Иисус из догмы – Судебно-медицинские эксперты восстановили подлинную внешность Иисуса Христа (4 фото)

Содержание

Иисус любит тебя (Дружище Иисус, подмигивающий Иисус)

Иисус любит тебя (Buddy Christ, Дружище Иисус) – изображение статуи улыбающегося и подмигивающего Иисуса Христа, который одной рукой показывает на тебя, другой рукой делает жест “большой палец вверх”.

Происхождение

Картинка с подмигивающим Иисусом – это кадр из фильма “Догма” (1999 год).

 

По сюжету католический священник (которого играет известный стенд-ап комик Джордж Карлин) представляет публике обновленный “мажорный” образ Иисуса Христа в рамках кампании “Вау-Католицизм”.

мем иисус подмигивает

Кадр, на котором Христос улыбается и подмигивает, стал популярным макросом в интернете.

Значение

У мема “Дружище Иисус” нет какого-то определенного значения. Чаще всего макрос используют, чтобы приободрить человека, сделать ему комплимент. В некоторых вариантах мем используется, чтобы намекнуть о чем-то (подмигивающий Иисус очень напоминает мем с Мистером Бином – “Если вы понимаете, о чем я”).

Но в большинстве случаев картинка с улыбающимся Христом просто обыгрывает различные стороны христианства или католицизма. Это могут быть шутки, анекдоты, каламбуры, в которых вера раскрывается с позитивной стороны.

Галерея

мем иисус подмигивает

мем иисус подмигивает

мем иисус подмигивает

мем иисус подмигивает

мем иисус подмигивает

мем иисус подмигивает

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Догма (фильм) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 29 мая 2019; проверки требуют 4 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 29 мая 2019; проверки требуют 4 правки.

«До́гма» (англ. Dogma) — американский комедийный художественный фильм 1999 года. Четвёртая картина в выдуманной вселенной View Askewniverse Кевина Смита. Фильм был показан в рамках Каннского кинофестиваля[2].

Два падших ангела, Локи и Бартлби (в миру Ларри и Барри), сосланные Богом за ослушание на землю, а точнее, в штат Висконсин, смертельно уставшие от своего бессмертия и отлучения от божественного присутствия, узнаю́т, что у них появился шанс вернуться домой, в рай. Кардинал католической церкви Игнатиус Глик проводит пиар-акцию для продвижения христианства среди молодежи: все, кто пройдёт сквозь арку одной определенной церкви, получают отпущение всех грехов. Инициатива освящена папой, а как известно, последний является наместником бога на земле, а значит его слово имеет вес и для Небес. И если Локи и Бартлби сбросить крылья, тем самым отказавшись от бессмертия и став обычными людьми, а затем войти в церковь, то они могут благополучно вернуться на Небеса.

Но не всё так просто — вернувшись на Небеса, они нарушат принцип, на котором держится всё мироздание — непогрешимость Бога. Стоит им осуществить свой план, и мир перестанет существовать.

Как оказывается, всё это — коварный план демона Азраила, которому надоела жизнь в аду, и он готов сделать всё, даже разрушить этот мир, лишь бы прекратить свои муки. С помощью трёх своих адских помощников (отморозков-роллеров с хоккейными клюшками) он отправляет в кóму ничем не примечательного бездомного, который оказывается воплощением Бога в человеческом облике. И пока главная угроза его замыслам недееспособна, Азраил начинает претворять в жизнь свой план.

Но ангелы тоже не дремлют и вовремя начинают принимать адекватные меры. Как-то ночью к сотруднице абортария

Вифании Слоун с Небес спускается глас Божий — ангел Метатрон. Он возвещает ей, что она выбрана для того, чтобы спасти мир. В помощь ей он обещает двух пророков, ими оказываются Джей и Молчаливый Боб. В дороге к ним также присоединяется 13-й апостол — темнокожий Руфус, вычеркнутый из Библии из-за расизма авторов, сообщивший Вифании, что честь возглавить миссию по спасению всего сущего ей выпала из-за того, что она является пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-внучатая племянница Иисуса Христа, последней из рода; также одной из помощниц становится муза Серендипити, временно работающая стриптизёршей в придорожном баре…

Пока Вифания продвигается к цели, не подозревающие о том, что являются пешкой в плане Азраила Локи и Бартлби по пути к церкви решают «с огоньком» провести последние дни на земле и решают «под занавес» от души покарать грешников — прелюбодеев, любителей «златого тельца» и тому подобных, встречающихся им на пути…

Любимое кино. Догма

Американский режиссер Кевин Смит прославился как создатель занятных, но не амбициозных лент, посвященных частным проблемам рядовых жителей Нью-Джерси. Однако его четвертым фильмом была постановка вселенского размаха – задорная и заставляющая задуматься комедия об ангелах, апостоле, пророках и даже о Боге в человеческом облике. Эта уникальная картина, ставшая культовым хитом, вышла в 1999 году. Она называлась «Догма».

Когда Кевин Смит учился в школе, у него было множество увлечений, начиная с комиксов и заканчивая хоккеем. В основном это были обычные хобби для американского мальчишки. Но было среди его увлечений занятие, которое в наши дни встречается нечасто. Маленький Кевин живо интересовался христианством.

На первый взгляд, это было естественно. Смиты были религиозной семьей, и Кевин учился в католической школе, где преподавали монахини. Но Смиту мало было заучивать то, что требовала запомнить программа и что нужно было знать, чтобы не выбиваться из рутинной религиозной жизни. Кевин «копал» глубже – штудировал Жития святых, читал не включенные в Библию Евангелия (то есть древние сочинения о жизни Христа, которые официально считаются недостоверными и еретическими), изучал истоки веры и ее эволюцию.

Постепенно у него в душе вызревало его личное представление об Иисусе и христианстве, тесно связанное с католическими догматами, но во многом им противоречащее. К концу школы и позднее, в студенческие годы, Смит решил, что его Церковь слишком сосредоточена на грехе и наказании грешников и что она недостаточно внимания уделяет проповеди христианства как религии радости и спасения, гуманизма и любви. При этом ему очень нравилась грандиозная католическая мифология с многоуровневой иерархией ангелов и прочими составляющими горнего мира. И он полагал, что эту мифологию стоит отразить на экране в эпическом фильме, который одновременно развлечет зрителей и предложит им новую интерпретацию католичества. Смиту хотелось наполнить свежей, современной энергией конфессию, которую многие в наши дни считают затхлой и отжившей свое.

Кадр из фильма «Догма»

Кадр из фильма «Догма»

Впервые Смит всерьез задумался о создании фильма под названием «Догма» в 1994 году. Ему было 23 года, и он как раз выпустил свою первую картину «Клерки» – полулюбительскую комическую постановку, которую Смит оплатил из собственного кармана. Несмотря на скромность проекта, «Клерки» многим понравились, и после успеха картины на фестивале независимого кино «Сандэнс» глава студии Miramax Харви Вайнштейн (тогда еще не ославленный на весь мир насильник) привез «Клерков» и их создателя на Каннский кинофестиваль. Картина получила там два приза, и это помогло ей с прокатом, но, кажется, главным событием для Смита в Каннах стала премьера «Криминального чтива» Квентина Тарантино.

«Чтиво» ошеломило и потрясло Смита, и оно его вдохновило. Режиссер увидел бесстрашное кино, органично смешивающее комичные, драматичные и безумные моменты. Смит немедленно позаимствовал у Тарантино эту смелость и, вооружившись ею, сочинил первую редакцию «Догмы» – сценарий, в котором действовали ангелы, демоны и другие сверхъестественные существа и в котором ключевые вопросы бытия обсуждались в типичной для Смита юморной манере. Заглавие было, разумеется, глубоко ироничным, поскольку лента была направлена против нудного догматизма.

В то время, впрочем, это был слишком амбициозный проект для Смита, который только начал осваивать профессию режиссера. Молодой постановщик не хотел испортить очень важную для него картину своей неопытностью, и он отложил «Догму» в долгий ящик. Вместо «божественной комедии» режиссер сперва снял молодежную комедию «Лоботрясы», которая была принята куда хуже, чем «Клерки», а затем поставил романтическую трагикомедию «В погоне за Эми», которая до сих пор считается самой сильной лентой Смита. Снятая за 250 тысяч долларов, «В погоне за Эми» принесла в прокате 12 миллионов долларов, и воодушевленный этим успехом Смит счел, что пора приступать к «Догме», которая к тому времени была переработана как мистическая приключенческая комедия.

Когда Смиту было 11 лет, его католический приход праздновал свое столетие. В честь этого торжества Папа Римский объявил, что в день юбилея любой, кто войдет в приходской храм, не будет в загробной жизни наказан за грехи, в которых он ранее раскаялся на исповеди (в католицизме считается, что исповедание греха не отменяет загробного наказания). Это так называемая «индульгенция», которую часто неверно понимают как полное прощение всех грехов, исповеданных и неисповеданных. Маленький Кевин был очень впечатлен тем, что сам Папа Римский отметил церковь его города. Поэтому годы спустя он сделал индульгенцию основой сюжета «Догмы».

Кадр из фильма «Догма»

Кадр из фильма «Догма»

В новом сценарии Смита два изгнанных из рая ангела решали воспользоваться временной индульгенцией в храме в Нью-Джерси, чтобы очиститься от божественного наказания и вернуться в рай без божественного позволения. Ведь Господь обещал, что решение, принятое Церковью на Земле, будет действовать и на Небесах! Но так как мир держится на нерушимости Божьей воли, то успех ангелов означал бы разрушение фундамента мироздания.

Чтобы предотвратить конец света, горние силы отправляли по следам блудных ангелов дальнего родственника Иисуса, который прежде понятия не имел, что происходит от одного из младших отпрысков Богоматери (по мнению Смита, у Иосифа и Марии не могло не быть собственных детей после непорочного рождения Иисуса). Вместе с этим героем спасать вселенную направлялись еще несколько человек и потусторонних существ, включая Руфуса – забытого 13-го апостола, которого исключили из Нового Завета, потому что он был чернокожим. Последнее было прозрачным намеком на давнишний спор о том, к каким расам принадлежали ближайшие сподвижники Иисуса и как выглядел сам Спаситель (варианты – от арийца до негра).

В первой редакции «Догмы» главный герой был крепким парнем, но Смит вскоре переосмыслил протагониста как хрупкую женщину, у которой, казалось бы, не было никаких шансов остановить двух ангелов, один из которых некогда уничтожил Содом и Гоморру. По профессии героиня должна была быть стриптизершей, и среди ее клиентов оказывались мелкие торговцы «травкой» Джей и Молчаливый Боб – постоянные персонажи фильмов Смита, одного из которых играл сам режиссер.

Еще позже героиня из стриптизерши превратилась в сотрудницу клиники абортов – самую «некатолическую» официальную профессию, какая только может быть в Америке, где религиозный вопрос о допустимости абортов стоит очень остро и порой приводит к кровопролитию. При этом героиня считала себя католичкой, и ее приятие абортов (по крайней мере, для других женщин) отражало ее сомнение в догме, навязанной церковными иерархами. В ранних редакциях сценария героиня в кульминации взрывала церковь, чтобы не пустить в нее ангелов, но в дальнейшем Смит нашел менее жестокий и провокационный выход из сюжетного положения.

Кадр из фильма «Догма»

Кадр из фильма «Догма»

К тому времени когда режиссер всерьез задумался о съемках «Догмы», у него уже был на примете исполнитель роли Бартлби, старшего из двух падших ангелов и главного антагониста ленты – поначалу рассудительного, но в дальнейшем совершенно безумного. Сыгравший главную роль в «В погоне за Эми» Бен Аффлек, который в то время еще был на грани голливудского успеха, взял у Смита почитать раннюю редакцию сценария, и ему так понравился Бартлби, что он подрядился его сыграть.

Предполагалось, что второго ангела, менее умного и более эмоционального Локи, сыграет Джейсон Ли, партнер Аффлека по «В погоне за Эми» (до этого они также вместе снялись в «Лоботрясах»). Но к тому времени, когда Смит начал собирать труппу «Догмы», съемочное расписание Ли оказалось полностью забито. Так что режиссер согласился попробовать в роли Локи давнего друга Аффлека Мэтта Дэймона, который почти одновременно со съемками в «В погоне за Эми» сыграл с Аффлеком в драме «Умница Уилл Хантинг». Тогда «Умница» еще не вышел и не получил сценарный «Оскар», который разделили Аффлек и Дэймон. Напомним, кстати, что Локи – это имя бога из скандинавской мифологии и что в христианстве есть мнение, что языческие божества – это падшие ангелы и демоны, выдающие себя за богов.

Прокатный успех «В погоне за Эми» позволил Смиту выторговать у студии Miramax и лично Харви Вайнштейна предварительный бюджет «Догмы» в 6,5 миллиона долларов. К этому бюджету прилагались определенные условия, главным из которых было задействование известных актеров. Это означало, что основную героиню по имени Вифания (в Библии это родное селение Марии, Марфы и Лазаря) не сможет сыграть Джои Лорен Адамс – тогдашняя девушка Смита и главная героиня «В поисках Эми», в расчете на которую была придумана Вифания. Впрочем, отношения постановщика и актрисы в то время уже пошли на спад, так что не похоже, что Смит сильно расстроился оттого, что не продолжит работать с Адамс.

Когда сценарий «Догмы» прочла Линда Фиорентино, героиня второго плана в тогда только что вышедших «Людях в черном», она живо заинтересовалась ролью Вифании и впечатлила Смита своими познаниями в католицизме (как и режиссер, актриса выросла в католической семье). Фиорентино была старше сценарной Вифании, но Смит согласился снимать новоиспеченную звезду и ради нее изменил героиню, сделав ее старше и более разочарованной в жизни. В дальнейшем режиссер пожалел об этом, поскольку работать с Фиорентино оказалось сложнее, чем со всеми ее коллегами по фильму. Смиту так не понравилось сотрудничать со своенравной актрисой, что позднее он говорил, что надо было отдать главную роль эстрадной комедиантке Джанин Гарофало, которая сыграла в «Догме» эпизодическую роль сотрудницы и подруги Вифании. По внешним данным Гарофало действительно могла бы заменить Фиорентино, но Фиорентино – более харизматичная звезда, и фильм вряд ли проиграл от ее участия.

Роль бойкого и комичного темнокожего апостола Руфуса предназначалась Сэмюэлу Л. Джексону. Однако при личной встрече Смиту очень понравился эстрадный комик Крис Рок, и он стал 13-м апостолом, который возвращается с Небес на Землю, чтобы помочь Вифании и рассказать людям о себе и о своей дружбе с Иисусом.

Кадр из фильма «Догма»

Кадр из фильма «Догма»

В свою очередь, британский актер Алан Рикман из «Крепкого орешка», «Робин Гуда: Принц воров» и «Разума и чувств» оказался большим поклонником «В погоне за Эми» и в награду за свое фанатство получил роль импозантного архангела Метатрона – гласа Господа, который возвещает людям божественную волю. Бог в «Догме» не может напрямую говорить с людьми, потому что его голос их убивает, даже когда Бог принимает человеческий облик. Отметим, что Метатрон не упоминается в Библии – о нем известно из Талмуда и Каббалы. Так что этот персонаж зря в фильме обижается, что американские христиане его не знают. Откуда им его знать?

С самого начала Смит знал, что Бог появился в его фильме и что он будет выглядеть не так, как его обычно себе представляют в человеческом облике. Поэтому в самом начале ленты Бог является на Землю в облике пестро одетого лысоватого мужичка (эту роль сыграл комик Бад Корт из классического ромкома 1971 года «Гарольд и Мод»), а в кульминации картины Бог принимает облик причудливо наряженной женщины и общается через Метатона или выразительными жестами. Это, очевидно, было дальше всего от привычного церковного изображения Бога.

Режиссер прочил на роль Бога-женщины Холли Хантер, но та решила, что с нее достаточно роли ангела в комедии Дэнни Бойла «Жизнь хуже обычной». Рикман предложил снять его давнюю британскую знакомую Эмму Томпсон из «Разума и чувств», но та вскоре забеременела в результате искусственного оплодотворения и побоялась ехать в Америку на съемки. В итоге роль Бога получила канадско-американская рок-звезда Аланис Мориссетт, которая была среди претенденток на роль Вифании. На взгляд Смита, в канадке было что-то потустороннее и инопланетное.

Джейсон Ли не смог сыграть Локи, но он нашел время для более скромной, но не менее значимой роли демона Азраила, который тайно организует поездку Бартлби и Локи в церковь в Нью-Джерси, а затем противостоит Вифании и ее спутникам. В то время как ангелы поначалу просто хотят вернуться домой и они долгое время не понимают, чем чревато их посещение церкви, Азраил все отлично осознает. Он хочет с помощью ангелов и католиков уничтожить мироздание, потому что для него лучше небытие, чем вечные муки в аду.

Кадр из фильма «Догма»

Кадр из фильма «Догма»

В окончательной версии сценария Смит не стал делать Вифанию стриптизершей, но он не отказался от самой идеи включить в действие эротическую танцовщицу. Эту «работу» получила Муза – воплотившееся человеческое вдохновение. Муза явилась на Землю, чтобы самой начать творить, но она обнаружила, что способна лишь вдохновлять других – в частности, на создание хитовых сценариев. Поэтому ей пришлось зарабатывать на жизнь в стрип-клубе.

Харви Вайнштейн посоветовал взять на роль Музы мексиканку Сальму Хайек, которая как раз сыграла стриптизершу-вампиршу в «От заката до рассвета». Смит был против этого. Он не сомневался в сексапиле «латинской» актрисы, но ему нужна была не столько красотка, сколько актриса для роли очень умной и решительной героини, которая присоединяется к «квесту» Вифании и очень ей помогает. Однако когда Смит познакомился с Хайек и узнал, что та изучала политологию в одном из самых престижных университетов Латинской Америки и что ее познания в религии лишь немногим хуже его собственных, он устыдился своего стереотипного представления о знойных красотках и с готовностью доверил актрисе Музу.

Вместе с остальными Вифанию сопровождают «пророки» – уже упоминавшиеся наркоторговцы Джей и Молчаливый Боб. Они ничего не понимают в христианской мифологии, но все равно оказываются полезны. Смит готов был сыграть Молчаливого Боба и снова доверить говорливого Джея своему давнему другу Джейсону Мьюзу, но Мьюз в то время уже был героиновым наркоманом, а с этим режиссер мириться не хотел. Смит записал приятеля в клинику, тот прошел курс лечения и какое-то время оставался «чистым», но вскоре после начала съемок «Догмы» вновь начал колоться. Правда, не в таком количестве, как прежде, и Смит поначалу обманывал себя и старался думать, что Мьюз ему не врет. Но потом стало ясно, что происходит. Работать с Мьюзом было нелегко, потому что он, например, часто засыпал средь бела дня. Однако когда он «включался», он был таким же забавным и обаятельным, как и прежде. Так что свою роль в «Догме» актер не потерял, и дружбы со Смитом он тоже не лишился.

Одним из источников комического вдохновения для Смита был ветеран эстрадной комедии Джордж Карлин. Поэтому режиссер был очень рад, когда Карлин согласился сыграть кардинала Глика, который организует индульгенцию в Нью-Джерси, чтобы привлечь в храм новых верующих. При всей своей любви к католицизму, Смит не испытывает особой привязанности к церковным иерархам, и Глик изображен как циничный и самовлюбленный осел. Приглашение Карлина на эту роль довершало унижение персонажа, так как Карлин в своих выступлениях остро шутил про религию и открыто признавался в атеизме. При этом, впрочем, Карлин происходил из католической семьи, и в христианстве он отлично разбирался.

Кадр из фильма «Догма»

Кадр из фильма «Догма»

Вместе с известными актерами Miramax заставила Смита нанять нового оператора-постановщика. Над своими первыми тремя картинами режиссер работал с Дейвом Клейном, с которым познакомился в киношколе, и съемки Клейна вызывали претензии профессионалов. Так что для создания «Догмы» был приглашен более опытный и талантливый Роберт Йомен, постоянный сотрудник артхаусного режиссера Уэса Андерсона. Йомен показал Смиту, как можно снимать интереснее, разнообразнее и кинематографичнее, чем это делал Клейн. По словам Смита, он благодаря Йомену сделал большой профессиональный шаг вперед.

Место съемок было определено благодаря тому, что кульминацию фильма и некоторые другие сцены нужно было снимать в большом и красивом католическом храме или рядом с ним. Очевидно было, что Католическая церковь США не позволит снимать «Догму» в их действующем храме. Поэтому пришлось искать заброшенную церковь. Ее удалось найти в Питтсбурге, штат Пенсильвания, где из-за сокращения населения пришлось объединить несколько церковных приходов и среди прочих закрыть храм Апостолов Петра и Павла, построенный в 1910 году. Заброшенная церковь так понравилась Смиту, что почти все съемки «Догмы» были проведены в Питтсбурге и его окрестностях. Также группа немного поработала в штате Нью-Джерси и в Лос-Анджелесе.

Студийная работа проходила на студии Pinnacle Studios неподалеку от Питтсбурга. Эта студия была открыта в помещении бывшего завода в тщетной попытке привлечь в регион голливудские съемочные группы. Кроме Смита, Pinnacle Studios почти никто не использовал.

Актеры считали за честь сыграть в «радикальной» картине от студии Miramax, и потому их гонорары были крошечными, практически формальными. Однако это значило, что сниматься звезды могли лишь в промежутках между работой над мейнстримными проектами, которые хорошо оплачивались. Бен Аффлек, например, параллельно работал над «Армагеддоном», а Крис Рок – над «Смертельным оружием 4». Собрать всех звезд вместе было почти невозможно, и Смит вынужден был снимать то одних, то других, когда они были доступны. Расписание съемок от этого получилось хаотичным, с множеством простоев, и бюджет рос как на дрожжах, потому что надо было платить всем, кто не мог позволить себе работать бесплатно. Это было основной причиной того, почему фильм, который планировалось снять менее чем за 7 миллионов долларов, в итоге обошелся в 10 миллионов долларов.

Кадр из фильма «Догма»

Кадр из фильма «Догма»

Среди изначально запланированных расходов были траты на спецэффекты – не очень сложные, но все же куда более изощренные, чем в предыдущих лентах Смита. В частности, режиссеру пришлось освоить работу с компьютерной графикой. За практические эффекты – прежде всего за крылья ангелов и за фекального демона с Голгофы (Смит не отказал себе в удовольствии вставить туалетные приколы в фильм о Боге) – отвечал Винс Гуастини. Это востребованный, но второстепенный голливудский эксперт, которого нанимают, когда не могут себе позволить творцов спецэффектов первой величины. Для экономии средств Смит стал одним из кукловодов, управлявших механическими крыльями. Самой сложной декорацией стала декорация вагона поезда, построенная так, чтобы можно было сымитировать качку и движение состава.

Работая над дизайном «Догмы», команда художника-постановщика Роберта Хольцмана старалась вписывать очевидные и неочевидные намеки на религиозную символику. Так, ангелы в фильме носят толстовки с капюшонами, которые отсылают к мантиям с капюшонами. Последние можно увидеть на ангелах на старинных иллюстрациях или на современных изображениях. Например, в игровом цикле Diablo.

Смит запланировал для фильма немало экшен-сцен, но быстро убедился, что снимать их ему не очень нравится и что они отнимают слишком много времени и денег для проекта, который и так выбивается из бюджета и расписания. Кроме того, обильный экшен отвлек бы внимание от религиозных и комических монологов и диалогов, а они для Смита были наиболее важны. Так что одни экшен-сцены пошли под монтажный нож, а другие были показаны лишь намеками. Вовсе без экшена картина не осталась, но предполагалось, что схваток и перестрелок будет намного больше.

Во время съемок «Догмы», которые проходили с апреля по июнь 1998 года, студия Miramax принадлежала компании Walt Disney. Хотя выпускать картину в прокат предполагалось под брендом Miramax, это все равно означало, что к релизу причастны диснеевцы. И вот весной 1999 года Walt Disney дала задний ход. Она отказалась участвовать в прокате ленты и запретила Miramax выпускать картину. Однако компания позволила братьям Харви и Бобу Вайнштейнам выкупить права на «Догму» и выпустить ее самим, с помощью свежеоснованной компании Lionsgate, которая начала с проката фильмов вроде «Лолиты», слишком «сомнительных» для других прокатчиков.

Кадр из фильма «Догма»

Кадр из фильма «Догма»

В чем была загвоздка? Во-первых, диснеевцам не понравилась сцена, где Локи в праведном гневе расстреливает руководство гигантской корпорации, символ которой – золотой теленок (Библия запрещает поклоняться золотому тельцу!). Слишком уж напоминала эта корпорация компанию Walt Disney, хотя у нее была скорее пищевая, чем развлекательная специализация.

Во-вторых, и это было куда серьезнее, «Догма» еще до выхода вызвала протесты консервативных религиозных организаций – в частности, Католической лиги, которая рьяно выискивает все проявления антихристианства и антикатолицизма в США. Наивный Смит во время работы над «Догмой» полагал, что на фильм больше всего обидятся те, кто видит в нем «приземленного» комедиографа и кто не поймет, почему он обратился к религии. Но, конечно же, агрессивнее всего ленту критиковали традиционалисты, рассматривающие даже пародийные и сатирические отступления от церковного канона как «издевательство» и «беспредел». Организации вроде Католической лиги организовывали протесты перед кинотеатрами, а некоторые из активистов даже присылали Смиту письма с угрозами. При этом сама Католическая церковь хранила молчание, не опускаясь до дискуссий с комиками.

Компания Walt Disney почла за лучшее не дразнить гусей, а Lionsgate протестов не испугалась. Традиционалисты ничего не могли поделать со свободой слова и проката, и «Догма» вышла в Америке 12 ноября 1999 года, заработав 31 миллион долларов при бюджете в 10 миллионов долларов. Фильм почти втрое обошел по сборам предыдущую ленту Смита «В поисках Эми», что было очевидным движением вперед – и победой для свободомыслящего Голливуда. Критики приняли ленту благоприятно, хоть и не без упреков, а зрители сделали «Догму» культовым хитом.

Им «Догма» остается и сейчас. Это не самый смешной фильм в истории Голливуда, и критики были правы, когда в 1999 году отмечали неровность постановки. Но это определенно занятнейшее провокационное кино, которое особенно интересно смотреть зрителям, которые, как и Смит, интересуются вопросами веры и не придерживаются церковной догмы. Хотя в первую очередь «Догма» – комедия, и пересматривать ее стоит и тем, кто просто хочет посмеяться над неожиданными и нелепыми шутками и гэгами, которых в фильме в достатке. Кроме того, есть мнение, что Бен Аффлек сыграл в «Догме» свою лучшую роль. И многие это мнение разделяют.

«Даже у Бога есть чувство юмора. Взять хотя бы утконоса»

«Догма», уникальная в своем роде религиозная комедия, появилась на фоне бесконечной череды тупых и мрачных фильмов о конце света и предложила зрителям куда более позитивный вариант решения проблемы Апокалипсиса. Вера вместо отрицания, смех вместо прямолинейного фанатизма и следования бессмысленным ритуалам. Чтобы создать «Догму», режиссер Кевин Смит распотрошил кучу киножанров. Получился авангардный коктейль: антиполиткоректная сатира + религиозный комикс + фантастическое роад-муви + мистический боевик + клерикальное моралите. «Плюс» во всем перечисленном стал единственной постоянной, единственным знаком, подтверждающим серьезность намерений автора. «Я сделал „Догму“, — объяснял режиссер, — потому что я примерный католик. Но что еще важнее, я примерный христианин. Этот фильм — торжество моей веры и духовности, пусть и с некоторым количеством шуток ниже пояса… Если вы собираетесь проповедовать в течение двух часов, лучше это делать с юмором»1.

 

1. Чувство юмора Бога: утконос

Фильм предваряет целая череда пародийных эпиграфов, которыми авторы фильма, по их собственному выражению, хотят «прикрыть задницу»: «Считать сюжет провокационным значит упустить самую суть и вынести неправедное суждение; а ведь право судить принадлежит Богу и только Богу!». Обезопасив себя, Кевин Смит начинает высмеивать все подряд, касаясь тем, к которым бояться притрагиваться куда более одаренные и серьезные кинематографисты: церковь и атеистов, расовые предрассудки и борьбу против расовых предрассудков, борцов против абортов и проблему эвтаназии, сексизм и сексуальные табу, голливудские штампы и фильмы о конце света2. «Для вас, католиков, — заявляет в фильме один из персонажей, — вера не праздник, а угрюмый подвиг». Центральная установка «Догмы» заключается в том, что у Бога потрясающее чувство юмора3: в качестве примера приводится утконос, после чего следует «острожное» извинение перед всеми любителями утконосов.

 

2. «Догма»: атака не на веру, а на религиозные догматы

Религиозные фанатики, гнев которых вызвала* «Догма», не заметили за ее шутками главного: авторы фильма не ставили под сомнение саму веру в Бога, они смеялись только над религиозными догматами, которые давно превратившиеся в заштампованные клише и окостенелые постные ритуалы. «Догма» не несет нигилистического запала. Фильм разрушает в созидательных целях, чтобы вернуть библейским идеалам, давно превращенным в рекламную упаковку, их первозданную ценность и со второй попытки построить-таки свободный от предрассудков христианский мир»4.

3. Бог на Земле: игрок в домино

На фоне основной фабулы фильма можно упустить из виду, что на самом деле «Догма» рассказывает не о проклятых ангелах, которые хотят вернуться домой на небеса, а о беспамятстве Бога (в буквальном смысле) — божественной амнезии. Вся история становится возможна только благодаря тому, что трое инфернальных подростков на роликовых коньках забили до полусмерти хоккейными клюшками одного старичка. А тот оказался Богом в земном обличии, который спустился с небес поиграть в домино и впал в кому.

 

4. Новый образ Христа: «Catholicism WOW!»

Ради увеличения популярности религии американский идиот-кардинал начинает компанию «Католицизм это круто», проводит редизайн образа Спасителя и избавляется от распятия, вызывающего печальные мысли. Как ни странно, с точки зрения католических догм он все делает правильно. Канонический образ (икона) для католика — не персона, а всего лишь богослужебный декор или почтенный раритет (иконы в католических соборах встречаются гораздо реже крестов и статуй святых). Осанка важнее лица, вера и разум делают человека Верующим Человеком.

 

5. Локи и Бартлби: скандинавские боги на службе у христианского Бога

Локи, персонаж скандинавской мифологии (самый криминальный герой Старшей Эдды, хитроумный лжец, предатель, интриган, бог огня и отец волка Фенрира, грозящего порвать мир в час Рагнерек), выступает в «Догме» в качестве бывшего Бича Божьего (flagellum dei). По признанию самого Локи, он в ответе за разрушение Содома и Гомморы, а также избиение вифлeемских младенцев. Имя его приятеля Бартлби, ангела, сосланного с ним за компанию в Висконсин* до Страшного Суда, на первый взгляд — транскрипция библейского имени Варфоломей, но ангел Варфоломей теологам неизвестен. Зато известно, что в Эдде Локи убивает прекрасного Бальдра, сияющего бога весны и света. Откуда взялась скандинавская парочка в христианском контексте? В качестве причины можно сослаться на подразумеваемую «Догмой» божественную амнезию или пассаж философа Ницше «Бог умер», после которого в мистической истории ХХ века воскресли боги германо-скандинавской мифологии.**

6. Основополагающий догмат: «Бог подчинится решению церкви»

Бартлби жонглирует основополагающими католическими догматами, как ловкий адвокат — законами. Индульгенция (в «Догме» под этим термином понимают полное отпущение грехов), объявленная католической церковью, становится для двух проклятых ангелов уловкой, которая позволит им попасть обратно на небеса. «Но это затея церкви, а вовсе не божественное откровение, — возражает Локи. — Законы не безупречны, их пишут люди». «Бог подчинится решению церкви», — отвечает Бартлби и в качестве доказательства приводит слова Христа, сказанные первому Папе Римскому — апостолу Петру: «И что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Матвей 16:19).

 

7. Забегаловка «Touch N Go»: религиозный «фаст-фуд»

Во время диалога ангелов в аэропорту на заднем плане можно увидеть странное заведение с названием «Touch N Go»*. Судя по всему, это религиозный «фаст-фуд», в котором можно исповедаться на скорую руку в ожидании рейса: еще одна антиклерикальная шутка от Кевина Смита.

8. Шрифт Exocet Light: догматическое крючкотворство

Шрифт Exocet Light, стилизованный под кельтские руны, создан специально для титров «Догмы»*. Крест в круге — прозрачный намек на оптический прицел и дырку в католическом догмате, сквозь которую возможно несанкционированное проникновение на Небеса.

9. Служба в церкви: «Бога нет»

В тот момент, когда пастор в церкви объявляет о сборе средств для помощи «Неизвестному из Джерси»* (Богу в обличии избитого старика), камера показывает прихожан: кто-то спит, кто читает комиксы, кто-то слушает плеер. Получается, что простым смертным в прямом смысле нет дела до Бога, которому призывает помочь священник. Впрочем, они не виноваты: в церкви Бога нет (потому что Он в это время находится в больнице).

10. Bифания: самая одинокая женщина на свете

Главная героиня фильм, по меркам церкви, самая настоящая грешница: католичка, работающая в абортарии. В отличие от падших ангелов, которые точно знают, чего они хотят, Вифания* не знает и не понимает, к чему ей стремиться: из-за бесплодия она неспособна дать новую жизнь.

11. Азраил: ангел смерти

Главный злодей «Догмы» — еще один гость из нехристианских религий. Буквальный перевод его имени — «Кому Бог помогает» (подразумевается: помогает умереть). В Библии он не упоминается и присутствует только в исламе и иудаизме как ангел смерти.

 

 12. Meтaтpoн: англичанин в пальто Hugo Boss

Метатрон, «Глас Божий», также не упоминается в христианских источниках и фигурирует исключительно в еврейской Аггаде как страж мира и причина Богоявления. По совместительству он вождь небесных ратей, аналог христианского Архангела Михаила. Но помнить это совершенно необязательно, на что жалуется сам Метатрон: «Вот народ, — упрекает он Вифанию, — про что не снято кино, то и знать не надо». Согласно замыслу Кевина Смита, образ верховного ангела должен был отражать «изысканную усталостью от вечной жизни», «самообладание и знание своей цены», поэтому на эту роль он пригласил английского актера Алана Рикмэна: «Глас Божий просто обязан был быть голосом англичанина, вот и все»8. Облик ангелов, которые в фильме носят укороченные пальто Hugo Boss и свитера с капюшонами, по утверждению художника картины8, содержит отсылки к живописи XIV–XV столетия.

 

13. Фундаментальные проблемы ангелов: отсутствие свободы воли и гениталий

«Дoгма» развивается как магическая проповедь с некоторыми натуралистическими издержками. Две самые обсуждаемые ангелами проблемы (судя по всему, взаимосвязанные): отсутствие свободы воли и пениса.

 

14. Пpоpоки: Джей и Молчаливый Боб

Редкий случай, когда сквозные персонажи творчества Кевина Смита — Джей и Молчаливый Боб (раздолбаи-укурки, сексуально-озабоченные переростки-киноманы, две половинки стэндап-дуэта, расплющенного между страниц комикса с оборванной обложкой) — идеально соответствуют ситуации. Как и положено настоящим пророкам, один из них все время молчит, второй — все время что-то говорит9. Кинематографические источники пророческого вдохновения — от Уильяма Филдса и Братьев Маркс до телевизионного шоу Saturday Night Live.

 

 15. Город Шермер: Обетованная Земля Кевина Смита

Вымышленный город Шермер, рынок анаши которого едут завоевывать Джей и Молчаливый Боб, — постоянное место действия фильмов Джона Хьюза, лучшего постановщика американских молодежных комедий 80-х годов и любимого режиссера Кевина Смита.

 

16. Pyфyc: первая жертва христианской сегрегации

Тринадцатый апостол, клоун-правдоруб, который падает с неба, утверждает, что не прописан в Новом Завете из-за своего темного цвета кожи. Первая жертва христианской сегрегации! Это заявление не так уж далеко от истины: всего в Новом завете упомянуто 72 апостола (в том числе 12 верховых), которые были посланы на проповедь лично Христом. Воскресение проповедовали уже более 500 учеников, многие из которых знали Христа лично. Был ли среди них негр по имени Руфус*? Вполне возможно: этого требует современная политкорректность.

 

17. Резня в Mooby: ревизия американской мечты

Перед тем как попасть в Нью-Джерси, Локи и Бартлби решают сделать необязательную остановку ради выполнения профессионального долга. Ангелы врываются в капище Золотого тельца (офис вымышленной компании Mooby, чья деятельность — прозрачный намек на будни студии Уолта Диснея*) и именем Первой заповеди Христа устраивают резню жрецам тамошнего культа. Под нож идет почти весь совет директоров, состоящий из подлецов, извращенцев и педофилов. С точки зрения ангелов, культ успеха, экономического процветания и во всем согласная с ним протестантская этика непосредственно связаны с идолопоклонничеством. Причем оно в буквальном смысле принимает формы сексуального насилия над несовершеннолетними. Беспрецедентная ревизия американской мечты. Терапевтическое зрелище**.

18. Серендипити: мyза кинематографа

Серендипити — звезда стриптиза, инженю, дочь Зевса и Гармонии, состоящая на службе христианского Бога, одна из девяти древнегреческих муз. Которая? Судя по тому, что она хвастается причастностью к созданию девятнадцати самых кассовых фильмов за всю историю кино, ее настоящее имя либо Каллиопа (муза эпической поэзии), либо Талия (муза комедии). Двадцатый самый успешный фильм, ужасный «Один дома», по ее словам, на совести человека, продавшего душу дьяволу.

 

19. Фекалоид: коллективный кошмар общества потребления

Ходячая куча экскрементов, адский демон, питающийся предсмертными испражнениями висельников. Профессиональный убийца, образец дьявольского аскетизма и подлинного демократизма. Коллективный кошмар общества потребления.

 

20. Диалог Вифании и Бартлби: сеанс психоанализа

Главная коллизия фильма — утрата и обретение веры в Бога теми, кому это нелегко дается. Встреча Вифании и Бартлби напоминает психоаналитический сеанс: ангел мучает женщину вопросом, почему она утратила веру? И получает ответ: узнав о бесплодии, мать объяснила Вифании ее беду Промыслом Божьим. С этой точки зрения Метатрон, пославший женщину на «дело», абсолютно укладывается в образ маминой веры: ему нужна не сама Вифания, а ее убивающая вера! Получается, что заработать «для себя немного веры» она может только ценой крови падшего ангела.

 

21. «Безбилетники!»: аллюзия на «Индиану Джонса»

Молчаливый Боб выкидывает падших ангелов из поезда и объясняет испуганному пассажиру: «Безбилетники!». Это аллюзия на сцену из фильма «Индиана Джонс и последний крестовый поход», где главный герой выбрасывал нацистов за борт цеппелина.

 

22. Бунт ангела против Бога: старая песня

После разговора с Вифанией Бартелби слетает с катушек. Наиболее возмущение у него вызывает то, что люди в отличие от ангелов обладают свободой воли: могут верить в Бога, а могут и не верить! Могут помнить о Боге, а могут и забыть! В истории проступают ветхозаветные мотивы, и появляется хорошо известная фигура — восставший ангел.

 

23. Заговор церкви: правда о Христе

«Догма» поминает не только старые религиозные ереси, но и новые — конспирологические теории. В отличие от самого популярного современного автора этого жанра, писателя Дэна Брауна*, Кевин Смит ни на чем не настаивает и просто сообщает: Иисус — черный, Бог — женщина. Возможно, все дело в том, что каждый из персонажей видит Бога по-своему. Чернокожему апостолу Иисус предстает черным. Вифания и Серендепити видят Бога в образе женщины. 

24. Кардинал Глиг: «Religion is Bullshit»

Кардинала-реформатора, которого не интересует ничего, кроме популярности и денег, сыграл Джордж Карлин, американский комик разговорного жанра, известный своей ненавистью к религии и монологом «Religion is Bullshit». «Именно его точка зрения на весь мир вдохновила меня снять этот фильм», — признавался Кевин Смит8. Контекстная шутка из фильма: «Больше всего Иисус обижается на вас за гнусь, творимую его именем: войны, фанатизм и телепроповеди».

 

25. Бен Аффлек и Мэтт Деймон: «В ожидании Годо», в ожидании Бога

Значительная часть обаяния «Догмы» держится на дуэте Бена Аффлека (Бартлби) и Мэтта Деймона (Локки): по отдельности они мало что собой представляют10, но в дуэте отлично дополняют друг друга. Роли в «Догме», сыгранные друзьями Кевина Смита, настолько же условны, несколько бессвязны сами персонажи, осколки «Догмы»: полулюди (бесплодная женщина Вифания, асоциальные Джей и Молчаливый Боб), полуангелы (Руфус), полуспасенные, полупогибшие. Почти все они ходят парами: не затем, чтобы было с кем поговорить, а чтобы было кому послушать. Одна половинка «толкает речугу», другая поддерживает ее гримасами и подмигиваньями…* В такой манере ангелы «проповедуют», пророки «исповедуются», небожители «славословят», а «праотцы» наставляют, образуя композиционный лимб вокруг бессловесной работницы абортария:

Небожители

Ангелы          Вифания          Пророки

Праотцы
(в роли Отца — ее мать, в роли Бога — Метатрон)

26. Проблема Азраила: артист, который не хотел выбирать 

Проблема Азраила (по сюжету — бывшей музы), который во время войны на небесах отказался выбрать сторону, ждал появления победителя и в конечном итоге поплатился за это, довольно типична для истории XX века. В похожую ситуацию попали во время оккупации страны многие представители французской творческой интеллигенции, которых после окончания Второй мировой войны обвинили в коллаборационизме (например, актера и писателя Саша Гитри).

 

27. Ангел превращается в смертного: будут ли гениталии?

Единственный вопрос, который Кевин Смит оставляет без ответа: появляются ли у ангелов гениталии после того, как они теряют крылья и становятся смертными?

 

28. Эвтаназия для «Неизвестного из Джерси»: рецепт по спасению мира

Спасительный подвиг сотрудницы абортария Вифании в конечном итоге тоже сводится к прерыванию жизни: в последний момент женщина отключает аппараты, поддерживающие жизнь «Неизвестного из Джерси», и в буквальном смысле возвращает Бога на небеса. Рецепт спасения мира по «Догме», поданный на наглядном примере: человек должен вернуть Бога на Его законное место2.

 

29. Гибель, воскрешение и непорочное зачатие: протокольные мероприятия

Как и положено Спасителю, в конце истории Вифания погибает от мистической раны в боку — точно такой же, какую получил Христов от копья римского легионера, когда висел на кресте. Спустя минуту она воскресает и получает благодать непорочного зачатия. «Это наш задел на будущее», — возвещает Метатрон. Армагеддон больше никому не грозит, чудеса продолжаются, а благодать по-прежнему изливается в мир2.

 

42. Главный вопрос: зачем мы здесь?

Что бы ни думала Вифания о своей «миссии», она приняла то, что не чаяла, но ради чего верила. Получив дар чадородия (как дар благодати в акте персонального Воскресения) Вифания приближается к Богу (женщине, не матери, ребенку) с самым детским вопросом: зачем мы здесь? В сокращенной версии «Догмы», показанной в кинотеатрах России, Бог ничего не отвечал и только прикасался к ее лицу. За этим следовал заключительный символический жест: спасительница Вифания, она же бывший «неверующий Фома», трогает сама себя за нос своей божественной рукой и восстанавливает Церковь в собственном лице. В версии Кевина Смита, показанной на Каннском фестивале, был другой ответ - более нетривиальный и многозначительный: «Пластик» (Plastics)7.

 

Использованные источники:

  1. Andrew J. Rausch, «Fifty Filmmakers: Conversations With Directors from Roger Avary to Steven Zaillian». McFarland, 2008 г.
  2. Сиривля Наталья, «Евангелие от Голливуда». «Искусство кино», № 3, 2001 г.
  3. Маслова Лидия, «Богохульная ахинея». «Коммерсант», 12 февраля 2000 г.
  4. Васильев Алексей, «Афиша», 1 января 2001 г.
  5. Кичин Валерий, «Смех сквозь догму». Фильм.ру, 30 января 2000 г.
  6. Karen Croft, Amy Reiter, «Britannia rules TV comedy at the Globes, Frodo and Gollum both get rings, and Bush has groupies? Plus: RIP, King of Kink». salon.com, 24 января 2004 г.
  7. Белиловская Мария, Информбюро.
  8. «История создания фильма «Догма», dogma.film.ru
  9. Евгений Северин, Сергей Сысойкин, Алина Ермолаева, Юрий Хамнаев, «Кевин Смит и все-все-все». 25-й кадр, № 7, 2009 г.
  10. Васильев Алексей, «Два писателя». «Афиша»

Догма (фильм) — Викицитатник

Логотип Википедии

«Догма» (англ. Dogma) — комедия Кевина Смита. Четвёртая картина в выдуманной им вселенной View Askewniverse.

  •  — И вот… пьяный в хлам Локи заявляет Богу, что он увольняется, бросает свой огненный меч и складывает фигу!
  •  — Их сослали в ад?
     — Хуже… — в Висконсин. На весь срок существования человечества.
  •  — Какой он?
     — Бог?! Забавный, с отличным чувством юмора.
  •  — Взять хотя бы секс: нет ничего смешнее ваших дурацких гримас при соитии.
     — Секс у вас повод для шуток?!
     — Насколько мне известно, то и на земле тоже.
  •  — Не гипнотизируй. А то все подумают, что у нас супружеская размолвка.
  •  — Нет восторга выше, нет соблазна изысканнее, чем центральный климатизатор!
  •  — Геноцид — самое утомительное занятие. После хоккея…
  •  — Собственную жену взасос не целуют!
  •  — Ты знал Христа?
    — Знал?! Он должен мне двенадцать баксов!
  •  — Бери все, что хочешь, только не убивай и не насилуй меня!
    — Даже захоти я, я бы не смог тебя изнасиловать. Ангелы не приспособлены. Как? Так? У меня анатомия кукольного Кена.
  •  — Еще вчера я сомневалась, что Бог есть, а сегодня по уши в мифологии.
    — Открою один служебный секретик: Бог не любит, когда его относят к мифологии.
  •  — Жёлтый дом — облом, Белый Дом — всё путём! Нальём? Нальём! Отдохнём в доме том!
  •  — Тебе нужно устраивать жизнь. Нужен мужик, хоть на 10 минут.
    — Судя по моему опыту, средняя мужская особь не бывает мужчиной даже 10 минут за всю жизнь.
    — Ты, видно, надумала сменить ориентацию?
    — Не пойдет. Бабы — истерички.
    — Тогда иди в церковь и попроси Господа указать тебе третий путь.
    —Бог кажется мертв…
    — Узнаю католичку
  •  — До конца света остается пять минут — ну там, метеорит или ядерная бомба, — тогда отдашься?
    — В такой маловероятной ситуации — да.
    — Дешевка — наша!
  •  — Человек ни физически, ни психологически не способен выдержать безбрежную мощь истинного гласа господнего. Услышь ты его, твой разум закипел бы, а сердце взорвалось. Мы списали пяток Адамов, прежде чем разобрались с этим.
  •  — Эх вы, люди. Про что не было в кино, то и знать не обязательно, так?
  •  — Напомни мне потом превратить воду в вино.
  •  — Голый, а косяк заначил.
  •  — Нас послал тот, который Аз Есмь!
  •  — Давайте разберемся… Вы утратили веру, прочитав «Алису в стране чудес»?
    — Нет, в Зазеркалье. Там стишок про Моржа и Плотника. Это обличение религии! Морж — толстый жизнелюб, символизирует либо Будду, либо, с учётом бивней, индуистского бога-слона Ганеша, в общем восточный религии. Ну а плотник — явный намёк на Иисуса, росшего сыном плотника, он представляет христианство. Чем они заняты в стишке, что они делают: лицемерно увлекают устриц за собой, чтобы потом безжалостно пожирать миллиарды беззащитных тварей. Мне ясно, что вера, основанная на мифических постулатах, разрушает внутреннюю сущность человека, религиозные институты подавляют нас, разъедают душу, сковывают действия, страхом перед бесплотно-патерналистской фигурой, грозящей нам пальцем через тысячелетия: ты, мол, только попробуй, попробуй — и я тебя выпорю.
  •  — Dos tequilas, por favor, и пустой стакан.
  •  — Знаешь, чем занимаются мертвые большую часть времени? Они наблюдают за живыми. Особенно когда те принимают душ.
    — Класс, скорей бы сдохнуть!
  •  — Придумай, сделай что-нибудь!
    — Я придумал, но этим вдвоём занимаются…
  •  — Девятнадцать из двадцати самых кассовых фильмов этого столетия были сделаны с моим участием.
     — Девятнадцать?
     — Двадцатым был фильм про мальчика, что остался в Рождество один дома, на него напали грабители и он их победил… Кто-то продал душу дьяволу, чтобы заработать деньги на этом дерьме.
  •  — Не надо меня злить, офицер МакГи. Я в гневе неприятен.
  •  — Смерть грозит только живым. Трупы вроде меня опасаются лишь червей и некрофилов.
  •  — Ты католичка, и не поговорила с ними?
    — Меня они больше ненавидят. Тебе легче, ты еврейка. Что с тебя взять?
    — Эта отмазка отработала, когда мы распяли Христа.
  •  — Наконец-то твоя въедливая задница высидела жемчужину!
    — Сравнение так себе: у меня нет ануса.
  •  — Знаешь, чего я не пойму в тебе? Ты знаешь точно, что Бог существует. Он с тобой лично разговаривал! И ты при этом косишь под атеиста!
  •  — Последние дни на земле? Ммм.. Будь у меня член, снял бы тёлку. Можно оттянуться не хуже.
     — И как?
     — Давай убивать! (Девушке, поперхнувшейся кофе) Не Вас, девушка (улыбается).
  •  — Ты обдаёшь всех, кто приходит в твою комнату, из огнетушителя? Неудивительно, что ты одинока.
  •  — А что не так с Библией?
     — Меня в ней нет!
  •  — Вы, люди, не радуетесь своей вере, вы скорбите о ней.
  •  — Особенность мученика в том, что ты должен умереть…
  •  — Вау! Я как будто Хан Соло, он — Чуви, а ты — Бен Кеноби и мы торчим в том кабаке!
  •  — Эту модель назвали «пургеном». На кого не направишь, сразу обделается. Оцени.
     — Гораздо портативнее огненного меча, но и выглядит скромно. Ну нет в нем искры божьего гнева. Как мне вселять ужас в сердца грешников с такой крохотулей? А? Что скажешь?
     — Зачем тебе оружие? Дави их интеллектом!
     — Тебе легко говорить — ты же стоял в сторонке, когда я сжигал Помпеи.
     — А что там… Так, маленький пожарчик…
     — Маленький пожарчик может сделать любой детсадовец с коробком спичек. А вот дождь из серы и пепла… Это как проверка на прочность. Я беру вот этот.
  •  — Чего ты на мозги капаешь? Вы тут все долбанулись? Чего у этого козла башка отлетела?
  •  — Я же долбаный демон…
  • — Ну что, товарищ? Нервы расшатаны геноцидом. Выдохся.
  •  — На вас нет никакой вины. Эти типы — подонки. А Вы — чистая душа. Но Вы не сказали «будь здоров», когда я чихнул!
     — Локи!
     — Легко отделалась!
  • - Какого черта надо? Зачем вы залезли в мой дом?

- Я промок насквозь, а она орет. Вот нравы. Богородицу твою за ногу!

  • - Tвой приятель?

- Нет, это кардинал. - По лицу сейчас не скажешь, но четки выдают его с головой.

  • - Если прихожане услышат, что католическая церковь прикольна, они вернутся. И даже приведут друзей. Один момент. Надо заполнить скамьи. Вот в чем штука. И побольше детей. Привязать их смолоду.

- Прямо как в табачной индустрии. - Боже, нам бы такие цифры.

  • - Католическая церковь не ошибается.

- Да? А молчаливое благословение работорговли? А политика невмешательства в годы Холокоста? - Ладно, ошибки были.

  • - Я тебя отправлю в крестовый поход.

- Для сведения: работаю в абортарии. - Ной был алкашем, но достиг всего. Хотя тебе строить ковчег не нужно.

  • - Tы поможешь мне исправить ошибку в книге, с которой вы все так носитесь.

- Камасутра? - Библия.

  •  Локи: Я забыл свою куклу Вуду. Здорово похожа на Вас, правда? Если бы я верил в магию, вышел бы толк. Забавно, забавно. Чепуха. Я не верю в Вуду.
    ...
    Локи: Но, я верю вот в это! (достает пистолет)
    Бартелби: Что бы это могло значить?
  • Как я начал говорить до эпизода пожаротушения я Метатрон.

текст, цитаты фильма, читать содержание, описание


Dogma (США, 1999 г.)
Фэнтези
Реж.: Кевин Смит
В ролях: Бен Аффлек, Мэтт Дэймон, Линда Фиорентино, Сальма Хайек, Джейсон Ли, Джейсон Мьюз, Алан Рикман, Крис Рок, Бад Корт, Бэррет Хэкни

Предварительное опровержение:
заблаговременный отказ от ответcтвенноcти; отречение; оговорка.
Это чтобы прикрыть cебе задницy.
Компания "Вью Эcкью" категоричеcки заявляет,
что данный фильм от начала до конца
предcтавляет cобой комичеcкyю фантазию,
и не должен приниматьcя вcерьез.
Считать cюжет провокационным - значит, yпycтить cамyю cyть,
вынеcти неправедное cyждение,
а ведь право cyдить принадлежит Богy и только Богy,
о чем cледyет помнить кинокритикам. Шyтка.
Прежде чем наноcить комy-либо yвечье из-за этого кинопycтячка, вcпомните,
даже y Вcевышнего еcть чyвcтво юмора. Взять хотя бы yтконоcов.
Спаcибо, и приятного вам проcмотра.
Поcтcкриптyм. Mы иcкренне извиняемcя перед вcеми любителями yтконоcов.
Коллектив "Вью Эcкью" yважает благородных yтконоcов.
Mы вовcе не хотели никого принизить.
Еще раз cпаcибо, и приятного вам проcмотра.
Эcбари Парк. Нью-Джерcи.
Дамы и господа, слово предоставляется
инициатору движения "Католичество - это круто!" кардиналу Глику.
Спасибо вам.
Все мы знаем отношение большинства американцев к католической церкви.
Согласен, в их глазах мы архаичны и косны.
Люди считают Библию заумной и нудной.
Желая рассеять недоразумения,
этот год мы называем годом обновления как веры, так и ритуалов.
Вот, например, распятие.
Да, это исконный символ веры.
Однако Святая Церковь решила отринуть устоявшийся,
но слишком мрачный образ Спасителя на кресте.
Иисус пришел на землю не пугать нас.
Он пришел нам помочь. Христос бодрячок.
Исходя из этой роли Господа, мы разработали новый мажорный символ.
Я рад представить вам первое из многих запланированных на этот год
прикольных новшеств проекта "Католичество - это круто!".
Итак, ликуйте! Дружище Христос!
Название символа пока не утверждено Папой.
Tак, предварительный условный термин.
Смотрите, классный тип - дружище Христос!
Что ж, как говоритcя, комментарии излишни.
Давайте разберемся. Вы утратили веру, прочитав "Алису в стране чудес"?
Нет, "Алису в Зазеркалье".
Tам есть стишок про моржа и плотника. Это же разоблачение религии.
Морж - толстый жизнелюб, он символизирует либо Будду, либо,
с учетом бивней, индуистского Бога - слона Ганешу.
В общем, восточные религии.
Ну а плотник - явный намек на Иисуса, росшего сыном плотника.
Он представляет Христианство.
Чем они заняты в стишке? Что делают?
Лицемерно увлекают устриц за собой,
чтобы потом безжалостно пожрать мириады беззащитных тварей.
Не знаю, какой вывод сделали бы Вы, но мне все ясно.
Основанная на мифических постулатах вера
разрушает внутреннюю сущность человека.
Религиозные институты подавляют нас.
Разъедают душу, сковывают действие страхом перед бесплотной фигурой,
грозящей нам пальцем через тысячелетия.
Tы,

Догмат — Википедия

До́гма́т[1][2][3], или до́гма (др.-греч. δόγμα, δόγματος[4] «мнение, решение, постановление») — утверждённое церковью положение вероучения, объявленное обязательной и неизменяемой истиной, не подлежащей критике (сомнению).

История использования термина «догмат», «догма»[править | править код]

В истории были периоды, когда термин «догмат» использовался в различных смыслах, отличных от современного понимания этого термина[5].

  • В античной литературе у Цицерона словом dogma обозначались такие доктрины, которые, будучи общеизвестными, имели значение неоспоримой истины.
  • «Аттическими догматами» христианские писатели, например, Ориген и св. Исидор, называли некоторые выводы Сократа.
  • Учения Платона и стоиков также именовали «догматами».
  • У Ксенофонта «догматом» называется начальственное распоряжение, которому все, и командующие, и простые воины, должны беспрекословно подчиняться.
  • У Геродиана «догмат» — определение сената, которому беспрекословно должен подчиниться весь римский народ.
Этот смысл термин сохранил и в греческом переводе 70 толковников, где в книгах пророка Даниила, Эсфири, Маккавейских словом δόγμα называется царский указ, подлежащий немедленному исполнению, а также закон царский или государственный, безусловно обязательный для каждого подданного.

Наконец, в книге Деяний (Деян. 15:20-28) в первый раз словом δόγμα обозначаются те определения церкви, которые должны иметь непререкаемый авторитет для каждого её члена. Из употребления этого слова у Игнатия Богоносца, Кирилла Иерусалимского, Григория Нисского, Василия Великого, Иоанна Златоуста, Викентия Лиринского и других Отцов Церкви понятие о догмате выясняется с большей подробностью:

  1. Догмат — есть непререкаемая божественная (данная через божественное откровение) истина, и в этом смысле догматы веры называются Божьими (δόγμα τοΰ Θεοΰ), Божественными (δόγμα Θεία), Γосподними (δόγμα τοΰ Κυρίου). Они противопоставляются продуктам человеческого, особенно так называемого спекулятивного мышления и личным мнениям.
  2. Догмат — есть истина, относящаяся к внутреннему существу религии, т. е. истина теоретического, или созерцательного, учения веры, чем он отличается от правил жизни, или практической деятельности христианина.
  3. Будучи происхождения божественного, догмат — есть истина, определяемая и формулируемая Церковью, потому догматы обыкновенно называются догматами Церкви (τά τής έκκλησίας δόγματα), или догматами церковными (τά έκκλεσιαστικά δόγματα).
  4. Догмат — есть истина, безусловное признание которой совершенно необходимо для христианина, чтобы по праву причислять себя к составу Церкви.

Таким образом, основные свойства догматов в православии (и христианстве), рассмотренные здесь ниже, вытекают из святоотеческого понимания содержания догмата.

Термин «догмат» в собственном значении употребляется преимущественно в христианстве и обозначает теологическую, богооткровенную истину, содержащую учение о Боге и Его домостроительстве[6], которое Церковь определяет и исповедует, как неизменное и непререкаемое положение веры[7].

В православии существует два подхода к пониманию того, где принимаются догматы[8]. Согласно первому из них, догматами, в строгом смысле этого слова, могут быть названы только те непререкаемые положения православной веры, которые утверждаются на Вселенских соборах, где они получают догматические формулировки[9]. Согласно второму подходу, догматом следует называть всякое неоспоримое и обязательное положение православного вероучения[8]. В этом случае догматы делятся на

  • общие (догматические формулировки Вселенских соборов) и частные (выводимые из общих),
  • раскрытые (обсужденные и утвержденные на Вселенских соборах) и нераскрытые (не определенные в подробностях и не обсуждавшиеся на Вселенских соборах по причине отсутствия в этом необходимости и поэтому не получившие догматических формулировок, но признанные всей Православной Церковью),
  • чистые (основаны только на сверхъестественном Откровении) и смешанные (основаны не только на сверхъестественном Откровении, но и на естественном разуме)[10].

Отличие понимания догмата в православии и католицизме заключается в том, что в православии догматы, принятые на Вселенских соборах (которые признаются высшей вероучительной инстанцией[11]), были ответом на появившиеся фундаментальные искажения церковного учения, а в католицизме признается необходимость появления новых догматов без этой причины[8].

Предпосылки появления догматов[править | править код]

Православная церковь учит, что Христос сообщил и раскрыл людям всё вероучение, необходимое для их спасения. Поэтому догматы не могут внезапно возникать и быть новшествами:

«Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатью Христовою так скоро переходите к иному благовествованию, которое [впрочем] не иное, а только есть люди, смущающие вас и желающие превратить благовествование Христово. Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема.» (Гал. 1:6—8)

Божественное учение не столько теоретично, сколько практично, поэтому Оно непостижимо уму, неочистившемуся от греховных страстей. Святой Иларий Пиктавийский подчёркивал:

«Только злоба еретиков вынуждает нас совершать вещи недозволенные, восходить на вершины недостижимые, говорить о предметах неизреченных, предпринимать исследования запрещенные. Следовало бы довольствоваться тем, чтобы с искренней верой выполнять то, что нам предписано, а именно: поклоняться Богу Отцу, почитать с Ним Бога Сына и исполняться Святым Духом. Но вот мы вынуждены пользоваться нашим слабым словом для раскрытия тайн неизреченных. Заблуждения других вынуждают нас самих становиться на опасный путь изъяснения человеческим языком тех Тайн, которые следовало бы с благоговейной верой сохранять в глубине наших душ» (О Святой Троице. 2:2). [1], [2]

Догматическая база христианской церкви[12] была сформирована в эпоху семи Вселенских Соборов, как ответ Вселенской Церкви на еретические движения, распространявшиеся в христианстве (особенно с III по IX век). Каждый догмат устанавливал как бы преграду дальнейшему развитию еретического учения, отсекал ложные направления в развитии понимания учения Церкви.

Сущность всех догматов, богооткровенная истина, уже содержалась в Священном Писании, и сначала не было необходимости в облечении христианского учения в рамки догматической системы. Однако потребность человеческого разума в лучшем, более понятном ему, логичном толковании ещё не оформленного догматически, во многих местах трудно принимаемого христианского учения привела к появлению и развитию философско-богословских школ в первые века христианства. В этих школах (главным образом в Антиохийской и Александрийской) и появились первые ереси. Для их обнаружения и искоренения периодически собирались Вселенские Соборы, на которых и устанавливались догматы — в форме кратких определений истин христианского Откровения. Они ярко и точно обличали еретические учения. Догматические соборные определения в эту эпоху обозначались греческим словом «о́рос» (греч. ὅρος — «предел», «граница»)[13], или латинским «терминус» (лат. terminus). Догмат, или орос — предел, или граница вероучения, — должен был, как граница дороги, вернуть христианскую мысль в верное русло, разграничить истинное церковное учение и еретическое.

Догмат и связанные понятия[править | править код]

Догмат и догматическая формула[править | править код]

Следует различать понятия догмата как такового и догматической формулы. Догмат в своей сущности неизменен, он содержит богооткровенную истину, данную Самим Богом, и именно поэтому его нельзя изменять по воле человеческого разума. Однако догматическая формула может изменяться. Это так называемый способ выражения вероучительной истины, словесная оболочка догмата, которая может дополняться и видоизменяться, не затрагивая при этом заключённого в ней догматического смысла (содержания). Так, формулировка догмата о Пресвятой Троице, установленного на I Вселенском Соборе, была дополнена на II Вселенском Соборе.

Догмат и теологумен[править | править код]

Наряду с понятием «догмат» в богословии существуют понятия «богословское мнение» («теологумен») и «частное богословское мнение». Теологумен — вероучительное положение, не противоречащее догматам, но не являющееся обязательным для всех верующих. Он должен основываться на Священном Писании и высказываниях святых Отцов Церкви. Частное богословское мнение при этом — размышление, мнение отдельного богослова, прямо не противоречащее догматам, не обязательно встречающееся у Отцов Церкви. Догмат таким образом стоит безусловно выше теологуменов и частных богословских мнений.

Свойства догматов[править | править код]

В православной догматике выделяются следующие свойства догматов[7]:

  1. Теологичность (вероучительность) — свойство догматов по содержанию, то есть что догмат содержит только учение о Боге и Его домостроительстве. В догматах не определяются истины нравоучительные, литургические, исторические, естественно-научные и т. д.
  2. Богооткровенность — свойство догматов по способу их получения. Это означает, что догматы не выводятся логическим путём, а происходят из Божественного Откровения, то есть даются человеку Самим Богом.
  3. Церковность — свойство догматов по способу их существования и сохранения. Это означает, что догматы могут существовать только во Вселенской Церкви, и вне её догматы, как основанные на Откровении, данном всей Церкви, не могут возникать. Именно Церковь, на Вселенских Соборах, имеет право закреплять за теми или иными вероучительными истинами именование догматов, понимаемых к строгом смысле.
  4. Общеобязательность — свойство догматов по отношению к ним членов Церкви. Догматы выступают в роли правил и норм, не признавая которые, нельзя являться членом Церкви.
Догматы в православии[править | править код]

К догматам, принятых на Вселенских соборах, относятся:[14][15]

  1. Догмат о Боге Отце, Творце видимого и невидимого мира, всё содержащего в Своей власти.
  2. Догмат о Сыне Божием, прежде начала времени рожденного от Бога Отца, имеющего с Ним одинаковую сущность, всё сотворившего и получившего имя Иисуса Христа.
  3. Догмат о Воплощении на земле Сына Божия в человеческой плоти от Святого Духа и Марии Девы ради спасения людей (непорочное зачатие).
  4. Догмат о Крестных страданиях и смерти Иисуса Христа.
  5. Догмат о Воскресении Иисуса Христа.
  6. Догмат о Вознесении Иисуса Христа.
  7. Догмат о Втором Пришествии Иисуса Христа, Страшном Суде и Его вечном Царстве.
  8. Догмат об исхождении Святого Духа, дающего жизнь, от Бога Отца, прославлении Его и поклонении Ему вместе со Отцом и Сыном.
  9. Догмат о единой (одной), святой, соборной и апостольской Церкви.
  10. Догмат об единократном Крещении для оставления грехов.
  11. Догмат о всеобщем воскресении людей.
  12. Догмат о будущей вечной жизни.
  13. Догмат о двух естествах во едином Лице Господа нашего Иисуса Христа
  14. Догмат о двух волях и действиях в Господе нашем в Иисусе Христе.
  15. Догмат об иконопочитании.

Первые 12 догматов утверждены на Первом и Втором Вселенских соборах и составляют Никео-Цареградский Символ веры, являющийся догматической формулой, подразделяющейся на 12 членов и содержащих догматическую основу христианства. Первые его восемь членов выражают догматы о Святой Троице и Христе-Спасителе (со 2-го по 7-й) . Догмат о Святой Троице состоит в том, что Бог един по существу, но троичен в Лицах (Бог Отец, Бог Сын и Святой Дух), которые различаются друг от друга тем, что Бог Отец не рождается и не исходит от другого Лица, Сын Божий предвечно рождается от Бога Отца, Дух Святый предвечно исходит от Бога Отца. При этом, в чем состоит рождение и исхождение и чем отличается исхождение от рождения, является непостижимым для людей.[16]

Догмат о двух естествах во едином Лице Иисуса Христа принят на IV Вселенском Соборе в Халкидоне, догмат о двух волях и действиях принят на VI Вселенском Соборе в Константинополе, догмат о иконопочитании принят на VII Вселенском Соборе в Никее.

Если понимать под догматами непререкаемые и неизменные правила (истины) православной веры, изложенные в Священном Писании и Священном предании и относящиеся к самому существу христианства, но не обязательно утверждаемые на Вселенских соборах[8][17], то к числу догматов также относятся[18]:

  1. догмат о том, что Бог есть Дух всеблагой, всесвятой, всесовершенный, всемогущий, всеведущий, вездесущий, беспредельный, неизменяемый, вечный.
  2. догмат о творении мира Богом из ничего по Своей любви.
  3. догмат о падении самого высшего ангела (Денницы) и некоторых других ангелов.
  4. догмат о первородном грехе.
  5. догмат о промысле Божием обо всем существующем.
  6. догмат о искуплении человечества от греха.
  7. догмат о необходимости благодати Божией для освящения человека.
  8. догмат о Таинствах Церкви.
  9. догмат о частном суде человека после смерти.
  10. догмат о именовании Девы Марии Богородицею (именование Девы Марии Богородицей используется в текстах догматов IV и VII Вселенских Соборов).
  11. догмат о приснодевстве Девы Марии.
  12. догмат о различии в Боге сущности и энергии, представляющей собой нетварную божественную благодать. Принят на Пятом Константинопольском соборе в 1351 году.
Чем не является догмат[править | править код]

Нижесказанное относится преимущественно к православно-христианскому пониманию понятия «догмат», однако отдельные положения можно отнести и к другим религиям.

Ввиду того, что понятие «догмат», «догматическое мышление» и прочие часто неправильно понимаются в обществе, следует отметить основные ошибки этого понимания:

  • Догмат не есть магическая формула, повторением которой можно чего-то достичь.
  • Догмат не бесполезен (даже вне рамок религиозной философии и богословия). Без знания догматической базы нельзя осмыслить никакое вероучение в его сущности, тем более, если оно претендует на выход за рамки земного бытия.
  • Догмат — не закостенелое, мёртвое, безосновательное утверждение. Лишь наличие догматов в вероучении позволяет ему иметь структуру, онтологический смысл, не ограничиваться лишь нравственным, литургическим, каноническим или каким-либо иным аспектом.

Оросы Вселенских Соборов — не есть могильные плиты, приваленные к дверям запечатанного гроба навек закристаллизованной и окаменелой истины. Наоборот, это верстовые столбы, на которых начертаны руководящие безошибочные указания, куда и как уверенно и безопасно должна идти живая христианская мысль, индивидуальная и соборная в её неудержимых и беспредельных поисках ответов на теоретическо-богословские и прикладные жизненно-практические вопросы.

Карташёв А.В. Вселенские Соборы

  • Догмат — не чуждое дополнение к Священному Писанию.

Догмат ни в коем случае не новое откровение. Догмат — это только свидетельство. Весь смысл догматического определения сводится к свидетельствованию непреходящей истины, которая была явлена в Откровении и сохранилась от начала.

протоиерей Георгий Флоровский

  • Догмат не сковывает сознание, а позволяет ему, образно выражаясь, стоять на ногах, иметь опору в рассуждениях богословского характера. В сфере личной религиозной жизни (духовной жизни) догматика лежит в фундаменте и молитвы, и богослужения, и других её осмысленных проявлений.

Православные догматы не суть путы для мысли, не кандалы <…> но разве лишь предохранительные определения, которыми Церковь хочет поставить разум человеческий в надлежащую перспективу, в которой для него открывалась бы возможность беспрепятственного и безостановочного движения вперёд, с исключением опасностей уклонения в сторону, на пути обманчивые.

проф. Введенский А.И.

  • Догмат нельзя уяснить логическим, рассудочным путём. Он требует святоотеческого толкования. Простое знание догматической формулы ещё не означает проникновение в суть содержащейся в догмате истины.
  • Догмат ненаучен[19]. Он не обязан вписываться в логические рамки. Это предмет веры и, как правило, он содержит алогические элементы.

Credo quia absurdum est («Верую, ибо абсурдно»)

Тертуллиан, II—III в. De Carne Christi (О плоти Христа)[20]
  • Не всякая бесспорная вероучительная истина является догматом. Догматами в строгом смысле являются лишь те из них, которые названы таковыми на Вселенских Соборах[9].

В католицизме[править | править код]

В католической церкви развитие догматической науки пошло по пути установления новых догматов, в результате чего сегодня количество вероучительных определений, возведённых в достоинство догмата, в римо-католической догматике больше, чем в православной церкви. В римо-католической церкви считается, что необходимость увеличения числа догматов обусловлена продолжающимся уяснением богооткровенной истины, содержащейся в Церкви. До появления нового догмата эта истина сокрыта или неясно переживаема для соборного сознания Церкви.

Список догматов в католицизме[править | править код]

Помимо догматов православной церкви (с поправкой на филиокве в символе веры) в католической церкви имеются дополнительные, принятые на Вселенских Соборах Католической церкви.

  • Поправка к Никео-Цареградскому Символу веры, филиокве. Введёна в 589 г., Толедский собор, Испания. Утверждена в Риме на коронации германского императора Генриха II в 1014 году, при папе Бенедикте VIII.
  • Догмат о чистилище. 1439 г., Ферраро-Флорентийский собор, г. Феррары. Подтверждён в 1563 г. на Тридентском соборе.
  • Догмат о непорочном зачатии Девы Марии. 1854 г., постановление Пия IX.
  • Догмат о безошибочности папы по делам веры и морали (ex cathedra: с кафедры). 1870 г., Первый Ватиканский собор.
  • Догмат о Вознесении Девы Марии. 1950 г. — возникновение, 1964 г. — подтверждение, в Lumen Gentium, догматической конституции Второго Ватиканского собора.

Догматы в значении непреложной вероучительной истины существуют и в других авраамических религиях.

Иудаизм[править | править код]

Ислам[править | править код]

Согласно хадису Джибриля, главными догматами ислама являются:

В буддизме не существует всеобщей и обязательной догматики, что стало одной из главных причин интеграции в себя буддизмом местных верований. Будда указывал «Пусть никто из вас двоих не пойдет по одному и тому же пути» и считал своё учение не истиной, а только средством к её обретению. Он сравнивал своё учение с плотом, который используется для переправы через реку, но после переправы он должен быть отброшен[22]. Истина не может быть выражена через однократно сформированные универсальные догматы в том числе потому, что учение Будды не может быть одинаковым для всех людей. Учение рассматривается только как «предназначенное конкретному индивиду в конкретных обстоятельствах»[23]. Также Будда указывал, что принимать его учение необходимо только посредством проверки через собственный опыт: «Не принимайте моё учение просто из веры или из уважения ко мне. Подобно тому, как купец на базаре при покупке золота проверяет его: нагревает, плавит, режет — чтобы убедиться в его подлинности, так же проверяйте и моё учение, и только убедившись в его истинности, принимайте его!»[24][25].

  1. ↑ Словарь церковно-славянскаго и русскаго языка / том I: А–Ж. — СПб.: Императорская Академия Наук, 1847. — С. 336. — 415 с.
  2. Алексеев П. А. Церковный словарь / часть первая: А–Д. — СПб.: Типография Ивана Глазунова, 1817. — С. 276. — 298 с.
  3. догма́т, толковый словарь Ефремовой допускает такое произношение как разговорное. В Словаре правильной русской речи (Соловьев Н. В. Словарь правильной русской речи. Ок. 85 000 слов : Более 400 коммент. / ИЛИ РАН ; Н. В. Соловьев. — М.: ООО «Издательство АСТ» : ООО «Издательство Астрель» : ООО «Транзиткнига», 2004. — 847 [1] с. — (Словари Академии Российской)) приведено так: «догма́т и уход. до́гмат…»). В православной богослужебной литературе и гимнографии: церк.-слав. догма́тъ, в Полном церковнославянском словаре протоиерей Григория Дьяченко: «до́гмат»
  4. Дворецкий И. Х. Древнегреческо-русский словарь. Том 1. — 1958. — С. 418
  5. Барсов Н. И. Догмат // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1893. — Т. Xa. — С. 846—847.
  6. ↑ Домостроительство — здесь: богословское понятие, обозначающее творение Богом человечества и устроение Им пути восстановления его падшей природы.
  7. 1 2 Давыденков О. В.Катехизис. Догматическое богословие как наука. Свойства догматов
  8. 1 2 3 4 М. С. Иванов. Догмат // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2007. — Т. XV. — С. 527-532. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 978-5-89572-026-4.
  9. 1 2 Давыденков О. В.Катехизис. Догматическое богословие как наука. Догматы и богословские мнения. Ересь
  10. Митрополит Макарий (Булгаков). Православно-догматическое Богословие. Том 1. Разные деления догматов и значение этих делений в православно-догматическом Богословии.
  11. ↑ Eastern Orthodoxy Энциклопедия Британника.
  12. ↑ Хотя некоторые христианские церкви отвергают догматы, принятые после II Вселенского Собора, базовый догматический состав, содержащийся в Никео-Цареградском Символе веры, сформированный первыми 2 Соборами — общий для всех (с поправкой на filioque в католицизме).
  13. ↑ Православная энциклопедия «Азбука веры»
  14. Протоиерей Серафим Слободской. Закон Божий. О вере христианской. Символ Веры
  15. ↑ Догматы Вселенских Соборов
  16. Митрополит Макарий (Булгаков). Православно-догматическое Богословие. Том 1. О различии Божеских лиц по их личным свойствам. Связь с предыдущим, краткая история догмата и учение о нем Церкви.
  17. Митрополит Макарий (Булгаков). Православно-догматическое Богословие. Том 1. Понятие о христианских догматах, как предмете православно-догматического Богословия.
  18. Митрополит Макарий (Булгаков). Православно-догматическое Богословие
  19. ↑ В том смысле, что его нельзя ни доказать, ни опровергнуть.
  20. ↑ В этом сочинении выражение стоит в форме prorsus credibile est, quia ineptum est, т.е. «совершенно достоверно, ибо нелепо».
  21. У. Читтик, С. Мурата. Хадис о Джабраиле // Мировоззрение ислама. — М. : Ладомир, 2014. — С. 52—57. — 640 с.
  22. ↑ Философия буддизма: энциклопедия / Отв. ред. М. Т. Степанянц. — М.: Вост. лит., ИФ РАН, 2011. — С. 17. — 1045 с. — ISBN 978-5-02-036492-9.
  23. ↑ Степанянц, 2011, с. 24.
  24. Терентьев А. А. Буддизм // Энциклопедия религий / Под ред. А. П. Забияко, А. Н. Красникова, Е. С. Элбакян. — М.: Академический проект, 2008. — С. 203—212. — 1520 с. — ISBN 978-5-8291-1084-0 ISBN 978-5-98426-067-1.
  25. Урбанаева И. С. Специфика буддизма как философии и религии // Вестник Бурятского государственного университета. — Улан-Удэ: Бурятский государственный университет, 2009. — № 8. — С. 61—69. — ISSN 1994-0866.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о