Храброе сердце ирены сендлер книга: Книга: «Храброе сердце Ирены Сендлер» — Джек Майер. Купить книгу, читать рецензии | Life in a Jar: The Irena Sendler Project | ISBN 978-5-699-65020-0

Майер Джек: Храброе сердце Ирены Сендлер

«Храброе сердце Ирены Сендлер» – удивительная история о подвиге, совершённом во время Холокоста, и о том, как этот подвиг изменил жизни трёх школьниц в современном Канзасе. Книга из серии «Психология. Зарубежный бестселлер» издательства Эксмо. Качество её печати отличное. Книга в твёрдом переплёте. Бумага офсетная. Формат стандартный. Шрифт средний, легко читаемый. Фотографии и иллюстации чёрно-белые. Книга переводная. Перевод переводчика Дмитрия Куликова классический. Рекомендуемыйвозраст — 12+. Автор книги — американский писатель, врач терапевт Джек Майер. Он мастерски сплетает две отдельные истории, происходящие в прошлом и настоящем, неразрывно связанных между собой, в одну большую сагу, дающую нам уникальную возможность понять суть Холокоста и его значение для современного мира. Книга очень сильная. Она о прекрасной женщине Ирен Сендлер, портрет которой напечатан на обложке книги, и о подвиге девочек, хорошо подготовивших проект в школе.

Книга произвела на меня неизгладимое впечатление и оставила в душе след на всю жизнь. Она захватила меня с первых строк и не отпускала до конца. И хотя читать книгу очень тяжело, я читала, не отрываясь. Прочла быстро, за два вечера. Конечно, не все события, описанные в ней являются правдой, но я продолжала читать. Порою мне трудно было сдерживать слёзы. Меня охватывали самые разные эмоции: радость, грусть, страх, ужас, а также ненависть. Ненависть к тем, кто основал Варшавское гетто, тех кто придумал, что нужно ставить в документах национальность и проклинать людей за их семью. Ирена — женщина, которая посмела нарушить правила, установленные фашистами, и только за это ей стоит поставить памятник. Сколько жизней она спасла, рискуя своей, не описать и тысячью словами. И что означало спасти человека? Спрятать? Скрыть от полиции? Но и прокормить, когда продуктов на своих детей не хватает. И оборудовать убежище (в каком шкафу городской квартиры прятать евреев от соседей-друзей-доносчиков? в каком погребе деревенского дома, в каком свинарнике?)… И, простите, вынести нечистоты, если нет уборной… И младенцу не дать ночью плакать… И при бомбёжке, схоронясь в убежище, оставить скрывающихся в квартире и трястись, как бы они себя со страху не выдали вскриком… И вылечить больного без врача и лекарств… А если, не дай Бог, умрёт, да в городской квартире – как и где хоронить? Быт свинчен из мелочей, любая могла угробить и укрывшегося еврея, и заслоняющего его спасителя.
И пусть история Ирены в книге раскрывается, как воспоминание, она играет важную роль. А девочки из Канзаса на всегда изменились, узнав о храброй женщине, которая всем сердцем желала спасти всех, не думая о себе и сумевшей сделать всё, что было в её силах. И я с ними полностью согласна. Те эмоции, которые переживали герои произведения, я проживала вместе с ними. Продолжая читать, глотала слёзы и давила в себе ужас. Местами я буквально заставляла себя читать, но в то же время не могла оторваться. Я ощутила весь подвиг этой хрупкой и одновременно сильной женщины, которая ничего не требовала взамен. Она беззаветно, делая всё, что могла слелать. Только благодаря таким людям, жизнь кажется не такой ужасной и страшной. Вообще мне нравится читать книги на военную тему. Они вызывают во мне много чувств и эмоций, и помимо прочих гордость за то, что были такие герои, которые в невероятно тяжёлых условиях второй мировой войны смогли проявить столько силы, сострадания, человечности и мужества, и отстоять для нас мир.
Конечно, война — это очень страшно, но это было и нам этого забывать нельзя. Это наша историю и мы должны её знать. Данное произведение — это книга о спасённой истории. Она возрождает в нас веру в гуманизм и служит источником вдохновения для любого читателя. Её обязательно должен прочитать каждый школьник и каждый студент. Её должны прочитать все мы!

Джек Майер — Храброе сердце Ирены Сендлер читать онлайн

Джек Майер

Храброе сердце Ирены Сендлер

Jack Mayer

Life in a Jar: The Irena Sendler Project

Text copyright © 2011 by Jack Mayer

© Куликов Д.А., перевод на русский язык, 2013

© Кардаш А., вводная статья, послесловие, 2013

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

«ХРАБРОЕ СЕРДЦЕ ИРЕНЫ СЕНДЛЕР

» – удивительная история о подвиге, совершенном во время Холокоста, и о том, как этот подвиг изменил жизни трех школьниц в современном Канзасе. Джек Майер мастерски сплетает две эти отдельные, но неразрывно связанные истории в одну большую сагу, дающую нам уникальную возможность понять суть Холокоста и его значение для современного мира. Эта книга послужит источником вдохновения для любого читателя, а особенно полезна будет молодежи.

Профессор Френсис Р. Никосиа,почетный профессор истории Холокоста,Университет Вермонта

– Эта книга о спасенной истории. Она возрождает в нас веру в гуманизм. Ее должен прочитать каждый школьник и каждый учитель. Ее должны прочитать все мы.

Мишель Форман,лауреат премии «Учитель года»за 2001 год

– Эта история отваги, веры и надежды родилась в исполненной жестокости и ненависти оккупированной нацистами Польше, была похоронена под руинами и пеплом послевоенной Варшавы, пережила второе рождение благодаря трем школьницам со Среднего Запада и, наконец, обрела крылья под пером вермонтского врача-педиатра, чтобы облететь весь мир и вложить в души и сердца людей мысль о том, что любому из нас по силам нести человечеству спасение.

Доктор Стивен Колер

– Памятник Ирене Сендлер поставили не в Варшаве и не в Израиле, а в сердцах и делах молодых американцев. Вдохновенная книга Джека Майера рассказывает реальную историю трех школьниц из канзасского Юнионтауна и польской героини Холокоста. Школьницы написали и поставили пьесу, получившую название «Жизнь в банке», которой говорят нам одну простую вещь: тот, кто восстает против зла и возрождает добро, меняет мир.

Яцек Леоцяк, Польская Академия наук,автор книг «Варшавское гетто:Путеводитель по погибшему городу»(в соавторстве с Барбарой Энгелькинг)и «Взгляды на Варшавское гетто»[1]

«Эта книга не только о страшных временах Холокоста и о поистине святой женщине, но и о том, как исторический подвиг может повлиять на современников, на молодежь, на нас с вами».

Livejournal

Предисловие

Свет из бездны

Израиль, 2013

ХХI век разворачивает войну невиданного до сих пор размаха, миру грозит мрачный выбор: захлебнуться в потоках крови или стать жертвой природных катаклизмов. Явились приметами будущего взорванные нью-йоркские Близнецы, истребление российских детей в Беслане и на «Норд-Осте»… А уроки – позади. В самый раз оглянуться, тем более что недалеко, в век недавний, предыдущий, ХХ, пророчески страшный. В нем свирепейшее событие Вторая мировая война, а в ней эпицентром ненависти – беспричинное поголовное убийство миллионов евреев, названное в историческом обиходе Холокостом.

Вглядеться в эту Катастрофу евреев – обжечь душу. В страхе заслонялись от нее чувствительные сердца. А память – болит, с годами все меньше и меньше, однако ноет: ведь не где-то, не когда-то и не с кем-то случилось, а с собственными бабушками-дедушками. И не хочешь помнить, а вдруг стыдом обдаст, как ошпарит…

В 1950-х годах мир зализывал раны великой войны, оглядываться некогда было. В шестидесятых-семидесятых, после прорыва темы Катастрофы в литературу, в кино и на телеэкраны, многие содрогнулись и – постарались забыть невыносимое. Тем более что оно же и необъяснимое: как, скажите на милость, понять, что можно просто взять да и вымарать из жизни многомиллионный народ, весь целиком, не отвлекаясь от процесса на жалость ни к умилительным детишкам, ни к почтенным старцам. К середине восьмидесятых годов (сорок лет после войны, новое поколение, компьютеры, Интернет, рок, кич) мир окреп, научился лихо работать и удобно жить, беречь душу от разрушительных тревог. В здоровый образ жизни черные воспоминания не вмещаются. Но свербит, шевелится где-то в подкорке червячком совести: нельзя забывать тот прошлый страх. Сердце ли жмет, душа ли корежится, совесть ли ноет – неизвестно даже толком чего ради, а вот: нельзя забывать, да и все! «Нравственный императив», что ли?..

Но и жить с такой памятью – как? И виноватых по большому счету не перечесть: кто убивал, кто рядом стоял, кто отворачивался хоть со стыдом, хоть с отвращением, хоть с равнодушием – чуть не вся Европа замарана. Нашлось, однако, утешение: да, страшная была пора, но ведь и не без проблесков, не так все безнадежно: кто-то выжил, спасся – кто-то, значит, спасал. В их сторону надо глядеть, а не в могильную беспросветность. Оказалось удобно разместить: вот гонители, а вот спасители, в каждой стране свои. Палачи – и герои. Смерть – и жизнь. Тьма и свет. Пополам… Пятьдесят на пятьдесят. Фифти-фифти. Баш на баш. Да и хватит считаться и чего считать? Шесть миллионов истреблено? Почтим их память Мемориалами по всей земле, и мир праху их. А вот главный Мемориал, Иерусалимский Яд Вашем, насчитал почти двадцать пять тысяч неевреев, которые в годы Катастрофы рисковали спасать евреев; их зовут в Израиле «Праведниками народов мира». Двадцать пять тысяч просверков во тьме; вместе они – свет общей надежды не пропасть.

– Двадцать пять тысяч? Откуда? Кто? – надвигается на сотрудника Яд Вашема посетительница, согнутая годами, взбудораженная памятью, воспрянувшей здесь. – Какие Праведники-спасители? Где вы их берете? Я из ямы выбралась… не дострелили… два года из деревни в деревню… никто воды не подал. Не своруешь – не съешь. Что за Праведники такие?! – Слова прыгают, палка-костыль дергается в неверной руке, в глазах и ярость, и боль.

…В XII веке великий еврейский мыслитель Рамбам назвал «Праведниками народов мира» неевреев («гоев»), соблюдающих как данные Богом «Семь законов Ноя» – несколько правил поведения из тех шестисот тринадцати, что заповеданы еврею.

В другом еврейском источнике – книге Зохар (XIII век) под Праведником понимался гой, который справедлив по отношению к еврею, особенно тому, кого преследуют: религиозное определение «Праведник народов мира» смещалось в житейскую обыденность. Применительно к поре, когда преследование евреев достигло беспредела Катастрофы, Праведниками стали называть неевреев, которые вырывали евреев из смерти.

Читать дальше

Обзор книги «Храброе сердце Ирены Сендлер» от media.by

«Древняя легенда гласит, что в каждом поколении на Земле, есть 36 праведников, ради которых Бог поддерживает жизнь этого мира даже в самые варварские времена. Ничто не отличает их от простых смертных, и никто из них не знает о том, что он является таковым. И это блаженное неведение заставляет всех нас стремиться жить так, как должен жить праведник».

Ирена Сендлер – польская активистка движения сопротивления, награждена медалью «Праведников народов мира», обладатель ордена «Белого орла», была номинирована на нобелевскую премию мира в 2007 году.  

Ирена Сендлер, в годы второй мировой войны, спасла из Варшавского гетто 2500 детей.

Книга «Храброе сердце Ирены Сендлер» о ней.

Но почему о таком героическом подвиге молчали более 60 лет? На этот вопрос отвечает автор книги – Джек Майер, попутно рассказывая читателям историю Ирены. 

Рассказ об Ирене Джек Майер начинает с рассказа об американских школьницах, которым в 1999 году поручили написать сочинение ко «Дню истории». Три школьницы из сельской школы Канзаса не подозревали, что это сочинение изменит не только их жизнь, но и жизнь самой Ирены Сендлер, чье имя и подвиг затерялись на пожелтевших страницах истории.

Они написали о ней пьесу «Жизнь в банке», которая с тех пор игралась больше 200 раз в США, Канаде и Польше. С тех пор они посетили Ирину в Варшаве четыре раза, последний раз 3 мая 2008 года, за 9 дней до её кончины.

В первой и третьей части книги автор описывает исследовательскую работу девочек и их встречу  с Иреной.

Вторая часть – это художественно-биографический рассказ о тяжелых временах, нелегкой судьбе и великом подвиге польской активистки.

 Так кто же Такая Ирена Сендлер?

Ирена родилась 15-го февраля 1910 года, в семье Станислава и Янины. Отец Ирены был врачом. Он умер от тифа, заразившись от пациента, когда Ирене было всего 8 лет. Некоторое время спустя к ним пришли представители местной еврейской общины, их Станислав лечил бесплатно. Они предложили платить за образование девочки. Мать отказалась от великодушного предложения, потому что знала о бедности евреев в Польше. Станислав за такой, казалось бы, короткий промежуток времени, успел повлиять на мировоззрение и отношение к жизни Ирены. В последующем, она говорила, отвечая на вопрос: «Почему Вы спасали еврейских детей?» словами отца: «когда видишь тонущего человека, спасай его».

В 1939 году, когда гитлеровская Германия оккупировала Польшу, Ирена устроилась на работу в муниципалитет столицы и стала социальным работником. В последующем, она столкнулась с порочной идеологией фашизма и не смогла с ней смириться. Два года она тайком носила обитателям Варшавского гетто еду, лекарства и деньги. А в 1940-м, когда не евреям запретили появляться на территории гетто, Ирена устроилась в варшавское Управление здравоохранения – нацисты опасались эпидемий, поэтому санитары имели доступ в гетто.

В 1942 году она вступила в подпольную Организацию помощи евреям – «Жеготы», которая организовала спасение еврейских детей. Детей выводили через канализацию и подвалы домов, через здание городского суда, примыкавшее одной из сторон к гетто; тех, что постарше, вывозили на телеге в мешках с мусором, совсем маленьких – в сумках для инструментов и под сиденьями трамвая, маршрут которого пролегал по улицам гетто, и по канализационным трубам был выведен за пределы гетто.

В книге «Храброе сердце Ирены сендлер» описаны эти многочисленный подвиги и моменты, когда Ирена была на волосок от смерти.

Самое трудное, рассказывала пани Сандлер, было уговорить родителей отдать детей. Евреи не верили, да и не знали, о жестокости фашистов и что их ждет неминуемая смерть в Освенциме.

Спасенных детей Ирена пристраивала в заслуживающие доверия и не равнодушные польские семьи, а потом распределяла по приютам и монастырям. Всю информацию о детях – их старые еврейские и новые христианские имена, имена родителей, местопребывание – она хранила в стеклянных банках, закопанных в саду. 

В 1943 году кто-то донес на Ирену. Она была приговорена к расстрелу. Фашисты подвергли ее жестоким пыткам, но она не рассказала, где хранятся записи о спасенных детях и не сдала своих напарников из организации «Жегота».

Напарникам и друзьям Ирены пришлось много потрудится, чтобы ее выкупить. Один из управляющих тюрьмы тайно отпустил ее. Женщину официально объявили расстрелянной, т.е. внесли в списки казненных. До конца войны она скрывалась под чужим именем.

В 1943 году нацисты сожгли Варшавское гетто, обрекши на смерть всех его обитателей. Из живших в Польше на начало сентября 1939 года 3,3 млн. евреев во время войны погибло 2,8 млн.

Много лет после войны Ирена Сендлер прожила в безвестности, и лишь в 1965 году израильский Национальный мемориал Катастрофы и Героизма «Яд ва-Шем» внес ее в списки Праведников мира и пригласил посадить на Аллее Праведников новое дерево.  

Но коммунистические власти ее в Израиль не пустили. Ирена смогла посетить Землю обетованную лишь восемнадцать лет спустя, когда в Польше рухнул социалистический режим. «Личное» дерево Ирены Сендлер появилось на Аллее Праведников в 1983 году, в 2003-м она стала кавалером высшей государственной награды Польши – ордена Белого орла, а в 2006-м польский президент и премьер-министр Израиля выдвинули кандидатуру Ирены на соискание Нобелевской премии мира.

Ирена Сендлер прожила долгую жизнь и умерла в 2008 году. О ней и ее подвиге невозможно не говорить.

Media.by рекомендует прочесть книгу «Храброе сердце Ирены Сендлер» потому что:

1. Она понравится тем, кто любит подлинные истории и биографии. Автор полностью погружает нас в атмосферу Варшавы времен 2-ой мировой войны и передает трудную атмосферу Варшавского еврейского гетто.

2. Вся книга написана со слов самой Ирены Сендлер, поэтому в подлинности событий и их описания сомнений не возникает. Также в книге приведены тексты интервью с Иреной.

3.  Книга заставляет задуматься не только о трагедии 20-го века, но и о насущных проблемах современности.

4. Книга вдохновляет быть сильным и не сдаваться, преодолевая трудности, верить, что добро в конечном итоге победит зло.

5. Книга «не отпускает». После прочтения хочется смотреть фильм по книге, изучать статьи об авторе в интернете, посетить музей холокоста и Израиле, изучать героические подвиги других людей и просто интересоваться историей.

6. Книгу полезно прочесть подросткам, т.к. история начинается с исследования американских школьниц. Это дает надежду, что простое школьное исследование и реферат могут значить гораздо больше, чем оценка «отлично» в дневнике.

Книга «Храброе сердце Ирены Сендлер» — о темных временах и светлых людях.

Храброе сердце Ирены Сендлер (книга+фильм) — Innocentia

15 февраля 2017 года, памятная дата. Исполняется ровно 107(!) лет со дня рождения Ирены Сендлер, главной героини фильма, родившейся в далеком 1910г.


 

 

 

Я и раньше читала про Ирену Сендлер и всегда восхищалась героизмом этой женщины, а увидев фильм еще глубже ощутила весь подвиг этой хрупкой и одновременно такой сильной женщины, женщины, которая ничего не требовала взамен, беззаветно, делая все и даже больше..

 

 Фильм очень трогательный и печальный. Рассказывает об известной молодой полячке, которая, каждый раз идя на страшный риск, спасала еврейских детей во время оккупации фашистами Варшавы.

Будучи работником социальной службы Польского правительства, она без трудов каждый раз заходила на территорию немецкого гетто с одной целью — помочь евреям, в особенности детям. Она вытаскивала голодных, обмороженных и напуганных детей из самых трущоб и вывозила их в грузовике с помощью добрых людей. Маленьких детей помещали в коробки для стройматериалов, а взрослых обучали христианским молитвам и давали новые имена и паспорта.
 

 Многие евреи не хотели отдавать своих детей на попечение польским семьям и монастырям, не осознавая всей опасности, которая их преследовала. Ирена не раз вела беседы с евреями, убеждая их пойти на этот шаг, во имя спасения нового поколения евреев.
Она распределяла детей в разные семьи и все их данные хранила в стеклянных банках, с помощью которых после окончания Второй Мировой войны, выжившие евреи сумели найти своих детей.
 

 

За эту деятельность Ирену подвергли ужасным пыткам и приговорили к казни. Перед расстрелом ее спас подкупленный немецкий офицер. После этого добрые люди, с которыми они успели спасти 2500 еврейских детей, дали ей кров. После окончания войны она вышла замуж за одного соучастника этого благого дела.
Ирена так и жила долгое время, пока не спал коммунистический режим в Польше и она стала свободным человеком и посетила Израиль.

Она скончалась в 2008 году в Варшаве на 99-м году жизни. Ирена Сендлер всегда останется героиней в глазах евреев.

 

 

С Интернета:

Несколько фактов о фильме

***Сценарий написан по книге Анны Миесзковской «Мать детей Холокоста — рассказ Ирены Сендлер»

***Данная лента пополнит мой список фильмов о холокосте — «Список Шиндлера»,«Чтец», «Мальчик в полосатой пижаме»…

***Актриса, сыгравшая Ирену, Анна Пакуин, была номинирована на Золотой глобус в категории «Лучшая актриса фильма для ТВ».

***Фильм снимали в Риге(Латвия), а премьера в США состоялась в День матери. Думаю, такая дата подобрана не случайно.
 

Мир об подвиге этой праведной женщины узнал только в 1999 году(!), когда несколько американских студенток из сельской школы Канзаса готовили информацию ко «Дню Истории», а преподаватель обратил их внимание на заметку «Другой Шиндлер» об Ирене Сендлер из газеты «US news and world report» за 1994 год.

 

В  1983г. в её честь было посажено дерево на Аллее Праведников в Мемориальном Музее катастрофы европейского еврейства в Иерусалиме «Yad Vashem». И пусть это дерево не знает войн и бомбежек, а радует своим цветением не одно поколение внуков спасенных ею тогда маленьких евреев…

 

 

Выиграйте книгу, которая вернёт веру в людей и доброту

«Посмотрите на эту женщину и запомните её навсегда!» – уже несколько лет в социальных сетях со стены на стену кочует пост с кратким рассказом о жизни Ирены Сендлер.  В годы войны эта героическая женщина тайно вывезла из варшавского гетто более 2,5 тысяч еврейских детей – в мешках и ящиках из-под инструментов. Книга о Сендлер и спасенных ею детях вышла на русском. 


ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 3 ЯНВАРЯ: ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ КОНКУРСА В КОНЦЕ СТРАНИЦЫ

О подвиге Ирены Сендлер не знали почти 60 лет. Благодаря сначала двум американским школьницам, а потом стараниями кинематографа к концу XX века история наконец стала широко известна. Прочитать печатную версию – документальный роман американского писателя Джека Майера – можно с помощью ReadRate. В дни новогодних каникул мы разыгрываем три книги о беспримерной доброте и жертвенности, о Человеке с большой буквы.

Ирена Сендлер умерла в 2008 году в возрасте 98 лет. Только в 2003 году она получила высшую государственную награду Польши, орден Белого орла. В 2007 году Сендлер номинировали на Нобелевскую премию мира, но награда тогда была присуждена вице-президенту США Альберту Гору. Причину, чтобы обойти женщину наградой, нашли формальную: официально премия может быть вручена только за активную деятельность в течение последних двух лет. Судя по всему, Ирену это не слишком задело. Она была из той категории людей, что не считают спасение детей подвигом.

 Она рассказала ему о своих родителях, о том, каким примером служил ей отец.

 – Я терпеть не могу чужих страданий, а никто теперь не страдает больше еврейских детей. Я просто делаю то, что должен делать любой порядочный человек

Корчак снял очки и протёр линзы несвежим носовым платком. Он посмотрел на Ирену до невозможности усталыми голубыми глазами.

– Талмуд и Каббала говорят, что в мире есть 36 праведников, ради которых Бог поддерживает жизнь этого мира даже в самые варварские времена. Ни один из этих 36 не знает о том, что он таковым является. На самом деле, когда кто-то объявляет себя праведником, можно быть совершенно уверенным, что им не является, потому что демонстрирует свою нескромность. И это блаженное неведение заставляет нас всех стремиться жить так, как должен жить праведник. Может, вы и есть одна из этих 36?

Праведная жизнь оказалась нелегкой. Ирену арестовывали, пытали и даже приговорили к расстрелу: ей чудом удалось спастись. До конца войны она скрывалась, поскольку на бумаге являлась казненной. Детям, которых она в кузовах машин, в ящиках из-под дезинфекционных средств и инструментов вывозила на волю, были даны другие имена. Настоящие их данные она прятала в бутылки и зарывала в саду. Благодаря этим действиям после войны выжившие родители и дети смогли найти друг друга. Но история не закончилась для самой Сендлер: в 1949 году польские коммунисты, уже по внутриполитическим соображениям, вновь арестовали её и пытали. Из-за этого она потеряла своего ребенка.

Факты со всей скрупулезностью перечислены и изложены в форме романа в книге американца Джека Майера «Храброе сердце Ирены Сендлер». Писатель подошел к работе максимально подготовленным: им изучены все доступные документы и интервью. Список литературы занимает несколько страниц, и ещё столько же – благодарности историкам. Вымышленные диалоги реконструированы на основе информации, полученной в ходе исследовательской работы.

Книгу предваряет объемное предисловие писателя – исследователя Холокоста Анатолия Кардаша. Отталкиваясь от легенды о праведниках, он называет другие, неизвестные имена людей разных национальностей и вероисповеданий, которые спасали евреев, детей и взрослых, рискуя своей жизнью. Книга получилась очень важная, тяжелая и одновременно… дарящая надежду, возвращающая веру в человека и человечество. Дополнительную информацию о Ирене Сендлер можно получить на её официальном сайте или посмотрев одноимённый фильм, вышедший в 2009 году.

Выиграть книгу на ReadRate очень просто. Дайте нам знать о своём желании её прочитать. Отметьтесь в комментариях к этой новости на сайте или в сообществах ReadRate  Вконтакте или Facebook, написав, почему она вас заинтересовала. Троих победителей, к которым отправятся книги, редакция проекта выберет в пятницу, 3 января.

(На снимках:

кадр из фильма о подвиге Ирены Сендлер;

Ирена Сендлер;

фотографии выросших детей, спасённых Иреной Сендлер).

ИТОГИ КОНКУРСА

Книгу о настоящем человеке по итогам конкурса получают: Елена Осинцева, Андрей Матвеев и Николай Николаев. Просьба победителям отправить письма с адресами и телефонами на e-mail [email protected] Ну а новый конкурс не за горами. В понедельник, 6 января, расскажем про большой американский роман, впервые вышедший на русском языке. Между прочим, автор этой книги – любимец Клинта Иствуда и Мартина Скорсезе! Три экземпляра книги традиционно уйдут авторам лучших комментариев.

-RR-

Послесловие. Храброе сердце Ирены Сендлер

Послесловие

Эта книга – насыщенный раствор, вот-вот выпадут кристаллы. Кристаллизуются, воссоздаются события и люди, является минувшее: предвоенная Польша, война и оккупация; Варшавское гетто и смерть узников, голод и тиф – смерть случайная и планомерная, неотступная; еврейская полиция и евреи-борцы; лагеря уничтожения Освенцим и Майданек; польское Сопротивление и нелегальная Армия Крайова; восстания против немцев в гетто в 1943 г. и в Варшаве в 1944 г.; облавы и расстрелы, гестапо и пытки; легендарные герои Я. Корчак, Я. Карский, Э. Рингельблюм, организация спасителей евреев Жегота, создатели ее З. Коссак и Ю. Гробельный; антисемитизм в Польше – довоенный и послевоенный…

Книга, однако, не только толчок подумать над прошлым. Она еще и роднит сегодняшнего читателя с давней порой, ему малоизвестной историей, простым сопряжением сходных и одновременно противоположных ситуаций. Потому что в книге и современные американские школьницы с их теперешней жизнью.

Два прощания. Пятилетняя Лиз в мирной жизни расстается с матерью, наркоманкой и алкоголичкой. «Мать сорвалась из-за стола, отбросив в сторону стул, и выбежала на улицу, с треском захлопнув за собой дверь. Через мгновение взревел разбуженный стартером старый, усталый автомобильный двигатель. Она соскользнула со стула и, подбежав к двери, успела увидеть маму за рулем выплевывающего из-под бешено вращающихся колес комья грязи старого «бьюика». Машина сорвалась с места, будто за ней гнались все демоны преисподней, и больше Лиз никогда свою мать не видела. Она с ней даже не попрощалась. Лиз смотрела, как пыльный след, оставляемый убегающей от нее матерью, становился все длиннее, а потом и вовсе скрылся за горизонтом…. Лиз гадала, плакала ли ее собственная мать, убегая тогда из дома, или хотя бы вспоминала ли о том, что пятилетняя Лиз стоит, уткнувшись в сетчатую дверь, дожидаясь ее возвращения?» И расставание в гибнущем Варшавском гетто – обреченная мать и попытка уберечь ребенка: «Вдоль стены метнулась какая-то тень… это была одетая в коричневые и серые лохмотья женщина с замотанным в грязное тряпье младенцем на руках. Женщина склонилась к земле, подняла небольшой камень, перебросила его через стену и снова спряталась в тени. Мгновение спустя с арийской стороны прилетел точно такой же камень, и женщина решительно поднялась на ноги, прижимая к груди младенца. Даже на таком расстоянии Ирена услышала, как женщина сделала два резких глубоких вдоха, а потом нагнулась вперед, трижды раскачала сверток с ребенком, держа его обеими руками, а потом перебросила через стену. Ребенок перелетел над стеной в считаных сантиметрах от вмонтированных в ее верхнюю часть острых осколков стекла. С той стороны не донеслось ни звука. Женщина рухнула на колени и начала гладить стену – камни, навсегда разлучившие ее с ее ребенком. Потом она поднялась на ноги и крадучись скрылась в темной тени…»

Сопоставление не всегда прямолинейно, оно может быть и просто угадываемо – так напрашивается сравнение привычной, мирной Пасхи и той, когда немцы выжигали восставшее Варшавское гетто и внутри него горящие люди выбрасывались из этажей: «В Пасхальное воскресенье над гетто все еще висели тучи черного дыма… Однако, подходя к нему, Ирена услышала… звуки музыки. На площади красовалась карусель и гигантские качели. Рядом со стеной гетто под вальс из «Веселой вдовы» на карусельных лошадках катались визжащие от восторга дети и влюбленные парочки. Качели-лодочки уносили детей высоко в небо, и они, оказываясь на самой верхней точке, могли на какое-то мгновение заглянуть на территорию гетто. Карусель была окружена наспех сколоченными ярмарочными павильонами. В одном торговали сосисками с жареным луком, из другого доносился цирковой марш, в тире хлопали пневматические ружья… а из-за стены слышались очереди, выстрелы танковых пушек и полицейские свистки. Крутилась карусель, летали качели, а празднично одетые люди поздравляли друг друга с Воскресением Христовым».

Но за всеми впечатляющими картинами, изумляющими подробностями и красочными деталями – над и под описаниями пронзает весь текст забота Ирены: «Не забывать!»

Ирена Сендлер – хранительница прошлого. Не только этого, трагического и героического. Закапывая склянки с именами спасенных детей, она давала возможность детям, переименованным ради спасения, вернуться потом к именам, данным родителями, вернуться к своим истокам. Ирена – жрица памяти.

Она писала в Америку девочкам, которые делали школьный спектакль о ней, Ирене, и соответственно о Холокосте: «Мне хотелось бы также узнать, вы исключение или в вашей стране многие молодые люди интересуются трагедией Холокоста. Я думаю, вы делаете большое дело, и о нем должно узнать как можно больше людей… Несмотря на то что мировая история знает случаи жестокого притеснения евреев, ни одна другая страна не ставила себе задачей уничтожение целой нации. По этой причине то, что вы делаете, имеет для всего мира огромное значение. Эти чудовищные злодеяния не должны повториться!»

В другом письме: «Вы интересуетесь темой Холокоста. А понять ее трудно не только тем, кто не был свидетелем злодеяний нацистов, но и тем, кто сам стал их жертвой. Осознать и понять, что фашисты сделали с несколькими миллионами людей, среди которых было шесть миллионов евреев, почти невозможно. О Второй мировой войне написано очень много, но понять масштабы преступлений нацистов не под силу никакому здравомыслящему, психически здоровому или просто нормальному человеку».

Она говорит девочкам: «У меня было много помощников, и мне хочется, чтобы вы узнали обо всех этих людях. Мир не должен забыть их имена». Или: «Очень больно все это вспоминать. Но помнить об этих ужасных временах мы просто обязаны. И вы должны рассказывать эту историю людям». И еще: «Умирают мои старые друзья и соратники. Больше всего я боюсь, что после смерти последнего из спасенных все забудут о Холокосте. И поэтому сердце у меня болит сильнее, чем ноги. Всю мою долгую жизнь меня больше всего печалили мысли о том, что с моим уходом из жизни может исчезнуть и память о тех временах». И опять: «Я понимаю, почему полякам не хочется вспоминать. У всех нас есть болезненные воспоминания. И помнить об этих событиях очень неприятно, но необходимо…»

Зачем? Долг перед покойниками. И чтобы избежать повторения. Как сказал когда-то великий подвижник Варшавского гетто Януш Корчак: «Кто убегает от истории, того история догонит».

Люди самосохраняются, забывая прошлое, иначе – отчаяние, руки опускаются.

Утро. Предвкушение дня. Человек берет в руки свежую газету. На первой странице – по башке, под дых – каждодневность: войны, террор, убийства, ураганы, вулканы, цунами – кровь, трупы, руины, пожары – чернуха, жуть, смерть… То ли дело последние листы: шутки, кроссворды, спорт – развлекаловка. Большинство людей потребляет газету с конца. И в телевизоре выбирает программы повеселее, подальше от новостей со всамделишними трагедиями. В Америке редактор телевидения сговаривается с гостем-историком насчет даты передачи о истории Холокоста. Субботу редактор отвергает: «Нельзя завершать неделю мрачным разговором. Как после него отдыхать?» Воскресенье, говорит редактор, тоже не подходит: «Впереди рабочая неделя. Как потом людям работать?» Билл, дедушка школьницы Лиз, объясняет ей, что в войну были жуткие времена и «хуже всего была эта история с евреями. Люди просто с ума посходили». А фильм об уничтожении евреев «Список Шиндлера», даже с его голливудским «хеппи-эндом», дедушка смотреть отказывается: «Я такие фильмы не люблю». Ирена ведь и сама при всем ее бескрайнем мужестве не отваживается смотреть пьесу о себе и о том кошмарном прошлом, где затаились ее прежние страхи, боль души и пытки в гестапо, безудержный разгул смерти… Она говорит: «Мне кажется, многие хотят, чтобы мы просто потихоньку поумирали и перестали напоминать о темных страницах нашей истории. Жизнь полна и чудес, и ужасов. Я, несмотря ни на что, стараюсь вспоминать только хорошее, но иногда это слишком трудно… слишком больно».

Американский профессор Г. Дж. Каргас, католик, именующий себя «послеосвенцимским христианином», говорит: «В Шоа каждый убийца был крещеным христианином. Эта вовлеченность христианства ужасает… Священное Писание учит, что мир спасен, когда есть десять праведников. Для меня это, в частности, означает, что добрые дела десяти человек могут перевесить зло, сотворенное тысячами неправедных людей. Я вовсе не утверждаю, что мир спасен благодаря тому, что было несколько Раулей Валленбергов – и конечно, ужасен факт, что спасителей было так мало. Но я считаю важным, что такие люди существуют, и для нас жизненно необходимо знать об этом».

Душа томится черным прошлым, суетливо, но упорно ищет «свет в конце туннеля», иначе не туннель – тупик. Ирена Сендлер, спасательница, Праведница – уводит из тупика.

И судьба Ирены после всех зигзагов ее 92-летней дороги, к счастью, светло завершилась. Ее долголетия хватило, чтобы дождаться благодарственного поклона. В 1965 г. Иерусалимский Мемориал Яд Вашем в Иерусалиме признал Ирену Сендлер Праведником народов мира. В 1983 г. в Яд Вашеме было посажено в ее честь дерево на Аллее Праведников. В 2003 г. президент Польши наградил Ирену орденом Белого Орла – высшей наградой Польши. В 2006 г. Польша (президент и общество «Дети Холокоста») выдвинули кандидатуру Ирены Сендлер на Нобелевскую премию мира (получила, впрочем, не она, а Эл Гор, американский громогласный борец со всемирным потеплением – чудны дела твои, Господи!). В 2007 г. Ирена Сендлер по представлению 15-летнего польского подростка Шимона Плоценника была награждена «Орденом Улыбки». В том году она стала почетной жительницей Варшавы, а также была учреждена ежегодная Премия имени Ирены Сендлер «За совершенствование мира», отмечающая заслуги в преподавании истории Холокоста.

И в музее израильского кибуца Лохамей ха-Гетаот («Борцы гетто»), основанном выжившими участниками восстания Варшавского гетто, проходят семинары, где слушателям обязательно показывают фильм «Храброе сердце Ирены Сендлер».

Пани Ирена, спасшая в годы Холокоста 2500 еврейских детей, умерла в Варшаве 12 мая 2008 г. в возрасте 98 лет. Не дожила два года до своего столетия и два месяца до резолюции Палаты представителей Конгресса США от 30 июля 2008 г., которая чествовала память об Ирене Сендлер, Героине Польши.

В груде своих наград Ирена считала самыми почетными благодарственное письмо Папы Римского Иоанна Павла Второго, «Орден Улыбки», которым ее наградили дети, и звание Праведника, присужденное ей в Израиле.

В Израильском Мемориале Катастрофы евреев Яд Вашем шелестит дерево в ее честь. Над ним, как и над всем Парком Праведников, высится один из корпусов с этим именем – Яд Вашем. Оно взято из фразы еврейского пророка Иешияху (Исайи): «Бог устами пророка говорит еврейскому народу «Имя и память дам тебе в Доме моем». «Имя и память» – Яд Вашем.

Из безразмерного иерусалимского неба солнце льет, не скупясь, свет на это здание, облицованное грубо отесанным местным камнем. Золотистый отблеск его стен показался бы здесь, посреди рассказа о черной трагедии, чересчур разбитным, не сообрази архитектор разрядить его серой бетонной лентой. Она охватывает в верхней части три стены. На коротких западной и восточной стенах лента почти пуста, лишь местами выступают из бетонного массива корявые гребешки, неровности, бугры… Это мертвые остатки убитых букв. За углом, на длинной северной стене, они оживают коробчатыми конструкциями, сложенными из тонких плиток, местами продырявленных, прорванных. Полые коробки поднимаются торжественными буквами, дыры на них – пулевые раны, но и простреленные, они живут, дышат, чеканят собой ключевую для Мемориала фразу еврейского пророка.

На том и поставить бы точку. Но вот ведь какой фокус вытворяет Его Величество Случай. Коробки букв, открытые сверху, с отверстиями в боках, оказались идеальными скворешниками. Синицы натаскали травы внутрь букв, повыводили в тех гнездах птенцов, и по весенним утрам, когда солнце распахивает настежь небо и заполняет собою еще пустой от посетителей Яд Вашем, – птицы в буквах и на буквах суетятся, вспархивают, чирикают, орут благим матом – кипит неистребимая жизнь.

Посреди Иерусалимской Горы Памяти, посреди Яд Вашема, посреди Холокоста.

Так что? Счастливый выходит конец?..

– Анатолий Кардаш,

писатель, публицист

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Храброе и доброе сердце — Тюменский Курьер

Джек Майер. «Храброе сердце Ирены Сендлер». Эксмо, 2013.

В этой книге рассказывается не только о подвиге Ирены Сендлер, социальной работницы из Варшавы, которая сумела спасти 2500 детей, обреченных на гибель в оккупированном городе.

В этой книге, что особенно важно для современного мира, разорванного на куски политическими, экономическими, религиозными разногласиями, рассказывается о подвиге, совершенном уже в наши дни тремя девочками-подростками из крохотного городка в штате Канзас. И это был подвиг памяти. Памяти не их личной, не канзасской, не американской. Памяти общечеловеческой.

… По совету учителя, которого в книге называют просто — мистер К., 14-летняя Лиз Камберс, школьница из Юнионтауна, согласилась написать доклад к Национальному Дню Истории. В папке идей, которую ей вручил учитель, была газетная вырезка, озаглавленная «Другие Шиндлеры». В небольшом тексте рассказывалось о невозможном — о том, как хрупкая женщина выводила, вывозила из варшавского гетто детей, давала им другие имена и добывала другие документы. Как она устраивала их в польские семьи и в католические монастыри. Как ночью закапывала под яблоней в своем саду бутылки из-под молока, в которых были настоящие имена этих детей — на тот случай, если они когда-нибудь захотят узнать, как их звали на самом деле и кто были их родители. Среди двух с половиной тысяч детей было немало и тех, кого Ирене передали их собственные родители, осознавшие факт, что другой надежды спастись нет, что выход из гетто — только через трубу крематория в Треблинке…

— Мистер К., — спросила учителя Лиз. — Наверное, эта дама — знаменитость?

Оказалось, что учитель тоже ничего не знает об Ирене. Так начался поиск забытой героини варшавского подполья, а в свое время и забытой сознательно. Лиз и две ее подружки — Меган Стюарт и Сабрина Кунс — собрали по крупицам историю Ирены Сендлер, написали о ней пьесу «Жизнь в банке» (той самой, из-под молока) и поставили спектакль. Они выступали со своим спектаклем в Америке и Польше. Да, и в Польше, потому что оказалось, что забытая всеми спасительница — жива. Она в Варшаве, и ей уже 90 лет.

Спохватившееся польское правительство наградило Ирену орденом Белого Орла, а в 2007 году она была номинирована на Нобелевскую премию мира.

Книга посвящена всем невоспетым героям.

***
фото:

Поделиться ссылкой:

Анна Мешковская

В этой статье или разделе отсутствует следующая важная информация:

резюме

Помогите Википедии, исследуя и вставляя ее.

Анна Мешковская (* 1958, Варшава) — польский театровед и журналист. В своей книге Мать детей Холокоста она рассказывает правдивую историю польского социального работника Ирены Сендлер, которая спасла 2500 еврейских детей от смерти во время нацистского режима.С 2006 года работает архивариусом Польской академии наук. [1] [2]

Публикации

  • Художники эмигрантской Мельпомены. 1939–1995 , Польский культурный фонд ua, Лондон 1998, ISBN 0-85065-283-9.
  • Мариан Хемар из Львова в Лондон. Эскиз к биографии художника , Польский культурный фонд, Лондон 2001, ISBN 1-872286-44-5.
  • Мать детей Холокоста.История Ирены Сендлер , Warszawskie Wydawn. Литературная муза, Warschau 2004, ISBN 83-7319-254-9.
  • Была песня … Звезды кабаре и эмиграции Мельпомена , Warszawskie Wydawn. Литературная муза, Warschau 2006, ISBN 83-7495-060-9.
  • Я, артист кабаре. Мариан Хемар — из Львова в Лондон, , Варшавский рассвет. Литературная муза, Warschau 2006, ISBN 83-7319-820-2.
  • Мать детей Холокоста. Ирена Сендлер и спасенные дети из Варшавского гетто .Перевод Урсула Усаковска-Вольф и Манфред Вольф. Deutsche Verlags-Anstalt, Мюнхен 2006 г., ISBN 3-421-05912-8. (На основе этой книги основан фильм — Мужественное сердце Ирены Сендлер , польско-американское совместное производство 2009 года о творчестве Сендлера.)
  • Биографический роман, или чудеса жизни эмигранта по выбору. Фредерик Ярош (1889–1960), автор неписаных воспоминаний о жизни польских эмигрантов в Лондоне , В: Архив эмиграции. Исследования — Очерки — Документы, Университет Николая Коперника, Торунь 2009, No.10. С. 40–50, ISSN 2084-3550.
  • Хроника жизни и деятельности Тимона Терлецкого (1905–2000) , In: Pamiętnik Teatralny, Государственный институт искусств, Warschau 2011, S. 3–4 и S. 18–200, ISSN 0031-0522.
  • Дети Ирены Сендлер. Новое изд. Книги Мать детей Холокоста , Wydawn. MUZA SA, Warschau 2011, ISBN 978-83-7758-021-9.
  • Мирела Семпер Фиделис (эпилог) , В: Дзевонски Петр: Леопольд Побог-Келановски, Pro-Vision Publishing, Лондон 2012, стр.269–271, ISBN 978-0-9571144-3-2.
  • Мои приключения с биографией Мариана Хемара , В: Куркевич, Марек (Hrsg.): Мариан Хемар вчера и сегодня, Wydawn. Университет Казимира Вельки, Быдгощ 2012, С. 172–187, ISBN 83-7096-868-6, ISBN 978-83-7096-868-7.
  • zusammen mit Marta Mroczkowska-Gessek: Bronisław Przyłuski. Жизнь и литературная деятельность , Общество друзей эмиграционных архивов, Торунь 2014, ISBN 978-83-939089-3-6.
  • Мастера кабаре.Мариан Хемар и Фредерик Яроси из qui pro quo в Лондон , Zwierciadło, Warschau 2016, ISBN 978-83-65456-33-5.

Награды

  • 2007: Читаю на март «Петр месяца» для научно-популярной книги «Мать детей Холокоста». Ирена Сендлер и спасенные дети из Варшавского гетто [3]

Индивидуальные свидетельства

  1. ↑ Schlosser: Красивое храброе сердце Ирены Сендлер (страница больше не доступна , поиск в веб-архивах) @ 1 @ 2Шаблон: Toter Link / культура.pl Информация: Ссылка была автоматически помечена как дефектная. Пожалуйста, проверьте ссылку в соответствии с инструкциями, а затем удалите это уведомление. 24 октября 2013 г., дата обращения: 29 марта 2018 г.
  2. ↑ Бюллетень архивов Польской академии наук, № 54, Warschau 2013, стр. 114, ISSN 0551-3782.
  3. ↑ LesePeter

Ссылки

Ирена Сендлер и девушки из Канзаса

С 1942 по 1943 год Сендлер и ее сеть из 10 соотечественников спасли 2500 еврейских детей из Варшавского гетто.Под видом медсестры по инфекционному контролю Сендлер стучалась в двери гетто, прося родителей, бабушек и дедушек отказаться от своих детей и внуков, чтобы она могла их вывезти. Каждому ребенку дали новое польское имя и поддельные документы, удостоверяющие личность, и спрятали в приемных семьях, детских домах или монастырях. Сендлер настаивал на ведении списков детей с указанием их еврейских и польских имен, чтобы после войны они знали свои настоящие личности. Списки она спрятала в молочных банках, которые были закопаны на заднем дворе одного из ее сообщников.

После войны коммунистическое правительство Польши преследовало членов польского сопротивления военного времени, Зеготу, частью которого был Сендлер. Их преследовали, допрашивали, заключали в тюрьмы и даже казнили. Сендлер и другие, спасавшие евреев во время войны, хранили молчание. О Сендлер и ее героизме почти никто не знал.

Она осталась бы незамеченной героиней, если бы не три американских девочки-подростка, которые открыли ее забытую историю 60 лет спустя. Лиз, Меган и Сабрина, которые начали изучать историю на конкурсе Национального дня истории, стали историками, отстаивая наследие Сендлера в Польше, США.С., и во всем мире. Три подростка из сельской местности Канзаса помогли раскрыть молчание о Холокосте в Польше.

Моя первая встреча с этой историей произошла зимой 2001 года в моем педиатрическом кабинете в Миддлбери, штат Вермонт, когда я просматривал почту. Это было до электронной истории болезни, и я ежедневно просматривал огромную стопку бумаг. У всего было около трех секунд, чтобы сохранить, подшить, переработать или выбросить.

Я являюсь членом Мемориального музея Холокоста США (USHMM).Каждый год я присылаю пожертвования, и они присылают мне календарь с 12 ежемесячными героями Холокоста. Когда я быстро пролистал, я был остановлен ноябрьской записью. Меня остановила фотография — юная Ирена Сендлер, двадцати девяти лет, очень похожая на мою племянницу. Я прочитал короткий абзац под фото:

Ирена Сендлерова (1916 г. — НЕИЗВЕСТНО) В качестве главы детского отдела Зеготы Польского подпольного Совета помощи евреям социальный работник Ирена Сендлерова (кодовое имя «Йоланта») помогла контрабандой вывезти более 2500 еврейских детей из Варшавского гетто. .Спрятав их в детских домах, монастырях, школах, больницах и частных домах, она предоставила каждому ребенку новую личность, тщательно записав в коде их еврейские имена и места проживания, чтобы оставшиеся в живых родственники могли найти их после войны. Осенью 1943 года арестованный гестапо, Сендлерова был приговорен к смертной казни. Зегота спас ее перед казнью. Она приняла новую личность и продолжила свою работу в Зеготе.

Я был ошеломлен. Я дитя переживших Холокост. Как я мог не знать историю Ирены Сендлер? Всем известен Оскар Шиндлер, который спас 1100 евреев из немецкого концлагеря в Польше и чья история была рассказана в фильме Стивена Спилберга Список Шиндлера .Даже в USHMM выдающиеся исследователи Холокоста мало знали о Сендлере. Они неправильно указали год ее рождения (это был 1910 год, как я узнал позже), и они не знали, жива ли она еще.

Я сохранил этот календарь в файле с надписью «Интересное». И так простоял почти три года.

Затем, в феврале 2004 года, однажды ночью я зашел в свой офис, чтобы увидеть больного ребенка. На моем столе кто-то оставил копию журнала Ladies Home Journa l, открытую для статьи «Женщина, которая любила детей.Речь шла об Ирене Сендлер и трех подростках из Канзаса, которые раскрыли ее историю. В статье объясняется, что в 1999 году, планируя проект «День национальной истории», они нашли краткую ссылку на Сендлера в статье U.S. News and World Report , озаглавленной «Другие Шиндлеры». История Сендлера вдохновила их проект NHD: они написали и поставили пьесу под названием « Жизнь в банке ». Он пересказывал в драматической форме эмоциональную историю о Сендлере, который стучал в двери гетто и просил еврейских родителей отказаться от своих детей, чтобы спасти их.Название « Жизнь в банке», относится к спискам, похороненным Сендлером.

Подростки читают, что Ирена была арестована гестапо в 1943 году и подверглась пыткам в тюрьме Павяк, самой известной тюрьме гетто, из которой почти никто не сбежал. Логично, что они начали поиск кладбищенских записей и обратились к Еврейскому фонду праведников в поисках информации о том, где она может быть похоронена. Вскоре после этого они получили письмо от фонда, в котором говорилось, что Сендлер жив! Ей было девяносто лет, и она жила в бедности со своей невесткой в ​​Варшаве.Затем фонд связал их с Сендлером.

Трое студентов планировали поехать в Польшу и встретиться с Сендлером, сначала пытаясь собрать деньги за счет продажи конфет, пока филантропы и выжившие в Холокосте из еврейской общины Канзас-Сити не вмешались, чтобы помочь прикрыть поездку. Впервые выезжая из страны (для одного из них впервые в самолете), девушки наконец встретили Сендлер в ее варшавском доме в 2001 году. Они поддерживали с ней нежную дружбу в течение следующих семи лет, пока она не скончалась. совершил несколько поездок в Польшу, чтобы навестить ее, каждый раз исполняя Life in a Jar на разных площадках.И они начали работать с польскими старшеклассниками, которые рассказывали забытые истории спасателей из своих общин.

Читая статью Ladies Home Journal , я вспомнил календарь USHMM. Теперь эта история приобрела новое измерение. Большую часть своей жизни я был тайным писателем и подумывал написать новеллу о Варшавском гетто. Ирена Сендлер казалась неотразимым персонажем, и я хотела узнать о ней больше. Меня также заинтриговали две истории — военная история Ирены и современная история трех канзасских подростков.Я позвонил их учителю в Канзасе, Норму Конарду.

«По счастливой случайности, ты позвонил, — сказал он. «Мы ищем кого-нибудь, кто напишет эти две истории».

Я заколебался. Раньше я не писал научной литературы, только беллетристику и стихи. Но я почувствовал мощную синергию этих двух историй. Мне не хотелось писать военную историю о герое Холокоста, потому что большая часть литературы о Холокосте оставляет меня злым, грустным, подавленным и разочарованным. Но это была другая история — вдохновляющая история трех типичных американских подростков, которые помогли восстановить историю великого героя.

Я согласился написать рассказ и в 2004 году посетил Юнионтаун, штат Канзас, где девочки ходили в школу. Небольшой городок с населением 264 человека, ему не повезло. Многие магазины были закрыты ставнями. Он был похож на черно-белую фотографию Доротеи Лэнг или Уокера Эванса времен Великой депрессии. Я встретил Норма и девочек в старшей школе, и меня зацепило.

Средняя школа Юнионтауна, в которой учится всего около 120 учеников, является одним из самых бедных школьных округов в Канзасе. В школе не было разнообразия — ни евреев, ни афроамериканцев, ни даже католиков, — но эти подростки узнали историю Сендлера и рассказали миру.Я провела неделю, опрашивая студентов, их семьи, их учителей, членов общины и переживших Холокост из Канзас-Сити, которые проявили большой интерес к пьесе и проекту Ирены Сендлер.

Мы с женой сопровождали студентов и Конарда в Польшу во время их третьего визита в 2005 году. Я смог провести более обширное исследование и взять интервью у Сендлера, исследователей Холокоста и некоторых детей, спасенных Сендлером, которым сейчас за шестьдесят и семьдесят. . Мы встретили Эльжбету Фицовскую, спасенную шестимесячным младенцем.Сендлер успокоил ее и поместил в столярную будку. Ее родители поцеловали своего ребенка на прощание и оставили небольшую ложку в коробке, на одной стороне которой было написано ее имя, а на другой — дата рождения. Это единственный сувенир на память о ее родителях, убитых в Треблинке. Мы с ней стали хорошими друзьями, и я много раз держал ее ложку, всегда со слезами. Фицовска стала одним из опекунов Сендлера и председателем Ассоциации детей Холокоста в Польше.

Когда я брал у нее интервью, Сендлер исполнилось девяносто пятый день рождения.Она была энергичной, и ее память была ясной и конкретной. Она хотела быть уверенной, что я доверяю всей ее сети спасателей и связных. Она позаботилась о том, чтобы я правильно написала имена всех.

Польша была, пожалуй, самой пострадавшей страной в оккупированной Европе. Последствием сокрытия или даже кормления еврея была казнь, часто публичная как предупреждение другим полякам. Когда я спросил Сендлер, почему она подвергает себя и свою семью такому риску, она ответила: «Это была потребность моего сердца». Она отвергла наименование героя.«Я делал только то, что сделал бы любой порядочный человек. . . . Героями были младенцы, они были героями материнских сердец. . . . Это родители, бабушки и дедушки бросили своих детей, они были настоящими героями ».

Она сказала, что ее вдохновило учение отца. «Если вы видите, что кто-то тонет, вы должны спасти их, даже если вы не умеете плавать». И «в мире есть только два типа людей, хорошие и плохие, независимо от расы, религии или вероисповедания. И большинство людей хорошие.”

Она сокрушалась, что сделала недостаточно — на каждого ребенка, которого они спасли, почти сотня пошла на смерть в Треблинке.

Сендлер стал польским национальным героем. Поляки очень хотели рассказать свои истории, отчасти потому, что проект «Жизнь в банке» стимулировал польско-еврейский диалог, а также научные исследования о Польше во время немецкой оккупации. Хотя в Польше наблюдается тревожный возврат к антисемитизму и отрицанию Холокоста, история Сендлера продолжает рассказываться.

Яд Вашем, Всемирный центр памяти жертв Холокоста в Иерусалиме, признает больше праведников-неевреев — тех, кто спасен из принципа, а не ради личной выгоды — из Польши, чем из любой другой страны оккупированной Европы. В 2019 году в нем было 27 362 праведных язычника, из них 6 992 из Польши, или около 26 процентов. Но из-за послевоенного коммунистического антисемитизма Польши польские спасатели, получившие медали Яд Вашем, скрыли их и никому не рассказали о своей деятельности в военное время.

На одном из представлений «Жизнь в банке » в Варшаве я сидел рядом со стариком, достаточно старым, чтобы быть взрослым во время войны.На протяжении всего выступления он сидел, сложив руки вместе, сжимая что-то внутри. После выступления я спросил его об этом, и он открыл руки, чтобы показать свою медаль Яд Вашем. На его глазах стояли слезы, когда он объяснил: «Я хранил это в подвале в течение 60 лет. Я никому не сказал, кроме жены. Я не сказал своим детям, семье, друзьям или коллегам. Теперь, благодаря этим американским студентам, я могу с гордостью это показать. Это было лучшее, что я когда-либо делал ».

Мой первый визит в Варшаву в 2005 году, я смог найти несколько указателей Варшавского гетто и никакого памятника стене.В своем исследовании для книги я не нашел никаких упоминаний об Ирене Сендлер до 2000 года, кроме «Яд Вашем» (медаль «Праведник из язычников» 1965 года и в 1983 году дерево, посаженное в ее честь рядом с деревом Рауля Валленберга) и US News and World. Статья Report , в которой подростки Канзаса запустили свой проект «День национальной истории».

Когда я вернулся в 2013 году для выпуска польского перевода моей книги 2011 года « Жизнь в банке: проект Ирены Сендлер » (также переведенной на русский, китайский и монгольский), я увидел, как много изменилось в Польше.Там, где раньше не было указателей на стене, теперь на тротуарах и лужайках есть след шириной 10 дюймов с надписью «MUR GETTA / GHETTO WALL 1940–1943», показывающий точное местоположение стены гетто. У каждых из 22 ворот есть мемориальная доска с картой и описанием того, что произошло в гетто.

В настоящее время существует 35 школ Ирены Сендлер в Польше, три в Германии, одна во Франции и одна в Англии. Я встречался, чтобы обсудить Сендлера с заместителем министра иностранных дел Польши Ежи Помяновским, давал интервью на радио, телевидении и в печати, а также встретился с журналистом из Католического информационного агентства.Музей истории польских евреев в Варшаве открылся в 2014 году, а Европейский центр Лоуэлла Милкена, польское отделение Фонда Ирены Сендлер / Жизнь в банке, работает с польскими подростками над аналогичными проектами.

Проект изменил Польшу, а также американских студентов, которые все это начали. Со временем, проведенным с подростками из Канзаса, я узнал, что каждая девочка что-то знала о потере или почти потере своего родителя. В детстве Лиз бросили родители, и ее воспитывали бабушка и дедушка, мать Меган заболела раком, а мать Сабрины внезапно умерла во время проекта.Девочки мужественно позволили мне рассказать в моей книге собственные болезненные истории. И мне стало ясно, что последние трое детей, которых спасла Ирена Сендлер, были девочками из Канзаса.

Сегодня Элизабет Кемберс Хаттон имеет две степени магистра и преподает историю Холокоста в Миссури. Сабрина Кунс-Мерфи — учительница начальной школы в Канзасе. Меган Стюарт Фелт, координатор программы Фонда Ирены Сендлер / «Жизнь в банке», по-прежнему работает с Нормом Конардом над развитием наследия Сендлера и продолжает играть Сендлера в спектаклях « Жизнь в банке ».

История меня тоже изменила. Я немецко-американский еврей, родившийся после войны в семье, едва избежавшей Холокоста. Другие в моей семье этого не сделали. Первые пять лет своей жизни я жил в верхнем Манхэттене, в Вашингтон-Хайтс — городском местечке немецких евреев, переживших Холокост. Я не говорила по-английски, пока мне не исполнилось пять лет. Холокост был озадачивающей, но знаковой историей моего детства, предметом нервных, тихих разговоров взрослых. Это было пугающе, загадочно, непостижимо, но повсюду — это была атмосфера.Со стороны тех, кто пережил это, было неловкое отсутствие грации, скрытность, которую я теперь понимаю как разновидность посттравматического стрессового расстройства. Это был непризнанный слон в гостиной — огромный, но скрытый.

Только когда мне исполнилось двадцать, я узнал, что мой дед был арестован на Хрустальную ночь 9 ноября 1938 года и заключен в тюрьму в Дахау. Моя бабушка ходила в среднюю школу с одним из административных охранников в Дахау. Он взял от нее взятку, и через полгода дедушку отпустили.В 1999 году у моих родителей взяли интервью в рамках проекта Стивена Спилберга «Шоа». Во время беседы моя мама принесла документы, удостоверяющие личность, с пометкой «Еврей» и медсестру со свастикой. Мы с братом никогда не видели этих артефактов.

Я росла в семье выживших и имела чувство миссии в отношении Холокоста, но не знала, как это проявится. Сейчас, когда мне за семьдесят, я обнаруживаю, что, написав «Жизнь в банке » и рассказывая об этом новой аудитории, я выполняю эту миссию.

В своих выступлениях, спонсируемых Советом по гуманитарным наукам Вермонта, я подчеркиваю, как Сендлер и девушки из Канзаса восстанавливали мир — tikkun olam на иврите. У немногих из нас хватило бы смелости сделать то, что сделал Сендлер, но все мы можем делать то, что делали Лиз, Меган и Сабрина, — совершать небольшие поступки приличия и уважения ко всем людям. Действия, которые меняют мир.

2500 еврейских детей спасла польская медсестра — Первые новости

Ирена Сендлер в 2007 году в возрасте 97 лет Радек Петрушка

10-я годовщина смерти польской медсестры, которая рискнула своей жизнью, чтобы спасти тысячи еврейских детей во время Второй мировой войны, будет отмечаться сегодня в Польше и пережившими Холокост во всем мире.

Ирена Сендлер, умершая в 2008 году в возрасте 98 лет, является одной из самых известных в мире Праведников народов мира.

В прошлом году парламент Польши проголосовал за посвящение 2018 года ее памяти.

Сендлер, медсестра по профессии, родилась Ирена Кшижановска в Отвоцке, Центральная Польша. Ее отец, Станислав, был врачом, и большинство его пациентов были евреями, живущими в городе, и у ее семьи было много друзей-евреев. Вскоре после начала Второй мировой войны в 1939 году Сендлер присоединился к деятельности по оказанию помощи евреям, которая включала раздачу продуктов питания, уход за сиротами и финансовую помощь людям, чье имущество было конфисковано нацистской Германией.

В 1942 году, когда она работала старшим менеджером в отделе социального обеспечения Варшавского муниципалитета, Сандлер присоединилась к «Зеготе» — польской организации сопротивления, основанной польским правительством в изгнании в Лондоне для помощи евреям. в оккупированной нацистами Польше. Ей дали псевдоним «Иоланта» и поставили перед ней задачу спасать еврейских детей. Она рисковала жизнью во время спасательных операций, как и те, кто ей помогал.

Сендлер удалось получить поддельные документы, в которых она называла христианские имена еврейским детям, и даже получить справки о том, что дети страдают заразными заболеваниями, чтобы удержать нацистов от интереса к ним.

Вместе со своей помощницей Иреной Шульц Сендлер много раз входила в гетто под предлогом того, что ей приходилось заботиться о больных детях. Затем она провозила в гетто деньги, еду, лекарства и одежду, а также выносила младенцев и маленьких детей в чемоданах.

Сендлер также начал вывозить из гетто еврейских детей. По поддельным личным документам, созданным членами польского подполья, она передала детей в христианские семьи или монастыри на попечение.Чтобы облегчить разлуку со своими биологическими родителями, Сендлер сказал некоторым детям, что их еврейские родители на самом деле были приемными родителями, и теперь они вернутся к своим биологическим родителям. Детей тайно вывозили из гетто разными способами. Некоторые из них были спрятаны под пассажирскими сиденьями трамвая, пересекавшего гетто. Другие были спрятаны в частных автомобилях, в которых также была обучена собака, которая лает, когда дети плачут, чтобы скрыть звуки плача от нацистской охраны.

Сендлер позаботилась о том, чтобы имена детей, которых она тайно вывезла из гетто, были точно записаны, чтобы их можно было идентифицировать в конце войны и вернуть их биологическим семьям. Списки она спрятала в стеклянных банках, закопанных в своем саду. Всего Сендлер спас жизни 2500 еврейских детей.

В октябре 1943 года Сандлер был арестован гестапо и подвергался жестоким пыткам. Нацисты потребовали от нее передать список спасенных ею еврейских детей, но она отказалась.

После непродолжительного судебного разбирательства нацисты приговорили Сендлер к смертной казни, а также еще 39 женщин-заключенных, но ее друзьям из польского подполья удалось подкупить одного из нацистских охранников, которые помогли ей бежать. Ее имя было внесено в список уже казненных заключенных, и Сендлер продолжал скрываться под вымышленным именем.

После окончания войны Сендлер работал в Министерстве здравоохранения Польши. В 1965 году она была удостоена награды «Праведник народов мира» институтом «Яд Вашем» в Иерусалиме за спасение тысяч еврейских детей, подвергнув риску свою жизнь.В 1991 году она также получила почетное гражданство Израиля.

Во время визита в Израиль бывший президент Польши Лех Качиньский предложил Польше и Израилю совместно выдвинуть кандидатуру Сендлера на присуждение Нобелевской премии мира. В 2006 году израильские организации выживших в Холокосте и польское правительство подали в комитет по присуждению Нобелевских премий рекомендации о присуждении Нобелевской премии мира Сендлеру, но безуспешно.

В 2003 году Сендлер был награжден высшим в Польше орденом Почета — Орденом Белого Орла.В 2007 году она была также награждена польским парламентом за свою смелую деятельность. Сендлер сказала, что посвятит премию людям, которые помогали ей в годы войны, и тем, кого уже нет в живых. «Каждый ребенок, которого я спасла во время войны, — это оправдание моей жизни», — сказала она.

Сендлер скончалась в варшавской больнице 12 мая 2008 года. В 2009 году в память о ней вышел фильм «Отважное сердце Ирены Сендлер», рассказывающий историю ее жизни.

Похороны Ирены Сендлер, Варшава, 15 мая 2008 г.
(Фото Томаша Гзеля)

Героическая деятельность Сендлера вместе со многими другими польскими Праведниками народов мира побудила польское правительство объявить 24 марта праздником памяти Праведники народов мира, которые рисковали своей жизнью, спасая евреев.В интервью RMF Radio дочь Сендлера Янина Згжембска сказала, что «очень рада подписанию этого закона».

Она сказала, что ее мать никогда не хотела, чтобы ее называли «героем». «Моя мама сказала, что сделала это, потому что дома ее учили помогать нуждающимся, и их происхождение или религия не имеют значения. Человек важен. Вплоть до своих последних дней она говорила, что «может быть, я могла бы сделать больше, может быть, я могла бы спасти еще одного или двух детей», — сказала Згжембска.

Мужественное сердце Ирены Сендлер Пример бесплатного эссе

Очерк, Страницы 3 (537 слов)

«Отважное сердце Ирены Сендлер» — фильм, основанный на жизни женщины, которая рискнула своей жизнью ради других. Ирена спасла 2500 детей от отправки в концентрационные лагеря.Действия Ирены Сендлер базировались в Польше во время Второй мировой войны 1940-х годов. Ирена жила недалеко от Варшавского гетто, где ждали перевозки в концентрационные лагеря. Ирена Сендлер — главная героиня фильма, ее мать: Янина Кшижановская, ее будущий муженек: Стефан Згжембски, и среди ее помощников: Стефания.

Сдавайте бумагу самого высокого качества
Обратитесь к квалифицированному писателю, который поможет вам с

«Отважное сердце Ирены Сендлер»

Получите качественную бумагу

НОВИНКА! AI, соответствующий писателю

Ирена Сендлер была замечательной христианкой из-за того, что она была самоотверженной, благотворно влияла на многие жизни и рисковала собственной жизнью.

Ирена родилась в католической католической церкви и представляет собой разочаровывающий образец христианства. В христианстве люди делают добрые дела для других и не эгоистичны. Ирена рисковала своей жизнью, представившись медсестрой и тайком вытаскивая детей из гетто. Точно так же она рискнула своей жизнью, навещая своих приятелей, живших в гетто, и приносила им еду.

Ирена нарушила многочисленные правила и законы, относящиеся к гетто, что очень раскрывает, насколько она христианка.Она верила в Бога и понимала важность своей работы. Она также научила детей христианским молитвам и обозначению креста, чтобы скрыть их религиозные убеждения.

Я думаю, что христианство Ирины вдохновило ее на этот мужественный поступок для других. Я не верю, что без веры кто-то мог бы делать то же самое, что и она.

Узнайте смету стоимости вашей бумаги

«Вы должны согласиться с условиями предоставления услуг и политикой конфиденциальности»

Ирена также была вдохновлена ​​своим папой, который фактически умер к тому времени, когда началась Вторая мировая война.Цитата, которую она жила и повторила в фильме: «Меня учили, что если вы видите тонущего человека, вам нужно прыгнуть в воду, чтобы спасти его, независимо от того, умеете вы плавать или нет». Я чувствую, что эти эффективные, бескорыстные слова демонстрируют самоотверженность Ирены. Она шла вперед и понимала, что с евреями все в порядке.

Ирена столкнулась с множеством проблем, но она выстояла и столкнулась с возможностью смерти лицом к лицу. Ирена столкнулась с эмоциональными проблемами, забирая детей от матерей.Многие матери не хотели расставаться со своими детьми и не отпускали их. Иногда Ирена возвращалась к семье на следующий день, чтобы забрать детей, и семья уже была отправлена ​​в концлагерь. Ирена рисковала быть пойманной нацистами и подвергала опасности жизни детей, которых пыталась спасти. Если бы Ирену поймали с детьми, вероятно, их обоих убили бы.

Действия Ирены Сендлер доказывают, что ее христианство побуждало ее спасать жизни детей.Самая привлекательная черта Ирены заключается в том, что даже после всей той важной работы, которую она проделала, она все еще чувствовала, что сделала недостаточно. Она всегда чувствовала, что могла бы сделать больше и спасти больше жизней. Этот скромный взгляд на ее действия показывает, насколько она образцовая христианка. Ее смелость рискнуть своей жизнью и другими изменила ход истории. История Ирены останется в истории как удивительный пример сильной женщины.

Сдавайте бумагу самого высокого качества
Обратитесь к квалифицированному писателю, который поможет вам с

«Отважное сердце Ирены Сендлер»

Получите качественную бумагу

Помогаем студентам с 2015 года

Проект Ирены Сендлер (пересмотренный) книга Джека Майера

Описание

Во время Второй мировой войны Ирена Сендлер, польский католический социальный работник, организовала сеть социальных работников, чтобы спасти 2500 еврейских детей от неминуемой смерти в Варшавском гетто.Невероятно, но после войны ее героизм, как и многие другие, был подавлен коммунистической Польшей и оставался практически неизвестным в течение 60 лет. Неизвестно, пока три старшеклассницы из экономически депрессивного сельского школьного округа на юго-востоке Канзаса не наткнулись на дразнящую ссылку на спасение Сендлера, которую они превратили в исторический проект, пьесу, которую они назвали «Жизнь в банке». Их невинная драма впервые была показана в Канзасе, затем на Среднем Западе, затем в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Монреале и, наконец, в Польше, где они подняли Ирену Сендлер до национального героя, отстаивая ее наследие терпимости и уважения ко всем людям.Жизнь в банке: проект Ирены Сендлер — это история Холокоста и многое другое. Это вдохновляющая история студентов-протестантов из Канзаса, каждый из которых несет на себе собственное болезненное бремя, каждый из которых своим сложным образом призван к истории католической женщины, которая стучалась в еврейские двери в Варшавском гетто и, по словам Сендлера, «пыталась» чтобы отговорить матерей от их детей ». Вдохновленные Иреной Сендлер, они являются живыми примерами того, как один человек может изменить мир, и образцами для молодых людей во всем мире.* * * * * 60% продаж этой книги передаются в фонд Ирены Сендлер / «Жизнь в банке». Фонд продвигает наследие Ирены Сендлер и призывает преподавателей и студентов подражать проекту, уделяя особое внимание незамеченным героям истории, чтобы научить уважению и пониманию всех людей, независимо от расы, религии или вероисповедания.

Подробнее о продукте

Цена

$ 17.95

Издатель

Жим с длинным ходом

Дата публикации

28 марта 2011 г.

Страницы

396

Размеры

5.9 X 0,7 X 8,9 дюйма | 1,2 фунта

Язык

Английский

Тип

Мягкая обложка

EAN / UPC

9780984111312

Зарабатывайте на продвижении книг

Об авторе

Джек Майер — педиатр и писатель. В 1991 году он основал компанию Rainbow Pediatrics в Мидлбери, штат Вермонт, где продолжает заниматься педиатрической практикой.Он является преподавателем педиатрии в Медицинской школе Университета Вермонта и консультантом студентов-медиков в колледже Миддлбери.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *