Что делать если тебя бьет мама: Что делать, если меня бьёт мать? Когда я делаю что-то не то, она всегда избивает меня и говорит, что я все это делаю специально.

«Мама била, а потом плакала сама и обнимала». «Воспитание» рукоприкладством и последствия

По данным ЮНИСЕФ, 75 процентов взрослого населения Казахстана поддерживают применение телесного наказания детей «для дисциплины в семье». Эксперты называют причинами распространенности рукоприкладства неумение взрослых справляться с эмоциями и психологическую безграмотность. Они отмечают, что рукоприкладство не проходит бесследно, последствия жестокого обращения проявляются во взрослой жизни.

«ХОТЬ БЫ КТО-НИБУДЬ ВОШЕЛ...»

22-летняя уроженка Шымкента Инкар (имя изменено по ее просьбе. — Ред.) — старшая из пяти детей в семье. Сейчас она завершает учебу в алматинском университете. Инкар говорит, что она и ее сестра росли, часто подвергаясь избиениям со стороны матери.

— Она хватала нас, швыряла изо всех сил к стене. Била нас не по голове, а по мягким местам, плечам. Она сильно злилась и была не в состоянии себя сдержать. Когда она меня избивала, я мысленно давала ей отпор. «Хоть бы кто-нибудь вошел или зазвенел телефон», — молила я в такие моменты, — вспоминает она.

В детстве Инкар не понимала, почему мать набрасывалась на них с кулаками. Когда подросла, рукоприкладства стало меньше. Троих младших детей мать не била вовсе.

— Повзрослев, я стала задумываться, почему мама нас била и ругала. Я нашла ответы на все свои вопросы. Я слышала, что моя покойная бабушка, свекровь матери, была очень строгой женщиной. Когда мы были маленькими, она не ко всем своим внукам относилась хорошо. Любила детей только старшего сына. Говорят, что она житья не давала снохам. К тому же мой отец в то время прикладывался к бутылке. Я думаю, мама в то время просто срывала на нас злость. Потому что, бывало, мама кричала, била, а потом плакала сама и обнимала нас, — говорит она.

Инкар никогда открыто не обсуждала это с матерью. Лишь однажды мать обмолвилась, что «сожалеет о рукоприкладстве».

— Как-то мы с сестренками и младшим братом вспоминали их шалости, и я сказала: «Вас сейчас вообще не бьют. А вы знаете, как нам в свое время доставалось?» Услышав это, мама сказала: «Думаешь, мне хотелось вас бить?», — рассказывает Инкар.

Она не держит обиды. Говорит, что и тогда чувствовала любовь матери, и сейчас чувствует это.

— Мы носили самую красивую одежду в детском саду, в школе, она баловала нас дома вкусными блюдами. Независимо от того, сколько бы раз она нас ни била, мы были не хуже других, — считает Инкар.

«ИМ КАЖЕТСЯ, ЧТО ПРОЩЕ ОТШЛЕПАТЬ РЕБЕНКА»

Родители бьют и наказывают детей, пытаясь выместить свой гнев, и это показатель их собственной беспомощности, говорит руководитель Центра семейного консультирования «Счастливая семья» автор книги «Воспитание детей без наказания» Елжас Ертайулы.

— Родители часто срывают злость на своих детях, когда не могут справиться с навалившимися на них проблемами, испытывают душевный дискомфорт. Потому что дети — самые беззащитные существа. Они не могут оказать сопротивления, ответить. Если в семье есть проблемы между мужем и женой, невесткой и свекровью, всё это накапливается. От этого страдают дети. Родители, которые накапливают негатив, готовы взорваться. Стоит ребенку что-то сделать, они срываются на нем, — говорит он.

Еще одной причиной Ертайулы называет безграмотность родителей.

— Я говорю не о безграмотности как таковой, а о недостаточных знаниях по воспитанию детей. Родители часто не понимают внутренний мир ребенка, недостаточно хорошо знают своего ребенка, не знают его особенностей и склонностей и не знают, чего ожидать от ребенка. И это зачастую приводит к наказанию. Они ожидают от ребенка невозможного. Когда ребенок не справляется, родители склонны злиться, — объясняет эксперт.

По его мнению, некоторые родители пытаются решить многие проблемы в воспитании своих детей быстро и тогда самым приемлемым им видится наказание ребенка.

— Им кажется, что гораздо проще накричать и отшлепать ребенка, чем тратить время на долгие разговоры с ним. Здесь родители совершают ошибку, думая, что им удалось решить проблему таким образом. Это, возможно, временное решение — до исчезновения эффекта от рукоприкладства или окрика. Ребенок может выполнить сказанное, но проблема этим не снимается, — говорит специалист.

Елжас Ертайулы, консультирующий родителей по вопросам воспитания детей, призывает их воздерживаться от рукоприкладства и «воспитания» наказанием.

— Можно утверждать, что все виды наказания являются негативным методом. Я считаю «наказанием» любые действия, которые ранят чувства ребенка. Это рукоприкладство, ругань, упреки и сравнение с другими детьми. Сейчас многие родители считают нормальным воспитание ребенка наказанием. Они даже рассматривают это как необходимость. Это показывает, насколько важен этот вопрос для нашего общества, — говорит он.

Согласно исследованию, проведенному в 2016 году ЮНИСЕФ и уполномоченным по правам человека в Казахстане, 75 процентов казахстанцев поддерживает применение телесного наказания для дисциплины и контроля детей в семье.

НЕТ КОНКРЕТНОГО ЗАКОНА, ЗАПРЕЩАЮЩЕГО БИТЬ ДЕТЕЙ

Согласно пункту 2 статьи 10 казахстанского закона «О правах ребенка», государство обеспечивает личную неприкосновенность ребенка, осуществляет его защиту от физического и психического насилия, жестокого, грубого или унижающего человеческое достоинство обращения, действий сексуального характера, вовлечения в преступную деятельность и совершения антиобщественных действий и иных видов деятельности, ущемляющих закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина.

Представитель ЮНИСЕФ Айсулу Бекмуса говорит, что «в законодательстве Казахстана нет конкретной статьи, которая запрещает родителям применять рукоприкладство по отношению к детям».

В течение нескольких лет в стране выдвигают инициативы внести изменения в законодательство и прописать запрет на применение силы к детям. К примеру, в 2016 году тогдашний детский омбудсмен, сейчас депутат мажилиса Загипа Балиева предлагала ввести в законодательство понятие «насилие», включив в него виды насилия — от морального и вербального до физического, в которое включить также шлепки по «мягкому месту», и запретить любые формы насилия. С похожей инициативой Балиева выступала и в 2018 году. Но изменения в законе не приняли.

Бывший омбудсмен говорит Азаттыку, что «законопроект всё еще обсуждается в парламенте». «Нам необходимо изменить менталитет общества [в котором считается нормой избивать ребенка]», — полагает депутат.

ЮНИСЕФ считает, что казахстанское законодательство по защите детей всё еще не соответствует в полном объеме международным стандартам. «Казахстанские законы не обеспечивают надлежащей защиты детей от рукоприкладства», — говорится в ответе международной организации Азаттыку.

Работа по изменению законодательства ведется, отмечают в ЮНИСЕФ. В соответствии с постановлением казахстанского правительства № 156 от 30 марта 2020 года, утверждена «Дорожная карта» по усилению защиты прав ребенка, противодействию бытовому насилию и решению вопросов суицидальности среди подростков на 2020 – 2023 годы. Одна из целей этого документа — изучение международного опыта по предотвращению физического наказания детей в семьях, патронатных семьях, организациях образования и организациях, занимающихся защитой прав детей.

«Ситуация в мире меняется. В 50 странах в настоящее время есть юридический запрет на жестокое обращение с детьми. 50 других стран обязались принять такой закон. Запрещая жестокое обращение с детьми на законодательном уровне, государство учит маленьких граждан тому, что насилие — это неправильно», — считают в организации.

«Ни в одном законе Казахстана не допускается насилие в отношении ребенка. Вопрос в том, как это исполняется», — говорит Азаттыку уполномоченный по правам ребенка в Казахстане Аружан Саин.

В ЮНИСЕФ отмечают, что жестокое обращение с детьми негативно отражается на них, даже во взрослой жизни. Последствия насилия над ребенком могут быть неочевидными, но они могут привести к нарушению сна, беспокойству и снижению социальной активности.

«Исследования показывают, что здоровье пострадавших детей ухудшается. Они могут страдать от рака, диабета, сердечно-сосудистых заболеваний, зависимости от запрещенных веществ и депрессии», — говорят в организации.

БОЛЬНО, ДАЖЕ ЕСЛИ ЭТО ДЕЛАЕТ МАТЬ

Елжас Ертайулы говорит, что родители стараются под разными предлогами оправдать свое рукоприкладство.

— Говорят, что «енесі тепкен құлынның еті ауырмайды» (казахская пословица, буквально значит «жеребенку не больно от ударов материнских копыт»), «била не по больному месту». Это смешное оправдание. К примеру, муж ударил жену и затем говорит: «К чему плакать, я же бил не по больному месту». Разве это успокоит женщину? Дело не в физической боли ребенка, а психологической травме, — комментирует он.

Психолог Сая Бакимова осуждает телесное наказание маленьких детей, считает это в корне неправильным.

— С физиологической точки зрения ребенок до семи лет не планирует часть своих действий. Это мой ответ некоторым родителям, которые говорят, что ребенок «делает это нарочно», «совершает шалости назло». У ребенка должен быть определенный уровень развития мышления, чтобы преднамеренно плохо себя вести: ребенок должен знать, что ему действительно нужно сделать, затем целенаправленно выбрать прямо противоположное, уметь предугадать вашу реакцию. Сколько операций! Мозг ребенка на такое еще не способен. Теперь попробуем ответить, правильно ли наказывать ребенка за то, что он еще не в состоянии контролировать свои действия? Если бить за ошибки, то давайте бить за ошибки и взрослых. Разве последствия ошибок взрослых не масштабнее ошибок детей? — вопрошает она.

Бакимова говорит, что пережитые в детстве страдания приводят к сложным последствиям. В голове формируется установка «Они любят меня, но бьют, и я люблю их, но боюсь», которая впоследствии может негативно сказываться на выстраивании личных отношений или отношений в коллективе.

— Такие люди не умеют открыто выражать чувство любви. Если в отношениях всё спокойно и ровно, им кажется, что чего-то не хватает. Вполне вероятно, что бессознательно он или она выберет не спокойного и доброго человека, а человека нетерпеливого, вспыльчивого и агрессивного. Потому что ему или ей будет казаться, что подходит именно такой человек, — говорит Сая Бакимова.

Многие подростки и молодые люди, которых избивали отцы, впервые попав в кабинет психолога, не в силах сдержать слез, рассказывает Бакимова. «Они не могут говорить, только плачут», вспоминая, как издевались над ними.

— Прежде чем нейтрализовывать «избалованность» четырехлетнего ребенка, представьте себе, что в этот момент вы закладываете фундамент его будущего.

«Мама била меня несколько часов. Удлинителем, потом руками, била головой о стены». Пять историй материнской нелюбви

Если уж говорим о домашнем насилии, обычно в голове всплывает картинка агрессивного отца, которого не может усмирить сердобольная мама. Но что делать, если тебя избивает собственная мать? мы так оберегаем родительскую любовь, а по данным правозащитного движения «Сопротивление», 77% детей, переживших насилие, пострадали от своих родителей, 11% — от родственников и лишь 10% — от посторонних людей. иногда детей нужно защищать не от внешнего мира и интернета, а от собственных матерей. Возраст и имена некоторых героинь изменены в целях сохранения анонимности.

Алина, 32 года: «Она начинала меня бить, приговаривая: «Поняла, за что?!». Если я угадывала, удары становились сильнее»

«Я воспитывалась в бедной семье, родители вечно скандалили из-за денег. Отец пил, мама устраивала истерики, злость и бессилие срывала на мне. Сейчас я понимаю, что скорее всего она любила меня, но от невозможности обеспечить нам нормальное существование ненавидела этот мир, себя, моего отца и меня. У нее были свои психологические травмы из-за похожего воспитания и пережитого изнасилования. Били и унижали меня почти ежедневно, повода для этого не требовалось. Будь то реальная провинность, не такое выражение лица или не та интонация – бывало, и без объяснения причин. Мама вполне могла вспомнить косяк двухлетней давности и отлупить меня за него. Била она меня тем, что первое под руку попадется: веник, ремень, тапка, чашка, железная 60-сантиметровая ложка для обуви, шнур от удлинителя. Отец меня тоже порой бил, но не так сильно и часто, как мать. Он в основном использовал ремень. Обычно папа подкидывал идеи для наказания: стоять в углу с голыми коленями на горохе/соли/гречке два часа. Как увлекательно было потом весь вечер иглой выковыривать гречку из коленей... Или стоять зимой на неотапливаемом балконе несколько часов в домашних майке и шортах.

На эту тему:«Я убила своего мужа»

Однажды на день рождения мне подарили первый телефон, мне исполнялось лет девять, это был кнопочный LG. Наше состояние немного улучшилось по сравнению с более ранним детством. Но телефон мне даже подержать не давали, зато им с радостью пользовалась мать. Сидя в поликлинике в очереди и, видимо, устав от моего нытья, она дала мне поиграть в игры на нем. Помню, там было только судоку, но всё же лучше, чем пялиться в стену. В какой-то момент ребенок, зашедший сдавать кровь из пальца, закричал – и я выронила телефон из рук. По взгляду матери поняла – лучше бы мне провалиться сквозь землю. Дома она меня била несколько часов. Сначала удлинителем, потом просто руками, тягала за волосы, била головой о стены.

Непрерывно и в красках расписывала, какая я тварь неблагодарная, как она выкинет меня на улицу, насколько у меня руки из задницы и что я натворила. В школу я не ходила еще неделю, так как на мое лицо было страшно смотреть даже матери.

Однажды, когда я делала уроки, она залетела ко мне в комнату, оттаскала за волосы, разбила об меня кружку и просто наотвешивала пощечин, потому что отец забыл закрыть вкладку с порносайтом и свалил всё на меня. Хотите знать, как научить ребенка писать без ошибок? При каждой помарке бейте ребенка по пальцам линейкой: чем больше ошибок, тем больше раз бьете. При этом не забывайте орать о том, какое он тупое ничтожество. Затем заставляете его переписывать, и так пока не напишет чисто.

Также мне часто доставалось «авансом». Мол, завтра точно накосячишь, чего тянуть? Или «чтобы знала, что будет, если напишешь контрольную ниже четвёрки». Порой мать прямо с порога, не сняв верхнюю одежду, начинала меня бить, приговаривая: «Поняла, за что?!». Если я угадывала, удары становились сильнее, а если нет, то слышала: «Ты еще и это сделала, засранка?!» – и игра продолжалась. Помимо избиений на меня ежедневно лился поток грязи и унижений. Хотя я все делала по дому, готовила, в школе была хорошисткой без проблем с поведением. Вскоре отец начал пить сильнее и подобное поведение полилось и от него. Причем за стенами квартиры мои родители слыли милейшими людьми: веселыми, умными и интересными. Только вот с дочерью им не повезло. В итоге я несколько лет борюсь с социофобией и депрессией».

Надежда, 22 года: «Она говорила, что сдаст меня в детский дом, а я и не боялась этого»

Я росла в обычной семье: родители старались давать по возможности все, чтобы я не чувствовала себя обделенной. Папа пил, бил маму, но меня не трогал. У меня была старшая сестра, не родная, мама взяла ее под опеку, когда мамину сестру лишили родительских прав. Она и занималась мной практически все время, обучала дошкольной программе, объясняла весь школьный материал, сейчас именно ей я обязана всем, что знаю и умею. Я не помню, чтобы мы в семье говорили друг другу о любви. Только сейчас иногда в смс проскакивает, когда кто-то из нас уезжает или летит далеко – и то мне сложно это говорить, хотя понимаю, что надо. Я не помню, чтобы мама меня обнимала – может, когда совсем маленькая была, а в сознательном возрасте – нет. Первые обиды начались, когда мне было лет шесть: я любила перед сном желать маме спокойной ночи (лучших снов, любимых снов, звездных снов и еще куча слов, которые я считала умиляющими), затягивалось это надолго, поэтому она с раздражением говорила «хватит», и уходила спать. Это уже было, когда мама с папой развелись и у нее был другой мужчина. Она оставляла меня одну в комнате, и уходила к нему спать.

Фото на обложке: Claudine Doury

Когда сестра уехала учиться в Минск, уроками со мной приходилось заниматься моей маме. Она часто била меня по голове, орала, когда я что-то не понимала, лупила, говорила, что я тупая, дебилка, что буду мыть унитазы на вокзале и стану, как моя тетя, которую лишили родительских прав из-за алкогольной зависимости. Бывало, мама заставляла учить школьную программу до самой ночи, сквозь слезы и ор, постоянный ор.

Уже когда я подросла, я стала отвечать ей, если она била меня. Я била в ответ, потому что не могла больше терпеть.

Она говорила, что сдаст меня в детский дом, а я и не боялась этого. Под ее давлением я могла раскричаться изо всех сил, а она говорила, что я больная и мне надо лечиться. Говорить с ней на эту тему мы не пытались, только сейчас, когда у меня появился свой ребенок, она пытается мне говорить, как надо его воспитывать. Для меня она последний человек, который может давать советы по воспитанию детей. С этого обычно и начинается наша ругань, я ей вспоминаю все, и довожу до слез. Конечно, я не хочу этого, оно получается само собой – пусть ей тоже будет обидно. Есть моменты, за которые я ей благодарна, но все они случались, когда я была уже взрослой, а детская травма и обида осталась, и со временем не уходит. Обидно понимать, что ей уже почти 50 лет, и в силу опыта она могла бы попытаться признать, что была не права, воспитывала меня неправильно, но вместо этого она до сих пор переводит на то, что я такая плохая родилась.

Больше всего я боялась, что мне придется жить с ней всю жизнь, боялась, когда она вечером приходила домой. Боялась, когда получала двойку, потому что нормальная мать поговорит с ребенком, спросит, почему так вышло, попробует решить проблему, поможет. А моя сразу била и орала, что я дура и позорю ее. Хотя это она сама себя позорила, воспитывая ребёнка таким образом. Она упрекала и наказывала меня за все, даже за лишний вес. Похвалы не помню, может что-то незначительное.

На эту тему:«Когда он впервые это сделал, мне было восемь лет». Пять чудовищных историй жертв домашнего насилия

Сбегать я не сбегала никогда, один раз хотела уехать, но она взяла мой телефон, прочла переписку и запретила общаться с подругой, которая помогала мне в этом. Мне было 14 лет. Люблю ли я ее… Не знаю, у меня нет к ней такого чувства, как к папе, но чувство благодарности есть, она мне сейчас хорошо помогает. Я не знаю, почему она была такой, я пыталась думать о причинах, понять ее, но не смогла. Сложного детства, которое могло наложить отпечаток на жизнь, у нее не было. Может, ей просто не был нужен ребенок, а рожать надо, чтобы было «как у всех».

В 19 лет я впала в депрессию, месяц или два сильно пила, пыталась покончить с собой и убить свою семью (мужа и ребенка), чтобы не мучались без меня. В тот момент обвиняла маму. Говорила мужу, как сильно ее ненавижу, что я стала такой, потому что это её вина. Я думала, у меня жизнь закончилась в тот момент: были зрительные и слуховые галлюцинации, я чувствовала себя беспомощной. Мама отвела меня к врачу. Поддержала, позаботилась – уже через месяц я была другим человеком.

Но сейчас стараюсь не обращать внимания ни на что: ни на неадекватность мамы, ни на мелкие ссоры с мужем. Стараюсь не нервничать, чтобы снова не стать такой. Стараюсь забыть обиды и жить по-другому. Со своим ребенком я никогда не буду общаться через насилие. Строгость есть, но я стараюсь хвалить его за все, поддерживать, разрешать ему шалости и дурости, чтобы он чувствовал себя беззаботно. Хочу быть ему другом, а не врагом. Если бы я могла вернуться в детство, я бы просто молча ушла к папе. Ничего не сказала бы, только самой себе – чтобы хорошо училась. А в 18 лет свалила бы учиться в другую страну. Единственный плюс этого насилия в том, что я знаю, чего не буду делать со своими детьми, и как важна в семье любовь.

Катя, 18 лет: «Разбивали нос, били скакалкой, ремнём, шваброй, таскали за волосы»

У меня токсичная мать. На протяжении десятков лет каждый день каким-либо образом она выедает мне мозг. Я молчала очень долго, лет до 16, думала: то, что происходит в семье — норма. Мать пыталась вырастить из меня «супер-ребёнка». Меня били с самого детства, причём оба родителя. За любую мелочь, за любую оплошность – сразу насилие. Били достаточно жестоко. Разбивали нос, били скакалкой, ремнём, шваброй, таскали за волосы, один раз мама кинула мне в ногу тарелку. Сейчас там шрам и гематома. Я стала шарахаться даже её поднятой руки. Думала, что будут бить. Это происходило даже за тройку в школе. Я стала врать насчёт оценок, но было только хуже. Девять классов я закончила без троек.

Самое страшное — это нелюбовь к своему ребёнку. «Сделаешь что-то (помоешь посуду, пол) — я тебя обниму». Я открыто спрашивала у неё: «Ты любишь меня только за что-то?» Она отвечала прямо: «Да».

Были постоянные издёвки. Я всё воспринимала близко к сердцу, часто говорила, что она мне больше не мать. Когда участвовала в олимпиаде и получила не очень хороший результат, она со мной не хотела разговаривать, потому что я «её только позорю». Говорила, что я глупая, тупая, ничего без неё не смогу, что я полный ноль. Унижала меня при людях. Говорила о личном. Однажды сказала, что во мне нет ничего: ни красоты, ни ума, что я ничего не умею и никому не нужна, — мне только на трассу идти работать. Да, и шлюхой меня называла, когда я один раз пошла гулять с девочкой, не сказав матери. В подростковом возрасте был постоянный контроль: «Почему ты так долго? Где ты?» Никогда не интересовалась, чего хочу я, всегда делала то, что хочет она, ведь так было «лучше» для меня. Настроила против меня родственников. Я чувствую себя одинокой среди них... Они тоже меня унижали, а я вообще ничего плохого им не сделала.

Знаешь, каким психованным человеком я выросла? Как только она доведет меня, я просто выхожу из себя и начинаю колотить всё в доме. Я никому не могу доверять, постоянно чувствую за всё вину и живу в одиночестве. При этом у меня два брата. Отец их, конечно, любит больше, чем меня. Он мне говорил, что сделает подарок за то, что я закончила девять классов без троек и сдала русский на 100 баллов. Отец купил брату велосипед, который он попросил. Я тоже в детстве просила велосипед, но мне его так и не купили. А сейчас хочет купить ему ещё телефон. Брат закончил только первый класс. Я не завидую, я люблю братьев, но мне обидно.

Я закончила музыкальную школу, потому что так хотела мама, а я хотела рисовать... Потом ходила на танцы и бросила их. После этого мать выгнала меня из дома. Если бы не бабушка, я бы домой вернулась только с полицией. Танцы не нравились все 10 лет. Я туда ходила, просто чтобы меня не били.

На эту тему:«В моей детской сумочке вместо игрушек мать носила банку самогона». Монологи людей, чье детство было сущим адом

Родители пытаются сделать меня полностью зависимой от них, отец даже хочет забрать мою долю в квартире. Ведь у его сыночков всего по 10%, а у меня аж 40% — это подарок покойной бабушки. После моего 18-летия они уже вербуют меня, мол, я должна отказаться от своей доли. А мне это так противно. Нет никакой поддержки и никогда не было, я одна. Я им не нужна.

Я резала себе руки. У меня постоянные боли в голове. Я выбилась к врачу, хотя мать мне запрещала. Врач прописала препараты, но мать их не покупает – ей попросту плевать.

У меня подвывих шейного позвонка, нужна мануальная терапия, но, она дорогая, поэтому: «Ходи, Катя, с подвывихом и страдай от зажатых нервов». Я боюсь, что скоро умру. Бывало и такое, что меня доводили до ужасного состояния. У меня высокое давление. 175/110 в 18 лет. Итог – ребёнок, который не верит ни в себя, ни окружающим. Одинокий, замкнутый, каждый день находящийся в ужасном депрессивном состоянии. Не сойти бы с ума и не отправиться бы в психушку... А мать ещё требует хорошего отношения. Но до сих пор просит сделать что-нибудь за простое объятие.

Анна, 26 лет: «Она кричала, что я шлюха, а мне даже представить поцелуй с мужчиной было противно»

В семье было принято, что все воспитательные работы со мной проводит только мать. Отец меня не трогал – за исключением одного случая. Моя мама – очень эмоциональная и агрессивная женщина. Ругались мы часто, поводом для выволочки могла служить даже невымытая посуда. С пяти до 12 лет я жила у бабушки, дома появлялась крайне редко, маму часто видела выпившей. Она то плакала и просила остаться, то угрожала, что зарежет меня. Это синька. Часто, ругаясь с отцом, или имея проблемы на работе, она цеплялась к малейшему моему проступку, и п****ла [била] меня нещадно. Однажды избила шваброй. Била по коленям и рукам, говоря, что прекратит, если я ей дам по заднице себя побить. Мне было 12 лет. Когда я сбежала из садика, она избила меня ремнем. Я боялась свою маму лет до десяти. Она кричала на меня, когда я не могла сделать уроки с первого раза. Переломный момент, когда она поняла, что через страх уже влиять на меня не выйдет, случился в 16 лет. Она наорала на меня, как обычно, из за какой-то мелочи, я ответила, мы впервые подрались. Она кричала, что я шлюха, а я на тот момент блевала только от одного прикосновения мужчин – даже поцелуй представить противно с ними было. Я ей сказала, чтобы за своими мужиками следила (у неё был папа и ещё кто-то левый), она меня выгнала. Я долго гуляла, попыталась ночью вернуться в дом, она не пустила, я ночевала у подруги. После этого она не сильно агрессивничала – думаю, отец с ней говорил. Однажды ночью она выгнала меня снимать деньги – меня тогда чуть не изнасиловали, я испытываю от этого панические атаки даже спустя шесть лет.

Аня, 15 лет: «В прошлом году у нас появился отчим. Я начала получать от матери из-за того, что он постоянно её провоцировал»

«Первое воспоминание об избиении – первый класс, мы учим буквы. Я не знаю, что я делала не так, но точно помню, что тогда пошла умываться холодной водой, чтобы успокоиться, и чувствую – что-то в горле застряло. Я откашлялась, а из горла, простите за такую откровенность, какой-то красный комок, будто мясо. Маме я ничего говорить не стала, прошло уже больше восьми лет, а я все ещё не могу понять, что это было (крови во рту не было). Мать может дать мне чем-то по лицу, как-то я пошла в школу с синяком, на все вопросы одноклассников и одноклассниц отвечала, что это я упала, об косяк ударилась, полы, мол, скользкие. На маму не держала обиды, у меня была бабушка, которая давала мне всю недостающую любовь.

Всё происходило по одному сценарию: мама приходила домой, видела косяк, озверевала и начинала меня бить. Кидалась чем ни попадя: сковородками, ножами и вилками, стульями. Убежала? Молодец, значит подожди пять минут, и иди убирать. Не успела? Ну что, тогда будешь ходить неделю с болью в пояснице или ноге. Что? Жалость? О чем вы! Мама спокойно курила, а потом либо продолжала дальше, либо шла спать. Иногда доставалось и моему брату. Я уже разучилась реветь от боли и физической, и моральной, а он все ещё может слёзы пустить от того, что я не разрешаю ему в компьютер поиграть. Какое-то время он пытался меня защищать, но за это сразу же получал ремнем, и посильнее, чтоб неповадно было.

Мне некому об этом рассказать и не хочется, чтобы мать за это осуждали. В прошлом году у нас появился отчим. Сначала он показался адекватным, пока я не пожила с ним два дня в квартире. Он был гомофобом и сексиситом, ещё и смеялся противно очень. За этот год я стала очень неуверенная в себе, стала меньше говорить и многое замалчивать. Начала получать от матери из-за того, что он постоянно её провоцировал. Позже он решил, что теперь может меня воспитывать – они с мамой начали ходить на собрания и постоянно спрашивать про меня. Он вёл себя при этом как настоящее быдло. После одного из собраний он заставил меня удалить страницу в ВК, я решила ему ответить. Поворачиваюсь, только начинаю говорить: «Да почему вы лезете не в своё де...» – и мне прилетает пощёчина. Да такая, что я падаю.

Смотрю на мать, у меня слёзы на глазах, а она в ярости несусветной. Что она сделала? Начала меня бить, а этот сидел на диванчике и приговаривал: «Ну хватит, Любка, хватит». Потом мама слезно извинялась, я сильно ревела, а этот хрен ходил из угла в угол.

На эту тему:Резали кроссовки, обзывали «макакой», спускали с лестницы. Истории беларуских мулатов и их родителей

Со мной потом случилась такая апатия, что я ничего делать не могла. Ни пить, ни есть, ни спать, ни встать. Так продолжалось, пока он не ушёл. Сейчас я более-менее в порядке, но заметила, что мама снова начала с ним общаться, стала агрессивнее. Бывает, за волосы схватит, нагружает делами по дому, притом, что я сама, на добровольных началах, могу сделать уборку. Меня обзывают жирной, уродкой, тупой, толстозадой, иногда проскакивает слово шлюха, но дело в том, что я гуляю только с подружками, а так сижу 24/7 дома, не даю поводов себя так называть. Свою мать я люблю и ненавижу, поэтому решила, что после того, как заканчиваю учиться в школе, сразу же начинаю работать и копить деньги, поступаю в институт на бюджет в другой город и живу там. Потому что больше не могу это терпеть».

Что делать, если вы узнали себя в одной из историй

В случае любой ситуации, когда вам нужны психологическая помощь специалистов, можно позвонить по телефонам:

8 (017) 290-44-44 – телефон экстренной психологической помощи для взрослых
8 (017) 246-03-03 – телефон экстренной психологической помощи для детей
8 (017) 245-61-74 – телефон городского Центра пограничных состояний

«Минский городской центр социального обслуживания семьи и детей» по адресу Чеботарёва, 6а бесплатно работает с семейными проблемами. Получить помощь можно на базе диспансера и в клинических больницах. Оказавшись в ситуации насилия, школьники или студенты могут обратиться в социально-педагогическую службу, к педагогу-психологу либо социальному педагогу. Телефон доверия для детей и подростков (8-017-246-03-03), его работники должны выслушать историю и перенаправить в нужные учреждения. В случае любого физического насилия важно обратиться за хоть какой-нибудь помощью. И не молчать.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

6 типов токсичных родителей и как правильно себя с ними вести

Эту статью можно не только прочитать, но и послушать. Если вам так удобнее — включайте подкаст.

Сюзан Форвард

Доктор философии, психотерапевт, автор книг «Токсичные родители», «Мужчины, которые ненавидят женщин, и женщины, которые их любят», «Эмоциональный шантаж».

Токсичные родители травмируют своих детей, обращаются с ними жестоко, унижают, причиняют вред. Причём не только физический, но и эмоциональный. Они продолжают это делать, даже когда ребёнок становится взрослым.

1. Непогрешимые родители

Такие родители воспринимают детское неподчинение, малейшие проявления индивидуальности как нападение на них самих, поэтому и защищаются. Они оскорбляют и унижают ребёнка, разрушают его самооценку, прикрываясь благой целью «закалить характер».

Как проявляется воздействие

Обычно дети непогрешимых родителей считают их совершенством. У них включается психологическая защита.

  • Отрицание. Ребёнок придумывает другую реальность, в которой родители его любят. Отрицание даёт временное облегчение, которое дорого обходится: рано или поздно оно выливается в эмоциональный кризис.
    Пример: «На самом деле мама не оскорбляет меня, а делает лучше: открывает глаза на неприятную правду».
  • Отчаянная надежда. Дети всеми силами цепляются за миф о совершенных родителях и винят себя во всех несчастьях.
    Пример: «Я недостоин хорошего отношения, мама и папа хотят мне добра, а я это не ценю».
  • Рационализация. Это поиск веских причин, которые объясняют происходящее, чтобы сделать его менее болезненным для ребёнка.
    Пример: «Мой отец бил меня не чтобы причинить вред, а чтобы преподать мне урок».

Что делать

Осознать, что вашей вины в том, что родители постоянно переходят на оскорбления и унижения, нет. Поэтому стараться что-то доказать токсичным родителям смысла нет.

Хороший способ разобраться в ситуации — посмотреть на случившееся глазами стороннего наблюдателя. Это позволит осознать, что родители не такие уж и непогрешимые, и переосмыслить их поступки.

2. Неадекватные родители

Определить токсичность и неадекватность родителей, которые не бьют и не третируют ребёнка, сложнее. Ведь в этом случае вред наносится не действием, а бездействием. Зачастую такие родители сами ведут себя как бессильные и безответственные дети. Они заставляют ребёнка быстрее взрослеть и удовлетворять их потребности.

Как проявляется воздействие

  • Ребёнок становится родителем себе, младшим братьям и сёстрам, собственным матери или отцу. Он теряет детство.
    Пример: «Как ты можешь проситься гулять, когда твоя мать не успевает всё постирать и приготовить ужин?».
  • Жертвы токсичных родителей испытывают чувство вины и отчаяния, когда не могут сделать что-то для блага семьи.
    Пример: «Я не могу уложить спать младшую сестрёнку, она всё время плачет. Я плохой сын».
  • У ребёнка могут пропасть эмоции из-за отсутствия эмоциональной поддержки от родителей. Став взрослым, он испытывает проблемы с самоидентификацией: кто он, чего хочет от жизни и любовных отношений.
    Пример: «Я поступил в вуз, но мне кажется, что это не та специальность, которая мне нравится. Я вообще не знаю, кем хочу быть».

Что делать

Домашние дела не должны занимать у ребёнка больше времени, чем учёба, игры, прогулки, общение с друзьями. Доказать токсичным родителям это сложно, но можно. Оперируйте фактами: «Я буду плохо учиться, если уборка и приготовление еды будут только на мне», «Врач посоветовал мне больше проводить время на свежем воздухе и заниматься спортом».

3. Контролирующие родители

Чрезмерный контроль может выглядеть как осторожность, осмотрительность, забота. Но токсичные родители в этом случае заботятся только о себе. Они боятся стать ненужными, а потому делают так, чтобы ребёнок максимально от них зависел, чувствовал себя беспомощным.

Любимые фразы токсичных контролирующих родителей:

  • «Я делаю это исключительно для тебя и твоей пользы».
  • «Я поступил так, потому что я тебя очень люблю».
  • «Сделай это, или я с тобой больше не буду разговаривать».
  • «Если ты не выполнишь это, у меня случится инфаркт».
  • «Не сделаешь — перестанешь быть членом нашей семьи».

Всё это означает одно: «Я делаю это, потому что страх потерять тебя настолько велик, что я готов сделать тебя несчастным».

Родители-манипуляторы, предпочитающие скрытый контроль, добиваются своего не прямыми просьбами и приказами, а исподтишка, формируя чувство вины. Они оказывают «бескорыстную» помощь, которая формирует чувство долга у ребёнка.

Как проявляется воздействие

  • Контролируемые токсичными родителями дети становятся излишне тревожными. У них исчезает желание быть активными, исследовать мир, преодолевать трудности.
    Пример: «Я очень боюсь путешествовать на автомобиле, потому что мама всегда утверждала, что это очень опасно».
  • Если ребёнок попытается спорить с родителями, ослушаться их, это грозит ему чувством вины, собственного предательства.
    Пример: «Я без разрешения остался с ночёвкой у друга, наутро мама слегла с больным сердцем. Никогда не прощу себе, если что-то с ней случится».
  • Некоторые родители обожают сравнивать детей между собой, создавать атмосферу озлобленности и ревности в семье.
    Пример: «Твоя сестра намного умнее тебя, в кого же ты уродилась?».
  • Ребёнок постоянно чувствует, что недостаточно хорош, он стремится доказать свою значимость.
    Пример: «Я всегда стремился стать таким, как мой старший брат, и даже пошёл, как и он, учиться на медика, хотя хотел стать программистом».

Что делать

Выйти из-под контроля, не опасаясь последствий. Как правило, это обычный шантаж. Когда вы поймёте, что не являетесь частью ваших родителей, то перестанете от них зависеть.

4. Пьющие родители

Родители-алкоголики обычно отрицают, что проблема существует в принципе. Мама, страдающая от пьянства супруга, выгораживает его, оправдывает частое употребление спиртного необходимостью снять стресс или проблемами с начальником.

Ребёнку обычно внушают, что сор из избы выносить не стоит. Из-за этого он постоянно напряжён, живёт в страхе нечаянно предать семью, раскрыть секрет.

Как проявляется воздействие

  • Дети алкоголиков часто становятся одиночками. Они не умеют выстраивать дружеские или любовные отношения, страдают от ревности и подозрительности.
    Пример: «Я всегда боюсь, что любимый человек принесёт мне боль, поэтому не завожу серьёзных отношений».
  • В такой семье ребёнок может вырасти гиперответственным и неуверенным в себе.
    Пример: «Я постоянно помогала маме укладывать напившегося отца. Мне было страшно, что он умрёт, я переживала, что ничего не могу с этим поделать».
  • Ещё одно токсичное воздействие таких родителей — превращение ребёнка в «невидимку».
    Пример: «Мама пыталась отучить отца от пьянства, кодировала его, постоянно искала новые лекарства. Мы были предоставлены сами себе, никто не спрашивал, поели ли мы, как учимся, чем увлекаемся».
  • Дети страдают от чувства вины.
    Пример: «В детстве мне постоянно говорили: „Если бы ты вёл себя хорошо, папа бы не пил“».

По статистике, каждый четвертый ребёнок из семьи алкоголиков сам становится алкоголиком.

Что делать

Не брать на себя ответственность за то, что родители пьют. Если получится убедить их, что проблема существует, есть шанс, что они задумаются о кодировании. Общайтесь с благополучными семьями, не давайте убедить себя, что все взрослые одинаковые.

5. Унижающие родители

Такие родители постоянно оскорбляют и критикуют ребёнка, зачастую беспочвенно, или подшучивают над ним. Это может быть сарказм, насмешки, обидные прозвища, унижение, которое выдают за заботу: «Я хочу помочь тебе исправиться», «Нужно подготовить тебя к жестокой жизни». Родители могут сделать ребёнка «соучастником» процесса: «Он же понимает, что это всего лишь шутка».

Иногда унижение связано с чувством конкуренции. Родители чувствуют, что ребёнок доставляет им неприятные эмоции, и подключают давление: «Ты не можешь добиться большего успеха, чем я».

Как проявляется воздействие

  • Такое отношение убивает самооценку и оставляет глубокие эмоциональные шрамы.
    Пример: «Я долгое время не мог поверить, что способен на что-то большее, чем вынести мусор, как говорил мой отец. И ненавидел себя за это».
  • Дети родителей-конкурентов платят за своё душевное спокойствие саботажем своих успехов. Они предпочитают занижать свои реальные способности.
    Пример: «Я хотела участвовать в конкурсе уличных танцев, хорошо подготовилась к нему, но так и не решилась попробовать. Мама всегда говорила, что у меня не получится танцевать, как она».
  • Движущей силой жёстких словесных атак могут стать нереалистичные надежды, которые взрослые возложили на ребёнка. И именно он страдает, когда иллюзии рушатся.
    Пример: «Папа был уверен, что я стану великим хоккеистом. Когда же меня в очередной раз исключили из секции (я не любил и не умел кататься на коньках), он долго обзывал меня никчёмным и ни на что не способным».
  • Из-за неудач детей у токсичных родителей обычно наступает апокалипсис.
    Пример: «Я постоянно слышал: „Лучше бы ты не родился“. И это из-за того, что я не занял первое место на олимпиаде по математике».

У выросших в таких семьях детей часто бывают суицидальные наклонности.

Что делать

Найдите способ блокировать оскорбления и унижения, чтобы они не ранили вас. Не давайте перехватить инициативу в разговоре. Если отвечать односложно, не поддаваться на манипуляции, оскорбления и унижения, токсичные родители не достигнут своей цели. Помните: вы не обязаны им ничего доказывать.

Заканчивайте общение тогда, когда этого хотите вы. И желательно до того, как вы начали ощущать неприятные эмоции.

6. Насильники

Родителей, считающих насилие нормой, с большой долей вероятности воспитывали точно так же. Для них это единственная возможность выплеснуть гнев, справиться с проблемами и негативными эмоциями.

Физическое насилие

Сторонники телесных наказаний обычно вымещают на детях свои страхи и комплексы или искренне считают, что порка пойдёт на пользу воспитанию, сделает ребёнка мужественным и сильным. В реальности всё наоборот: физические наказания наносят сильнейший ментальный, эмоциональный и телесный вред.

Сексуальное насилие

Сюзан Форвард характеризует инцест как «эмоциональное разрушительное предательство базового доверия между ребёнком и родителем, акт полной извращённости». Маленькие жертвы находятся в полной власти агрессора, им некуда идти и некого просить о помощи.

90% детей, переживших сексуальное насилие, никому об этом не говорят.

Как проявляется воздействие

  • Ребёнок испытывает чувство беспомощности и отчаяния, ведь просьба о помощи может быть чревата новыми вспышками гнева и наказанием.
    Пример: «Я практически до совершеннолетия никому не рассказывала о том, что меня бьёт мать. Потому что знала: никто не поверит. Синяки на моих ногах и руках она объясняла тем, что я люблю бегать и прыгать».
  • Дети начинают себя ненавидеть, их эмоции — постоянный гнев и фантазии на тему мести.
    Пример: «Долго не мог себе признаться, но в детстве я хотел задушить отца, пока он спит. Он бил мою маму, младшую сестру. Рад, что его посадили».
  • Сексуальное насилие не всегда подразумевает контакты с телом ребёнка, но оно не менее разрушительно. Дети чувствуют себя виноватыми в произошедшем. Им стыдно, они боятся рассказывать кому-то о том, что произошло.
    Пример: «Я была самой тихой ученицей в классе, боялась, что в школу вызовут моего отца, тайна раскроется. Он запугал меня: постоянно говорил, что если это случится, все подумают, что я сошла с ума, меня отправят в психушку».
  • Дети держат боль в себе, чтобы не развалить семью.
    Пример: «Я видела, что мама очень любит отчима. Однажды я попыталась намекнуть ей, что он относится ко мне „по-взрослому“. Но она так расплакалась, что я больше не решилась заговаривать об этом».
  • Человек, переживший в детстве насилие, часто ведёт двойную жизнь. Он чувствует себя отвратительным, но притворяется успешным, самодостаточным человеком. Он не может выстроить нормальные отношения, считает себя недостойным любви. Это рана, которая затягивается очень долго.
    Пример: «Я всегда считала себя „грязной“ из-за того, что сделал со мной в детстве отец. Пойти на первое свидание я решилась после 30 лет, когда прошла несколько курсов психотерапии».

Что делать

Единственный способ спастись от насильника — дистанцироваться, бежать. Не замыкаться в себе, а искать помощи у родных и близких, которым можно доверять, обратиться за помощью к психологам и в полицию.

Как вести себя с токсичными родителями

1. Примите этот факт. И поймите, что изменить родителей вы вряд ли сможете. А вот себя и своё отношение к жизни — да.

2. Помните, что их токсичность не ваша вина. Вы не в ответе за то, как они себя ведут.

3. Общение с ними вряд ли станет иным, поэтому сократите его до минимума. Начинайте разговор, заранее понимая, что он может закончиться для вас неприятно.

4. Если вы вынуждены жить вместе с ними, найдите возможность выпускать пар. Ходите на тренировки в спортзал. Ведите дневник, описывайте в нём не только плохие события, но и положительные моменты, чтобы поддержать себя. Читайте больше литературы о токсичных людях.

5. Не ищите оправдания поступкам родителей. Ваше благополучие должно быть в приоритете.

Читайте также 🧐

Ребенок кусается и бьет маму по лицу

Мамы и бабушки верят, что все маленькие дети обязательно любят своих родителей, однако дети о своей любви к родителям не знают и нередко маму, бабушку, а то и папу - бьют. Колошматят по лицу, бьют палкой, ударяют вилкой - любым образом, как им понравится. И что с этим делать?

Не будем разбирать ситуации, когда родителей могут ударить их дети-подростки - это уже ситуации совсем другого класса, обычно ситуации педагогической запущенности. С малышами все проще, по крайней мере все проще понимается, хотя прекратить это безобразие быстрым образом удается не всегда.

Главное, тут нужно понять две вещи.

Первое: когда ребенок вас бьет, он ничего не имеет лично против вас. Он просто делает то, что ему сейчас хочется. А то, что в данном случае оказались перед ним, это ваши проблемы, а не его прямое намерение разобраться лично с вами.

Второе: чем мельче ребенок, тем в меньшей степени он руководствуется разумом (пока вы ему разума не вложили, у ребенка он отсутствует) и в большей степени является просто организмом. Таким же, как и любое другое животное, которое управляется рефлексами и приобретает опыт в первую очередь с помощью сочетательных и условных рефлексов, получая из внешней среды (то есть в первую очередь от родителей) положительное или отрицательное подкрепление своим действиям. По крайней мере, большинство детей до двух лет ведет себя именно так. Итак,

Что делать с малышами?

Решение проблемы с детьми такого возраста лежит в первую очередь в области искусства дрессировки, как ни ужасно это звучит для тех, кто хочет видеть в маленьком ребенке высокодуховное существо. Ваш малыш обязательно станет человеком разумным: умным, понимающим, сострадающим и просто мудрым, но - попозже. А пока он живет на уровне котика и собачки, и понимает в первую очередь тот язык, который понимают другие котики и собачки - язык положительных и отрицательных подкреплений.

Один из первых естественных приемов - лишение внимания, или метод тайм-аут. Например, если ребенок ударил маму, то не ругайте ребенка, а пройдите мимо него и начинайте жалеть маму: погладьте ее, скажите ей добрые слова. Говорить ребенку, что драться плохо - смысла мало: ваши слова для ребенка - просто общение с ним, а в общении он как раз нуждается. С другой стороны, если вы погладите маму, ребенок рано или поздно захочет это за вами повторить.

Если малыш ударил (укусил) вас и рядом с вами нет никого, кто бы вас пожалел, решайте вопрос самостоятельно. А именно: без вскриков и без плача резко встаньте, уберите ребенка со своих рук, далее без криков и без ругани молча уйдите заниматься делами. Ребенок останется без вас, и это для него достаточное наказание. Подействует не сразу, но нескольких повторений обычно хватает.

Что касается приема "ударить в ответ на удар" или "укусить в ответ на укус", то это прекрасный прием, однако чаще всего он не срабатывает. Точнее, он срабатывает у мужчин, а у женщин не срабатывает. Дело в том, что папа вполне может стукнуть ребенка по руке так, что тот больше этой рукой бить его не вздумает, а мамы своих детей любят и "в ответ" делают аккуратно, не больно... В результате ситуация обмена ударами (укусами) превращается в новую игру для ребенка: он вас, вы его, он еще вас, вы еще его, а ребенку только весело и интересно. Это - не работает.

Чтобы работало, нужно иметь железные нервы и привычку реагировать в три шага: 1) объяснение, 2) предупреждение, 3) наказание. То есть ребенок вас укусил - вы спокойно ему говорите: "Не кусайся, мне больно!". Он укусил еще раз, вы предупреждаете: "Не кусайся, а я тебе сделаю так же больно!". Если он укусит после этого, его нужно укусить в ответ всерьез, чтобы ему действительно стало больно. А на удар по лицу вы берете его руку и бьете по руке всерьез больно.

Если вы к этому не готовы, то не делайте, а если сделаете это один раз, по мужски, то это будет эффективным решением. Заметьте, именно так решают этот вопрос все дети между собой, и это работает: дети могут осознанно драться, но просто так, бездумно бить другого - им в голову не приходит. Почему? А потому что попробовали и получили в ответ как следует.

Итак, если вы смогли это сделать, вы совершили подвиг. Это было трудно, но вы это сделали: гордитесь собой! А чтобы успокоить себя после этого, возьмите орущего ребенка себе на колени, держите его и объясняйте: "Мама - это святое! Маму бить нельзя!". Рано или поздно это дойдет. До вас это дойдет пораньше, до ребенка - попозже. Если психологи вам подсказали, что в подобной ситуации нужно рассказывать ребенку о своих чувствах - пожалуйста, рассказывайте. Если вам это помогает - рассказывайте, а что касается ребенка, то единственно важно, чтобы вы его крепко держали на коленях и не отпускали. Сидение на ваших коленях вместо игры - это для него наказание, это на него действует, а рассказы о ваших чувствах действуют только на психологов.

Да, частый вопрос: а зачем объяснять что-то ребенку, если это не помогает? Ответ: это нужно не ребенку, а вам. Потому что это вы должны привыкнуть не ударять и не кусать ребенка, а решать все вопросы мирным путем. Приучите себя к этому, а скоро и ребенок будет уже реагировать на ваши слова.

А если пропустили, и ребенку уже три года и старше?

Третье: любые разумные порядки должны охраняться, и если ребенок эти правила уже сознательно нарушает, его за это наказывают. Правило повторяем: 1) объяснение, 2) предупреждение, 3) наказание. В данном случае, один раз крепко шлепнуть по попе или по руке - нормально и правильно. Если ребенок попробует ударить стену, ему станет больно, и второй раз он стену не ударит. Будьте стеной: сами не деритесь, но возвращайте ребенку то, что сделал он.


Видео от Яны Счастье: интервью с профессором психологии Н.И. Козловым

Темы беседы: Какой женщиной нужно быть, что успешно выйти замуж? Сколько раз женятся мужчины? Почему нормальных мужчин мало? Чайлдфри. Воспитание детей. Что такое Любовь? Сказка, которой бы лучше не было. Плата за возможность быть рядом с красивой женщиной.

Системно-векторная психология . Мать бьет ребенка: что делать?

Вы столкнулись с ситуацией: мать бьет ребенка. Быть может это ваша соседка или коллега, а может и родственница. Или вы увидели такое прямо на улице. Что делать? Можно отвернуться и пройти мимо, не заметить и забыть. Можно годами игнорировать такое поведение женщины. Так и делают очень многие. Но может быть стоит что-то сделать, ведь, как известно, нет чужих детей и чужих судеб? Если у вас есть желание предпринять какие-то действия, это похвально и хорошо - возможно, вы действительно сможете оказать ребенку помощь. Но прежде чем что-то предпринимать, необходимо все же разобраться в причинах и последствиях насилия от матери. Чтобы совершенное вами действие было точным и действительно помогло.

•   Мать бьет ребенка: что делать в такой ситуации?
•   Каковы настоящие причины домашнего насилия? Что толкает маму бить собственных детей?
•   Что будет с ребенком, если мама его бьет? Как это отражается на его психологии?

Для кого-то это лишь простые слова, а для кого-то домашняя ситуация, от которой никуда не деться и не убежать. Мама бьет ребенка... Что делать? Куда обратиться? Для начала надо разобраться в ситуации, понять, откуда берется насилие, побои. А потом, очень желательно, оказать психологическую помощь. И не только ребенку, а и матери, для которой избиение ребенка - это скрытый стресс, но, к сожалению, и действие, от которого она не в силах отказаться.

Насилие в семье - мама бьет ребенка, хотя хорошо бы стукнуть мужа

Все в этом мире имеет свои причины. Не бывает так, чтобы случилось действие без какого-либо начала. Нам свойственно искать корни в окружающей действительности. Ребенок сделал плохо, мама его ударила. Ребенок украл, мама его побила, наказала. Кажется, все на поверхности, все просто. Но на самом деле именно так мы подменяем причины и следствия, ведь поведение ребенка - это лишь повод для женщины выпустить пар, согнать свое напряжение на ком-то. А вот причина ее напряжения всегда лежит не в поведении ребенка, а очень глубоко в ней самой.

Сегодня у нас уже есть возможность по-настоящему раскрыть причины насилия в семье. Как от отца, так и от матери. А для этого необходимо посмотреть на ситуацию не через себя, свои свойства и понимание жизни, а через призму нового уникального знания - системно-векторного мышления. Так мы увидим, что все насилие в семье, жестокие побои, создаются исключительно людьми с анальным вектором в состоянии их личных нехваток.

Другие люди тоже могут ударить ребенка, но это не то насилие, которое может причинить психологический вред. Человек с кожным вектором в злости может стукнуть малыша, но скорее запретит ему или лишит развлечений или игрушек. А вот целенаправленное избиение совершают всегда только люди с анальным вектором в состоянии накопленных социальных или сексуальных фрустраций.

Чтобы понять причины женского насилия над ребенком в семье, необходимо разобраться в двух аспектах. В анальном векторе человека и в ментальной надстройке, которая есть у всех нас.

Итак, женщина с анальным вектором, как правило, хорошая жена и мать. По своей природе она не карьеристка и стремится создать семью, родить детей, формировать уют в доме - это ее роль, это для нее радость. Также у нее имеется высокое сексуальное либидо, а значит - требование к интимным отношениям у нее довольно большое. Для анальной женщины очень важно, чтобы муж проявлял заботу к ней, был внимательным, не забывал хвалить за вкусный ужин, чистоту и порядок во всем. Именно при сочетании всех вышеперечисленных условий из анальной женщины и получается отличная жена и мать.

Но жизнь не всегда все устраивает идеально. Как правило, влюбляются и женятся на анальных женщинах мужчины с кожным вектором, совершенно обратные по своим свойствам. И самое главное - сексуальное либидо у них ниже, чем у их жен. Кожный мужчина имеет самое низкое либидо из всех других, и стремится скомпенсировать его хорошим заработком. Так и получается, что часто кожный мужчина трудится и получает приличные деньги, но не удовлетворяет жену в постели. Кроме того, в современном мире растет количество разводов и анальная женщина и вовсе может остаться без мужа, а значит - и без интимных отношений. Если другая, например, кожная женщина с легкостью может входить в близкие отношения с новыми знакомыми за очень быстрое время, но для анальной женщины такое поведение - стресс. Ей тяжело строить новые отношения, особенно, если за спиной стоит тяжелая обида на предыдущего избранника.

В любом случае с течением времени у анальной женщины начинают накапливаться сексуальные фрустрации, о которых неприлично говорить. Да она и сама часто не особенно отдает себе отчет в своих нехватках.

Что происходит с человеком, когда у него растут внутренние нехватки? У разных людей по-разному, каждый справляется со стрессом в зависимости от своего векторального набора. Звуковики уходят в депрессию, зрительники - падают в тоску, кожники - с головой окунаются в работу и заработок денег. В анальном векторе нехватки долгое время накапливаются в виде фрустраций, которые рано или поздно прорываются садизмом и насилием. Чаще это бывает у анальных мужчин, реже - у женщин.

Анальный муж вымещает свою жестокость на жене - избивает ее, душит, унижает. Казалось бы, если ситуация обратная, герои должны просто поменяться ролями. На Западе это так и есть. Там мужчина и женщина равноправны, в аналогичной ситуации анальная жена занимается рукоприкладством - бьет кожного мужа. У нас, на фоне уретрального менталитета, ситуация усложняется. В нашей стране не принято, чтобы женщина била мужчину, это считается ненормальным, неприемлемым, даже странным и умалишенным. Поэтому наши жены своих мужей бьют крайне редко. Куда же они девают свои фрустрации? К сожалению, на собственных детей. Так мать начинает бить ребенка, сначала потихоньку, потом - сильно, может прилюдно, прямо на улице, но всегда - жестоко.

Иногда бывает, что аналогичная неудовлетворенность женщины с анальным вектором бывает не от сексуальных нехваток, а от социальных. Но это скорее исключение. Но и в таком случае "на орехи" достается именно детям. И это всегда - трагедия, так как побои от матери - самое худшее, что может случиться с ребенком. В такой момент он теряет ощущение защищенности и перестает развиваться. И в зависимости от силы и частоты избиения, это кошмарным образом отражается на всей его жизни.

Причины для побоев: в чем виноват ребенок?

Конечно, дети непоседливы, и часто - просто нестерпимы. Нет такого ребенка, которого не за что наказать. Они бегают, прыгают, кричать, не хотят учиться. Или наоборот, слишком отстранены, не идут на контакт, замкнуты и молчат. У любой мамы всегда найдется причина наказать ребенка за поведение, которое не вписывается в ее представление о жизни.

Но, чтобы избивать ребенка, маме нужны веские причины. В первую очередь для себя, для оправдания своих действий. Мы все так устроены: нам необходимо в собственных глазах иметь чистую совесть. И мать, которая пребывает в собственных фрустрациях, всегда такие причины находит.

Очень часто, причиной для физического наказания ребенка становится детское воровство, которое проявляется у детей с кожным вектором. Для человека с анальным вектором такое преступление смерти подобно - это позор и стыд. И воровство ребенка - действие, которое оправдывает любое наказание, в том числе и сильные побои.

Кожный ребенок, которого мама ударила один раз за воровство, никогда не прекратит свои действия, а наоборот - будет продолжать делать это. Теряя от таких действий мамы ощущение защищенности, он пытается действовать сам через свой архетип. Причем если поначалу это было похоже на простую игру, воровство мелких вещей, то со временем приобретает серьезный оборот: мобильный телефон у одноклассника, деньги из кошелька у той же матери. То, за что уже может наказать не мама, а государство. Вместе с увеличивающимся воровством у него формируется мазохизм, стремление к боли, которое в будущем приведет к печальным сценариям жизни: из дочки рискует вырасти проститутка, из мальчика - настоящий уголовник-вор или просто неудачник, у которого в жизни никогда, ничего не получится.

Анальная мама бьет ребенка не только за воровство. Причины всегда находятся, но все они будут лежать в негативных для анального вектора характеристиках и вещах (как истолковывает их анальная мать): за непослушание, за упрямство, за неусидчивость и др.

Мама бьет ребенка: печальные последствия

Наказывая ребенка, избивая его, мама всегда добивается обратного эффекта. По-простому говоря, чем больше мама жестоко бьет ребенка, тем хуже и хуже он становится. С другой стороны, у нее возникает все больше поводов согнать свои фрустрации. Но ведь это не решает ее основной проблемы, сексуальных или социальных фрустраций, а значит, они будут только увеличиваться.

Еще более грустно то, что анальная женщина, в самом деле, очень хорошая мать и жестоко избивая ребенка, наказывая его по всей строгости, она в душе понимает, что допускает ошибку, но остановить себя не может. Таким образом, и мать, и ребенок попадают в замкнутый круг, в котором ставки все время только увеличиваются.

Мама бьет ребенка: что делать?

Возвращаясь к вопросу, вынесенному в заглавие этой статьи, необходимо отнестись к нему со всей серьезностью. Если мама бьет ребенка, то действительно необходимо вмешиваться, чтобы упредить печальное развитие психологии ребенка по плохому сценарию. В самых запущенных случаях, необходимо добиваться лишения материнских прав. Но во всех остальных случаях ситуацию можно изменить другими методами: осознание матерью первопричин своих накопленных фрустраций (читай: искать их решение), откроет ей глаза на действительность и позволит стать по-настоящему хорошей матерью.

--------------

Статья написана по материалам системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Если у вас есть желание глубоко понимать человека, разбираться в конфликтных ситуациях, помогать людям решать их проблемы, приглашаем вас пройти онлайн тренинг и получить уникальные знания. Записаться на вступительные, бесплатные лекции можно по этой ссылке.

Прочитать результаты тех, кто уже прошел тренинг, можно по этой ссылке.
Посмотреть, как проходят лекции, можно прямо сейчас – пройдите по этой ссылке и просмотрите любое видео.

Чтобы получать анонсы на аналогичные материалы, оставьте свой e-mail в форме внизу.

«Главное — признать, что ты сволочь»

В России почти две трети жителей считают допустимым бить детей — об этом говорится в аналитическом отчете Национального института защиты детства за 2019 год, и более 25% родителей применяют к своим детям меры физического воздействия. Но есть и те, кто раскаивается в таких методах воспитания. Они рассказали «Холоду», как смогли измениться и как пытаются спасти отношения со своими детьми.

«Это как алкоголизм — понимаешь, что если хоть одну рюмку выпьешь, то все»

«У нас бабушка была главой семьи, — рассказывает 39-летний Константин Казначеев. — Она легко могла взять клюшку и сломать своему 10-летнему ребенку руку — например, за то, что долго гулял и поздно вернулся. Если дети что-то делали не так, случался скандал. Все вопросы решались побоями».

Бабушка Константина родилась в 1939 году и с пяти лет оставалась одна с маленьким братом, пока мать была на работе. «Она рассказывала, как ходила по “Сортировке” (железнодорожная станция Свердловск-Сортировочный, ныне Екатеринбург-Сортировочный. — Прим. «Холода».) и собирала за товарными поездами упавшие на пути зернышки. Понятно, что такие люди не знают и не могут проявлять нежность и эмпатию. Она очень жестко воспитывала своих детей — мою маму и еще четверых, двоих из которых она приютила, несмотря на голодное время».

Константин описывает методы воспитания бабушки как тотальный авторитаризм и неприятие другого мнения. «Мама говорила: «Не дай бог, я стану такой же, как бабушка», — а в итоге она такой же и стала. Обидчивость, манипуляции, воспитание физическими методами — могла тряпкой по лицу съездить».

В то же время Константин говорит, что, воспитывая его и брата, родители делали все возможное в тех условиях. «Мы с братом росли в 1990-е годы: крушение Советского Союза, бандитские разборки. Я помню, как на крыльце нашей школы цыгане торговали наркотой, а директор ходила по улице с шокером, потому что ее избивали. Семь моих одноклассников из десяти скололись, кто-то вышел в окно, кто-то закончил в тюрьме. Мама отдала нас на карате, просто чтобы мы были заняты спортом и не скололись на улице. Этим она выражала свою заботу о нас — чтобы мы физически выжили, а все, что выше, — было не до этого».

Константин говорит, что сейчас его удивляет, что в детстве он не воспринимал мамины и бабушкины методы воспитания как насилие — рядом не было взрослых, которые сказали бы, что это ненормально. «Дети оправдывают любую жестокость родителей. Как история со сломанной рукой — об этом в семье говорили: «Бабушка у нас боевая». Вместо того, чтобы ужаснуться, мы воспринимали это как норму — «учить» ремнем, унижать. Я сейчас оглядываюсь назад и понимаю, что это была жесть. Некоторые моменты воспитания были просто ломкой и унижением, чтобы мы с братом подчинились — просто так родителям было легче. Но это не вызывало у нас обиду и злость — вызывало чувство одиночества, страха, например, когда мама говорила: «Я вас выгоню на улицу, нафиг вы мне нужны». Я сам себе сказал, что, если у меня будут дети, я никогда, никогда руки не подниму и не буду их так воспитывать».

«Взрослый дядька начинает кидаться на восьмилетнего»

Когда у Константина родился сын, поначалу он был ему идеальным отцом. «Его зовут Ярик — «Яркий». Супруга даже ревновала меня к нему, потому что я с ним больше возился. А с его лет шести мне почему-то втемяшилось в голову, что он должен быть настоящим мужиком. Я хотел, чтобы он умел драться, чтобы делал уроки вовремя, любил страну. У меня была картинка, что он должен быть суперсолдатом — соответствовать каким-то моим идеалам. Я думал: «Он же живет в моем доме, ест с моих рук — а значит, пусть делает то, что я хочу». Такой формат рабства, что ли. Я не говорил об этом вслух, но мысли были такие».

Константин вспоминает, как заставлял сына заниматься спортом, несмотря на то, что тот не хотел — Ярослав со слезами бегал 10 кругов по стадиону или приседал 100 раз. Сейчас, говорит Константин, из-за этого его сын не любит спорт.

«Это просочилось, как радиация. Незаметно для себя я стал использовать те же методы воспитания, что моя мать. Я наказывал его за провинности, причем это было несоразмерное наказание. Я мог довести его до слез, если он потерял перчатки или не прибрался в комнате. Я морально уничтожал ребенка теми же самыми фразами, что мне говорила мать: «Да как ты смеешь, мы жизнь на тебя положили, выгоню тебя из дома». Было и рукоприкладство — шлепки и подзатыльники».

По словам Константина, его жена, видя его методы воспитания, иногда говорила ему: «Костя, тебе не кажется, что это слишком?» — но активно недовольство не проявляла. «У нее такой же батя был, такая же система воспитания», — говорит Константин.

Однажды, когда сыну было 8 лет, Константин шел с ним по улице. Ярослав потерял в школе шапку, и Константин, как обычно, начал кричать на него. «И вдруг меня переключило, — рассказывает он. — Я же стал полностью похож на свою мать! Я помню ярость от этой мысли и одновременно чувство бессилия — взрослый дядька начинает кидаться на восьмилетнего. Помню его глаза, слезы — это просто ужас. Я сейчас вспоминаю это, и у меня выступает холодный пот. Я сказал: «Ладно, пошли домой, пофиг на эту шапку, другую купим». Но я видел, что он тотально закрыт от меня, и понял, что, если я так дальше буду делать, он когда-нибудь вообще перестанет со мной общаться. Наверное, я сам себя никогда не прощу за то, что делал с ребенком, но тогда я дал себе слово, что больше пальцем его не трону и не буду морально унижать».

«Хотелось дать привычный подзатыльник»

Если ребенка бьют дома, чаще всего он не может самостоятельно обратиться за помощью и даже описать это кому-то как проблему. Поэтому, как считает председатель правления Национального фонда защиты детей от жестокого обращения, член правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Александр Спивак, система помощи детям должна строиться на профилактике и выявлении семей, в которых возникает насилие или пренебрежение жизненно важными нуждами ребенка. Однако «сейчас профилактикой называют что угодно, начиная с лекций о правильном воспитании для всех желающих и заканчивая наказаниями родителя, который уже стоит на учете в органах защиты несовершеннолетних», — говорит он.

В последние годы в правительстве разрабатывают концепцию нового законодательства в этой сфере, где будут выделены разные уровни оценки риска жестокого обращения с детьми в семьях. Это, как планируется, позволит специалистам предотвращать насилие до наступления серьезных последствий. Такая система важна, потому что нет какого-то одного универсального признака, по которому семью можно включить в группу риска. «Есть семьи, в которых принято наказывать ребенка ремнем, но при этом извне кажется, что все хорошо, — говорит Александр Спивак. — Конечно, нельзя приходить в каждую семью с видеокамерой и смотреть, применяют ли там ремень. Но по состоянию ребенка и признакам, которые заметны учителям, воспитателям, медикам, соседям, можно сделать вывод, что семье требуется уделить внимание. Может оказаться, что собственных ресурсов родителей справиться с ситуацией недостаточно, и это рано или поздно приведет к причинению серьезного вреда».

В Национальном фонде защиты детей от жестокого обращения уверены, что ситуация изменится, если родителям помогать, консультировать и делать доступной психологическую помощь. «Не орган опеки придет в семью отбирать ребенка, а специалист по социальной работе придет и скажет, что есть причины для беспокойства, предложит совместно обсудить трудную ситуацию, организовать сопровождение семьи и поддержку, которая поможет семье справляться, не прибегая к насилию. Это может быть не только прямая материальная или социальная помощь, но и кризисное психологическое консультирование, обучение недостающим родительским навыкам, способам решения жизненных проблем. Люди готовы принять руку помощи — только ее сейчас не предлагают, ждут запроса».

Константин решил, что просто не будет поступать, как раньше: «Я не хочу жить в этой агрессии и злобе, я буду любить своего ребенка. В первое время я бил себя по рукам, потому что хотелось дать привычный подзатыльник, но во мне поселился запрет. Я до сих пор чувствую, что во мне есть этот яд, как кольцо всевластья, — все равно хочется решить спор или конфликт с Ярославом силой, но я каждый раз себя останавливаю. Это как алкоголизм — понимаешь, что если хоть одну рюмку выпьешь, то все».

Константин продолжает жалеть о насилии по отношению к своему сыну: «Это твой ребенок, ты что делаешь вообще? Это ненормально, когда родитель бьет и унижает своего ребенка, так не должно быть. Я понимал, что загнал себя обратно в то же болото с аллигаторами, в котором рос».

Ярослав помнит из детства отдельные эпизоды, когда отец кричал на него и бил ремнем, — в том числе и тот случай, когда он потерял шапку и впервые услышал от отца извинения за грубость. «В детстве я постоянно что-то терял, было страшно признаваться в этом родителям и нужно было всегда быть готовым к скандалу. Наверное, тот случай стал точкой отсчета, но прекратилось все позже. Четко помню вот какое изменение: как-то не хотел мыть посуду, а родители вдруг не стали меня ругать, как обычно, а сказали спокойно: “Помоешь посуду — пойдешь играть”. Я подумал, что это хорошая логика, и пошел мыть посуду».

«Наше образование поддерживает силовые методы воспитания»

Константин вспоминает, что сознательно «ломал себя», это заняло несколько лет: «Я ходил к психоаналитику разбирать свои завалы — это, наверное, самая лучшая моя инвестиция в жизни. В шестом классе Ярослав плохо учился, я рассказал психоаналитику о двойках, замечаниях учителя, конфликтах. Он сказал: «Отстань от сына. Тебе что нужно? Отличник или нормальный парень?» Мы поговорили с женой и решили, что отходим от авторитарного воспитания. Сказали сыну, что отныне школа — его прерогатива: «Хочешь — учись, не хочешь — не учись. До 18 лет буду кормить, поить, буду все твои начинания поддерживать. Через две четверти он скатился на двойки. Он ждал, что мы возьмем шашку, начнем махать, а мы: нет, это твоя ответственность, я тебя люблю с тройками и без».

Константина и его жену вызывали в школу, требовали «взяться за ребенка»: «Наша система образования поддерживает силовые методы воспитания. Нам говорят, что мы должны воздействовать на сына — а как воздействовать, не говорят. Понятно, как появляются истории вроде недавней, когда 15-летний мальчик совершил самоубийство после трояков».

Зара Арутюнян несколько лет работала психологом в школе и проводила семинары для учителей и родителей. Она заметила, что многие из них не готовы отказываться от стандартного набора «порка — домашний арест — лишение карманных денег». Она говорит, что предлагала родителям методы, которые позволили бы им понять, чего ребенок хочет на самом деле, чего ему не хватает и почему он ведет себя девиантно. Но такая работа требует времени, сил и фокуса. «А настучать по голове просто — это давно наработанная практика», — говорит Арутюнян.

Арутюнян рассказывает, что через двойки и тройки можно выявить семьи, где существует домашнее насилие: учителя жаловались ей на детей, которым они, по их мнению, справедливо поставили двойку (или даже четверку, если речь об отличнике) — а дети отреагировали на эту оценку рыданиями и истерикой. Арутюнян считает это очень плохим знаком, показывающим, что дома «ребенка за оценку жестко наказывают или унижают».

Ярослав закончил шестой класс с тройками — но потом стал учиться сам. Сейчас ему 17 лет, он решил, что будет поступать в медицинский и станет врачом. «Вечером приходит, играет в компьютер, но потом делает уроки. Это полностью его ответственность, он понимает, что это его жизнь, никто не будет на него давить», — говорит Константин.

Ярослав говорит, что тогда, в шестом классе, его отец почти «моментально» ослабил контроль за школой. «Он просто перестал следить за оценками. Я подумал: “Класс! можно не учиться!”. Мне тогда было ужасно лень, я почти не делал уроки. Но со временем я стал следить за оценками — по-прежнему не делал всю домашку, но старался, чтобы это не отражалось на оценках. В 10 классе все изменилось: я перешел в профильный класс и стал почти идеальным учеником. Хочу стать кардиохирургом или нейрохирургом — что будет лучше получаться».

«Он помнит, как я его бил»

В наше время меры физического воздействия становятся менее распространенными: согласно данным опроса «ВЦИОМ-Спутник», в детстве стояли в углу 49% опрошенных россиян, а сами наказывали подобным образом детей только 29%, шлепки и подзатыльники получали 37%, раздавали – 27%. Особенно заметно «смягчение нравов» на примере наиболее жестокой из представленных мер: порку практикуют или практиковали в недавнем прошлом лишь 12% родителей, тогда как среди наших взрослых современников ремень на себе испытали 33%.

«В последние годы все больше россиян считают применение форм насилия неприемлемым, — говорит Александр Спивак. — На практике количество насилия тоже уменьшается, но еще не так значительно». Согласно исследованию Национального института защиты детства 2019 года, почти каждый третий житель страны (30%) считает возможным использовать жесткие насильственные методы воспитания детей, например, порку ремнем, а 68% считают нормальным применять «мягкие» формы физических наказаний — шлепки и подзатыльники.

В опросе меньше половины респондентов признались в том, что применяли физические наказания к детям. 55% заявили, что никогда не давали детям подзатыльники, а 76% —что никогда не применяли ремень как средство воспитания.

Психолог Анна Савари и ее коллеги из Фонда «Дом под зонтом» ездят по регионам и проводят много тренингов с родителями и педагогами. «Мы видим, что очень многие родители и специалисты понимают, что им нужно найти альтернативу жестким методам — и наша программа помогает в этом. Родитель задумывается о том, что ему нужно меняться, когда уже столкнулся с последствиями неправильных воспитательных мер — например, испортились отношения с ребенком, нарушился контакт, ребенок обижается, злится или теряет доверие. У ребенка могут появиться агрессия, тревожность или виктимное поведение».

Сейчас Константин много общается с сыном. «Мне больше всего нравится, что при встрече он подбегает, обнимает меня, говорит: «Папа, я соскучился». Причем, парню 17 лет. Мы говорим на такие интимные темы, на которые он с мамой не разговаривает. Мы обсуждаем его жизнь, его отношения. Но я не даю ему советов, как надо делать, — это ведь тоже своего рода давление».

«Он помнит, как я его бил, — продолжает Константин. — Мы с ним пару раз говорили об этом. Я рассказывал историю своей семьи: «Сын, понимаешь, неоткуда было родиться хорошему воспитанию, мы не росли в райских кущах, все мы недолюблены”. Я постоянно извиняюсь перед ним».

«Я никогда не держал обиду на отца, — говорит Ярослав. — Максимум после скандала в детстве мог пообижаться и минут 30 подумать о том, как я со 100 рублями уйду из дома. Я понимал, откуда это взялось, видел, какой была моя бабушка. Я никогда не говорил ничего вроде “отец, ты мне всю жизнь испортил”».

Самому Константину во взрослом возрасте тяжело давалось общение с родителями — в разговоре он испытывал те же неприятные эмоции, что и в детстве. «Наши родители — это наглухо закрытые люди старой формации: «Есть две точки зрения: моя и неправильная. Вы мне обязаны, вы моя собственность». Даже под конец своей жизни мама могла вывести меня из себя, сказав несколько фраз по телефону. Я звонил раз в три месяца, через пять минут кидал трубку, потом два дня отходил от разговора. Я отомстил родителям самой изощренной, самой холодной и жестокой местью — я просто перестал с ними общаться. Мне звонили, когда матери было плохо, когда отцу было плохо — я не брал трубку. Мне кажется, самое страшное, что может сделать ребенок с родителем — оборвать связь. И это всегда работает как напоминание для меня: если я скачусь в насилие, это случится. Я не боюсь остаться один, но я боюсь, что сын прекратит со мной общаться. Потому что связь со своим ребенком — это очень круто».

«Жестоко наказывала ребенка за неповиновение»

«Однажды я, как обычно, прилетела вечером домой, — рассказывает Светлана Романова, — и мне показалось, что сын что-то не доучил, что-то не доделал — и, ну конечно же, опять захотелось взяться за ремень. Пару раз уже успела ударить, потом думаю: «Боже мой, что я делаю». И вот так сижу с этим ремнем и говорю ему: «Прости меня, сынок», а он садится рядом со мной, плачет и говорит: «Мама, да я знаю, из-за чего это все. Это потому что у нас денег все время нет, ты устаешь». Он заранее меня простил, а я у него еще прощения-то не успела попросить. И я поняла, что все-таки у меня растет хороший, правильно понимающий эту жизнь маленький человек. Ему 9 лет, а он уже умеет сострадать. Он не обиделся и не замкнулся».

Светлане Романовой 55 лет, и она называет себя отвратительным родителем. Она признается, что до подросткового возраста сына била и третировала его — и сразу начинает объяснять, почему так сложилось. Пережившая войну и тюрьму бабушка, мать, в которую отчим в пьяном угаре бросал чугунные сковородки, кастрюли, а порой и топор. Мать Светланы вышла замуж, как только ей исполнилось 18. В ранний брак, считает Романова, часто вступают нелюбимые дети, стремясь построить собственную семью, в которой отношения будут добрыми: «Но в большинстве случаев получается еще хуже».

Светлана и ее сестра с детства «знали, что такое ремень и хороший подзатыльник». Отец бил их ремнем, а мать могла бить и по голове. Светлана вспоминает, как отец ругал мать за это и говорил: «Есть ремень — есть задница, не смей трогать голову». 

«Опыт детско-родительских отношений, который получает ребенок, — это то, что он видел в своей семье, — говорит психолог, специалист по эмоциональному интеллекту Лидия Гунина. — Многие повторяют эту модель во взрослом возрасте и точно так же относятся к своим детям, как относились к ним. Причина этого в том, что в нашем обществе родительство считается природным даром, а не компетенцией, которую нужно в себе развивать».

Как и ее мать, Светлана тоже рано вышла замуж, но вскоре после рождения сына ее муж погиб. Она растила сына одна в 1990-е — и «этим все сказано»: «Это была борьба за добывание куска хлеба. Ты знаешь, что придешь вечером домой и тебе нужно чем-то кормить детей. Иногда случалось знаете как? Отводишь в школу ребенка и идешь сдавать кровь, потому что за это давали деньги. Я знаю, что мне нужно забрать сына в 12, а мне его кормить нечем, просто нечем».

Светлана говорит, что «чисто физиологически» не выдерживала этих трудностей. Приходя после тяжелой работы домой и делая с сыном уроки, она испытывала злость. «Я жестоко наказывала своего ребенка за неповиновение, к сожалению. Я не считаю, что отношусь к числу родителей, маниакально бьющих своих детей, но я применяла неадекватное наказание. Я была такой от несостоявшейся женской судьбы. Вот эту свою невостребованность, если у тебя есть дети, на ком вымещать, на кого выливать?».

Психологи, работающие с семьями, относят к жестокому обращению все формы воспитания, которые наносят объективный вред ребенку. Жестокостью считается унижение достоинства, неудовлетворение базовых потребностей (в еде, одежде или уходе), психологическое, эмоциональное и физическое насилие. «Шлепать и бить детей — это, конечно, насильственный метод «воспитания», — говорит Александр Спивак. — Но если в реальной ситуации в нашей культуре считать шлепок сам по себе фактом жестокого обращения с ребенком, нам придется признать, что у нас почти 100% родителей применяют такие методы. Честно говоря, найдется не так много людей, которые ни разу в своей практике к этому не прибегли».

«Часто насилие по отношению к ребенку начинается, когда в семье кризис — это могут быть финансовые трудности, развод, болезнь или утрата, — говорит Анна Савари. — Справиться с этим в одиночку может только родитель, не истощенный морально и физически, и часто необходима помощь извне — от друзей, близких, соседей. Без опоры, внутренней или внешней, в стрессе родитель не справляется со своей ролью и очень легко срывается на крик или шлепок — так называемое «стереотипное насильственное действие»».

«Я видел, что маме самой от этого плохо»

Сын Светланы Алексей говорит, что действительно очень рано понял, что маме тяжело. «Когда она позволяла себе физическое воздействие, я, конечно, обижался, но долго не держал обиды — просто понимал, говоря современным языком, что она не вывозит». Алексей вспоминает, как однажды, когда ему было лет 7, утром ему было скучно одному, он зашел в комнату к Светлане и разбудил ее. «Она мне просто сходу отвесила подзатыльник — причем достаточно сильно. Спустя минут пять, она подозвала меня к себе и дала то ли конфетку, то ли жвачку. Тогда я, наверное, в первый раз понял, что она чувствует себя виноватой и пытается дешевым подкупом это загладить, а это не срабатывает. Я помню не сам ее удар, а именно этот момент подкупа. После таких эпизодов она могла обнять, поцеловать, извиниться, зареветь. Я видел, что ей самой от этого плохо».

«Иногда родители, сорвавшись на крик или шлепок, чувствуют сожаление и вину, — говорит психолог и советник по методической работе Национального института защиты детства Анна Савари. — Мама или папа понимают приоритет потребностей ребенка над своими. Сталкиваясь с чувством вины, они стараются в будущем искать альтернативу насильственным действиям. Такие родители настроены на сотрудничество не только со своим ребенком, но и с педагогами, психологами, врачами».

Чтобы не сорваться на ребенка, Анна Савари советует использовать специальные техники. Самое простое — физиологическая разрядка. Например, можно напрягать и расслаблять мышцы — кулаки, лицо и любые части тела. Можно встать спиной к стене, надавить затылком на нее, досчитать до 10 и отпустить. Или напрячься всем телом, а потом попрыгать и «стрясти» напряжение. Если ситуация не экстренная (ребенок не стоит в открытом окне, штора не горит), можно выйти из ситуации буквально — уйти в другую комнату, чтобы «выключить» раздражитель и «перезапустить» себя. Еще в минуты стресса, гнева и усталости можно проговаривать себе “антистрессовую фразу” — поддерживающие слова, приготовленные и заученные заранее, например: «Глаза закрываю, глубоко вздыхаю, гнев отпускаю — спокойствие впускаю».

«Я поняла, что, если для меня насилие — норма, я воспитаю монстра»

«Как-то в очередной раз, — вспоминает Светлана Романова, — мне было ужасно тяжело — это было после смерти моего мужа, мне тогда было лихо жить. Я свою бабушку спросила: «Бабушка, что самое страшное в жизни?»». Бабушка ответила: «Когда мой ребенок умирает, а я не знаю, радоваться или горевать — потому что понимаю, что другой дочери достанется больше еды, и хоть одна теперь точно выживет». Тогда, по словам Светланы, она и начала осознавать «всю мерзость своих поступков». Думая об ужасах, которые пережила бабушка, Светлана пришла к мысли, что в ее жизни нет проблем, которые хоть как-то оправдывали бы жестокость по отношению к ребенку: «Я поняла, что, если для меня это норма, я воспитаю монстра».

Когда сыну было 5 лет, Светлана снова вышла замуж, еще через три года семья удочерила девочку: «Никто из моих мужчин не обижал детей или меня. Что и говорить, мой муж даже закрывал собой детей, защищал их от моей гневливости». С дочерью Светлана вела себя гораздо мягче: «Дочку я ни разу не ударила. Никогда, что бы ни случилось. Это связано и с полом, и с тем, что я постепенно поняла, что бить никого нельзя».

«Родительство — это то, чему нигде не учат и никогда не учили, — говорит психолог Зара Арутюнян. — Учить стали только недавно и только приемных родителей. А если ты родила сама, то делай, что хочешь, тебе никто не указ. Единственное знание о воспитании детей, которое есть у человека — это то, в чем он сам рос». Но для того, чтобы измениться и перестать применять насильственные методы воспитания, считает психолог, родителю не нужно много. «Достаточно обыкновенной человеческой доброты — ты просто не можешь дальше так поступать, потому что ты нормальный человек. Если ты не патологический психопат, ты видишь, что причиняешь боль и страдание другому, что твой ребенок мучается. В какой-то момент даже без книг Петрановской можно что-то поменять в себе».

«Чаще всего родитель легко соскальзывает в насильственные действия в момент усталости, — говорит Анна Савари. — Поэтому прежде всего нужно заметить свое состояние, подумать о причине своих действий и о том, как помочь себе справиться с самим собой. Когда мы понимаем, в чем причина агрессии, мы можем влиять на нее». 

Психолог рекомендует в спокойной обстановке подумать о том, как вы в последнее время ведете себя со своим ребенком, и придумать образ и название для своего стиля родительства. Например: «Мэри Поппинс по выходным — Баба Яга по понедельникам». Затем следует вспомнить, в каких ситуациях вы чаще реагируете на ребенка агрессивно — например, он дергает вас за ногу, когда вы стоите у плиты после работы. Рисунок или распечатанную картинку персонажа, которого вы придумали, можно повесить на видное место, чтобы в минуты гнева или бессилия она напоминала вам, что вы можете «включить Бабу Ягу». Ироничное отношение к своему поведению помогает взять под контроль эмоции и не сорваться.

Алексей вспоминает, что постепенно его мать менялась и срывалась на него все реже. «Наверное, последний раз, когда она пыталась что-то сделать со мной, был в мои 14 лет: она кричит на меня, потом забегает ко мне в комнату, в руке у нее ремень, она замахивается — а я ловлю ее руку, улыбаюсь и говорю: “Мам, ну ты что, серьезно?”. Уже просто смеюсь, и ее лицо тоже меняется от гнева к непониманию — и потом она тоже начинает смеяться. Мне было уже не страшно и не обидно — было только недоумение».

«Это тот грех, за который нельзя один раз извиниться»

Светлана говорит, что, несмотря на то, что она била сына в его детстве, позже у нее никогда не было проблем в отношениях с ним — «ни в его 16, ни в 25, ни в 35 лет». Сейчас сын и дочь Светланы уже взрослые и воспитывают собственных детей. Светлана «давным-давно раскаялась», много общается с детьми, помогает им воспитывать внуков, но не может простить себе жестокости в прошлом и продолжает просить прощения за это у своих детей: «Это тот грех, за который нельзя один раз извиниться, покаяться и все. Об этом нужно постоянно говорить себе».

Первый откровенный разговор о жестокости в прошлом состоялся у Алексея с мамой, когда ему было 20 лет. «Мы просто говорили по душам, я делился чем-то своим, и мы пришли к этой теме. Мама раскаивалась и просила прощения со слезами на глазах».

Светлана говорит, что дети уже смеются над ее постоянными извинениями, потому что это стало традицией. На каждом празднике после добрых слов и поздравлений Светлана произносит тост: «На самом-то деле вы же знаете, какая я. Я у каждого из вас прошу прощения за все, что нехорошего я вам сделала».

К удивлению Светланы, уже сам будучи отцом, сын сказал ей, что доверит воспитывать своих детей только ей. «Вы можете себе представить? Ребенок, который в полной мере на себе испытал, какой я могу быть. Он спросил: «Ты их бить не будешь?». Я говорю: «Никогда в жизни»».

Алексей говорит, что у него хорошие и искренние отношения с матерью: «Мне не приходится ничего фильтровать, я говорю абсолютно обо всем, не пытаюсь казаться тем, кем я не являюсь. Для меня это ценно».

Светлана уверена, что родители, которые бьют детей, потом пожалеют об этом. Это убеждение теперь Светлана старается передать и другим родителям, которые поступают с детьми жестоко. Она разговаривает об этом со знакомыми родителями и даже подходит на улице к посторонним, которые ведут себя агрессивно: «Когда я становлюсь свидетелем вопиющего безобразия, я в первую очередь думаю о том, что сама была такой же — я знаю, что это такое, когда все нутро разрывается от злости. Я всегда начинаю говорить с этими родителями: «Я была такая же, даже хуже, чем ты. Но я не хочу, чтобы ты была такой же». А как иначе остановить человека, как предотвратить это? Я не могу пройти мимо, я хочу найти такие слова, которые помогут что-то изменить. Один раз на улице я увидела, как мужчина бьет женщину, а ребенок смотрит. Мне стало страшно за ребенка, потому что он видел это. Я просто подошла, раскрыв руки, закрыла собой его жену и как бы обняла его своими руками — и ему в ухо тихо-тихо сказала: «Ты же не зверь, ты же человек». И это как-то подействовало, он перестал махать своими крыльями и говорить матом».

«Пожалуйста, выпусти Светочку»

О жестокости в семейных отношениях Светлана пыталась говорить и со своими родителями. Отец Светланы умер год назад. «Когда я спросила его: «Что же ты нас с сестрой бил?». Он мне сказал: «Да дурак я был!». Просто брякнул, ничего такого. Но мне стало легко, потому что папа признал свои ошибки. Я все пытаюсь из мамы выудить это раскаяние — я бьюсь не за то, чтобы она у меня просила прощения. Я и в отношениях с сыном билась не за то, чтобы он меня простил, он имел право и не простить. Это работа над собой: главное — признать, что ты сволочь. И у тебя нет права не прощать кого-то за что-то, потому что ты себе такое в жизни позволяла».

Когда у человека появляется ребенок, он вспоминает свои, казалось бы, давно забытые детские травмы. И первый порыв у многих — потребовать объяснений у собственного родителя. «Взрослому важно разобраться с чувствами, которые вызывают воспоминания о детстве», — говорит Лидия Гунина.

Светлана вспоминает, что в раннем детстве у нее было воспаление легких. «Мы жили в коммунальной квартире. Однажды папа работал во вторую смену, и ночью его не было дома — потому что папа бы не допустил того, что произошло. Мне было года 4-5, я в очередной раз кашляла, просто захлебывалась и, конечно, мешала маме спать. Она подняла меня с кровати, вывела из комнаты в коридор и поставила в кладовку. Никакой речи о том, что мне надо помочь, не было. Я стояла там и страдала уже не от кашля, а от страха. Моя сестра стояла на коленках перед матерью и плакала: «Пожалуйста, выпусти Светочку, она боится темноты». Сейчас моя мама жива, ей 81 год. Я спрашиваю ее: «Мам, как ты могла? Ребенка с больными легкими…» А мама знаете что мне ответила: «А ты шарф не хотела носить». То есть я сама виновата. Я поняла, я не смогу никогда достучаться до нее, она в очень серьезном возрасте. Мне от этого горько, это ведь самый родной мой человек. Мне хочется, чтобы она успела уйти с раскаянием в этом. Когда я начинаю говорить что-то про любовь, мама мне говорит: «Я не знаю, что это такое, нас не учили любить». Я говорю: «Мам, ну ты же меня тоже не учила любить, я сама этому училась»».

Светлана говорит, что все равно любит своих родителей и принимает их такими, как есть. Она помогает маме и делает все, чтобы та жила как можно дольше. «Они — часть моей души, как ты этот кусок вырвешь? Я их не выбирала, я их люблю, но уважать мне их не за что».

Ребёнок от обиды стал бить маму. Что делать?

Спрашивает мама Наталья:
– У меня вчера произошла ситуация, которая ввела меня в ступор. Сын, 6 лет, пришел из садика и за то, что я выкинула игрушку, он стал меня бить кулаками, с силой хватать за волосы. Раньше он не всегда мог за себя постоять среди сверстников — уходил в себя и плакал.

Возможно, он опробовал схему защиты? Но не на маме же!
Возможно, конечно, я просто ищу оправдание его поступку. Я даже не сразу поняла, что происходит. Решила обидеться и почти плакала, оперируя словами: «Ты меня должен защищать, я на тебя так надеялась, как на мужчину и защитника!» — и сделала грустное лицо на весь вечер.

Разумеется, мальчик извинялся весь вечер и говорил, что любит меня. Я сказала, что прощаю его, но чтобы такое забыть, мне нужно время. Правильно ли я сделала? Как поступать в такой ситуации?

Отвечает Екатерина Кес, детский психолог:

– Наталья, очень важно вернуться к этому разговору с ребёнком ещё раз и обязательно сказать ему, что с ним, на самом деле случилось. Скажите ему, что Вы понимаете, что он очень разозлился, расстроился, что Вы выкинули его игрушку, не посоветовавшись с ним, и что это была Ваша ошибка. Вы сожалеете об этом и просите Вас извинить. Вы понимаете, что он так разозлился, что не смог себя сдержать и поэтому бросился на Вас с кулаками. И в следующий раз Вы никогда не выкинете никакой его игрушки без его ведома. (Возможно, это, действительно, была какая-то очень ценная для него игрушка).

Как ребенку выражать свою злость и агрессию

Важно понимать, что ребёнок просто не смог справиться со своими чувствами и не знал, как эти чувства можно по-другому выразить. Это не оправдывает его поведение, но если его просто поругать или наказать, не объяснив, что же нужно делать, то, когда он разозлится в следующий раз, ситуация может повториться.

Обязательно скажите сыну, что он может испытывать разные чувства, в том числе и злость, что это совершенно нормально. Но важно эту злость выражать так, чтобы не вредить другим людям.

Скажите ему, что все люди сердятся время от времени и иногда даже на близких людей, как это с ним и случилось. И очень важно, когда ты злишься, выразить свою злость в словах или действиях, но не драться.

Например, крикнуть: «Я ужасно злюсь на тебя!» «Я рассердился!» «Я обиделся!», «Я очень на тебя сержусь, что ты не спросила меня!» «Зачем ты выкинула мою игрушку!!! Мне ужасно обидно!», «Зачем ты это сделала!!!». При этом можно сжимать кулачки, топать ногами, ударить кулаком по мягкой поверхности (дивану, креслу), зарычать, как тигр (для малышей).

Если очень сильно злишься и чувствуешь, что сейчас взорвёшься, можно быстро выйти из комнаты и даже хлопнуть дверью. Это лучше, чем кидаться с кулаками на человека, если он сам тебя не ударил первый».

Очень подробно обо всех этих способах, как помочь ребёнку справиться с гневом и злостью, я рассказываю на вебинаре для родителей «Детская агрессия и грубость. 17 приемлемых способов для ребёнка выразить гнев».

Очень советую вам изучить этот вебинар (он подходит для детей от 1,5 до 12 лет). Там я подробно рассказываю, как быть, если ребёнок грубит, дерзит, обзывается, дерётся (и со взрослыми и с детьми).

Также, скажите ребёнку о том, что вы очень сильно испугались, когда он бросился на вас. Но бОльший акцент делайте не на том, как вам было обидно, а не том, как научить ребёнка в следующий раз по-другому выразить свои чувства окружающим.

Расскажите, что вы тоже иногда сердитесь и на него, и на других членов семьи (можете привести пример), но вы никогда не бьёте родных или сына.

Кстати, а вы не используете физические наказания в адрес ребёнка?

Поделитесь с ним, как вы справляетесь с негативными эмоциями, что вам помогает.

В целом, мне кажется, что это было досадное недоразумение. И что он сам растерялся и очень переживает. Вам надо его заверить, что вы его простили и верите, что это больше никогда не повторится. И главное, никогда ему этого не припоминать, не возвращаться к этому происшествию, не винить его и не рассказывать другим об этом. Это очень важно!

Основная идея сейчас — это всё-таки реагировать не обидой на его поведение, а со взрослой позиции помочь ему осознать и понять, что и почему произошло, рассказать, как действовать, если такие ситуации (злость, гнев) будут повторяться в будущем. 

Также смотрите видео Екатерины Кес «Ребенок обзывается и бьёт родителей»

Если вы хотите наладить отношения с вашим ребёнком и воспитывать его без криков и наказаний, приглашаю вас на мой бесплатный онлайн-марафон, который состоится уже совсем скоро. Кликните на баннер ниже, чтобы записаться.

P.S. Если вам понравилась статья, пожалуйста, поделитесь с друзьями, нажав на кнопки социальных сетей. И, как всегда, буду рада вашим комментариям и вопросам ниже.

Читайте также:

Скрипт, чтобы родители перестали бить.

  • Воскресенье, 28 февраля 2021 г.

Вот ваш сценарий, чтобы восстановить спокойствие и предотвратить будущие удары.

«Для меня самой большой проблемой по-прежнему остается мой собственный гнев и страх, когда мой мальчик переходит черту, особенно в отношении безопасности. Он много раз причинял мне боль.Я знаю, что, вероятно, он не имел в виду этого, но боль иногда доводила меня до слез. Хотел бы я сохранять спокойствие в таких ситуациях ».

Сохранять спокойствие, когда ребенок причиняет нам боль, практически невозможно. Боль немедленно посылает нас в нижнюю часть ствола мозга, которая управляет импульсом «бей или беги», и наше любимое дитя сразу же похоже на врага. Это автоматически сбрасывает нас на «низкую дорогу» воспитания детей. Вы знаете низкую дорогу. Это когда вы рычите на ребенка сквозь зубы, или начинаете кричать, или становитесь физически грубыми.Когда вы теряете доступ к разуму и чувствуете себя оправданным в собственной истерике.

Итак, что делать, если ребенок причиняет вам боль? Любые действия, которые вы совершаете со своим ребенком, когда реагируете на физическую боль, будут иметь такие результаты. не годятся ни для кого из вас. Вы почти наверняка обострите и сохраните цикл, который включает в себя физическое насилие.

Помните, агрессия возникает из-за страха. Поэтому, даже если вы не знаете, чего боится ваш ребенок, даже если кажется, что агрессия исходит из ниоткуда, ваш ребенок показывает вам свой страх.

Если вы ответите на агрессию вашего ребенка большей агрессией, вы усилите страх, усилите удары и увеличите вероятность агрессии в будущем.

Справиться с детской агрессией непросто. Но есть способ получше. Дети учатся контролировать свои сильные эмоции, когда мы:

1. Примите все чувства. ( «Я слышу, как ты злишься»)

2. Установите четкие и четкие ограничения на действия. ( "Попадания нет.Удар болит ». )

3. Скажите им, что они МОГУТ делать со своими чувствами. ( «Вы можете показать мне, насколько вы безумны, топнув ногой, или вы можете сказать мне словами». )

4. Управляйте своими эмоциями, чтобы действовать уважительно.

Давайте посмотрим на это в действии.

Шестилетний Адриан бросается на мать, царапая и царапая ее. "НЕЕЕЕТ !!! Это нечестно !! Я тебя ненавижу !!!"

Мама уклоняется, но недостаточно быстро.На ее руке длинная неприятная красная полоса. Она кричит от боли и ярости. Она глубоко вздыхает и говорит : «Ооооооо! Больно !! Мне нужно позаботиться о себе прямо сейчас. Я поговорю с тобой, когда успокоюсь». Она идет в ванную и закрывает дверь.

(Если у ребенка проблемы с отказом или если ему меньше пяти лет, она оставляет дверь открытой и пытается успокоиться, в то время как обезумевший ребенок все еще кричит на нее. Излишне говорить, что для этого нужна практика.)

Мама НЕ тратит время в ванной, чтобы пересмотреть все причины, по которым ее ребенок - подлый ребенок, который собирается стать преступником.Вместо этого она нежно моет ей руку, чтобы успокоить раненого ребенка внутри нее, который хочет отомстить. Она считает до десяти, глубоко вздыхая. Она напоминает себе, что ее ребенок ему трудно контролировать свои эмоции, и ЕЕ способность сохранять спокойствие является решающим фактором в его обучении этому навыку.

Другими словами, она сопротивляется скольжению по низкой дороге. Вместо того, чтобы поддаваться страху и гневу, она выбирает любовь.

Мама напоминает себе, что ее цель - воспитать ребенка, который ХОЧЕТ контролировать свой гнев и обладает эмоциональным интеллектом для этого.Это означает, что наказание здесь не поможет. Вместо этого ему нужно восстановить связь с ней и получить некоторую помощь в управлении своими эмоциями.

К тому времени, когда через несколько минут мама выходит из ванной, она уже встала на путь воспитания. Вы знаете, что такое большая дорога - когда вы смотрите на вещи с точки зрения вашего ребенка, чтобы вы могли реагировать на него с терпением и пониманием.

Мама подходит к своему сыну и опускается до его уровня, но достаточно далеко назад, чтобы он не мог ударить ее по лицу.(На его уровне уменьшает его страх, поэтому он менее склонен к нападкам.) Она говорит с нежностью и силой. «Это действительно причинило мне боль. Я знаю, что ты разозлился. Но люди НЕ для того, чтобы бить. Бить никогда не нормально. Вы можете сказать мне, что вам нужно, не нападая на меня».

Адриан: «Но это несправедливо. Мне НУЖНО пойти в дом Джейка. Вы сказали, что я могу, вчера». (Обратите внимание, что Адриан игнорируя тот факт, что он ее ударил. Мама понимает, что, пока она не поможет ему с этими чувствами, он не сможет усвоить урок, который она хочет преподать. о ударе.)

Мама : «Да, это было. Я понимаю, почему вы так разочарованы. Но теперь все изменилось, потому что бабушке нужно, чтобы мы приехали с ней переночевать. Я не смогу вернуться, чтобы забрать Вы у Джейка. Мне очень жаль. Я знаю, что вы этого ждали ».

Адриан: «Ты нарушил свое обещание! Ты лжец!»

Адриан все еще очень зол, но сочувствие мамы успокаивает его настолько, что на этот раз он набрасывается не физически, а только на словах.Он уносится прочь от ее через комнату. Мама знает, что на самом деле это улучшение - он удалился, а не ударил.

Мама: (Принимая гнев сына) «Ты действительно злишься на меня, Адриан. Ты прав, я обещал тебе, и теперь, поскольку бабушка больна, я должен изменить это». Мама игнорирует то, что он назвал ее лгуньей, что, по его мнению, она и есть в данный момент, даже если обычно держит свое слово ему и имеет вескую причину для того, чтобы нарушить это на этот раз.Она признает гнев и расстройство, из-за которых он нападает.

Адриан: (кричит) «Ты ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нарушил свое обещание! Ты сказал мне, что я могу идти!»

Мама: (Пока не обращает внимания на его повышенный голос, мама говорит ласково и спокойно, подтверждая его гнев. Она изображает, что берет на себя ответственность.) «Я разрешила тебе уйти, и теперь я тебя не отпущу. Ты». Ты прав, я не сдержал свое слово. Была веская причина, но я все же нарушил свое слово. Неудивительно, что ты злишься и обижен.«

Адриан: (Сочувствие мамы помогает ему доверить ей источник своего расстройства.) «Все остальные дети уходят! Я буду единственным, кого там нет!»

Мама: «О, дорогая. Неудивительно, что ты расстроен. Ты хочешь быть там со всеми другими детьми».

Адриан скорее будет драться, чем плакать - так лучше. «Ты меня никогда не отпустишь! Неудивительно, что у меня нет друзей! Это потому, что ты лгунья и ужасная мама!»

Мама не указывает на все, что она для него делает, или на то, что большую часть времени держит свое слово.Она даже не спорит о есть ли у него друзья. Она не говорит ему, чтобы он не кричал и не называл имена. Она просто остается сострадательной и сочувствует его расстройству. «О, дорогая, мне жаль, что это так сложно ... Хотел бы я отпустить тебя сегодня».

Адриан плачет. Понимание мамы помогает ему чувствовать себя в достаточной безопасности, чтобы почувствовать уязвимость и страх под его гневом. «Вы не понимаете! Если я не пойду, мне не дадут поиграть с ними в баскетбол на перемене!»

Мама: «Ты беспокоишься, что тебя бросят после этого?»

Адриан начинает рыдать.Мама подходит ближе, чтобы обнять его. Некоторое время он плачет и, наконец, останавливается, принюхиваясь.

Адриан : «Джейк разозлится на меня».

Мама: «Хммм ..... Ты так думаешь? Просто потому, что ты не можешь пойти сегодня?»

Адриан: «Он говорит, что играть могут только постоянные игроки, которые тренируются вместе».

Мама: «Ух ты! Я понимаю, почему ты волнуешься ... Ты правда думаешь, что останешься на перемене?»

Адриан : (Размышляя более ясно теперь, когда у него появилась возможность выразить свои чувства) «Да.Но меня не волнует, злится ли на меня Джейк. Я попрошу учителя помочь, если они не разрешат мне играть ».

Мама: «Это идея. Это правило, что всем разрешено играть?»

Адриан: «Да. В любом случае, они должны хотеть, чтобы я был в их команде. Я хороший распасовщик».

Мама : «Я всегда хочу, чтобы ты был в моей команде».

Адриан обнимает ее.

Мама : «Но, Адриан, нам нужно поговорить о чем-то важном.Посмотри на мою руку ».

Адриан: (Не защищаясь, теперь, когда он смирился с источником своего расстройства) «Прости, мама. Это больно?»

Мама : «Да, это больно. Адриан, я понимаю, почему ты был зол. Ты можешь злиться сколько угодно. Но бить никогда не нормально. Люди не для того, чтобы бить».

Адриан: «Я не хотел делать тебе больно. Я был действительно зол».

Мама: «Я так понимаю, ты был очень зол.Безумный - это нормально. Все злятся. Но нет оправдания ударам, НИКОГДА. Что бы вы могли сделать в следующий раз, когда захотите ударить? »

Адриан: «Я знаю, я должен использовать свои слова. Но я был слишком зол».

Мама : «Я понимаю. Это сильное чувство, желание ударить. Но в этот момент вам нужно взять на себя обязательство сделать что-то с этим чувством вместо того, чтобы ударить. Что еще вы могли бы сделать с этим чувством, если бы вы не можете использовать слова в данный момент? "

Адриан: «Кричать?»

Мама: «Это лучше, чем бить."

Адриан: "Топнуть мою ногу?"

Мама : «Это тоже хорошо! И ты также можешь попробовать то, что делаю я. Можешь выйти из комнаты и сосчитать до десяти, глубоко вздохнув. Давай попробуем».

Адриан: "Хорошо." (Считают до десяти вместе, глубоко вздыхая.)

Мама: «Адриан, как ты думаешь, сможешь ли ты сделать это в следующий раз, когда разозлишься? Потому что гнев - это нормально, и тебе, вероятно, захочется ударить снова.Но бить НИКОГДА нельзя. Я бы никогда не ударил тебя. Тебе нельзя меня бить ».

Адриан: «Мама, я больше не буду бить. Я просто не знал, что делать, когда так разозлился. И я был удивлен, когда ты сказал мне, вот и все. Но в следующий раз я топчу а вместо этого кричать ".

Мама: «Адриан, все в порядке, ты рассердился. Я понимаю, что, хотя у меня была веская причина, я нарушил свое слово тебе. И, возможно, я мог бы лучше рассказать тебе. Но даже если вы совершенно правы, что действительно злитесь на что-то, НИКОГДА нельзя ударить, что бы ни случилось. Вы можете сказать мне, как вы себя чувствуете и что вам нужно, не задев. Хорошо? "

Адриан : «Хорошо. (Обмениваются рукопожатием.)

Мама : «Нужен ли код напоминания, когда ты злишься?»

Адриан: «Ты умеешь кричать« Тайм-аут! »? Как рефери?»

Мама: «Конечно, я могу попробовать.Что вы сделаете, когда услышите «Тайм-аут»? »

Адриан: «Я буду считать до десяти и дышу, несмотря ни на что».

Мама: «Хорошо, сделка. А теперь давайте готовимся к бабушке. Мы сейчас отстаем от графика, поэтому мне действительно нужна ваша помощь, чтобы подготовиться».

Адриан: «Я буду быстро!»

Всегда ли дети выздоравливают так быстро? Нет. Но чем больше вы практикуете этот подход, тем быстрее они смогут регулировать себя и тем реже они его потеряют.Когда вы успокаиваетесь, они следуют вашему примеру.

Что узнал Адриан?

  • Некоторые ценные навыки, позволяющие контролировать себя.
  • Что его мама может помочь ему разобраться, когда он расстроен.
  • Что, когда возникает проблема, зрелый поступок - это признать свое участие в ее создании, как это сделала его мать.
  • Что он способен причинить боль кому-то другому, и он действительно НЕ хочет этого делать.
  • Что его мать установит ограничения на его действия, чтобы обезопасить всех, и это для него большое облегчение.
  • Что его чувства приемлемы, но он обязан выбирать, как с ними действовать.

И, может быть, самое главное, что любовь его матери к нему безусловна, даже когда он переступает черту. Потому что с любовью нет границ. Есть только любовь.

***

Что делать, если ваш ребенок слишком мал для такого разговора?

Вы захотите прочитать: Когда ваш малыш ударит вас: сценарий


Как реагировать, когда ваш ребенок ударил вас

Удар ребенка может расстраивать, смущать и приводить в ярость.У некоторых родителей это вызывает чувство стыда и отчаяния. Многие родители обеспокоены тем, что агрессия их детей по отношению к ним является признаком того, что они каким-то образом потерпели неудачу как родитель. Но большинство детей в тот или иной момент бьют. То, как вы реагируете на удары ребенка, является ключом к тому, чтобы пресечь его в зародыше.

Причины, по которым дети бьют

Есть несколько причин, по которым дети бьют своих родителей. Иногда они набрасываются, потому что у них нет навыков управлять своими чувствами и выражать их более социально приемлемым способом.Им может не хватать языка или контроля над своими импульсами, чтобы справиться со своими чувствами. Они бьют, не задумываясь о последствиях или других способах удовлетворения своих потребностей.

Удар также можно использовать как инструмент манипуляции. Иногда дети бьют, пытаясь добиться своего. Ребенок, который бьет свою мать, когда она говорит «нет», возможно, надеется, что его агрессия передумает.

Что делать, если ваш ребенок ударил вас

То, как вы ответите на удары, повлияет на вероятность того, что ваш ребенок ударит снова.Ниже приведены некоторые дисциплинарные стратегии, которые вы можете использовать, чтобы защитить себя и их от вреда, обучая их лучшим способам справляться со своими чувствами и управлять своим поведением.

Установить правила

Установите домашние правила, в которых говорится об уважении. Дайте понять, что в вашем доме запрещено бить, пинать, кусать или акты физической агрессии.

По возможности создавайте свои правила в позитивном ключе. Вместо того, чтобы говорить: «Не бей», скажите: «Используйте уважительные прикосновения."Поговорите со своим ребенком о правилах, чтобы убедиться, что они понимают последствия их нарушения.

Когда ваш ребенок бьет вас, твердо скажите: «Не бей. Бить больно ». Держите свои сообщения последовательными, чтобы научить ребенка, что бить нельзя, и вы этого не потерпите.

Используйте последствия для обеспечения соблюдения правил

Если ваш ребенок знает правила, но продолжает бить, воспользуйтесь некоторыми из следующих последствий, чтобы удержать его от повторного удара.

  • Тайм-аут или тайм-аут : Для некоторых детей тайм-аут или тайм-аут могут быть наиболее эффективным способом удержать их от повторного удара.Тайм-аут или тайм-аут учит детей, как успокоиться, и удаляет их из окружающей среды. Важно научить их, как управлять собой в это спокойное время.
  • Лишение привилегий : Другие дети могут потребовать дополнительных мер. Отмена привилегий может быть эффективной стратегией дисциплины. Ограничьте доступ вашего ребенка к электронике или определенным игрушкам на 24 часа или меньше, в зависимости от возраста ребенка. Чем младше ребенок, тем меньше времени ему нужно вдали от объекта.
  • Возмещение ущерба : Заставьте ребенка выполнить дополнительную работу за вас или попросите его нарисовать вам картинку, чтобы исправить положение.

Подкрепление хорошего поведения положительными последствиями может побудить вашего ребенка перестать бить. Например, поощрите ребенка за «легкие прикосновения». Разделите день на несколько периодов времени, чтобы он мог заработать стикеры или жетоны за хорошее поведение.

Вы также можете похвалить своего ребенка, когда он делает мягкие прикосновения. Когда они обнимают вас, обязательно скажите, как сильно вы любите приятные прикосновения, такие как объятия.Также хвалите их, когда они вас слушают и перестают бить.

Учите соответствующему поведению

Недостаточно просто сказать детям: «Не бей». Также научите своего ребенка управлять гневом. Поощряйте ребенка прочитать книгу, нарисовать картинку, сделать глубокий вдох или пойти в свою комнату, когда он злится.

Расскажите ребенку о чувствах, таких как грусть и разочарование. Обсудите важность правильного обращения с этими чувствами и помогите своему ребенку найти стратегии, которые помогут ему безопасно справиться со своими эмоциями.

Избегайте телесных наказаний

Если вы используете шлепки в качестве наказания, ваш ребенок не поймет, почему вам разрешено бить, а ему - нет. Вместо того, чтобы учить самоконтролю, шлепки могут усилить агрессию вашего ребенка.

Дети больше узнают о своем поведении из того, что они видят, а не из того, что вы говорите. Моделируйте поведение, которое вы хотите видеть в своем ребенке. Покажите ребенку, как справляться с гневом, грустью и разочарованием социально приемлемыми способами.

Получите профессиональную помощь

Если у вас есть старший ребенок, который вас ударил, или у вас особенно агрессивный дошкольник или малыш, обратитесь за профессиональной помощью. Поговорите с педиатром вашего ребенка о своих проблемах. Ваш педиатр может направить вашего ребенка на обследование, чтобы помочь определить причину агрессии и разработать план ее устранения.

Иногда основные проблемы могут способствовать агрессии у детей. Например, дети с СДВГ или оппозиционно-вызывающим расстройством с большей вероятностью пострадают.В других случаях дети с задержкой когнитивного развития или развития могут пострадать из-за того, что им не хватает способности использовать свои слова или управлять своими импульсами.

Это то, что происходит, когда вы поражаете своих детей

Звезда Национальной футбольной лиги Адриан Петерсон недавно был обвинен в жестоком обращении с детьми после того, как наказал своего 4-летнего сына, ударив его выключателем. Избиение было настолько жестоким, что на теле ребенка, в том числе и на гениталиях, остались рубцы. Обвинение Петерсона вызвало бурю споров о целесообразности избиения детей в качестве наказания за плохое поведение.

Вот семь вещей, о которых вам нужно помнить о физической дисциплине.

1. Уважение к своим родителям не означает делать то, что они делали.

Наши родители, бабушки и дедушки приняли многие вещи, которые мы больше не считаем приемлемыми сегодня: законы Джима Кроу, курение и употребление алкоголя во время беременности, реклама вакансий как «Требуется помощь: мужчина; требуется помощь: женщина» и так далее. Мы пришли к выводу, что многие из этих традиций и верований ошибочны, и совершенно обоснованно отвергаем их.Можно любить своих родителей и отвергать их традиции или верования. Можно согласиться с тем, что они делали то, что считали правильным в то время, одновременно решая не делать этого или не верить в эти вещи.

2. Удар по детям учит их тому, что сила делает добро.

Родители физически крупнее и сильнее детей. Они также знают больше, чем дети, и, поскольку их мозг полностью развит, они способны к большему самоконтролю. Когда родитель пытается заставить детей вести себя лучше, ударив их, этот родитель говорит им, что ударить людей, которые меньше и слабее вас, - это приемлемый способ получить от них то, что вы хотите.Почему это должно удивлять этого родителя, когда их дети избивают младших детей в школе или вырастают битьями жен?

3. Взрослые часто выходят из-под контроля, когда бьют детей.

Если вы позволите себе физически дисциплинировать своих детей, вы рискуете стать насильником. Адриан Петерсон - не единичный случай, когда взрослый потерял его, применяя физическую дисциплину. Став взрослыми, мы часто возвращаемся домой разочарованными, уставшими и злыми. У нас нет терпения разбираться с тем, что могут предложить наши дети.Как только вы начнете бить ребенка, который нажимает на ваши кнопки, вы испытаете огромное облегчение. И это приятное облегчение может побудить вас нанести еще больший и сильный удар. Петерсон признает, что перешел черту. Почему ты не веришь?

Вероятность того, что вы переступите черту. Довольно скоро вы дадите себе разрешение ударить своего ребенка даже за малейшее нарушение, потому что вы пристраститесь к тому приливу облегчения, который вы получаете от удара кого-то беззащитного.И вы не захотите столкнуться с фактом, что вы бьете своего ребенка, потому что он чувствует себя хорошо.

4. Нанесение ударов вашим детям может остановить их плохое поведение, но в конечном итоге нанесет им вред и ваши отношения с ними.

Люди, которые считают, что «щадящая розга портит ребенка», обычно не обращают внимания на огромное количество исследований, показывающих, что удары по детям превращают их в злых, обиженных взрослых с психологическими и эмоциональными проблемами. Обширный метаанализ исследований последствий наказания показал, что чем больше физических наказаний получают дети, тем более вызывающе они проявляют себя по отношению к родителям и властям, чем хуже их отношения с родителями, тем с большей вероятностью они сообщат о том, что они ударили партнера по свиданию или супруг.Они также с большей вероятностью страдают проблемами психического здоровья, такими как беспокойство, депрессия и проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами, и менее склонны сочувствовать другим или усваивать нормы морального поведения.

Рациональный человек меняет свои убеждения, когда оказывается, что реальность противоречит этим убеждениям.

Данные показывают, что наказание должно соответствовать возрасту и применяться при необходимости. Легкие шлепки могут быть приемлемы для детей в возрасте 2-6 лет, детей старшего возраста следует наказывать ненасильственными методами, а родители, испытывающие гнев или склонность к насилию, должны полностью избегать физического наказания.Согласно национальной статистике, в 2012 году почти 125 000 детей стали жертвами физического насилия, достаточно серьезного, чтобы им требовалась медицинская помощь, и 42% этих жертв были в возрасте до 6 лет.

Даже применяя физическое наказание к маленькому ребенку, вы должны быть уверены, что наказание действительно требуется в данных обстоятельствах. Однажды я увидел отца и маленького сына (около пяти лет), ехавших на велосипеде по оживленной дороге, а отец ехал за сыном. Отец был вне себя от ярости, потому что его сын просто не хотел думать о дороге.Казалось, все его отвлекало. Отец, наконец, потерял его, стащил сына с велосипеда и сильно ударил его о днище. «То, что вы делаете, опасно», - кричал он, - «Вас могут убить! Чего отец не понимал, так это того, что его маленький сын не был способен игнорировать все эти отвлекающие факторы. Его сын был наказан за невыполнение того, что он был не в состоянии сделать. Ребенок этого возраста больше способен следовать за кем-то на велосипеде, чем вести его.Причина этого является биологической: самоконтроль и сосредоточенность - это функция лобных долей мозга, а лобные доли не полностью развиты или полностью связаны с остальной частью мозга до раннего взрослого возраста.

5. Бить детей запрещено более чем в тридцати странах мира, но полностью законно в США.

Почему мы так отстали в своем мнении, что агрессия против детей в конечном итоге подавляет агрессию? Если избиение детей - это самый верный способ снизить уровень преступности и воспитывать хорошее поведение, тогда почему у нас также самое большое количество заключенных в мире?

6.Физические наказания НЕ более распространены в чернокожих общинах.

Бывшая звезда НФЛ Чарльз Баркли защищал действия Петерсона, утверждая, что «Я черный парень ... Я с Юга ... Порка - мы делаем это постоянно. тюрьму при тех обстоятельствах ".

Тем не менее, недавний опрос показал, что восемь из десяти чернокожих и семь из десяти белых одобряют физическое наказание детей. Вот видео, на котором белый судья с юга избивает свою дочь-подростка, в то время как его жена смотрит и одобряет.Хорошая новость заключается в том, что тот же опрос показал, что рейтинги одобрения физических наказаний снизились с 84% в 1986 году до 70% в 2012 году.

7. Есть более эффективные способы добиться желаемого поведения.

Предположим, что вы, как родитель, больше заинтересованы в формировании поведения своих детей, чем в применении физического наказания как средства выражения собственного гнева и разочарования. Маленького ребенка обычно достаточно пугает просто видеть, насколько вы злы. Вам не нужно усугублять страх, становясь физическим.Здесь можно найти семь отличных средств дисциплины. Вот простой способ выполнить работу:

Если вы сделаете X, вы будете наказаны. Если вы вместо этого сделаете Y, вы будете вознаграждены. Что вы выберете?

Пока поведение и последствия конкретны и ясны, этот подход является очень эффективным средством формирования поведения. Это позволяет детям почувствовать, что у них есть определенная степень контроля над тем, что с ними происходит, и учит их искать и обдумывать выбор. Это может сработать даже с детьми-оппозиционерами - детьми, которые особенно дерзки и которых трудно контролировать.

Так что сделайте себе одолжение: используйте свой полностью развитый взрослый мозг, чтобы придумать умные, не оскорбительные способы заставить своих детей делать то, что вы от них хотите.

Авторские права д-ра Дениз Камминс, 19 сентября 2014 г.

, 28 апреля 2016 г. - Обновленная информация о том, что происходит, когда вы бьете своих детей: 50 лет исследований с участием более 160 000 детей недвусмысленно показывают, что шлепки не только неэффективны как форма дисциплины, но и вредны для психического здоровья детей и взрослых.

Когда ваш ребенок ударит вас: сценарий

" Для меня самой большой проблемой по-прежнему остается мой гнев и страх, когда мой мальчик переходит черту - особенно в отношении безопасности. Он так много раз причинил мне боль. Я знаю, что, вероятно, он имел в виду не это, а боль иногда доводил меня до слез. Хотел бы я оставаться спокойным в подобных ситуациях ».

Источник: iStock / Используется с разрешения

Сохранять спокойствие, когда ребенок причиняет нам боль, практически невозможно.Боль немедленно отправляет нас в нижнюю часть ствола мозга, которая управляет импульсом «бей или беги», и наш любимый ребенок сразу же выглядит как враг. Это автоматически сбрасывает нас на «низкую дорогу» воспитания детей. Вы знаете низкую дорогу. Это когда вы рычите на ребенка сквозь зубы, или начинаете кричать, или становитесь физически грубыми. Когда вы теряете доступ к разуму и чувствуете себя вправе устроить себе истерику.

Итак, что делать, если ребенок причиняет вам боль? Любое действие, которое вы совершаете со своим ребенком, когда вы реагируете на физическую боль, приведет к нехорошим результатам ни для кого из вас.Вы почти наверняка обострите и сохраните цикл, который включает в себя физическое насилие.

Помните, агрессия возникает из-за страха. Поэтому, даже если вы не знаете, чего боится ваш ребенок, даже если кажется, что агрессия исходит из ниоткуда, ваш ребенок показывает вам свой страх. Если вы ответите агрессией, вы усилите страх и увеличите вероятность будущих ударов.

Дети учатся контролировать свои сильные эмоции, когда мы:

1. Примите все чувства. Я слышал, как ты злишься .»)

2. Установите четкие и четкие ограничения на действия. Никаких ударов. Удар причиняет боль .»)

3. Скажите им, что они МОГУТ делать со своими чувствами. Вы можете показать мне, насколько вы безумны, топнув ногой, или вы можете сказать мне словами .»)

4. Управляйте своими эмоциями, чтобы действовать уважительно.

Давайте посмотрим на это в действии.

Шестилетний Адриан бросается на мать, царапая и царапая ее.« НЕЕЕЕТ !!! Это нечестно !! Я тебя ненавижу !!! »

Мама уклоняется, но недостаточно быстро. На ее руке длинная неприятная красная полоса. Она кричит от боли и ярости. Она глубоко вздыхает и говорит: « OOOWWW! Это больно !! Мне нужно позаботиться о себе прямо сейчас. Я поговорю с вами, когда успокоюсь. » Она идет в ванную и закрывает дверь.

(Если у ребенка проблемы с отказом или если ему меньше пяти лет, она оставляет дверь открытой и пытается успокоиться, в то время как обезумевший ребенок все еще кричит на нее.Излишне говорить, что для этого нужна практика.)

Мама НЕ тратит время в ванной, чтобы пересмотреть все причины, по которым ее ребенок - подлый ребенок, который собирается стать преступником. Вместо этого она нежно моет руку, чтобы успокоить раненого ребенка внутри нее, который хочет отомстить. Она считает до десяти, глубоко вздыхая. Она напоминает себе, что ее ребенку трудно контролировать свои эмоции, и что ЕЕ способность сохранять спокойствие является решающим фактором в его обучении этому навыку.

Другими словами, она сопротивляется скольжению по низкой дороге.Вместо того, чтобы поддаваться страху и гневу, она выбирает любовь.

Мама напоминает себе, что ее цель - воспитать ребенка, который ХОЧЕТ контролировать свой гнев и обладает эмоциональным интеллектом для этого. Значит, наказание здесь не поможет. Вместо этого ему нужно восстановить связь с ней и получить некоторую помощь в управлении своими эмоциями.

К тому времени, когда через несколько минут мама выходит из ванной, она уже встала на путь воспитания. Вы знаете, что такое большой путь - когда вы смотрите на вещи с точки зрения вашего ребенка, чтобы вы могли реагировать на него с терпением и пониманием.

Мама подходит к своему сыну и опускается до его уровня, но достаточно далеко назад, чтобы он не мог ударить ее по лицу. (Его уровень снижает его страх, поэтому он с меньшей вероятностью набросится.) Она говорит нежно и сильно. « Это действительно причинило мне боль. Я знаю, что ты рассердился. Но люди НЕ для того, чтобы бить. Бить никогда не нормально. Вы можете сказать мне, что вам нужно, не нападая на меня. ».

Адриан : « Но это несправедливо. Мне НУЖНО пойти в дом Джейка.Вы сказали, что я могу вчера. "(Обратите внимание, что Адриан игнорирует тот факт, что он ударил ее. Мама понимает, что, пока она не поможет ему с этими чувствами, он не сможет усвоить урок, который она хочет преподать о ударах.)

Мама : « Да, это было. Я понимаю, почему ты так разочарован. Но теперь все изменилось, потому что бабушке нужно, чтобы мы приехали с ней на ночь. Я не смогу вернуться, чтобы забрать. Вы у Джейка. Мне очень жаль. Я знаю, что вы с нетерпением ждали этого.

Адриан : « Ты нарушил свое обещание! Ты лжец! »

Адриан все еще очень зол, но сочувствие мамы успокаивает его настолько, что на этот раз он набрасывается не физически, а только на словах. Он бросается прочь от нее через комнату. Мама знает, что на самом деле это улучшение - он удалился, а не ударил.

Мама : (Принимая гнев сына) « Ты действительно зол на меня, Адриан. Ты прав, я обещал тебе, и теперь, поскольку бабушка больна, я должен это изменить. "Мама не обращает внимания на то, что он назвал ее лгуньей, что, по его мнению, она и есть в данный момент, даже если она обычно держит свое слово и имеет вескую причину нарушить его на этот раз. Она признает гнев и огорчение, которые вызывают его атаковать.

Адриан : (кричит) « Ты ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нарушил свое обещание! Ты сказал мне, что я могу идти! »

Мама : (Пока не обращая внимания на его повышенный голос, мама говорит доброжелательно и спокойно, подтверждая его гнев. Она демонстрирует, что берет на себя ответственность.) " Я разрешил тебе уйти и теперь не позволю тебе. Ты прав, я не сдержал свое слово. Была веская причина, но я все же нарушил свое слово. Неудивительно, что ты злишься и больно. "

Адриан : (Сочувствие мамы помогает ему доверить ей источник своего расстройства.) « Все остальные дети уходят! Я буду единственным, кого там нет! »

Мама : « О, дорогая. Неудивительно, что ты расстроен. Ты хочешь быть там со всеми другими детьми

Адриан скорее будет драться, чем плакать - так лучше. « Ты меня никогда не отпустишь! Неудивительно, что у меня нет друзей! Это потому, что ты лгунья и ужасная мама

Мама не указывает на все, что она для него делает, или на то, что большую часть времени держит свое слово. Она даже не спорит о том, есть ли у него друзья. Она не говорит ему, чтобы он не кричал и не называл имена. Она просто остается сострадательной и сочувствует его расстройству.« О, дорогая, мне жаль, что это так сложно ... Я хотел бы отпустить тебя сегодня, ».

Адриан разрывается. Понимание мамы помогает ему чувствовать себя в достаточной безопасности, чтобы почувствовать уязвимость и страх под его гневом. « Вы не понимаете! Если я не пойду, мне не дадут поиграть с ними в баскетбол на перемене! »

Мама : « Вы боитесь, что вас бросят после этого? »

Адриан начинает рыдать.Мама подходит ближе, чтобы обнять его. Некоторое время он плачет и, наконец, останавливается, принюхиваясь.

Адриан : « Джейк будет злиться на меня ».

Мама : « Хммм ..... Ты так думаешь? Просто потому, что ты сегодня не можешь пойти? »

Адриан : « Он говорит, что только регулярные игроки, которые тренируются вместе, могут играть ».

Мама : « Ух ты! Я понимаю, почему ты волнуешься ... Ты правда думаешь, что тебя бросят на перемене?» »

Адриан : (Думая яснее теперь, когда у него появилась возможность выразить свои чувства) Да.Но меня не волнует, злится ли на меня Джейк. Я попрошу учителя помочь, если они не позволят мне сыграть в ».

Мама : « Это идея. Это правило, что всем разрешено играть?»

Адриан : « Да. В любом случае, они должны хотеть, чтобы я был в их команде. Я хороший распасовщик ».

Мама : « Я всегда хотел бы, чтобы ты был в моей команде ».

Адриан обнимает ее.

Мама : « Но, Адриан, нам нужно поговорить о чем-то важном.Посмотри на мою руку ».

Адриан : (Не защищаясь, теперь, когда он примирился с источником своего расстройства) « Прости, мама. Это больно? »

Мама : « Да, это больно. Адриан, я понимаю, почему ты злился. Ты можешь злиться сколько угодно. Но бить никогда не нормально. Люди не для того, чтобы бить. »

Адриан : « Я не хотел делать тебе больно. Я был действительно зол .

Мама : « Я так понимаю, ты был действительно зол.Безумный - это нормально. Все злятся. Но нет оправдания ударам, НИКОГДА. Что бы вы могли сделать в следующий раз, когда захотите ударить? "

Адриан : « Я знаю, я должен использовать свои слова. Но я был слишком зол. »

Мама : « Я понимаю. Это сильное чувство, желание ударить. Но в этот момент вам нужно взять на себя обязательство сделать что-то с этим чувством вместо удара. Что еще вы могли бы сделать с этим чувством, если бы вы не можете использовать слова в данный момент? "

Адриан : " Крик ?"

Мама: " Это лучше, чем набрать

Адриан : " Топать мою ногу ?"

Мама : « Это тоже хорошо! И ты тоже можешь попробовать то, что делаю я. Можешь выйти из комнаты и сосчитать до десяти, глубоко вздохнув. Давай попробуем ».

Адриан : « Хорошо, ». (Считают до десяти вместе, глубоко вздыхая.)

Мама : « Адриан, как ты думаешь, сможешь ли ты сделать это в следующий раз, когда разозлишься? Потому что гнев - это нормально, и тебе, вероятно, захочется ударить снова.Но бить НИКОГДА нельзя. Я бы никогда не ударил тебя. Тебе нельзя меня бить. "

Адриан : « Мам, я больше не буду бить. Я просто не знал, что делать, когда я так разозлился. И я был удивлен, когда ты сказал мне, вот и все. Но в следующий раз я топчу и кричать вместо ».

Мама : « Адриан, все в порядке, ты разозлился. Я понимаю, что, хотя у меня была веская причина, я нарушила свое слово тебе. И, возможно, я могла бы лучше рассказать тебе.Но даже если вы совершенно правы, что действительно злитесь на что-то, НИКОГДА нельзя ударить, что бы ни случилось. Вы можете сказать мне, как вы себя чувствуете и что вам нужно, не задев. Хорошо ? "

Адриан : « Хорошо. Встряхните ». (Обмениваются рукопожатием.)

Мама : « Нужен ли нам код напоминания, когда ты злишься

Адриан : « Ты умеешь кричать« Тайм-аут! »? Как рефери? »

Мама : « Конечно, я могу попробовать.Что вы сделаете, когда услышите «Time Out» ? »

Адриан : « Я буду считать до десяти и дышу, несмотря ни на что. »

Мама : « Хорошо, сделка. А теперь давай собираемся пойти к бабушке. Мы сейчас отстаем от графика, поэтому мне действительно нужна твоя помощь, чтобы подготовиться. »

Адриан : « Я буду быстро! »

Всегда ли дети выздоравливают так быстро? Нет. Но чем больше вы практикуете этот подход, тем быстрее они будут регулировать себя и тем реже они будут его терять.Когда вы успокаиваетесь, они следуют вашему примеру.

Что узнал Адриан?

  • Некоторые ценные навыки, позволяющие контролировать себя.
  • Что его мама может помочь ему разобраться, когда он расстроен.
  • Что, когда возникает проблема, зрелый поступок - это признать свое участие в ее создании, как это сделала его мать.
  • Что он способен причинить боль кому-то другому, и он действительно НЕ хочет этого делать.
  • Что его мать установит ограничения на его действия, чтобы обезопасить всех, и это для него большое облегчение.
  • Что его чувства приемлемы, но он обязан выбирать, как с ними действовать.

И, может быть, самое главное, что любовь его матери к нему безусловна, даже когда он переступает черту. Потому что с любовью нет границ. Есть только любовь.

***

Что делать, если ваш ребенок слишком мал для такого разговора? Это наш следующий пост:

Когда ваш малыш попадает в вас: сценарий

Если вы подозреваете, что ребенку причинен вред

Para leer en español, haga clic aquí.

Если вы обеспокоены тем, что ребенок стал жертвой жестокого обращения, вы можете не знать, что делать и как реагировать. Сексуальное насилие над детьми - это преступление, которое часто остается незамеченным. Независимо от вашей роли - родителя или другого члена семьи, тренера, учителя, религиозного лидера, няни - у вас есть сила изменить жизнь этого ребенка к лучшему.

1. Распознать знаки

Признаки жестокого обращения не всегда очевидны, и изучение предупреждающих признаков сексуального насилия над детьми может спасти жизнь.Вы можете заметить поведенческие или физические изменения, которые могут сигнализировать о жестоком обращении с ребенком. Вот некоторые из этих предупреждающих знаков:

  • Поведенческие признаки : уклонение от физического контакта или кажущаяся угроза от него, регрессивное поведение, такое как сосание большого пальца, изменение правил гигиены, например отказ от купания или чрезмерное купание, несоответствующее возрасту сексуальное поведение, нарушения сна или кошмары
  • Физические признаки : синяки или припухлость около гениталий, кровь на простынях или нижнем белье или переломы костей
  • Словесные сигналы : Использование слов или фраз, «слишком взрослых» для их возраста, необъяснимое молчание или внезапная потеря разговорчивости

2.Поговорите с ребенком

Если вас беспокоит жестокое обращение, поговорите с ребенком. Помните несколько рекомендаций, как создать безопасную среду, в которой ребенок с большей вероятностью откроется вам.

  • Тщательно выбирайте время и место . Выберите место, где ребенку будет комфортно, или спросите его, где он хотел бы поговорить. Избегайте разговоров в присутствии того, кто может причинить вред.
  • Следите за своим тоном . Если вы начнете разговор серьезным тоном, вы можете напугать ребенка, и он с большей вероятностью даст вам ответы, которые, по их мнению, вы хотите услышать, а не правду.Постарайтесь сделать разговор более непринужденным. Безобидный тон поможет ребенку расслабиться и в конечном итоге предоставит вам более точную информацию.
  • Поговорите с ребенком напрямую . Задавайте вопросы, в которых используется словарный запас ребенка, но они немного расплывчаты. Например, «Кто-то прикасался к вам?» В этом контексте «прикосновение» может означать разные вещи, но, вероятно, это слово знакомо ребенку. Ребенок может ответить вопросами или комментариями, чтобы помочь вам лучше оценить ситуацию, например: «Никто не трогает меня, кроме моей мамы во время купания» или «Вы имеете в виду, как мой двоюродный брат иногда прикасается ко мне?» Поймите, что сексуальное насилие может быть приятным для ребенка, поэтому вопрос, не причиняет ли ему боль, может не раскрыть ту информацию, которую вы ищете.
  • Слушайте и продолжайте . Позвольте ребенку говорить свободно. Подождите, пока они остановятся, а затем уточните вопросы, которые вызвали у вас беспокойство.
  • Избегайте осуждения и обвинений . Избегайте обвинений, используя вопросы и утверждения типа «я». Вместо того, чтобы начинать разговор со слов: «Вы сказали что-то, что меня обеспокоило…», подумайте о том, чтобы начать разговор со слова «Я». Например: «Меня беспокоит, потому что я слышал, как вы сказали, что вам нельзя спать в постели одному.”
  • Успокойте ребенка . Убедитесь, что ребенок знает, что он не в беде. Дайте им понять, что вы просто задаете вопросы, потому что они вас беспокоят.
  • Будьте терпеливы . Помните, что этот разговор может сильно напугать ребенка. Многие преступники угрожают, что произойдет, если кто-то узнает о насилии. Они могут сказать ребенку, что его поместят в приемную семью, или угрожать им или их близким физическим насилием.

3. Сообщить

Сообщить о преступлении, таком как сексуальное насилие, может быть непросто, и это может истощить эмоционально. Помните, что сообщение о жестоком обращении дает вам возможность защитить того, кто не может защитить себя. В зависимости от того, где вы живете, и вашей роли в жизни ребенка, вы можете быть обязаны по закону сообщать о подозрениях в жестоком обращении. Вы можете узнать больше о законах вашего штата, посетив Государственную юридическую базу данных RAINN.

Перед тем, как сообщить
  • Скажите ребенку, что вы собираетесь поговорить с кем-нибудь, кто может помочь.Дайте понять, что вы не спрашиваете их разрешения. Ребенок может не хотеть, чтобы вы сообщали, и может быть напуган, особенно если преступник угрожал ему или их близким. Помните, что, сообщая об этом, вы привлекаете органы власти, которые смогут обеспечить безопасность ребенка.
  • Убедитесь, что ребенок находится в безопасном месте. Если у вас есть опасения по поводу безопасности ребенка, обязательно обсудите их прямо с властями при составлении отчета. Если вы опасаетесь, что преступник нанесет ребенку дополнительный вред, узнав о расследовании, четко сообщите об этом властям.
  • Если вас не беспокоит, что родители причиняют вред, вы можете проконсультироваться с ними, прежде чем сообщать властям.
  • Если вы являетесь родителем и обеспокоены тем, что ваш партнер или кто-то из членов вашей семьи может причинить вред вашему ребенку, это может быть очень трудное время. Важно быть рядом со своим ребенком, а также важно заботиться о себе. Узнайте больше о том, как быть родителем для ребенка, пережившего сексуальное насилие, и о том, как заботиться о себе.
  • Подготовьте свои мысли.Скорее всего, вас попросят указать информацию о ребенке, характере насилия и ваших отношениях с ребенком. Хотя анонимные подсказки всегда возможны, выявленные сообщения повышают вероятность судебного преследования преступника.

Куда обращаться
  • Если вы знаете или подозреваете, что ребенок подвергся сексуальному насилию или насилию, вы можете сообщить об этих преступлениях в соответствующие органы, например в Службу защиты детей. Агентства по отчетности различаются от штата к штату.Чтобы узнать, куда обращаться в вашем штате, посетите Государственную юридическую базу данных RAINN.
  • Позвоните или отправьте текстовое сообщение по национальной горячей линии помощи детям по борьбе с насилием по телефону 800.422.4453, чтобы связаться с обученным волонтером. Кризисные консультанты службы поддержки Childhelp Hotline не могут составить для вас отчет, но они могут провести вас через весь процесс и сообщить, чего ожидать.

После сообщения
  • Вы можете не услышать или не сразу увидеть признаки расследования. В зависимости от политики агентства и вашего отношения к ребенку, вы можете перезвонить, чтобы связаться с ним через несколько дней.
  • Если вы можете, продолжайте играть поддерживающую роль, которую вы всегда играете в жизни этого ребенка. Если сообщение означает, что у вас больше не может быть этих отношений, знайте, что, сообщая, вы помогаете этому ребенку оставаться в безопасности.
  • Береги себя. Сообщить о сексуальном насилии непросто. В это время важно заниматься самообслуживанием.

Чтобы поговорить с кем-то, кто обучен помогать, позвоните на национальную горячую линию по вопросам сексуального насилия по телефону 800.656.HOPE (4673) или поговорите в чате онлайн.rainn.org.

dopl3r.com - Мемы - Когда твоя мама тебя бьет, то зовет на ужин

Переключить навигацию
  • Мемы
    • Все
    • Горячие темы
    • Животные
    • Удивительно
    • Комиксы и аниме
    • Еда
    • Спорт
    • Данк
    • Симпатичные
    • NSFW
    • WTF
    • Телевизор / Фильмы / Музыка
    • Видеоигры
  • Гифки
    • Все
    • Горячие темы
    • Животные
    • Удивительно
    • Комиксы и аниме
    • Еда
    • Спорт
    • Данк
    • Симпатичные
    • NSFW
    • WTF
    • Телевизор / Фильмы / Музыка
    • Видеоигры
  • шаблоны
  • Генератор мемов
  • О нас
  • Загрузить мем
  • Язык
    • Español
    • Английский
    • Português
  • Español
  • Английский
  • Português
Ужин