Бог забрал любимого человека: «Не плачь» / Православие.Ru – Почему Господь забрал всех моих родных, а меня оставляет?

Почему Господь забрал всех моих родных, а меня оставляет?

Доброго! Давайте разделим мой ответ на две части: одну — жизненную, вторую — духовную. Но для начала давайте не связывать свою жизнь, свои грехи и их последствия с жизнью или, к сожалению, смертью ближних и окружающих. Перед тем, как принять крещение в РПсЦ, осознав, что именно она является наследницей Апостольской Церкви, я похоронил всех своих ближних родственников и двух близких друзей. Читал об учениях и западных и восточных. Там мне запомнилась одна история. Был знаменитый учитель дзена, а его ученик, убирая в его комнате, разбил его любимую чашку. Услышав в коридоре шаги учителя, он спрятал за спиной осколки. Спросил у учителя: «А почему люди и все живущие умирают?» Тот ответил: «Им приходит время». — «Ох, вот и Вашей кружке пришло время умирать...».

Из того, что я читал, в традиции принято считать, что человек умирает, когда Господь призывает его на максимуме духовного развития или чтобы он избежал излишних искушений и падений; есть еще просто вариант старости и болезней. Жизнь друзей и соседей никак не влияет на скорость призвания.

Теперь о Ваших проблемах. Есть у меня знакомый врач, точнее ветеринар. Он мне такую историю рассказал, что запомнилась надолго и позволяет для себя выводы делать. Пришел, говорит, в одну семью, а там четыре кота: кто-то жирный-гладкий, кто-то тощий и не очень усатый. Взвесил их и по указанной методике, вколол им препарат от паразитов, как внутренних, так и внешних. Препарат тот должен всех их был победить и через разные системы организма ликвидировать. Через пару дней звонят ему клиенты, говорят, что трое кошаков бегают весело и бодро, а четвертый не смог. Концентрация клещей, глистов и прочих гадов в теле кота оказалась слишком высока, и когда они все поумирали, то токсикация организма превысила его жизненную норму. Остальные пережили процедуру с разной степенью сложности, но теперь, перетерпев интоксикацию, все гладкие и блестящие…

Если мы накопили в себе кучу «гадов», то, исповедуясь, мы должны понимать, что лекарства от душевных болезней бывают разные: при аппендиците — одни, при туберкулезе — другие. Кому — санаторий, а кому — операция. Как это ни обидно, выбирать врачу, не по псевдомилости к конкретному пациенту, а по диагнозу, для того, чтобы мы выжили. Но впоследствии жизненно необходимо соблюдать предписанную «духовную диету», избегать всего, что может привести к повторному заражению, т.к.:

Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И придя, находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого (Мф. 12:43-45). 
 

Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает. Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец? Притом, если мы, будучи наказываемы плотскими родителями нашими, боялись их, то не гораздо ли более должны покориться Отцу духов, чтобы жить? Те наказывали нас по своему произволу для немногих дней; а Сей — для пользы, чтобы нам иметь участие в Святости Его! (Евр. 12:7-10).
 

Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю! (Откр. 3:19).

Берегите себя и свою душу, заботьтесь о ее чистоте, через исповедь очищайте «внутренняя и внешняя», своего духовного сосуда, не оставляйте молитвы, обязательно читайте Евангелие и послания Святых Апостол — это укрепляет в вере. «

Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:33). Господь устроит все бытовое, доверьтесь! Бог Вам в помощь!

Почему кого-то Бог забирает в детстве, а кого-то нет, хотя он стал убийцей?

Вопрос читателя:

Здравствуйте. У меня 2 месяца назад умер сын 9 лет от опухоли головного мозга. Симптомов никаких настораживающих не было, просто в один день плохо стало, а на следующий день он был уже в коме, неделю без сознания, так и умер….рак…. Горю и страданиям моим нет предела, и жизни нет…

Вопрос мой вот в чем. Я много прочитала ответов про смерти детей. Я могу понять, что Господь позаботился о наших детях, забрав к себе, предотвратив, возможно, беды на их пути и преступления. Но как понять тогда, что остальные дети, повзрослев, совершают убийства, становятся маньяками, мошенниками и пр.? Почему Господь не позаботился о них в детстве, не забрал к себе? Почему они живут и все это совершают?

Елена

Отвечает иерей Роман Посыпкин: 

Почему кого-то Бог забирает в детстве, а кого-то нет, хотя он стал убийцей?

Дорогая во Господе Елена!

Прежде всего примите мои самые искренние соболезнования в связи с постигшей Вас утратой. Конечно, все Православные понимают, что дети, по словам Господа, наследуют Царство Небесное. Однако, в силу нашей телесности, мы любим детей, и тяжело переживаем разлуку с ними в этой, земной жизни. Разумом мы понимаем, что с Господом нашим детям будет лучше, но наши чувства, наша искренняя любовь к ним, берут верх над разумом.

Почему Господь забирает к себе детей в столь юном возрасте? Отвечу Вам, как сам понимаю. Дело не в том, что Господь забирает детей потому, что, повзрослев, они совершат ужасное преступления, и Господь спасает их от этого. Так, по моему, думать не верно. Давайте с Вами вспомним пример из Евангелия. Помните, кто висел справа и слева от Христа на крестах? Два разбойника. Они оба всю свою жизнь нарушали заповеди Божьи, грешили, скорее всего убивали…

Однако Господь не забрал их к Себе в детстве. Почему?  Ведь, если исходить из Вашей логики, они оба были бы спасены.

И наоборот, в Евангелие есть много историй о том, как Господь воскрешал людей, в том числе – детей.

Как же можно ответить на ваш вопрос? Ответы могут быть разные.

Но, в первую очередь, важно понимать: смерть приходит к нам не от Бога. Не Бог забирает детей, а зло, которое царит в нашем мире. Бог пришел в мир как раз для того, чтобы смерть победить. “Смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав” (победив смертью смерть и дав жизнь умершим) поем в пасхальном тропаре. Ваш ребенок умер, потому что мы сейчас все смертны, но умираем в разное время и при разных обстоятельствах. Но Господь даровал нам жизнь вечную. Мы, верующие люди, вообще понимаем смерть иначе. Для нас она — начало вечной жизни. Про детей же мы можем быть уверены, что они сразу попадают в Царство Небесное. Об этом говорили многие святые.

Почему же Бог может допускать смерть детей? Мне кажется, что Господь забирает к себе только тех, чья дальнейшая жизнь будет наполнена какими-то особенно тяжелыми страданиями или искушениями в мире взрослых, наполненном грехом. Забирает из милосердия. Возможно так Господь уберег и вашего ребенка, забрав его в Царство Небесное. И Вам предоставил возможность молиться о нём, и возможно, именно это и привело Вас к Богу, и, как следствие, к спасению. Почему же в одних случаях Бог таким образом отводит уже собравшуюся разразиться беду в жизни ребенка, в других — нет, — нам сейчас не дано узнать.

Это пока все, что я мог бы сказать вам в формате коротко письменного ответа.

Но советую вам прочитать также ответ постоянного автора журнала “Фома” и психолога Александра Ткаченко:

Почему Бог отбирает детей? На что опереться человеку, при такой утрате?

ответ священника Сергия Круглова:

Что сказать родителям, потерявшим ребенка?

и ответ психолога Владимира Михайлова:

Что делать, если умер ребенок?

Храни Вас Господь!

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

Почему Господь сначала дает счастье любви,а потом очень быстро его заберает?..Вместе с любимым человеком...А у тебя..

Я сочувствую Вам. Но поверьте Бог с Вами, пока Вы не отталкиваете Его и не ропщете. Мы не знаем, почему Бог принимает такие решения. Вам просто надо смириться и жить дальше. Бог не дает испытаний, которые не мог бы вынести человек. Поверьте я это знаю. Я потеряла маму. Два года я прорыдала. Не было бы дня, чтобы я не говорила о ней. Но спустя два года она мне приснилась и сказала, что бы я перестала её вспоминать и говорить о ней. Она сказала, чтобы я дала ей покой. И с тех по мне стало гораздо легче и я перестала рыдать и говорить о ней. Когда я заболела раком груди и перед операцией я была спокойна, хотя я знала, что положение у меня 50 на 50. Со мной был Бог и я просто отдалась в Его руки. Я успокаивала свою семью. И Бог меня сохранил для детей и мужа. Читайте псалмы. Они успокаивают. Это проверено. Пусть Бог даст Вам силы и смирение.

Б-г не забирает. он дает. а дальше все в ваших руках

А боженька что говорит по этому поводу?

Живёте как нехристи, а почему претензии к Господу предъявляете... . Заповеди знаете? Вот и исполняйте....

Сочувствую. Но Вы неправильно поняли - Господь вовсе не давал человека Вам. Один человек не может принадлежать другому, это неправильно так думать. Он дал Вам возможность через этого человека научиться любить, чего же больше? Это даже обидно, считать другого только объектом приложения своих чувств, как будто ему ни для чего больше не нужна была его жизнь, кроме как служить Вам таким объектом. Вы просто скучаете сильно, это естественно, понятно и грустно. И я уверена, кроме Вас скучают и другие близкие люди, "у которых Бог его забрал". Вы можете вспоминать вместе, это смягчит утрату.

Наиболее достойные любви наиболее несчастны в любви. Этьен Рей. пройдет и встретишь новую.... все наши встречи - лишь уроки...

ужас сколько претензий.. откуда в пустоте столько сил на них ?

1 - Бог даёт, а человек не правильно распоряжается. 2 - Человек не благодарен Богу. 3 - если первые 2 пункта не актуальны, то есть другая тема. Надо понимать, что если любящие люди верующие, то смерть то не конец. Это просто долгое путишествие. Именно по тому, христиане не оплакивают своих и не прощаются с умершими, потому что знают, что скоро они вновь встретятся. Только неверующие провожают человека в последний путь, потому-что верят, что больше не увидятся. "Каждому будет дано по вере его" - говорит библия. Тот, кто живёт духовно, тот и встретится с другими душами в раю. а тот, кто живёт "здесь и сейчас", те, навсегда разлучены. и ещё, нельзя человека любить больше Бога. зависимость должна быть от Бога, а не от человека. Бог даёт радость, помогает в сложных ситуациях и сводит с людьми. Бог свят и безгрешен. Он просто не может творить зло, грешить и толкать человека на грех. Бог всё знает и знает, как нам будет лучше. Уроки, которые Он нам препадаёт порой тяжелы, но поняв их, жить становиться легче.

Сочувствую. Очень тяжело потерять любимого Да даже если живой, но развестись, измена ... ....первая заповедь гласит: возлюби всем сердцем Бога... . мы любим себя, мужа, детей, конфеты,,,, а ведь написано, что Он ревнитель--дал нам эаповедь,.. . конечно же необязательно что муж ушел в вечность из-за ваших грехов--вы не грешнее соседки у которой муж жив--но это тайна....

Почему - никто не знает. Найдите в себе силы жить дальше, вы ещё можете быть счастливы, если разрешите себе это.

В Иакова 1:13 сказано: "В испытании пусть никто не говорит: «Меня испытывает Бог» , потому что Бога невозможно испытать злом и он сам никого не испытывает злом". Смерть любимого человека это зло в глазах Бога. А в Библии говорится, что Бог не причиняет зла людям. Он источник жизни. Бог так же поддерживает жизнь на планете земля. И он заботится о людях, и о каждом в отдельности. И то, что случилось с вами, не означает, что Бог ответственен за это. Бог так же, дает людям утешение из писаний. В Иоанна 5:28,29 говорится: "Не удивляйтесь этому, потому что настаёт час, в который все находящиеся в памятных склепах услышат его голос  и выйдут: кто делал добро — для воскресения жизни, а кто поступал порочно — для воскресения осуждения". Так, что когда наступит это событие вы сможете увидить вашего любимого человека.

теми мыслями, которыми вы поделились, вас наполняет дух страстной привязанности к тленному существу, ничего общего с любовью здесь нет. Свойства любви четко и ясно описал апостол Павел. Ищите Бога, общайтесь с Ним и Он все уладит.

Почему смерть забирает самых дорогих и любимых людей

Этот вопрос задают все, кто потерял близкого человека: ребенка, мужа, маму, папу, сестру. Ответа найти невозможно, но нужно набраться сил и жить дальше, ведь те, кто покидает своих близких навсегда, не хочет, чтобы они постоянно плакали и бередили свою рану.

В каком бы возрасте любимый человек ни ушел, нужно понимать, что он отправился в лучший мир, в вечную жизнь, к Богу. После физической смерти жизнь не заканчивается, душа находит покой и умиротворение.

Выражение «Бог забирает только лучших» часто можно услышать после смерти человека так же, как и жалобы, что уходят только добрые и хорошие люди, а подлецы, негодяи и убийцы живут. На самом деле, умирают все, но когда навсегда покидает родной человек, почва уходит из-под ног, а жить после его смерти невозможно.

После утраты многие задумываются не только о том, что происходит с близким человеком после смерти, но и о своих чувствах и переживаниях. Жизнь останавливается, становится серой и безликой. Человек, потерявший близкого, превращается в тень, прекращает строить планы на будущее, есть, пить, живет только воспоминаниями, а вопрос, почему смерть забирает самых дорогих и любимых людей, не оставляет ни на минуту.

Смерть близкого человека – это кризис, который нужно пережить. Проходя испытания, мы становимся сильнее и растем духовно. После расставания с любимым нужно постепенно выходить из депрессии, учиться жить не воспоминаниями, а будущим и верить, что лучшее еще впереди.

Без воспоминаний и слез первое время жить не получится, это нормальная реакция после утраты. Но нельзя допускать, чтобы этот период был слишком долгим. Человек уходит в другой мир, когда наступает его время, вернуть ничего нельзя. Постоянными воспоминаниями вы держите душу близкого человека рядом, она мучается, терзается и не может найти вечного покоя.

Нельзя забыть близких людей, ушедших в другой мир, но нужно изменить свой уклад жизни, задачи и цели. Понаблюдайте за собой, проанализируйте свое поведение, ни в коем случае не закрывайтесь от окружающего мира, делитесь своими эмоциями и переживаниями, найдите людей, которые нуждаются в вашей помощи.

Почему смерть забирает близких людей? Как с этим смириться и жить дальше? Куда они уходят и почему так происходит? Каждый сам должен ответить на эти вопросы и научиться жить заново без родных и любимых людей.

Часто Бог забирает человека чтобы спасти его душу / Журнал «Гражданин-Созидатель»


Уже немало написано о том, что жуткая катастрофа в Кемерово является предупреждением всем нам – грозным предупреждением о том, что мы живем не так, как должно, что наше государство и каждый отдельный в нем человек – от высших представителей власти до последних нищих – живут не так, как требует этого Господь Вседержитель. И что, если мы не опомнимся, не покаемся, то могут прийти куда более страшные бедствия на Россию и на все народы ее населяющие.

Здесь явный знак вразумления всем и каждому. И если не последует исправления нашего жития и не будет искреннего покаяния, прежде всего, в русском православном народе, то недалек тот час, когда чаша гнева Божия совсем переполнится.

Это должно стать понятным каждому, но есть еще и другой момент, о котором необходимо сказать в свете учения и предания Православной Церкви. Сегодня кто-то ищет виновников случившегося, а кто-то безутешно рыдает по погибшим в ядовитом дыме и огне детям.


Но, прежде всего, необходимо молиться о упокоении жертв катастрофы и помнить, слова апостола Павла: «О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!» (Рим. 11, 33).

В масштабах вечности земная наша жизнь одинаково коротка и для младенца, и для столетнего старика. Нет безсмертных среди родившихся на земле, но для каждого – свое время, определенное Господом. И здесь несомненным утешением для всех скорбящих должны стать изречения святых, обладавших дарами духовного рассуждения: «Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым» (2 Пет. 1, 21).

Вот как трогательно говорит наш современник, преподобный Паисий Святогорец, обладавший необыкновенно образным языком: «Никто еще не подписывал с Богом контракт о том, когда ему умереть. Бог забирает каждого человека в наиболее подходящий момент его жизни, забирает особым, только для него пригодным образом – так, чтобы спасти его душу. Если Бог видит, что человек станет лучше, Он оставляет его жить. Однако, видя, что человек станет хуже, Он забирает его, чтобы его спасти. А других – тех, что ведут греховную жизнь, но имеют расположение сделать добро, Он забирает к Себе до того, как они успевают это добро сделать. Бог поступает так, потому что знает, что эти люди сделали бы добро, если бы им представилась для этого благоприятная возможность. То есть Бог всё равно что говорит им: “Не трудитесь: хватит и того доброго расположения, которое у вас есть”. А кого-то еще – очень хорошего, Бог забирает к Себе, потому что в Раю нужны и цветочные бутоны.

Конечно, родителям и родственникам умершего ребёнка всё это понять нелегко. Посмотри: когда умирает малыш, Христос берёт его к Себе словно маленького Ангела, а его родители рыдают и бьют себя в грудь, тогда как им следовало бы радоваться. Ведь откуда они знают, кем бы он стал, когда вырос? Смог бы он спастись? Когда в 1924 году мы уезжали из Малой Азии на корабле, я был младенцем. На корабле было полно беженцев. Я лежал на палубе, закутанный матерью в пелёнки. Один матрос случайно на меня наступил. Мать подумала, что я умер, и начала плакать. Одна женщина из нашей деревни размотала пелёнки и убедилась, что со мной ничего не произошло. Но если бы я умер тогда, то точно был бы в Раю. А сейчас мне уже столько лет, я столько подвизался, но в том, окажусь я там или нет, всё равно ещё не уверен.

Но, кроме того, смерть детей помогает и их родителям. Родители должны знать, что с того момента, как у них умирает ребёнок – у них появляется молитвенник в Раю. Когда родители умрут, их дети с опахалами придут к двери Рая, чтобы встретить души отца и матери. А это ведь немалое дело! Кроме того, маленьким детям, которые были измучены болезнями или увечьем, Христос скажет: “Придите в Рай и выберите в нём самое лучшее место”. А дети ответят Христу так: “Здесь прекрасно, Христе, но мы хотим, чтобы вместе с нами была и наша мамочка”, и Христос, услышав прошение детей, найдет способ, чтобы спасти их мать».

А за столетие до преподобного Паисия дивный во святых преподобный Макарий Оптинский, всегда уповавший на Бога, пишет: «Ему угодно было переселить ваших детей от сей плачевной юдоли и скорбной жизни в самом юном возрасте, тогда, когда они еще не испытали ни радостей, ни горестей этой жизни и не запятнали своих душ греховными сквернами. Не есть ли в этом проявление любви Божией к ним? Благодарить надо Бога, а не сетовать, ибо Он чистыми взял их из этого мира в Его Царство Небесное. А вам здесь уже не будет скорбей и забот о христианском их воспитании и научении, что так трудно выполнить в наше время, те родители, которые не воспитали своих детей добрыми христианами, “сильно будут истязаны пред судом Божиим”».

Несомненную духовную пользу несут слова известного ревнителя благочестия и богослова своего времени епископа Гермогена (Добронравина) († 1897): «Часто смерть похищает невинных детей. Но вы знаете, что им принадлежит Царствие Божие, и, между тем, плачете, что они так рано отходят от вас к Отцу Небесному, не испытав горестей земной жизни, и считаете исход их неблаговременным… Подумайте сами: отцовские ли это вздохи, материнские ли слезы?..

Знаю, что в ваших слезах не та блестит мысль, что они отходят от вас к Отцу Небесному; нет, ваши слезы о том, что вы теряете в них ваши светлые надежды на ваше счастье, теряете будущих друзей и хранителей вашей старости.

О, надежды, надежды! Если бы всегда сбывались вы! Но скажите, кто поручится, что дети ваши, если бы жили долее, всегда доставляли бы вам одни только радости и утешение? Кто знает? Может быть, с годами они познакомились бы с обычаями света, противными христианству, и тогда не были бы столь любезными для Отца Небесного детьми, как теперь. Может быть, с годами остыл бы в них и к вам жар детской любви и они не были бы столь милыми для вас чадами, как теперь. Может быть… но чего бы не могло быть с ними в течение жизни?.. А теперь они чистыми, невинными, как Ангелы, отошли от вас к Отцу Небесному, а вы все еще плачете, называя исход их от вас неблаговременным. Подумайте сами: отцовские ли это вздохи, материнские ли слезы?..»

Кому-то по человечески эти слова могут показаться излишне строгими или даже жестокими, но в них – божественная правда, а изрекает ее великий подвижник Православия, который «всегда был готов даже пострадать за истину Христову».

И вновь слова преподобного Макария Оптинского к скорбящим об ушедших чадах отцам и матерям: «Посетившую вас скорбь примите как посланную от руки Божией и с детскою покорностью. Смиренно предавайтесь воле Божией, все на пользу устрояющей. Ищите утешения в святой нашей вере; всем нам и каждому предназначено определенное время пребывания в здешнем мире для приобретения будущей нескончаемой жизни. Сколько бы ни была продолжительной наша здешняя жизнь – она один только миг по сравнению с будущей, не имеющей конца. Советую вам не предаваться безутешной скорби по ней, подобно тем, которые не имеют упования будущей жизни. Для людей неверующих тот, кто умирает, умирает навсегда; и печаль их безотрадна, из отдаленной вечности не блестит для них луч надежды и утешения.

Но нам, верующим, есть надежда воскресения мертвых и жизни будущего века. Когда же мы только в здешней кратковременной жизни полагаем надежду на утешения от мирских благ и от родственников и друзей, не прозирая очами веры в будущую вечность, то, конечно, при изменениях судьбы и лишении близких падаем духом и не находим утешения...

Сердечно соболезную и сострадаю в горести вашей и в полной мере разделяю (“ценю”) вашу скорбь, которой вы предаетесь по человеческой немощи. Лишившись столь близкого и милого сердцу человека, нельзя не чувствовать горя и не болеть душою; и надо отдать долг любимому существу печалованием, однако же не предаваться неутешному сетованию и скорби. Так как вы – истинный христианин, то ищите утешения страдающей вашей душе в священной вашей вере, в уповании на благость Божию и безмерную Его любовь к нам грешным и в предании себя во всем Его святой воле.

Христианин, убежденный и уверенный в действиях Промысла Божия, покоряется Его святой воле, все устрояющей только на пользу, и познает, что здесь, в земной юдоли, он – странник, идущий в свое отечество, а отходящих отсюда близких и друзей препровождает только туда; для них окончилось время их странствования, назначенное для них Творцом, и мы туда перейдем и по милости Бога нашего соединимся с ними в блаженной вечности. Эта надежда утоляет печаль о разлуке с близкими нашему сердцу людьми.

Наш долг христианской любви позаботиться о помиловании усопших наших сродников и близких церковными молитвами и милостынями и самим усердно молиться. Это и нас утешит и им, отшедшим, принесет отраду и милость Божию».

На самом деле, можем ли мы сказать, какой была бы земная участь детей, погибших в ТРК «Зимняя вишня»? Особенно в наше смутное время при всеобщем развращении многих и многих. Убереглись бы они от греха? Сохранили бы себя в чистоте для нетленной жизни будущего века или встали бы на путь погибели?

Может, это было для них самым удобным временем для перехода к вечному блаженству? Сие известно только Единому Богу. А мы должны верить словам святых Божиих человеков: эти дети ушли в Небесное Царство, как Ангелы, и у их родителей появились молитвенники в Раю.
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /

Почему Бог дает жизнь и ее забирает

Который провел в Москве Андрей Гнездилов, врач-психотерапевт, доктор медицинских наук, почетный доктор Эссекского университета (Великобритания), основатель первого в России хосписа, изобретатель новых методов арт-терапии и автор многочисленных книг.

Смерть как часть жизни

В быту, когда мы разговариваем с кем-то из знакомых, и он говорит: «Ты знаешь, вот такой-то умер», обычная реакция на это вопрос: как умер? Очень важно, как умирает человек. Смерть важна для самоощущения человека. Она имеет не только негативный характер. Если философски смотреть на жизнь, мы знаем, что нет жизни без смерти, понятие жизни может быть оценено только с позиции смерти. Мне как-то пришлось общаться с художниками и скульпторами, и я спросил их: «Вы изображаете различные стороны жизни человека, можете изобразить любовь, дружбу, красоту, а как бы вы изобразили смерть?» И никто не дал сразу внятного ответа. Один скульптор, который увековечил блокаду Ленинграда, обещал подумать. И незадолго до смерти он мне ответил так: «Я бы изобразил смерть в образе Христа». Я спросил: «Христос распятый?» – «Нет, вознесение Христа».

Один немецкий скульптор изобразил летящего ангела, тень от крыльев которого и была смерть. Когда человек попадал в эту тень, он попадал во власть смерти. Другой скульптор изобразил смерть в образе двух мальчиков: один мальчик сидит на камне, положив голову на колени, он весь устремлен вниз. В руках второго мальчика, свирель, голова его запрокинута, он весь устремлен вслед за мотивом. И объяснение этой скульптуры было таким: невозможно изобразить смерть без сопутствующей жизни, и жизни без смерти. Смерть – естественный процесс. Многие писатели пытались изобразить жизнь бессмертной, но это было ужасное, страшное бессмертие. Что такое бесконечная жизнь – бесконечное повторение земного опыта, остановка развития или бесконечное старение? Трудно даже представить то мучительное состояние человека, который бессмертен.

Смерть – это награда, передышка, она ненормальна только тогда, когда наступает внезапно, когда человек еще на подъеме, полон сил. А пожилые люди хотят смерти. Некоторые старушки просят: «Вот, зажилась, пора бы и умереть». И образцы смерти, о которых мы читаем в литературе, когда смерть постигала крестьян, носили нормативный характер.

Когда деревенский житель чувствовал, что он уже не может работать, как прежде, что он становится обузой для семьи, он шел в баню, надевал чистую одежду, ложился под образа, прощался с соседями и родными и спокойно умирал. Его смерть наступала без тех выраженных страданий, возникающих, когда человек борется со смертью. Крестьяне знали, что жизнь – это не цветок-одуванчик, который вырос, распустился и рассеялся под дуновением ветра. Жизнь имеет глубокий смысл. Этот пример смерти крестьян, умирающих, дав себе разрешение на смерть – не особенность тех людей, подобные примеры мы можем встретить и сегодня. Как-то к нам поступил онкологический больной. Бывший военный, он держался молодцом и шутил: «Я прошел три войны, дергал смерть за усы, а теперь вот наступило ее время подергать меня». Мы, конечно, его поддерживали, но вдруг однажды он не смог подняться с постели, и воспринял это совершенно однозначно: «Все, я умираю, я уже не могу встать». Мы говорили ему: «Не волнуйтесь, это метастаз, люди с метастазами в позвоночнике живут долго, мы будем ухаживать за вами, вы привыкнете». – «Нет, нет, это смерть, я знаю».

И, представьте себе, через несколько дней он умирает, не имея к этому никаких физиологических предпосылок. Он умирает потому, что он решил умереть. Значит, эта добрая воля к смерти или какая-то проекция смерти совершается в реальности. Нужно предоставить жизни естественную кончину, ведь смерть запрограммирована еще в момент зачатия человека. Своеобразный опыт смерти приобретается человеком в родах, в момент рождения. Когда занимаешься этой проблемой, видно, как разумно построена жизнь. Как человек рождается, так он умирает, легко рождается – легко умирает, тяжело рождается – тяжело умирает. И день смерти человека также не случаен, как и день рождения. Статисты первые поднимают эту проблему, открыв частое совпадение у людей даты смерти и даты рождения. Или, когда мы вспоминаем какие-то значимые годовщины смерти наших родных, вдруг оказывается, что бабушка умерла - родился внучок. Вот эта передача в поколения и неслучайность дня смерти и дня рождения – бросается в глаза.

Клиническая смерть или другая жизнь?

Ни один мудрец до сих пор не понял, что такое смерть, что происходит во время смерти. Оставлен практически без внимания такой этап как клиническая смерть. Человек впадает в коматозное состояние, у него останавливается дыхание, сердце, но неожиданно для себя и для других он возвращается к жизни и рассказывает удивительные истории. Недавно умерла Наталья Петровна Бехтерева. В свое время мы часто спорили, я рассказывал случаи клинической смерти, которые были в моей практике, а она говорила, что это все ерунда, что просто в мозге происходят изменения и так далее. И однажды я привел ей пример, который она потом стала сама использовать и рассказывать. Я работал 10 лет в Онкологическом институте в качестве психотерапевта, и как-то раз меня позвали к молодой женщине. Во время операции у нее остановилось сердце, его долго не могли завести, а когда она очнулась, меня попросили посмотреть, не изменилась ли ее психика из-за долгого кислородного голодания мозга.

Я пришел в реанимационную палату, она только-только приходила в себя. Я спросил: «Вы можете со мной поговорить?», – «Да, только я хотела бы извиниться перед вами, я причинила вам столько хлопот», – «Какие хлопоты?», – «Ну, как же. У меня же остановилось сердце, я пережила такой стресс, и я видела, что для врачей это было тоже большим стрессом». Я удивился: «Как вы могли это видеть, если вы были в состоянии глубокого наркотического сна, а потом у вас остановилось сердце?», – «Доктор, я бы вам рассказала гораздо больше, если вы пообещаете не отправлять меня в психиатрическую больницу». И она рассказала следующее: когда она погрузилась в наркотический сон, то вдруг почувствовала, что как будто мягкий удар в стопы заставил что-то внутри нее повернуться, как выворачивается винт. У нее было такое ощущение, что душа вывернулась наружу, и вышла в какое-то туманное пространство.

Приглядевшись, она увидела группу врачей, склонившихся над телом. Она подумала: какое знакомое лицо у этой женщины! И потом вдруг вспомнила, что это она сама. Вдруг раздался голос: «Немедленно прекращайте операцию, сердце остановилось, нужно заводить его». Она подумала, что умерла и с ужасом вспомнила, что не попрощалась ни с матерью, ни с пятилетней дочерью. Тревога за них буквально толкнула ее в спину, она вылетела из операционной и в одно мгновение очутилась у себя в квартире. Она увидела довольно мирную сцену – девочка играла в куклы, бабушка, ее мать, что-то шила. Раздался стук в дверь, и вошла соседка, Лидия Степановна. В руках у нее было маленькое платье в горошек. «Машенька, – сказала соседка, – ты все время пыталась быть похожей на маму, вот я сшила для тебя такое же платье, как у мамы». Девочка с радостью бросилась к соседке, по дороге задела скатерть, упала старинная чашка, а чайная ложка попала под ковер. Шум, девочка плачет, бабушка восклицает: «Маша, как ты неловка», Лидия Степановна говорит, что посуда бьется к счастью – обычная ситуация.

И мама девочки, забыв о себе, подошла к дочке, погладила ее по головке и сказала: «Машенька, это не самое страшное горе в жизни». Машенька посмотрела на маму, но, не увидев ее, отвернулась. И вдруг, эта женщина поняла, что когда она прикасалась к головке девочки, она не почувствовала этого прикосновения. Тогда она бросилась к зеркалу, и в зеркале не увидела себя. В ужасе она вспомнила, что должна быть в больнице, что у нее остановилось сердце. Она бросилась прочь из дома и очутилась в операционной. И тут же услышала голос: «Сердце завелось, делаем операцию, но скорее, потому что может быть повторная остановка сердца». Выслушав эту женщину, я сказал: «А вы не хотите, чтобы я приехал к вам домой и сказал родным, что все в порядке, они могут повидаться с вами?» Она с радостью согласилась.

Я поехал по данному мне адресу, дверь открыла бабушка, я передал, как прошла операция, а затем спросил: «Скажите, а в пол-одиннадцатого не приходила ли к вам соседка Лидия Степановна?», – «Приходила, а вы что, с ней знакомы?», – «А не приносила ли она платье в горошек?», – «Вы что волшебник, доктор?» Я продолжаю расспрашивать, и все до деталей сошлось, кроме одного – ложку не нашли. Тогда я говорю: «А вы смотрели под ковром?» Они поднимают ковер, и там лежит ложка. Этот рассказ очень подействовал на Бехтереву. А затем она сама пережила подобный случай. В один день она потеряла и пасынка, и мужа, оба покончили жизнь самоубийством. Для нее это было жутким стрессом. И вот однажды, войдя в комнату, она увидела мужа, и он обратился к ней с какими-то словами. Она, прекрасный психиатр, решила, что это галлюцинации, вернулась в другую комнату и попросила свою родственницу посмотреть, что в той комнате. Та подошла, заглянула и отшатнулась: «Да там же ваш муж!» Тогда она сделала то, о чем просил ее муж, убедившись, что подобные случаи не выдумка. Она говорила мне: «Никто лучше меня не знает мозга (Бехтерева была директором Института мозга человека в Петербурге).

И у меня ощущение, что я стою перед какой-то громадной стеной, за которой слышу голоса, и знаю, что там чудесный и огромный мир, но я не могу передать окружающим то, что я вижу и слышу. Потому что для того, чтобы это было научно обоснованно, каждый должен повторить мой опыт». Как-то я сидел около умирающей больной. Я поставил музыкальную шкатулку, которая играла трогательную мелодию, затем спросил: «Выключить, вам мешает?», – «Нет, пусть играет». Вдруг у нее остановилось дыхание, родственники бросились: «Сделайте что-нибудь, она не дышит». Я сгоряча сделал ей укол адреналина, и она снова пришла в себя, обернулась ко мне: «Андрей Владимирович, что это было?» – «Вы знаете, это была клиническая смерть». Она улыбнулась и говорит: «Нет, жизнь!» Что это за состояние, в которое переходит мозг при клинической смерти? Ведь смерть есть смерть. Мы фиксируем смерть тогда, когда мы видим, что остановилось дыхание, остановилось сердце, мозг не работает, он не может воспринимать информацию и, тем более, посылать ее наружу. Значит, мозг только передатчик, а есть нечто в человеке более глубокое, более сильное? И тут мы сталкиваемся с понятием души. Ведь это понятие почти вытеснено понятием психики. Психика – есть, а души нет.

Как бы вы хотели умереть?

Мы спрашивали и здоровых, и больных: «Как бы вы хотели умереть?». И люди с определенными характерологическими качествами по-своему строили модель смерти. Люди с шизоидным типом характера, типа Дон Кихот, довольно странно характеризовали свое желание: «Мы бы хотели умереть так, чтобы никто из окружающих не видел моего тела». Эпилептоиды – считали немыслимым для себя спокойно лежать и ждать, когда придет смерть, они должны были иметь возможность каким-то образом участвовать в этом процессе. Циклоиды – люди типа Санчо Панса, хотели бы умереть в окружении родных. Психастеники – люди тревожно-мнительные, беспокоились, как они будут выглядеть, когда умрут. Истероиды хотели умереть на восходе или на закате солнца, на берегу моря, в горах. Я сравнивал эти желания, но мне запомнились слова одного монаха, который сказал так: «Мне безразлично, что будет меня окружать, какая будет обстановка вокруг меня. Мне важно, чтобы я умер во время молитвы, благодаря Бога за то, что Он послал мне жизнь, и я увидел силу и красоту Его творения».

Гераклит Эфесский говорил: «Человек в смертную ночь свет зажигает себе сам; и не мертв он, потушив очи, но жив; но соприкасается он с мертвым – дремля, бодрствуя – соприкасается с дремлющим», – фраза, над которой можно ломать голову чуть ли не всю жизнь.

Находясь в контакте с больным, я мог договориться с ним, чтобы, когда он умрет, он попытался дать мне знать, есть ли что-то за гробом или нет. И я получал такой ответ, не один раз. Как-то я договорился так с одной женщиной, она умерла, и я скоро забыл о нашем договоре. И вот однажды, когда я был на даче, я вдруг проснулся от того, что в комнате зажегся свет. Я подумал, что забыл выключить свет, но тут увидел, что на койке напротив меня сидит та самая женщина. Я обрадовался, начал с ней разговаривать, и вдруг я вспомнил – она же умерла! Я подумал, что мне все это снится, отвернулся и попытался заснуть, чтобы проснуться. Прошло какое-то время, я поднял голову. Свет снова горел, я с ужасом оглянулся – она по-прежнему сидит на койке и смотрит на меня. Я хочу что-то сказать, не могу – ужас. Я осознал, что передо мной мертвый человек. И вдруг она, печально улыбнувшись, сказала: «Но ведь это не сон». Почему я привожу подобные примеры? Потому что неясность того, что нас ожидает, заставляет нас возвращаться к старому принципу: «Не навреди». То есть «не торопи смерть» – это мощнейший довод против эвтаназии. Насколько мы имеем право вмешиваться в состояние, которое переживает больной? Как мы можем ускорять его смерть, когда он, возможно, в этот момент переживает ярчайшую жизнь?

Качество жизни и разрешение на смерть

Важно не количество дней, которое мы прожили, а качество. А что дает качество жизни? Качество жизни дает возможность быть без боли, возможность контролировать свое сознание, возможность быть в окружении родственников, семьи. Почему так важно общение с родственниками? Потому что дети часто повторяют сюжет жизни своих родителей или родственников. Иногда в деталях, это удивительно. И это повторение жизни часто является и повторением смерти. Очень важно благословение родных, родительское благословение умирающего детям, оно даже потом может спасти их, уберечь от чего-то. Опять-таки, возвращаясь к культурному наследию сказок.

Помните сюжет: умирает старик-отец, у него трое сыновей. Он просит: «После моей смерти три дня ходите на мою могилу». Старшие братья или не хотят идти, или боятся, только младший, дурак, ходит на могилу, и в конце третьего дня отец открывает ему какую-то тайну. Когда человек уходит из жизни, он иногда думает: «Ну, пусть я умираю, пусть я заболел, но мои родные пусть будут здоровы, пусть болезнь оборвется на мне, я заплачу по счетам за всю семью». И вот, поставив цель, неважно рационально или аффективно, человек получает осмысленный уход из жизни. Хоспис – это дом, в котором предлагается качественная жизнь. Не легкая смерть, а качественная жизнь. Это место, где человек может завершить свою жизнь осмысленно и глубоко, в сопровождении родственников.

Когда человек уходит, из него не просто выходит воздух, как из резинового шара, ему нужно сделать скачок, ему нужны силы для того, чтобы шагнуть в неизвестность. Человек должен разрешить себе этот шаг. И первое разрешение он получает от родственников, затем – от медицинского персонала, от волонтеров, от священника и от самого себя. И это разрешение на смерть от самого себя – самое сложное.

Вы знаете, что Христос перед страданиями и молитвой в Гефсиманском саду просил своих учеников: «Побудьте со мной, не спите». Три раза ученики обещали Ему бодрствовать, но засыпали, не оказав поддержку. Так вот хоспис в духовном смысле является таким местом, где человек может попросить: «Побудьте со мной». И если такая величайшая личность – Воплощенный Бог – нуждался в помощи человека, если Он говорил: «Я уже не называю вас рабами. Я назвал вас друзьями», обращаясь к людям, то последовать этому примеру и насытить духовным содержанием последние дни больного – очень важно.

Почему Бог забирает лучших? - Религия

Встретились как-то раз случайно cредь тополиной вьюги
Близкие в недалёком прошлом бывшие две подруги.
Первую звали Жизнь, вторая — Смертью звалась с рожденья:
Модница-Жизнь — в красивом платье, Смерть — в строгом облаченьи.

Жизнь пригласила Смерть на ужин, столик взяв в ресторане. 
И — словно не было разлуки, не было расставанья…
Лучший коньяк, закуска, фрукты — щедрое угощенье…
Очень уж ей вернуть хотелось Смерти расположенье.

Смерть не была на Жизнь в обиде — просто другие взгляды, 
И подружиться с ней, пожалуй, снова была бы рада.
Кстати, коньяк хороший, правда — чокнулись, всё по чину…
Но обойти не удалось им ссоры былой причины.

Вспомнили, как в ту ночь подруги спорили да рядили, 
Как златокудрого младенца между собой делили,
Как невозможно было слушать матери плач из окон…
«Смерть, почему его взяла ты, разве пожить не мог он!?»

И, призадумавшись немного, жизни она сказала: 
« Господом было мне открыто, что его ожидало:
Если б ребёнок жив остался, — стал бы тогда убийцей,
И, очерствев душой, не смог бы к Господу обратиться».

«Надо же так! — тут Жизнь вздохнула, — этого я не знала…
Ну, а ты помнишь ту старуху, что тебя призывала?
И как мы с ней тогда просили эти прервать мученья…
Но только ты призывам нашим не придала значенья».

«Да, — отвечала Смерть, устало, — помню я ту старуху, -
Это она своим проклятьем дочь обрекла на муку.
Надо успеть приехать было дочери издалёка,
Чтоб та сняла с неё проклятье перед дорогой к Богу».

Жизнь головою покачала: «Этого я не знала, -
Ну, а вот тот, сорокалетний, тоже ведь пожил мало?»
«Мало, — сказала Смерть сурово,- только наделал много,
И никогда б уже не стал он каяться перед Богом».

Тут телефон запел у Смерти тихий мотив церковный,
Стало лицо её бледнее, голос — спокойным, ровным.
И извинившись перед Жизнью, чмокнув её неловко,
Проговорила, убегая: «Срочно! Командировка!»

(автор песни — Светлана Копылова)

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о