Нежные признания: Элизабет Торнтон — Нежные признания » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации – Читать онлайн Нежные признания

Элизабет Торнтон - Нежные признания » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Их считали идеальной парой, но перед самой свадьбой Фэйт сбежала. Джеймс так и не узнал причину ее поступка… Спустя восемь лет они встретятся и забытые чувства вновь вспыхнут с необычайной силой. Но Фэйт угрожает опасность: таинственный преступник охотится за дневником ее матери. Джеймс — единственный, кто может ей помочь, и ради спасения любимой он готов на все, но поверит ли она человеку, который однажды разбил ее сердце?

Элизабет Торнтон

Нежные признания

Моей семье, предыдущей и нынешней, а также следующим поколениям.

И они знают почему.

Замок Дрюмор, Шотландия. 1885 год

Был февраль — самый холодный и самый печальный февраль в шотландской истории. На Северном море бушевала буря, рыбаки уже давно свернули свои сети и направили лодки в безопасную гавань. На побережье обрушились проливные дожди, порывы сильного ветра заставляли каждого искать укрытие.

Джон Сиврайт, хозяин местной таверны, вытирал пивную кружку и смотрел в окно на затянутое тучами небо.

— Это все проделки той ведьмы. Леди Валерии Макэчеран, — добавил он из уважения к незнакомцу, который укрылся здесь от бури и теперь потягивал виски в темном углу.

Несколько завсегдатаев бара кивнули головами. Все они прекрасно знали имя известной ведьмы, которая переехала жить в замок, после того как овдовела.

— Замок Дрюмор принадлежит ее зятю, — счел нужным пояснить Сиврайт.

Он был в первую очередь бизнесменом и считал обязательным для себя любить и жаловать незнакомцев, особенно тех, кто заказывал лучшее из предлагаемого в его заведении виски.

Один из местных подхватил рассказ:

— Когда буря утихнет, леди Валерии конец.

— Да, — сказал другой. — Эта ведьма исчезнет, а ее место займет другая.

Жена хозяина таверны, протиравшая стол, выпрямилась.

— Что за нелепое суеверие! — заявила она. — Никто в наше время не верит в ведьм. Ради бога, мы ведь живем в девятнадцатом веке!

Никто не стал ей возражать. Она переехала в эту местность каких-то десять лет назад, после того как вышла замуж за Сиврайта. Нужно делать скидку чужеземцам.

Миссис Сиврайт затаила дыхание, когда с улицы неожиданно донесся какой-то визг.

— Это всего-навсего ветер, — успокоил ее муж.

Древний старик разговаривал со своей кружкой эля.

— Может быть, это банши[1], — предположил он. — Они выходят, только когда кто-то при смерти, — кто-то вроде ведьмы. Ведь она сама их контролирует.

Миссис Сиврайт вздрогнула. Ее голос был уже далеко не таким уверенным, как раньше.

— Это же сказка. Она не может быть ведьмой. Она прекрасная женщина, разве нет?

Новый визгливый звук заставил жену хозяина забежать за барную стойку. Послышался приглушенный смех. Хозяин таверны обвел каждого посетителя стальным взором. Многие не выдерживали этого тяжелого взгляда и отводили глаза в сторону.

— Dinna fash yerself, m’dear, — сказал Сиврайт, но вспомнив, что его жена англичанка, перевел с местного диалекта: — Не расстраивайся, милая. Не буря говорит нам, что ее светлости недолго уже быть на этом свете. Собирается вся их семья. Три ее взрослых внука уже здесь. Они бы не приехали в такую погоду, если бы за ними не послали.

— А остальные члены семьи? — Ее голос дрогнул. — Не доверяю я этим поездам. Что, если ветер перевернул их поезд? Такое уже случалось.

Послышался снисходительный смех ее мужа.

— Поезда в такую погоду ходить не будут.

Сиврайт постарался произнести это как можно увереннее. На самом деле он никогда не ездил на поезде и не поехал бы, даже если бы ему заплатили.

— Поверь мне на слово, Эстер. Их укроют на каком-нибудь подходящем постоялом дворе на границе, пока не пройдет буря.

Вскоре завывание ветра немного ослабло и визг превратился в жалобную песнь.

— А это как бы сказочные волынки, играющие в доме самой ведьмы, — раздался чей-то голос.

Кто-то кашлянул, прикрыв рот рукой. Еще кто-то хлюпнул пивом.

Миссис Сиврайт понимала, когда над ней насмехались. Она зажгла свечу от масляной лампы на стойке.

— Пойду наверх, посмотрю на малышей, — сказала она, обиженно выпятив подбородок.

— Да, — ответил ее муж, — сделай это, любимая.

Она протиснулась в дверь в переднюю и быстро поднялась по лестнице. У Сиврайтов было трое мальчишек, между которыми всего год или два разницы; эта буря, подобная урагану, совсем не волновала их: они все вместе уютно устроились на большой кровати и спали блаженным сном.

Глядя на собственных мальчиков, женщина задумалась о внуках леди Валерии. По общим отзывам, они были очень любящими и внимательными к своей бабушке. Это покрывало множество грехов в ее глазах, даже если верить безумным слухам о них.

Их было два брата: Алекс и Гэвин Хепберн. Их кузен, Джеймс Барнет, — старший из них и в будущем должен стать лордом О’Дрюмор. В глазах всех Джеймс был трагической фигурой: после смерти жены он нашел утешение в алкоголе. Он мог перепить любого, что является восхитительным качеством в Шотландии, хотя нонконформисты сочли бы его сторонником дьявола. Гэвин был известен как «похотливый денди», и к этому тоже относились толерантно. Алекс был немного загадочным. Он не распространялся о себе. Было известно лишь, что он умен и работает в правительственном учреждении на Уайтхолл[2].

Она подумала, как будут жить ее собственные мальчики, когда тоже выйдут в люди, и как будут завоевывать положение в обществе. Миссис Сиврайт надеялась, что они не уедут далеко от дома. Все внуки леди Валерии жили в Лондоне. Для них не составляло труда сесть на поезд и приехать в случае необходимости. Дело было не в деньгах. Ей не следовало перекладывать вину на них. Она тоже оставила свою мать и сестер в Англии, когда вышла замуж за Джона и уехала на север.

Поставив свечу на стол, женщина подошла к окну и отодвинула кружевную занавеску. С этого места, пусть едва-едва, но были видны огни замка. Перед скалистым выступом, на котором стоял замок, был крутой склон. С ярко горящими огнями замок был похож на маяк для кораблей в море, предупреждающий их держаться подальше от коварных скал. Сегодня же казалось, что он зазывает к себе бурю.

Женщина раздраженно вздохнула. Посмеивались бы над ней тайком те злобные старикашки в баре, если бы могли прочитать ее мысли? Ох уж эти шотландцы: она никак не могла понять, когда они серьезны, а когда нет. Возможно, подшучивание над ней было их способом не потерять свое лицо. Какому нормальному человеку хотелось бы, чтобы его соседи знали, что он верит в старые поверья? Ведьмы, чародеи, банши — все это бабушкины сказки.

Ход ее мыслей прервался, так как младший сын скатился с кровати на голый пол и заплакал.

На большой кровати с балдахином в своей комнате в восточной башне, откуда отлично просматривалось Северное море, лежала, слабо улыбаясь, леди Валерия. В течение последнего часа или двух она то засыпала, то просыпалась. Время от времени, когда доносилось неожиданное завывание ветра, старая дама открывала глаза, но толстые стены замка заглушали звук бури, поэтому сон ее прерывался нечасто. Мысли женщины унеслись в то время, когда она была ребенком. Леди отчетливо увидела лица своих братьев и сестер, когда они играли в огромных разросшихся садах у дома их родителей во Фьюсайде.

Читать онлайн Нежные признания

Викторианская Англия. По политическим соображениям красавицу Лавину хотят выдать замуж за распутного принца Станислава, пьяницу и негодяя. Единственный способ избежать брака – объявить о помолвке с другим. Но кто осмелится пойти против королевы? Сыграть роль жениха соглашается маркиз Элсвик, брутальный женоненавистник. Но со временем Лавина понимает, что за грубыми манерами маркиза скрывается трепетное сердце…

Содержание:

  • Предисловие 1

  • Биография 1

  • Глава 1 1

  • Глава 2 4

  • Глава 3 6

  • Глава 4 8

  • Глава 5 11

  • Глава 6 14

  • Глава 7 16

  • Глава 8 19

  • Глава 9 21

  • Глава 10 23

  • Сноски 25

Барбара Картленд
Нежные признания

Barbara Cartland

Love in the Highlands

Выражаем особую благодарность литературному агентству "Andrew Nurnberg Literary Agency" за помощь в приобретении прав на публикацию этой книги

© Cartland Promotions, 2004

© DepositPhotos.com / IlyaShapovalov, santilli, обложка, 2014

© Hemiro Ltd, издание на русском языке, 2014

© Книжный Клуб "Клуб Семейного Досуга", перевод и художественное оформление, 2014

Лавина убрала руку, но ей показалось, что он отпустил ее неохотно. Девушка вышла в коридор, и вскоре снова зазвучали ее любимые мелодии, которыми она выражала то, что чувствовала, и когда танцевала, и когда скакала на лошади, и когда просто смотрела на солнце.

Теперь она таким образом разговаривала с мужчиной, которого любила, и разговор этот был жизненно важен для них обоих. Для будущего…

"Вы должны поправиться. Полностью выздороветь. Моя любовь больше всяких слов. Рассказать о ней я могу только так, музыкой, которая спустилась с небес и которая не принадлежит этому миру".

Через какое-то время Лавина решила сходить посмотреть, не заснул ли маркиз. Очень тихо войдя в комнату, она увидела, что глаза его закрыты.

Девушка встала рядом с кроватью на колени, тоже закрыла глаза и начала молиться о скорейшем выздоровлении раненого. Открыв глаза, она увидела, что он смотрит на нее.

Предисловие

Барбара Картленд была самым плодовитым из популярных писателей за всю мировую историю литературы. Несколько раз ее имя вносилось в Книгу рекордов Гиннесса, так как в год она писала книг больше, чем любой из ныне живущих писателей. Но более всего удивляет то, что по просьбе издателей она удвоила количество романов, выходивших из-под ее пера, с десяти до двадцати в год, хотя на тот момент ей было уже 77 лет.

Барбара Картленд продолжала писать, не снижая темпа, еще два десятилетия и последнюю свою книгу написала в 97 лет, сочинив, таким образом, 400 романов в возрасте от 77 до 97 лет.

Издатели просто не могли угнаться за феноменальной производительностью Барбары Картленд, поэтому после ее смерти осталось 160 неопубликованных рукописей, что также является уникальным достижением в истории литературы.

Биография

Барбара Картленд была необычайно плодовитой писательницей – автором бесчисленных бестселлеров. В общей сложности она написала 723 книги, совокупный тираж которых составил более миллиарда экземпляров. Ее книги переведены на 36 языков народов мира.

Кроме романов ее перу принадлежат несколько биографий исторических личностей, шесть автобиографий, ряд театральных пьес, книги, которые содержат советы, относящиеся к жизненным ситуациям, любви, витаминам и кулинарии. Она была также политическим обозревателем на радио и телевидении.

Первую книгу под названием "Ажурная пила" Барбара Картленд написала в возрасте двадцати одного года. Книга сразу стала бестселлером, переведенным на шесть языков. Барбара Картленд писала семьдесят шесть лет, почти до конца своей жизни. Ее романы пользовались необычайной популярностью в Соединенных Штатах. В 1976 году они заняли первое и второе места в списке бестселлеров Б. Далтона. Такого успеха не знал никто ни до нее, ни после.

Она часто попадала в Книгу рекордов Гиннесса, создавая за год больше книг, чем кто-либо из ее современников. Когда однажды издатели попросили ее писать больше романов, она увеличила их число с десяти до двадцати, а то и более в год. Ей тогда было семьдесят семь лет.

Барбара Картленд творила в таком темпе в течение последующих двадцати лет. Последнюю книгу она написала, когда ей было девяносто семь. В конце концов издатели перестали поспевать за ее феноменальной производительностью, и после смерти писательницы осталось сто шестьдесят неизданных книг.

Барбара Картленд стала легендой еще при жизни, и миллионы поклонников во всем мире продолжают зачитываться ее чудесными романами.

Моральная чистота и высокие душевные качества героинь этих романов, доблесть и красота мужчин и прежде всего непоколебимая вера писательницы в силу любви – вот за что любят Барбару Картленд ее читатели.

Любовь прекраснее даже гор и озер Шотландии.

Барбара Картленд

Глава 1

Письмо было теплым и добрым.

"Мы давно не видели тебя, кузен Эдвард. "Слишком давно", – говорит моя дорогая жена, и я с нею согласен".

– Я тоже, – пробормотал граф Рингвуд. На его широком приветливом лице появилась улыбка. – Как же хочется повидаться с семьей! Да и Шотландия – прекрасное место.

Когда он представил себе великолепный горный пейзаж, стены библиотеки как будто сдвинулись и сердце заныло от желания оказаться на широком открытом пространстве.

Он любил свой чудесный лондонский дом, любил жить в нем. Ему нравилось занимать свое место при дворе и быть доверенным советником, да что там советником – другом королевы.

Помимо того, ему доставляло немалое удовольствие знать, что его любимая дочь Лавина на каждом балу неизменно признавалась царицей. Красивая, одетая по последней моде, элегантная и обворожительная, она наполняла отцовское сердце гордостью.

Девушка уже отвергла пять предложений, в том числе от одного герцога, и лорд Рингвуд в душе был этому рад, потому что после смерти жены четыре года назад любить ему больше было некого.

Они привыкли жить здесь, в самом сердце блестящего общества, и не променяли бы эту жизнь ни на какую другую.

И все же письмо, словно напоенное запахом вереска, рек и гор, бередило душу лорда Рингвуда.

"Конечно, я знаю, Шотландия далеко от Лондона, – писал его двоюродный брат Ян, – и ты связан обязанностями при дворе ее величества. Но я тешу себя надеждой на то, что однажды мы будем иметь удовольствие принять тебя и Лавину, которая, верно, уже совсем выросла" .

– Пожалуй, время пришло, – согласился лорд Рингвуд, берясь за перо, чтобы написать ответ.

Тут дверь библиотеки отворилась и появился дворецкий.

– Герцог Брэдуэлл, милорд, – объявил он.

Лорд Рингвуд встал, чтобы приветствовать дорогого гостя, ибо герцог был его старинным другом.

– Здравствуй, Бертрам! – воскликнул он. – Какая приятная неожиданность!

Герцог, высокий пожилой мужчина с очень прямой спиной, несмотря на седину, производил впечатление человека здорового и энергичного, но сейчас лицо его выражало тревогу.

– Я срочно приехал, чтобы предупредить тебя, – без вступления начал он.

– Наверное, дело действительно срочное, если ты выбрался из дому в такое время, – добродушно заметил граф. – Я знаю, как ты не любишь рано вставать.

– Да, – согласился герцог. – Но есть неприятные новости, и чем раньше ты их узнаешь, тем скорее сможешь начать действовать. Я бы пришел вчера, но меня ждали на званом ужине, который я не мог пропустить.

– Садись. – Граф указал на диван. – И рассказывай самое страшное.

Его беспечный тон свидетельствовал о том, что он не ожидает услышать ничего действительно плохого.

Немного помолчав, словно собираясь с мыслями, герцог приступил к рассказу:

– Вчера вечером я побывал в Виндзорском замке, там присутствовала королева. После ужина мы, как водится, направились в личные покои ее величества. Я ожидал, что начнется обычное обсуждение местных новостей, и уже приготовился скучать, но тут к ней явился посыльный со срочным сообщением. Она прочитала письмо и неожиданно раздраженным голосом сказала: "Опять просят подыскать жену. На этот раз балканскому принцу. Пишут о русской угрозе". Я много раз говорил, что для Балкан я уже ничего не могу сделать. Ты прекрасно знаешь, сколько невест я для них здесь нашел, чтобы помочь им иметь какое-то отношение к Англии.

– Да, это известно, – заметил граф. – Кто на этот раз?

– Принц Кадратца Станислав. Это небольшое, но важное место между Герцеговиной и Албанией. Сейчас, когда Россия наседает на них, они надеются, что королева найдет ему невесту, как делала уже много раз.

– Не зря же ее величество называют "европейской свахой", – вставил граф.

Заметив его улыбку, герцог промолвил:

Нежные признания в любви

Нежные признания в любви
Когда я подношу большую ракушку к своему ушку я слышу как морские волны любви бьются о берега наших отношений… Как омываются песка на которых написаны наши имена, но эти волны не смывают их и не создают ровную гладь… Я очень тебя люблю…


Солнце, (имя), я хочу, чтобы ветер пригнал к нашим берегам воды любви и прочно соединил их чувствами взаимности, теплоты и доверия… Я не могу без тебя…


Со вкусом черничным стала судьба
Это все сотворила любовь, что в душе у меня…
Любовь что к тебе я ощущаю…
Солнце, (имя нежно) я очень скучаю :*


Твои поцелуи словно нектар стекают с моих губ и ложатся толстым слоем любви на мою душу… И я очень хочу чтобы аналогичную сладость твое сердце разносило по каждой твоей вене, капилляру и артерии. Очень тебя люблю!


Твоя любовь пьянит мою душу и доставляет море нежного удовольствия, словно глоток белого Шабли, сделанный из дорогого хрусталя под тусклыми лучами свеч, что горят в вечернем полумраке для нас…

Я обожаю смотреть в озера глаз твоих
Я для них сочиняю признания стих
Я обожаю тонуть в них и тебя просить о пощаде…


Когда ты рядом я ощущаю сладкий привкус сладкого воздуха вокруг моей души, он пьянит и дурманит меня с ног до головы, словно красное полусухое… Я не знаю что это такое и как с этим бороться и надо ли вообще… Мне кажется, я просто теряю от тебя голову…


Позволь наслаждаться моей душе твоим присутствием, позволь моему сердцу биться рядом с твоим в унисон и кричать о бесконечной любви на мягком облачке, которое несет мою душу по небесной глади под яркими лучами солнца, садись рядом… Не дай упасть с этой высоты моему сердечку… Я тебя люблю!


Когда ты рядом, мир приобретает яркие краски, а сердце стучит в унисон. Когда ты рядом окна моего дома пропускают на порядок выше солнечных лучей и тепла мне в душу. Когда ты рядом в моих ушах звучит соловьиная трель и струйка нектара водопадом льется с небес прямо на мои уста… (Имя), мне кажется я влюбилась…


В этом сообщении вложены все мои улыбки что так и не дошли до твоих глаз. В этом сообщении все те поцелуи что так и не дошли до твоих губ. В этом сообщении все те слова что так и не дошли до твоего сознания. Это сообщение составляло мое сердце, ведь мозг сейчас не может адекватно мыслить – его покорила твоя сущность…


Хочется прижаться и молчать… Молчать, кричать и одновременно на ушко шептать: « я очень тебя люблю, я быть без тебя не могу, я только тобой дорожу». Любовь словно миксер смешала все в моей голове и теперь у меня не получается даже написать тебе нежное признание в любви… Я очень тебя люблю (имя)!


Словно хрусталь моя душа
В нее налил ты не спеша…
Бокал любви, словно бордо
Теперь скучаю, пью вино…


Нежные признания в любви
Хочется ближе, чтоб обнять
Чтоб ощутить, поцеловать,
Хочется рядом каждый миг…
Схожу с ума, без рук твоих…


Ты счастье, радость и печаль…
Творишь в душе моей пожар…
Творишь и тушишь все вокруг,
Сердце мое любви вычерчивает стук.
Стук чувств взаимных, стук тоски…
Стук минут радости и отчаянных часов любви…


Когда мои руки ощущают твою ладонь, душа испытывает легкое поглаживание воздушного перышка… Перышка взаимных чувств и безграничной любви… (Имя), мне очень хочется всегда быть с тобой рядом…


(Имя), та первая встреча, что объединила наши сердца, зажгла в моей душе сотни маленьких огоньков, маленьких свеч, что начали освещать путь моей судьбе. И даже не смотря на свои размеры, они создают столько килоджоулей тепла, что моя душа ощущает себя на горячем песке под палящими лучами солнца… (Имя), я очень тебя люблю, пожалуйста, будь со мной рядом, подари моим пляжным пескам морскую бухту… Подари мне свою взаимность :*


Когда ты прикасаешься к моим губам, в моих ушах звучит мелодия классической музыки… Музыки любви, жарких чувств и страстных эмоций… И я не знаю что может быть прекрасней, чем ощущать в душе эти звонкие ноты любви…


Словно волна южного моря, словно пламя свечи, словно глоток элитного полусухого – любовь накрывает, подогревает и пьянит… Я очень тебя люблю (имя нежно)…


Хочется поближе, хочется так чтоб, даже 5 герц моих голосовых связок могли донести до твоих ушей всего три слова «Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ»


Ты надул мой парусник судьбы стремительным потоком любви, который несет меня вдоль бескрайних просторов минут счастья и моментов удовольствия… Я очень тебя люблю мой нежный (имя).


Мое сердце хочет вырваться из груди и прошептать тебе на ушко: «я тебя люблю, я не могу без тебя жить, я хочу стучать с тобой в унисон»…

Дорогой, когда ты рядом в мою жизнь попадают яркие лучи оранжевого солнца. И льется вода теплого водопада…


Со вкусом клубничным и чернично-медовым
Со вкусом присущим деревьям плодовым
Я шлю тебе нежность, шлю сладость признанья
Я очень хочу тебя видеть рядом и прогнать расстоянье…


Твое прикосновение словно теплая волна южных берегов тихого океана, расслабляет и дарит ласку телу и одновременно душе … Я не испытывала прекрасней эмоций чем эмоций от кристально-чистой и большой любви…


Каждый твой поцелуй это преодоление новой ступеньки к вершине безграничной и чистой любви… К пьедесталу взаимных и жарких чувств… ступени к высшей точки наслаждение наших отношений…


Твой взгляд ярче солнца, жарче вулкана и слаще нектара, что стекает по моим губам с ложечки майского меда… Я очень тебя люблю…


Веретено жизни плотно сплетает наши души в единую нить, нить крепких отношений, нить безграничной любви и взаимных отношений… И я очень хочу чтобы эта нить связала наши судьбы в единый канат счастья…


Вкус твоих губ заставил меня забыть обо всем на свете и написать это нежное признание с ароматом клубники, что нагрелась под лучами палящего солнца… Я очень тебя люблю солнышко…


Со вкусом клубничным и чернично-медовым
Со вкусом присущим деревьям плодовым
Я шлю тебе нежность, шлю сладость признанья
Я очень хочу тебя видеть рядом и прогнать расстоянье…


Столовую ложку любви к устам подношу
Выпей ее, очень прошу…
Выпей ее, почувствуй сладость, свободу…
Что чувствую к тебе я, в любую погоду…

 

Барбара Картленд - Нежные признания читать онлайн бесплатно

Барбара Картленд

Нежные признания

Barbara Cartland

Love in the Highlands

Выражаем особую благодарность литературному агентству «Andrew Nurnberg Literary Agency» за помощь в приобретении прав на публикацию этой книги

© Cartland Promotions, 2004

© DepositPhotos.com / IlyaShapovalov, santilli, обложка, 2014

© Hemiro Ltd, издание на русском языке, 2014

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», перевод и художественное оформление, 2014

* * *

Лавина убрала руку, но ей показалось, что он отпустил ее неохотно. Девушка вышла в коридор, и вскоре снова зазвучали ее любимые мелодии, которыми она выражала то, что чувствовала, и когда танцевала, и когда скакала на лошади, и когда просто смотрела на солнце.

Теперь она таким образом разговаривала с мужчиной, которого любила, и разговор этот был жизненно важен для них обоих. Для будущего…

«Вы должны поправиться. Полностью выздороветь. Моя любовь больше всяких слов. Рассказать о ней я могу только так, музыкой, которая спустилась с небес и которая не принадлежит этому миру».

Через какое-то время Лавина решила сходить посмотреть, не заснул ли маркиз. Очень тихо войдя в комнату, она увидела, что глаза его закрыты.

Девушка встала рядом с кроватью на колени, тоже закрыла глаза и начала молиться о скорейшем выздоровлении раненого. Открыв глаза, она увидела, что он смотрит на нее.

Барбара Картленд была самым плодовитым из популярных писателей за всю мировую историю литературы. Несколько раз ее имя вносилось в Книгу рекордов Гиннесса, так как в год она писала книг больше, чем любой из ныне живущих писателей. Но более всего удивляет то, что по просьбе издателей она удвоила количество романов, выходивших из-под ее пера, с десяти до двадцати в год, хотя на тот момент ей было уже 77 лет.

Барбара Картленд продолжала писать, не снижая темпа, еще два десятилетия и последнюю свою книгу написала в 97 лет, сочинив, таким образом, 400 романов в возрасте от 77 до 97 лет.

Издатели просто не могли угнаться за феноменальной производительностью Барбары Картленд, поэтому после ее смерти осталось 160 неопубликованных рукописей, что также является уникальным достижением в истории литературы.

Барбара Картленд была необычайно плодовитой писательницей – автором бесчисленных бестселлеров. В общей сложности она написала 723 книги, совокупный тираж которых составил более миллиарда экземпляров. Ее книги переведены на 36 языков народов мира.

Кроме романов ее перу принадлежат несколько биографий исторических личностей, шесть автобиографий, ряд театральных пьес, книги, которые содержат советы, относящиеся к жизненным ситуациям, любви, витаминам и кулинарии. Она была также политическим обозревателем на радио и телевидении.

Первую книгу под названием «Ажурная пила» Барбара Картленд написала в возрасте двадцати одного года. Книга сразу стала бестселлером, переведенным на шесть языков. Барбара Картленд писала семьдесят шесть лет, почти до конца своей жизни. Ее романы пользовались необычайной популярностью в Соединенных Штатах. В 1976 году они заняли первое и второе места в списке бестселлеров Б. Далтона. Такого успеха не знал никто ни до нее, ни после.

Она часто попадала в Книгу рекордов Гиннесса, создавая за год больше книг, чем кто-либо из ее современников. Когда однажды издатели попросили ее писать больше романов, она увеличила их число с десяти до двадцати, а то и более в год. Ей тогда было семьдесят семь лет.

Барбара Картленд творила в таком темпе в течение последующих двадцати лет. Последнюю книгу она написала, когда ей было девяносто семь. В конце концов издатели перестали поспевать за ее феноменальной производительностью, и после смерти писательницы осталось сто шестьдесят неизданных книг.

Барбара Картленд стала легендой еще при жизни, и миллионы поклонников во всем мире продолжают зачитываться ее чудесными романами.

Моральная чистота и высокие душевные качества героинь этих романов, доблесть и красота мужчин и прежде всего непоколебимая вера писательницы в силу любви – вот за что любят Барбару Картленд ее читатели.

Любовь прекраснее даже гор и озер Шотландии.

Барбара Картленд
1876 г.

Письмо было теплым и добрым.

«Мы давно не видели тебя, кузен Эдвард. “Слишком давно”, – говорит моя дорогая жена, и я с нею согласен».

– Я тоже, – пробормотал граф Рингвуд. На его широком приветливом лице появилась улыбка. – Как же хочется повидаться с семьей! Да и Шотландия – прекрасное место.

Когда он представил себе великолепный горный пейзаж, стены библиотеки как будто сдвинулись и сердце заныло от желания оказаться на широком открытом пространстве.

Он любил свой чудесный лондонский дом, любил жить в нем. Ему нравилось занимать свое место при дворе и быть доверенным советником, да что там советником – другом королевы.

Помимо того, ему доставляло немалое удовольствие знать, что его любимая дочь Лавина на каждом балу неизменно признавалась царицей. Красивая, одетая по последней моде, элегантная и обворожительная, она наполняла отцовское сердце гордостью.

Девушка уже отвергла пять предложений, в том числе от одного герцога, и лорд Рингвуд в душе был этому рад, потому что после смерти жены четыре года назад любить ему больше было некого.

Они привыкли жить здесь, в самом сердце блестящего общества, и не променяли бы эту жизнь ни на какую другую.

И все же письмо, словно напоенное запахом вереска, рек и гор, бередило душу лорда Рингвуда.

«Конечно, я знаю, Шотландия далеко от Лондона, – писал его двоюродный брат Ян, – и ты связан обязанностями при дворе ее величества. Но я тешу себя надеждой на то, что однажды мы будем иметь удовольствие принять тебя и Лавину, которая, верно, уже совсем выросла».

– Пожалуй, время пришло, – согласился лорд Рингвуд, берясь за перо, чтобы написать ответ.

Тут дверь библиотеки отворилась и появился дворецкий.

– Герцог Брэдуэлл, милорд, – объявил он.

Лорд Рингвуд встал, чтобы приветствовать дорогого гостя, ибо герцог был его старинным другом.

– Здравствуй, Бертрам! – воскликнул он. – Какая приятная неожиданность!

Герцог, высокий пожилой мужчина с очень прямой спиной, несмотря на седину, производил впечатление человека здорового и энергичного, но сейчас лицо его выражало тревогу.

– Я срочно приехал, чтобы предупредить тебя, – без вступления начал он.

– Наверное, дело действительно срочное, если ты выбрался из дому в такое время, – добродушно заметил граф. – Я знаю, как ты не любишь рано вставать.


Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *