Диалектический материализм представители: Диалектический материализм — Википедия – Диалектический материализм — Δиалектика, XXII век

Содержание

ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — Новая философская энциклопедия

ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ – система философских воззрений К.Маркса и Ф.Энгельса, которую Энгельс характеризовал как диалектический материализм, противопоставляя его не только идеализму, но и всему предшествующему материализму как отрицание философии как науки наук, противостоящей, с одной стороны, всем частным наукам, а с другой стороны, – практике. «Это, – писал Энгельс, – вообще уже больше не философия, а просто мировоззрение, которое должно найти себе подтверждение не в некоей особой науке наук, а в реальных науках» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 142). При этом Энгельс подчеркивает позитивный, диалектический характер этого отрицания всей прежней философии. «Философия, таким образом, здесь «снята», т.е. «одновременно преодолена и сохранена», преодолена по форме, сохранена по своему действительному содержанию» (там же).

Диалектический характер марксистской философии непосредственно был связан, во-первых, с материалистической переработкой идеалистической диалектики Гегеля и, во-вторых, с диалектической переработкой прежнего метафизического материализма. Маркс писал: «Мистификация, которую претерпела диалектика в руках Гегеля, отнюдь не помешала тому, что именно Гегель первый дал всеобъемлющее и сознательное изображение ее всеобщих форм движения. У Гегеля диалектика стоит на голове. Надо ее поставить на ноги, чтобы вскрыть под мистической оболочкой рациональное зерно» (там же, т. 23, с. 22). Материалистическую диалектику Маркс считал не специфически философским, а общенаучным методом исследования, который он, как известно, применил в своем «Капитале». Так же оценивал диалектику и Энгельс, подчеркивая, что естествоиспытателям необходимо овладеть этим методом для решения своих научных задач и преодоления идеалистических и метафизических заблуждений. При этом он ссылался на великие естественно-научные открытия 19 в. (открытие клетки, закон превращения энергии, дарвинизм, периодическая система элементов Менделеева), которые, с одной стороны, подтверждают и обогащают диалектический материализм, а с другой – свидетельствуют о том, что естествознание приближается к диалектическому миропониманию.

Диалектическая переработка предшествующего материализма состояла в преодолении его исторически обусловленной ограниченности: механистического истолкования явлений природы, отрицания всеобщности развития, идеалистического понимания общественной жизни. Солидаризируясь со старым материализмом в признании первичности, несотворимости, неуничтожимости материи, а также в том, что сознание есть свойство особым образом организованной материи, марксистская философия рассматривает духовное как продукт развития материи, и притом не просто как природный продукт, а как социальный феномен, как общественное сознание, отражающее общественное бытие людей.

Характеризуя предмет марксистской философии, Энгельс определяет его как всеобщий диалектический процесс, совершающийся как в природе, так и в обществе. Диалектика, подчеркивает он, есть «наука о наиболее общих законах всякого движения» (там же, т. 20, с. 582). Движение рассматривается как осуществление всеобщей связи, взаимозависимости явлений, их превращения друг в друга. В этой связи Энгельс указывает: «Диалектика как наука о всеобщей связи. Главные законы: превращение количества в качество – взаимное проникновение полярных противоположностей и превращение их друг в друга, когда они доведены до крайности, – развитие путем противоречия, или отрицание отрицания, – спиральная форма развития» (там же, с. 343). Материалистическая диалектика, или диалектический материализм (эти понятия являются синонимами), представляет собой, т.о., наиболее общую теорию развития, которую следует отличать от специальных теорий развития, напр. дарвинизма. Маркс и Энгельс пользуются понятием развития, не входя в его определение, т.е. принимая его как вполне определившееся по своему содержанию благодаря научным открытиям. Однако отдельные высказывания Энгельса указывают на стремление выявить диалектическую противоречивость процесса развития. Так, Энгельс утверждает: «Каждый прогресс в органическом развитии является вместе с тем регрессом, ибо он закрепляет одностороннее развитие и исключает развитие во многих других направлениях» (там же, с. 621). Вместе с тем это понимание развития, исключающее редукцию его к одному лишь прогрессу, не получает развития в его общих характеристиках исторического процесса. Всемирная история, заявляет Энгельс, представляет собой процесс «бесконечного развития общества от низшей ступени к высшей» (там же, с. 275). Такое понимание общественного развития явно не согласуется с той характеристикой развития классово антагонистического общества, в особенности капитализма, которая дана в других трудах основоположников марксизма.

Представление о законах диалектики как об особом, верховном классе универсальных законов, которым подчинены все природные и социальные процессы, является, по меньшей мере, проблематичным. Всеобщие законы, открытые науками о природе, не являются законами, определяющими социальные процессы. Не следует ли поэтому рассматривать законы диалектики как обобщенное теоретическое выражение сущности законов природы и общества? На этот вопрос мы не находим ответа в трудах Маркса и Энгельса, несмотря на то что они неоднократно указывали на диалектический характер тех или иных природных и социальных закономерностей. Между тем без преодоления гегелевского по своему происхождению представления об особом классе высших законов всего существующего нельзя покончить с противопоставлением философии  конкретным  научным  исследованиям.  Энгельс справедливо отмечал, что марксистская философия обретает новую историческую форму с каждым новым эпохальным научным открытием. Марксистская философия в том виде, в каком она была создана Марксом и Энгельсом, теоретически отразила выдающиеся естественно-научные открытия сер. 19 в. Конец этого века и особенно начало 20 в. были ознаменованы новыми эпохальными естественно-научными открытиями, которые попытался философски осмыслить В.И.Ленин. Он анализирует в «Материализме и эмпириокритицизме» методологический кризис в физике, связанный с открытием электрона, объяснение которого не укладывалось в рамки классической механики. Замешательство среди многих естествоиспытателей, вызванное этим открытием, нашло выражение в идеалистических рассуждениях о дематериализации материи. Ленин, отстаивая материализм, доказывал, что электрон материален, даже если он не обладает общеизвестными признаками материи, ибо он существует вне и независимо от сознания и воли людей. В этой связи Ленин предложил философскую дефиницию понятия материи, призванную сохранять свое значение независимо от того, какие новые, неожиданные свойства материи могут быть открыты в будущем. «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается в наших ощущениях, существуя независимо от них» (

Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 18, с. 131). Предложенная Лениным дефиниция не содержала в себе ничего нового. Ее придерживались Г.В.Плеханов, К.Каутский, а в домарксистской философии – П.Гольбах и даже идеалист Ж.-Ж.Руссо, который утверждал: «Все, что я сознаю вне себя и что действует на мои чувства, я называю материей» (
Руссо Ж.-Ж.
Эмиль, или О воспитании. СПб., 1913, с. 262). Ясно так же и то, что определение материи как чувственно воспринимаемой объективной реальности не доказывает и материальности электрона. Это сенсуалистическое определение понятия материи так же ограниченно, как и сенсуалистический тезис, согласно которому предметы познаваемы, поскольку они воспринимаются нашими чувствами. Ведь существует бесчисленное множество материальных явлений, которые недоступны ощущениями. Связывание понятия материи с чувственными восприятиями вносит в ее дефиницию момент субъективности. Т.о., задача создания философского понятия материи не была решена.

Теория познания марксистской философии обычно характеризуется как теория отражения, которой придерживался и домарксовский материализм. Однако в философии марксизма отражение трактуется не как непосредственное отношение познающего субъекта к объекту познания, а скорее как опосредованный результат процесса познания. Маркс и Энгельс диалектически переработали материалистическую теорию отражения. Они провели качественное различие между теоретическим и эмпирическим (а тем более чувственным) познанием, доказав, что теоретические выводы принципиально несводимы к чувственным данным и основанным на них эмпирическим заключениям. Тем самым основоположники марксизма преодолели ограниченность сенсуалистической гносеологии предшествующего материализма. Что же позволяет теоретическому исследованию быть относительно независимым от эмпирических данных и нередко даже вступать с ними в конфликт? Энгельс указывает на значение естественно-научных гипотез, которые нередко предвосхищают будущие наблюдения и экспериментальные данные.

Несводимость теоретического мышления к эмпирическим данным непосредственно обнаруживается в категориях, которыми оперирует мышление. Нельзя сказать, что Маркс и Энгельс уделяли много внимания гносеологическому исследованию категорий. Тем не менее мы находим в их трудах диалектическое понимание тождества, как содержащего в себе различие, диалектический анализ причинно-следственных отношений, единства необходимости и случайности, возможности и действительности.

Центральным пунктом в марксистской гносеологии является теория истины, диалектико-материалистическое понимание которой вскрывает единство объективности и относительности истины. Понятие относительной истины, разработанное марксистской философией, противопоставляется антидиалектической концепции абсолютной истины как неизменного, исчерпывающего содержание объекта познания. Абсолютная истина, поскольку она понимается диалектически, относительна в своих пределах, так как она складывается из относительных истин. Противоположность между истиной и заблуждением, если последнее понимается не просто как логическая ошибка, а как содержательное заблуждение, относительна.

Проблема критерия истины принадлежит к наиболее сложным гносеологическим проблемам. Этот критерий не может находиться внутри самого знания, но он не может быть найден и вне отношения субъекта к объекту познания. Критерием истины, согласно философии марксизма, является практика, формы которой многообразны. Это положение введено в марксистской теории познания, однако оно не получило систематической разработки в трудах Маркса и Энгельса. Между тем ясно, что практика далеко не всегда применима к оценке результатов познания. И как всякая человеческая деятельность, практика не свободна от заблуждений. Естественно поэтому возникают вопросы: всегда ли практика образует основу познания? Всякая ли практика может быть критерием истины? Практика, какова бы ни была ее форма и уровень развития, постоянно подвергается научной критике. Теория, особенно в современную эпоху, как правило, опережает практику. Это не значит, конечно, что практика перестает быть основой познания и критерием истины; она продолжает играть эту роль, но лишь в той мере, в какой она осваивает, вбирает в себя научные достижения. Но в таком случае не практика сама по себе, т.е. безотносительно к научной теории, а единство практики и научной теории становится и основой познания, и критерием истинности его результатов. И поскольку истины, которые имеются в виду, являются относительными истинами, то и практика не является абсолютным критерием истины, тем более что она развивается, совершенствуется.

Т.о., Маркс и Энгельс доказали необходимость диалектического материализма, предполагающую материалистическую переработку идеалистической диалектики, диалектическую переработку предшествующего материализма и диалектико-материалистическое осмысление и обобщение научных достижений. Они заложили основы этой принципиально нового типа философии. Ученики и продолжатели учения Маркса и Энгельса были гл. о. пропагандистами, популяризаторами их философии, совершенно недостаточно развивая и углубляя ее основные положения. «Философские тетради» Ленина показывают, что он стремился продолжить работу основоположников марксизма по материалистической переработке гегелевской диалектики.

В СССР и в ряде других стран марксистская философия была предметом не только пропаганды и популяризации, но и развития, особенно в таких ее разделах, как теория познания, философское обобщение достижений естествознания, история философии и др. Однако превращение учения Маркса и Энгельса, а также воззрений Ленина в систему непререкаемых догматических положений затрудняло и во многом искажало исследовательскую работу философов. Достаточно указать на тот факт, что в течение полутора десятилетий советские философы были в основном заняты комментированием работы И.В.Сталина «О диалектическом и историческом материализме», которая представляет собой крайне упрощенное и во многом искаженное изложение марксистской философии. В силу этих и ряда других обстоятельств марксистская философия носит не столько систематизированный, сколько эскизный характер, не говоря уже о том, что некоторые ее положения оказались ошибочными. См. также ст.

К.Маркс [МАРКС], Ф.Энгельс [ЭНГЕЛЬС], В.И.Ленин [ЛЕНИН].

Литература:

1. Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. М., 1956;

2. Маркс К. Тезисы о Фейербахе. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3;

3. Маркс К., Энгельс Ф. Святое семейство. – Там же, т. 2;

4. Они же. Немецкая идеология. – Там же, т. 3;

5. Энгельс Ф. Анти-Дюринг. – Там же, т. 20;

6. Он же. Диалектика природы. – Там же;

7. Он же. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. – Там же, т. 21;

8. Маркс К. Капитал, т. 1. – Там же, т. 23;

9. Грамши А. Избр. произв., т. 1–3. М., 1957–1959;

10. Дицген И. Избр. философ. соч. М., 1941;

11. Лабриола А. К «кризису марксизма». К., 1906;

12. Лафарг П. Соч., т. 1–3. М.–Л., 1925–31;

13. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. – Полн. собр. соч., т. 18;

14. Он же. Философские тетради. – Там же, т. 29;

15. Он же. О значении воинствующего материализма. – Там же, т. 45;

16. Меринг Ф. Литературно-критические статьи, т. 1–2. М.–Л., 1934;

17. Плеханов Г.В. Избр. философ. произв., т. 1–5. М., 1956–1958;

18. Аверьянов А.Н. Система: философская категория и реальность. М., 1976;

19. Аксельрод-Ортодокс Л.Н. Маркс как философ. Харьков, 1924;

20. Алексеев П.В. Предмет, структура и функция диалектического материализма. М., 1978;

21. Арефьева Г.В. Ленин как философ. М., 1969;

22. Асмус В.Ф. Диалектический материализм и логика. К., 1924;

23. Афанасьев В.Г. Проблема целостности в философии и биологии. М., 1964;

24. Баженов Л.Б. Общенаучный статус редукционизма. М., 1986;

25. Библер В.С. Мышление как творчество. М., 1975;

26. Быховский Б.Э. Очерк философии диалектического материализма. М.–Л., 1930;

27. Введение в философию, ч. 1–2, под ред. И.Т.Фролова. М., 1989;

28. Гирусов Э.В. Диалектика взаимодействия живой и неживой природы. М., 1968;

29. Горский Д.П. Проблема общей методологии науки и диалектическая логика. М., 1966;

30. Готт В.С. Философские вопросы современной физики. М., 1988;

31. Деборин А.М. Введение в философию диалектического материализма. М., 1916;

32. Егоров А.Г. Проблемы эстетики. М., 1977;

33. Зотов А.Ф. Структура научного мышления. М., 1973;

34. Ильенков Э.В. Диалектика абстрактного и конкретного в «Капитале» Маркса. М., 1960;

35. Казютинский В.В. Философские проблемы космологии. М., 1970;

36. Кедров Б.М. Диалектика и современное естествознание. М., 1970;

37. Он же. Проблемы логики и методологии науки. Избр. труды. М., 1990;

38. Копнин П.В. Введение в марксистскую гносеологию. К., 1966;

39. Коршунов А.М. Теория отражения и современная наука. М., 1968;

40. Купцов В.И. Философские проблемы теории относительности. М., 1968;

41. Курсанов Г.А. Диалектический материализм о понятии. М., 1963;

42. Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. М., 1980;

43. Мамардашвили М.К. Формы и содержание мышления. М., 1968;

44. Мамчур Е.А.Теоретическое и эмпирическое в современном научном

познании. M., 1984;

45. Мелюхин С.Т. Материальное единство мира в свете современной науки. М., 1967;

46. Меркулов И.П. Гипотетико-дедуктивная модель и развитие научного знания. М., 1980;

47. Материалистическая диалектика, т. 1–5, под ред. Ф.В.Константинова и В.Г.Марахова. М., 1981–1985;

48. Митин М.Б. Боевые вопросы материалистической диалектики. М., 1932;

49. Нарский И.С. Диалектическое противоречие и логика познания. М., 1969;

50. Никитин Е.П. Природа обоснования. Субстратный подход. М., 1981;

51. Огурцов А.П. Дисциплинарная структура науки. М., 1988;

52. Ойзерман Т.И. Диалектический материализм и история философии. М., 1979;

53. Он же. Опыт критического осмысления диалектического материализма. – «ВФ», 2000, № 2, с. 3–31;

54. Омельяновский М.Э. Диалектика в современной физике. М., 1973;

55. Павлов Т. Теория отражения. М., 1936;

56. Ракитов А.И. Марксистско-ленинская философия. М., 1986;

57. Розенталь M.M. Вопросы диалектики в «Капитале» Маркса. М., 1955;

58. Розов М.А. Проблема эмпирического анализа научного знания. Новосибирск, 1977;

59. Рузавин Г.И. Методы научного исследования. М., 1974;

60. Руткевич M.H. Диалектический материализм. М., 1973;

61. Садовский В.Н. Проблема логики научного познания. М., 1964;

62. Сачков Ю.В. Диалектика фундаментального и прикладного. М., 1989;

63. Свидерский В.И. Противоречивость движения и ее проявления. Л., 1959;

64. Ситковский Е.П. Категории марксистской диалектики. М., 1941;

65. Смирнов Г.Л. Вопросы диалектического и исторического материализма. М., 1967;

66. Спиркин А.Г. Основы философии. М., 1988;

67. Степин В.С. Диалектика – мировоззрение и методология современного естествознания. М., 1985;

68. Теория познания, т. 1–4, под ред. В.Лекторского и Т.Ойзермана. М., 1991–1994;

69. Тугаринов В.П. Соотношение категорий диалектического материализма. Л., 1956;

70. Федосеев П.Н. Диалектика современной эпохи. М., 1978;

71. Фролов И.Т. О человеке и гуманизме. Работы разных лет. М., 1989;

72. Чудинов Э.М. Природа научной истины. М., 1979;

73. Швырев В.С. Теоретическое и эмпирическое в научном познании. М., 1978;

74. Шептулин А.П. Система категорий диалектики. М., 1967;

75. Яковлев В.А. Диалектика творческого процесса в науке. М., 1989.

Т.И.Ойзерман

Источник: Новая философская энциклопедия на Gufo.me


Значения в других словарях

  1. диалектический материализм — ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — понятие, обозначавшее в советской философии и идеологии теоретическую часть марксизма. В советской философской литературе возникновение Д. м. относилось к 1840-м. Энциклопедия эпистемологии и философии науки
  2. Диалектический материализм — Философия марксизма-ленинизма, научное мировоззрение, всеобщий метод познания мира, наука о наиболее общих законах движения и развития природы, общества и сознания. Д. Большая советская энциклопедия
  3. ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ. см. МАТЕРИАЛИЗМ ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ. ДИАЛОГ (от греч. dialogos — беседа двух лиц) — англ. dialog; нем. Dialog. Форма непосредственного речевого взаимодействия двух или нескольких лиц, состоящая из последовательного чередования стимулирующих и реагирующих реплик. см. МОНОЛОГ. Социологический словарь
  4. ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — философское учение марксизма. Основные принципы диалектического материализма сформулированы в 40-х гг. 19 в. К. Марксом и Ф. Энгельсом, а в 20 в. разрабатывались В. И. Лениным. Большой энциклопедический словарь
  5. ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — самообозначение диалектической философии объективистского типа, основные положения которой были сформулированы Энгельсом (»Анти-Дюринг») и Сталиным (»О диалектическом и историческом материализме»). Д.М. Новейший философский словарь

Диалектический материализм - это... Что такое Диалектический материализм?

Ambox scales.svg Проверить нейтральность.

На странице обсуждения должны быть подробности.

Диалекти́ческий материали́зм (Диама́т) — направление в философии, материалистически интерпретированная диалектика Гегеля, является философской основой марксизма. Диалектический материализм основан на онтологической первичности материи относительно сознания и постоянного развития материи во времени. Согласно диалектическому материализму:

  • материя — единственная основа мира;
  • мышление — неотъемлемое свойство материи;
  • движение и развитие мира — результат преодоления его внутренних противоречий.

История

Термин «Диалектический материализм» создал в 1887 году Иосиф Дицген, социалист, который состоял в переписке с Марксом с 1848 года. Сам Маркс термин «диалектический материализм» не использовал.

Круг основных интересов Маркса лежал в сфере экономики и политики. Метафизические вопросы представлялись ему малозначительными без связи с конкретным окружающим миром. Свое отношение к философии Маркс с присущей ему резкостью выразил в работе «Немецкая идеология» словами: «Философия и изучение действительного мира относятся друг к другу, как онанизм и половая любовь».[1] В то же время Маркс не только прекрасно знал, но и мастерски применял диалектические подходы в своих работах, в том числе в «Капитале». Маркс говорил о «материалистической диалектике» и «материалистическом понимании истории», на что впоследствии ссылался, как на «исторический материализм», Фридрих Энгельс. В марксистскую литературу термин «диалектический материализм» ввёл русский марксист Георгий Плеханов. Владимир Ленин активно использовал данный термин в своих работах.

Основные положения диалектики были сформулированы Гегелем в форме диалектического идеализма и восприняты Марксом в пору юношеского увлечения гегельянством. Так, Гегелем (и отчасти Шеллингом) был сформулирован принцип единства и борьбы противоположностей, получивший развитие в философских учениях 20-х годов XIX века (В. Кузен и его «взаимодействие противоположностей»).

Основной заслугой Маркса стала систематизация уже имевшихся в историко-философской практике правил, перевод диалектики на базу материализма и придание им формы целостного учения. Ленин, конспектируя «Науку Логики» Гегеля, отмечал: «Нельзя понять „Капитала“ Маркса и особенно его I главы, не проштудировав и не поняв всей „Логики“ Гегеля. Следовательно никто из марксистов не понял Маркса 1/2 века спустя!![2]».

Следующим этапом развития материалистической диалектики была работа Г. Лукача История и классовое сознание, где он определял ортодоксальность марксизма по признаку верности марксистскому методу, а не догмам. За это книга, вместе с сочинением Карла Корша Марксизм и философия стала предметом осуждения на пятом Конгрессе Коминтерна со стороны Григория Зиновьева. В области биологии и других наук пропагандистами диалектического материализма были Стивен Джей Гулд и Ричард Левонтин.

В советских ВУЗах в рамках преподавания марксистско-ленинской философии курс диалектического и исторического материализма был обязательным для освоения как на гуманитарных, так и на естественнонаучных факультетах. После исчезновения СССР, лишившись государственной поддержки, диалектический материализм и его догматические интерпретации резко потеряли популярность, сейчас его придерживаются лишь немногие мыслители квазимарксистского, марксистского и постмарксистского толка.

Критика диалектического материализма

Карл Поппер в своей работе «Что такое диалектика»[3] подвергает критике применение «диалектического метода» в логике и тем более в естественных науках. Признавая, что диалектика является весьма плодотворным способом описания исторического хода развития научной мысли, Поппер категорически возражает против переноса «закона противоречий» в формальную логику, отмечая, что одновременное признание истинным и тезиса, и антитезиса позволяет доказать истинность любого, даже явно ложного высказывания. Ещё больше возражений вызывает у Поппера распространение «диалектической логики» на другие области математики и в естественные науки.

Известна, например, диалектическая интерпретация, которая отождествляет пшеничное зерно с тезисом, развившееся из него растение — с антитезисом, а все зерна этого растения — с синтезом. Что такие примеры затуманивают и без того неясный смысл диалектической триады, делая ее расплывчатость просто угрожающей, — это очевидно; в какой-то момент, охарактеризовав развитие как диалектическое, мы сообщим только то, что развитие проходит определенные ступени, то есть очень немногое. Интерпретировать же этот процесс развития в том смысле, что рост растения есть отрицание зерна, которое перестает существовать, и что созревание многочисленных новых зерен есть отрицание отрицания — некое новое начало на более высоком уровне — значит просто играть словами.

<…>

Возьмем знаменитый пример, использованный Энгельсом и кратко сформулированный И.Хеккером, «Закон синтеза на более высоком уровне… широко применяется в математике. Отрицательная величина (−а), умноженная сама на себя, становится а², то есть отрицание отрицания завершилось в новом синтезе». Но даже если считать а тезисом, а −а антитезисом, или отрицанием, то отрицанием отрицания является, надо думать, −(−а), то есть а, представляющее собой не синтез «на более высоком уровне», а тождество с первоначальным тезисом. Иными словами, почему синтез должен достигаться только умножением антитезиса на самое себя? Почему, например, не сложением тезиса с антитезисом (что дало бы в результате 0)? Или не умножением тезиса на антитезис (что дало бы −а², а вовсе не а²)? И в каком смысле а² «выше», чем а или −а? (Явно не в смысле численного превосходства, поскольку если а = 1/2, то а² = 1/4). Этот пример демонстрирует крайнюю произвольность в применении туманных идей диалектики.

Карл Р. Поппер Что такое диалектика? // Институт философии РАН Вопросы философии : Журнал. — М., 1995. — В. 1. — С. 118­-138. — ISSN 0042-8744.

Поппер отмечает, что расплывчатость основных понятий диалектики («противоречие», «борьба», «отрицание») ведёт к вырождению диалектического материализма в чистую софистику, делающую бессмысленной любую критику под предлогом «непонимания» критиками диалектического метода, что в дальнейшем служит предпосылкой для развития «диалектического» догматизма и прекращению всякого развития философской мысли.

Марксистская теория… в некоторых своих ранних формулировках… давала проверяемые предсказания и действительно была фальсифицирована. Однако вместо того, чтобы признать это опровержение, последователи Маркса переинтерпретировали и теорию и свидетельство с тем, чтобы привести их в соответствие. Таким путем они спасли теорию от опровержения, однако это было достигнуто ценой использования средств, сделавших её неопровержимой… и благодаря этой уловке они разрушили её широко разрекламированные претензии на научный статус.

Поппер К. Логика и рост научного знания. — М., 1983. — С. 246.

Известно рассмотрение Лениным В.И., в его работе «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», существовавшей уже тогда критики марксизма в ключе понятия триады «тезис-антитезис-синтез». Ленин В.И. показал несостоятельность высказывавшейся критики. Имея ввиду примеры диалектического процесса с зерном и др., Ленин В.И. пишет, что «казалось бы, одного сопоставления этих примеров с такими ясными и категорическими заявлениями Энгельса (и Маркса...), что не может быть и речи о том, чтобы доказывать что-нибудь триадами, или о том, чтобы подсовывать в изображение действительного процесса «условные члены» этих триад, — совершенно достаточно, чтобы понять нелепость обвинения марксизма в гегелевской диалектике».[4] В свою очередь и Плеханов Г.В. обращал внимание, что триада «вовсе не играет у Гегеля той роли, которую ей приписывают люди, не имеющие никакого понятия о философии этого мыслителя... Ни в одном из 18 томов сочинений Гегеля «триада» ни разу не играет роли довода, и кто хоть немного знаком с его философским учением, тот понимает, что она никоим образом не могла играть её».[5]Грэхэм Л.Р. отмечает, что «Гегель был против сведения собственного анализа к триадичной формуле и обращал внимание на то, что эта схема может быть использована только в качестве «просто педагогического средства», в качестве «формулы для памяти и разума».[6]

Вместе с этим, доктор философских наук Метлов В.И. полагает, что попперовская критика диалектики несостоятельна, обосновывая это следующим образом:

...невозможно не обратить внимания на то обстоятельство, что противоречивость собственно диалектического порядка возникает у Гегеля фактически в ходе и на основе взаимо-отношения субъектного и объектного уровней как форма развития взаимоотношения между «я» и «вещью» и что, следовательно, возможность столкновения такого рода противоречивости с рассудочным мышлением, на уровне которого описывается языковая и логическая активность, подчиняющаяся действию известного закона формальной логики – логики, как уже отмечалось, одного уровня, здесь полностью исключается, и критика Поппера в адрес диалектики бьет мимо цели. ...Диалектическое противоречие – это в конечном итоге определенный тип взаимоотношения субъектного и объектного и, далее, материального и идеального, оно не представляет собой нечто законченное раз и навсегда, оно имеет свою историю, развертываясь от начальных форм, антиномичности, к формам более развитым, в которых осуществляется снятие противоречивости, обретение субъектом вещи в себе, преодоление отчуждения как гносеологического (И. Кант), так и социального (А. Смит). Эта двухплоскостность диалектического противоречия, реализующаяся во взаимоотношении названных уровней, исключает саму возможность соотнесения его с противоречием формально-логическим, а потому делает иррелевантной критику диалектики типа попперовской.

В.И. Метлов Диалектика и современное научное познание // Издательство Учитель Философия и общество : Журнал. — Волгоград, 2005. — В. 4. — С. 38, 42. — ISSN 1681-4339.

Догматизм

Наглядным подтверждением слов Поппера стала судьба диалектического материализма в СССР и других социалистических странах. Жёсткая и жестокая борьба за власть, стремление к введению единомыслия и подавлению всякой интеллектуальной конкуренции привело к тому, что диалектический материализм стал квазирелигиозным культом со своим «священным писанием» — трудами считавшихся непогрешимыми «классиков марксизма-ленинизма», цитаты из которых были абсолютными аргументами в любой дискуссии. Догматизм диалектического материализма нашёл свое крайнее выражение в «Кратком курсе истории ВКП(б)», ставшем катехизисом этого культа.

Идеологический контроль в науке, основанный на философии диалектического материализма, в некоторых случаях приводил к кампаниям репрессий, в ходе которых целые научные направления объявлялись «буржуазными» и «идеалистическими», а их приверженцы подвергались гонениям и репрессиям, вплоть до физического уничтожения[7]. Примером является сессия ВАСХНИЛ 1948 года, в результате которой генетика в СССР оказалась под запретом до 1952 года и биологическая наука оказалась в застое почти на 20 лет[8]. Любопытно, что в ходе этой дискуссии «идеалистическим» было объявлено понятие о наследственном веществе (то есть материи), а «материалистическим» — содержащий элементы телеологии неоламаркизм Т. Д. Лысенко и неовиталистская теория «живого вещества» О. Б. Лепешинской.

См. также

Примечания

  1. Немецкая идеология К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные сочинения в 9 т. Т. 2. — М.:Политиздат, 1985
  2. Ленин В. И. Конспект книги Гегеля „Наука логики“ // Полн. собр. соч. Т. 29. С. 162.
  3. Карл Р. Поппер Что такое диалектика? // Институт философии РАН Вопросы философии : Журнал. — М., 1995. — В. 1. — С. 118­-138. — ISSN 0042-8744.
  4. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М., 1967. Т. I, с. 175.
  5. Плеханов Г.В. К вопросу о развитии монистического взгляда на историю. М., 1949. С. 84.
  6. Грэхэм Л.Р. Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе. М., 1991. С. 51.
  7. Loren R. Graham (2004) Science in Russia and the Soviet Union. A Short History. Series: Cambridge Studies in the History of Science. Cambridge University Press. ISBN 978-0-521-28789-0
  8. Александров В. Я. Трудные годы советской биологии

Ссылки

Литература

  • Ай Сы-ци. Лекции по диалектическому материализму. М., 1959.
  • Кессиди Ф. Х. Гераклит и диалектический материализм // Вопросы философии. 2009. № 3. С.142-146.
  • Ойзерман Т. И. Диалектический материализм и история философии (историко-философские очерки). Москва: Мысль, 1979 (2-е издание — 1982, на английском языке — Dialectical Materialism and the History of Philosophy: Essays on the History of Philosophy, Москва: Прогресс, 1984).
  • Руткевич М. Н. Диалектический материализм. М., 1973.

Материализм — Википедия

Материали́зм (лат. materialis — вещественный) — философское мировоззрение, в соответствии с которым материя, как объективная реальность, является онтологически первичным началом (причиной, условием, ограничением) в сфере бытия, а идеальное (понятия, воля, сознание и тому подобное) — вторичным (результатом, следствием). Материализм утверждает существование в сфере бытия единственной «абсолютной» субстанции бытия — материи; все сущности образованы материей, а идеальные явления (в том числе сознание) — являются процессами взаимодействия материальных сущностей. Законы материального мира распространяются на весь мир, в том числе на общество и человека.

Термин «материализм» был введён Готфридом Лейбницем: словом «материалисты» он характеризовал и Эпикура, которого считал своим предшественником, и часть противников своего синтеза материализма и идеализма[1].

Развитие материализма прослеживается в истории мировой философской мысли от её возникновения и до сегодняшнего дня.

Древняя восточная философия[править | править код]

Материалистические идеи нашли отражение и в истории восточной философии (Китай, Корея, Япония, Индия). Одним из первых представителей материализма в Индии был Аджита Кесакамбала. По мнению некоторых исследователей, глубокие исторические корни имеет материалистическая традиция в Китае. Видным представителем этой традиции считается философ Ван Чун. О существовании материалистической традиции в Японии свидетельствует и материал по истории японской философской мысли.

Античный материализм[править | править код]

Представления о материальном начале мира появляются в Древней Греции около VI века до н. э.

Первыми крупными философами, предложившими варианты материального первоисточника мира, стали так называемые милетские «физики» — Фалес (624—548 до н. э.), Анаксимандр (611—547 до н. э.) и Анаксимен (585—528 до н. э.). Они считали, что есть некое первовещество, различные сочетания и изменения форм которого создают все остальные вещества. Итогом для всех вещей является возврат к первовеществу. У Фалеса этой первоматерией являлась вода, у Анаксимандра — некий «апейрон», как неопределённая бескачественная материя, у Анаксимена — воздух.

Анаксимен, Идей Гимерийский и Диоген Аполлонийский полагали, что всё возникает из воздуха. Гераклит и Гиппас из Метапонта считали, что все возникает из огня. По мнению Энопида Хиосского, младшего современника Анаксагора, все возникает из огня и воздуха.

В то же время не ставился вопрос о первичности материи или духа. Божества считались неотъемлемой частью вселенной, а душой могли наделяться любые объекты.

Аристотель интерпретировал учения более ранних философов сквозь призму собственного учения, как предвосхитивших учение о материальном «архе» (начале) («Метафизика» II 3—9, «Физика» I, 2 слл.). Согласно этому пониманию, термин «архе», используемый перипатетиками и «архе» ионических философов, отличаются по вложенному в него смыслу[2].

Наиболее последовательно проводили материалистическую линию китайский философ Ван Чун, индийские мыслители школы чарваки, Левкипп, Демокрит, Эпикур и Лукреций Кар. Для античного представления о материальном мире, особенно для Эпикура, характерен упор на личное самосовершенствование человека: освобождение его от страха перед богами, от всех страстей и приобретение способности быть счастливым в любых обстоятельствах.

Наиболее отчётливо борьба между материализмом и идеализмом в античной философии проявилась как борьба противоположных тенденций, или линий, Демокрита и Платона[3].

Средневековье[править | править код]

В Средние века, в Европе, в условиях господства христианской философии, материалистические воззрения были существенно потеснены идеалистической философией. Кроме причин религиозного и социального характера, этому способствовали также причины гносеологического характера. Материализм до эпохи средневековья оказался неспособен выяснить отношение мышления к материи, раскрыть происхождение сознания. Официальная церковная идеология в Западной Европе из учения Аристотеля удержала всё реакционное и отбросила всё прогрессивное[3].

В эпоху расцвета Средневековья, с XI—XII веков в европейской схоластике разгорается спор между номинализмом и реализмом, который в конце XIII столетия частично выходит за границы собственно схоластики. Так, британский номиналист Дунс Скот (1266—1308) задавался вопросом: «не способна ли материя мыслить?». Уильям Оккам (1285—1349), развивая тенденцию Дунса Скота, утверждал, что только индивидуумы и представляют собой подлинную, вне субъекта существующую, объективную реальность. Естествоиспытатель Роджер Бэкон (1214—1292) попытался заменить схоластическую силлогистику опытным исследованием природы. Однако ни Роджер Бэкон, ни номиналисты, не являлись материалистами в современном смысле этого слова, так как мыслили понятиями и образами в рамках идеалистических представлений своего времени, но они стали предшественниками для материалистических идей Нового времени[4].

В противовес Европе, в странах арабского Востока, Средней Азии и Закавказья в трудах восточных мыслителей и комментаторов Аристотеля, например, Ибн Сины, присутствуют элементы материализма[3].

Материализм Нового времени[править | править код]

Джордано Бруно

В XV—XVI веках в центре внимания развивающегося естествознания встал вопрос об опыте, как единственном источнике знаний и критерии их правильности.

Ранние системы материалистических воззрений на мир в разных странах несут в себе значительные элементы материализма, в которых явно просматриваются некоторые черты античного материализма. Таков, например, материализм эпохи итальянского Возрождения XV—XVI веков, в лице Леонардо да Винчи, Джордано Бруно[5] и других.

В конце XV—XVI веков материалистические идеи таких естествоиспытателей как Галилео Галилей, Френсис Бэкон, Рене Декарт, были направлены на изучение реальных (прежде всего механических) свойств и отношений вещей природы и, соответственно, против скрытых (или абсолютных) качеств средневековых схоластов. Френсис Бэкон представлял материю качественно многообразной. Позднее эти представления были вытеснены механистическими учениями, в которых материя трактуется абстрактно-механически (Галилей) или абстрактно-геометрически (Томас Гоббс).

В XVIII веке одновременно с углублением метафизических, механистических представлений о материи и движении в отдельных системах материализма того времени возникает и усиливается стремление преодолеть этот разрыв: материалисты пытаются рассматривать тела природы как наделённые внутренней активностью, движением, хотя само это движение трактуется как механическое. Таковы, например, воззрения в картезианстве, в атомно-кинетической концепции М. В. Ломоносова, в идее Джона Толанда о неразделимости материи и движения, в динамическом атомизме Руджера Бошковича и его последователя Джозефа Пристли[3].

В современном смысле материализм зарождается, начиная с работ Томаса Гоббса. Бурного расцвета материализм достигает в эпоху французского Просвещения (Ж. Ламетри, П. Гольбах, Д. Дидро), но он в этот период остаётся механистическим и редукционистским (то есть склонён отрицать специфику сложного, сводя его к простому). Английскую материалистическую мысль в это время представляют такие мыслители как Джон Толанд, Энтони Коллинз, Давид Гартли и Джозеф Пристли.

Диалектика, как цельное учение, возникает позже, на почве немецкого идеализма. В материалистических воззрениях того времени преобладали метафизика и механицизм, однако элементы диалектики встречались уже и у Рене Декарта, Дени Дидро, М. В. Ломоносова, Джозефа Пристли, Джона Толанда, Руджера Бошковича и др.).

Главным направлением развития материализма в XIX веке явилось обогащение его диалектикой. Диалектика наивысшего развития достигла на почве идеализма в философии Гегеля. По мере развития материализма объективно возникла задача слияния диалектики с материализмом. Этот процесс был начат в XIX веке, но не доведён до конца представителями русского материализма: А. И. Герценом, В. Г. Белинским, Н. А. Добролюбовым, Н. Г. Чернышевским, которые, продолжая материалистические идеи М. В. Ломоносова и А. Н. Радищева, сделали попытку соединить материализм с диалектикой Гегеля. Крупный шаг вперёд на этом пути сделал немецкий философ Людвиг Фейербах, когда отбросил абсолютную идею Гегеля, игравшую в гегелевской системе роль «творца всего сущего». Однако вместе с абсолютным идеализмом он отбросил и диалектику.

Определяющее влияние на европейскую философию материализм приобретает в XIX веке (К. Маркс, Ф. Энгельс, Л. А. Фейербах, Д. Ф. Штраус, Я. Молешотт, К. Фохт, Л. Бюхнер, Э. Геккель, Е. Дюринг).

Диалектический материализм. Задачу соединения материализма с диалектикой впервые решили Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Основными источниками диалектического материализма послужили гегелевская диалектика и французский материализм XVIII века, через материализм Фейербаха. Такой подход Маркса позволил систематизировать уже имевшийся в историко-философской практике материал, перевести диалектику на базу материализма и придать материалистическому мировоззрению форму целостного учения.

Объединение материализма и диалектики в марксистской философии в XIX веке произвело очень сильное влияние на философию XIX—XX веков. Одной из заметных сторон такого изменения в истории философской мысли стало распространение материалистических воззрений на историю развития общества, получившее название исторического материализма[3].

Исторический материализм. Согласно господствующим идеалистическим представлениям, считалось, что ход истории обусловлен лишь субъективной волей и поступками лидеров, и не имеет отдельной самостоятельной объективной направленности. Так, Гегель в своей работе «Философия истории» предположил, что в основе исторического процесса лежит саморазвивающееся высшая идея, идеальное начало, мировая душа, которая становится объективной необходимостью для всех остальных. Маркс, развивая диалектику Гегеля, предположил, что причиной и движущей силой исторического развития являются внутренние противоречия в производственной сфере, которые с развитием общества приобретают форму классовой борьбы. По мнению Маркса, эта причина объективна и не столь сильно зависит от конкретных людей, участвующих в исторических процессах, как считают сторонники идеализма.

В соответствии с материалистической диалектикой самого Маркса, производственные отношения определяются уровнем развития производительных сил. На основании этого, Маркс предложил свою версию периодизации истории[6], утверждая, что развитие человеческого общества проходит через пять так называемых «общественно-экономических формаций». В своих поздних работах, к ранее предложенным формациям, Маркс добавил ещё три новых «способа производства»: «античный», «германский» и «азиатский»[7].

Дальнейшее развитие диалектического и исторического материализма в конце XIX — начале XX веков, связано с трудами В. И. Ленина. С учётом накопленных к этому времени естествознанием знаний, Ленин дал своё определение материи: материя — это «…философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них»[8].

В XX веке в западной философии материализм развивался в основном как механистический, но у ряда западных философов-материалистов сохранялся интерес и к диалектике.

К материализму часто относят натурализм, поскольку он не отводит человеку особого места в природе; эмпиризм, который расценивает как реальное только то, что может быть проверено только посредством естественнонаучных методов; неопозитивизм, с самого начала отрицающий объяснение духовно-душевной сущности дел. Однако позитивизм и неопозитивизм материализмом всё же назвать нельзя, потому что обе философские концепции отвергают саму постановку вопроса о самостоятельном существовании какого-либо бытия вне познающего мышления субъекта; считает возможным только анализ ощущений и систематизирующего их языка. Отчасти материалистична также философия Бертрана Рассела и его школы: хотя Рассел и отрицает понятие субстанции, мышление он считает классом событий в мозгу человека.

В современной философии конца XX и начала XXI века материализм представлен философским направлением «онтологической философии», видным выразителем которого является американский философ Барри Смит (англ.)[9]. Философский материализм именно потому можно назвать самостоятельным направлением философии, что он разрешает ряд проблем, постановка которых исключена другими направлениями философского познания[10].

Еще одной, в принципе, продолжающей и в какой-то мере расширяющей материалистическое представление, концепцией можно назвать принцип семантического экстернализма (англ.), в котором содержание высказывания объясняется как «внешне обусловленное».

Элиминативизм как разновидность материализма критически относится к понятийному аппарату современных научных представлений о психических процессах. Представители элиминативизма считают, что психологические концепции, представления о сознании и соответствующий категориальный аппарат требуют замены новым подходом, который оперирует понятиями нейронных взаимодействий головного мозга. Категории «желание», «мотив», «вера», «понимание» должны исчезнуть из описаний психических процессов, как исчезли в своё время понятия флогистона, теплорода, витализма. Элиминативизм развивался в работах Пола Черчленда (англ.)русск. и Патриции Черчленд[11], Дэниела Деннета.

  1. Левин Г. Д. Материализм // Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Стёпин, заместители предс.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. — 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  2. А. В. Лебедев. АРХЕ // Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.
  3. 1 2 3 4 5 Б. М. Кедров. Материализм (рус.). Философская энциклопедия. Дата обращения 2 мая 2013.
  4. ↑ «Материализм» // Большая советская энциклопедия, 1 издание, — М.: Советская энциклопедия, 1938, Т. 38, С. 416—
  5. ↑ Ingrid D. Rowland, Giordano Bruno: Philosopher & Heretic (N.Y.: Farrar, Straus and Giroux, 2008)
  6. ↑ Большая советская энциклопедия, 2-е изд., т. 30, с. 420
  7. ↑ Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., М., 1955—1961. т. 48, с. 157, т. 46/I, с. 462-469, 491
  8. ↑ Ленин В. И. Полное собрание сочинений, том 18, стр. 131.
  9. ↑ Страница Барри Смита на сайте университета Баффало.
  10. ↑ см. Метод познания современного философского материализма Архивная копия от 25 июня 2006 на Wayback Machine на сайте «Концепция двух продолжений».
  11. ↑ Churchland, P.M. (1988). Matter and Consciousness, revised Ed. Cambridge, MA, The MIT Press. ISBN 0-262-53074-0.
на русском языке
  • Аникеев Н. П. О материалистических традициях в индийской философии. М., 1965. — 260 с.
  • Гулыга А. В. Из истории немецкого материализма. М., 1962.
  • Деборин А. М. Очерки по истории материализма XVII-XVIII вв. М.-Л., 1930. — 300 с.
  • История философии: Запад — Россия — Восток / Под ред. Н. В. Мотрошиловой. — Т. 1 — 4. — М.
  • История философии в кратком изложении. М., 1991. (Перевод с чеш.)
  • Материализм / Кедров Б. М. // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  • Кессиди Ф. Х. Гераклит и диалектический материализм // Философия и общество. 2009. № 4. С. 64—73.
  • Комарова В. Я. Становление философского материализма в Древней Греции. Л., 1975.
  • Лан­ге Ф. А. Ис­то­рия ма­те­риа­лиз­ма и кри­ти­ка его зна­че­ния в на­стоя­щее вре­мя: ис­то­рия ма­те­риа­лиз­ма до Кан­та. 3-е изд. М., 2009.
  • Лан­ге Ф. А. Ис­то­рия ма­те­риа­лиз­ма и кри­ти­ка его зна­че­ния в на­стоя­щее вре­мя: ис­то­рия ма­те­риа­лиз­ма по­сле Кан­та. 3-е изд. М., 2010.
  • Левин Г. Д. Материализм // Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Стёпин, заместители предс.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. — 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  • Максимов А. А. Очерки по истории борьбы за материализм в русском естествознании. М., 1947.
  • Маркс К., Энгельс Ф., Ленин В. И. О диалектическом и историческом материализме
  • Материализм // Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. — 4-е изд.-М.: Политиздат, 1981. — 445 с.
  • Материалисты Древней Греции. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955 на сайте Руниверс
  • Нагата Х. История японского материализма. М. Мысль. 1990. 333 с. ISBN 5-244-00382-8
  • Материализм / Попов Ю. Н. // Маниковский — Меотида [Электронный ресурс]. — 2011. — С. 360. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 19). — ISBN 978-5-85270-353-8.
  • Радлов Э. Л. Материализм // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Радуль-Затуловский Я. Б. Из истории материалистических идей в Японии. М., 1972. — 290 с.
  • Рассел Б. История западной философии. В 3-х кн. Любое изд.
  • Реале Дж., Антисери Д. (англ.)русск. Западная философия от истоков до наших дней. — Т. 1 — 4. — СПб.
  • Семёнов Ю. И. «Философия истории» // «Современные тетради», 2003 — крупнейшая теоретическая работа в области исторического материализма
  • Семёнов Ю. И. «Диалектический (прагмо-диалектический) материализм: его место в истории философской мысли и современное значение»
  • Тимошенко В. Е. Материализм Демокрита. М., 1959. — 96 с.
  • Уткина Н. Ф. Естественнонаучный материализм в России XVIII века. М., 1971.
  • Хиншун Я. Материалистическая мысль в древнем Китае. М., 1984. — 181 с.
  • Gupta, Uma. Materialism in the Vedas. New Delhi, 1987. — ISBN 81-7054-038-0
  • The Waning of Materialism / Edited by Robert C. Koons and George Bealer. — 1 edition. — Oxford; New York: Oxford University Press, 2010. — xxxi, 490 p. — ISBN 978-0-19-955619-9.
на других языках
  • Bloch E. Das Materialismusproblem, seine Geschichte und Substanz. Fr./M., 1972;
  • Contemporary Materialism: A Reader. / Eds. Moser P. K., J. D. Trout (англ.)русск.. New York: Routledge, 1995.
  • Materialism and the mind-body problems / Ed. D. Rosenthal. 2nd ed. Indianapolis, 2000;
  • Vitz­thum R. C. Materialism: an affirmative history and definition. Amhert, New York: Prometheus Books, 1995.
⛭

Диалектический материализм - Антимодернизм.ру

Диалектический материализм

Ю.М. Бохеньский

А. Диалектический материализм. Характеристика

Диалектический материализмВ совокупной европейской философии диалектический материализм занимает совершенно особое положение. Прежде всего, у него почти нет сторонников в академических кругах за исключением России, где он является официальной философией и пользуется в силу этого преимуществами, как никакая другая школа современности. Далее, он представляет собой философию одной политической партии, а именно, коммунистической партии, и тем самым он теснейшим образом связывается с экономическими и политическими теориями, а также с практической деятельностью этой партии, рассматривающей его как свою «общую теорию» — также уникальная ситуация. В России, где правит коммунистическая партия, нельзя обучать никакой другой философии, кроме диалектического материализма, и даже за истолкованием его классических текстов очень строго следят. Этой слежкой, но также, по-видимому, и русским национальным характером объясняется и своеобразная внешняя форма публикаций диалектических материалистов. Эти публикации отличаются от всех других прежде всего своим единообразием — все авторы говорят в точности одно и то же, а также наличием бесчисленных ссылок на классиков, которые на каждом шагу должны подкреплять выдвигаемые положения. Возможно, что слежка виновата и в том, что философы этой школы столь посредственны. Во всяком случае она отвечает за крайний догматизм, шовинизм и агрессивную позицию диалектических материалистов.

Но еще важнее, чем эти особенности, которые могли бы быть преходящими, реакционный характер диалектического материализма: фактически эта философия возвращает нас к середине XIX столетия, пытаясь возродить в неизменном виде духовную ситуацию того времени.

Б. Истоки и основатели

Основателем диалектического материализма у русских считается знаменитый теоретик науки Карл Генрих Маркс (1818-1883), с которым тесно сотрудничал Фридрих Энгельс (1820-1895). Маркс был учеником Гегеля. В период, когда он учился в Берлинском университете (1837-1841), в гегелевской школе уже выделились «правые» и «левые». Заметным представителем этих левых, истолковавшим гегелевскую систему материалистически и представившим мировую историю как развитие не духа, а материи, был Людвиг Фейербах (1804-1872). Маркс тесно примкнул к Фейербаху, в то же время находясь под влиянием восходящего естественнонаучного материализма. Этим объясняется его преклонение перед наукой, его глубокая и наивная вера в прогресс и его увлечение эволюционизмом Дарвина. При этом сам Маркс был экономистом, социологом и социальным философом; он основал исторический материализм, тогда как общефилософское основание системы, диалектический материализм — в основном дело рук Энгельса. Этот диалектический материализм заключается в соединении гегелевской диалектики с материализмом XIX столетия.

Впоследствии учения Маркса и Энгельса были подхвачены Владимиром Ильичем Ульяновым (Ленин, 1870-1924), который их истолковал и предписал коммунистической партии. Ленин незначительно изменил марксистское учение, но он развил его дальше в ходе полемики с его механистическими и эмпириокритицистскими истолкованиями. Сотрудничавший с ним и наследовавший ему в руководстве партией Иосиф Виссарионович Джугашвили (Сталин, 1879-1953) систематизировал учение Маркса в соответствии с его ленинским толкованием. Таким образом сформированная философия называется «марксизмом-ленинизмом-сталинизмом» и рассматривается в России как неделимое целое. Ее излагают в энциклопедиях, в посредственных работах и небольших катехизисах, а в высших учебных заведениях советского государства она — обязательный предмет. Что же касается авторов соответствующих учебных пособий, то они вряд ли заслуживают упоминания, поскольку, как уже сказано, они лишь повторяют рассуждения Ленина и Сталина.

В. Ход событий в России

Здесь стоит кое-что добавить о философии в советской России, так как советско-русская философия тождественна диалектическому материализму, а его западноевропейские сторонники важны лишь постольку, поскольку они соглашаются с русскими философами. Объясняется это тем, что своим влиянием диалектический материализм почти исключительно обязан поддержке со стороны партии, а партия строго централизована и допускает лишь философию, соответствующую русским нормам.

В истории советско-русской философии выделяются четыре периода. 1) После короткого военного периода (1917-1921), во время которого царила еще относительная свобода, все немарксистские философы были арестованы, высланы из России или ликвидированы. 2) В период 1922-1930 гг. развернулись острые дискуссии между так называемой «механистической» и «меньшевистско-идеалистической» школой. Первая из них представляла диалектический материализм как чистый материализм, а вторая, руководимая А.М. Дебориным, стремилась удержать в равновесии оба его элемента. 3) 15 января 1931 г. обе школы были осуждены Центральным комитетом партии, и с этого начался третий период (1931-1946), во время которого, если не считать выхода в свет работы Сталина (1938) («О диалектическом и историческом материализме» — ред.), философская жизнь в России совсем замерла. Философы публиковали лишь комментарии или популяризаторские книжки. 4) Четвертый период открывается речью А.А. Жданова, произнесенной 24 июня 1947 г. по поручению Центрального комитета и лично Сталина. В этой речи Жданов осуждает одного из ведущих русских философов, Г.Ф. Александрова, и требует от всех русских философов более активной систематической работы. Ответ на это требование последовал незамедлительно. В настоящее время (1950) в России идут острые дискуссии об истолковании «классиков» в связи с некоторыми специальными областями, в которых оно еще не было догматически утверждено названной брошюрой Сталина. В этой связи можно упомянуть осуждение «Логики» В.Ф. Асмуса из-за ее «аполитичного и объективистского характера» (1948), отречение Б.М. Кедрова от своей попытки приглушить дикий национализм (1949), нынешние (1950) нападки на «Основы общей психологии» С.Л. Рубинштейна и особенно дискуссию вокруг значительной работы М.А. Маркова «О природе физического знания» (1947), которую А.А. Максимов заклеймил как неправоверную (1948).

Соответствующие процессы происходили и в области психологии. Если ранее само слово «психология» считалось неправоверным и его пытались заменить «реактологией» или другими названиями, то в последнее время психология допущена в качестве законного учебного предмета (как, впрочем, и ранее отвергавшаяся логика). Во всех этих дискуссиях, как и в известной дискуссии о генетике (1948), роковую роль сыграл М.Б. Митин. Он считался выразителем взглядов правительства и участвовал во всех осуждениях своих слишком самостоятельно мыслящих коллег. Между тем Митин может считаться виднейшим философским представителем современного диалектического материализма.

Стоит еще отметить, что все эти дискуссии проходят строго в рамках диалектического материализма, не покушаясь ни на одно из определенных Сталиным основных положений системы, а дискуссионные приемы заключаются в том, что противники стремятся уличить друг друга в неверности Марксу-Энгельсу-Ленину-Сталину. При этом, надо заметить, они меньше всего ссылаются на самого Маркса, а главным образом на Энгельса и Ленина.

Г. Материализм

Согласно материализму, единственный действительный мир — это материальный мир, а дух есть лишь продукт материального органа — мозга. Противопоставление материи и сознания имеет лишь гносеологический смысл, а онтологически существует только материя. Правда, диалектические материалисты критикуют прежние материалистические теории, но эта критика касается не материализма как такового, а исключительно отсутствия «диалектического» элемента, отсутствия правильного понимания развития.

Разумеется, оценка диалектического материализма зависит от того, какой смысл вкладывается в слово «материя». В этом отношении есть определенная трудность, связанная с ее ленинским определением.

Согласно Ленину, материя есть лишь «философская категория для обозначения объективной реальности», причем в теории познания материя все время противопоставляется сознанию и отождествляется с «объективным бытием». Между тем, здесь не должно быть никаких сомнений, ибо, с другой стороны, диалектические материалисты утверждают, что материю мы познаем с помощью наших чувств, что она подчиняется детерминистским и чисто каузальным законам и противостоит сознанию. В общем ясно, что слово «материя» у диалектических материалистов никакого другого, кроме обыденного, смысла не имеет. Диалектический материализм это классический и радикальный материализм.

В то же время этот материализм — не механистический. Согласно принятому учению, механическим законам подчинена лишь неорганическая материя, но не живая материя, которая подчиняется хотя и детерминистско-каузальным, но не механическим законам. Даже в физике диалектические материалисты не отстаивают безусловный атомизм.

Д. Диалектическое развитие; монизм и детерминизм

Материя находится в постоянном развитии, в результате чего возникают все более сложные вещи — атомы, молекулы, живые клетки, растения, люди, общество. Таким образом, развитие рассматривается не как круговое, а как линейное и притом в оптимистическом духе: всякое последнее есть всегда более сложное, которое отождествляется с лучшим и высшим. Диалектические материалисты полностью сохранили веру XIX века в прогресс через развитие.

Но это развитие происходит, с их точки зрения, путем целого ряда революций: в сущности каждой вещи накапливаются небольшие количественные изменения; возникает напряженность, борьба, и к определенному моменту новые элементы становятся достаточно сильны, чтобы нарушить равновесие; тогда из предыдущих количественных изменений скачком возникает новое качество. Таким образом, борьба является движущей силой развития, которое идет скачками: это так называемое «диалектическое развитие».

Весь этот процесс развития совершается без цели, происходя под давлением чисто каузальных факторов путем толчков и борьбы. Строго говоря, мир не имеет ни смысла, ни цели, он развивается вслепую в соответствии с вечными и исчислимыми законами.

Нет ничего устойчивого: диалектическим развитием охвачен весь мир и все его составные части; всюду и везде умирает старое и нарождается новое. Нет ни неизменных субстанций, ни «вечных принципов». Лишь материя как таковая и законы ее изменения вечно сохраняются во всеобщем движении.

Мир рассматривается как единое целое. В противоположность метафизике, которая (согласно этому учению) видела в мире множество не связанных между собой сущностей, диалектические материалисты отстаивают монизм, причем в двух смыслах: мир для них это единственная реальность (помимо него нет ничего и особенно никакого Бога) и он в принципе однороден, всякий дуализм и плюрализм отбрасываются как ложные.

Законы, управляющие этим миром, это детерминистские законы в классическом смысле слова. Правда, по некоторым основаниям диалектические материалисты не хотят называться «детерминистами». Согласно их учению, например, рост растения определяется не просто законами этого растения, ибо в силу какой-то внешней причины, скажем града, эти законы могут оказаться не действующими. Но по отношению ко всей вселенной, согласно диалектическим материалистам, всякая случайность, очевидно, исключается; совокупность мировых законов безусловно определяет все движение мирового целого.

Е. Психология

Сознание, дух есть лишь эпифеномен, «копия, отображение, фотография» материи (Ленин). Без тела сознание существовать не может; оно есть продукт мозга. Материя всегда первична, а сознание или дух вторично. Следовательно, не сознание определяет материю, но, наоборот, материя определяет сознание. Таким образом, марксистская психология материалистична и детерминистична.

В то же время этот детерминизм более тонкий, чем у прежних материалистов. Прежде всего, как мы это уже отмечали по поводу случайности, диалектические материалисты вовсе не желают считаться детерминистами. С их точки зрения, существует возможность использовать законы природы, это свобода. Правда, сам человек остается обусловленным собственными законами, но он это сознает, и его свобода состоит (как у Гегеля) в сознании необходимости. Кроме того, согласно диалектическим материалистам, материя не непосредственно определяет сознание; скорее, она действует через посредство общества.

Дело в том, что человек по своей сути социален, без общества он жить не может. Только в обществе он может производить жизненно необходимые блага. Орудия же и способы этого производства определяют в первую очередь покоящиеся на них межчеловеческие отношения и опосредованно через эти последние — сознание людей. Это тезис исторического материализма: все, что человек мыслит, желает, хочет и т.д., есть в конечном итоге следствие его экономических потребностей, складывающихся на основе способов производства и общественных отношений, создаваемых производством.

Эти способы и отношения беспрестанно изменяются. Тем самым общество подводится под закон диалектического развития, проявляющегося в общественной борьбе классов. Со своей стороны, все содержание человеческого сознания обусловлено обществом и оно изменяется по ходу экономического прогресса.

Ж. Теория познания

Так как материя определяет сознание, познание должно пониматься реалистски: субъект не производит объект, но объект существует независимо от субъекта; познание заключается в том, что в уме наличествуют копии, отражения, фотографии материи. Мир не является непознаваемым, он вполне познаваем. Разумеется, подлинный метод познания — только в науке, связанной с технической практикой; а прогресс техники достаточно доказывает, насколько несостоятелен любой агностицизм. Познание есть в сущности чувственное познание, но необходимо и рациональное мышление — для упорядочивания данных опыта. Позитивизм — это «буржуазное шарлатанство» и «идеализм»; в действительности мы через явления постигаем сущность вещей.

Во всем этом марксистская гносеология выступает как безусловный и наивный реализм хорошо известного эмпиристского типа. Своеобразие же диалектического материализма состоит в том, что с этими реалистскими взглядами он связывает еще другие, а именно, прагматистские. Из того, что все содержание нашего сознания определяется нашими экономическими потребностями, следует, в частности, что каждый общественный класс имеет собственную науку и собственную философию. Независимая, беспартийная наука невозможна. Истинно то, что ведет к успеху; критерием истины является только практика.

Эти две теории познания существуют в марксизме бок о бок, причем марксисты не очень стараются согласовать их друг с другом. Самое большее, ссылаются на то, что наше познание стремится к совершенной истине, а пока она по нашим потребностям относительна. Здесь, по-видимому, теория впадает в противоречие, ибо даже если бы истина определялась через потребности, познание не могло бы быть никакой, даже частичной, копией реальности.

З. Ценности

Согласно историческому материализму, все содержание сознания зависит от экономических потребностей, которые со своей стороны постоянно развиваются. Это особенно касается морали, эстетики и религии.

В отношении морали диалектический материализм не признает никаких вечных законов; у каждого общественного класса своя собственная мораль. Для самого прогрессивного класса, пролетариата, высшее моральное правило таково: лишь то нравственно хорошо, что способствует разрушению буржуазного мира.

В эстетике дело обстоит сложнее. Приходится признать, что в самой действительности, в самих вещах имеется объективный элемент, образующий основу нашей эстетической оценки, побуждающий нас считать что-либо красивым или безобразным. Но с другой стороны, оценка зависит также от развития классов: так как у разных классов разные потребности, то каждый оценивает по-своему. Соответственно этому искусство нельзя отрывать от жизни, оно должно принимать участие в классовой борьбе. Его задача — дать изображение героических усилий пролетариата в его борьбе и в строительстве социалистического общества (социалистический реализм).

Наконец, в отношении религии теория опять выглядит несколько по-иному. Согласно диалектическим материалистам, религия есть совокупность ложных и фантастических, осужденных наукой утверждений. Лишь наука дает нам возможность познать действительность. Корень религии — страх: будучи бессильны по отношению к природе, а затем по отношению к эксплуататорам, люди стали обожествлять эти силы и молиться на них; в религии, в вере в потустороннее они нашли утешение, которого они не могли найти в своем рабском существовании эксплуатируемых. Для эксплуататоров же (феодалов, капиталистов и т.п.) религия оказалась прекрасным средством для того, чтобы держать массы в узде: с одной стороны, она приучает их к послушанию эксплуататорам, а с другой, обещая лучшую долю после смерти, отвлекает пролетариев от революции. Но пролетариат, который никого не эксплуатирует, не нуждается в религии. Если мораль и эстетика должны лишь измениться, то религия должна полностью исчезнуть.

Публикуется по изд.

Бохеньский Ю.М. Современная европейская философия. М.: Научный мир, 2000

11. Диалектический материализм

11. Диалектический материализм как новое (пятое) фило­софское направление, его отличие от старого материализма. Философские, естественнонаучные и социальные, предпосылки возникновения нового материализма в середине XIX столетия, его современное состояние.

Диалектический метод предполагает рассмотрение всех явлений и процессов во всеобщей взаимосвязи, взаимообусловленности и развития. Первоначально термин «диалектика» означал искусство ведения спора и разрабатывался, по преимуществу, в целях совершенствования ораторского искусства. Родоначальниками диалектики можно считать Сократа и софистов. Вместе с тем, диалектика разрабатывалась в философии как метод анализа действительности. Вспомним учение о развитии Гераклита, а позже Зенона, Канта и др. Однако только Гегель придал диалектике наиболее развитую и совершенную форму.

Гегель характеризовал диалектику как движущую душу истинного познания, как принцип, вносящий в содержание науки внутреннюю связь и необходимость. Заслуга Гегеля, по сравнению с его предшественниками, состоит в том, что он дал диалектический анализ всех важнейших категорий философии и сформировал три основных закона: закон перехода количественных изменений в качественные, закон взаимопроникновения противоположностей и закон отрицания отрицания; в том, что он впервые представил весь природный, исторический и духовный мир в виде процесса, т. е. в беспрерывном движении, изменении, преобразовании и развитии, и сделал попытку раскрыть внутреннюю связь этого движения и развития.

Современный (диалектический) материализм формируется в 40-х годах 19 столетия на основе тех достижений в области естествознания, о которых уже говорилось выше: закон сохранения и превращения энергии, эволюционная теория Дарвина, теория клеточного строения организма, достижения в области геологии и палеонтологии, теория органического синтеза. Хотя эти открытия и не поколебали механистической картины мира, господствовавшей до конца 19 века, но, тем не менее, нанесли существенный удар по метафизическому миропониманию, ибо позволили объяснить природу не как совокупность не связанных между собой тел, а как систему взаимосвязанных тел и процессов в природе; другими словами, естествознание диктовало необходимость перехода к диалектическому объяснению мира, развитому в рамках гегелевской философии.

Диалектический материализм, как в период своего формирования, так и в настоящее время, опирается на определенную научную картину мира. Естественно-научной предпосылкой формирования диалектического материализма, как отмечали его создатели, послужили три великих открытия:

1) закона сохранения энергии, утверждающего неуничтожимость энергии, ее перехода из одного вида в другой; 2) установление клеточного строения живых тел, когда было доказано, что клетка является элементарной структурной единицей всего живого: растений, животных микроорганизмов; 3) теория эволюции Ч. Дарвина, обосновавшего мысль о естественном происхождении и эволюции жизни на Земле, а также положение о естественном происхождении в процессе этой эволюции человека.

Особенности:

1) Первая особенность диалектического материализма как философской школы состоит в том, что он соединяет в едином учении материалистическое понимание природы и истории с принципами диалектики.

2) Вторая особенность диалектического материализма по сравнению с классическим (метафизическим) связана с решением ОВФ. Для классического материализма характерно натуралистическое понимание человека и его способностей: разума, сознания мышления. Это понимание состоит в том, что сознание человека стремились объяснить из естественных причин. Предполагая, что сознание формируется как результат непосредственного воздействия природы на органы чувств человека, либо как следствие биологической эволюции. Диалектический материализм указывает на то, что биологических предпосылок недостаточно для объяснения феномена сознания, хотя без таких предпосылок его возникновение необъяснимо, что истоки сознания лежат не в природе, как таковой, а в активном отношении человека к природе через практическую деятельность (труд). Тем самым, по-иному решается и вопрос об отношении сознания к бытию: это отношение не непосредственное, оно опосредованное трудом, в силу чего все способности человека и он сам как биологический вид формируется в процессе социальной эволюции, эти способности не есть нечто данное от природы, оно есть результат длительного социального процесса.

3) Третья особенность диалектического материализма состоит в том, что он покончил с натурфилософской тенденцией как материализма, так и идеализма, на открытие некоего первоначала – causa finalis мира. Эти поиски были в свое время оправданы, ибо они означали объяснение мира, исходя из него самого, но они в то же время выражали претензии на то, чтобы путем определения такой causa finalis построить законченную теоретическую модель мира. В рамках диалектического материализма понятие субстанции сохранило свое значение – как логическое требование за видимым наблюдаемым многообразием искать внутреннюю закономерность.

4) Четвертая особенность диалектического материализма – преодоление непоследовательности классического материализма, выражающегося в его неспособности распространять принципы материализма на области общих явлений. Другими словами, все материалисты от Бэкона до Фейербаха оказывались на позициях идеализма понимания общественной жизни.

Маркс и Энгельс, удержав мысль Гегеля о вечном процессе развития, отбросили предвзятое идеалистическое воззрение. Обратившись к жизни, они увидели, что не развитие духа объясняет развитие природы, а наоборот - дух следует объяснить из природы, материи и развитие человеческого общества обусловливается развитием материальных, производительных сил.

Основным недостатком “старого”, в том числе и фейербаховского, материализма Маркс и Энгельс считали то, что этот материализм был «преимущественно механическим», не учитывая новейшего развития химии и биологии; то, что они “сущность человека” понимали абстрактно, а не как “совокупность” (определенных конкретно исторически) “всех общественных отношений.

Классическое для диалектического материализма определение материи сформулировал В. И. Ленин. В книге «Материализм и эмпириокритицизм» он писал: «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них». Таким образом, В. И. Ленин отделил понятие материи от всех конкретно-научных представлений о ней. Единственное свойство материи, с которым связана философия – это свойство объективной реальности, т.е. существование реального мира вне и независимо от сознания каждого конкретного человека и человечества в целом.

Сознание же в целом трактуется в диалектическом материализме как особое свойство материи, присущее ей на высшей стадии развития, а именно на той стадии, когда в процессе развития материи сформировалось человечество. Таким образом категория материи в диалектическом материализме возведена на уровень субстанции. Все многообразие бытия диалектический материализм рассматривает как производные от материи виды и формы ее проявления. Материя как таковая не существует. Она существует в конкретных бесконечно многообразных видах и формах вещей, процессов, явлений, состояний и т.д. Ни один из этих многообразных видов, форм, процессов, явлений, состояний не может быть отождествлен с материей, но все их многообразие, включая из связи и взаимодействия, составляют материальную действительность. А это значит, что ленинское определение материи содержит в себе материалистическое решение основного мировоззренческого вопроса о первичности материального или идеального бытия. Оно ориентирует людей на признание существования вне и независимо от сознания материального мира.

Вместе с тем, в этом определении содержится указание на производный, вторичный характер человеческого познания, а, следовательно, и сознания. Познание определяется в данном определении как отражение материи.

В наше время идея развития, эволюции, вошла почти всецело в общественное сознание, но иными путями, не через философию Гегеля. Однако эта идея в той формулировке, которую дали Маркс и Энгельс, опираясь на Гегеля, гораздо более всестороння, гораздо богаче содержанием, чем ходячая идея эволюции.

диалектический материализм - это... Что такое диалектический материализм?

        ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — понятие, обозначавшее в советской философии и идеологии теоретическую часть марксизма. В советской философской литературе возникновение Д. м. относилось к 1840-м. Однако у Маркса и Энгельса не было этого термина, они говорили о «новом», «современном материализме» для отличия своих взглядов от материалистов 17—18 вв. Название «Д. м .» впервые появилось в статье Г. В. Плеханова «К шестидесятилетию годовщины смерти Гегеля» (1891), а затем перешло в работы Ленина и других русских марксистов. Формирование Д. м. в более или менее стандартное учение прошло через ряд этапов и завершилось лишь к концу 1930-х. При этом споры о сути этого учения были не столько философскими, сколько партийно-идеологическими и постоянно сопровождались обвинениями в ревизионизме, идеализме и т.п.

        Первый этап такой полемики относится к началу 20 в., когда некоторые русские марксисты решили дополнить марксизм, который трактовали тогда как социальное учение, философскую теорию, прежде всего гносеологию. Попытки совместить марксизм с гносеологией неокантианцев, Э. Маха, Р. Авенариуса вызвали резкую отповедь В.И. Ленина в книге «Материализм и эмпириокритицизм» (1909). Жесткая критика «ревизионистов» сопровождалась оформлением ортодоксальной концепции, за которой закрепилось название «Д. м.». Основными авторитетными источниками при этом служили работы Энгельса «Анти-Дюринг» (1878) и «Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии» (1888). Из этого наследия в среде русского «кружкового марксизма» были извлечены некоторые основные положения, вошедшие затем в стандартный корпус Д. м.: основной вопрос философии, формы движения материи, законы и некоторые категории диалектики.

        Следующий этап консолидации Д. м. приходится на 1920-е и характеризуется следующими процессами: пресечением критики марксизма, появлением работ, создавших образ Ленина как великого теоретика марксистской философии, ожесточенной борьбой так называемых «диалектиков» и «механицистов» за лидерство на «философском фронте». В те же годы были опубликованы еще два классических источника Д. м.: «Диалектика природы» Энгельса (1925) и «Философские тетради» Ленина (1929). «Диалектики» во главе с A.M. Дебориным в 1929 добились официального осуждения «механицистов» и внесли в Д. м. ряд гегельянских положений. Но уже в начале 1930-х против них выступила группа молодых партийных функционеров во главе с М.Б. Митиным и П.Ф. Юдиным. Будущие сталинские академики, надолго возглавившие советский «философский фронт», обвинили деборинцев в недостатке партийности. Сталин поддержал это выступление, квалифицировав Деборина и его сторонников как «меньшевиствующих идеалистов» (классически-бессмысленный ярлык, отражавший вместе с тем теснейшее переплетение философского и идеологического языков в Д. м.).

        В 1930—40-е Д. м. оформился в догматическую конструкцию в результате следующих процессов: превращения его в элемент государственной идеологии тоталитарного режима; создания образа Сталина как еще одного великого теоретика марксизма; канонизации формы и содержания Д. м. в официальных учебниках, словарях и энциклопедиях; превращения его в язык идеологического насилия, что проявилось в кампаниях «диалектизации науки», в лысенковщине и сходных феноменах. Написанная Сталиным для «Краткого курса истории ВКП(б)» (1938) глава «О диалектическом и историческом материализме» считалась одной из вершин марксистской мысли, а ее язык и оценки сопровождали советский «диамат» до его конца.

        В Д. м. отсутствовали имманентные импульсы к развитию, его содержание представляло собой смесь из цитат классиков и кочующих из текста в текст трафаретных формулировок. В своей канонизированной форме Д. м. представляет собой конструкцию, состоящую из следующих основных частей. Его ядром служил «основной вопрос философии» (отношение сознания к бытию, духовного к материальному), с помощью которого, с одной стороны, все философские учения делились на материалистические, идеалистические и дуалистические по онтологическому принципу, с другой — классифицировались в гносеологическом отношения на отстаивающие познаваемость мира и склоняющиеся к скептицизму и агностицизму. Доказывалось, что ни одно из философских учений, кроме Д. м., не решало этот «основной вопрос» вполне удовлетворительным образом. Д. м. скреплялся в «последовательно монистическое учение» тезисом о единстве диалектики, логики и теории познания, или о единстве законов бытия и законов мышления. Это единство дополнялось и конкретизировалось набором «основных принципов»: материального единства мира, всеобщности движения и развития, всеобщей связи, а также принципами партийности и практики, которые носили явно идеологический смысл. Далее Д. м. делился на три раздела. В первом излагалось учение о материи: истолкование ленинского определения материи, пространства и времени как форм ее существования, восходящая к Энгельсу концепция форм движения материи (механическая, физическая, химическая, биологическая и социальная формы движения). Во втором разделе диалектика изображалась как общая теория развития, равно применимая к природе, обществу и мышлению. Ее сущность составляли три знаменитых закона: единство и борьба противоположностей, переход количественных изменений в качественные, отрицание отрицания. Менее важные закономерности сущего описывались в парных категориях явления и сущности, единичного и общего, случайности и необходимости и т.п. Третьим разделом была теория познания — «ленинская теория отражения», излагаемая обычно на элементарном психологическом языке. Сюда же входило учение об истине как асимптотическом движении от относительных истин к абсолютной, удостоверяемом практикой.

        Критическому анализу Д. м. посвящено значительное число работ как русских философов, так и западных «советологов». Общий их рефрен состоит в том, что, объявивший себя «единственно научной философией», Д. м. на деле является догматическим и безликим в теоретическом отношении явлением, подавившим свободную философскую мысль. Тысячи философов, вынужденных толковать и перетолковывать эту науку «о трех законах», миллионы людей, пропускаемых в учебных заведениях и в системе «политпросвета» через курс «диамата и истмата», являли собой картину «философствования», невиданную с времен изобретения философии древними греками.

        Распад Д. м. начался в 1950-е , против его вмешательства в науку выступили ученые, они же поддерживали стремление дистанцироваться от Д. м. философов, занимавшихся философскими вопросами естествознания. Наряду с этим его разрушали философы (Э.В. Ильенков, А.А. Зиновьев, М.К. Мамардашвили и др.), которые начали обращаться к «подлинному Марксу»: изучать гегельянские истоки марксизма, реконструировать логику «Капитала» (методы восхождения от абстрактного к конкретному, связи исторического и логического), развивать антропологические идеи молодого Маркса, его концепции отчуждения и критики идеологии.

        В конце 1950-х жесткий партийно-идеологический контроль в советской философии начал ослабевать; стали развиваться теория познания, логика и методология науки, дистанцировавшиеся от официозного Д. м. Вместе с тем система философского образования и значительная часть философской литературы продолжали контролироваться через систему партийного руководства философией. Даже в 1980-е, когда слово «диамат» многими произносилось с пренебрежением, эти механизмы еще продолжали действовать, свидетельство чему — издание в то время нескольких многотомных трудов по Д. м. (Материалистическая диалектика: В 5 т. М., 1981—85; Материалистическая диалектика как общая теория развития. М., 1982—87 Кн. 1 — 4 ; Диалектическая логика. Алма-Ата, 1986—87. Кн. 1—3). Однако это был «последний вздох» Д. м.; от него отказались без особых споров и упреков, и это «передовое учение» рассыпалось, как изветшавший и безжизненный дом.

        В.П. Филатов

        Лит.: ЛенинВ.И. Материализм и эмпириокритицизм //Полн. собр. соч. Т. 18; Бердяев Н. Генеральная линия советской философии. Париж, 1932; Лосский Н. Диалектический материализм в СССР. Париж, 1934; На переломе: Философские дискуссии 20-х гг. М., 1990; Богданов А. Вера и наука: О кн. В. Ильина «Материализм и эмпириокритицизм» (1910) // Вопросы философии. 1991. № 12; Яхот И. Подавление философии в СССР (20 — 30-е гг.) // Вопросы философии. 1991. № 9—11;ГрэхэмЛ.Р. Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе. М., 1991; Огурцов А.П. Подавление философии // Трагедия народа. М., 1992; Bochenski I.M. Dersowjetische russische dialektische Materialismus. Bern, 1950; Wetter G.A. Der dialektische Materialismus. Freiburg, 1952; joravsky D. Soviet marxism and natural science, 1917 — 32. N.Y., 1961.

Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация». И.Т. Касавин. 2009.

ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ - это... Что такое ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ?

        философия марксизма-ленинизма, науч. мировоззрение, всеобщий метод познания мира, наука о наиболее общих законах движения и развития природы, общества и мышления. Д. м. основывается на достижениях науки и передовой обществ. практики, постоянно развивается и обогащается вместе с их прогрессом. Философия марксизма является материалистической, так как исходит из признания материи единственной основой мира, рассматривая сознание как свойство высокоорганизованной формы материи, функцию мозга, отражение объективного мира; она называется диалектической, так как признаёт всеобщую взаимосвязь предметов и явлений мира, движение и развитие мира как результат действующих в нём самом внутр. противоречий (см. Диалектика). Д. м. — высшая форма материализма, представляющая собой итог всей предшествующей истории развития филос. мысли.         Возникновение и развитие Д. м. Марксизм в целом и Д. м. как его составная часть возникли в 40-х гг. 19 в., когда борьба пролетариата за своё социальное освобождение властно требовала познания законов развития общества, что было невозможно без материали-стич. диалектики, материалистич. объяснения истории. К. Маркс и Ф. Энгельс, подвергнув всестороннему анализу обществ. действительность, критически переработав и усвоив всё положительное, что было создано до них в области философии, истории, экономич. жизни, создали качественно новое мировоззрение. Они разрабатывали Д. м. в острой идейной борьбе против различных форм бурж. мировоззрения.         Непосредств. идейными источниками марксизма были осн. филос., экономич. и политич. учения кон. 18 — 1-й пол. 19 вв. Маркс и Энгельс творчески переработали идеалистич. диалектику Гегеля и предшествующий филос. материализм, в особенности учение Фейербаха. В диалектике Гегеля они вскрыли революц. моменты — идею развития и противоречие как его источник и движущую силу. Для формирования марксизма важное значение имели идеи представителей классич. бурж. поли-тич. экономии (Смит, Рикардо и др.); труды социалистов-утопистов (Сен-Симон, Фурье, Оуэн и др.) и франц. историков времён Реставрации (Тьерри, Гизо, Минье). Большую роль в развитии Д. м. сыграли достижения естествознания конца 18 и 19 вв., в котором диалектика стихийно пробивала себе дорогу.         Сущность и осн. черты революц. переворота, совершённого Марксом и Энгельсом в философии, заключаются в распространении материализма на понимание истории общества, в обосновании роли обществ. практики в познании, в органическом соединении и творч. разработке материализма и диалектики. Поэтому философия марксизма называется диалектич. и историч. материализмом.         Принципиальное отличие философии марксизма от всех предшествующих филос. систем состоит в том, что её идеи проникают в массы народа, реализуются ими; сама же она развивается именно на основе историч. практики нар. масс. «Подобно тому как философия находит в пролетариате своё материальное оружие, так и пролетариат находит в философии свое духовное оружие...» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 1, с. 428). Эта философия ориентировала рабочий класс на революц. преобразование общества, на создание нового общества.         В разработке положений Д. м. после смерти Маркса и Энгельса, гл. обр. в его пропаганде и защите, в борьбе против бурж. идеологии много сделано их наиболее выдающимися учениками и последователями в различных странах: в Германии — Мерингом, во Франции — Лафаргом, в Италии — Лабриолой, в России — Плехановым, который с большим талантом и блеском критиковал идеализм и филос. ревизионизм. Филос. труды Плеханова кон. 19 — нач. 20 вв. В. И. Ленин оценивал как лучшие во всей междунар. филос. литературе марксизма.         Новым, высшим этапом в развитии марксистской философии является теоретич. деятельность Ленина. Защита Д. м. от ревизионизма и натиска бурж. идеологии, творч. развитие Д. м. были у Ленина теснейшим образом связаны с разработкой теории социалистич. революции, учения о революц. партии, о союзе рабочих» класса с крестьянством, о социалистич. государстве, о строительстве социализма. Разработка Д. м. органически сочеталась у Ленина с применением диалектич. метода к конкретному анализу достижений естествознания. Развивая Д. м. в борьбе против идеалистич. направлений филос. мысли, Ленин углубил понимание осн. категорий материалистич. диалектики, и прежде всего категории материи. Обобщив достижения науки, философии и обществ. практики, Ленин разработал осн. проблемы теории отражения, творчески развил учение марксизма о роли обществ. практики в теории познания, подчеркнув, что «точка зрения жизни, практики должна быть первой и основной точкой зрения теории познания» (ПСС, т. 18, с. 145). Анализируя гл. ступени чело-веч, познания и рассматривая практику как основу процесса познания и как критерий истины, Ленин показал, что познание идёт от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике.         В связи с критикой махизма, стоявшего на позициях субъективного идеализма и релятивизма, Ленин развил дальше марксистское учение об объективной, относит. и абс. истине и показал их диалектич. взаимосвязь. В учении Ленина об истине центр. место занимает проблема конкретности истины: «... то, в чем самая суть, в чем живая душа марксизма: конкретный анализ конкретной ситуации» (там же, т. 41, с. 136).

        Ленин сформулировал положение о единстве диалектики, логики и теории познания, определил осн. принципы диалектич. логики.

        В развитии марксистско-ленинского мировоззрения и его теоретич. основы — Д. м., в борьбе против извращений этого мировоззрения, а также в претворении его в практику рабочего движения, в строительство социализма и коммунизма большое значение имеет теоретич. и практич. деятельность коммунистич. и рабочих партий. На совр. этапе Д. м. представляет собой результат творч. деятельности марксистов мн. стран.

        Материя и сознание. Как ни многообразны филос. учения, все они, явно или неявно, имеют в качестве своего отправного теоретич. пункта вопрос об отношении сознания к материи, мышления к бытию. Этот вопрос является осн. вопросом любой философии, в том числе и Д. м. (см. Основной вопрос философии). Материализм исходит из признания первичности материи и производности сознания. Д. м., исходящий из принципа материалистич. монизма, считает, что мир есть движущаяся материя. Материя как объективная реальность несотворима, вечна и бесконечна. Материи свойственны такие всеобщие формы её существования, как движение, пространство и время. Движение — это универс. способ существования материи. Нет материи вне движения, а движение не может существовать вне материи.         Мир представляет собой картину неисчерпаемого многообразия: неорганич. и органич. природа, механич., физич. и химич. явления, жизнь растений и животных, человек и его сознание, жизнь общества. Но при всём качеств. многообразии составляющих мир вещей и процессов — мир един, поскольку всё, что входит в его состав, — лишь различные формы, виды и разновидности движущейся материи, подчинённые некоторым всеобщим законам.

        Все составные части материального мира имеют историю своего развития, в ходе крого, напр. в пределах планеты Земля, совершился переход от неорганич. к органич. материи (в виде растит. и животного мира) и, наконец, к человеку и обществу.

        Материя существовала до появления сознания, обладая в своём «фундаменте» лишь свойством, сходным с ощущением, свойством отражения. На уровне живой организации материя обладает способностью раздражимости, ощущения, восприятия и элементарным интеллектом высших животных. С воаникновением человеч. общества возникает обществ. форма движения материи, носителем которой является человек; как субъект обществ. практики он обладает сознанием и самосознанием. Достигнув в своём развитии высокой организации, мир сохраняет своё материальное единство. Сознание неотделимо от материи. Психика, сознание составляют особое свойство высокоорганизованной материи, выступают как высшее, качественно новое звено в ряду различных свойств материального мира.         Согласно Д. м., сознание есть функция мозга, отражение объективного мира. Процесс осознания мира и психич. деятельность вообще возникают и развиваются из реального взаимодействия человека с миром через его обществ. отношения. Т. о., за пределами гносеологии сознание не противостоит материи и «различие идеального от материального... не безусловно, не uberschwenglich (чрезмерно. — Ред.)» (Ленин В. И., там же, т. 29, с. 104). Предметы, их свойства и отношения, будучи отражёнными в мозгу, существуют в нём в форме образов — идеально. Идеальное же — это не особая субстанция, а продукт деятельности мозга, субъективный образ объективного мира.         В противоположность агностицизму Д. м. исходит из того, что мир познаваем и наука всё более глубоко проникает в законы бытия. Возможность познания мира безгранична при условии бесконечности самого процесса познания.         Теория познания. Исходными моментами теории познания Д. м. являются материалистич. решение вопроса об отношении мышления к бытию и признание основой процесса познания обществ. практики, представляющей собой взаимодействие человека с окружающим миром в конкретно-историч. условиях обществ. жизни. Практика — основа формирования и источник знания, осн. стимул и цель познания, сфера применения знания, критерий истинности результатов процесса познания и «... определитель связи предмета с тем, что нужно человеку» (там же, т. 42, с. 290).         Процесс познания начинается с ощущений и восприятий, т. е. с чувств. ступени, и поднимается на уровень абстрактного логич. мышления. Переход от чувств. познания к логич. мышлению является скачком от знания об единичном, случайном и внешнем к обобщённому знанию о существенном, закономерном. Будучи качественно различными уровнями познания мира, чувств. отражение и мышление неразрывно связаны между собой, образуя последовательно восходящие звенья единого познават. процесса.         Человеч. мышление, будучи историч. явлением, предполагает преемственность приобретаемых от поколения к поколению знаний и возможность их фиксации средствами языка, с которым мышление находится в неразрывной связи. Познание мира отд. человеком всесторонне опосредствовано развитием познания мира всем человечеством. Мышление совр. человека есть, т. о., продукт обществ.-историч. процесса. Из историчности человеч. познания и прежде всего историчности объекта познания вытекает необходимость историч. метода, который находится в диалектич. единстве с логич. методом (см. Историзм, Историческое и логическое).         Необходимыми приёмами познания являются сравнение, анализ, синтез, обобщение, абстракция, индукция и дедукция, которые по-разному выявляются на различных уровнях познания. Результаты процесса познания, поскольку они являются адекватным отражением вещей, их свойств и отношений, всегда имеют объективное содержание и составляют объективную истину.         Человеч. познание не может сразу полностью воспроизвести и исчерпать содержание объекта. Всякая теория обусловлена исторически и поэтому заключает в себе не абс., а относит. истину. Но человеч. мышление может существовать только как мышление прошлых, настоящих и будущих поколений, и в этом смысле возможности познания безграничны. Познание есть развитие истины, а последняя выступает как выражение исторически определ. ступени бесконечного процесса познания, из относит. истины складывается абс. истина. Признавая относительность знания в смысле историч. условности пределов приближения к полному знанию, Д. м. вместе с тем отвергает релятивизм.         Каждый объект наряду с общими чертами имеет и свои неповторимые особенности, каждое обществ. явление обусловлено специфич. обстоятельствами места и времени. Поэтому наряду с обобщённым необходим конкретный подход к объекту познания, что выражается в принципе: отвлечённой истины нет, истина конкретна. Конкретность истины предполагает прежде всего всесторонность и цельность рассмотрения объекта, учёт того, что он постоянно изменяется и в силу этого не может быть правильно отражён в неподвижных категориях. Предупреждая против ошибок, связанных с неконкретным подходом к истине, Ленин писал, что «... всякую истину, если ее сделать "чрезмерной" ..., если ее преувеличить, если ее распространить за пределы ее действительной применимости, можно довести до абсурда, и она даже неизбежно, при указанных условиях, предращается в абсурд» (там же, т. 41, с. 46). Категории и законы Д. м. Категории — наиболее общие, осн. понятия и вместе с тем существ.опредедения форм бытия и отношений вещей; категории обобщённо , выражают универс. формы бытия и познания. В них аккумулирован весь предшествующий познават. опыт человечества, прошедший испытание обществ. практикой. В анализе категорий Д. м. основывается на прин-ципах марксистско-ленинской теории отражения и диалектики. В системе материалистич. диалектики каждая категория занимает определ. место, являясь обобщённым выражением соответствующей ступени развития знания о мире. В основу исторически развивающейся системы материалистич. диалектики должна быть положена такая категория, которая не нуждается ни в каких предпосылках и сама составляет исходную предпосылку к развёртыванию всех остальных категорий. Таковой является категория материи; с ней неразрывно связаны осн. формы существования материи: движение, пространство и время.         Исследование бесконечного многообразия форм материи начинается с вычленения объекта, констатации его бытия, т. е. существования, и имеет целью раскрыть свойства и отношения объекта. Каждый объект предстаёт перед практически действующим человеком своей качеств. стороной. Качество есть специфика данного предмета, его своеобразие, отличие от др. предметов. Осознание качества служит предпосылкой познания количества. Любой объект представляет собой единство количества и качества, т. е. количественно определ. качество, или меру. Раскрывая качеств. и количеств. определённость вещей, человек вместе с тем устанавливает их различие и тождество.         Все объекты обладают внеш. сторонами, непосредственно постигаемыми в ощущении и восприятии, и внутренними, знания о которых достигаются опосредствованно, путём отвлечённого мышления. Это различие ступеней познания выражается в категориях внешнего и внутреннего. Формирование этих категорий в сознании человека предваряет осмысление причинности или отношений причины и следствия. Отношение причины и следствия может быть рассмотрено как взаимодействие, т. е. как универс. связь вещей и процессов, выражающаяся в их взаимном изменении. Взаимодействие предметов между собой и различных сторон, моментов внутри предмета, выражающееся в борьбе противоположностей, представляет собой коренящуюся в природе вещей универс. причину их изменения и развития, которые совершаются не вследствие внеш. толчка как одностороннего действия, а в силу взаимодействия и противоречия. Внутр. противоречивость любого объекта состоит в том, что в одном предмете в одно и то же время имеет место и взаимопроникновение и взаимоисключение противоположностей. Развитие есть одновременно и непрерывный и прерывный процесс, и эволюционный, и революционный (скачкообразный).         Всякое возникающее звено в цепи явлений включает в себя собств. отрицание, т. е. возможность перехода в новую форму бытия. Т. о. выявляется, что бытие вещей не ограничивается их наличным бытием, что вещи заключают в себе скрытое, потенциальное, или «будущее бытие», т. е. возможность, которая до своего превращения в наличное бытие существует в природе вещей в качестве тенденции их развития. При этом оказывается, что в действительности заключены различные возможности, но в наличное бытие превращаются лишь те, для реализации которых имеются необходимые условия.         Углублённое осознание связи внешнего и внутреннего раскрывается в категориях содержания и формы. Практич. взаимодействие людей с множеством сходных и различных вещей послужило основой для выработки категорий единичного, особенного и общего. Постоянное наблюдение предметов и явлений в природе и произ-. водств. деятельности подводило людей к уяснению того, что одни связи носят устойчивый, постоянно повторяющийся характер, а другие выступают нерегулярно. Это послужило основой формирования категорий необходимости и случайности. Постижение сущности, а на более высокой ступени развития — раскрытие порядка сущностей означает раскрытие заключённого в объекте внутр. основания всех происходящих с ним изменений при взаимодействии с др. объектами. Познание явлений означает раскрытие того, как обнаруживается сущность. Сущность и явление обнаруживаются как моменты действительности, которая представляет собой результат возникновения наличного бытия из реальной возможности. Действительность богаче, конкретнее возможности, т. е. последняя составляет только один из моментов действительности, которая является единством осуществлённой возможности и источником новых возможностей. Реальная возможность имеет условия своего возникновения в действительности и сама есть часть действительности.         С точки зрения Д. м. формы мышления, категории являются отражением в сознании всеобщих форм предметной деятельности обществ. человека, преобразующего действительность. Д. м. исходит из утверждения единства законов бытия и мышления. «... Наше субъективное мышление и объективный мир подчинены одним и тем же законам...» (Энгельс Ф., Диалектика природы, см. Маркс К. и Энгельс Ф., т. 20, с. 581). Всякий уни-верс. закон развития материального и духовного мира в определ. смысле является вместе с тем и законом познания: любой закон, отражая то, что есть в действительности, указывает также на то, как следует правильно мыслить о соответствующей области действительности.         Последовательность развития логич. категорий в составе Д. м. диктуется прежде всего объективной последовательностью развития знания. Каждая категория — обобщённое отражение объективной реальности, результат вековой общественно-историч. практики. Логич. категории «... суть ступеньки выделения, т. е. познания мира, узловые пункты в сети (природных явлений, природы. — Ред.), помогающие познавать ее и овладевать ею» (Ленин В. И., ПСС, т. 29, с. 85). Любая из логич. категорий определяется лишь путём систематич. прослеживания её связи со всеми другими, лишь внутри системы категорий и посредством неё. Разъясняя это положение, Ленин намечает общую последовательность развития логич. категории: «Сначала мелькают впечатления, затем выделяется н е чт о, — потом развиваются понятия качества... (определения вещи или явления) и количества. Затем изучение и размышление направляют мысль к познанию тождества — различия — основы — сущности versus (по отношению к... — Ред.) явления, — причинности etc. Все эти моменты (таги, ступени, процессы) познания направляются от субъекта к объекту, проверяясь практикой и приходя через эту проверку к истине...» (там же, с. 301).         Категории диалектики находятся в неразрывной свя-зи с её законами. Каждая область природы, общества и мышления имеет свои законы развития. Но вследствие материального единства мира в нём существуют некоторые общие законы развития. Их действие распространяется на все области бытия и мышления, по-разному развиваясь в каждой из них. Диалектика как раз и изучает законы всякого развития. Наиболее общими законами материалистич. диалектики являются: переход количественных изменений в качественные, единство и борьба противоположностей, отрицанния отрицания закон. Эти законы выражают универс. формы движения и развития материального мира и его познания и составляют основу всеобщего метода диалектич. мышления. Закон единства и борьбы противоположностей состоит в том, что развитие объективного мира и познания осуществляется путём раздвоения единого на взаимоисключающие противоположные моменты, стороны, тенденции; их взаимоотношения, «борьба» и разрешение противоречий, с одной стороны, характеризует ту или иную систему как нечто целое, качественно определённое, а с другой — составляет внутр. импульс её изменения, развития, превращения в новое качество. Закон взаимного перехода количеств. изменений в качественные вскрывает наиболее общий механизм развития: изменение качества объекта происходит тогда, когда накопление количеств. изменений достигает определ. предела, происходит скачок, т. е. смена одного качества другим. Закон отрицания отрицания характеризует направление развития. Его осн. содержание выражается в единстве поступательности, прогрессивности и преемственности в развитии, возникновении нового и относит. повторяемости в итоге некоторых элементов, существовавших прежде.         Знание всеобщих законов служит руководящей основой изучения специфич. законов. В свою очередь, всеобщие законы развития мира и познания и конкретные формы их проявления можно изучать лишь на основе и в тесной связи с изучением и обобщением частных законов. Это взаимоотношение общих и специфич. законов составляет объективное основание взаимной связи Д. м. и конкретных наук. Будучи самостоят. филос. наукой, Д. м. даёт единственно науч. метод познания, адекватный закономерностям объективного мира. Таким методом является материалистич. диалектика, «... ибо только она представляет аналог и тем самым метод объяснения для происходящих в природе процессов развития, для всеобщих связей природы, для переходов от одной области исследования к другой» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, с. 367).         Д. м. и конкретные науки. Историч. миссия Д. м. состоит в творч. развитии науч. мировоззрения и обще-методологич. принципов исследования в области ес-теств. и обществ. наук, в правильной теоретич. ориентации практич. борьбы прогрессивных обществ. сил. Он опирается на прочный фундамент всей науки и обществ. практики. Д. м., как отмечал Энгельс, есть «... мировоззрение, которое должно найти себе подтверждение и проявить себя не в некоей особой науке наук, а в реальных науках» (там же, с. 142). Каждая наука исследует качественно определ. систему закономерностей в мире. Однако ни одна спец. наука не изучает закономерности, общие для бытия и мышления. Эти всеобщие закономерности являются предметом филос. познания. Д. м. преодолел искусств. разрыв между учением о бытии (онтологией), теорией познания (гносеологией) и логикой. Д. м. отличается от спец. наук качеств. своеобразием своего предмета, его универсальным, всеобъемлющим характером. В пределах каждой спец. науки имеются различные уровни обобщения. В Д. м. обобщению подвергаются сами обобщения спец. наук. Филос. обобщения поднимаются, т. о., на самые верхние «этажи» интегрирующей работы чет ловеч. разума. Д.м. сводит в единое целое результаты исследований во всех областях науки, создавая тем самым синтез знания универс. законов бытия и мышления. Предмет науч. познания определяет и характер применяемых в подходе к нему методов. Осн. орудием филос. познания является теоретич. мышление, опирающееся на совокупный опыт человечества, на достижения всех наук и культуры в целом.

        В различных областях науч. познания постоянно в чем дальше, тем всё больше возникает внутр. потребность в рассмотрении логич. аппарата познават. деятельности, характера теории и способов её построения, анализа эмпирич. и теоретич. уровней познания, исходных понятий науки и методов постижения истины. Всё это является задачей филос. исследования. Решение этих проблем предполагает объединение усилий представителен спец. наук и философии.

        В совр. мире революция в науке превратилась в науч.-технич. революцию. В этих условиях особенно актуальны слова Энгельса, воспроизведённые Лениным в «Материализме и эмпириокритицизме», что «... „с каждым, составляющим эпоху, открытием даже в естественноисторической области ... материализм неизбежно должен изменять свою форму" ...» (ПСС, т. 18, с. 265). Преобразования в совр. науке столь глубоки, что они касаются самих её теоретико-познават. основ. Потребности развития науки вызывали к жизни существ. изменения в трактовке большинства категорий Д. и. — материи, пространства и времени, сознания, причинности, части и целого и др. Усложнение предмета науч. познания резко усложнило и саму процедуру, приёмы познават. деятельности. Прогресс науки не только ставит перед Д. м. новые вопросы, но и обращает внимание филос. мысли на некоторые стороны старых проблем. Одной из важнейших тенденций совр. науч. познания является превращение ряда спец. понятий в общенауч. и филос. категории. К их числу относятся вероятность, структура, система. Принципы, законы и категории Д. м. активно участвуют в синтезе новых науч. представления, находясь в тесной связи с эмпирич. и теоретич. представлениями соответствующей науки. Многообразнее проявляется эвристич. роль Д. м. в синтезе совр. науч. картины мира.         Разработка материалистич. диалектики как всестороннего учения о развитии невозможна без исследования актуальных проблем совр. обществ. развития. Филос. обобщение многообразной социальной практики, постижение общих законов социальной сферы обогащает и углубляет разработку проблем методологии науч. познания. Исследования в области Д. м. касаются фундаментальных основ марксистско-ленинского мировоззрения. Реализация диалектикоматериалистич. философией своей мировоззренч. функции связана с осмыслением таких коренных проблем, как смысл и цель жизни человека, роль и место человека в природном и социальном мире, социально-нравств. идеал человека и человечества. Образцом решения этих сложнейших проблем служат классич. произведения Маркса, Энгельса и Ленина, представляющие собой филос., диалектич. синтез разнообразных явлений развития природы, общества и мышления.         Д. м. развивается в борьбе против различных направлений совр. бурж. философии. Бурж. идеологи, усматривая в Д. м. осн. преграду для распространения своих взглядов, всё чаще выступают с критикой Д. м., искагкая при этом его существо. Некоторые бурж. идеологи стремятся лишить материалистич. диалектику ре-волюц. содержания и в таком виде приспособить её к своим нуждам. Большинство совр. бурж. критиков Д. м. пытается истолковать его как разновидность религ. веры, отрицать его науч. характер, найти общие черты между Д. м. и католич. философией — неотомизмом. Эти и др. «аргументы» бурж. критиков используются и различными представителями совр. ревизионизма в их попытках пересмотреть и «исправить» отд. положения Д. м.         В своей борьбе как против бурж. философии, так и против совр. ревизионизма и догматизма марксизм-ленинизм последовательно проводит принцип партийности, рассматривая философию диалектич. и историч. материализма как науч. оружие в руках рабочего класса и трудящихся масс, борющихся за своё освобождение от капитализма, за победу коммунизма.         см. также Марксизм-ленинизм, Исторический материализм. Научный коммунизм, Философия, Материализм, Мировоззрение, Диалектика, Методология, Теория познания.         Маркс К. и Энгельс Ф., Нем. идеология, Соч., т. 3; Маркс К., Тезисы о Фейербахе, там же; его ж е, Нищета философии, там же, т. 4; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20; е г о же, Диалектика природы, там же; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, ПСС, т. 18; его же, Три источника и три составных части марксизма, там же, т. 23; его же, Филос. тетради, там же, т. 29; его ж е, О значении воинствующего материализма, там же, т. 45; К е д ? о в Б. М., Единство диалектики, логики и теории познания, М., 1963; Совр. проблемы теории познания Д. м., т. 1—2, М.. 1970; Копнин П. В., Диалектика, логика, наука, М., 1973; Оизерман Т. И., Формирование философии марксизма, ?., 19742; его ж е, Д. м. и история философии, М., 1979; Д. м., М., 1975; Критика совр. бурж. философии в курсе Д. м., ?., 1975; Марксистско-ленинская философия, ч. 1— Д. м., М., 1976«; Ильичёв Л. Ф., Философия и науч. прогресс, М., 1977; Федосеев П, Н., Марксизм в 2Q в., М., 19772; его же, Диалектика совр. эпохи, М., 19788; Диалектика науч. познания. Очерк диалектич. логики, М., 1978; Марксистская философия в 19 в., кн. 1—2, М., 1979; Основы марксистско-ленинской философии, ?., 19805; Матерналистич. диалектика. Краткий очерк теории, М., 1980; Материалистич. диалектика, т. 1, М., 1981; т. 2, М., 1982—; Материалистич. диалектика как общая теория развития т. 1-2, М., 1982.

        А. Г. Спиркин.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о