Говорящий непристойности человек: Непристойный человек, 6 букв — Кроссворды и сканворды

— Порнографии в чистом виде не существует. А та, что существует, это мертвая


Сегодня КАТРИН БРЕЙЯ дает пресс-конференцию в Москве. АНДРЕЙ Ъ-ПЛАХОВ побеседовал с ней два месяца назад в Париже.

— Что такое, с вашей точки зрения, порнография и что такое непристойность?


       — Порнографии в чистом виде не существует. А та, что существует, это мертвая плоть, это "труп кинематографии". Сексуальность — особый язык, которым владеет человек, и задача художника — развивать его, не разрушая. Цензоры думают, что они обладают некой моральной легитимностью. Между тем они напоминают крыс, над которыми Павлов проводил свои опыты. Как только вы решаете спрятать какую-то часть женского или мужского тела, она неизбежно становится непристойной. И вот мы уже имеем учениц лицея, носящих хиджаб и говорящих о том, что их уши непристойны: неужели вы не видите, что это намного ужаснее, чем принимать наши тела такими, какие они есть? Ведь, в конце концов, есть только два пола. И это не является государственной тайной. Территория непристойности, которая считается запретной,— это территория художников. Художники должны сделать ее видимой. Такова суть контракта, предложенного героиней фильма: "смотри на те места, которые запрещено видеть".
       — Почему Рокко Сиффреди, комментируя съемки этого фильма, уподобил себя Кинг-Конгу?
       — Когда его герой смотрит на свой влажный палец, который он вынул из женской вагины, он действительно похож на Кинг-Конга из старого черно-белого фильма. Тот смотрит на крошечную блондинку у себя на ладони — он, чей мир вращался вокруг власти и грубой силы, кто не имел представления о любви, кому достаточно сжать пальцы, чтобы раздавить прекрасную пленницу. И вдруг он на мгновение испытал чувство. Посеяны семена слабости, которая приведет к его гибели.
       — В этом смысл характера, который воплощает в фильме Рокко Сиффреди?
       — Рокко — первородный человек. Его мужское достоинство заключено в том, чтобы быть самым сильным. Вдруг он встречает не самку, а женщину. Эта женщина, которая больше не живет согласно законам биологического вида, наделяет его чувствами. Он не может этому противостоять и теряет свою силу. Но в то же время он обретает чувство. И, следовательно, становится человечным.
       — Как снимались самые скандальные крупные планы в "Порнократии"? Говорят, у актрисы была дублерша?
       — Мы специально написали слова про дублершу, своего рода каскадершу, в начале фильма. Самая тонкая сфера, с которой приходится сталкиваться режиссеру во время съемок,— это природа актера, особенно актера-мужчины. Чтобы быть актером, надо быть женщиной. Впрочем, иногда и этого недостаточно.
       — В ваших последних фильмах немало смешного. Можно ли рассматривать "Порнократию" как комедию?
       — Главный принцип комедии не в том, чтобы показывать смешное. Делать комедию — это значит с юмором относиться к самым трагическим вещам к жизни. Одной из таких вещей являются секс и связанные с ним запреты — смирительная рубашка, которую надевает на нас общество. И еще. Когда готовятся снимать сексуальную сцену, о ней никто не говорит вслух — как будто бы существует заговор молчания. Это добровольное табу, связанное не с цензурой, а с тем, что снимать такие сцены болезненно для всех. Все их желают и их боятся. Своего рода приятная пытка — как альпинизм, например.
       — Считаете ли вы "Романс" и "Порнократию" феминистскими картинами?
       — Если и да, то на уровне подсознания, а не пропаганды. Феминистки не любят говорить о женском мазохизме, считая это политически некорректным. Вот почему шведки рьяно выступили против моих картин, англичанки обвинили меня в том, что я раздеваю женщин точно так же, как это делают мужчины.
       — Но вы раздеваете и мужчин тоже.
       — Ничего не поделаешь, это привилегия женщины-режиссера. Кроме того, я делаю это не для того, для чего делают режиссеры порно. Мое кино и порно — это два полюса. Порнокино показывает механический секс и сводится к ублажению плоти. Я же хотела показать, что для женщины "постельные удовольствия" открывают другой мир. Женский оргазм — явление трансцендентное. И что самое невероятное, его можно "экранизировать". Поскольку женщины это знают и ощущают, они могут воссоздать его лучше, чем мужчины, и с гораздо большей смелостью.
       — Трудно ли быть женщиной-режиссером?
       — Во Франции еще не так давно было очень трудно. Кристин Паскаль даже умерла, не выдержав постоянной борьбы. Тогда считалось, что режиссура для женщины — каприз: пускай уж снимет свой фильм и успокоится. Предполагалось также, что на "женские" фильмы будут ходить только женщины. Но все оказалось не так, а гораздо серьезнее. И теперь я не ощущаю себя отличной от мужчин ни как художник, ни в интеллектуальном плане. Как художник я не имею пола. Я художник и точка.
       — Режиссер, мужчина или женщина, должен быть сильной личностью?
       — Наверное. Но в то же время съемочная площадка не поле боя, она не создана для приказов. Кино для меня — олицетворение моих мыслей, а насильно навязать образ мыслей невозможно.
       — Как же вы добиваетесь желаемого результата?
       — Это скорее манипуляция духа, а не приказ. Женщины долго были под пятой и научились прекрасно пользоваться невидимой, неформальной властью при отсутствии власти, так сказать, материальной. Я даю актерам полную свободу, и им кажется, что они действуют сами по себе. Грубо говоря, это такое промывание мозгов. Еще это напоминает игру в бильярд: хочешь забросить в лунку один шар, а бьешь по другому. Не надо просить, чего ты хочешь, надо этого добиваться. Поскольку съемочная группа отгорожена от остального мира, ею легко манипулировать. Причем этого надо добиться в первый же день съемок. Заставить актера погрузиться в роль — это значит вызвать у него определенного рода шизофрению. Освобождение от морали — довольно-таки опасная ситуация. Но актер идет на это под руководством режиссера. Поскольку я не полностью аморальна, то знаю, что конечная ответственность лежит на мне.

       — Вырисовывается довольно мрачная картина: режиссер-диктатор, съемочная группа — подобие секты...
       — Это отчасти так, и в то же время съемки для всех — большая радость, поверьте. Прежде всего для актеров. Ради фильма они готовы нырять в ледяную воду и делать еще тысячу вещей, которых никогда бы не сочли для себя возможными в реальной жизни. В этом и есть волшебство кино — освобождаться от табу и совершать безумства.

potty mouth 🎓 ⚗ перевод с английского на русский

  • — pottˈy mouth noun (informal) A person who habitually uses bad language • • • Main Entry: ↑potty * * * potty mouth noun, pl ⋯ mouths [count] US informal a comedian who has/is a potty mouth [=a comedian who uses a lot of offensive language] • • •… …   Useful english dictionary

  • potty mouth — noun a) The characteristic of regularly using vulgar language, especially strong profanities. Enough of my bathroom humour, my potty mouth. b) A person having this characteristic. I’ve turned myself into a potty mouth. I swear. Too much …   Wiktionary

  • potty mouth — AND toilet mouth n. someone who uses obscene or profane language in most social settings. (Also a term of address.) □ That potty mouth is offending people again. □ Hey, toilet mouth! Cool it! …   Dictionary of American slang and colloquial expressions

  • potty mouth — noun see potty mouthed …   New Collegiate Dictionary

  • potty-mouth — n American a user of obscene language, a foul mouth . This jocular middle aged collo quialism was adopted by adolescents in the 1990s, including the rriot grrrl band Bratmobile who used it as an album title in 1993. It was still in use in 2005 …   Contemporary slang

  • potty mouth — Noun. A person who uses obscene (dirty) language …   English slang and colloquialisms

  • potty-mouth — /ˈpɒti maʊθ/ (say potee mowth) noun Colloquial a person who is given to speaking in a course and vulgar way …   Australian English dictionary

  • potty — pot|ty1 [ˈpɔti US ˈpa:ti] adj BrE informal [Date: 1800 1900; Origin: Origin unknown] 1. ) crazy or silly ▪ What a potty idea! ▪ You must be potty! 2.) drive sb potty if something or someone is driving you potty, they are annoying you, especially… …   Dictionary of contemporary English

  • potty — {{11}}potty (adj.) crazy, silly, 1920, slang, of unknown origin, perhaps connected to potter (v.). Earlier slang senses were easy to manage (1899) and feeble, petty (1860). {{12}}potty (n.) 1942, child s word for chamber pot, from POT (Cf. pot)… …   Etymology dictionary

  • potty-mouthed — adjective Having the characteristic of regularly using vulgar language, especially strong profanities. It also tests our tolerance of smart aleck, potty mouthed teenage boys. See Also: potty mouth …   Wiktionary

  • potty-mouthed — adjective Date: 1987 given to the use of vulgar language • potty mouth noun …   New Collegiate Dictionary

  • mouth of a sailor — noun The characteristic of regularly using vulgar language, especially strong profanities; a person having this characteristic. See Also: potty mouth …   Wiktionary

  • dirty mouth — noun The characteristic of regularly using vulgar language or profanity. The comedian lost his gig at the nightclub because he had such a dirty mouth. Syn: potty mouth …   Wiktionary

  • toilet mouth — Go to potty mouth …   Dictionary of American slang and colloquial expressions

  • Kathy Griffin — Griffin at the 2011 Toronto International Film Festival Birth name Kathleen Mary Griffin Born November 4, 1960 (1960 11 …   Wikipedia

  • Steve Wozniak — Infobox Person name = Stephen Gary Woz Wozniak caption = birth date = birth date and age|1950|8|11 birth place = San Jose, California death place = occupation = Computer engineer salary = networth = spouse = Alice Robertson (1976 1980) Candice… …   Wikipedia

  • министру здравоохранения плевать на карантин

    Фотографии министра, обедающего с большой группой людей без соблюдения социальной дистанции разлетелись по интернету

    Фото: Pattayanews

    /ЕНВ/ Фотографии министра здравоохранения Таиланда вызвали возмущение в социальных сетях.

    На фото он ест в ресторане с большой группой из более чем десяти человек за одним столом без соблюдения строгих правил социального дистанцирования, установленных министерством и CCSA.

    На фотографиях, которые были выложены на нескольких тайских веб-сайтах и которые также начали появляться в англоязычных СМИ, видно, что министр здравоохранения Анутин Чарнвиракул обедает с большой группой людей за одним столом, нарушая несколько правил социального разделения и размера групп, установленные CCSA и Министерством.

    Реакция Таиланда была жесткой, и многие спрашивали, почему министру или чиновникам было нормально есть в группах, но многодетные семьи и группы друзей не могли сделать то же самое. В некоторых комментариях также упоминались рестораны, которые по-прежнему разделяли семьи и позволяли сидеть за одним столом только одному человеку. Во многих ресторанах по-прежнему требуются перегородки, несмотря на правила, которые строго не требуют их, если столы находятся на расстоянии одного метра.

    Многие из более жестких мер, упомянутых в комментариях, не были политикой министерства здравоохранения, а были правилами отдельных торговых центров или ресторанов. Группам разрешается сидеть вместе, например, если они находятся на расстоянии не менее одного метра. В Министерстве здравоохранения нет политики, согласно которой на одного человека должен приходиться один стол.

    Однако эти фотографии, как утверждается, были сделаны 20 мая. Первоначально они были опубликованы рестораном, который, похоже, благодарил его за покровительство, и они не ожидали отклик в социальных сетях за предполагаемые нарушения правил.

    В аккаунте министра здравоохранения в твиттере в начале года были опубликованы несколько комментариев, где он якобы называл иностранцев грязными и использовал другие оскорбления. Анутин утверждал, что его учетная запись была использована без разрешения и взломана после инцидента. Его также видели по телевизору, говорящим непристойности про иностранцев после того, как несколько человек отказались получить дополнительные маски во время мероприятия в Бангкоке. Он извинился за последний инцидент.

    О разумном молчании | Первое Борисовское благочиние Борисовская епархия Белорусская Православная Церковь

    Богом дан человеку великий дар — дар слова. Слово служит выражением мыслей, чувств, желаний человека. Оно же (слово) порождает мысль, чувство, желание, придает им силу, закрепляет их в сердце. Поэтому язык является непосредственным участником образования нашего нрава.

    Слово есть образ мысли и выражение наших чувств. Следовательно, из слов может распознаваться внутреннее душевное состояние и устроение говорящего человека.

    Господь до тех пор хранит нашу душу, пока мы храним язык свой. Всякое умножение слов, многословие удаляет от Бога.

    «Подлинно блажен, кто действительно приобрел воздержание» (преп. Ефрем Сирин).

    «Ничем так не грешит человек, — говорит свят. Тихон Задонский, — как языком, когда не управляет им по-надлежащему. От невоздержания языка происходило много зла: осуждение, злословие, пересуды, празднословие, ложь, обман, клевета, божба и т.д.»

    Уменье воздержаться в слове — есть признак разумности «Кто не согрешит в слове, тот человек совершенный, могущий обуздать и все тело» (Иак. 3:2).

    Апостол Иаков называет язык «неудержимым злом, исполненным яда смертоносного» (Иак. 3:8). Именно через язык происходит повреждение и падение души. .
    Человеку бывает достаточно и двух-трёх лет, чтобы научиться разговаривать, но для того, чтобы научиться молчать не хватает и всей жизни.

    Поистине, язык — это один из величайших даров Господа человеку, пусть маленький по размерам, но с огромным значением.

    Многие не считают пороком празднословие. Но Христос говорит: «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда» (Мф. 12, 36).

    «Я видел многих, — говорит св. Амвросий Медиоланский, -впадавших в согрешение чрез свои слова, но почти никого чрез молчание».

    «От молчания никто никогда но раскаивался», — не раз говорил в своих наставлениях преп. Серафим Саровский.

    «Слово в устах одних — дух и жизнь, а в устах других — мертвая буква»

    «При многословии не миновать греха» (Притч. 10, 19).

    «Сквернословие, — говорит св. Климент Александрийский, — обнаруживает в говорящем человеке пошлого, грубого, необразованного и наглого, но отнюдь не показывает человека скромного, честного и целомудренного».

    Св. Исаак Сирин называет молчание таинством будущего века, «слова же суть орудие этого мира»

    «Не старайся вслушиваться, что говорят другие... чтобы и самому не быть осмеянным и не сделать их злоречивыми.» ( Святитель Василий Великий)

    Склонность к спорам и распрям развращает человека, лишает его добродетелей,

    Расположенность к спорам и распрям рождается о от пустословия, многословия, о лицемерного слова, от дерзости, от двуличия, от желания настоять на своем.

    "Если при разговоре с братиями ты желаешь, чтобы твое слово взяло верх над словами других — нет в тебе страха Божия. «( Преподобный авва Исаия). Недаром говориться, что поучать приличествует наставнику, молчать же и выслушивать надлежит ученику.

    Польза молчания — сохранность человека от многочисленных грехов языка: лжи, хулы, клеветы, сплетни, показухи, лицемерия, непристойности, сомнения, самовосхваления, спора, любопытства, искажения, и многого другого. «Слышать, что надо, так же драгоценно, как и говорить нужное.» (Святитель Григорий Богослов ).

    Молчание — это признак мудрости, сохранение себя от зла людей на этом свете и от наказаний Творца на Том свете. Ибо сказано: «при многословии не миновать греха», и еще: «смерть и жизнь — во власти языка».

    «Муж мудрый не спешит говорить, но рассуждает, о чем следует сказать и что выслушать. Напротив, не воспитанный в истине не останавливается и перед разглашением доверенных ему тайн» (. Преподобный Антоний Великий) .

    Особенно страшно богохульство. «Всякий грех и хула простятся человекам; а хула на Духа не простится человекам» (Мф. 12.31).

    Грехи богохульника на этой земле не отпускают ни Господь, ни Крещение Его, ни даже милосердие Божие. «Если же кто скажет на Духа Святого, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем» (Мф.1232).

    Необходимо в жизни поступать по словам пророка [Псал. 38, 2-3]: «Я сказал: буду я наблюдать за путями моими, чтобы не согрешать мне языком моим; буду обуздывать уста мои; я был нем и безгласен и молчал даже о добром». Если же иногда добрых речей не следует говорить ради молчания, то тем более надлежит отказаться от дурных слов ради страха греха.

    Совсем ничего не говорить мы, естественно, не можем, но воздерживаться от пустословия можем и должны, а когда по немощи забываемся и пустословим, то можем и должны укорять себя, а не оправдываться. Преподобный Пимен говорил, что если бы мы помнили изречение Писания «От слов свих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (МФ.12.37) , то решелись бы лучше молчать. Именно смирение было источником молчания святых, а не высокие фантазии. У святых всегда все было просто, они искренне думали, что сказать им нечего, что всякое их слово нечисто, и потому молчали. А уж когда Бог как бы понуждал их говорить, когда они обязаны были сказать, тогда они говорили. Молчание лучше всего, но если мы такие, какие есть, начнем геройствовать в молчании, тогда впадем в крайнюю гордость, а через это дойдем и до великих грхов. Молчание полезно смиренным, а нам нужно избегать хотя бы пустословия и злословия.Нашей немощью Бог ограждает нас от непосильных искушений.

    У христианина слово и дело должны неразлучны между собою, как душа и тело неразлучны в своем бытии. За всякое обронённое слово человек будет держать ответ, вот почему так важно это произнесённое слово.

    Старец Паисий Святогорец (1924-1994) завещал нам : «Что пользы будет от поста, когда мы, строго воздерживаясь от пищи телесной, своим гневом и строптивостью съедаем души и сердца своих ближних; когда, боясь осквернить уста какою-нибудь запрещенной снедью, не боимся, однако, того, что из этих же уст продолжают исходить, как смрадный дым из печи, слова осуждения, клеветы и злословия, насмешки язвительные, полные заразы и соблазна душевного. Если хотите поститься постом истинным, прежде всего воздержите язык ваш от всякого слова праздного, тем паче гнилого и неподобного. Начните пост духовный с этого малого члена телесного, который вместе с тем есть и великий враг ваш. Победив его, вы сможете обуздать и все тело свое. В противном случае, язык ваш, как дикий конь, будет влачить вас вместе с постом вашим по дебрям лжи, клеветы, осуждения, злобы и лукавства.»

    А.Соколовский

    Краткая история принтов на футболках — Сноб

    Фото: Lucas Lenzi/Unsplash

    50-е. Чистый белый

    В 1951 году на больших экранах вышел фильм «Трамвай „Желание“», в котором Марлон Брандо, исполнивший главную роль, неоднократно появляется в кадре в белой обтягивающей футболке. После этого предмет одежды, который раньше носили только рабочие и военные, вошел в моду. Поспособствовал росту его популярности и Джеймс Дин, который в 1955 году появился в белой футболке в фильме «Бунтарь без причины».  

    60-е. Первые лозунги

    Следующее десятилетие стало расцветом культуры хиппи, и белые футболки в прямом смысле слова впитали в себя все цвета радуги. Этой же субкультуре принадлежит мысль сделать футболки оружием в политической борьбе и с их помощью выражать свои идеи. Как знак протеста против войны во Вьетнаме на футболках появляется знаменитый значок пацифик и лозунги за мир, как, например, ставший культовым Make love not war.

    70-е. Эпатаж

    Расцвет рок-культуры в 1970-х вывел футболки на новый уровень популярности. Первыми футболку с символикой своей группы сделали Rolling Stones, напечатав знаменитый принт с языком, нарисованный художником Джоном Паше. До сих пор разные марки одежды периодически наносят этот принт на футболки новых коллекций. Примеру Rolling Stones последовали и другие рок-группы — и футболка стала способом продемонстрировать миру свои музыкальные предпочтения, не произнося ни слова.

    Тогда же весь художественный потенциал футболок оценила дизайнер Вивьен Вествуд, использовав их в коллекциях в стиле панк. Многие из них вызвали настоящую полемику в обществе — так, в 1975 году в городе Челси за непристойное поведение арестовали человека в футболке, на которой были изображены два ковбоя, соприкасающиеся пенисами.  

    Фото: Taylor/Unsplash

    80-е. Против СПИДа и наркотиков

    В 1980-е в мире резко выросло число людей, зараженных СПИДом. В 1987 году американские активисты, обеспокоенные как самой проблемой, так и бездействием властей, пытались привлечь внимание к тому, что замалчивание проблемы и стигматизация гей- и би-сообществ, на которые общественность возложила ответственность за распространение инфекции, только усугубит ситуацию. Чтобы начать диалог, активисты выпустили серию футболок с перевернутым розовым треугольником, которым в концентрационных лагерях нацисты отмечали геев, и надписью «МОЛЧАНИЕ = СМЕРТЬ».

    В те же годы начинается история принта D.A.R.E To keep kids off drugs, в футболках с которым до сих пор регулярно появляются американские актеры, блогеры и другие знаменитости. Аббревиатурой, которая расшифровывается как Drug Abuse Resistance Education (Образование для противостояния злоупотреблению наркотиками), обозначалась социальная программа, принятая администрацией США в ответ на рост количества несовершеннолетних наркозависимых. По приблизительным подсчетам, за первые десять лет на нее потратили больше 200 миллионов долларов. Кампания оказалась неэффективной, а вот футболка американцам приглянулась. Надпись на ней воспринималась как ирония: dare переводится с английского как «рискни, отважься», и этот посыл многим казался остроумным.

    Во второй половине 80-х в СССР начинается перестройка, и одновременно набирает популярность советская символика в поп-культуре. Знамена с серпом и молотом, передовицы «Правды» и другие символы советской власти становятся модными принтами для футболок. В 1988 году в Зеленом театре парка им. Горького прошел первый международный музыкальный фестиваль «Музыканты за мир», где многие исполнители выступали в футболках с надписью «Перестройка» и символами Союза.

    90-е. Ирония

    Помимо принта D.A.R.E., который оставался популярным несколько десятилетий, в моду входят футболки с другими ироничными надписями и картинками. Тогда же на пике популярности оказываются вещи с портретом Че Гевары. Изображение революционера, боровшегося с капитализмом, становится одним из самых продаваемых в мире. Бывший товарищ Че Гевары Орландо Боррего так объяснил феномен «Че-мании»: «В мире свирепствующей конкуренции и консюмеризма части человечества необходим герой с истинными ценностями». Майкл Кейси, автор книги Che's Afterlife: The Legacy of an Image, напротив, находит сложившуюся ситуацию скорее ироничной и прекрасно отражающей ситуацию в мире после холодной войны, чем воодушевляющей: «Как продемонстрировала Куба, “революция” — это, скорее, бренд, чем реальная цель».

    Фото: Pexels

    2000-е. Социальные кампании

    Дизайн футболки «Я люблю Нью-Йорк» придумали еще в конце 70-х в рамках программы по развитию туризма. В начале нулевых, после трагедии 11 сентября, люди со всего мира надели футболки с этой надписью, чтобы выразить сочувствие тем, кто потерял родных и близких из-за теракта. Так сувенир для туристов превратился в знак солидарности и скорби. После этого футболки и толстовки со схожей символикой разных городов стали приобретать дополнительное значение, если там случались трагедии. Это произошло с футболками «Я люблю Мадрид» после терактов в 2004-м и «Я люблю Лондон» в 2005 году.

    В конце нулевых дизайнеры с мировыми именами стали все чаще использовать футболки как способ привлечения внимания к общественно значимым явлениям и идеям. Так, Марк Джейкобс принял участие в масштабной кампании против рака кожи, выпустив коллекцию футболок со слоганом Protect the skin you’re in и изображением обнаженных американских знаменитостей. Благодаря участию таких звезд, как Виктория Бэкхем, Вайнона Райдер, Ева Мендес, Джейсон Томпсон, Хайди Клум и многих других, кампания привлекла огромное внимание, а дизайн стал культовым. Для одной из этих футболок обнаженным снялся и сам Марк Джейкобс.

    2010-е. Феминизм и кириллица

    В 2014 году новый креативный директор Dior Мария Грация Кьюри в своей первой коллекции для этого модного дома выпустила футболку с цитатой из речи нигерийской писательницы Чимаманды Нгози Адичи: We all should be feminists. После того как в таких футболках появились на публике певица Рианна и актриса Натали Портман, принт приобрел огромную популярность. Тогда и другие производители одежды стали наносить на футболки разные феминистские лозунги. Любопытно, что одна из самых популярных надписей — Future is female — появилась гораздо раньше: серию футболок с ней выпустили в США еще в 70-х в честь открытия первого в Нью-Йорке книжного магазина с феминистской литературой Labyris Books.

    Streetwear и андерграунд-мода 2010-х годов запомнятся нам футболками с надписями кириллицей. Начало этому тренду положил дизайнер Гоша Рубчинский. Его коллекция футболок и других вещей с надписью «Рассвет не за горами», вышедшая в 2014 году, закрепила за кириллицей статус нового символа стритстайла во всем мире. В 2016 году тренд распространился и на масс-маркет: испанская компания Zara выпустила собственную коллекцию футболок с надписями на русском языке.

    Компания «ИванычЪ GROUP» оказывает услуги пошива трикотажных изделий на заказ и нанесения принтов как на футболки, так и на любую другую одежду.

    Говорящие руки | Наш Красноярский край

    Записывать интервью с Григорием КРЕЙДЛИНЫМ для газеты – непростое занятие. Половину того, о чем говорит этот доктор филологических наук, просто не передать словами: вот он показывает, как кивают академики, или жест «рюмочка» – приглашение выпить. Все это в публикации остается «за кадром».

    Дело в том, что Григорий Ефимович – первооткрыватель в России невербальной семиотики. Науки, описывающей наше неречевое общение – все те недомолвки, случайные жесты, опущенные глаза, вздохи… Все то, на что до 50-х годов прошлого века «серьезная» наука не обращала внимания и без чего, по мнению Григория Ефимовича, не может быть понимания театра, рекламы, живописи…

    Жестовый язык и язык жестов

    – Григорий Ефимович, чем жестовый язык отличается от языка жестов?

    – К сожалению, у нас нет хорошего перевода с английского языка принятых в науке терминов sign language и body language, и потому в русском языке плохо различаются жестовый язык и язык жестов. Жестовые языки специально созданы для общения глухонемых. Это не моя тема, но в последнее время я обязательно и о них говорю. Дело в том, что сейчас в России катастрофа с изучением этих языков. Раньше, если вы помните, на телевидении во время передач слева в уголочке сидела женщина, которая что-то делала руками. Она на международном жестовом языке воспроизводила для глухонемых людей информацию, которая передавалась в новостях. Специально этот язык у нас нигде не изучали – до 2012 года. Глухонемыми никто не занимался, кроме общества глухонемых. Не было специальных университетов и учебных заведений, где они могли бы получить высшее образование. Совместными усилиями – тут на помощь пришла православная церковь – удалось набрать в Московском государственном гуманитарно-экономическом университете группу, в которой учатся чуть больше 10 человек. Педагоги преподают им, помимо обязательных для курса дисциплин, также язык глухонемых.

    Необходимо сказать, что как такового русского жестового языка еще нет – есть алфавит, но сам язык не описан. Когда-то давно на отделении дефектологии Московского педагогического института жестовым языком занималась Галина Лазаревна Зайцева, которая оставила после себя учебник русской жестовой речи, но, к сожалению, не оставила учеников. Кроме этого учебника и диссертации Зайцевой о русском жестовом языке фактически ничего не было написано. Несколько лет назад в Петербурге мы нашли энтузиаста, у которого внучка была глухонемой, и он ради нее – изо дня в день – сам делал словарь. Единственный словарь русского жестового языка. Мы получили от него этот словарь в подарок.

    Чем язык жестов отличается от искусственных языков глухонемых? Тем, что это естественный язык тела. Как говорил Ежи Лец, мы доверяем словам только тогда, когда телом сказать не можем. Я занимаюсь этой наукой – невербальной семиотикой.

    – Что это за наука? Какие разделы она в себя включает, раз не останавливается только на жестах?

    – Невербальная семиотика описывает особенности использования в коммуникации неречевых знаков в их сочетании со знаками вербальными. Для этого, в частности, и создаются словари жестов. Также описывает конкретные модели невербального и смешанного, то есть вербально-невербального, поведения и формулирует закономерности и правила взаимодействия людей в диалоге. Например, когда учитель заходит в класс, школьники встают, а студенты – нет. Когда человек произносит тост, он обычно встает. Бокал он должен при этом держать в руке. И примеров такого рода невербального поведения людей в разных ситуациях – масса. Весь театр, рекламу, телевидение, живопись, наконец, нельзя понять, не изучая невербальную семиотику.

    В поле зрения этой науки попадает много разных объектов – от жестов до запахов, которые тоже являются неотъемлемой частью коммуникации: если от человека дурно пахнет, скорее всего, диалог вовсе не состоится. Большой раздел – паралингвистика – это наука о звуковых кодах, допускающих означивание в акте коммуникации. Это разного рода мычание, которое в лингвистике называется хезитацией. Например, входит пожилой человек в комнату, видит в углу целующуюся пару. Что он делает? Кхе-кхе! Это называют горловой прочисткой, и письменно передать такое звучание невозможно. В этой ситуации звук превратился в знак того, что люди в комнате не одни. Паралингвистика изучает звуки смеха, плача. Что такое стенание? Чем отличается плач от хныканья? Это крайне важно для меня как человека, несколько лет придумывавшего упражнения для абитуриентов театральных вузов.

    У нас нет систем записи неречевых звуков тела. А они крайне важны! В течение трех лет я работал с врачами. Пациент врачу говорит: «У меня кость трещит». Врач: «Трещит – это не страшно, а вот когда хрустеть начнет, это хуже». Врач на слух различает треск и хруст – и знает, что это за симптомы. Важно научить этому молодых врачей, чтобы они могли понимать, что страшно, а что нет.

    Или окулесика, не путать с околесицей, – раздел паралингвистики, описывающий движения глаз и взгляды. В каждой культуре есть свои модели глазного поведения людей. Европейцы смотрят не в глаза собеседника, а на лицо. Японцы – на нижнюю часть лица, потому что смотреть в глаза – это знак вызова.

    Один канадский ученый рассказал мне такую историю. Он преподавал в Торонто, попал в полиэтнический класс, повернулся к доске – и почувствовал, как в него летит жвачка. Ему показалось, что это сделал чернокожий мальчишка. Он подозвал его и спросил: «Это ты?» Тот молчит. «Посмотри мне прямо в глаза и скажи правду – это ты сделал». Парень заплакал и убежал из класса. На следующий день пришел его папа и спросил: «Зачем вы учите моего ребенка невежливому поведению?» Дело в том, что в этой культуре принято старшему, тем более учителю, не смотреть в лицо, чтобы не было взгляда как вызова. У каждого народа – свои системы поведения. Мужчины одного племени, луо, в Кении никогда не смотрят на тещ.

    14 разных «Гамлетов»

    – Расположение собеседников по отношению друг к другу тоже изучается невербальной семиотикой?

    – Да, это наука о пространстве коммуникации – проксемика. Главный элемент ее – понятие дистанции. Мы говорим: она от меня отдалилась, выйди вон, я держу его на расстоянии. Причем ни в одном языке «на расстоянии» не означает на малом расстоянии. Почему мы детям говорим: «Не показывай пальцем»? Потому что мы метафорически протыкаем личное пространство человека, без разрешения вторгаемся в него.

    Проксемика очень интересная наука – вот, например, театральное пространство. Есть понятия задник, авансцена, то есть передняя часть, – хороший режиссер-постановщик знает, где нужно располагать актера. Например, на знаменитый диалог Гамлета с миром «Быть или не быть?» Высоцкий всегда выходил вперед, Лоуренс Оливье уходил назад, Адам Ханушкевич, гениальный польский актер, часто ложился при этом на сцену, обращался к небу. Я смотрел 14 разных «Гамлетов».

    – Зачем?

    – Однажды меня пригласили в Кемеровский государственный университет культуры и искусств. Читать лекции. Я предложил студентам сделать комментарии к некоторым сценам в пьесах Шекспира. Вот одна ремарка: «Махнув рукой, выходит». Как бы ее сыграли в разные эпохи. И в разных театрах – лондонском Глоуб, на Таганке… Я назвал этот проект невербальным театром. Хотелось бы привезти такой учебный спектакль и показать его, скажем, в центре Мейерхольда в Москве. Увы, как всегда, вопрос уперся в деньги. Но это было бы очень интересно… У меня есть ответы на мои вопросы некоторых известных актеров – исполнителей роли Гамлета, – как бы они сыграли тот или иной крохотный эпизод.

    Во-от такая рыба!

    – Есть ли у русских типичные, любимые жесты?

    – В разных культурах есть целые классы любимых жестов. В Японии, например, это поклоны. Их огромное количество – шесть видов я описал, но их на самом деле намного больше. Одна моя ученица сейчас в Японии делает словарь поклонов. Там специально обучают, как, например, должны кланяться врачи пациентам. А у русских? У нас любят жесты прерывания контактов с миром, такие как закрыть лицо руками, закрыть глаза, заткнуть уши, рот, отвернуться, отшатнуться. Иногда прерывается только визуальный контакт, иногда человек уходит в себя полностью. Это любимый русский класс жестов.

    – Какими вообще бывают жесты?

    – Один класс жестов – эмблемы, жесты, которые выполняются без использования языка, например, кивок головы. А есть сопровождающие речь жесты – иллюстраторы или аккомпаниаторы: Во-от такая рыба! Третий класс – жесты-регуляторы. Например, академический кивок – когда студент что-то рассказывает преподавателю, а тот кивает. Такое обозначение жеста – наша память Юрию Михайловичу Лотману, ЮрМиху, как мы его тогда называли. Однажды на заседании одного семинара присутствовал Лотман, а выступал замечательный математик Владимир Андреевич Успенский, он рассказывал о своем исследовании слова «авторитет». И вдруг Владимир Андреевич говорит: «Юрий Михайлович, я только что пять минут говорил откровенную чушь, а вы сидите и киваете. Разве вы не видите, что это чушь?» На что Юрий Михайлович со свойственным ему тактом встал, поклонился и сказал: «Не пять, а десять. Но мой кивок – не знак того, что я с вами согласен, – это академический кивок. Я просто принял всю эту чушь к сведению».

    Когда преподаватель так кивает, например, на экзамене, то это совсем не означает, что он согласен, – он просто принял полученную информацию к сведению.

    – Нельзя не спросить и о так называемых закрытых позах, например, скрещенные на груди руки – насколько это действительно говорит о закрытости?

    – Я вас очень прошу: будьте осторожны со всякого рода популярными книжками, их уйма – со всякими там Пизами и компаниями! Все они грешат абсолютным отсутствием доказательной базы – непонятно, на основании чего они иногда делают те или иные выводы. В частности, вот о закрытых и открытых позах. Нет в этих жестах закрытия, во всяком случае, если оно и бывает, то не всегда, не во всех случаях. А есть желание уменьшить свое тело, сократить возможность проникновения собеседнику в личное пространство – и такие выводы мы делаем на материале десятка разных культур. Локализовать себя в своем пространстве – это совсем не обязательно закрыться, это не одно и то же.

    – Вы приводили в пример типичные для Японии жесты, а насколько важно знать знаковые культуры других стран?

    – Мы находимся сейчас в состоянии столкновения и глобализации культур, а потому очень важно знать не только словесную или текстовую культуру, но и невербальную. Чтобы не попасть, например, впросак. Известен вот такой случай. Приезжает в Россию президент валютного фонда француз Мишель Камдессю. Его встречает тогдашний наш премьер Евгений Максимович Примаков – и в знак приветствия пожимает руку вот так, сверху вниз. Проходит время – и в парижской «Фигаро» появляется заметка, где приводились слова Камдессю примерно такого содержания: «Ну как мы можем общаться с русскими на равных, если они с самых первых минут стремятся к доминации? Даже руку премьер мне пожал сверху вниз, да еще и поддерживал ее под локоть, как более слабого».

    И таких вот эпизодов много – это и есть тот самый невербальный компонент межкультурной коммуникации, невербальный этикет. Например, всегда и везде ли мужчина должен уступать женщине место или подавать ей руку? В Финляндии, например, такого обычая нет: там более сильный подает руку более слабому, вне зависимости от того, мужчина это или женщина. Например, если пара, мужчина и женщина, выходят из автобуса, и мужчина после недавней болезни, то женщина выходит первой и подает ему руку. Между прочим, и в России время от времени я наблюдаю нечто подобное.

    – Если вы наблюдаете человека «выключив звук», сколько культур, сколько национальностей вы сможете «опознать» только по жестам?

    – Иногда достаточно одного жеста, иногда нужно понаблюдать, но в любом случае будет очевидна жестовая «интонация». Финна от эстонца, например, отличить трудно, а вот француза от скандинава – легко. Французы очень свободны в телесном поведении – близко подходят, жестикулируют. Вот почему турки лезут целоваться? Когда мои студентки едут в Турцию, я им говорю: турки могут там, на ваш взгляд, непристойно вести себя – приставать, обнимать, похлопывать. Но это у них норма поведения, и это не всегда сексуальное приставание – попробуйте не принимать все это на свой счет. Им просто нравится красивое женское тело, они норовят его потрогать, пощупать, будут еще цокать языком от восхищения. Но это норма поведения. Если уж вам так неприятно все это, лучше вообще туда не ехать.

    Есть два типа, или два способа, отношения к телу. Первый – это апофатическое отношение, то есть стремление скрыть тело, сделать его незаметным. Надевают же туареги длинное платье, скрывая за ним даже свой пол. Но есть и другое отношение, так называемая культура открытого тела – не нужно ничего скрывать, все достойно быть открытым. И какое отношение преобладает, зависит от страны, где вы находитесь.

    Я до сих пор удивляюсь, почему в разговорниках нет чуть ли не самого главного раздела – о жестах и о невербальном поведении? Он должен быть обязательно! Из-за незнания чужой жестовой культуры мы попадаем в такие идиотские истории!

    «Риторические» методы

    – Что сейчас меняется в нашей жестовой культуре?

    – Понятие стыда, к сожалению, у нас, в русской культуре, вообще забывается. Это касается и вербального, и невербального поведения – у нас много постыдных жестов. Да и слова сейчас произносят такие, какие раньше девушка сказать не могла. Юноши сидят при стоящих девушках, не пропускают их вперед. Я вот в школе мальчишек уже во втором классе учил пропускать девочек. Вот один из них меня спрашивает: «Почему я должен девчонок пропускать?» А я ему: «Чтобы посмотреть, какая у них фигура». Ведь можно о правилах поведения рассказывать шутливо, и совсем не обязательно назидательные нотации читать. Между прочим, после такого моего «объяснения» даже учителя стали пропускать учительниц.

    Кроме того, есть и «риторические» методы воспитания. Когда я в первый раз приехал преподавать в город Рочестер, в Штатах, а было это в начале 90-х, то с удивлением увидел, что мои студенты, юноши – и даже девушки – кладут ноги на стол, причем делают это во время занятий. Я долго думал: как дать им все же понять, что так себя вести не очень прилично? А замечания им по этому поводу делать нельзя, «нежелательно», как сказал мне коллега. Я тогда придумал вот что. Пошел на одну весьма грязную улицу и нарочно испачкал подошвы ботинок. Когда они сели в аудитории, то чуть ли не сразу – ноги на стол. И я сел точно так же, грязь начала стекать… Они удивленно посмотрели на меня, опустили ноги, я тоже их опустил – вот и все!

    К этой проблеме мы больше никогда не возвращались. Это, если говорить научным языком, я использовал прием невербальной гиперболы – такого поведенческого преувеличения.

    Или вот на лекциях в Америке можно жевать, причем не только жвачку. Я был поражен: о какой фонетике русского языка можно говорить, когда рот занят? Я поступил так: в русском магазине купил ржаного хлеба, чесночку, намазал хлеб маслом и густо растертым заранее чесноком – жуткая получилась штука. И все это начал есть при них, говоря одновременно что-то о русском языке. У них такой ужас в глазах был! Потом они улыбнулись, я тоже – а вскоре мы подружились и дружим по сей день. У них у многих уже есть семьи, дети, а они все вспоминают, как я отучил их жевать на занятиях.

    – Как вы пришли к невербальной коммуникации? Почему начали заниматься именно этим?

    – В 1991 году состоялась лингвистическая школа в Дубне, туда приехало много ученых с детьми. Взрослые строили новый объяснительный словарь синонимов под руководством Юрия Дерениковича Апресяна. Кто будет заниматься детьми – конечно, Крейдлин, он же столько лет в школе работает! А что мне делать с большим количеством детей разных возрастов – от 7 до 13? Я придумал тогда: буду с ними рисовать солнце, с эмоциями, и нужно будет догадаться, какую именно эмоцию изобразил на солнце другой человек. Назвать ее, придумать рассказик – и победитель получит хорошую премию. На следующий день занятие ребятам наскучило, и я, увидев это, спросил у них: «А чем будем теперь заниматься? Может, тоже словарь будем строить – ведь взрослые строят словарь?» – «Ура! Словарь!» Словарь-то словарь, но какой? И тут я, сам не зная почему, сказал: «А давайте-ка делать словарь жестов, никогда в жизни я такого не видел». Вот примерно так все и началось. С нуля. На русском языке о невербальной семиотике тогда никто не знал, не было ни одной работы. И вот за эти годы уже написано более сотни работ, многих людей в разных городах привлек к работе в этой области – в Иваново, например, есть целая школа, к которой я имею прямое отношение.

    Кстати, тогда первый жест, который мы описали с детьми, был «фигушки», а потом из этого «детского» словаря вырос первый «Словарь языка русских жестов».

    С детьми я занимаюсь с 80-го года. Первым местом моей работы была школа для детей с замедленным развитием – никуда больше меня тогда не брали по политическим причинам. Мой папа был учителем математики, городским методистом в Москве, одним из первых заслуженных учителей Советского Союза. Мама – полонист, заслуженный деятель польской культуры, работала контрольным редактором польской редакции в журнале «Советская литература на иностранных языках». Семья математика и филолога… Я их фактически примирил: увлекаясь математикой, окончив одну из лучших математических школ в Москве и успешно участвуя в разных математических олимпиадах, в конце концов ушел в филологию.

    Вообще-то у меня уйма учеников, а в 84-м я попытался даже открыть первую в столице, если не в Союзе, частную школу – тоже с нуля… Несколько лет жизни на нее потратил… но тогда мне открыть нечто частное никто не позволил, а сейчас… Сейчас я в помещении РГГУ читаю введение в лингвистику и семиотику старшеклассникам одного гуманитарного лицея.

    Я убежден: самое важное, что нужно детям в школе, – это уроки любви и дружбы, уроки человеческих отношений. Нужно рассказывать им о жизни, об отношениях между людьми – без этого никак.

    Досье

    Григорий Ефимович КРЕЙДЛИН

    Лингвист, основатель невербальной семиотики в России, член научного комитета Международного жестового общества.

    Родился в 1946 году в Москве.

    Окончил Московский государственный университет, филологический факультет, отделение структурной и прикладной лингвистики (1964–1969 годы).

    Научный сотрудник отдела семиотики Института научной и технической информации Академии наук СССР (ВИНИТИ) (1969–1981 годы). Преподаватель средней школы, гимназии и лицея (с 1982 года по настоящее время).

    В Российском государственном гуманитарном университете с 1989 года.

    В 2000 году защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора филологических наук по теме «Невербальная семиотика в ее соотношении с вербальной».

    С 2000 года – профессор кафедры русского языка института лингвистики РГГУ.

    Автор более 250 научных и научно-методических работ.

    № 10 / 698

    Ссылки по теме:

    Сквернословие среди студентов нашего техникума

    Почему  студенты выражаются нецензурной бранью?

    Во-первых, ругательство выступает как средство «выпустить пар», снять эмоцию,  создать видимость активного поиска выхода из эмоционального состояния.

    Во-вторых  – своеобразное средство защиты своего статуса и понижение статуса оппонента: ругательства в адрес оппонента делают его в глазах ругающегося более «слабым». Нужно при этом иметь в виду, что ругательства, крик, скандал – защитное оружие слабого, того, кто боится за свое положение, престиж.

    В -  третьих -  это средство «самоподбадривания».

    В -  четвертых,  ругательства выступают и как средство подавления собеседника, как  агрессивное средство нападения.

    В – пятых, ругательства помогают человеку скрыть страх, уязвимость.

    Ругательства часто используются в функции междометий, для «заполнения пауз». В русском общении «мат для связки слов» преобладает.  «Вставочное» употребление мата обусловлено целым рядом факторов. Ругательства междометной функции позволяют в быстрой эмоциональной речи, где часто возникают ошибки, отвлечь внимание от ошибок, от содержания речи.

    Еще одна важная особенность мата – своеобразное «средство быстрого реагирования» -дает возможность немедленно отреагировать на ситуацию.

    Если сделать общий вывод о причинах сквернословия, то в большинстве случаев ругательства наблюдаются у тех людей, у которых имеет место большой разрыв между умением оперировать мыслительными и языковыми категориями, то есть у тех, кто не обладает достаточно адекватными навыками перевода мысли в речь.

    В чем вред ругательств?

    Главное – это оскорбление общественной нравственности. Публичное употребление ругательств является грубейшим нарушением общественного, морального запрета. Брань в общественном месте оказывает деструктивное влияние на законопослушность общества: наглядный первый шаг к возможности нарушения законов и норм поведения. Брань развивает в человеке, ею пользующегося, цинизм поведения и мышления: циничное нарушения табу развивает привычку к деструктивному, циничному мышлению, сопровождаемому отсутствием какой-либо позитивной линии в мышлении, «позитивной программы»

    Брань подавляет индивидуальность как  говорящего, так и слушающих ее, приучает  к стереотипным реакциям,  «выбросам» неконтролируемых  эмоций.  Непристойные слова и выражения отучают человека от привычки объяснять, анализировать ситуацию и выражать свои мысли в развернутом виде: выругавшийся человек избавляет себя от необходимости оформить свое отношение к ситуации другими словами.

    Уважаемые студенты, общайтесь конструктивно!

    Готовьте себя к успешной, позитивной жизни!

    Психолог авиатехникума Соколова Н.Н.

     

    - Порнографии в чистом виде не существует. А та, что существует, это мертвая


    Сегодня КАТРИН БРЕЙЯ дает пресс-конференцию в Москве. АНДРЕЙ Ъ-ПЛАХОВ побеседовал с ней два месяца назад в Париже.

    - Что такое, с вашей точки зрения, порнография и что такое непристойность?


    - Порнографии в чистом виде не существует. А та, что существует, это мертвая плоть, это "труп кинематографии". Сексуальность - особый язык, владеющий человеком, и задача художника - помочь его, не разрушая.Цензоры думают, что они обладают некой моральной легитимностью. Между тем они напоминают крыс, над которым Павлов проводил свои опыты. Как только вы решаете спрятать какую-то часть женского или мужского тела, она неизбежно становится непристойной. И вот мы уже имеем учениц лицея, носящих хиджаб и говорящих о том, что их уши непристойны: неужели вы не видите, что это намного ужаснее, чем принимать наши тела такими, какие они есть? Ведь, в конце концов, есть только два пола. И это не является государственной тайной.Территория непристойности, которая считается запретной, - это территория художников. Художники должны сделать ее видимой. Такова суть контракта, предложенного героиней фильма: "смотри на те места, которые запрещены".
    - Почему Рокко Сиффреди, комментируя съемки этого фильма, уподобил себя Кинг-Конгу?
    - Когда его герой смотрит на свой влажный палец, который он действительно похож на Кинг-Конга из старого-белого фильма.Тот на крошечную блондинку смотрит на себя на ладони - он, чей мир вращался вокруг власти и грубой силы, кому достаточно сжать пальцы, чтобы раздавить прекрасную пленницу. И вдруг он на мгновение испытал чувство. Посеяны семена слабости, которая к его гибели.
    - В этом смысле характера, который воплощает в фильме Рокко Сиффреди?
    - Рокко - первородный человек. Его мужское достоинство заключено в том, чтобы быть самым сильным.Вдруг он встречает не самку, а женщину. Эта женщина, которая больше не живет согласно законам биологического вида, наделяет его чувствами. Он не может этому противостоять и теряет свою силу. Но в то же время он обретает чувство. И, следовательно, становится человечным.
    - Как снимались самые скандальные крупные планы в "Порнократии"? Говорят, у актрисы была дублерша?
    - Мы специально написали слова про дублершу, своего рода каскадершу, в начале фильма.Самая тонкая сфера, с которой приходится сталкиваться режиссеру во время съемок, - это природа актера, особенно актера-мужчины. Чтобы быть актером, надо быть женщиной. Впрочем, иногда и этого недостаточно.
    - В ваших последних фильмах немало смешного. Можно ли рассматривать "Порнократию" как комедию?
    - Главный принцип комедии не в том, чтобы показывать смешное. Делать комедию - это значит с юмором относиться к самым трагическим вещам к жизни. Одной из таких вещей являются секс и связанные с ним запреты - смирительная рубашка, которую надевает на нас общество.И еще. Когда готовятся снимать сексуальную сцену, о ней никто не говорит вслух - как будто бы существует заговор молчания. Это добровольное табу, связанное не с цензурой, а с тем, что снимать такие сцены болезненно для всех. Все их желают и их боятся. Своего рода приятная пытка - как альпинизм, например.
    - Считают ли вы "Романс" и "Порнократия" феминистские картины?
    - Если и да, то на уровне подсознания, а не пропаганды. Феминистки не любят говорить о женском мазохизме, считая это политически некорректным.Вот почему шведки рьяно выступили против моих картин, англичанки обвинили меня в том, что я раздеваю женщин так же, как это делают мужчины точно.
    - Но вы раздеваете и мужчин тоже.
    - Ничего не поделаешь, это привилегия женщины-режиссера. Кроме того, я делаю это не для того, для чего делают режиссеры порно. Мое кино и порно - это два полюса. Порнокино показывает механический секс и сводится к ублажению плоти. Я же хотела показать, что для женщины "постельные удовольствия" открывают другой мир.Женский оргазм - явление трансцендентное. И что самое невероятное, его можно «экранизировать». Женщины это знают и ощущают, они могут воссоздать его лучше, чем мужчины, и с большей смелостью.
    - Трудно ли быть женщиной-режиссером?
    - Во Франции еще не так давно было очень трудно. Кристин Паскаль даже умерла, не выдержав постоянной борьбы. Тогда считалось, что режиссура для женщины - каприз: ужай снимет свой фильм и пускай успокоится.Предполагалось также, что на "женские" фильмы будут ходить только женщины. Но все оказалось не так, а гораздо серьезнее. И теперь я не ощущаю себя отличной от мужчин ни как художник, ни в интеллектуальном плане. Как художник я не имею пола. Я художник и точка.
    - Режиссер, мужчина или женщина, должен быть сильной личностью?
    - Наверное. Но в то же время съемочная площадка не поле боя, она не создана для приказов. Кино для меня - олицетворение моих мыслей, а насильно навязать образ мыслей невозможно.
    - Как же вы добиваетесь желаемого результата?
    - Это скорее манипуляция духа, а не приказ. Женщины долго были под пятой и научились прекрасно пользоваться невидимой, неформальной властью при отсутствии власти, так сказать материальной. Я даю актерам полную свободу, и им кажется, что они сами по себе. Грубо говоря, это такое промывание мозгов. Еще это напоминает игру в бильярд: хочешь забросить в лунку один шар, а бьешь по другому. Не надо просить, чего ты хочешь, надо этого добиваться.Съемочная группа отгорожена от остального мира, ею легко манипулировать. Причем этого надо в первый же день съемок. Заставить актера погрузиться в роль - это значит вызвать у него определенного типа шизофрению. Освобождение от морали - довольно-таки опасная ситуация. Но актер идет на это под руководством режиссера. Я не полностью аморальна, то знаю, что конечная ответственность лежит на мне.
    - Вырисовывается довольно мрачная картина: режиссер-диктатор, съемочная группа - подобие секты...
    - Это отчасти так, и в то же время съемки для всех - большая радость, проверяю. Прежде всего для актеров. Ради фильма они готовы нырять в ледяную воду и делать еще тысячу вещей, которых никогда бы не сочли для себя возможными в реальной жизни. В этом и есть волшебство кино - освобождаться от табу и совершать безумства.

    основные принципы, связанные с привлечением детей и свидетелей преступлений (версия для учащихся)

    Слова, которые могут быть вам непонятны

    Возмещение. Денежная или какая-то другая компенсация, предоставляемая человеку, с тем, чтобы помочь ему преодолеть последствия причиненного вреда.

    Декларация основных принципов правосудия для преступлений и злоупотреблений властью. Эта Декларация, созданная в 1985 году, становится уязвимой для всех людей, которые становятся жертвами преступлений, которые нарушают закон. Согласно этой Декларации, все страны должны обеспечить справедливое отношение ко всем жертвам преступлений и помочь им получить помощь для выздоровления причиненного има.

    Дети-жертвы. Дети в возрасте до 18 лет, которым причинен вред в связи с нарушением закона. Все дети имеют одинаковые права, которые необходимо защищать, независимо от того, какую роль они сыграли в преступлении или в суде над обвиняемым.

    Дети-свидетели. Дети в возрасте до 18 лет, которые видели или слышали, что произошло, или знают что-то, что могло бы помочь выяснить правду о том, что произошло, когда был нарушен закон.

    Дискриминация. Все люди в мире выглядят по-разному и имеют разные убеждения и традиции. Когда к людям относятся несправедливо из-за этих различий, они испытывают дискриминацию. Важно всегда уважать различия между людьми. Это относится и к мальчикам, и к девочкам независимо от того, кто они, где они живут, на каком языке они говорят, какая у них религия, что они думают и говорят, какая у них сексуальная ориентация, бедные они или богатые.

    Доказательства. Информация или предметы, с помощью которых доказывается вина или невиновность человека, обвиняемого в совершении преступления.

    Закон. Законы - это правила, которые все должны выполнять, чтобы люди могли уважать друг друга, обеспечивать всем равные права и жить вместе в безопасности. Существует много разных версий. Все вместе они помогают людям поступать правильно.

    Запретительное судебное распоряжение. Приказ, суд отдает для того, чтобы данный человек не мог приближаться к другому человеку или месту.

    Защитник (адвокат). Защитник или адвокат - это человек, который помогает кому-либо в процессе отправления правосудия и следит за тем, чтобы в ходе этого процесса соблюдались справедливость и закон. Обвиняемым адвокаты, которых называют защитниками. В некоторых жертвам также может помогать адвокат. Если вам помогает адвокат, он или она стремятся прежде всего обеспечить вашу защиту и соблюдение ваших прав.Если вы чего-то не понимаете или если вы чувствуете, что что-то не так, вы можете поговорить со своим адвокатом, который объяснит, что происходит, и сделает все возможное, чтобы вам помочь. Он должен хранить все сказанное вами в тайне и не рассказывать об этом никому, даже вашим родителям, без вашего согласия.

    Конвенция о правах ребенка. Конвенция - это соглашение между странами. Иногда конвенции, договорами, пактами или обычными соглашениями или международно-правовыми документами.Конвенция о правах ребенка признает права всех детей. Обеспечиваются здоровые условия жизни и здоровья. Подписав Конвенцию о правах ребенка, страны обещают с уважением относиться ко всем детям и защищать их права. Эта Конвенция пользуется широкой поддержкой из всех договоров по правам человека в истории, и ее одобрили или утвердили (ратифицировали) все страны мира, кроме двух.

    Мигрант. Человек, который переезжает из одного места в другое, часто в поисках работы или лучшей жизни.

    Наилучшее обеспечение интересов ребенка. Любые действия, которые идут им на пользу и помогать им реализовать свои желания и мечты о будущем. Когда взрослые принимают решения, они должны думать о том, как их решения повлияют на детей. Это означает, что дети должны быть защищены от насилия и небрежного отношения с момента своего рождения.Это также означает, что детям должно быть предоставлен надлежащий уход, включая чистую питьевую воду, нормальное питание, чистую среду, а также необходимая поддержка, с тем, чтобы они могли безбедно вырасти и стать взрослыми. Когда ребенок выступает в суде в качествевы или свидетеля, в первую очередь необходимо его интересы. Во всех уязвимых местах, таким образом, чтобы их мнения и взгляды принимались во внимание и уважались.

    Обвинитель. Обвинитель - это человек, который представляет собой нарушение закона. В ходе процесса отправления правосудия он или она выступает против защитника, задача которого - доказать, что не обвиняемый невиновен. Обвинитель представляет в суде общество.

    Обвиняемый. Когда есть серьезные основания считаются нарушил закон, этого человека называют нарушил закон.Суд решает, действительно ли обвиняемый нарушил закон, и если это так, какие меры могут быть приняты, для того, чтобы исправить тот вред, который был принят, и не допустить, чтобы это случилось снова.

    Опекун или законный опекун. Взрослый человек, который обеспечивает уход за ребенком и его благополучие, когда у ребенка нет родителей.

    Опрос. Встреча, которая взаимодействует не друг с другом, отвечает.

    Организация Объединенных Наций (ООН). Организация обеспечивает из 193 государств-членов, которые вместе борются за мир и справедливость во всем мире. ООН была создана в 1945 году, чтобы избежать повторения войн, обеспечить защиту прав человека и предоставить всем странам мира возможность собирать важные вопросы и проблемы, которые обеспечивают всех.

    Права или права человека. Каждый ребенок имеет равные права перед законом.Эти права представляют собой права ребенка. Они включают право на жизнь и уважение человеческого достоинства, право на выживание, право на здравоохранение, право на образование, право на защиту от насилия, злоупотреблений и эксплуатации, право на семейное окружение и семейный уход, право на свободу выражения своего мнения и на полноправное участие в семейной, социальной и социальной жизни. Все дети имеют одинаковые права, независимо от того, где они живут.

    Правосудие или процесс отправления правосудия. Правосудие означает справедливость для всех. В процессе отправления правосудия участвует много людей, которые вместе добиваются того, чтобы была соблюдена справедливость и всем были обеспечены равные права.

    Преступление. Преступлением называется такое действие, когда кто-то нарушает закон.

    Психологическая помощь. Помощь и поддержка, оказываемые людям, которые очень расстроены или были причинен вред в результате того, что с ними произошло.

    Психологические и другие услуги. Помощь и поддержка, оказываемые людям, которые расстроены или нуждаются в особом внимании, с тем, чтобы преодолеть последствия того, что с ними произошло.

    Расследование. Внимательное изучение всех фактов с первыми усилиями того, что произошло и почему и кто виновен в этом. Специально подготовленные люди расследуют преступления, для чего они задают вопросы и доказательства.

    Сексуальное злоупотребление или злоупотребление. Сексуальное насилие в отношении детей происходит, когда кто-то заставляет или убеждает принять участие в действиях сексуального характера. Сексуальным насилием в отношении ребенка также называют такие действия, когда кто-то дотрагивается до тела ребенка так, что это вызывает неприятные ощущения или вызывает ребенку вред. Сексуальным женщинам, подвергаются сексуальному насилию не только незнакомые люди. Иногда их представляют, которых они доверяют, или их родственников, которых они доверяют.

    Социальная реинтеграция. Возвращение домой или в свою привычную среду после трудного этапа в своей жизни.

    Слушания. Когда обвиняемый, жертвы и свидетели рассказывают, что, по их мнению, произошло, это называется слушаниями. Во время слушаний свидетелям задают вопросы о том, что произошло, и просят объяснить, что они видели и что они сделали.

    Специалист. Человек, прошедший специальную подготовку, для того, чтобы заниматься своей профессией, например юрист, врач или учитель.

    Средства массовой информации. Учреждения и люди, которые сообщают информацию об использовании телевидения, радио, газет, журналов или Интернета. Они сообщают о том, что происходит там, где они живут, и в других странах мира.

    Суд. Когда какое-то человека обвиняют в нарушении закона, его приводят в специальное место, называется суд, где он должен объяснить, что случилось. Туда приглашают и других людей, которые рассказывают, что, по их мнению, произошло.Люди в суде выслушивают всех, происходит нарушение закона, что говорит в этом случае закон, а затем решают, когда происходит нарушение закона.

    Судебное разбирательство. Когда кого-то обвиняют в совершении преступления, суд собирается, чтобы выяснить, что случилось, и выслушать все свидетельские показания. Затем суд решает, был ли нарушен закон и что нужно сделать для исправления этой ситуации. Этот процесс называется судебным разбирательством.

    Судебный процесс или иск. Действия, которые обеспечивают соблюдение закона.

    Судья. Человек, который отвечает за соблюдение закона и установление истины, а также следит за тем, чтобы все выполняли принятые в суде правила.

    Участвовать. Это означает принимать в чем-либо участие, присоединяться и высказывать свое мнение.

    Слова, которые незаметно лишают вас здоровья, счастья и Рая...

    Вред сквернословия (фото: freepik.com)

    Слово можно приравнять к поступку. А любой поступок проходит минимум три этапа: возникновение идеи, внутреннее одобрение и, наконец, воплощение идеи в действие. Та же схема срабатывает и со словами. Сначала они приходят человеку на ум. Если он их принимает, то произносит. Если не принимает, то помалкивает.

    Сходство слов и дел также и в том, что и за то, и за другое человек должен будет ответить в Судный День:

    «Едва он скажет слово, как тут же - готовый наблюдатель» (сура "Каф", аят 18).

    В связи с этим, понятно, какой должна быть людская речь - правдивой, полезной и приятной. Использование грубостей и оскорблений выдаёт низкий уровень говорящего. И одновременно не позволяет ему с этого уровня подняться. Ведь сказанное ругое слово с каждым разом привязывается всё крепче - и внешне, и внутренне.

    Снаружи

    К непристойной речи не только откровенные неприличные выражения (нецензурная брань), но также клевета или оскорбления, описание чего-то отвратительного, разговоры о том, заставляет окружающих стыдиться или чувствовать брезгливость.

    Специалистами зафиксировано разрушительное воздействие ругательных и грязных слов на физическое здоровье человека. Нарушая жизненный баланс организма на клеточном уровне (и более микроскоп), сквернословие вызывает серьёзные проблемы, связанные с мочеполовой системой, женским и мужским бесплодием, отставанием в интеллектуальном развитии, а также такие тяжёлые диагнозы, как ДЦП, синдром Дауна, онкологические заболевания и пр.

    Сообщение о том, структурные изменения ДНК, вызванные словесным мусором, созданные ими пагубное влияние на последующие поколения.

    Если бранная речь направлена ​​на какого-то человека, то его здоровье также подвергается риску. Страшно подумать, в каком-либо другом климате семьи, где постыдные слова стали обыденностью. Доказано также, что в особой степени может пострадать даже тот, кто случайно стал свидетелем чужой брани.

    Искажения на физиологическом уровне, грубый выпад в чей-то адрес - это нарушение прав того человека, унижение его достоинства, нанесение вреда репутации (если оскорбление было прилюдным).

    Очевидно, что нравственно чистый верующий человек не приемлет ничего подобного. Посланник Аллаха (мир ему) сказал:

    «Верующий не порочит, не проклинает, не совершает ничего непристойного и не сквернословит» (привёл имам ат-Тирмизи; смысл).

    Изнутри

    Разумеется, кроме физического вреда, грязная речь несёт вред душе. Не случайно Пророк (мир ему) напоминал:

    «Нет ничего тяжелее в Судный день на весах верующего, чем хороший нрав.Поистине Аллах ненавидит говорящего непристойности и сквернословия »(привёл имам ат-Тирмизи; смысл)

    Известно, что для очищения и оздоровления сердца рекомендуется много читать Коран, зикры (поминание Аллаха), салаваты. Всё это дарит нам чистоту и гармонию, ведь язык произносит то, что содержит Священная Книга, или говорил Пророк Мухаммад (мир ему).

    Ангелы устанут записывать награду за этот салават >>

    В противовес этому, бранные слова загрязняют сердце своей греховностью.А где грех, там всегда вред. Но кто больше всего желает вреда сынам Адама? Проклятый шайтан. Он обманывает человека, что выругаться - это всего лишь «выпустить пар» и успокоиться.

    В первые полсекунды человеку, действительно, может показаться, что «стало легче». На самом деле, это ловушка. Потому что, кроме упомянутого выше вреда здоровью, от пребывания в отравляющей звуковой среде, всё больше заболевает душа.

    Во-первых, словесный мусор, как реакция человека на неприятности и проблемы, таит в себе большую опасность.В жизни всё происходит по Воле Аллаха. Поэтому привычка ругаться на обстоятельства может привести к таким пограничным ситуациям неверием грехам сердца, как неприятие судьбы и хула на Творца. Не дай, Аллах.

    Во-вторых, если сердце человека уже никак не реагирует на произнесение грязных слов, значит человек глубоко погряз в грехе сквернословия. Может случиться, что однажды он «договорится» до слов, которые выведут его из Ислама. Это будет полный крах. Посланник Аллаха (мир ему) сказал:

    «Поистине, человек может сказать такое слово, в котором он не будет видеть ничего плохого, но которое он будет падать в Огонь семьдесят лет» (имамы ат-Тирмизи и Ахмад; смысл).

    Но даже, если в какой-то момент грешник поймёт опасность и решит отучиться от непристойных разговоров, то столкнётся с большой трудностью. Оно и понятно - шайтан будет всячески сопротивляться тому, чтобы потерять свою «добычу» в лице несчатного ругателя-притеснителя себя и других ...

    Самая опасная ловушка шайтана, которая должна знать каждый >>

    Мусульмане, хвала Аллаху, предупреждения о грехах и ошибках чёткими наставлениями Священного Корана и Славной Сунны Пророка Мухаммада (мир ему). Наша задача - как можно полнее и искреннее реагировать на эти предупреждения. В частности, держать под контролем свои речи, ибо:

    «Тот, кто верит в Аллаха и Судный день, пусть говорит благое либо молчит» (хадис ведет имамы аль-Бухари и Муслим; смысл).

    Как злиться, но при этом оставаться мусульманином? >>

    Гузель Ибрагимова

    Автор: Гузель Ибрагимова

    Если вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

    О разумном молчании | Первое Борисовское благочиние Борисовская епархия Белорусская Православная Церковь

    Богом дан человеку великий дар - дар слова. Слово выражается мыслей, чувств, желаний человека. Оно же (слово) порождает мысль, желание, придает им силу, закрепляет их в сердце. Поэтому язык является непосредственным участником образования нашего нрава.

    Слово есть образ мысли и выражение наших чувств. Следовательно, из слов может распознаваться внутреннее душевное состояние и устроение говорящего человека.

    Господь до тех порит нашу душу, пока мы храним язык свой. Всякое умножение слов, многословие удаляет от Бога.

    «Подлинно блажен, кто действительно приобрел воздержание» (преп. Ефрем Сирин).

    «Ничем так не грешит человек, - говорит свят. Тихон Задонский, - как язык, когда не управляет им по-надлежащему. От невоздержания языка происходило много зла: осуждение, злословие, пересуды, празднословие, ложь, обман, клевета, божба и т.д. »

    Уменье воздержаться в слове - есть признак разумности «Кто не согрешит в слове, тот человек совершенный, могущий обуздать и все тело» (Иак.3: 2).

    Апостол Иаков называет язык «неудержимым злом, исполненным яда смертоносного» (Иак. 3: 8). Именно через язык происходит повреждение и падение души. .
    Человеку бывает достаточно и двух-трёх лет, чтобы научиться разговаривать, но для того, чтобы научиться молчать не хватает и всей жизни.

    Поистине, язык - это один из величайших даров Господа человеку, пусть маленький по размерам, но с огромным размером.

    Многие не считают пороком празднословие. Но Христос говорит: «Говорю же вам, что за всякое праздное, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда» (Мф.12, 36).

    «Я видел многих, - говорит св. Амвросий Медиоланский, -впадавших в согрешение чрез свои слова, но почти никого чрез молчание ».

    «От молчания никто никогда но раскаивался», - не раз говорил в своих наставлениях преп. Серафим Саровский.

    «Слово в устах одних - дух и жизнь, а в устах других - мертвая буква»

    «При многословии не миновать греха» (Притч. 10, 19).

    «Сквернословие, - говорит св. Климент Александрийский, - обнаруживает в говорящем человеке пошлого, грубого, необразованного и наглого, но отнюдь не показывает человека скромного, честного и целомудренного ».

    Св. Исаак Сирин называет молчание таинством будущего века, «слова же суть орудие этого мира»

    «Не старайся вслушиваться, что говорят другие ... чтобы и самому не быть осмеянным и не сделать их зломречивыми. » (Святитель Василий Великий)

    Склонность к спорам и распрям развращает человека, лишает его добродетелей,

    Расположенность к спорам и распрям соответствует от пустословия, многословия, о лицемерного слова, от дерзости, от двуличия, от желания настоять на своем.

    «Преподобный авва Исаия».

    Польза молчания - сохранность человека от проблем грехов языка: лжи, хулы, клеветы, сплетни, показухи, лицемерия, непристойности, сомнения, самовосхваления, спора, любопытства, искажения, и многого другого. «Слышать, что надо, так же драгоценно, как и говорить нужное.»(Святитель Григорий Богослов).

    Молчание - это признак мудрости, сохранение себя от зла ​​людей на этом свете. Ибо сказано: «при многословии не миновать греха», и еще: «смерть и жизнь - во власти языка».

    «Муж мудрый не спешит говорить, но рассуждает, о чем следует сказать и что выслушать. Напротив, не воспитанный в истине не останавливается и перед разглашением доверенных ему тайн »(. Преподобный Антоний Великий).

    Особенно страшно богохульство.«Всякий грех и хула простятся человекам; а хула на Духа не простится человекам »(Мф. 12.31).

    Грехи богохульника на этой земле не отпускают ни Господь, ни Крещение, ни даже милосердие Божие. «Если же кто скажет на Духа Святого, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем» (Мф.1232).

    Необходимо в жизни поступать по словам пророка [Псал. 38, 2-3]: «Я сказал: буду наблюдать за путями моими, чтобы не согрешать мне языком моим; буду обуздывать уста мои; я нем был и безгласен и молчал даже о добром ».Если же иногда добрых речей не следует говорить ради молчания, то более надлежит отказаться от дурных слов ради страха греха.

    Совсем ничего не говорить, естественно, но воздерживаться от пустословия, когда по немощи забываемся и пустословим, чтобы продолжать укорять себя, а не оправдываться. Преподобный Пимен говорил, что если бы мы помнили изречение Писания «От слов свих оправдаешься, и от своих осудишься» (МФ.12.37), то решелись бы лучше молчать. Именно смирение было молчания святых, а не высокие фантазии. У святых всегда все было просто, они искренне думали, что сказать им нечего, что всякое их слово нечисто, и потому молчали. А уж когда Бог как бы понуждал их говорить, когда они должны были сказать, тогда они говорили. Молчание лучше всего, но если мы такие, какие есть, начнем геройствовать в молчании, тогда впадем в крайнюю гордость, а через это дойдем и до великих грхов. Молчание полезно смиренным, а нам нужно исключить хотя бы пустословия и злословия.Нашей немощью Бог ограждает нас от непосильных искушений.

    У христианина слово и дело должны неразлучны между собою, как душа и тело неразлучны в своем бытии. За всякое обронённое слово человек будет держать ответ, вот почему так важно это произнесённое слово.

    Старец Паисий Святогорец (1924-1994) завещал нам: «Что пользы будет от поста, когда мы, строго воздерживаясь от пищи телесной, своим гневом и строптивостью съедаем души и сердца своих ближних; когда, боясь осквернить уста какою-нибудь запрещенной снедью, не боимся, однако, что из этих же уст продолжает исходить, как смрадный дым из печи, слова осуждения, клеветы и злословия, насмешки язвительные, полные заразы и соблазна душевного. Прежде всего воздержите язык от всякого слова праздного, тем паче гнилого и неподобного. Начните пост духовный с этого малого члена телесного, который вместе с тем есть и великий враг ваш. Победив его, вы сможете обуздать и все тело свое. В противном случае язык ваш, как дикий конь, будет влачить вас вместе с вашим постом по дебрям лжи, клеветы, осуждения, злобы и лукавства ».

    А.Соколовский

    министру здравоохранения плевать в карантин

    Фотографии министра, обедающего с большой группой людей без соблюдения социальной дистанции разлетелись по интернету

    Фото: Pattayanews

    / ЕНВ / Фотографии Министерства здравоохранения Таиланда вызвали возмущение в социальных сетях.На фото он ест в ресторане с большой группой из более чем десяти человек за одним столом без соблюдения правил социального дистанцирования, министерством и CCSA.

    На фотографиях, которые были выложены на нескольких тайных веб-сайтах, которые также начали появляться в русскоязычных СМИ, видно, что министр здравоохранения Анутин Чарнвиракул обедает с большой группой людей за одним столом, нарушая несколько правил социального разделения и размера, установленные CCSA и менеджментом.

    Реакция Таиланда была жесткой, и многие спрашивали, почему министру или чиновникам было нормально есть в группах, но многодетные семьи и группы друзей не могли сделать то же самое. В некоторых комментариях также упоминаются рестораны, которые по-прежнему разделяют семью и позволяют сидеть за одним столом только одному человеку. Во многих ресторанах по-прежнему требуются перегородки, несмотря на правила которые, строго не требуют их, если столы находятся на расстоянии одного метра.

    из более жестких мер, упомянутых в комментариях, не были политикой министерства здравоохранения.Группам разрешается сидеть вместе, например, если они находятся на расстоянии не менее одного метра. В министерстве здравоохранения нет политики, согласно которой на одного человека должен приходиться стол.

    Эти фотографии, как утверждается, были сделаны 20 мая. Первоначально они были опубликованы рестораном, который, похоже, благодарил его за покровительство, и они не ожидали отклик в социальных сетях за предполагаемые нарушения правил.

    В аккаунте министра здравоохранения в твиттере в начале года были опубликованы несколько комментариев, где он якобы называл иностранцев грязными и другими оскорблениями.Анутин утверждал, что его учетная запись была без разрешения и взломана после инцидента. Его видели также по телевизору, говорящим непристойности про иностранцев после того, как несколько человек отказались получить дополнительные маски во время мероприятия в Бангкоке. Он извинился за последний инцидент.

    Непристойный субъект | Философская Самара

    Mixtura verborum`2001: непредставленное и метаязык: Сб.ст. / Самар. гуманит. акад .; Под общ.ред. С.А. Лишаева. - Самара, 2002. - 160 с. стр.116-129

    Ю. А. Разинов

    Беря на вооружение понятие собственного Я, вы волей – неволей подразумеваете, что где – то передернуты карты.

    Ж. Лакан

    Пока ты чувствуешь, что самое важное и значительное явление в мире - это твоя персона, ты никогда не сможешь по – настоящему ощутить окружающий мир.

    К.Кастанеда

    На английском языке есть одно трудное точки зрения адаптации к русскому языку выражение - потакание своим слабостям, как обычно - самоиндульгирование, которое обычно переводится как потакание себе. Последнее означает потворство собственных желаний, следование всевозможным привычкам и стереотипам, в конечном счете оправдание комплекса ре – акций, которые входят в состав «собственного Я». Между тем «калька» с английским потаканием своим слабостям, рождающая многочисленная ассоциация с отвратительной практикой средневековых индульгенций, кажется нам более содержательным переводом, чем «потакание себе».

    Все многообразие значений самоиндульгирования, в принципе, можно свести к одной простой формуле: потворство своим желаниям– это выделение себя из мира в качестве не сверхзначимой сущности. Иными словами, это совокупность актов придания исключительного значения «собственному Я». Если описывать этот феномен в терминах патологии, потакание своим слабостям - это симптом, истерическая операция невозможности полной собственной идентичности, фатально обреченная попытка овладеть ею в бесконечных актах настаивания на собственном «Я».

    В этом плане такое потакание себе имеет негативную нагрузку, описывается как ячество, нарциссизм, чувство собственной важности, чванство, спесь, гордыня и т. д. Наша цель показать, что собственное настаивание на «Я» граничит с непристойностью. Субъект, говорящий «Я – Я», впадает в фатальную ошибку и рано или оказывается в непристойной позе.

    Как таковая поза непристойности была зафиксирована еще в буддийских источниках, а сам этот термин приобрел явный онтологический смысл.Непристойным могло быть названо все, что связывало человека с порочным кругом неподлинного существования - сансарой. В некотором смысле непристойным стало само говорение «Я». Связано это с тем, что, согласно буддийским представлениям, нет такой онтологической структуры (дхармы), как «Я». Это иллюзорная вещь, фикция, квазиобразование, являющееся в то же время конститутивом кармического бытия. То есть, говоря современным языком семантики, «Я» было осмысленно как пустой знак, шифтер, скользящий в структуре коммуникации. Наделение же пустого знака реальности избыточно, имеет страстную природу, следовательно, чревато непристойностью. В этой связи стратегия буддистского самоотношения построена на элиминации «Я» как значимого «предмета» предполагает редукцию его к нулевому состоянию, и в этом уравнивание с другими элементами мира (так называемый «путь добродетели»).

    В европейской, в особенности в особенности, культуре, несмотря на различные тенденции, в целом возоблада принципиально и стратегия - стратегия власти с ее ставкой на наращивание «собственного Я».Апофеоз ее стало модное в ХХом веке увлечение эго – психологией, которую Ж. Лакан иронично называл «ортопедией Я», «психотерапией американской», «человеческая инженерия», вымучивающей из пациента конформистское счастье [1]. Рост аудитории, желающей подправить собственную версию религиозной модели, связанной с этим триумфом, вызвали у разного рода религиозных шоумэнов (ортопедов человеческих душ от «святой церкви») ревностное желание побороться за эту аудиторию. Проповедь с телеэкрана, с концертной площадки, с арены стадиона, презентирующая архаические тексты как очередное ноу – хау, - не что, как экзальтированное потакание себе путем потакания зрителю, потакающему себе. Экстаз самоиндульгирования. Верх непристойности.

    Одно из самых точных определений непристойности, отвечающее нашему пониманию феномена самоиндульгирования, дает Ж. Бодрия в «Фатальных стратегиях»: более очевидное, нежели очевидность, - вот что такое непристойность; менее очевидное, нежели неочевидность, - вот что такое тайна [2].

    Заметим, что непристойность представлена ​​здесь как избыточная, гипертрофированная очевидность, и именно в этом отношении она противопоставлена ​​тайне.

    Под сверхочевидным следует понимать не просто какую – то наличность, набор «прописных истинных», «голую правду» или что – нибудь в этом роде, ибо речь идет об избытке наличности, истины и «голой правды» - об избытке самого объекта, о котором речь. Согласно теории Лакана, избыточность связана с присутствием в объекте чего – то помимо самого объекта - прибавочного объекта, объекта штрих (в лакановской формуле objet petit a ).Это некое таинственное Х, ускользающее от объективирующего взгляда субъекта, потому что сам субъект принадлежит ему. Как комментирует С. Жижек, «… это точка Реального в сосредоточении сущности, которая не может быть самой символизированной, которая возникает как осадок, остаток любой сигнификации - твердая сердцевина, воплощающая ужасающее радость, наслаждение. И как таковой этот объект одновременно и притягивает, и отталкивает нас - расщепляет наше самое и тем самым вызывает стыд »[3].

    Из этого следует, что непристойной становится такая очевидность, из которой изъята тайна желания, как реального.Поэтому непристойность иначе можно определить как снятие принципа реальности в гиперреальном.

    Возьмем, к примеру, такой феномен, как высказывание «голой правды». Ясно, что непристойным в «голой правде» является не сама правда, а некий ее недостаток - то, что она «голая», то обстоятельство, что правда стала объектом безудержного наслаждения, и в желании ею обладать утерян стыд. Такое выражение, как «резануть правду матку», означает, что последнее покрывало с ним непристойное действие.Выражения «голая» и «матка» - это симптоматические означающие скрытого желания вступить с правдой в своеобразный инцест [4].

    Однако нам все же необходим такой пример избыточности, в котором непристойность была бы представлена ​​в своем наиболее чистом, так сказать, эрегированном виде. Таковой является порнография, традиционно считающаяся «верхом непристойности».

    Существует множество споров относительно того, чем «низкопробной» порнографии отличается от «высокой» эротики.Считается, что порнография - это изображение полового акта. На наш взгляд, такое объяснение промахивается мимо сути дела. Непристойность порнографии не в том, что она изображает половой акт, а в том, что сам этот акт представлен как гипертрофированная, избыточная реальность, как реальность большая, чем сама реальность, как реальность «взахлеб».

    Порнография - это та же эротика, только лишенная тайны, а следовательно, своей истины. Порнографический сценарий отличен от эротического не наличный состава репрезентации, а ее способ - тем, что обычно называют «постановка».Это такой постановочный реализация желания, который, с очевидностью, несет в себе черты «постава». Порнографический сценарий никогда не сработает, если его персонажи будут действовать на отдалении, в полутьме, выражая свое желание неявно, косвенно, намеками. Напротив, он предполагает яркие софиты, крупные планы и гипероткровенное выражение.

    Порнография - это эротика, приведенная в агрессивное состояние. Ее агрессивность связана с технической вторжением в сферу эротики, с телескопическим обнажением ее тайных покровов и превращением ее истины в «истину» постава.Не случайно М. Хайдеггер вводит понятие «постава», как раз имея в виду такое превращение истины (алетейи) в «доступный» для субъекта объект желания - в более очевидное, чем сама очевидность. Возможно, порнография - это симптом самой эротики, указывающий на ее внутренний предел, предел достижимости желания. Это такая машина желания, которая слишком быстро производит свой конечный продукт - смертельную усталость.

    Спрашивается, не такая же ли смертельная усталость, но на раз уже от самого себя, рано или поздно настигает, с завидным упорством настаивающего на пресловутом «Я - это Я»? Причем настигает тем быстрее, чем экзальтированнее он настаивает на очевидности самого себя.

    Для этого необходимо понять, на чем, собственно, настаивает субъект Я – говорения или, как в свое время сформулировал этот вопрос Хайдеггер, «чем это„ беглое “Я – говорение мотивировано?» [5]. Ответ Хайдеггера известен - падением присутствия прочь от себя. «Человекосамость, - пишет он, - по сути она не есть собственно она сама и уклоняется от собственной способности быть» [6].

    Аналогичный вопрос задавал Лакан, когда спрашивал: «.. .почему происходит тем большее отчуждение, чем сильнее он утверждается в качестве собственного Я? »[7]. Ответ Лакана формально другой, но по сути тот же: утверждение собственного «Я» есть утверждение символического порядка Другого, ибо «место» «Я» уже занято Другим. Поэтому самонастаивание тем дальше отбрасывает субъект от его собственной возможности быть, чем дольше он цепляется за созданный как ответ на запрос Другой собственный образ «Я». Описанное Хайдеггером присутствия в люди (Das Man), или в соответствии с лакановской терминологией, - в символическом порядке Другого, можно объяснить невыносимой тяжестью пустоты, разреженности того «места», в котором имеется собственная речь субъекта.

    Логика самонастаивания показывает, таким образом, следующий парадокс: чем активнее обозначает позы «Я», чем глубже субъект втянут в процесс репрезентации себя другими, тем ярче симптом кризиса его идентичности, образования в ней «дыры», радикально темльнее его перемещение в сферу воображаемого . Давно замечено, что мужчина тем более инфантилен, чем настойчивее он утверждается в том, что он мужчина. Чем активнее русский или еврей настаивают на своей национальной идентичности, тем непристойнее становятся их действия, приобретая в счете оголтелые формы национализма.Наконец, как это показал Гегель в «Феноменологии Духа», упорство господина в том, что он господин, превратит его, по сути, в раба, в то время как упорство раба в том, что он раб, напротив, делает его господином своего господина . (Замечено, что высшей форме протеста у детей подчеркнутое послушание своим родителям.)

    Мы хотим сказать, что логика самонастаивания втягивает сущность в ситуации непристойного отношения с реальностью в той мере, в какой субъект отдает себя во власть «собственной важности», гипертрофирует реальность собственного существования.

    Непристойной, по сути, может оказаться любая информация о своей собственной активности. В чем же эта поза состоит?

    Дело в том, что, встречая в мире нечто подлинное (реальное), ту или иную вещь, субъект обнаруживает это подлинное, эта вещь как собственное означающее, как будто бы та или иная вещь возникла и существует в мире только для того, чтобы обозначать его присутствие в мире, выступать его означающим. Надпись «Здесь был Вася» непристойна в том отношении, что она превращает тот или иной фрагмент мира - дерево, забор, парту в аудитории - в собственное означающее.

    В этой связи уместен остроумный парафраз кантовского понятия вещи – в – себе, предложенный Д. У. Орловым, - вещь – под – себя [8]. Сообразно данному неологизму, непристойный субъект метит мир под себя, щедро наделяя каждую встречную вещь своими выделениями по принципу «здесь Вася».

    В более респектабельном ракурсе подобной означивающей деятельности мир раскрывается как карта значений, в которой субъект позиционирует свое присутствие: я мужчина, я русский, я раб, я господин и т.д. Сам же субъект представляется как не предоставляемая точка отсчета для инфантильных эманаций собственного «Я» в мир.

    Хотим подчеркнуть, что непристойность заключается не в том, что субъект вообще позиционирует через то или определение означающее, не в том, что мужчина говорит, что он мужчина. Поза непристойности появляется лишь тогда, когда это означающее приобретает гипертрофированную форму, когда это означающее приобретает гипертрофированную форму. значение важна.

    Избыток - компенсация нехватки. Согласно базовым положениям теории Лакана, феномен самоиндульгирования нарушает разрыв в символическом поле индивида, свидетельствует о наличии в нем «дыры», нехватки, т. е. проявляется как ее симптом.

    В лакановском понимании симптом - это явление патологии в системе означающих, указывающее на ее внутреннее противоречие, асимметрию, разлом. Это негативный элемент системы (негативное означающее), разрушающий само ее основание или, как пишет С.Жижек, «особый вид, разрушающий свой род» [9]. Таково, к примеру, фаллическое означающее как знак нехватки в комплексе кастрации.

    Эту нехватку, брешь, дыру в системе означающий заполняет фантазм - особое означающее, посредством которого субъект репрезентирует себя другим (и себе самому), компенсирует травматические последствия встречи с Реальным. Самоиндульгирование в этом смысле есть пребывание во власти фантазмов самообольщения, маскирующее опыт несостоятельности.

    Функционирование фантазмов как инструментов истолкования – защиты – маскировки можно рассмотреть на примере того, как ими структурировано семантическое поле идеологии. Обращение к идеологическим феноменам интересно в том отношении, что сама идеология, в принципе, может быть описана как самоиндульгирование социума. Обратимся в этой связи к интерпретации идеологии С. Жижеком, в соответствии с идеологическим самообольщением можно понимать как социальный симптом.

    Любимый сюжет Жижека - возникновение идеологической фигуры еврея.«Еврей» - это социальный фантазм в чистом виде. Через него проявляется симптом неполноты, несостоятельности, нехватки общественной организации. Еврей - это фантазмическая реакция социума на провал собственной идентичности, это имманентный предел социума, симптом края, за которым обнаруживается его нехватка. Поэтому еврей - это фигура крайнего (козла отпущения). Драматизм еврейского народа в том и состоит, что поименованная как «» идеологическая фигура нехватки с неизбежностью будет воспроизводиться в любом типе общества: еврей нужен всем, чтобы на него можно было все свалить.Евреи - это социальные антитела, без наличия которых предполагающие идеологические поля не могли бы пройти через «пристегнуть цепочки положительных означающих», зафиксировать их. Идеологическое поле нацистов в этом смысле пристегнуто к означающему «еврейский». Причем противоречивым образом: с одной стороны, идентичность социума невозможна, потому что есть евреи, которые все портят (прежде всего чистоту арийской крови), а с другой - они – то и необходимы нацистам для того, чтобы таким превращенным образом завершить работу - к чистоте арийской крови.

    В идеологии большевиков на этапе провально – триумфального периода социализма подобную функцию выполняла фигура классового врага, «врага народа». Примечательно, что евреи, как и «враги народа», тайно присутствовали и никогда не заканчивались, не смотря на титанические усилия по их истреблению. Большевики и фашисты, в принципе, не могли остановить означающие «еврей» и «враг народа» на все более широкие слои населения и по все более случайным признакам.Есть большая доля правды в шутке по поводу того, что «еврей - это не тот, кто еврей, а кого русский (в данном случае нацист) считает евреем». В годы большевистского террора, для того, чтобы выявить «врага народа», достаточно было просто кого – то им объявить. То, что идеологический фантазм экранирует факт нехватки социальной системы, подтверждает также и известный тезис И. Сталина об усилении классовой борьбы по мере нарастания признаков социализма. Это парадокс, поскольку получается, что социализма тем меньше, чем его больше [10].

    Фантазм - это изображение воображения, некая фикция, которая в то же время является объективным и фатально важным элементом первой символической системы, ее симптомом. Евреи нужны нацистам в некотором отношении, чем собственно нацисты. В этом означающем заключен негативный элемент всей системы идеологических означающих нацизма, вид, разрушающий свой род. Еврей - это нарциссическая травма нацисту, травматический признак того, что нацист никогда не достигает достижения национальной идентичности.Таким образом, можно сказать, что означающие мужчины, женщины, русского или еврея, коммуниста или нациста действуют как социальные фантазии, призванные скрыть, экранировать разрывы в символическом порядке социума или выдвинутость человеческого присутствия в Ничто.

    Самоиндульгирование как сценарий саморепрезентации некоего воображаемого «Я» («люблю себя любезного») маскирует ужасающую невозможность удовлетворения интерпелляции со стороны Другого. Самооправдание - эффект вины.Вина - неосознанная речь Другого. Непристойность - эффект разрыва в Другом, симптом его неполноты, нехватки. Нехватка, парадоксально действующая как давление пустоты, в счете и разыгрывает тот сценарий воображения, который мы определили как бегство в очевидность, которая в силу этого становится больше себя самой, т. е. непристойностью.

    Непристойность, таким образом, - это последний жест воображения. В этом смысле «во время выполнения чумы», как финальная сцена Воображаемого, с необходимой должен завершиться разгулом непристойности - этим последним представлением желания, отгораживающим субъектом от ничтожащей его пустоты.Падение присутствия в более очевидное, чем сама очевидность, становится исходным и заключительным актомной драмы, разыгрывающейся по поводу открытия той сокрушительной истины, что истина недостижима.

    Понять это - равносильно тому, чтобы «возлюбить свой симптом» (одна из максим учения Лакана). Если же учесть, что симптомом мужчины, согласно той же формуле Лакана, является женщина, то становится ясно, в каком смысле неотъемлемой стороной влечения (любви) мужчина к женщине становится мужской фантазм - комедия собственной «мужественности» (фалличности).

    Итак, пафос самоиндульгирования заключается в самом деле нашего «Я», а потому, что настигает нас в самом неожиданном месте. Это выражается в готовности человека индульгировать по любому поводу: по поводу любви или ненависти, страдания или счастья, творчества или безделья, болезни или здоровья, если хоть что – то из этого набора символических продуктов, испеченных на кухне Другого, легитимирует собственный персону, делает ее значимой в глазах других. Впору вспомнить К. С. Станиславского с его различением «я в театре» и «театр во мне».В качестве сценария для трагикомедии под названием «собственное Я» годится все: ампутация конечности, уход жены, произвол начальника, несчастная любовь. Христианское представление о том, что «уничижение паче гордости», схватывает лишь из особого подобного самопредставления. Ярче всего соблазн самоиндульгирования описан в сочинениях Кастанеды, который, в частности, показывает, как само смирение («отказ от чувства собственной важности») незаметно для субъекта может стать означающим этой самоиндульгированием, обернуться новой позой самоиндульгирования - его «превращенной», как сказал бы Маркс, форма.

    Возникает вопрос: если потакание собственному «Я» и его высшая фаза - непристойность - неотъемлемые спутники субъекта, возможна ли стратегия уклонения, или по крайней мере отклонения, от этой непристойности? Не о такой ли позволяют представить рождающиеся в философии и литературе ХХ в. максимы: «разлюбить себя любезного» (М. К. Мамардашвили), пройти «за / через фантазм» (Ж. Лакан), «стереть личную историю» (К. Кастанеда), «заботиться о себе» (М. Фуко) , «Полюбить Сперанцию» (М.Турнье)?

    Основное и сложное: утратить как значимую вещь. Это означает - перестать использовать означающие («еврей», «ариец», «аристократ», «пролетарий», «мужчина», «женщина» и т.п.) в качестве означающих собственной важности, поняв, что любая указание содержит в себе ошибку, причем фатальную. Фатальное заключено в том, что ошибка (заблуждение) является, по – видимому, внутренним условием любого эго – идентичности. В этой связи мы хотели бы понятие «объективной ошибки», имея в виду то обстоятельство, указывает на которое С.Жижек: истина в социальном мире структурирована так же, как и заблуждение, или, иначе, содержит в себе ошибку в качестве своего позитивного условия.

    Принцип объективной ошибки можно определить следующим образом: мы не истинно ли то, что мы истинным образом, но мы будем действовать так, как истинно в том, что это действительно истина. Иными словами, когда мы нечто утверждаем или на чем – то настаиваем, «мы допускаем в качестве универсального позитивного принципа, что возможна ошибка, но мы должны и будем„ ей верить »[11].

    Парадоксальное сочетание терминов - «объективная ошибка» - понятие таких фиктивных образованьях, которые в то же время являются необходимыми и объективными конструкторами этого мира. Понятие объективности в данном случае фактичности. Это такая ошибка, которая работает на уровне самой социальной действительности, где люди работают, а не просто сознают. Однако в отличие от субъективного заблуждения, объективная ошибка рефлексивна - это такая иллюзия или фикция, в которой мы можем отдавать себе отчет.Нечто подобное принципу объективной имеет ошибки
    в виду С. Жижек, когда замечает, что «люди сознают, что следуют иллюзии, но все равно делают это», при этом они «осознают действующее положение дел, но продолжают действовать так, как если бы не отдавали в себе в этом отчете» [12] . Понятие объективной ошибки, как мы думаем, проясняет то, что Лакан называл переходом за / через фантазм.

    Позитивная роль объективной в том числе, что она обеспечивает достижение некоторой, хотя и условно принятой, позитивной определенности при описании объектов, которые в своей сущности определенными могут быть ошибки, недоступные в своей содержательной полноте.

    Применительно к субъекту это понятие выражает следующее: «Я» - это фиктивный квазиобъект, а не реальный объект в обычном смысле слова. Реальность «Я» как квазиобъекта совпадает с самим актом означения себя в качестве «Я» и существует только внутри таких актов. Иными словами, «Я» существует постольку, поскольку само себя значит и значится другими. Оно существует как прагматический момент связи с условиями его деятельности. Понятие объективной ошибки содержит в себе прагматическое допущение того, что я так же, как и другие, являюсь тождествен – ным, не распадающимся во времени субъектом значащих связей, на которого можно положиться, возлагать вину, вменяя нечто в ответственность. В то же время термин «ошибка» указывает на то фундаментальное обстоятельство, что характером означивает не данное счерпывается мое бытие (которое пусто и не значит). «Я» - это пустое, незанятое место в структуре означающих. Однако мы соглашаемся считать его действительной сущностью, притом что сознаем, что это ошибка, которая должна соблюдаться. Мы пускаемся в некоторую хитрость, подобную хитрости мирового разума у ​​Гегеля, или включаемся в игру, похожую на ту, которую мексиканский индеец Хуан Матус называл «контролируемой глупостью» [13].Понятие объектив – ошибки, таким образом, содержит признание того, что «Я», по существу, есть квазипредметно структурированная «дыра», которая «заделывается» тем или иным образом, той или иной концепцией Я »(как если бы сам по себе я был моим ничем, а позитивным изменением было бы то, что я есть для других).

    Концепция «Я» как объективной изымает из предоставленной позиции по отношению к миру, в которую он был помещен нововременной стратегией власти. Вместе с тем она сохраняет позитивное значение представления. В частности, беря в расчет хайдеггеровскую концепцию выдвинутости человеческого присутствия в Ничто, она в то же время позволяет понимать резоны его падения, отката «назад», в формуле определенного «Я», притом что любая идентификация, наделяющая нас устойчивой социально-символической идентичности, в счете является не подлинной.

    Понятие о «Я» как ошибка выражает экзистенциальную возможность не быть сращенным со значимым для себя образом «Я», как способ существования в разметке мира на основе экзистенциальной озабоченности иметь этот мир «под себя».По крайней мере, задает перспективу утраты всевозможных обозначений собственной значимости, отгораж субъекта от подлинного (Бытия), и на этом основании открывает возможность свободного и осознанного вхождения в то множество ролей, которое обычно разыгрывается в сообществе с другими. «Я» оказывается неким персонажем, который меняется другим персонажем. Нарциссическая тяга человека к «себе любезному», ангажированность тем иным позитивным образом подтверждают мысль Лакана о том, что симптом всегда возвращается - как городская помойка, несмотря на все стратегии ее обуздания. Человеку необходимо принять свой симптом, поскольку это нечто, которое существует, потому что существует Ничто.

    Поняв «Я» в смысле объективной ошибки, субъект в то же время получает счастливую возможность «спасения», не было при этом распятым на бытийном образе Других.

    Работа выполнена при финансовой поддержке Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) Россия.


    [1] Цит. по: Качалов П. В. Лакан: Заблуждение тех, кто не считает себя обманутыми // Логос.- 1992. - № 3. - С. 181.

    [2] Роковые стратегии. - Париж, 1983. Определение по: Орлов Д. У. Кризис значений есть // Метафизические исследования. Вып. 14. Статус иного. - СПб., 2000. - С. 48.

    [3] Жижек С. Возвышенный объект идеологии. - М .: Художественный журнал, 1999. - С. 182.

    [4] Выражение «рассказывать взахлеб», очевидно, говорит нам о том же самом, объекте непристойного желания здесь становится информация.

    [5] Хайдеггер М. Бытие и время. - М .: Ad marginem, 1997. - С. 322.

    [7] Лакан Ж. Семинары, Книга I: Работы Фрейда по технике психоанализа (1953/54). - М .: Гнозис: Логос, 1998.

    .

    [8] Орлов Д. У. Кризис значений есть // Метафизические исследования. Вып. 14. Статус иного. - СПб., 2000.

    [9] Жижек С. Указ. соч. - С. 29.

    [10] Это любопытно перекликается с парадоксом комплекса кастрации: у меня нет фаллоса, но он все равно у меня есть, в другом варианте: чем больше фаллоса, тем его меньше.В этой связи выражение «политический импотент» есть симптоматическое выражение комплекса кастрации - кастрации власти.

    [11] Идея такого принципа предложена в работе: Мамардашвили М. К., Пятигорский А. М. Символ и сознание: Метафизические рассуждения о сознании, символике и языке. - Иерусалим, 1982. - С. 51.

    [12] Там же. - С. 40.

    [13] Имеется в виду один из вопросов учения, излагаемого К. Кастанедой.

    Комментарии

    ← Предыдущая статья
    Спор как экзистенциал

    Следующая статья →
    Посвящение Другому

    (PDF) Корпус параллельных текстов и сопоставительная лексикология

    пропозитивному содержанию высказывания), соотнесенность с разными слоями смысла

    высказывания, в том числе с предполагаемыми следствиями и импликатурами дискурса.С

    другой - это способность нет участвовать в ряде лингвоспецифических конструкций,

    которые, в принципе, не переводимы на другие языки поэлементно, а должны

    рассматривать как структуры, близкие по своему статусу к фразеологии. Анализ этих и

    подобных примеров позволяет сделать вывод, что русское не может быть связано как с

    диктумом, так и с модусом высказывания, в то время как ангийское no и немецкое nein в

    вместе более связанно с диктумом, с пропозицией .

    Есть все основания, что в случае дискурсивного нет мы имеем дело с

    лингвоспецифичной единицы русского языка. Такие слова имеют

    исключительный интерес для двуязычной лексикографии, поскольку они не имеют в

    других стандартных лексических эквивалентов. Значение дискурсивной частицы

    не распределяется на английском языке такими единицами, ну, на самом деле, скорее,

    однако, тем не менее, но, о, нет, да, именно так, а в немецком - nun, aber, doch, sondern ,

    ach, nein, ja, bitte и др.

    От хорошего русско-английского и русско-немецкого словаря вряд ли следует ожидать

    фиксации всех этих и других сильных лексических коррелятов

    дискурсивного нет. Это и не нужно, поскольку выбор некоторых из встречающихся в

    параллельных корпусах соответствует основанию в большей степени на субъективном

    решении переводчика, чем на их семантической близости исходному выражению. Вряд ли

    реалистично также ожидать от словаря, что в нем будут эксплицитно которых

    контекстные условия, соблюдение требуется для употребления из

    предлагаемых эквивалентов.

    Понятно, что степень подробности лексикографического представления и выделение

    параметров режима употребления дискурсивного нет определен типом словаря. В

    в любом случае указать на различные функции русского нет в тех случаях, когда

    это влияет на способ перевода этого слова. Так, появление в английских

    эквивалентов русского нет слов и выражений на самом деле, скорее, я говорю вам и немецких абер,

    док, сондерн естественно, если частица не употребляется в функции усиления

    высказывания.

    имеет лексическое соответствие ни на немецком, ни на английском языке, то есть такое

    чаще всего остается непереведенным. Фатическое нет часто передается на

    немецкий с помощью междометия ach, а на английском - oh.

    Существующие русско-английские и русско-немецкие словари еще далеки от этой решения

    задачи. Так, в [Цвиллинг 2003] у нет выделяются всего два значения: «обычное» нет

    = nein, то есть нет как слово-предложение (в этом же значении даны употребления типа

    ты придешь или нет?) И нет-предикатив (у меня нет времени). В заромбовой части

    представлены пример использования конструкции [нет-нет да и V], а также выражения

    сойти на нет, нет, так нет и чего здесь только нет. В [РАС] эти два значения

    выделяются как омонимы, причем в рамках нет I (нет как «отрицание») под цифрой 2

    описывается один из режимов употребления дискурсивного нет: «в начале реплики - с

    оттенком возражения, удивления ». В качестве единственного эквивалента

    предлагается, но: нет, вы его не знаете! но вы его не знаете !; нет, почему вы так

    думаете? а почему ты так думаешь? «Новый большой русско-английский словарь», который

    во многих районах превосходит аналогичные издания, в описании слова

    нет сохрани те же принципы; ср.[Ермолович, Красавина 2006].

    Очевидно, что для лексикографов, работающих над составлением новых двуязычных

    словарей, здесь намечается широкое поле деятельности. Причем это относится не только к

    дискурсивному нет, но и к большинству лингвоспецифичных лексем.

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *