признание;
  • объясните партнеру эту свою особенность и попросите вам помочь – придумайте кодовое слово, которое нужно произносить, если вас «заносит».

Лучше всего с вопросом о победе над чувством собственности обратиться к хорошему коучу, который за несколько сеансов сможет найти путь, подходящий именно для вас.

 

Чувство собственности в отношениях - Психология Дома Солнца

Любимый для влюбленного – это такая супер «вещь», обладание которой тешит и доставляет несоизмеримо пронзительней, чем владение неодушевленным имуществом.

Чувство собственности радует иллюзией обладания и доставляет боль, когда эта иллюзорная радость ставится под угрозу. Проще говоря, влюбленного медом не корми, дай только почувствовать, что вот этот самый классный и безгранично важный человек – «МОЙ!!!» Влюбленный жаждет почувствовать, словно у него есть несокрушимо твердое право на обладание любимым человеком. И силой этой жажды его воображение пр. и всяком удобном случае рисует такие миражи, где это право собственности подтверждается.

На деле это осуществляется при помощи постоянных провокаций, проверок и доказательств ответных чувств. И всякий раз, когда «чувства» хоть как-то, хотя бы неуловимо, подтверждаются, влюбленного охватывает ослепляющее ликование, вызванное иллюзией, что его персональный кодекс счастья с тысячью законов и правил вступает в силу и будет послушно любимым исполняться.

По сути, вся сила страстной «любви» держится на простодушной убежденности влюбленного, что все его ожидания во чтобы то ни стало осуществятся и настанет всепоглощающее счастье. Влюбленный любит тем сильней, чем больше надежд и ожиданий умудрился нацепить на жертву своей «любви».

«Любишь – значит, мой», а «раз мой – то должен» – и далее ненасытный список выдуманных обязанностей и ограничений, не имеющих никаких реальных оснований. Впрочем, реалистичными основаниями могут быть неразвитые в нашей стране религиозные обычаи или формальные договоренности, регламентирующие каждый ожидаемый шаг. Но гарантировать стабильных чувств эти искусственные шаги не могут, поэтому даже, когда отношения зажаты в тисках жестких правил, надежда влюбленного чередуется с безнадегой.

Накал любовных страстей так велик, а опоры для них настолько шаткие, что драматизм противоречащих друг другу чувств попеременно зашкаливает до самых критических пиков, где в голове влюбленного непрерывно решается самый главный, судьбоносный вопрос – будет в его жизни счастье или нет. И решается это не единожды и навсегда, а многократно и хаотично. Тревожное, болезненное счастье то и дело сменяется ужасом, где влюбленный в зависимости от темперамента практикует либо отчаяние, либо истерику.

Такая стремительная смена противоречащих друг другу декораций грядущего будущего – от счастья до ужаса и обратно, может происходить по несколько раз на дню, просто потому, что под ними нет никакой реальной почвы. Как выше уже говорилось, влюбленный настолько сильно жаждет почувствовать себя собственником, что для провокации чувства собственности в своем уме использует все мыслимые поводы – какими бы ненадежными они ни были: каждое располагающее слово любимого, каждый поворот его головы – словно обещание мечты, на которое влюбленный наивно и самозабвенно покупается.

Парадокс ситуации в том, что огромнейшая, эмоционально насыщенная ставка делается на несуществующую, воображаемую опору. Самообольщение влюбленного не имеет никаких надежных оснований, поэтому почти неизбежно рассыпается на глазах, либо удерживается соразмерно объему энергии, которой закачивается самообман.

Нет никакого обладания, есть лишь его болезненная, шаткая иллюзия – наивное, воинственное чувство собственности. Мы не можем сделать из другого человека свою собственность. Даже, когда есть возможность поставить другого человека в тотальную зависимость от себя, все равно «обладание» не может быть стопроцентно надежным, потому что так устроена сама жизнь. Наши тела не железные, не вечные, в любой день может случиться все, что угодно. Чувства могут угаснуть, тело погибнуть, ситуация вывернуться с ног на голову.

Если бы обладание было чем-то нерушимым, только тогда у него могли бы быть несомненные основания и чувство собственности оказалось бы оправданным. Однако в реальности так не бывает. Каждый человек – не статичный, послушный болванчик, а живое воплощение развивающейся, спонтанной жизни.

И все же, необязательно рассматривать обладание как иллюзию; шаткое, временное, без ощутимых, устойчивых границ и правил – именно в такой форме оно «реально». Мы обладаем другими людьми в очень условной и относительной форме.

На словах можно отделить привязанность от чувства собственности и сказать, что привязанность – условно «основательна», когда имеет свои, относительно крепкие опоры. Если, например, с партнером сложились сравнительно стабильные отношения и держатся в течение года, то вероятность их продолжения на следующий день действительно очень высокая. Именно поэтому надежность так важна для крепких, доверительных отношений, как в любви, так и в дружбе. Иными словами, когда у привязанности есть подтвержденные временем, предсказуемые основания, она может быть вполне оправданной и приносить больше радости, чем каких-то проблем. И все же, даже самые стабильные отношения может постичь крах, и чем дольше длилась радостная привязанность, тем большее психическое опустошение настигает от потери. Но это вовсе не значит, что надо непрестанно, напряженно держать руку на пульсе и ожидать от партнера какого-то подвоха. Скорей, все это подразумевает, что нерушимый душевный покой не может быть основан исключительно на единственной внешней стихии. Не все упирается в отношения. Дружба, работа, увлечения, мировоззрение, личные качества и способности, духовность и самопознание: чем ближе сфера к самой сути нашего человеческого существа, тем крепче ее опоры.

Чувство собственности в отношениях

Вероятно, главная проблема привязанности заключается в том, что влюбленному удается каким-то образом себя убедить, будто ему может принадлежать другой человек, так же, как принадлежат любимые вещи. И убежденность эта может держаться до конца жизни, сталкивая с повторяющимися «граблями»: ревность, чувство собственности, обиды. Любимый для влюбленного – это такая супер «вещь», обладание которой тешит и доставляет несоизмеримо пронзительней, чем владение неодушевленным имуществом.

Чувство собственности радует иллюзией обладания и доставляет боль, когда эта иллюзорная радость ставится под угрозу. Проще говоря, влюбленного медом не корми, дай только почувствовать, что вот этот самый классный и безгранично важный человек – «МОЙ!!!» Влюбленный жаждет почувствовать, словно у него есть несокрушимо твердое право на обладание любимым человеком. И силой этой жажды его воображение пр
и всяком удобном случае рисует такие миражи, где это право собственности подтверждается.

На деле это осуществляется при помощи постоянных провокаций, проверок и доказательств ответных чувств. И всякий раз, когда «чувства» хоть как-то, хотя бы неуловимо, подтверждаются, влюбленного охватывает ослепляющее ликование, вызванное иллюзией, что его персональный кодекс счастья с тысячью законов и правил вступает в силу и будет послушно любимым исполняться.

По сути, вся сила страстной «любви» держится на простодушной убежденности влюбленного, что все его ожидания во чтобы то ни стало осуществятся и настанет всепоглощающее счастье. Влюбленный любит тем сильней, чем больше надежд и ожиданий умудрился нацепить на жертву своей «любви».

«Любишь – значит, мой», а «раз мой – то должен» – и далее ненасытный список выдуманных обязанностей и ограничений, не имеющих никаких реальных оснований. Впрочем, реалистичными основаниями могут быть неразвитые в нашей стране религиозные обычаи или формальные договоренности, регламентирующие каждый ожидаемый шаг. Но гарантировать стабильных чувств эти искусственные шаги не могут, поэтому даже, когда отношения зажаты в тисках жестких правил, надежда влюбленного чередуется с безнадегой.

Накал любовных страстей так велик, а опоры для них настолько шаткие, что драматизм противоречащих друг другу чувств попеременно зашкаливает до самых критических пиков, где в голове влюбленного непрерывно решается самый главный, судьбоносный вопрос – будет в его жизни счастье или нет. И решается это не единожды и навсегда, а многократно и хаотично. Тревожное, болезненное счастье то и дело сменяется ужасом, где влюбленный в зависимости от темперамента практикует либо отчаяние, либо истерику.

Такая стремительная смена противоречащих друг другу декораций грядущего будущего – от счастья до ужаса и обратно, может происходить по несколько раз на дню, просто потому, что под ними нет никакой реальной почвы. Как выше уже говорилось, влюбленный настолько сильно жаждет почувствовать себя собственником, что для провокации чувства собственности в своем уме использует все мыслимые поводы – какими бы ненадежными они ни были: каждое располагающее слово любимого, каждый поворот его головы – словно обещание мечты, на которое влюбленный наивно и самозабвенно покупается.

Парадокс ситуации в том, что огромнейшая, эмоционально насыщенная ставка делается на несуществующую, воображаемую опору. Самообольщение влюбленного не имеет никаких надежных оснований, поэтому почти неизбежно рассыпается на глазах, либо удерживается соразмерно объему энергии, которой закачивается самообман.

Нет никакого обладания, есть лишь его болезненная, шаткая иллюзия – наивное, воинственное чувство собственности. Мы не можем сделать из другого человека свою собственность. Даже, когда есть возможность поставить другого человека в тотальную зависимость от себя, все равно «обладание» не может быть стопроцентно надежным, потому что так устроена сама жизнь. Наши тела не железные, не вечные, в любой день может случиться все, что угодно. Чувства могут угаснуть, тело погибнуть, ситуация вывернуться с ног на голову. 

Если бы обладание было чем-то нерушимым, только тогда у него могли бы быть несомненные основания и чувство собственности оказалось бы оправданным. Однако в реальности так не бывает. Каждый человек – не статичный, послушный болванчик, а живое воплощение развивающейся, спонтанной жизни.

И все же, необязательно рассматривать обладание как иллюзию; шаткое, временное, без ощутимых, устойчивых границ и правил – именно в такой форме оно «реально». Мы обладаем другими людьми в очень условной и относительной форме.

На словах можно отделить привязанность от чувства собственности и сказать, что привязанность – условно «основательна», когда имеет свои, относительно крепкие опоры. Если, например, с партнером сложились сравнительно стабильные отношения и держатся в течение года, то вероятность их продолжения на следующий день действительно очень высокая. Именно поэтому надежность так важна для крепких, доверительных отношений, как в любви, так и в дружбе. Иными словами, когда у привязанности есть подтвержденные временем, предсказуемые основания, она может быть вполне оправданной и приносить больше радости, чем каких-то проблем. И все же, даже самые стабильные отношения может постичь крах, и чем дольше длилась радостная привязанность, тем большее психическое опустошение настигает от потери. Но это вовсе не значит, что надо непрестанно, напряженно держать руку на пульсе и ожидать от партнера какого-то подвоха. Скорей, все это подразумевает, что нерушимый душевный покой не может быть основан исключительно на единственной внешней стихии. Не все упирается в отношения. Дружба, работа, увлечения, мировоззрение, личные качества и способности, духовность и самопознание: чем ближе сфера к самой сути нашего человеческого существа, тем крепче ее опоры.

© Игорь Саторин Источник: progressman.ru

Чувство собственности влюбленных - ИНФОмания

Вероятно, главная проблема привязанности заключается в том, что влюбленному удается каким-то образом себя убедить, будто ему может принадлежать другой человек, так же, как принадлежат любимые вещи. Узнайте все про чувство собственности влюбленных!

Ревность, чувство собственности, обиды

 

Убежденность эта может держаться до конца жизни, сталкивая с повторяющимися «граблями»: ревность, чувство собственности, обиды. Любимый для влюбленного – это такая супер «вещь», обладание которой тешит и доставляет несоизмеримо пронзительней, чем владение неодушевленным имуществом.

Чувство собственности радует иллюзией обладания и доставляет боль, когда эта иллюзорная радость ставится под угрозу. Проще говоря, влюбленного медом не корми, дай только почувствовать, что вот этот самый классный и безгранично важный человек – «МОЙ!!!»

Влюбленный жаждет почувствовать, словно у него есть несокрушимо твердое право на обладание любимым человеком. И силой этой жажды его воображение при всяком удобном случае рисует такие миражи, где это право собственности подтверждается.

На деле это осуществляется при помощи постоянных провокаций, проверок и доказательств ответных чувств. И всякий раз, когда «чувства» хоть как-то, хотя бы неуловимо, подтверждаются, влюбленного охватывает ослепляющее ликование, вызванное иллюзией, что его персональный кодекс счастья с тысячью законов и правил вступает в силу и будет послушно любимым исполняться.

По сути, вся сила страстной «любви» держится на простодушной убежденности влюбленного, что все его ожидания во чтобы то ни стало осуществятся и настанет всепоглощающее счастье. Влюбленный любит тем сильней, чем больше надежд и ожиданий умудрился нацепить на жертву своей «любви».

«Любишь – значит, мой», а «раз мой – то должен»

 

Далее ненасытный список выдуманных обязанностей и ограничений, не имеющих никаких реальных оснований. Впрочем, реалистичными основаниями могут быть неразвитые в нашей стране религиозные обычаи или формальные договоренности, регламентирующие каждый ожидаемый шаг.

Но гарантировать стабильных чувств эти искусственные шаги не могут, поэтому даже, когда отношения зажаты в тисках жестких правил, надежда влюбленного чередуется с безнадегой.

Накал любовных страстей так велик, а опоры для них настолько шаткие, что драматизм противоречащих друг другу чувств попеременно зашкаливает до самых критических пиков, где в голове влюбленного непрерывно решается самый главный, судьбоносный вопрос – будет в его жизни счастье или нет. И решается это не единожды и навсегда, а многократно и хаотично.

Тревожное, болезненное счастье то и дело сменяется ужасом, где влюбленный в зависимости от темперамента практикует либо отчаяние, либо истерику.

Такая стремительная смена противоречащих друг другу декораций грядущего будущего – от счастья до ужаса и обратно, может происходить по несколько раз на дню, просто потому, что под ними нет никакой реальной почвы.

Как выше уже говорилось, влюбленный настолько сильно жаждет почувствовать себя собственником, что для провокации чувства собственности в своем уме использует все мыслимые поводы – какими бы ненадежными они ни были: каждое располагающее слово любимого, каждый поворот его головы – словно обещание мечты, на которое влюбленный наивно и самозабвенно покупается.

Парадокс ситуации в том, что огромнейшая, эмоционально насыщенная ставка делается на несуществующую, воображаемую опору. Самообольщение влюбленного не имеет никаких надежных оснований, поэтому почти неизбежно рассыпается на глазах, либо удерживается соразмерно объему энергии, которой закачивается самообман.

Мы не можем сделать из другого человека свою собственность

 

Нет никакого обладания, есть лишь его болезненная, шаткая иллюзия – наивное, воинственное чувство собственности.

Даже, когда есть возможность поставить другого человека в тотальную зависимость от себя, все равно «обладание» не может быть стопроцентно надежным, потому что так устроена сама жизнь. Наши тела не железные, не вечные, в любой день может случиться все, что угодно. Чувства могут угаснуть, тело погибнуть, ситуация вывернуться с ног на голову.

Если бы обладание было чем-то нерушимым, только тогда у него могли бы быть несомненные основания и чувство собственности оказалось бы оправданным. Однако в реальности так не бывает. Каждый человек – не статичный, послушный болванчик, а живое воплощение развивающейся, спонтанной жизни.

И все же, необязательно рассматривать обладание как иллюзию; шаткое, временное, без ощутимых, устойчивых границ и правил – именно в такой форме оно «реально». Мы обладаем другими людьми в очень условной и относительной форме.

На словах можно отделить привязанность от чувства собственности и сказать, что привязанность – условно «основательна», когда имеет свои, относительно крепкие опоры.

Если, например, с партнером сложились сравнительно стабильные отношения и держатся в течение года, то вероятность их продолжения на следующий день действительно очень высокая. Именно поэтому надежность так важна для крепких, доверительных отношений, как в любви, так и в дружбе.

Иными словами, когда у привязанности есть подтвержденные временем, предсказуемые основания, она может быть вполне оправданной и приносить больше радости, чем каких-то проблем. И все же, даже самые стабильные отношения может постичь крах, и чем дольше длилась радостная привязанность, тем большее психическое опустошение настигает от потери.

Но это вовсе не значит, что надо непрестанно, напряженно держать руку на пульсе и ожидать от партнера какого-то подвоха. Скорей, все это подразумевает, что нерушимый душевный покой не может быть основан исключительно на единственной внешней стихии. Не все упирается в отношения.

Дружба, работа, увлечения, мировоззрение, личные качества и способности, духовность и самопознание: чем ближе сфера к самой сути нашего человеческого существа, тем крепче ее опоры.

Источник: ссылка

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о