Как можем мы с тобою говорить о том чего ты чувствовать не можешь: Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод Щепкиной-Куперник

Уильям Шекспир. Ромео и Джульетта. Перевод Щепкиной-Куперник

Страница 12 из 18

Пусть слезы их омоют рану.
Я плакать об одном Ромео стану!
Возьми отсюда лестницу скорей.
О бедная! Обмануты мы с ней.
Ромео изгнан! Ты ко мне на ложе
Должна была служить путем — и что же?
Теперь умру я девушкой-вдовой.
Возьму тебя, в покой пойду я свой.
Идем ко мне, и не супругу там,
А смерти девственность свою отдам.

Кормилица

Ступай к себе. Я приведу Ромео
Тебя утешить; знаю я, где он.
Ну, слышишь? Ночью будет он с тобой.
Успел он в келье у монаха скрыться.

Джульетта

Да, да! Отдай ему ты перстень мой,
И пусть придет со мной навек проститься.
Уходят.

СЦЕНА 3

Келья брата Лоренцо.

Входит брат Лоренцо.

Брат Лоренцо

Ну, выходи, Ромео, выходи,
Несчастный человек: влюбилось горе
В твою судьбу; обвенчан ты с несчастьем.

Входит Ромео.

Ромео

Ну что, отец, к чему приговорен я?

Какое мне неведомое горе
Со мной знакомства ищет?

Брат Лоренцо

Милый сын,
Ты слишком уж с невзгодами сдружился!
Суд герцога свершен. Узнай решенье.

Ромео

Оно страшнее Страшного суда?

Брат Лоренцо

Нет! Герцога был мягок приговор.
Не к смерти ты приговорен — к изгнанью.

Ромео

К изгнанью? Нет, о нет, будь милосерден!
Скажи, что к смерти. Страшный лик изгнанья
Грозней, чем смерть. Не говори: «изгнанье»!

Брат Лоренцо

Но ты же изгнан только из Вероны:
Смирись. Ведь мир велик, разнообразен.

Ромео

Но мира нет за стенами Вероны:
Чистилище там, пытка, самый ад!
Изгнав отсюда, этим изгоняет
Из мира он меня; а это — смерть!
Изгнанье — ложное названье смерти.
Изгнаньем называя смерть, ты рубишь
Мне голову секирой золотой,
Смотря с улыбкой на удар смертельный.

Брат Лоренцо

О смертный грех! Что за неблагодарность!

Твою вину закон карает смертью,
Но добрый герцог отстранил закон,
И слово «смерть» он обратил в «изгнанье».
Вот милость. Ты же ее не хочешь видеть.

Ромео

Нет, казнь — не милость! Небеса мои —
Там, где Джульетта. Каждый пес, иль кошка,
Иль мышь презренная, любая тварь
Здесь может жить в раю — Джульетту видеть;
Один Ромео — нет! Любая муха
Достойнее, счастливей, чем Ромео:
Она касаться может без помехи
Руки Джульетты — чуда белизны,
Иль красть блаженство рая с милых уст,
Что в девственной невинности как будто
Краснеют от взаимного касанья,
Грехом считая целовать друг друга.
Любая муха; а Ромео — нет!
Свобода ей дана; а он — изгнанник.
И говоришь ты, что не смерть — изгнанье?
И не нашел ужаснее ты яда,
Ножа острей, орудья смертоносней
Изгнанья, чтоб убить меня! Изгнанье!
Твердят то слово грешники, стеная
В аду! Как у тебя достало духу?
Ты, исповедник, мой отец духовный,

Прощающий грехи, мой друг давнишний,
И ты — меня убил, сказав «изгнанье».

Брат Лоренцо

Да выслушай, безумец ты влюбленный…

Ромео

Ты об изгнанье будешь говорить!

Брат Лоренцо

Против него я дам тебе оружье.
В несчастьях философия — целебный
Бальзам: она утешит, хоть ты изгнан.

Ромео

Вновь это слово «изгнан»! О, к чертям
Всю философию! Она не может
Создать Джульетту, передвинуть город
Иль уничтожить этот приговор.
Так что в ней пользы? Даром слов не трать.

Брат Лоренцо

О, вижу я, что все безумцы глухи.

Ромео

Как им не быть, коль слепы мудрецы?

Брат Лоренцо

Давай твое обсудим положенье.

Ромео

Как можем мы с тобою говорить
О том, чего ты чувствовать не можешь?
Будь молод ты, как я, влюблен в Джульетту,
Обвенчан с ней, убийцей будь Тибальта,
Люби, как я, будь изгнан навсегда, —
Тогда бы мог ты говорить об этом,

Рвать волосы, как я, и падать наземь,
Чтобы могилу вымерять свою!
Стук в дверь.

Брат Лоренцо

Встань, там стучат. Ромео, милый, спрячься.

Ромео

Не спрячусь! Разве паром горьких вздохов
Укроюсь, как туманом, от людей.
Стук.

Брат Лоренцо

Ты слышишь, как стучат? — Кто там?
Вставай!
Тебя захватят…- Подождите! — Встань же!
Беги в молельню. — Слышу! — Божья воля!
Что за упрямство! — Я иду, иду!
Стук.
Кто так стучит? Кто там? Чего вам надо?

Кормилица

за сценой
Впустите — так узнаете. Джульетта
Меня прислала.

Брат Лоренцо

В добрый час. Войдите.

Входит кормилица.

Кормилица

Отец, святой отец, скажите мне,
Где, где супруг синьоры? Где Ромео?

Брат Лоренцо

Здесь, на полу. Он пьян от слез своих.

Кормилица

Ох, точно так же, как моя синьора.
Точь-в-точь она.

Брат Лоренцо

О горькое согласье!
О сходство грустное!

Кормилица

Вот так лежит,
Вопит и плачет, плачет и вопит. —
Ну, встаньте, встаньте, будьте же мужчиной!
Хоть для Джульетты, для нее, вставайте.
Зачем уж так в отчаянье впадать?

Ромео

Кормилица!

Кормилица

Ох, ох, синьор, ну что ж, смерть — наш удел.

Ромео

Сказала ты — Джульетта? Что же с нею?
Она меня убийцею считает?
Я запятнал в расцвете наше счастье
Родной ей кровью? Где она и что
Супруга тайная моя о нашей
Любви, навек погибшей, говорит?

Кормилица

Да ничего она не говорит,
А только плачет, плачет; на кровати
Лежит пластом, — вдруг вскочит, начинает
Тибальта звать иль закричит: «Ромео!» —
И упадет опять.

Ромео

О, это имя,
Подобно выстрелу смертельной пули,
Ее убило так же, как вот эта
Проклятая рука — ее родного!
О мой отец, скажи, где поместилось

В моем презренном теле это имя,
Чтоб мне разрушить гнусное жилье!
Вынимает шпагу.

Брат Лоренцо

Стой, удержи отчаянную руку.
Мужчина ль ты! Да, с виду ты мужчина,
Но плачешь ты по-женски, а поступки
Гнев зверя неразумный выдают.
Ты — женщина во образе мужчины
Иль дикий зверь во образе обоих.
Ты изумил меня, клянусь святыми.
Благоразумней я тебя считал!
Тибальта ты убил — теперь ты хочешь,
Свершивши над собою злое дело,
Убить себя, убить свою супругу,
Которая живет одним тобой!
Восстал ты против своего рожденья,
И неба, и земли: ведь и рожденье,
И небо, и земля — в тебе самом,
Как три единства. Сразу все погибнет!
Стыдись! Стыдись! Позоришь ты свой образ,
Свою любовь, свой разум; ими щедро
Ты наделен, но сам, как лихоимец,
Не пользуешься всем, как подобает,
Чтоб совершенствовать всегда свой образ,
Свою любовь, свой разум. Образ твой —
Лишь восковая форма, если ты
Отступишься от доблести мужчины.
Любовь твоя — лишь клятвопреступленье,
Коль ты нарушишь клятву и убьешь
Любовь, которую клялся лелеять;
И разум твой, что должен украшать
Твой образ и любовь твою, их только
Испортит неумелым обращеньем:
Как иногда в пороховнице порох
У воина неопытного вспыхнет,
Так вспыхнет от неловкости твоей
То, что тебе должно служить защитой. —
Тебя ж взорвет на воздух. Ну, вставай!
Мужчиной будь! Жива твоя Джульетта,
Из-за кого хотел ты умереть, —
Ведь это счастие! Тибальт тебя
Хотел убить, а ты убил его, —
И это счастие! Закон, что смертью
Грозил тебе, как друг к тебе отнесся
И смерть тебе изгнаньем заменил, —
И это счастие! Ты взыскан небом,
И счастие ласкать тебя готово;
Ты ж дуешься на жизнь и на любовь,
Как глупая, капризная девчонка!
Смотри, таким грозит плохой конец.
Ступай к любимой, как решили мы,
Пройди к ней в комнату, утешь ее,
Но уходи, пока дозор не вышел,
Иль в Мантую не сможешь ты пробраться.
Там будешь жить, пока найдем возможность
Брак объявить, с ним примирить друзей,
У герцога прощенье испросить
И с радостью такой сюда вернуться,
Что в двадцать тысяч раз превысит горе,
Которое сейчас ты ощущаешь.

СЦЕНА 3

 

СЦЕНА 3

 

 

                            Келья брата Лоренцо.
                            Входит брат Лоренцо.

 

                                Брат Лоренцо

 

                      Ну, выходи, Ромео, выходи,
                      Несчастный человек: влюбилось горе
                      В твою судьбу; обвенчан ты с несчастьем.

 

                               Входит Ромео.

 

                                   Ромео

 

                      Ну что, отец, к чему приговорен я?
                      Какое мне неведомое горе
                      Со мной знакомства ищет?

 

                                Брат Лоренцо

 

                                                Милый сын,
                      Ты слишком уж с невзгодами сдружился!
                      Суд герцога свершен. Узнай решенье.

 

                                   Ромео

 

                      Оно страшнее Страшного суда?

 

                                Брат Лоренцо

 

                      Нет! Герцога был мягок приговор.
                      Не к смерти ты приговорен - к изгнанью.

 

                                   Ромео

 

                      К изгнанью? Нет, о нет, будь милосерден!
                      Скажи, что к смерти. Страшный лик изгнанья
                      Грозней, чем смерть. Не говори: "изгнанье"!

 

                                Брат Лоренцо

 

                      Но ты же изгнан только из Вероны:
                      Смирись. Ведь мир велик, разнообразен.

 

                                   Ромео

 

                      Но мира нет за стенами Вероны:
                      Чистилище там, пытка, самый ад!
                      Изгнав отсюда, этим изгоняет
                      Из мира он меня; а это - смерть!
                      Изгнанье - ложное названье смерти.
                      Изгнаньем называя смерть, ты рубишь
                      Мне голову секирой золотой,
                      Смотря с улыбкой на удар смертельный.

 

                                Брат Лоренцо

 

                      О смертный грех! Что за неблагодарность!
                      Твою вину закон карает смертью,
                      Но добрый герцог отстранил закон,
                      И слово "смерть" он обратил в "изгнанье".
                      Вот милость. Ты же ее не хочешь видеть.

 

                                   Ромео

 

                      Нет, казнь - не милость! Небеса мои -
                      Там, где Джульетта. Каждый пес, иль кошка,
                      Иль мышь презренная, любая тварь
                      Здесь может жить в раю - Джульетту видеть;
                      Один Ромео - нет! Любая муха
                      Достойнее, счастливей, чем Ромео:
                      Она касаться может без помехи
                      Руки Джульетты - чуда белизны,
                      Иль красть блаженство рая с милых уст,
                      Что в девственной невинности как будто
                      Краснеют от взаимного касанья,
                      Грехом считая целовать друг друга.
                      Любая муха; а Ромео - нет!
                      Свобода ей дана; а он - изгнанник.
                      И говоришь ты, что не смерть - изгнанье?
                      И не нашел ужаснее ты яда,
                      Ножа острей, орудья смертоносней
                      Изгнанья, чтоб убить меня! Изгнанье!
                      Твердят то слово грешники, стеная
                      В аду! Как у тебя достало духу?
                      Ты, исповедник, мой отец духовный,
                      Прощающий грехи, мой друг давнишний,
                      И ты - меня убил, сказав "изгнанье".

 

                                Брат Лоренцо

 

                      Да выслушай, безумец ты влюбленный...

 

                                   Ромео

 

                      Ты об изгнанье будешь говорить!

 

                                Брат Лоренцо

 

                      Против него я дам тебе оружье.
                      В несчастьях философия - целебный
                      Бальзам: она утешит, хоть ты изгнан.

 

                                   Ромео

 

                      Вновь это слово "изгнан"! О, к чертям
                      Всю философию! Она не может
                      Создать Джульетту, передвинуть город
                      Иль уничтожить этот приговор.
                      Так что в ней пользы? Даром слов не трать.

 

                                Брат Лоренцо

 

                      О, вижу я, что все безумцы глухи.

 

                                   Ромео

 

                      Как им не быть, коль слепы мудрецы?

 

                                Брат Лоренцо

 

                      Давай твое обсудим положенье.

 

                                   Ромео

 

                      Как можем мы с тобою говорить
                      О том, чего ты чувствовать не можешь?
                      Будь молод ты, как я, влюблен в Джульетту,
                      Обвенчан с ней, убийцей будь Тибальта,
                      Люби, как я, будь изгнан навсегда, -
                      Тогда бы мог ты говорить об этом,
                      Рвать волосы, как я, и падать наземь,
                      Чтобы могилу вымерять свою!

 

                               Стук в дверь.

 

                                Брат Лоренцо

 

                      Встань, там стучат. Ромео, милый, спрячься.

 

                                   Ромео

 

                      Не спрячусь! Разве паром горьких вздохов
                      Укроюсь, как туманом, от людей.

 

                                   Стук.

 

                                Брат Лоренцо

 

                      Ты слышишь, как стучат? - Кто там?
                                                        Вставай!
                      Тебя захватят...- Подождите! - Встань же!
                      Беги в молельню. - Слышу! - Божья воля!
                      Что за упрямство! - Я иду, иду!

 

                                   Стук.

 

                      Кто так стучит? Кто там? Чего вам надо?

 

                                 Кормилица
                                (за сценой)

 

                      Впустите - так узнаете. Джульетта
                      Меня прислала.

 

                                Брат Лоренцо

 

                                     В добрый час. Войдите.

 

                             Входит кормилица.

 

                                 Кормилица

 

                      Отец, святой отец, скажите мне,
                      Где, где супруг синьоры? Где Ромео?

 

                                Брат Лоренцо

 

                      Здесь, на полу. Он пьян от слез своих.

 

                                 Кормилица

 

                      Ох, точно так же, как моя синьора.
                      Точь-в-точь она.

 

                                Брат Лоренцо

 

                                        О горькое согласье!
                      О сходство грустное!

 

                                 Кормилица

 

                                            Вот так лежит,
                      Вопит и плачет, плачет и вопит. -
                      Ну, встаньте, встаньте, будьте же мужчиной!
                      Хоть для Джульетты, для нее, вставайте.
                      Зачем уж так в отчаянье впадать?

 

                                   Ромео

 

                      Кормилица!

 

                                 Кормилица

 

                      Ох, ох, синьор, ну что ж, смерть - наш удел.

 

                                   Ромео

 

                      Сказала ты - Джульетта? Что же с нею?
                      Она меня убийцею считает?
                      Я запятнал в расцвете наше счастье
                      Родной ей кровью? Где она и что
                      Супруга тайная моя о нашей
                      Любви, навек погибшей, говорит?

 

                                 Кормилица

 

                      Да ничего она не говорит,
                      А только плачет, плачет; на кровати
                      Лежит пластом, - вдруг вскочит, начинает
                      Тибальта звать иль закричит: "Ромео!" -
                      И упадет опять.

 

                                   Ромео

 

                                      О, это имя,
                      Подобно выстрелу смертельной пули,
                      Ее убило так же, как вот эта
                      Проклятая рука - ее родного!
                      О мой отец, скажи, где поместилось
                      В моем презренном теле это имя,
                      Чтоб мне разрушить гнусное жилье!
                             (Вынимает шпагу.)

 

                                Брат Лоренцо

 

                        Стой, удержи отчаянную руку.
                      Мужчина ль ты! Да, с виду ты мужчина,
                      Но плачешь ты по-женски, а поступки
                      Гнев зверя неразумный выдают.
                      Ты - женщина во образе мужчины
                      Иль дикий зверь во образе обоих.
                      Ты изумил меня, клянусь святыми.
                      Благоразумней я тебя считал!
                      Тибальта ты убил - теперь ты хочешь,
                      Свершивши над собою злое дело,
                      Убить себя, убить свою супругу,
                      Которая живет одним тобой!
                      Восстал ты против своего рожденья,
                      И неба, и земли: ведь и рожденье,
                      И небо, и земля - в тебе самом,
                      Как три единства. Сразу все погибнет!
                      Стыдись! Стыдись! Позоришь ты свой образ,
                      Свою любовь, свой разум; ими щедро
                      Ты наделен, но сам, как лихоимец,
                      Не пользуешься всем, как подобает,
                      Чтоб совершенствовать всегда свой образ,
                      Свою любовь, свой разум. Образ твой -
                      Лишь восковая форма, если ты
                      Отступишься от доблести мужчины.
                      Любовь твоя - лишь клятвопреступленье,
                      Коль ты нарушишь клятву и убьешь
                      Любовь, которую клялся лелеять;
                      И разум твой, что должен украшать
                      Твой образ и любовь твою, их только
                      Испортит неумелым обращеньем:
                      Как иногда в пороховнице порох
                      У воина неопытного вспыхнет,
                      Так вспыхнет от неловкости твоей
                      То, что тебе должно служить защитой. -
                      Тебя ж взорвет на воздух. Ну, вставай!
                      Мужчиной будь! Жива твоя Джульетта,
                      Из-за кого хотел ты умереть, -
                      Ведь это счастие! Тибальт тебя
                      Хотел убить, а ты убил его, -
                      И это счастие! Закон, что смертью
                      Грозил тебе, как друг к тебе отнесся
                      И смерть тебе изгнаньем заменил, -
                      И это счастие! Ты взыскан небом,
                      И счастие ласкать тебя готово;
                      Ты ж дуешься на жизнь и на любовь,
                      Как глупая, капризная девчонка!
                      Смотри, таким грозит плохой конец.
                      Ступай к любимой, как решили мы,
                      Пройди к ней в комнату, утешь ее,
                      Но уходи, пока дозор не вышел,
                      Иль в Мантую не сможешь ты пробраться.
                      Там будешь жить, пока найдем возможность
                      Брак объявить, с ним примирить друзей,
                      У герцога прощенье испросить
                      И с радостью такой сюда вернуться,
                      Что в двадцать тысяч раз превысит горе,
                      Которое сейчас ты ощущаешь.
                      Ступай, кормилица, скажи синьоре,
                      Чтоб лечь уговорила всех домашних,
                      И без того измученных от горя:
                      Ромео к ней придет.

 

                                 Кормилица

 

                      О господи, всю ночь бы так стояла
                      Да слушала: вот что ученье значит! _
                      Синьор, я ей скажу, что вы придете.

 

                                   Ромео

 

                      Скажи, скажи, что я готов к упрекам.

 

                                 Кормилица

 

                      Вот, вам она кольцо отдать велела.
                      Ступайте! Поспешите: ведь уж поздно.
                                 (Уходит.)

 

                                   Ромео

 

                      О, как опять душою ожил я!

 

                                Брат Лоренцо

 

                      Иди же, доброй ночи. Только помни -
                      От этого судьба зависит ваша:
                      Или уйдешь ты до вечерней стражи,
                      Иль на заре беги переодетым
                      Ты в Мантую. Найду я твоего
                      Слугу и буду сообщать тебе
                      Все то, что здесь хорошего случится.
                      Прощай, дай руку. Поздно; доброй ночи!

 

                                   Ромео

 

                      Когда б не радости великой зов,
                      С тобой я век остаться бы готов.
                      Прости!

 

                                  Уходят.

 

«Держись», «Я тебя понимаю», «Пришло время»

Когда думаешь, что сказать человеку, переживающему горе, обычно на ум приходят либо банальные слова, либо сухие фразы, либо вообще не знаешь, что говорить. Например, когда человек после потери близкого выходит на работу, коллеги считают важным сказать: «Соболезную», «Мне очень жаль», «Сочувствую». Но одно дело, когда это говорится от сердца, теми, кто действительно сочувствует, другое дело – когда такие слова повторяют все подряд.

Дежурные фразы, в лучшем случае, проходят мимо, но могут и обидеть, разозлить тогда, когда сказаны лишь бы сказать, ради формы.

Так происходит совсем не потому, что люди глупые, жестокие или равнодушные, а потому что они чувствуют себя неловко и считают своей обязанностью что-то сказать, как-то отреагировать на чужое горе. Я считаю, что здесь должен работать принцип: если слова идут от души, от сердца, если хочется сказать – говори. Но не стоит произносить сухих банальностей, просто чтобы сказать. Не знаешь, что сказать – помолчи или скажи правду: «Я не знаю, что тебе сейчас сказать. Что мне для тебя сделать, чтобы тебе стало лучше? Хочешь, я просто посижу рядом? Мы можем вместе молчать или говорить. Что мне сделать для тебя?». Потому что бывает, что люди в попытке утешить горюющего человека, делают ему только больнее.

«Я вас понимаю»

Обычно внутренняя реакция на такую попытку утешить: «Нет, не понимаешь!». Свои раны всегда сильнее болят. Даже если у тебя была в жизни похожая ситуация, она – твоя, ты ее переживал иначе. Горе всегда индивидуально.

Кроме того, когда человек переживает собственное горе, ему не хочется слышать про то, как у тебя было. Ему важно поговорить о своем.

Когда-то нам на «Горячую линию» («Горячая линия» Центра экстренной психологической помощи МЧС России, которой Лариса Пыжьянова руководила с 2007 по 2014 гг. – ред.) звонила женщина и рассказывала, как 20 лет назад погиб ее отец, летчик. Однажды, позвонив, она попала на молодого сотрудника. И стала рассказывать ему, как ей было тяжело, поскольку в то время не существовало психологической поддержки, и она осталась наедине со своим горем. А молодой парень «на автомате» ответил: «Да, я понимаю». Женщина переспросила: «У вас тоже отец-летчик 20 лет назад погиб?!».

Слова «Я вас понимаю» могут быть еще положительно восприняты, когда так сочувствуют родителям, потерявшим ребенка, другие родители, у которых тоже умер ребенок. И все равно надо быть осторожными – ситуации у всех разные! У кого-то ребенок был абсолютно здоров, успешен и погиб внезапно, в результате трагической случайности: в один момент вся жизнь переменилась. У других, наоборот, ребенок тяжело и долго болел, они осознавали, что он умрет. Кому из них тяжелее? Могут ли они понять друг друга?

Поэтому и не существует заготовок и стандартных фраз для утешения, какой-то универсальной методички: все очень индивидуально.

«Успокойтесь», «Возьмите себя в руки»

Когда человек плачет, у него истерика, он злится, фраза «Успокойся» для него звучит как «Ты ерундой занимаешься!», «Перестань чувствовать то, что ты чувствуешь!». Это обесценивание его чувств. Надо понимать, что, если б он мог, он бы успокоился без всяких «подсказок». Но его горе, его страх изливаются именно в такой форме, это настолько сильные эмоции, что справиться с ними он не в состоянии.

На самом деле, истерика, крики, агрессия, слезы — это не что иное как запрос о помощи: он хочет, чтоб его услышали, поняли.

В этом случае надо признать и словами обозначить его чувства: «Я вижу, что ты злишься». Однако и тут нужна чуткость, надо верно подобрать слова, потому что если человеку, который в ярости, в лоб сказать: «Я вижу, что ты раздражен», он просто взорвется. Надо точно попасть в эмоцию: «Ты не можешь справиться, тебе хочется сделать что-то, но ты не знаешь что». Почему это важно сказать? Чтобы человек почувствовал, что вы его поняли. По сути, все его реакции – об этом: «Вы не слышите меня. Услышьте меня!».

Агрессия, ярость, истерика могут пугать самого человека, который проявляет эти эмоции. Он же смотрит на себя со стороны и думает: «Что я творю?! Я, должно быть, ненормальный». Но в ситуации сильного горя крик, плач — это нормально. Надо дать ему право вести себя так: «Поплачь, выкричись. Ты сейчас в ярости, дай ей выход. Ты имеешь на это право». Давая такое «разрешение» на выражение чувств, вы еще и снимаете с человека чувство вины.

Photo: Priscilla Du Preez / Unsplash

В нашей культуре вообще не принято открыто выражать свои чувства, мальчикам с детства говорят: «Не плачь», слезы считаются слабостью. Поэтому мужчины часто сдерживаются. Когда я видела, что мужчина, потерявший ребенка, балансирует на грани — у него трясутся губы, он сжимает кулаки – я могла сесть рядом, взять его за руку и сказать: «Бывают случаи, когда плакать имеют право все, даже мужчины. Плачьте, вы имеете на это право. А как по-другому – у вас большое горе, как может быть иначе?». Он заплакал. И ему стало легче.

Горе вызывает сильнейшие эмоции, острые переживания, — и это абсолютно нормальная реакция. Иногда дать человеку «разрешение» плакать, когда он сам себе его не дает – это уже большая помощь.

«Надо быть сильным!»

На самом деле, когда мы говорим: «Успокойся», «Возьми себя в руки», «Будь сильным» — мы проявляем заботу не о человеке, у которого горе, а о себе самих. Чужие сильные эмоции тяжело видеть, мы не знаем, что с ними делать, нам хочется, чтоб это прекратилось, поэтому мы и произносим такие фразы, за которыми стоит послание: «Не демонстрируй мне весь этот ужас, твои эмоции меня пугают!».

Но иногда бывают важно сказать человеку так: «Сейчас ты плачешь, рыдаешь, у тебя горе, ты имеешь на это право. Но нам очень важно сегодня будет сделать вот это и это (например, оформить документы). Ты поплачь, но когда ты сможешь, давай это обсудим».

Бывает, что кто-то один в семье как бы забирает «монополию на горе» и позволяет себе обвинять всех, без конца биться в истерике и агрессии, не замечая, что его семье тоже очень плохо. Важно сказать: «У тебя большое горе. Но оно и у твоего мужа, и у твоих детей, твоих родителей – они все страдают. Вы должны быть вместе в вашем общем горе».

Когда еще хочется сказать человеку: «Возьми себя в руки, будь сильным»? Когда у него апатия, он отвернулся к стенке и лежит так днями, ни на что не реагируя. Такие проявления горя – хуже, чем агрессия или плач: апатия говорит о том, что у человека нет сил. Поэтому бессмысленно от него требовать, чтоб он взял себя в руки, собрался. О нем надо позаботиться на физическом уровне: приносить ему еду, питье, кормить, если надо, поить чаем. А затем потихоньку расшевелить его: плавно вовлекать в какую-то деятельность – предложить погулять, сходить в магазин, чем-то помочь по хозяйству. Тогда силы появятся.

 

«Держитесь»

Действительно, эта очень распространенная дежурная фраза, часто она не вызывает ничего, кроме раздражения. «За что держись?!» «Как держись?»

Но совсем недавно я услышала рассказ молодой женщины. Она очень тяжело переживала потерю мужа, много плакала, тосковала. У нее был пожилой свекор, к которому она относилась с большой теплотой. И однажды поехала к нему, чтобы поддержать, побыть рядом. Однако когда она приехала, то поняла, что если начнет говорить, то разрыдается. Она не хотела плакать — она же приехала поддержать, а не быть утешаемой.

Получилось так, что они просто молча просидели весь вечер за столом. Пили чай и молчали. А когда она встала, чтобы попрощаться и уйти, свекор обнял ее и сказал: «Ты уж держись, дочка». И в этих словах звучало столько любви, заботы и тревоги за нее, столько желания помочь и хоть как-то поддержать, что она потом призналась: «На меня как будто благодать спустилась в тот момент и я поняла, что смогу пережить свое горе». Слушая ее, я поняла, казалось бы, очевидное — не столько важны слова, сколько те чувства, которые стоят за ними.

«Все будет хорошо», «Все наладится», «Жизнь продолжается»

Говорить, что все будет хорошо – значит, обесценивать горе человека: он словно должен предать свою любовь к ушедшему и снова жить, как ни в чем ни бывало. Естественно, он не хочет об этом слышать. Человек в остром горе думает совсем иначе: «Мне будет хорошо, только если мой близкий снова будет рядом со мной».

Хорошо может быть, но по-другому, и не сразу. Сначала ему придется научиться жить без близкого, который умер. Горе – это процесс. Человек во время горевания совершает огромный внутренний труд, который заключается в том, чтобы, сохранив любовь и память об ушедшем, пойти дальше по жизни без него. В начале этого пути он не представляет, как это – хорошо, но без любимого. Поэтому фраза «Все наладится», скорей, способна вызвать внутренний протест, чем поддержать.

Но при этом можно сказать ему: «Я знаю, что тебе очень тяжело сейчас, но я также знаю, что ты справишься».

В момент острого горя человек находится в измененном состоянии сознания, он часто не запоминает, что ему говорят друзья или психолог. Но можно сказать ему эти слова, на которые потом он сможет опереться: «Вам сейчас очень плохо, будут моменты, когда будет еще хуже, а потом – лучше: будет по-разному. Все, что происходит, это нормально, так переживают горе, и по-другому не бывает. Главное, помните: вы справитесь. Вы сможете это пережить. Не торопитесь, дайте себе время, придут силы, и вы научитесь жить дальше».

Это надо произносить с уверенностью. Откуда такая уверенность? Дело в том, что человек имеет внутренние силы и ресурсы справиться практически со всем, уж так он устроен, мы знаем это на множестве примеров. Вы не знаете, будет ли у него все хорошо, но вы надеетесь, что он имеет силы пережить свое большое горе. Свою надежду вы передаете ему в виде установки «Ты сможешь, ты справишься». А у него где-то на уровне подсознания это фиксируется как факт — «Я смогу», и это становится опорой.

«У вас еще будут дети», «Еще родишь здоровенького»

Часто так утешают родителей погибшего ребенка. Но надо понимать, что для них сама мысль о другом ребенке может быть равносильна предательству умершего ребенка. К тому же никто не знает, будут ли у них еще дети, захотят ли они иметь детей. Бывает, что мужчина советуется: «Я так боюсь, что жена может сойти с ума. Может нам еще одного ребенка родить?» Я понимаю, что все это из лучших побуждений, но всегда отвечаю так: «У вас случилось, наверное, самое страшное, что может произойти в жизни – вы потеряли ребенка. Потеряли того, кого любите, кто стал смыслом жизни, с кем было связано столько надежд. И сейчас ещё его время – время вашего с ним прощания, время, когда вы учитесь жить без него. Проживите это время, а потом решите, будут у вас еще дети или нет».

Но на самом деле, правда здесь еще и в другом: если родители рожают ребенка сразу после потери, то высок риск, что они могут родить ребенка-заместителя. Эта ситуация опасна тем, что родители невольно могут возложить на второго ребенка ответственность проживать жизнь умершего: будут его вслух или мысленно сравнивать с первым ребенком, корректировать его поведение. Они делают так, не желая ничего плохого, просто, не пережив до конца утрату, они не могут отрешиться от образа умершего ребенка и переносят его на вновь рожденного. А ведь родился совсем другой человек! Со своими особенностями, своим характером и жизненными задачами. И он может ничем не напоминать умершего ребенка. Это болью может отзываться в душе родителей и тяжелой обидой в душе ребенка, которого не принимают таким, какой он есть.

Психологи обычно советуют не принимать жизненно важных решений в течение года-двух после утраты. Надо сначала пережить горе, а потом думать, как строить свою жизнь дальше.

«Пришло время»

Так часто говорят о смерти людей пожилых, поживших. Это может прозвучать высокомерно. Как человек может так уверенно заявлять, для кого пришло время умирать, а для кого нет?

Дело еще в том, что для человека, переживающего утрату любимых бабушки, дедушки или родителей, не имеет никакого значения, сколько им было лет. Какая разница, пришло время или нет? Ему больно от расставания!

Когда после смерти моей мамы я оформляла необходимые документы, зашла в один кабинет, и там сидела знакомая женщина. Она мне так спокойно сказала: «Мама умерла? Ну что, возраст такой, время ее пришло – и умерла». Да, маме было 79 лет, возраст достойный, дай Бог нам всем столько прожить. Я ничего ей не ответила, но подумала: «Зря ты это сказала». Вроде бы, стандартная фраза, но звучит совсем нехорошо. «Время ее пришло». Может и так, но слышать это тому, кто только что потерял дорогого человека, очень тяжело. Эта фраза не может никого утешить.

«Бог забирает лучших», «Бог взял, Бог дал», «Теперь он у Бога, ему хорошо»

Фраза «Бог забирает лучших» — тоже сомнительное утешение, она непонятна и не логична. Получается, те, кто долго живет, худшие?

«Теперь он у Бога» — так верующий человек может сказать другому верующему. Но и это, скорей, не утешение, а констатация: они оба верят в это. Однако боль разлуки от таких слов все равно не становится меньше: когда умирает человек, мы плачем о себе, потому что нам горько расставаться.

Photo: Jack Sharp / Unsplash

Говорить же такие слова человеку нерелигиозному, невоцерковленному очень часто значит растравливать его раны. Есть такой фильм, «Кроличья нора», где показано, как родители переживают смерть ребенка. Они приходят на группу поддержки, и там одна мама говорит: «Я знаю, что мой малыш сейчас ангел, он у Бога, ему хорошо. И мы рады!». В ответ вторая мама взрывается: «Что, Бог не может наделать себе ангелов?! Почему ему понадобился мой ребенок?».

Подобные разговоры с людьми невоцерковленными могут вызвать сильную агрессию. Вообще обида на Бога часто возникает в момент горя, люди могут недоумевать: «Почему Бог забрал моего сына (или мужа, жену)? Мне не нужен такой Бог!».

Поэтому о Боге могут говорить между собой люди действительно верующие. И, кроме того, надо помнить, что вера – это нечто глубоко личное: у каждого из нас свои убеждения, свой жизненный опыт и опыт веры, поэтому одни и те же слова могут отзываться в людях очень по-разному.

«Как ты?» 

Эта фраза — скорее, попытка вступить в контакт, когда человек не знает, что сказать, но ему важно начать говорить с тем, кто переживает потерю. А что сказать? «Как ты?». Надо понимать, что ответ на такой вопрос может быть любым, и осознавать, как ты будешь действовать дальше. Как фраза для вступления в диалог такие слова могут иметь место, но ими нельзя ограничиваться.

Если человеку не все равно, он может спросить иначе: «Что я могу сделать для тебя?». Даже если горюющий ответит: «Ничего», это тоже нормально. В какой-то момент ему нужно, чтоб его оставили одного, или он действительно не знает, чем ему можно помочь. Если у вас есть конкретные предложения, лучше их озвучить: «Давай я побуду с тобой», «Давай я приеду, помогу тебе по хозяйству, приготовлю что-нибудь», «Давай я погуляю с твоими детьми».

На самом деле, часто человеку действительно ничего не нужно – просто побыть рядом, этого достаточно. Ничего особенного говорить и не надо…

«Побудьте со мной» — в этом смысл хосписаЛегендарный петербургский врач-психиатр, д.м.н, почетный доктор Эссекского университета, Андрей Владимирович Гнездилов о работе и жизни в хосписе

Так получилось, что когда умерла моя мама, со мной рядом не оказалось ни родных, ни близких, ни друзей, они все были в Москве, а я была за тысячу километров. И, конечно, несмотря на весь свой профессиональный и жизненный опыт я испытывала и страх, и горе, и растерянность.

Не знаю, как бы я справилась, но, слава Богу, рядом была моя подруга. Самая близкая, самая настоящая, с которой мы дружим уже 36 лет. Она не говорила никаких особенных слов, не совершала героических поступков, она просто все время была рядом – в реанимации, когда врач говорил: «Мы сделали все, что могли…», в морге, куда так невыносимо страшно было заходить одной, потому что там лежит твоя мать, дома, на кладбище, после похорон. Я не знаю, как ей это удавалось, потому что начинался учебный год, она заведовала кафедрой в университете, и у нее была куча дел, и университет был в другом городе. Она уезжала, приезжала и при этом всегда была рядом. Не знаю, как бы я была без нее.

Потом уже приехали родные и стало легче от самого их присутствия. Я решила остаться до 9 дней, и сын мне сказал: «Я тоже остаюсь». Я стала возражать, что у него университет, учеба, а он спокойно ответил: «Я буду здесь столько, сколько будешь ты». Это нельзя переоценить.

Чем помочь? Неравнодушием

Я много лет работаю с людьми, переживающими острое горе, и все равно каждый раз перед встречей с человеком нахожусь в каком-то ступоре: я не знаю, что именно скажу ему. Но когда ты вступаешь в контакт с человеком, появляется эмоциональная связь между вами, и слова приходят сами. Для каждого они будут свои. Поэтому мне кажется важным – почувствовать человека. А этого не получится сделать, если ты к нему равнодушен. Мы можем поддержать человека только тогда, когда мы эмоционально – вместе с ним, когда нам не все равно.

Есть такое представление, что, если ты будешь неравнодушен к каждому, у кого горе, ты «выгоришь», растратишь себя, тебя это разрушит, поэтому надо сохранять дистанцию. Но весь мой опыт говорит о другом. Неравнодушие дает силы: мы не только даем, мы получаем. Когда ты отгораживаешься и стараешься избегать тяжелых переживаний – они все равно тебя настигают и «пробивают», и вот это разрушает. В тот момент, когда я общаюсь с человеком, он для меня – важнее всех в мире. Если так подходить к человеческому горю, и нужные фразы находятся, и выгорания не происходит.

Лариса Пыжьянова

 

Материал подготовлен с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

 

Вопрос 10 Почему ты не можешь говорить нормально?. Почему я прыгаю

Читайте также

Введение Политическая система современной России – почему о ней нужно говорить, и говорить именно сейчас

Введение Политическая система современной России – почему о ней нужно говорить, и говорить именно сейчас За последнее десятилетие я довольно много писал о том специфическом общественно-экономическом организме, который на рубеже двух тысячелетий стал реальностью в

Моральный облик «партии власти»: почему не выходит говорить правду

Моральный облик «партии власти»: почему не выходит говорить правду [6]С. АНДРЕЕВ: — Еще в 2008 году, до кризиса, когда все было хорошо, правительство утвердило рост тарифов и цен до 2011 года на электричество в 2,15 раза, на газ в 3 раза, на услуги ЖКХ в 1,7 раза, на телефонную связь в 2

Вопрос 7 Почему ты говоришь так странно?

Вопрос 7 Почему ты говоришь так странно? Иногда аутичные люди говорят со странными интонациями или используют слова необычным образом. Нормальные люди способны подыскивать слова для того, что они хотят сказать, непосредственно в процессе разговора. Но в нашем случае

Вопрос 8 Почему вам требуется столько времени, чтобы ответить на вопрос?

Вопрос 8 Почему вам требуется столько времени, чтобы ответить на вопрос? Вы, нормальные люди, говорите с невероятной скоростью. Между появлением мысли в вашей голове и ее произнесением проходит лишь доля секунды. Для нас это подобно волшебству!Может быть, что-то не так с

Вопрос 20 Почему ты так переживаешь из-за ничтожных ошибок?

Вопрос 20 Почему ты так переживаешь из-за ничтожных ошибок? Когда я понимаю, что допустил ошибку, мой разум отключается. Я начинаю плакать, кричать, поднимаю шум, я просто не могу думать ни о чем другом. Какой бы ничтожной ни была ошибка, для меня она очень серьезна, как будто

Вопрос 25 Почему ты прыгаешь?

Вопрос 25 Почему ты прыгаешь? Как вы думаете, что я чувствую, когда подпрыгиваю и хлопаю в ладоши? Держу пари, вы думаете, что за маниакальным весельем, отображающимся на моем лице, не стоит никаких особенных чувств.Но когда я прыгаю, мои чувства как будто взмывают к небесам.

Вопрос 31 Почему вы так привередливы в еде?

Вопрос 31 Почему вы так привередливы в еде? Некоторые люди, страдающие аутизмом, действительно употребляют в пищу лишь очень ограниченное число продуктов. Лично у меня нет такой проблемы, но в какой-то степени я понимаю, в чем причина. Мы едим три раза в день, но для

Вопрос 36 Почему тебе нравится вращение?

Вопрос 36 Почему тебе нравится вращение? Нам, людям с аутизмом, нравится кружиться на одном месте. Если на то пошло, мы любим крутить любые предметы, попавшие нам в руки. Вам, наверное, сложно понять, что такого хорошего в этом кружении?Повседневная обстановка не вращается,

Вопрос 47 Ты можешь привести пример чего-то, что доставляет аутичным людям настоящее удовольствие?

Вопрос 47 Ты можешь привести пример чего-то, что доставляет аутичным людям настоящее удовольствие? Нам доставляет удовольствие кое-что, о чем вы, вероятно, не догадываетесь. Нам нравится дружить с природой. У нас не очень хорошо получается общаться с людьми, потому что мы

Вопрос 48 Почему ты всегда куда-то бежишь?

Вопрос 48 Почему ты всегда куда-то бежишь? Мой разум все время колеблется то туда, то сюда. Не то чтобы я убегал по собственному желанию, я просто не могу не устремляться туда, где что-то привлекло мое внимание. Это меня и самого раздражает, потому что меня всегда ругают за

Вопрос 49 Почему вы так часто теряетесь?

Вопрос 49 Почему вы так часто теряетесь? Я уже говорил о том, как я срываюсь с места, как только замечаю что-то интересное. Но есть еще одна причина, почему мы так часто теряемся, и я думаю, она в том, что мы на самом деле не знаем, где нам следует быть. Вы можете сказать нам, что

Вопрос 55 Почему ты не можешь сидеть спокойно?

Вопрос 55 Почему ты не можешь сидеть спокойно? Мое тело постоянно движется. Я просто не могу сидеть спокойно. Когда я не двигаюсь, я чувствую себя так, как будто моя душа отделяется от тела, и это вызывает у меня такой страх, что я не могу оставаться на месте. Я всегда начеку.

Блог психолога: нормально ли не любить сестру или брата?

  • Елена Савинова
  • Психолог

Автор фото, Craig Whitehead/Unsplash

Довольно часто мы искренне привязываемся к друзьям, коллегам, людям, чужим нам по крови, но близким по ценностям и предпочтениями. Зато к родным сестре или брату бываем вполне равнодушными, можем не звонить им месяцами. Нормально ли это?

Дедовы и бабины внуки

Так получилось, что моя бабушка умерла рано, и пятидесятилетний дедушка женился на местной учительницей, на пять лет моложе.

Общих детей у них не было. Зато через некоторое время они «обросли», как говорили у них в селе, многочисленными внуками с обеих сторон.

И когда я, дедова внучка, приезжала на каникулы из города, едва расцеловавшись с любимыми дедушкой и бабушкой (родной бабушки я не знала), сразу же бежала на соседнюю улицу к Тарасенкам — бабушкиным внукам.

Хорошо, что их число там увеличивалось чуть ли не ежегодно, и детей было уже пятеро. И бежать навстречу Людке, Витьке и Толику после долгой разлуки было настоящим счастьем. И они, и их родители искренне радовались мне.

Были они бедными и веселыми. Дед с бабкой как могли помогали многодетной семье. Чем вызывали немалый гнев родственников со стороны деда — семьи Панченко.

Но дедушку упрекали за то, что тратит деньги на «чужих», а не на родных, которые, кстати, вовсе не нуждались. А в отношении меня претензии были другие.

Тетка каждый раз ругала меня за то, что бегаю, глупая, к Тарасенкам, а ведь они мне неродные, и все село уже надо мной смеется. Потому что где же это видано, чтобы к своим братику и сестренке зайти только на третий день.

Но с родными — Панченками — было неинтересно. Старшая на несколько лет Ольга все время слушала непонятную музыку, какое-то «така-така-така-така-так», вытаскивала из шкафа гору платьев и советовалась, что ей сегодня надеть в клуб.

А брат непрерывно чинил мопед, молчал, и от него пахло машинным маслом. Неудивительно, что, отбыв короткий визит вежливости, я снова радостно бежала к Тарасенкам. А там меня ждал безграничный мир детского счастья.

Теперь, к сожалению, редко выбираюсь в то село, где с каждым годом становится все меньше родственников. И когда еду к взрослым уже Тарасенкам, не говорю об этом своим родным брату и сестре.

Они живут в небольшом городе недалеко от села, и так же, как когда-то их мать, обижаются, что не заезжаю к ним. Поэтому их проведываю отдельно, в основном, на какие-то семейные торжества.

Автор фото, Asa Rodger/Unsplash

«Дружим» за родителей

И если я столкнулась с собственным равнодушием к двоюродным, многие признаются, что не чувствует никакой привязанности к тем, с кем у них общие родители. А тем более к их детям, то есть племянникам.

Поэтому семейные праздники для них становятся настоящим испытанием. Потому что приходится изображать дружбу и скрывать раздражение. А в итоге — чувствовать глубокую вину за якобы собственную черствость, которая как правило сопровождает такого человека с детства.

Вынужденность семейных мероприятий может сравниться разве что с фальшью встреч одноклассников, где ты все время задаешь себе вопрос, кто все эти люди, и что тебя с ними связывает.

На самом деле ничего страшного с нами не происходит. Просто братьев и сестер, как и друзей-одноклассников выбирали для себя не мы.

В первом случае эти люди появились в нашей жизни, потому что это было решением родителей. Во втором — потому что мы, шести- семилетние, оказались вместе в одном времени и пространстве. И так уж сложилось, что вынуждены были общаться.

Более того, с братьями и сестрами мы делим общий ресурс — родителей, поэтому всегда подсознательно, а в младшем возрасте — наглядно и остро, конкурируем за него.

Поэтому именно между родными и в зрелом возрасте может сохраняться неприязнь, ревность. Хотя, казалось бы, мы — родные люди, роднее некуда.

Любить — желательно, но не должны

Если между братьями-сестрами есть конфликт, к нему во многом приложили руку родители.

Старшего ребенка, скорее всего, как правило использовали как бесплатную няньку для младшего. И вместо того, чтобы благодарить его и всячески подчеркивать его значимость, еще и назначали виноватым, если малыш упал или они вместе что-то поломали.

Автор фото, Myung-Won Seo/Unsplash

Или говорили — ну ты же взрослый или взрослая, поддавайся ему в какой-то игре, он же маленький, тебе что, трудно.

То есть, по сути, предлагали старшему ребенку перманентно врать, изображать из себя маленького и глупого, лишь бы младший успокоился.

Как бы говорили: — солги, и всей семье станет легче. Таким образом, с одной стороны, наделяли старшего несвойственными обязанностями, лишая при этом адекватных полномочий.

Как в такой ситуации не развиться неврозу? Психологи так и называют его — неврозом старшего брата (сестры).

Как правило, этот невроз подпитывается постоянным внушением, что дети должны — да, именно должны — любить друг друга на том основании, что они родные.

Поэтому, если шести-семилетняя девочка не чувствует любви к пятимесячному брату, который все время кричит, а мама к тому же теперь все время с ним носится, а не с ней, она чувствует себя виноватой. За то, что не любит его, что какая-то неправильная.

Чувство вины за то, что всем важным мы делимся с друзьями, а не с сестрой или братом, может оставаться с нами на долгие годы.

Но ничего страшного нет в том, что с ближайшими родственниками у нас будут просто добрые отношения, готовность помочь в случае чего. Это нормально.

Плохих чувств не бывает

Чтобы не оставлять ребенка наедине с отчаянием, взрослые должны не стыдить, не требовать.

А сказать, например: «Да, я понимаю тебя. Ты бы хотела, чтобы мы, как раньше, читали вдвоем. Я тебя люблю так же. Но сейчас должна уделить внимание маленькому, он же совсем беспомощный. А потом обязательно почитаем сказку на ночь «.

Автор фото, Eye for Ebony/Unsplash

Старайтесь никогда не предоставлять привилегий детям из-за того, что кто-то из них младше.

Это, кстати, вредит и младшим, казалось бы, баловням судьбы. Потому что у них не будет стимула взрослеть психологически. Зачем? Нас и здесь неплохо кормят.

Если дети, к которым родители относятся одинаково ровно, будут понимать, что им не надо конкурировать за благосклонность мамы и папы, они будут сотрудничать, дружить.

А вот требовать любить или наоборот не любить, как было в моем детстве, не стоит.

Как и считать «плохими» или стыдными какие-либо чувства вообще.

Хорошо, если у ребенка сильная психика — он ​​будет бороться за право самому решать, какие чувства и к кому ему испытывать.

А если загонит свой невроз несоответствия семейным ожиданиям внутрь, в сорокалетнем возрасте будет плакать на кушетке психоаналитика.

אבשלום אליצור: What Would You Say to the Person on the Roof? — Russian version

Author: Haim Omer & Avshalom C. Elitzur

Что Вы скажете человеку на крыше?
Текст для предотвращения самоубийства

Хаим Омер, Авшалом Элитцур


Se te queres matar, por que no te queres matar?
(Если ты хочешь убить себя, почему ты не хочешь себя убивать?)
Фернандо Пессоа


Среди кризисов, с которым приходится сталкиваться психологам-профессионалам, самым страшным является влечение к самоубийству. Психологи, социальные работники, психиатры и работники образования часто оказываются совершенно беспомощными перед человеком, грозящим убить себя, так как терапия или консультирование требуют времени для установки личностного контакта и открытого диалога. Такие требования оказываются нереалистичными в ситуации, в которой трагическая развязка может наступить в любую секунду. Множество случаев самоубийства, с которыми нам приходилось сталкиваться, лишь подчеркивают эту беспомощность с болезненной ясностью. В двух из таких случаев, потенциальные самоубийцы – молодой человек в одном случае и девушка в другом, оба на военной службе – заперлись в помещении с пистолетом, объявив, что собираются покончить с собой. Оба осуществили свое намерение через некоторое время (15 минут и три часа соответственно), в течение которого несколько человек, военных и штатских, тщетно пытались удержать их от этого шага. При нашем позднейшем разговоре с некоторыми из этих людей выяснилось, что у них не было ни малейшего представления о том, что могло бы помочь им установить доверительный контакт с потенциальным самоубийцей в столь отчаянных обстоятельствах. Конечно, они сделали все, что могли, в соответствии со здравым смыслом и интуицией, но безуспешно. Неудивительно, что они ощущают свою неудачу как тяжкое бремя ошибки, которую уже не исправить. Возможен ли какой-либо специальный текст-рекомендация, который помог бы отговорить самоубийцу от последнего шага в большинстве случаев? Ответ: да.
Такой текст должен базироваться на достижениях клинической психологии, существующих на сегодня, и на исследованиях феномена самоубийства. В то же время, он должен быть достаточно простым и понятным для того, чтобы его можно было использовать в ситуации крайней срочности и эмоционального напряжения. Далее, мы приводим пример такого текста.

Основные принципы

Главное, что нужно уяснить – это существование общих черт в поведении всех самоубийц. Все исследования такого поведения, имеющиеся на сегодня, указывают, по крайней мере, на два состояния, практически универсальных для психики людей, готовых покончить с собой, особенно в ключевой – финальной – фазе. Во-первых, потенциальный самоубийца чувствует, что находится в изоляции, полностью отрезанным от других людей. Он или она, как правило, ощущают себя по ту сторону от всякой возможной помощи. Таким образом, акт самоубийства вытекает из чувства абсолютного одиночества, брошенности, ненужности. И это чувство, как в заколдованном круге, постоянно усиливается самим самоубийцей: чем крепче его намерение покончить с собой, тем сильнее будет отказ от постороннего вмешательства, который, в свою очередь, усилит чувство изолированности. В представлении самоубийцы, никто не способен измерить глубину его (её) страдания; никто и никогда еще не был так подавлен, оскорблен, предан, не находился в таком отчаянии или ярости. Нет такого человека, который бы мог представить, что с ним (с ней) происходит. Хуже того, самоубийца уверен, что попытка его остановить приведет лишь к продолжению страдания. Продолжать жить для него значит продолжать страдать. Именно поэтому человеку, который действительно хочет помочь, лучше всего держаться на расстоянии вытянутой руки. В таком случае самоубийца остается один, и в то же время рядом с кем-то, кто способен его понять. Во-вторых, потенциальный самоубийца радикальнейшим образом сужает свое восприятие мира. По мере того как он сам приближает свой конец, самоубийца ограничивает свою восприимчивость к внешнему влиянию до полной анестезии. Для человека, чей палец зажат в тисках, весь мир стремительно сужается до пальца и тисков. Есть только зажатый палец и тиски, и больше ничего. Точно так же для самоубийцы существует только его боль и причина, приведшая к ней. Все остальное не имеет значения. Описанными состояниями, конечно же, не исчерпывается бесконечное число факторов, ведущих к роковому шагу в каждом отдельном случае. Тем не менее, мы можем утверждать, что чувство изоляции и сужение перспективы являются наиболее характерными элементами в описании феномена самоубийства. Исходя из этих двух важнейших характеристик, мы можем построить примерное руководство. Оно будет базироваться на двух основных отношениях, дополняющих друг друга. 1.Отношение участия. Спасатель (так мы далее будем называть человека, совершающего попытку отговорить самоубийцу от осуществления своего намерения) должен объявить, что готов полностью встать на место самоубийцы, в полной мере сопереживать его боли и его положению в целом. Такое отношение – единственное, что может быть правильным ответом на чувство изоляции. Отношение участия противостоит отношению конфронтации, когда «спасатель» пытается убедить самоубийцу, что его намерение неправильно и неприемлемо. Как мы увидим далее, такое убеждение необходимо, но если подход спасателя состоит только в нем, он обречен на провал. Прежде всего, спасателю нужно встать на сторону спасаемого, чтобы хотя бы в самой малой степени ослабить его чувство изоляции. Для этого он должен проявить полное участие, вплоть до готовности принять точку зрения самоубийцы, что смерть – единственный выход из положения. Только так мы сможем надеяться, что самоубийца вообще будет слушать что-либо из того, что спасатель намерен сказать. 2. Отношение побуждения. После того как спасатель достиг правильного отношения к спасаемому – то есть отношения полного участия – приходит момент озвучить, четко и ясно, доводы против самоубийства. Самое время напомнить потенциальному самоубийце о вещах, к которым он (она) слеп из-за своей временной невосприимчивости к чему-либо, кроме собственной боли. Рассказать о страданиях, которые он доставит своим шагом любящим его людям; о доступных ему других, кроме смерти, способах справиться с проблемой, о другой возможности уменьшить страдания; и о том, что решение о самоубийстве чаще всего основано на заблуждении. В то время как отношение участия противопоставляется испытываемому самоубийцей чувству изоляции, отношение побуждения призвано расширить его поле зрения. К сожалению, большинство так называемых спасателей ограничиваются простым объявлением понимания и сочувствия и не пытаются донести до сознания самоубийцы какую-либо альтернативу его намерению. Оба отношения – участие и побуждение – находятся в диалектической связи друг с другом: чем полнее участие одного человека в проблеме другого, тем более он способен к побуждению последнего, и наоборот. Так, поставив себя на сторону потенциального самоубийцы и выразив ему свою готовность к пониманию, мы получаем в ответ его внимание к нашим анти-суицидальным посланиям. Напротив, осмеливаясь поколебать его решимость, мы тем самым демонстрируем, что наша поддержка – не просто глупое поддакивание, но гораздо более значимое одобрение кого-то, кто так же, как и спасаемый, имеет мужество находиться в оппозиции.


Факты в пользу текста для предотвращения самоубийства

Насколько нам известно, в профессиональной литературе не встречается текста, на который желающие помочь люди могли бы ориентироваться в своем обращении к потенциальному самоубийце. Кто-то, возможно, захочет оправдать такой факт тем, что каждый суицидальный случай уникален, и ни один текст не может быть универсально значимым. Такая точка зрения несостоятельна. Прежде всего, базовый анти-суицидальный текст мог бы облегчить создание индивидуальных версий применительно к каждому отдельному случаю. Похожий процесс наблюдается, например, при лечении с помощью гипноза, где базовые тексты сильно помогают практику в формировании подхода к пациенту. Однажды созданные и доведенные до совершенства, эти тексты никогда не повторяются в точности, но помогают врачу достичь большей гибкости в отношении пациента, вырабатывая новые подходы на старой основе или же приспосабливая существующие к его особым нуждам. Следовательно, базовый анти-суицидальный текст так же мог бы быть полезным во множестве разных случаев. Затем, известно, что ситуации крайнего стресса вызывают сходные реакции. Было отмечено, что люди обычно реагируют крайне разнообразно на прикосновение пушинки, но крайне однообразно, когда прикасаются к раскаленному утюгу. То же относится и к душевному страданию: несмотря на индивидуальные различия, суицидальный кризис способствует сильному сходству между самоубийцами. Это сходство хорошо видно на примере чувства изоляции и суженной перспективы, характерного практически для всех самоубийц. Этот факт уже сам по себе делает вполне возможной формулировку единого базового текста, с которым можно было бы обращаться к человеку, находящемуся на грани. Другое возражение коренится в отвращении многих профессиональных психологов к уговорам. Отказ от каких-либо авторитетных суждений часто является основной характеристикой подлинно врачебного подхода. Такая позиция, тем не менее, совершенно очевидно неприменима в отношении к человеку, склонному к самоубийству. Большинство людей (и мы в их числе) чувствуют себя не только вправе, но и обязанными пресечь попытку самоубийства, не только словесно, но, если необходимо, и физически. Во многих странах человек, имевший возможность предотвратить смерть и не сделавший этого, несет уголовную ответственность. Такой кризис, когда человек находится в состоянии выбора между жизнью и смертью, дает моральное и профессиональное право использовать самые сильные и самые убедительные аргументы. В соответствии с этими причинами, мы создали следующий текст для предотвращения самоубийства. Собственно текст печатается курсивом, сопровождающие его комментарии – обычным шрифтом. Текст разделен на две части: первая выражает отношение участия, вторая – отношение побуждения. Мы представляем этот текст как образец, открытый для возможных комментариев, предложений и поправок, а также как основу для индивидуальных версий. Таким образом, каждый абзац текста может рассматриваться как предложение, которое читатель может принять или отвергнуть. Так же можно адаптировать словесный состав текста к уровню воспринимающего. Наш воображаемый адресат – юный израильский поэт, оттого наш текст, возможно, слишком изыскан. Текст должен быть как можно более простым для восприятия. Мы уверены, что внимательное знакомство с текстом даст будущим спасателям возможность установить контакт с различными типами людей, испытывающих крайний душевный кризис, в том числе с теми, которые отказываются говорить или, наоборот, постоянно перебивают собеседника. В случае с молчуном предлагаемый нами текст может дать спасателю возможность говорить до тех пор, пока он не получит от своего «собеседника» хоть какой-то явный ответ. В случае если потенциальный самоубийца постоянно перебивает, базовый текст может служить для спасателя путеводной нитью, так, чтобы его обращение сохраняло целостность, не превращаясь в бессмысленные фрагменты. В сущности, все рекомендации для будущих спасателей обычно рассчитаны на постоянное взаимодействие, все они основаны на допущении, что любое вмешательство или ответ спасателя имеют смысл только в том случае, если учитывают реакцию или требование потенциального самоубийцы. Как бы там ни было, большинство людей, находящихся в состоянии выбора между жизнью и смертью, сохраняют молчание либо отвечают односложно. Нижеследующий текст мог бы помочь установить связь в таких случаях.

A.

Привет. Меня зовут так-то и так-то. А тебя?

Те несколько вопросов, которые мы включили в текст, не являются необходимыми. Каждый случай подсказывает свои вопросы, которые следует задать. Но задавать их нужно для того, чтобы выйти на диалог, хотя бы самый скупой. Важность имени нельзя переоценить. Обращение к человеку по имени может содействовать скорейшему преодолению отчужденности.
Мы выбрали имя Рон в память об израильском поэте Роне Адлере, который покончил с собой в 1976 году в возрасте 19 лет.

Привет, Рон. Я здесь, чтобы поговорить с тобой. Я надеюсь, что смогу говорить за ту часть тебя, которая все еще хочет жить.
В любом суде, даже в тоталитарном государстве, каждый человек имеет право на защиту. Поэтому, раз ты сам назначил себя обвинителем, судьей и палачом в одном лице, я прошу слова как твой защитник.

До тех пор, пока человек не положил конец своей жизни, мы допускаем, что в нем сохраняется желание жить. Стихи Фернандо Пессоа, которые мы вынесли в эпиграф этой статьи, очень точно иллюстрируют это. Некто Шнейдман (1985) также писал о метафорическом «конгрессе», который «держит совет» в душе самоубийцы. Этот факт оставляет надежду на то, что жизнь на этом «совете» может взять верх, даже если от ее имени выступает лишь еле слышный «внутренний голос». Орбах и другие (1991) детально продемонстрировали смятение, царящее в душе самоубийцы даже на крайней стадии, когда влечение к смерти сопровождается сильнейшим страхом. Поэтому цель спасателя не столько в том, чтобы стрелка на весах жизни и смерти полностью склонилась в сторону жизни, сколько в том, чтобы лишь подтолкнуть ее в нужном направлении, избегая при этом грубых и самонадеянных действий.

Прежде всего, поверь, что я понимаю, как мало осталось у тебя терпения. Боль, которую ты испытываешь, ужасна. Я полностью признаю, что твое страдание безмерно и ситуация кажется абсолютно невыносимой. Это страдание, которое нельзя преодолеть, от него нельзя просто отстраниться или забыть. Это мучение должно быть прекращено. Я думаю, что ты чувствуешь себя не в силах и дальше бороться против всего, что слишком сильно превосходит тебя, против всех неудач и жестокости жизни.
Я признаю твою боль. Я принимаю твое чувство беспомощности. Я понимаю, что ты чувствуешь себя в тупике. Каждый человек может однажды дойти до точки, в которой он воскликнет: «Вот то, что я не в состоянии вытерпеть». Думаю, что ты сейчас именно в этой точке.
Но даже в таком случае я постараюсь показать тебе дугой взгляд на вещи. Я считаю, что другому мнению тоже можно дать слово. Ты можешь спросить себя, кто это тут такой умный, что думает, будто сможет меня убедить? Может быть, в твоих глазах я лишь человек, которому платят за то, чтобы удержать тебя от самоубийства любым способом. Но я прошу тебя: пожалуйста, поверь, что здесь и сейчас, в тот момент, когда я говорю с тобой, я не психолог, не полицейский и не социальный работник. В этот момент я просто человек, и я боюсь того, что ты собираешься сделать. Крайность ситуации требует от спасателя готовности говорить открыто. Человек, дошедший до последней черты, обладает повышенной чувствительностью к фальши. Поэтому честное раскрытие всех возможных чувств, которая это ситуация может вызвать, — например, искреннего страха, что акт самоубийства может свершиться в любой момент, — может помочь в установлении доверительного контакта.

Прежде всего, я хочу, чтобы ты знал: я не против самоубийства в принципе. Я не считаю его ошибкой или грехом. Существуют ситуации, в которых действительно кажется, что лучше умереть, чем продолжать страдать, и я готов подтвердить право человека выбрать смерть в такой ситуации. Я буду уважать такое решение. Если после того, как ты выслушаешь меня, ты решишь, что в твоем случае не осталось ни малейшей надежды, и нет ни одной причины, по которой стоило бы продолжать жить, я больше не буду тебя трогать. Такая позиция, будучи выраженной (конечно, только в том случае, если спасатель готов под ней подписаться), может способствовать тому, что послание будет принято. Говоря таким образом, спасатель пытается показать, что выбор в пользу жизни может быть добровольным решением самого самоубийцы, независимо от каких-либо принципов. Невозможно поверить в то, что абстрактные доводы о ценности жизни смогут как-то подействовать на человека, уже дошедшего до готовности убить себя.
Уважение, выказываемое к свободе самоубийцы в отношении самого себя, очень важно. Ведь во многих случаях решение убить себя – это последняя отчаянная попытка человека распорядиться своей жизнью, после того как он потерял контроль над ней. Поэтому очень важно дать потенциальному самоубийце почувствовать, что он или она имеет хоть какую-то реальную власть над тем, что осталось от его (её) жизни.

Насколько я вижу, Рон, для тебя остался только один способ покончить с кошмаром, который с тобой происходит: прекратить все чувства, мысли и желания. Для тебя ситуация не просто ужасна, — тебе кажется, что она будет ухудшаться. То, что ты испытываешь сейчас, может тебе представляться лишь первым шагом на пути к еще большему страданию. Поэтому, возможно, ты говоришь себе: «Я должен положить конец этой жизни прямо сейчас! Если мне не хватит мужества это сделать, я буду вынужден страдать без конца. Мне придется все начинать с нуля. У меня просто нет больше сил для этого». Может быть, ты чувствуешь себя совершенно одиноким перед своей проблемой, и нет во всем мире того, кто мог бы тебе помочь. В этом одиночестве все, что ты видишь, — это твоя боль. Всякое возможное решение тонет во мраке, и смерть кажется единственным выходом. Читатель может подумать, что такие слова скорее усилят тягу к самоубийству, чем ослабят ее. Мы думаем, вряд ли. Произнося возможные мысли самоубийцы вслух, мы ставим себя на его место. Доверие к нам от этого вырастет, так как отчаявшийся человек увидит, что мы не склонны что-либо приукрашивать. Это дает нам надежду на то, что потенциальный самоубийца будет готов нас выслушать.

Ты, может быть, удивляешься, почему я говорю все это. Ты думаешь: «Неужели ЭТИМ он хочет мне помочь?»
Конечно же, нет. Я понимаю, что ты хочешь умереть, но я допускаю, что какая-то часть тебя еще хочет жить. И я хочу дать голос этой твоей части.
Все, что я хочу сказать – это то, что я знаю кое-что об отчаянии. Ты не был бы здесь, если бы просто не хотел видеть возможных решений из-за лени или упрямства. Я уверен, что если бы ты увидел какой-то другой выход из сложившейся ситуации, хотя бы намек на выход – ты не захотел бы умирать. Поэтому я уважаю твои чувства и твое намерение. Я знаю: если бы ты мог, ты поступил бы иначе. Самоуважение самоубийцы, как правило, сильно понижено. В таком случае, как выразить свое уважение и понимание так, чтобы потенциальный самоубийца принял его? Единственный способ – это уважать его логику. Далее мы обращаемся к мотиву самоубийства, из чего следует, что нам необходимо хоть что-то о нем знать – из внешних источников, из прежнего знакомства с потенциальным самоубийцей или непосредственно из его ответов. В нашем примере причина, приведшая к намерению покончить с собой – провал в колледже. Естественно, в каждом отдельном случае необходимо знать подлинный мотив.

Я вижу, что после того, как ты провалился в колледже, жизнь для тебя потеряла смысл. Видимо, успешная учеба в колледже была очень важна для тебя, она была твоим главным стимулом и играла большую роль в твоей самооценке. Успех в колледже был для тебя не просто возможностью получить образование. Для тебя это было вопросом самоуважения. Теперь, когда ты провалился, ты – на дне. Ты чувствуешь, что ни на что не способен, что потерял лицо и никогда уже не сможешь посмотреть на себя в зеркало. Отношение участия означает, что мы принимаем те разбитые ценности, за которые самоубийца готов отдать жизнь. Если, например, к самоубийству ведет неразделенная любовь, нам следует в полной мере показать свое сочувствие, приняв значимость романтической любви.

Может быть, ты считаешь, что без тебя мир станет лучше. Люди в твоем состоянии часто думают, что с их смертью мир испытает облегчение. Озвучивая крайне негативное отношение потенциального самоубийцы к самому себе, мы преследуем две цели: а) поднять уровень доверия к спасателю, который осмеливается говорить о вещах так, как есть на самом деле, а именно – что хуже некуда; б) позволить потенциальному самоубийце взглянуть со стороны на собственное отношение к себе, чтобы дать надежду на какую-то перспективу.

Может быть, все наоборот: ты так взбешен, что чувствуешь себя вправе заставить других отвечать за твою смерть. Ты чувствуешь, что тобою пренебрегли, тебя предали или использовали. И ты считаешь правильным указать людям на того, кто так поступил с тобой, и насколько плохо он отнесся к тебе.
А может, тебе просто все равно. Другие люди кажутся настолько далекими от тебя, о них трудно даже подумать. Пусть сами разбираются в своих чувствах. Все бледнеет в сравнении с твоей болью. Ничто не имеет значения. Единственное, что ты чувствуешь сейчас – это ясный голос внутри тебя, который подсказывает тебе прекратить боль, не медля.
Признаюсь, говоря за твои чувства, я сам начинаю ощущать твое отчаяние, твое унижение и беспомощность. Я становлюсь унылым и подавленным. Здесь мы достигли высшей точки нашего обращения: спасатель полностью соединяется с самоубийцей в его отчаянии. В этом отношение участия находит свое логическое завершение.

B.

И все же, Рон… Мы надеемся, что все вышесказанное дало спасателю право на переход к побуждению. Слова «и все же» — знак этого перехода. Далее мы увидим, однако, что, побуждая самоубийцу к отказу от своего намерения, спасатель должен стараться не только удержать, но и усилить то чувство близости к спасаемому, которое было достигнуто.

.. я буду пытаться убедить тебя не совершать самоубийство. Я попытаюсь сделать это от лица той части тебя, которая хочет жить.
Прежде всего, обещаю тебе, что после того, как все кончится, я останусь с тобой, если ты этого захочешь, и постараюсь помочь тебе найти правильное решение. Я ничего не гарантирую, но я обещаю тебе постараться и поддержать тебя. Я буду стараться помочь не только словами, но и делом, насколько смогу. Я обещаю тебе, что после того, как ты спустишься с крыши (выйдешь из ванной, из подвала и т.д.), я не оставлю тебя. Я буду помогать тебе вернуться к жизни. Я осознаю, что связываю себя моральным обязательством перед тобой.

Каждый спасатель, конечно, должен сначала соизмерить вес такого обязательства со своими силами. Если спасатель не чувствует себя в состоянии или не хочет выдержать его, то лучше обойтись более легким обязательством.

Может быть, твое отчаяние, подавленность или гнев так сильны, что ты не можешь заставить себя кого-то слушать, даже если этот кто-то говорит разумные вещи. В таком случае я хочу предложить тебе более скорую помощь. Тебе необходимо мгновенное облегчение – что ж, если хочешь, я помогу тебе получить лечение, которое облегчит твое состояние. Врачи часто колеблются в оказании такой помощи, потому что не всегда уверены, в самом ли деле она необходима. У меня нет никаких сомнений в том, что ты не должен больше страдать. Ты получишь помощь – если захочешь – до того времени, когда для твоей проблемы найдется настоящее решение. Главный соблазн смерти – мгновенное облегчение. Психиатрическое лечение, весьма оправданное в таких обстоятельствах, также его дает. Сделав такое предложение, мы отнимем у мысли о смерти большую часть ее привлекательности.

Ты так долго слушал меня, и я благодарен тебе за это. Вполне возможно, что ты согласился слушать, потому что кое в чем я был прав. Поэтому я попрошу еще немного потерпеть меня и дать мне возможность говорить как твоему защитнику против смерти. Смерть хочет перевести тебя на свою сторону, ну а я попытаюсь убедить тебя остаться здесь. Изображение смерти как внешнего врага, который хочет заманить самоубийцу в ловушку (Уайт и Энстон, 1990), позволят спасателю продолжать продвигаться к цели, не переставая при этом относиться к спасаемому с участием. Участие теперь выражается в том, что спасатель отождествляет себя с волей к жизни, существующей в душе потенциального самоубийцы, а смерть представляется искусителем и врагом.

Самое ужасное, что мысль о смерти может с тобой сделать – это заставить весь мир казаться таким далеким, что все на свете теряет значение. Твоим страданием смерть заставляет тебя чувствовать так, будто все другие исчезли. Не только друзья перестали существовать для тебя. Твои дети, твои близкие и родители (если это возможно, их лучше всего назвать по именам) — все пропали, стерлись из твоей памяти. Кажется, что бесконечное расстояние отделяет тебя от всего и от всех, кто мог бы что-то для тебя значить. Теперь мы обращаемся к испытываемому самоубийцей чувству изоляции.

Я думаю, тебе известны ситуации, в которых возникает подобная иллюзия. Ты знаешь, что происходит, к примеру, с человеком, испытывающим жуткую зубную боль. Ничто не имеет значения, ничто не ценно, единственная важная вещь на свете – сделать так, чтобы зуб перестал болеть. Или морская болезнь. Люди, которых мучает морская болезнь, часто говорят: «О, дайте мне умереть! Я больше не могу!» Для них существует только их тошнота. Их тошнит – и все. Сама мысль о том, что кто-то может хотеть есть, кажется им абсурдом. И все же, человек с зубной болью знает, что зуб не будет болеть вечно. И человек с морской болезнью знает, что тошнота пройдет, и он сможет спокойно жить дальше, есть и хорошо себя чувствовать. Никто не кончает с собой из-за тошноты или зубной боли.
Тебе кажется абсурдным сравнение твоего страдания с зубной болью или морской болезнью. Такое сравнение кажется тебе смешным, потому что, какой бы страшной ни была боль или тошнота, всякий знает, что через некоторое время мучения кончатся, тебе же твоя боль кажется бесконечной. Однако, вполне возможно, что она тоже пройдет. В таком случае, если твое страдание временно, твое решение убить себя – это ошибка. Возможно, ты просто глупо даешь смерти провести тебя. Представь на минутку, что произойдет, если, уже после смерти, ты сможешь вспомнить, из-за чего захотел умереть? Представь, что ты мертв и смотришь со стороны на свою смерть и на те возможности, которые у тебя были и, может быть, ждали тебя в следующую минуту, если бы ты был жив. Что бы ты подумал? Вполне возможно, что ты бы понял, что попался как дурак, что поддался иллюзии! Могло бы оказаться, что ты убил себя напрасно! Может быть, ты оглянулся бы на свою смерть и сказал: «Если бы я подождал еще чуть-чуть, я увидел бы первый признак надежды! Как глупо было не подождать, как слеп я был! Неужели из-за ЭТОГО я убил себя?!»

Рон, тебе сейчас девятнадцать. Если спасатель не знает, сколько лет спасаемому, то это хороший момент, чтобы спросить. Если потенциальный самоубийца юн, то, указав ему на его возраст, мы даем ему возможность взглянуть на свое страдание в перспективе.

Убивая 19-летнего Рона, ты убиваешь и 20-ти, и 30-летнего, и 40-летнего Рона. Ты собираешься убить Рона, который мог бы стать отцом и дедом. Имеешь ли ты право решать за того Рона, за старшего и более мудрого, чем ты сейчас? Можешь ли ты сделать выбор за Рона, которым ты мог бы стать, но которому ты отказываешь в праве на жизнь? Здесь спасатель впервые выражает возмущение абсурдностью самоубийства. Только после того, как спасатель выразил в полной мере свое сочувствие, эти слова могут быть восприняты самоубийцей, как искренняя забота.

Многие люди попались в ловушку, так и оставив удачу ждать их за углом. В то же время, многие из тех, кого ты видишь вокруг, живущие себе как ни в чем ни бывало, прошли через мысли о самоубийстве и преодолели их. Большинство людей не любят об этом говорить. Но я могу рассказать тебе о многих из них, в том числе и известных, которые в юности не только думали о самоубийстве, но и пытались его совершить. Судьба распорядилась иначе, и они выжили. А через некоторое время они поняли, что их решение было ошибкой. Потому что в их жизни скоро началась белая полоса.
С некоторыми из этих людей ты сам можешь поговорить, если захочешь. О некоторых ты слышал. Например… (следует список известных людей, которые поведали публике о своих суицидальных кризисах). Они, возможно, страдали не меньше, чем ты. К счастью, они остались живы, и благодарят судьбу за это.
Хочу сказать тебе, Рон, что и у меня были подобные мысли. Вот почему я верю – надеюсь, ты тоже – что мы сейчас по-настоящему близки. Я находился в таком положении, что всерьез думал покончить с собой, и, если бы не помощь, которую я тогда получил, не быть бы мне сейчас здесь. Когда я оглядываюсь на тот страшный день и думаю, что действительно мог положить конец своей жизни, я вздрагиваю. В такие моменты я вижу себя со стороны, как будто тогда я убил себя, и понимаю, насколько это было неправильно. Конечно, каждый спасатель должен сначала подумать, будет ли такое признание к месту. В этом примере мы решили поделиться с потенциальным самоубийцей подлинным опытом своей юности. Такое самораскрытие, если оно искренне, может помочь спасателю поддержать взаимопонимание, продолжая побуждать самоубийцу изменить свое решение.

Вскоре после того, как кризис миновал, я хорошенько обдумал свое решение умереть и понял, что, осуществив его, я поступил бы слишком расточительно. Мое жалкое положение не продлилось долго. Я вернулся к жизни и к радости, моя жизнь снова стала полной, и остается такой по сей день.
Теперь, Рон, я хочу поговорить с тобой о том, о чем тебе лучше бы не пришлось узнать. Я хочу поговорить о том, что может случиться с людьми, которым ты дорог: с твоими родителями, братьями, сестрами, детьми, друзьями – со всеми теми, кого ты любишь, и кто любит тебя. (Спасатель должен здесь постараться использовать все, что он знает, или спросить у самоубийцы о его друзьях и родственниках). Кризис кризисом, провал провалом, но для этих людей твое самоубийство будет началом кошмара. Например, для родителей. Мы знаем о людях, которые потеряли своих детей. Многие родители так и не смогли перенести гибели ребенка. Тем более, если его смерть стала результатом самоубийства. Для человека, потерявшего ребенка, воспоминания превращают жизнь в ад до последнего дня. Ты, может быть, слышал, как родители восклицают: «Почему я не умер вместо него!» Если ты убьешь себя, эти ужасные слова будут произнесены твоими родителями. Спасатель пытается расширить поле зрения самоубийцы, сделать его восприимчивым к чужому страданию. Не нужно бояться представить это страдание так ярко, как только возможно.

И твои родители — не единственные, кто будет страдать. Особенно страшно самоубийство родного человека сказывается на детях. Дети, чей родитель или близкий родственник покончил с собой, всю жизнь продолжают спрашивать: «За что он(а) сделал(а) это со мной? Он(а) сломал(а) мне жизнь!»
Возможно, ты зол на некоторых из этих людей и хочешь наказать их. Но скажи мне честно, неужели ты и вправду думаешь, что они заслуживают такого наказания? Неужели хоть один человек заслуживает того, чтобы испытывать боль утраты каждую минуту каждого дня каждого месяца каждого года своей жизни? Это приговор на всю жизнь, это хуже, чем смертная казнь! Это самое ужасное наказание, какое только можно придумать. Даже если бы ты был самым мстительным человеком на свете, я уверен, — увидев, к чему ты хочешь приговорить своих родных, ты сам бы подумал, что даже месяц такой жизни – это слишком. Не говоря уже о тех из них, кто ни в чем не виноват! Ведь есть люди, которым ты дорог, и которые не сделали тебе ничего плохого. Я привел бы их сюда, если бы мог, чтобы они говорили с тобой и умоляли тебя жить. У тебя есть дети? Братья? Сестры? Близкий друг? Бабушка с дедушкой? Может быть, они просто не умели признаться в любви, не говорили тебе, насколько они любят тебя, так что ты даже не знаешь, насколько им дорог. Они имеют право обращаться к тебе сейчас, но ты лишаешь их этого права. Тогда, раз их здесь нет, я говорю от их имени. Я прошу тебя – я требую — подумай о них! Некоторые профессионалы придерживаются мнения, что упоминание о близких родственниках, особенно о родителях, может быть ошибкой, потому что намерение совершить самоубийство может быть в большой степени мотивировано негативными чувствами по отношению к этим людям, будь то осознанно или неосознанно. Мы думаем, что эти чувства будут менее опасны, если их выпустить на волю, чем если они останутся скрытыми. Затронув негативные чувства, спасатель получает шанс на то, что будут упомянуты и те люди, по отношению к которым самоубийца питает чувства позитивные. Например, если самоубийца хочет наказать свою мать, то чем виноваты его отец, дед, брат, сестра, друг или подруга, сын или дочь? Трудно поверить, что его желанием покончить с собой движет всепоглощающая жажда мести. Предсмертные записки доказывают обратное: большинству самоубийц небезразлично, что произойдет в окружающими, поэтому они стараются снять с них ответственность за свою смерть.

Ты, наверное, знаешь, как ведут себя родители солдата, погибшего на войне или в результате несчастного случая. Они не переставая спрашивают, как это произошло. Долго ли он мучился? Можно ли было его спасти? Твои родители и члены твоей семьи будут вести себя так же. Они придут ко мне и к другим, кто был рядом, и будут спрашивать, снова и снова, что ты говорил, как ты себя чувствовал, страдал ли ты. И никакой ответ их не успокоит, не облегчит их боль. Поэтому я прошу тебя, представь, что они здесь, рядом со мной, и что они говорят с тобой и умоляют тебя о жизни — о твоей и об их собственной.
Если ты сам терял дорогого тебе человека, ты понимаешь, что все, что я говорю – правда. Тебе знакома эта боль, и ты знаешь, что своей смертью ты расширишь страшный круг утраты, оставив после себя проклятие, которое может втянуть в этот круг новых людей. Знаешь ли ты, что люди, которые любят тебя, могут сами подойти к самоубийству из-за твоего поступка? Хорошо известно, что дети и близкие родственники самоубийц больше других рискуют сами совершить самоубийство. Такое наследство ты хочешь оставить после себя?
Я снова прошу тебя послушать меня, как если бы я был на твоем месте и мы оба, ты и я, спорили со смертью. Смерть хочет завладеть тобой. Смерть лжет и манипулирует тобой. Смерть старается скрыть множество вещей от твоего разума. Смерть ослепляет и оглушает тебя, чтобы ты не мог слышать того, что я говорю тебе. Смерть прячет от твоего сознания ужасные последствия твоего поступка, которые скажутся на твоих родных. Смерть старается лишить тебя шансов на лучшую жизнь. Вот почему так важно, чтобы у тебя был защитник. Я стою на твоей стороне против смерти, как твой союзник. И я хочу быть твоим союзником на пути к жизни. Мы вместе обдумаем все, и я постараюсь помочь тебе найти выход. На следующем абзаце обращение может быть завершено. Спасатель должен говорить до тех пор, пока не почувствует, что напряжение, поддерживающее намерение самоубийцы, спадает. Если этого не происходит, лучше продолжать говорить до тех пор, пока не появится хоть какой-то положительный признак, или не подоспеет бригада скорой помощи.

Еще немного. У тебя кризис, ты в отчаянии. Но я осмелюсь сказать, что кое-чем этот опыт сможет послужить тебе в будущем. Я уверен, что, когда все пройдет, ты почувствуешь себя другим человеком – более сильным, более опытным и более мудрым. Ты побывал в ужасном месте, где бывали немногие, и это немало. Тот, кто проходит через ад, становится сильнее. Ты можешь почувствовать, что получил больше, чем просто знание, что ты остался в живых. Те известные люди, о которых я говорил тебе, те, что пытались покончить с собой, говорили, что кризис, который они пережили, сделал их сильнее, и про себя я могу сказать то же самое. Я думаю, что для тебя тоже ничто не останется прежним, все изменится, потому что ты был в аду и вернулся. Возможно, сейчас ты не видишь для себя такой возможности, но она есть. Опыт, через который ты проходишь, потрясает всего тебя до самого основания. Для многих людей это стало поворотным пунктом в их жизни. Этот опыт не идет ни в какое сравнение с большей частью жизненных трудностей, они покажутся тебе мелкими и смешными. Я не говорю, что ты почувствуешь это мгновенно. На это потребуется время. И все же я думаю, что все худшее уже позади. Я останусь с тобой в ближайшее время, и ты сможешь общаться со мной в ближайшие дни и недели. Ты позволил мне быть с тобой в самый тяжелый момент. Это накладывает обязательства. Я хочу быть с тобой, когда ты вернешься.

Заключение
Данный текст, насколько мы знаем, является первым в своем роде в профессиональной литературе. Это извиняет его слабости. Мы представляем его как основу для дальнейшей разработки. Одной из его сильных сторон, на наш взгляд, является то, что он достаточно прост, чтобы быть понятным даже для самого запутавшегося или озлобленного самоубийцы. Кто-то может счесть его упрощенным или сентиментальным. Мы надеемся, что для человека на крыше он не будет звучать таким образом. Этот текст может принести пользу не только в устах спасателя. Мы предлагаем распространить его в школах, военных частях, в общественных центрах, везде, где существует повышенный риск самоубийства. Известно, что люди, обдумывающие самоубийство, жадно ищут любую информацию. К сожалению, в Интернете существуют сайты, призывающие к самоубийству. Надеемся, что в Сети найдется место и для текста, цель которого – предупредить этот крайний шаг. Мы также призываем читателей обратиться к своему опыту и воображению, которые могли бы помочь в создании лучших текстов. Профессиональные психологи и люди в добровольных обществах помощи при суицидальных кризисах располагают большими знаниями на эту тему. Мы надеемся, что эта статья поможет общими усилиями придать большую целостность этому информационному богатству. ———————————————
Источник: Хаим Омер, Авшалом Элитцур (Haim Omer; Avshalom C Elitzur): «Самоубийcтво и жизнь: Угрожающее поведение». Нью-Йорк, 2001. ———————————————

Координаторы проекта mySuicide.RU выражают огромную признательность
Александре Головачевой (E-mail: [email protected]), за великолепный профессиональный перевод и
вёрстку этой статьи.

Анна Шафран: Цифровизация — это прямой путь к новому рабовладению

Роман Голованов и Анна Шафран обсуждают ковид-паспорта, вакцинацию, цифровизацию, дистанционное образование и социальный рейтинг

Р. Голованов:

— Здравствуйте. У микрофона Роман Голованов. И сегодня у нас в гостях ведущая радио «Вести FM» Анна Шафран.

Анна, у меня вышла первая книга. Это набор моих интервью. Тут отец Андрей Ткачев, отец Дмитрий Смирнов, Алексей Ильич Осипов, отец Савва Мажуко, Макарский и т.д. Это книга, которая вышла по благословению отца Дмитрия Смирнова. Почему я ее так легко рекламирую? Потому что ни копейки я с нее не получу. Все, что мы соберем, пойдет в детский дом имени Павлина Милостивого, который основал отец Дмитрий Смирнов. Книга называется «По любви. Секреты счастья и мира в православной семье».

А. Шафран:

— Я уверена, что книга представляет огромный интерес, потому что знаю, с кем ты общаешься. Это действительно очень интересные люди, с которыми интересно о жизни поговорить. А это редкий случай на самом деле, не каждый может интересно говорить о жизни. Мы от этого отвыкли – вот к чему я веду. У нас есть привычка в информационном пространстве существовать 24 часа в сутки, поглощать новости, комментировать их, вступать в баталии, и мы за всей этой шелухой очень часто забываем о том настоящем, что на самом деле и составляет суть жизни и человеческих отношений. А на самом деле мы должны понимать, что счастливыми нас делают именно человеческие отношения, и именно то, о чем (я уверена) ты в этих своих интервью говорил с этими замечательными людьми. Поэтому, друзья, читайте.

Р. Голованов:

— Но жизнь-то у нас страшная, и нас всячески пытаются разлучить и разорвать. Например, история с ковид-паспортами, которые нам анонсировали еще в декабре, с января они начнут входить в силу. И это не какая-нибудь Британия, загнивающий Запад, это наша страна, где будут эти иммунные паспорта выдавать. Скажи, как ты к этому относишься, и как нам со всем этим дальше жить?

А. Шафран:

— Я крайне отрицательно отношусь к этой идее, всегда об этом говорила и продолжу об этом говорить. Потому что ковид-паспорта, по моему глубокому убеждению, это, безусловно, шаг в сторону сегрегации и создания кастового общества. Это вовсе не то, к чему мы стремились, к чему мы шли. И я считаю, что это напрочь перечеркивает в принципе все демократические достижения, которые мы имеем к текущему моменту, причем которые были достигнуты очень тяжелым путем. Миллионы людей положили свои жизни на алтарь победы во Второй мировой войне, в нашей Великой Отечественной войне. Я говорю про советских граждан, про наших сограждан, наших предков. Ради того, чтобы мы жили свободными, ради того, чтобы были обеспечены наши права, равный доступ к социальным благам, к инфраструктуре и ко всем прочим составляющим, которые в целом образуют наше государство.

Что такое иммунный паспорт? Это фактически некий пропуск в какую-то, видимо, иную реальность, которую пытаются построить и западные чиновники, говорящие об этом постоянно, и наши тоже, видимо, решили к этому стройному хору присоединиться. Чем это опасно? Во-первых, мне непонятно, с чего бы вдруг именно ковид. При всем при том, что болезнь, безусловно, тяжело протекает в ряде случаев, но надо заметить, что в ряде случаев и легко. Есть бессимптомные больные, которые вообще-то в прежние времена назывались здоровыми людьми. Теперь эти здоровые люди называются бессимптомными больными. В принципе это тоже такой интересный очень скользкий путь. Мы же знаем известную шутку о том, что не бывает здоровых людей, бывают недообследованные. По большому счету, у нас все могут быть записаны в недообследованные и в нездоровые, бессимптомные. Таким образом, если у них не будет соответствующего паспорта, у них будут обрезаны права на посещение ряда общественных мест, каких-то организаций, будут обрезаны права на то, чтобы получить работу в той или иной организации, и т.д.

Есть ковид, а есть, например, туберкулез, вообще-то, гораздо более опасная и страшная болезнь. Мне непонятно, почему к текущему моменту, учитывая статистику по целому ряду болезней, которая не менее страшна, чем ковид, не было предложений ввести такого рода паспорта, для того чтобы летать в самолетах, занимать какие-то определенные должности и т.д. Этого ведь не было, при том, что болезни эти существовали. Эти болезни гораздо более страшные. Но почему-то сегодня именно относительно ковида у нас появилась именно эта идея.

Это ящик Пандоры, я глубоко в этом убеждена. Если по каким-либо причинам ты не сделал прививку… А причины могут быть самые разные – от противопоказаний, аллергий до убеждений человека, и это тоже серьезный момент. Мы имеем право на какие-то убеждения, на свое отношение к жизни, на мировоззрение? Есть медицинские показания, по которым люди не могут делать прививки. То есть мы априори эту огромную группу лиц ограничиваем в их правах. Насколько это законно? На самом деле мы уже привыкли к тому, что у нас целый ряд законов попирается за прошедший 2020 год, и никаких последствий не наступает.

Р. Голованов:

— Об этом мы поговорим, когда цифровизацию затронем.

А. Шафран:

— Насколько это демократично? Нам же на протяжении десятилетий внушали идею о том, что самое главное, что может и должно быть в мире, это демократия, соблюдение прав и свобод. Насколько это соотносится с демократическими правами и свободами? Ответ просто. Ни насколько не соотносится.

Р. Голованов:

— Кстати, по ковид-паспортам. Ведь у нас с тобой разная позиция по вакцине, но одинаковая по ковид-паспортам. Мое искреннее убеждение – человек должен добровольно пойти и сделать прививку или не сделать его, это его выбор. И нельзя всё впихивать в какие-то ковид-паспорта, реально как печать на людей, когда ты не можешь устроиться на работу или полететь куда-то. Это совершенно неправильно. Потому что не факт, что ты не заболеешь повторно, если ты переболел этим ковидом и записан в эти ковид-паспорта. Тут много сумасшествия на самом деле.

А. Шафран:

— Действительно, это печать такая. Ты прокаженный. В итоге какой результат? У тебя нет ковид-паспорта – ты прокаженный. Ты подвергнут остракизму, тебя вычеркнули фактически из общественной жизни. Мы еще год назад не могли представить себе этой реальной картины. Я считаю, надо вещи называть своими именами. Это очень похоже на то, что строили наши оппоненты во время Второй мировой войны. И я не думаю, что это правильный путь, по которому может идти наша страна, победившая фашизм. Сегрегация – это не наш метод. Мы были первой страной, в конце концов, в начале ХХ века, которая дала широчайшие права и свободы широчайшим слоям населения, группам лиц, социальным группам. И именно в этой связи наши западные оппоненты вынуждены были подстраивать свое законодательство таким образом, чтобы граждане этих западных стран не чувствовали себя менее защищенными по сравнению с гражданами Советского Союза, появившегося тогда. Мы можем много рассуждать на предмет событий начала ХХ века, но, тем не менее, факт остается фактом.

Насчет ковид-паспортов еще одна серьезная вещь существует. Много есть разговоров на предмет самих вакцин. Скажем, Pfizer. Ее сейчас активно двигают не просто на мировом рынке, но и у нас в России. Сейчас уже появилась тема того, что должны осуществляться закупки в некоторых компаниях, которые сотрудничают с Западом, именно Pfizer. Почему? Потому что Евросоюз сказал, что не будет пускать на свою территорию тех, кто не провакцинировался именно Pfizer. У них же только Pfizer сертифицирован, а российская вакцина им не подходит. То есть это тоже уникальный случай.

Что такое Pfizer? Об этом много пишут. В частности, мне очень приятно, что отечественные законодатели, известные и принимаемые и у нас, и на Западе (Алексей Пушков об этом рассуждал у себя в Телеграме накануне), говорят, что число смертей от вакцины Pfizer от Израиля до США впечатляет. Накануне в Штатах умер доктор Грегори Майкл (ему было 56 лет) после вакцины. Через три дня после того как он поставил себе прививку, у него появились красные пятна на руках и ногах, а потом выяснилось, что появилась болезнь Верльгофа. Это ситуация, при которой организм собственные тромбоциты принимает за чужеродные тела, а это недостаток тромбоцитов в организме. Супруга этого погибшего доктора абсолютно убеждена, что это последствия вакцины, потому что он вел здоровый образ жизни, по ее словам, не курил, не пил, занимался спортом. И такая ситуация очень стремительно развилась именно после вакцины Pfizer.

И не только доктор в Штатах умер от этой вакцины. Есть два смертельных случая в Норвегии, один в Португалии, в Швейцарии и Израиле есть смертельные случаи именно после того, как была сделана вакцина Pfizer.

О чем это в сухом остатке? О том, что есть один простой момент, о котором мы также много говорили. В принципе, для того чтобы создать вакцину, нужно много времени. Я напомню, что самая быстрая вакцина, которая в мире была создана, это была вакцина от свинки, очень хорошо к тому моменту изученной болезни. Создание этой вакцины заняло 4 года. От предыдущих штаммов (SARS, MERS) вакцина создавалась в течение 10 лет. И тут, кстати, вопрос не в том, чтобы ее создать, вопрос в безопасности, в испытаниях, как говорят врачи и специалисты. То есть вакцина должна быть испытанной. Мы должны быть уверенными в ее безопасности. Те факты, Роман, которые мы с тобой только что обсудили, говорят о том, что нет уверенности в ее безопасности. Вот первый вывод, который мы делаем.

И на этом простом основании, когда мы не уверены в том, как будет чувствовать себя человек, можем ли мы обязать широкие группы населения делать себе эту прививку? Готовы ли мы взять на себя ответственность за непредвиденные и непредсказуемые последствия, такие, как, например, самые плохие – летальные случаи? С моей точки зрения, это крайне аморально, недопустимо, преступно. Это вообще-то уголовное преступление должно быть, когда мы такие призывы осуществляем. Европейцы, ничуть не сомневаясь, объявляют, что без вакцины не будут пускать на свою территорию. Это аморально и преступно. То есть вы, таким образом, подвергаете априори жизнь людей, которым вы предлагаете совершить такое действие, смертельной опасности. Вот что такое ковид-паспорта в том виде, в котором нам их предлагают принять. Это не только элемент сегрегации, но и элемент угрозы жизни человека.

Р. Голованов:

— Тем более все это тоже будет записываться в такие личные данные, а они у нас не особо хранятся. По данным одной исследовательской компании, 100 миллионов личных записей россиян было слито в Сеть за 2020 год. Святейший Патриарх Кирилл выступил в рождественском интервью и назвал эту цифровизацию, которая идет, рабством. Этот цифровой мир, куда он нас приведет? Тем более мы видим опыт Америки, где целого президента Трампа, казалось бы, непоколебимого и железного, взяли и отключили от всех источников информации, он не может до людей достучаться.

А. Шафран:

— Мы давно говорим про цифровизацию, что на самом деле это прямой путь к новому рабовладению (надо вещи называть своими именами). Сейчас все вдруг озаботились цифровой казнью Трампа. На самом деле это гражданская смерть в нашем информационном пространстве, в информационном поле и в принципе в информационном мире. Это гражданская смерть и остракизм для политической фигуры, с одной стороны. С другой стороны, мы, конечно, должны понимать, что у всех вещей есть обратная сторона. Как верно заметил тот же сенатор Пушков, Трамп, будучи президентом, уже превратился в диссидента и тем самым начал вызывать дополнительный интерес к себе. Потому что люди, которые привыкли жить в парадигме доминанты демократии, они вряд ли так легко смирятся с тем, что им сейчас говорят: знаете, а теперь цензура, теперь, мы считаем, вот это нельзя говорить, и вы должны молчать, вы должны заткнуться.

Я испытываю в данном случае такие надежды относительно того, что планы наших врагов не пройдут. Почему? Потому что в той картине мира, которую они предлагают, там вообще нет ничего для человека. Почему победили в свое время коммунисты? Потому что предложили какие-то универсальные простые ценности, общие для всего мира, условно, мир, дружба, свобода, социальные блага и т.д. И не только Советский Союз, но и целый ряд союзников исповедовали эту идеологию. Почему? Потому что они обещали человеку в сухом остатке счастье. В нынешней картине мира нам предлагается ужаться в своих ожиданиях, нуждах и чаяниях, нам говорят, что ресурсов на всех не хватит, надо как-то теперь поскромнее, надо затягивать пояса, надо приготовиться к тому, что будет тяжело.

С чего вдруг будет тяжело? Учитывая, что в принципе общая ситуация как была, так и остается прежней, но мы понимаем, что меняется технологический уклад.

Р. Голованов:

— Ты не считаешь, что от лишних людей решили просто избавиться?

А. Шафран:

— Конечно. Я в этом глубоко убеждена. Новый мир не предполагает такого количества людей, которое сейчас есть. Более того, нам об этом открыто говорят – не нужны люди в том количестве, в котором они есть сегодня. Потому что люди – это очень неудобно, они какое-то мнение все время высказывают, им что-то надо все время, их надо обеспечивать. Гораздо проще, когда машина выполняет целый ряд функций, задач, действий, с машинами не надо так морочиться, не надо играться в эти демократические игры, им можно поставить задачу, и они будут безмолвно ее выполнять. Человек – это более сложное существо.

Р. Голованов:

— Не зря в московских МФЦ заселились роботы, которые обслуживают людей. Я в Туле был, там уже робот-бармен стоит и забрал у кого-то рабочее место. Это не шутки.

А. Шафран:

— Это вообще анекдот на самом деле с роботами в МФЦ. На самом деле это очень смешно. И настолько поражает воображение своей недальновидностью и непродуманностью это действие, что это тоже начинает, в свою очередь, вселять надежду. Почему? Вот смотрите, роботы в МФЦ. В каком виде они могли бы присутствовать? В том, к которому мы привыкли. Условно говоря, какая-то программа, которая может быстро искать нужную информацию, давать справки, выписывать штрафы или решать какие-то вопросы, связанные с незаконно выписанными штрафами и т.д. Для этого не нужен андроид.

Но когда мы приходим в МФЦ и видим, что вместо нормального, обычного, живого человека, с которым можно поговорить, и он быстро поймет, что нужно, ответит на вопросы, направит, куда следует, сидит робот в человеческом обличии… Я не знаю, кто создавал их облики, потому что, мне кажется, ребенок, если вдруг случайно увидит, он может испугаться и потом плохо спать, когда посмотрит на этих роботов-андроидов. Честно говоря, это картина жуткая, что и констатировал мэр Москвы Сергей Собянин. Мы видели эти репортажи на телевидении о том, как он посещал соответствующие МФЦ и знакомился с этими роботами. Заметьте, он в конце сказал: «Вообще жутковато, конечно». И я с нашим мэром абсолютно согласна, это действительно жутковато, а главное, абсолютно не нужно.

Складывается ощущение, что люди просто заигрались. Есть такая история, когда чиновникам предлагают некие тезисы или программу действий, они ее принимают и начинают употреблять к месту и не к месту. И вот эта история с искусственным интеллектом, которая на самом деле вообще-то миф, как говорят люди, которые действительно серьезные эксперты в этом вопросе, в том виде, в котором нам предлагается понимать искусственный интеллект, он даже создан никогда не будет. Он требует огромных энергозатрат. Кстати говоря, цифровизация в нынешнем виде, в котором она продвигается… А нам же говорят, почему это хорошо. Это сохраняет экологию, улучшает окружающую среду, меньше выбросов, меньше СО2. Так вот, все это прямая и откровенная ложь. Мы знаем достоверно уже из статистических и научных выкладок, что цифровизация, которая идет предлагаемыми темпами, требует таких энергозатрат, которые в разы превышают текущие энергозатраты человечества. И те выбросы в атмосферу СО2, которые существуют сегодня, они нам покажутся цветочками по сравнению с теми, которые будут в результате того, что будет отцифрован весь мир, как нам предлагается. Один только зум-звонок, конференция создает такие выбросы СО2, которые несопоставимы с обычной офлайновой конференцией или совещанием.

То есть, если люди, работающие в компании, воспользуются собственным или общественным транспортом, доедут до работы, приедут в офис, сядут в зал и будут проводить конференцию, это вызовет гораздо меньшие выбросы СО2, чем онлайн-конференция в Зуме или через какую-либо другую программу. Вот о чем сейчас нужно говорить. И это абсолютный, неопровержимый факт. Но эти люди, которые двигают идею, умалчивают об этом. На самом деле Грета Тунберг просто повесилась бы, когда узнала бы о тех фактах, которые мы с тобой, Роман, сейчас обсуждаем. Но эта девочка в школе не учится, у нее нет времени, и используется другими плохими дядями, которые через нее двигают неправильные идеи.

Р. Голованов:

— Вот мы говорим про ужасы цифровизации и ЗУМ-конференции, а ведь это уже сплошь и рядом. Потому что это касается не только совещаний чиновников, но и школы. Потихоньку все перебираются на дистанционное образование и уже появляются первые цифровые школы. Те онлайн-курсы, которые раньше были какой-то диковинкой, новинкой и, казалось, блажью, теперь уже сплошь и рядом в нашей жизни, и дети должны сидеть дома, заниматься по ноутбуку… а когда семья многодетная, а компьютер, дай бог, один, в лучшем случае, два — вот как думаешь, чем все это закончится с дистантом?

А. Шафран:

— Ну, это не просто ситуация, при которой компьютер один, а не два или три, а детей может быть гораздо больше в семье. Это ситуация, при которой дети, вместо того, чтобы находиться в классе и получать знания таким образом, от учителя, они сидят на кухне. Замечательная история, да. Раньше ты учился в школе, в классе, теперь ты учишься на кухне. Это прогресс или деградация? Мне кажется, что это деградация. И нам предлагали это дистанционное образование под личиной добра опять-таки — доступность, все смогут получать самые разные знания путем того, что они будут оцифрованы в разных уголках страны и планеты и, конечно же, это сохранит здоровье в период пандемии. А что на выходе мы получили? Конечно, система абсолютно не подготовленная, постоянно зависающая, и вот эта ситуация, когда школьник сидит перед экраном компьютера и смотрит на квадратики, я думаю, что это с трудом можно назвать учебой. Это профанация обучения, безусловно, именно так, а никак иначе. А насчет здоровья? Так исследование одна из структур отечественного Минздрава провела еще в мае и оно на текущий момент не опровергнуто, хочу я заметить. То есть, это означает, что оно продолжает сохранять свою актуальность. О чем было это исследование? О том, что в подавляющем большинстве дети, получающие образование дистанционным способом, получили серьезное ухудшение здоровья. От неврологических и психических ситуаций до зрения и т.д. И мы же понимаем, что в принципе в эту цифровую эпоху у нас есть большая сложность с цифровой наркоманией, с гаджетоманией. Дети действительно очень сильно этому подвержены, они становятся наркоманами, их очень сложно из этого мира вытянуть обратно, но мы вроде как до того осознавая эту проблему, сейчас продолжаем усиленно широкими темпами их погружать туда дальше, с тем, чтобы потерять окончательно, что ли, у меня такой вопрос? Вроде бы мы понимали, говорили, что это мера временная, нас убеждали, по крайней мере, в этом. У некоторых возникали сомнения. И что мы сейчас наблюдаем? То есть, эти опасения и сомнения абсолютно оправдались. Я напомню историю. Родители озаботились вопросами дистанта, по тем причинам, которые мы сейчас обозначили. Что им в ответ говорили чиновники? Это временно, потому что пандемия. В ответ на это специалисты-юристы, глубоко погруженные в вопрос, говорили — да нет, друзья, есть документы, подписанные еще начиная с 2016 года, согласно которым российское образование будет оцифровываться. И пандемия вовсе не была предлогом того, что у нас внезапно появился дистант. На самом деле этот процесс был запущен давно и длится уже около 10 лет. Результаты мы наблюдаем сегодня. Когда Минпросвещения и Минцифры выпустил проект приказа о так называемой цифровой школе, согласно которому все обучающие материалы должны быть оцифрованы, должны быть введены элементы геймификации, индивидуальные траектории программы и т.д. и т.п. В общем, все то, чего мы опасались. Я немного отмотаю назад. Вот когда мы говорим о вреде для здоровья, о профанации обучения. В итоге ведь Минпросвещения накануне нового года признало, что все это не очень хорошо и вредно, если вы помните. Более того, в тот момент, когда в Госдуме Российской Федерации в декабре должен был рассматриваться закон о дистанционном образовании, его сняли с рассмотрения. По какой причине? Тогда спикер парламента Вячеслав Володин сказал, что нет необходимости именно в этот момент рассматривать такой закон, учитывая, что огромное количество обращений от граждан поступило в Думу — об этом и господин Никонов говорил, который возглавляет соответствующий комитет по образованию в Госдуме, что мы не считаем необходимым рассматривать закон ввиду большого беспокойства, которое высказывают граждане и в письменном виде эти обращения поступают в Думу. Он говорил так же о том, что, конечно же, образование не может перейти в цифру, ничто не заменит живого общения и нет планов оцифровывать образование. Эта фраза была сказана не далее как в декабре 2020 года. Процитирую. «Полноценную школьную, студенческую жизнь невозможно заменить сидением перед компьютерами и, конечно, никто не собирается фиксировать дистанционное образование, как стандарт. Об этом и речи не идет». Это написал председатель комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов в своем Телеграм канале. В этот же день, в тот момент, когда в Думе сняли с рассмотрения закон о дистанционном образовании, премьер-министр наш объявил о запуске эксперимента по внедрению цифровой образовательной среды в 14 российских регионах. Теперь мы увидели о том, что Минпрос и Минцифра выпустили проект постановления о цифровой школе. У меня в связи с этим возникает вопрос — мы продолжим делать вид, что у нас ничего тревожного в образовании не происходит? До тех пор, пока катастрофические последствия не наступят? Или мы будем наблюдать за тем, как это будет реализовываться в других странах, например, в США и когда у них уже начнется труба, мы уже уверенно начнем критиковать их, не замечая, что у нас в стране те же самые процессы разворачиваются.

Теперь почему мы в принципе встревожены этой цифровой образовательной средой и цифровой школой? В чем тут проблема? Подменяя понятий. То, что в принципе используется в информационных войнах, классический метод. То есть, как всегда, излюбленный прием информационной войны. Смотрите, какие термины они используют. Индивидуальное обучение, индивидуальное развитие, индивидуальная программа, индивидуальная траектория, подход и т.д. — все индивидуальное. Создается впечатление, что все это направлено на развитие индивидуума. Вот кого здесь нет в этой конструкции? Нет самого индивидуума. Есть траектория, программа, обучение, подход. Человек исчез. И все поставлено с ног на голову. Не человек — учитель, ученик, субъекты процесса определяют подход, траекторию, программу, а наоборот. То есть, траектории и программы — объекты — определяют человека и его место в иерархии этих программ и траекторий. Вот поменяли местами субъекта и объект. Не обучение для человека, а человек для обучения. Это вот как не человек для субботы, а суббота для человека — старая концепция на самом деле. То есть, обучение, которое должно взращивать личность, а не оценивать ее, дает оценку состояния этой личности и ставит ее в стойло, согласно полученной характеристики. То есть, оценка таким образом из стимулирующего явления превращается в доминирующее — вот в чем опасность. И если раньше тройка обозначала необходимость подтянуть знания… то есть, каждая личность перед системой была равна и для всех пятерка была достижимым результатом и целью, то теперь тройка — это клеймо, не требующее от ученика роста, а фиксирующее этот уровень и заставляющий его смириться и удовлетвориться этим. А в итоге образование вообще перестает быть системой роста и развития личности, гражданина, человека, и становится просто системой, которое препятствует такому становлению и заставляет каждого удовлетвориться своей недоразвитостью. Вы понимаете, насколько это страшно, если вчитаться и понять суть того, что нам предлагают? Мантра, многократно произносимая — индивидуализация и т.д. — людям закрыли на самом деле глаза на то, что теперь система образования вообще никому и ничему не должна учить, она только должна фиксировать наличие разных индивидуумов и блокировать доступ к системе развития.

Вот смотрите. Из спорта, например, приведем пример для наглядности. Спортсмены пришли на тренировку, тренер зафиксировал их результаты, назначил упражнения соответственно их уровню. Тем, кто показал слабые результаты, поменьше упражнений дал. Тем, кто посильнее — побольше. К концу тренировки разрыв между слабыми и сильными стал еще больше. Офигенно непреодолимым. Хорошая, отличная сборная получилась, да? Так и здесь. Раньше все по выходу из школы получали среднее образование, а теперь его получат только особо одаренные. Вот в чем опасность. И в такой системе будут выходить на верх, кстати, что немаловажно еще, люди, которые овладели правилами игры…

Р. Голованов:

— Вопрос — куда пойдут те, кто не получит образования?

А. Шафран:

— Нам же рассказывают о том, что искусственный интеллект будет отслеживать ученика с самых ранних лет, со школы, будут же видеокамеры везде расставлены, искусственный интеллект, программа, их поведение, включенность в процесс обучения и т.д. И потом уже отбирать, исходя из полученных больших данных, кто куда должен пойти. Искусственный интеллект, понимаете, неодушевленное железо если в какой-то момент решило, что этот ребенок должен быть сантехником или слесарем, при всем уважении к этим профессиям, то он будет априори и навсегда привязан только к тому, что ему участь быть сантехником или слесарем. Понимаете, личность развивается, кто-то может потом заинтересоваться какими-то другими вещами, захотеть получить иное образование, стать художником, поэтом, инженером, врачом, летчиком, космонавтом… почему наша страна стала великой державой? Потому что величайшие возможности для развития личности были…

Р. Голованов:

— Получается, мы близимся к Китаю, к этому социальному рейтингу, к тому, что все будет отслеживать компьютер, а не человек?

А. Шафран:

— Ну, вот если ты хочешь быть художником, а искусственный интеллект решил, что ты дворник. Все. Понимаете, на самом деле, вы много знаете гениев отличников? Очень много гениев — троечники в школе, понимаете? Подавляющее большинство, наверное. И вот искусственный интеллект может решить, что все — ты дворник, и не будешь ты никаким ни писателем, ни поэтом, ни инженером великом. Кстати, я вот еще какую вещь договорить. Эта система, помимо всех опасностей, которые я уже перечислила, она ведь создает такую историю, когда наверх люди будут выходить еще просто благодаря тому, что они освоили систему получения тех самых оценок — очков, голов, секунд. Это же не всегда коррелирует со знанием и талантом. Вот же еще о чем речь идет. То есть, человеческие душу, талант, гений, творчество нельзя ведь цифрой померить, а убить запросто можно. Именно цифрой, вот такой, холодной.

Про гениев-троечников мы уже сказали, а теперь про социальный рейтинг. Что значит мы идем туда, мы уже на прямой, начинаем реализовывать эту систему у себя.

Р. Голованов:

— Но нам его анонсировал в «Вести. Неделя» Дмитрий Киселев, когда он предложил над этим поразмышлять. И я тогда вообще ужаснулся, когда смотрел этот выпуск…

А. Шафран:

— Да, это было весной 2020 года, причем, там в позитивной коннотации преподносилась эта история и мне тоже стало не по себе, когда я об этом услышала. Вообще социальный рейтинг — это не что иное, как элемент сегрегации и создания кастового общества. В общем, все те риски, о которых мы говорили. То есть, если ты по каким-то параметрам не проходишь, то ты обрубаешься в правах. Не можешь получить кредит, занять определенное место работы, даже в системах знакомств, в порталах знакомств ты тоже сегрегируешься и тебе предлагаются какие-то определенного рода партнеры. То есть, это вообще потрясающе! Я не понимаю, каким образом это вообще соотносится со свободой личности и с тем, что человек господом Богом создан свободный и имеющий возможность действовать в силу своих представлений, и государство, которое призвано как система не только насильственная… нас учили в школе, что государство — это аппарат для подавления сопротивления и обеспечения административных функций. Но вообще-то в более таком гуманном представлении, кстати, у нас и в Конституции Российской Федерации закреплено положение о том, что государство у нас социальное, оно еще должно обеспечивать личностный рост. Ну, в идеале нам хотелось бы, чтобы так было, да. Но при наличии социального рейтинга я никак не вижу, каким образом государство может обеспечивать ту самую социальную функцию и быть социальным, как у нас в Конституции прописано. Это вообще-то, ну, если уж так неизбежно, — дискуссия большая, которая вызывает огромное количество тревог, разногласий и, исходя из этого, мы делаем простой вывод — требует широкого общественного обсуждения на общественных площадках. Если уж перед нами встал вопрос о том, каким путем мы должны пойти, как будет поменен наш уклад, общественное устройство, наверное, было бы правильно обсудить это с людьми, с теми, которые составляют тело государства. Мы видели где-нибудь попытки провести общественное обсуждение, слушания на этот счет? Нет. Не видели. Мы видели другую ситуацию. Когда при создании большого количества самых разных баз данных, оперирующих нашими персональными данными, кстати, никто не спрашивает, когда эти базы создает, а и закон в свое время был принят довольно шумно и громко, о едином регистре населения Российской Федерации. Так вот, нас сегодня никто не спрашивает о том, как мы относимся к таким базам данных, которые нарушают некоторые положения закона о персональных данных, постановления правительства и т.д. Они уже есть, они действуют. О чем мы говорили в тот момент, когда принимался закон о едином регистре населения? О том, что он создает огромное количество рисков утечки, которые могут быть использованы как мошенниками, так и нашими врагами — иностранными спецслужбами. Нас в тот момент убеждали в том, что все абсолютно защищено, никаких таких тревог быть не может, все будет хорошо и правильно. Прошло всего лишь несколько месяцев и мы наблюдаем те истории, о которых предупреждали. Ты уже упоминал о 300 тысяч данных больных ковидом, которые утекли у нас в Москве. Я хочу заметить, что эти данные собирались вне зависимости от того, кем является заболевший гражданин — наверняка там могли быть и какие-то чиновники, облеченные большой властью, с доступами к секретной информации, кто-то мог быть невыездным и т.д. И вся эта информация сейчас утекла в паблик. Это нарушение закона о персональных данных, он, напомню, влечет за собой уголовную ответственность.

Р. Голованов:

— А что со всем этим делать? Вот если нас не спрашивают, если эти законы все равно принимаются, если мы все равно идем к социальному рейтингу, куда, как нам, как затворники бросить паспорта, ИНН и уйти в пещеры? Как мы можем противостоять этому?

А. Шафран:

— Я предлагаю для начала остановиться и до тех пор, пока мы не зашили дыры, через которые утекают данные, а это ведь не только больные ковидом, это миллион триста утекших данных компании «Хендай» — тоже скандал этой недели — утечка, которые создает теперь риски не только по персональным данным, но угоны, например. Мошенники могут отслеживать по месту положения машины, где вы находитесь, а там же и место проживания, и в этот момент грабить ваши квартиры. То есть, кто ответил, кто виноват, мы тоже не знаем, то есть, есть дыры. Для начала давайте закроем дыры, прежде чем сделаем следующие шаги. Но у нас существуют дыры, уязвимости и при этом мы продолжаем создавать упорно новые базы данных. Эдуард Лысенко, глава департамента информационных технологий города Москвы ведь сразу подтвердил утечку 300 тысяч данных больных ковидом. Сейчас тот же самый Департамент информационных технологий Москвы объявил тендер в 185 млн. на создание новой системы хранения персональных данных жителей Москвы. Там будет доход, место проживания, родственники, успеваемость детей в школе, домашние животные и т.д. Тендеров на контракты по усилению мер безопасности не обнаружено одновременно. Вот мне непонятна вот эта последовательность действий. Значит, первое — давайте остановимся, сделаем работу над ошибками, поймем, каким путем мы можем идти так, чтобы не создавать угроз для национальной безопасности, потому что ведь все эти данные еще на каких платформах хранятся? Мы ж должны понимать, что у нас ни отечественное ПО, ни отечественное железо еще не умеет в том виде и в том количестве, которое могут обеспечить ту цифровизацию, которую мы анонсировали, да. Давайте создадим сначала, а потом уже будем двигаться дальше.

Р. Голованов:

— Это был очень важный разговор. И я прошу потом, когда вы послушаете все это, скиньте ссылочку своим друзьям, знакомым, потому что не везде можно услышать эту

информацию, которая сегодня прозвучала в эфире. Анна Шафран, ведущая «Вести ФМ». Спасибо, что провели этот час вместе с нами.

Разговор с родителями о депрессии (для подростков)

Если вы чувствуете себя подавленным, одиноким или у вас возникла проблема, которую вы не можете решить, вам нужно обратиться за помощью и поддержкой. Поговорите с одним из родителей или с другим взрослым в своей жизни. Сообщите им, что вы переживаете.

Что делать, если я не знаю, что сказать?

Не ждите, чтобы поговорить только потому, что вы не знаете, что сказать. Вы можете сделать это просто. Вы можете начать с того, что скажете: «Есть минутка? Мне нужно поговорить.«Тогда скажи, через что ты проходишь. Например:« В последнее время я сильно чувствую себя подавленным ». Я думаю, что могу быть в депрессии ». Человек, с которым вы разговариваете, может попросить вас рассказать ему больше. Иногда это все, что нужно, чтобы начать разговор.

Как можно помочь в разговоре с родителями?

Это может быть большим облегчением, когда кто-то слушает, выслушивает вас и показывает, что ему не все равно. Общение вместе может помочь вам обрести больше надежды. Это дает вам понять, что вы не одиноки. Кто-то верит в вас и поддерживает вас.

Иногда родитель может помочь вам взглянуть на проблему с другой стороны. Они могут дать хороший совет. Когда вы чувствуете их поддержку, легче думать о том, как помочь себе.

Что делать, если мне нужна дополнительная помощь?

Иногда поговорить с родителями — это все, что вам нужно, чтобы почувствовать себя лучше. Иногда вам нужна дополнительная помощь. Тоже норм.

Если у вас сохраняется печальное или плохое настроение, сообщите об этом родителям. Попросите их назначить медицинский визит, чтобы проверить, нет ли депрессии.Возможно, вам понадобится поговорить с терапевтом — даже после хороших разговоров с родителями. Ваш родитель может настроить это за вас. И если вы обратитесь к терапевту, помощь родителей все еще имеет значение.

Как еще могут помочь родители?

Родители могут помочь разными способами. Поговорите с ними о том, в чем вы хотите их помощи. Вот некоторые вещи, которыми родители могут помочь. Вы можете подумать о других вещах, которых нет в этом списке. Но этот список может дать вам и вашим родителям некоторые идеи.

Родители могут:

  • поможет вам практиковать навыки, которые вы приобрели в терапии
  • напоминают вам, что они любят и верят в вас
  • дайте вам знать, что они видят в вас хорошее и гордятся вами
  • Продолжайте ожидать от вас хорошего
  • поговорить с вами о проблемах
  • спрашивать вас о хорошем, что происходит в ваш день
  • Помогите с домашними заданиями или проектами, с которыми у вас возникли проблемы, или наймите репетитора
  • заставит вас выполнять свои обязанности дома и в школе
  • поможет вам получить достаточно упражнений, спать и здоровое питание
  • поможет вам ограничить время, которое вы проводите на экранах и в социальных сетях
  • поможет вам проснуться утром в нужное время, но сделает это по-дружески
  • делайте с вами то, что вам обоим нравится — гуляйте, занимайтесь спортом или играйте, смотрите фильм, занимайтесь ремеслом или готовьте

Эти вещи могут показаться простыми, но они складываются.Они начинают менять то, как вы думаете и чувствуете. Они могут поднять вам настроение и помочь вам лучше думать о себе. Они могут помочь вам и вашим родителям почувствовать близость. Это рецепт улучшения самочувствия, даже если вы переживаете депрессию.

Когда люди не интересуются и что они говорят

Распространенное предложение по развитию социальных навыков — искренний интерес к другим людям. Это полезный совет. В более широком смысле это заставляет вас думать, что вы ищете лучшее в других.На более практическом уровне он может структурировать ваше взаимодействие и помочь вам придумать, о чем вы хотите сказать. Многие люди также ценят, что кто-то проявляет к ним интерес, поэтому у вас будет получаться лучше, если вы начнете общение с этим мышлением.

Некоторые люди обеспокоены тем, что им сложно заинтересоваться другими людьми и тем, что они хотят сказать. Они будут выражать такие мысли, как:

  • «Я просто не считаю большинство людей настолько интересными. Я знаю, что должен, но это не так.«
  • «Я не могу заставить себя волноваться, когда коллега или гость на вечеринке рассказывает мне о повседневных вещах, например, как проходит их неделя или почему им нравится какое-то случайное хобби».
  • «Меня не беспокоит попытка узнать о людях, потому что большинство из них скучные и общие. Им нечего сказать, что мне нужно услышать».
  • «Я знаю, как проявлять интерес к людям и спрашивать их о себе, но на самом деле мне не нравятся эти разговоры.«
  • «Я мало что получаю от общения с людьми, если только мы не обсуждаем один из моих узких интересов».
  • «Я не хочу узнавать подробности о людях ради них самих. Я такой: ‘Какой в ​​этом смысл?’ Какую пользу я получил, узнав об этом? »
  • «Я самодостаточен и счастлив быть сам по себе. Мне не нужно постоянно узнавать о жизни каждого».

Иногда эти взгляды окрашены человеконенавистническими чувствами. Чаще всего люди, которые так думают, ненавидят не всех.У них просто нет внутренней мотивации, чтобы узнать кого-нибудь получше. Они понимают, что это мешает их социальной жизни, и хотят, чтобы они могли больше интересоваться другими, но не знают, как изменить свое мышление.

Если у вас возникла эта проблема, некоторые идеи, которые могут помочь, приведены ниже. В этой статье по теме рассказывается, что делать, если вы нормально разговариваете с людьми, но теряете к ним интерес вскоре после того, как станете друзьями:

Когда быстро теряешь интерес к людям

Имейте реалистичные ожидания от себя.Ничего страшного, если вы не сильно очарованы всеми, кого встречаете

Это проблема, если вас не интересуют люди до такой степени, что вы чувствуете, что это мешает вам вести такую ​​социальную жизнь или отношения, которые вы хотите. В других пунктах статьи будут рассмотрены некоторые способы, с помощью которых вы можете заинтересоваться другими. Однако вы не должны чувствовать себя неполноценным, если вам не очень любопытен каждый человек, с которым вы встречаетесь.

Некоторые социальные советы рисуют картину, в которой прототипный «социально квалифицированный человек» действительно добр, дружелюбен и очарован каждым, с кем он разговаривает.Некоторые люди такие, и это здорово, но не все из нас должны быть такими.

У некоторых людей есть предрасположенность, что их действительно тянет ко всем, и они хотят узнать, что их движет. И некоторые люди менее естественно заинтересованы в других. Опять же, они не ненавидят человечество. Они не сломлены в социальном плане. Просто нужно больше, чтобы они захотели с кем-то познакомиться. Они более разборчивы в том, с кем хотят дружить. Им менее интересны такие вещи, как жизненные истории людей, точки зрения или психология.

Вы можете быть достаточно успешными в социальном плане, не проявляя чрезмерного интереса к большинству людей. Не ругайте себя, если вы платите за бумажные полотенца и у вас нет глубокого желания узнать, как проходит день кассира. Вам не нужно заниматься поиском души только потому, что у вас есть сослуживцы, о которых вы почти наверняка думаете, что они скучны, даже если вы узнали о них гораздо больше.

Это не значит, что вести себя грубо и отчужденно — это нормально. Вы все равно должны быть вежливы и вежливы с кассиром или коллегами.Но это нормально, если вы просто обменяетесь минимальными любезностями и не будете вынуждены пытаться говорить с ними более подробно. У вас по-прежнему могут быть хорошие, функциональные отношения со многими людьми, даже если вы не очень заинтересованы узнать о них больше.

Старайтесь понять, что делает каждого человека интересным

Некоторые люди не интересуются другими, потому что не дают им шанса. Они уже решили, что все скучны и ничего не делают, чтобы доказать, что они неправы.Они встретят кого-то нового и, сознательно или нет, даже не будут пытаться перевести разговор в увлекательное русло. Вместо этого они потерпят несколько минут скучной светской беседы, а затем уйдут, думая: «Видите? Еще один человек, которым я не мог заинтересоваться».

Это огромное клише, но у каждого есть что-то интересное, если вы можете это найти. Приложите больше усилий, чтобы покопаться и попытаться найти те стороны людей, с которыми вы разговариваете. Это может показаться вынужденным, но постарайтесь превзойти любые привычки слишком быстро увольнять людей.Иногда вы будете удивлены, насколько интересным вы найдете кого-то, как только вы избавитесь от своего первого впечатления о нем.

Одно только следование этому предложению может вызвать у вас гораздо больший интерес к людям, но вам все равно нужно иметь реалистичные ожидания. Хотя каждый человек технически в некотором роде интересен, невозможно быть одинаково заинтригованным всеми. Иногда вы поболтаете с кем-то в течение часа и приложите честные усилия, чтобы раскрыть его интересные черты, но они все равно не сделают этого за вас.Может быть, если вы выберете их мозг на целый день, вы в конце концов что-нибудь поймете, но, конечно, вы не сможете сделать это практически со всеми.

Развивайте навыки, чтобы пройти раннюю поверхностную болтовню

Труднее понять, насколько люди интересны, если вы продолжаете застревать на начальном уровне, говоря о новостях или сообщая расплывчатые новости о том, как прошли ваши выходные. Первый шаг к тому, чтобы выйти за рамки светской беседы, — это захотеть это сделать, а не отказываться от разговора раньше времени.Помимо правильного намерения, есть навыки, которые вы можете использовать, чтобы попытаться продвинуть взаимодействие в более значимом направлении:

  • Самое главное, не бойтесь брать на себя ответственность за беседу. Если другой человек говорит о вещах, которые вас не интересуют, не соглашайтесь с этим пассивно, а затем жалуйтесь себе, что они вам скучны. Если они находятся в середине темы или вопроса, не прекращайте их резко. Подождите, пока не появится естественное место, чтобы сменить тему, а затем переключитесь на то, что, по вашему мнению, имеет больший потенциал, чтобы раскрыть их интересную сторону (например,g., они задают ознакомительные вопросы о том, где вы живете. Вы вежливо отвечаете, а затем переходите к вопросу об их увлечениях и в конечном итоге планируете выяснить, какими из них они действительно увлечены).
  • Задавайте вопросы, которые побуждают людей глубже вникнуть в тему и раскрыть интересные факты о самих себе. Например, если они делятся стандартной ознакомительной информацией о том, где они выросли или в какие виды спорта им нравится заниматься, не нужно просто запрашивать более поверхностные факты.Затем задайте вопрос об их мотивах, мировоззрении или уникальном жизненном опыте (например, «Каково было расти так далеко на севере?» Или «Какое самое большое отличие вы заметили по сравнению с жизнью здесь?», А не с вопросом о жизни здесь? «Ладно … так когда же вы переехали в город?»)
  • Если кто-то задает вам обычный вопрос или делает банальное замечание, не давайте стандартного равнодушного ответа. Постарайтесь дать более оригинальный, конкретный ответ. Это переместит разговор в более содержательное русло, что повысит ваши шансы узнать об интересной стороне другого человека.Например, они говорят: «Конечно, идет дождь». Вместо «Ага …» можно сказать что-то вроде: «Да, у меня были планы прокатиться на велосипеде после работы, но, думаю, я останусь дома и прочитаю эту новую книгу, которую я получил. Она о. .. »- Теперь они могут поговорить о том, как им нравится кататься на велосипеде, или поделиться своими мыслями по теме книги.

Постарайтесь познакомиться с людьми, которые могут вас заинтересовать больше

Вы можете чувствовать себя незаинтересованным в большинстве людей, которых вы встречаетесь, потому что вы не зависаете в толпе вашего типа.Если в повседневной жизни вы встречаетесь с одноклассниками и коллегами, с которыми у вас мало общего, вполне естественно, что вы можете относиться к ним равнодушно. Если вы встретите людей, с которыми вы более совместимы, вы, вероятно, почувствуете к ним врожденный интерес. Опять же, если бы вам пришлось потратить много времени на знакомство с этими коллегами, вы могли бы раскрыть некоторые интересные аспекты их личности, но все проще, когда вы находитесь в группе, с которой вы, естественно, склонны общаться. Если ваш распорядок по умолчанию ставит вас среди людей, которые вас утомляют, постарайтесь найти членов вашего сообщества, которые находятся на вашей волне.

Продолжение статьи ниже … СПОНСИРОВАННЫЙ

Бесплатное обучение: «Как удвоить социальную уверенность за 5 минут»

По ссылке ниже вы найдете серию тренингов, посвященных тому, как чувствовать себя комфортно в обществе, даже если сегодня вы склонны слишком много думать.

Здесь также рассказывается, как избежать неловкого молчания, привлечь замечательных друзей и почему вам не нужна «интересная жизнь», чтобы вести интересный разговор. Щелкните здесь, чтобы перейти к бесплатному обучению.

Постарайтесь стать ближе к людям, чтобы вы почувствовали больший интерес и заинтересованность, когда они будут говорить о «мирских» вещах.

Если незнакомец расскажет вам о своих недавних проблемах с автомобилем, вы вряд ли заинтересуетесь или не позаботитесь.Вы их не знаете, так зачем вам слышать, что один из их тормозов работает не очень хорошо? Если ваш лучший друг скажет вам то же самое, вы получите больше инвестиций. Нет, возможно, вы не думаете, что это самая захватывающая сказка, которая когда-либо доходила до ваших ушей, но это происходит с вашим приятелем. Вы хотите знать, что происходит в их жизни, даже в повседневных делах. Вы хотите, чтобы у них все получалось.

Если вас не очень интересуют люди, которых вы видите регулярно, возможно, вы недостаточно близки.Если вы узнаете их получше, то, возможно, начнете чувствовать себя менее апатично, когда они расскажут вам, как прошел их отпуск. Вам не нужно становиться глубокими близкими друзьями со всеми, просто будьте немного ближе, чем сейчас. Узнай о них больше. Говорите с ними чаще. Если вы излишне самоуверенный тип, сделайте им одолжение или поставьте себя в положение, в котором вы сможете принять их помощь и поддержку. Приходите увидеть, что они находятся в одной «команде» с вами.

Это еще одно предложение, которое вам, возможно, придется сначала форсировать.Вначале вы можете подумать: «Почему я заставляю себя познакомиться с этим человеком на работе, который ничего не делает для меня?», Но со временем вы можете начать чувствовать себя более заинтересованными в том, что они говорят. Опять же, вы можете не достичь точки, когда вы будете полностью поглощены всем, что они разделяют, но это может быть лучше, чем раньше.

Попытайтесь в целом понять, насколько интересными могут быть люди.

Вариант, о котором я уже говорил, — это больше стараться найти интересные стороны отдельных людей, с которыми вы разговариваете.Если у вас есть общее ощущение, что человечество в целом скучно, может быть полезно познакомиться с примерами интересных людей. Слушайте подкасты с интересными гостями. Читайте биографии интересных людей. Прочтите рассказы об интересном опыте, который пережили люди. Найдите писателей, у которых есть интересный взгляд на мир, и прочтите их много. Выполнение всего этого может не вызвать у вас внезапного энтузиазма по поводу всех ваших нынешних одноклассников, но это должно дать вам ощущение, что есть несколько интересных людей, которых вы можете найти.

Постарайтесь заинтересоваться другими вещами

Некоторые люди не интересуются другими в смысле: «Если это не связано с моими очень специфическими, нишевыми увлечениями, то мне все равно». Нет ничего плохого в том, чтобы иметь глубокие, сфокусированные интересы, но они могут ограничить вас в социальном плане, если заставят вас отказаться от всего остального. Это может помочь попытаться заинтересоваться большим количеством областей. Таким образом, если кто-то обсуждает тему, выходящую за рамки вашего ограниченного времяпрепровождения, вы с большей вероятностью найдете в этом хоть какую-то ценность.

Реально всем не интересоваться. Никто не может. Вы также не можете изучить все подробно. Даже если вы попробуете немного поработать и немного узнать о разных темах, вы сможете больше зацепиться за разговоры с другими людьми. Например, вам может казаться, что вы никогда не увлечетесь садоводством, но если вы посмотрите серию документальных фильмов о природе обо всех странных видах растений в мире, это может вызвать у вас мало интереса к предмету, чтобы, когда сосед начал говорить Про их сад можно подумать: «Хорошо, растения вроде как аккуратные.Я вижу, как кому-то нравится их выращивать. Посмотрим, что они говорят «в отличие от» Тьфу …. какая разница? Все вокруг — отстой «.

Спросите себя, что ваша незаинтересованность в людях — это защитный механизм от вашего дискомфорта, связанного с общением

Когда мы чего-то хотим, но стремление к этому доставляет нам дискомфорт, мы иногда обманываем себя, полагая, что на самом деле нас это не волнует. Это не решает основную проблему, но не дает нам почувствовать себя неудачниками из-за того, что мы не можем достичь важной для нас цели.Если кто-то социально обеспокоен, неуверен в себе и боится быть отвергнутым, он может полагать, что ему неинтересны люди. Если они боятся начинать разговор, им может казаться, что люди настолько скучны, что они вообще не хотят выходить из дома и ни с кем разговаривать. Если они беспокоятся о том, что их отвергнут, как только люди узнают их поближе, они могут немного поболтать, но с энтузиазмом решат выйти за рамки этого. Непризнанные переживания — не единственная причина, по которой вы можете не интересоваться людьми, но постарайтесь честно спросить себя, являются ли они фактором.Если это так, то вы можете предпринять множество шагов, чтобы чувствовать себя увереннее в окружении других.

Спросите себя, чувствуете ли вы себя подавленным и несчастным, и влияют ли эти чувства на то, как вы видите других людей

Когда у вас постоянное плохое настроение, вы можете потерять интерес к вещам, которые вам раньше нравились. Хобби, которыми вы раньше развлекались, могут показаться скучными и разочаровывающими. Сериалы, за которыми вы раньше охотно смотрели, могут показаться предсказуемыми и избитыми. Другим людям может казаться, что все, что из них выходит, банально и скучно.

Если вы сможете улучшить свое настроение, вы, вероятно, начнете находить в людях больше симпатии. Есть десятки причин, по которым вы можете не чувствовать себя хорошо, и не в этой статье, чтобы рассказать, как их все исправить. Возможно, вас расстраивает внешний фактор, например школа или нескончаемый конфликт в семье. Уловка-22 вступает в игру, когда вы в депрессии из-за социальных проблем. Это еще одна ситуация, когда вам, возможно, придется заставить себя проводить время с людьми, которые изначально вас не интересуют.Например, если вы упали из-за того, что у вас нет друзей, вам, возможно, придется заставить себя встречаться и болтаться с людьми, которых вы эмоционально считаете скучными, но которые, как вы логически понимаете, подходят вам. Как только вы станете частью группы и почувствуете себя лучше в своей социальной ситуации, ваше настроение может улучшиться, и вы поймете, что ваши новые друзья более интересны, чем вы изначально думали.

Спросите себя, не испытываете ли вы энтузиазма при разговоре с людьми, потому что видите в них многих врагов или конкурентов

Были ли вы когда-нибудь в ситуации, которая заставляла вас вести вежливую светскую беседу с кем-то, кого вы терпеть не могли? Бьюсь об заклад, вас не очень заинтересовало то, что они сказали.Скорее всего, у вас были мысли вроде: «Зачем мне спрашивать, смотрели ли они в последнее время какие-нибудь хорошие фильмы? Меня не волнует, смотрели ли они. Мне они даже не нравятся».

Иногда кто-то оказывается в таком месте своей жизни, где он рассматривает большинство людей, с которыми он взаимодействует, как врагов или конкурентов и, естественно, не чувствует интереса к ним. Иногда с ними плохо справляются, и они действительно находятся в необычно недружелюбной среде (например, они вычурные, чувствительные дети в старшей школе, где все одержимы тем, насколько они круты).В таком случае, если они выберутся оттуда и начнут встречаться с некоторыми более хорошими типами, их интерес к людям может восстановиться. В других случаях их ощущение того, что все хотят их получить, является внутренним (например, они не уверены в своей работе и думают, что все их коллеги хотят саботировать их). Им необходимо определить и проработать проблемы, которые искажают их восприятие каждого.

Если вы моложе, ваше отсутствие интереса к людям может стать фазой, из которой вы скоро вырастете

Многие люди, которые не чувствуют интереса ко всем, относятся к более молодому возрасту, от подросткового до двадцатилетнего возраста.В этом возрасте несколько факторов могут объединиться, чтобы создать такое незаинтересованное чувство:

  • Вы можете застрять среди сверстников, с которыми вы не общаетесь (например, вы оказались в ловушке в маленьком городке, где все намного более консервативны и консервативны). амбициознее, чем вы).
  • Возможно, у вас не было социального или жизненного опыта, который показывает, насколько интересными могут быть люди (например, вы более одиноки по своей природе и большую часть своего детства и юношества провели в одиночестве).
  • У вас могут быть другие вещи, которые вас беспокоят (например,ж., поступление в институт, незнание, что вы делаете со своей жизнью, властные родители, издевательства).
  • Возможно, вы недостаточно взрослые, чтобы развить самосознание и эмоциональную зрелость, чтобы понять, когда вы обманываете себя в том, чего вы действительно хотите, — вы думаете, что вас не интересуют люди, хотя на самом деле это все социальное беспокойство. Пожилые люди тоже могут лгать себе, но это чаще случается, когда вы моложе.
  • Я не говорю, что все молодые люди эгоистичны, но когда вы моложе, вы можете быть более сосредоточенными на себе.У вас может быть больше отношения: «Если я не получаю от этого никакой пользы, тогда зачем это делать?»

Со временем многие из этих проблем могут разрешиться сами собой. Я полностью понимаю, что может показаться, что я пренебрежительно отношусь к вам и отмахиваюсь от ваших законных чувств: «Ах, это всего лишь стереотипное подростковое беспокойство», но иногда проблемы, которые кажутся действительно серьезными, когда вы моложе, естественным образом решаются сами собой через год или год. два.

О чем говорить в терапии: 11 советов, как получить максимальную отдачу от терапии прямо сейчас

«Спросите себя:« Какой смысл мы можем извлечь из этого? »Часто приводит к пониманию жизни, которую мы можем осуществить», говорит Хоуз.«Может быть, это:« Вау, мне действительно нравится видеть людей на регулярной основе », или« Я бы хотел больше навещать свою семью », или, может быть, просто« Я не осознавал, насколько важен для меня распорядок ». это ты сейчас горюешь? Чего ты хочешь? Это список, который вы можете взять с собой ».

Важно помнить, что значение не обязательно должно быть положительным. Какие бы выводы ни предлагала вам пандемия, погрузитесь в них в терапии.

9. Поймите, что вашему терапевту тоже нужно учиться.

Было бы полезно помнить о том, что вы не единственный, кто борется с новыми проблемами терапии. С точки зрения практики, терапевты тоже сталкиваются с неожиданными препятствиями, — говорит Фиалк. Например, они не могут полностью прочитать язык тела и другие невербальные сигналы, которые обычно помогают им вам помочь. Кроме того, они также справляются со всеми неудобствами, связанными с плохим подключением к Интернету, кричащими детьми в фоновом режиме или с чем угодно, с чем вы сталкиваетесь.

Хотя об этом стоит помнить из сострадания, это также может дать вам перспективу.«Вам придется проявить к нам терпение, пока мы будем ориентироваться в этой ситуации и изучать новый виртуальный ландшафт», — говорит Фиалк. «Мы люди. Дайте нам время привыкнуть к этому, и мы вместе с этим справимся ».

10. При необходимости сократите количество сеансов.

Если вы планируете сделать перерыв в терапии, не забывайте, что существует промежуточный вариант: сократить частоту сеансов. Может быть, когда все происходит, еженедельная терапия кажется скорее обузой, чем помощью, или, может быть, вы думаете, что у вас все хорошо, чтобы проверять себя только раз в месяц, пока вы сосредотачиваетесь на других приоритетах во время пандемии.Совершенно нормально.

«Терапия — это не все или ничего», — говорит Фенкель. «Я думаю, что часто люди думают, что перерывы являются постоянными, тогда как на самом деле перерывы в терапии могут быть сверхвременными. Если вы чувствуете, что сейчас мало получаете от терапии, и продолжаете показывать: «Какого черта я собираюсь говорить сегодня?», Нет никакой реальной проблемы с небольшим снижением. Вы можете легко вернуться обратно, когда вам нужно ».

11. Знайте, когда двигаться дальше.

Пандемия или нет пандемии, всегда есть время или место, чтобы отказаться от терапии, будь то в целом или от конкретного терапевта.Этот список признаков того, что терапевтические отношения пора прекратить, — хорошее место для начала, но важно помнить о наших нынешних обстоятельствах. Они, как говорится, беспрецедентны, поэтому те же правила могут не применяться. Например, перед пандемией отсутствие личностного роста может быть большим красным флагом, но прямо сейчас это может указывать на то, насколько застряли , останется до дальнейшего уведомления.

Практические причины, возможно, легче обнаружить, например, нехватка финансов или неспособность решить конкретные проблемы.«Если вы пришли на терапию, чтобы избавиться от страха перед полетом, возможно, нет смысла работать над этим прямо сейчас», — говорит Хоуз. А в прошлом это могло быть просто интуицией. «Если вам действительно кажется, что терапия добавляет стресса в вашу жизнь, если вы боитесь этого, если она не приносит вам никакого облегчения, пришло ваше время и ваши деньги. Вы можете делать то, что считаете лучшим ».

Важное предостережение заключается в том, что вы должны всегда сначала говорить об этом со своим терапевтом. Иногда даже такой разговор может иметь большое значение для решения проблемы и побудить вас выделиться.Может показаться неловким говорить: «Эй, я думаю о том, чтобы двигаться дальше», но терапевты к этому привыкли. На самом деле, хороший терапевт захочет для вас самого лучшего, даже если это означает, что вы прекратите совместную работу, чтобы вы могли найти себе лучшее.

Связанный:

Вы склонны к суициду? — HelpGuide.org

самоубийство

Если вы думаете о самоубийстве, ваша боль может показаться непреодолимой и постоянной. Но есть способы справиться с суицидальными мыслями и чувствами и преодолеть боль.

Если у вас возникают мысли о самоубийстве

Независимо от того, насколько сильно вы испытываете сейчас боль, вы не одиноки. У многих из нас в какой-то момент жизни возникали мысли о самоубийстве. Чувство суицида не является дефектом характера и не означает, что вы сумасшедший, или слабый, или ущербный. Это только означает, что у вас больше боли, чем вы можете справиться прямо сейчас. Но со временем и поддержкой вы сможете преодолеть свои проблемы, и боль и суицидальные настроения пройдут.

Некоторые из лучших, самых уважаемых, нужных и талантливых людей были там, где вы сейчас находитесь.Многие из нас думали о том, чтобы покончить с собой, когда мы чувствовали себя подавленными депрессией и лишенными всякой надежды. Но боль депрессии можно вылечить, и можно возродить надежду.

Независимо от вашей ситуации, есть люди, которые нуждаются в вас, есть места, где вы можете что-то изменить, и опыт, который может напомнить вам, что жизнь стоит того, чтобы жить. Чтобы встретить смерть и отступить от края пропасти, требуется настоящее мужество. Вы можете использовать это мужество, чтобы смотреть в лицо жизни, чтобы научиться справляться с депрессией и найти в себе силы продолжать идти вперед.Помните:

  1. Ваши эмоции не фиксированы — они постоянно меняются. То, что вы чувствуете сегодня, может отличаться от того, что вы чувствовали вчера или как вы будете чувствовать себя завтра или на следующей неделе.
  2. Ваше отсутствие вызовет горе и страдания в жизни друзей и близких.
  3. Есть много вещей, которые вы еще можете сделать в своей жизни.
  4. В жизни есть образы, звуки и переживания, которые способны доставить вам удовольствие и поднять настроение, и вы бы их пропустили.
  5. Ваша способность испытывать приятные эмоции равна вашей способности испытывать тревожные эмоции.

Почему я склонен к суициду?

Многие виды эмоциональной боли могут вызвать мысли о самоубийстве. Причины этой боли уникальны для каждого из нас, и способность справляться с болью различается от человека к человеку. Все мы разные. Однако есть несколько распространенных причин, по которым мы можем испытывать суицидальные мысли и чувства.

Почему самоубийство может показаться единственным выходом

Если вы не можете придумать других решений, кроме самоубийства, дело не в том, что других решений не существует, а в том, что вы в настоящее время их не видите.Сильная эмоциональная боль, которую вы испытываете прямо сейчас, может исказить ваше мышление, так что становится труднее увидеть возможные решения проблем или связаться с теми, кто может предложить поддержку.

Терапевты, консультанты, друзья или близкие могут помочь вам найти решения, которые в противном случае могут быть для вас не очевидны. Пожалуйста, дайте им возможность помочь.

Суицидальный кризис почти всегда временный

Хотя может показаться, что ваша боль и несчастье никогда не прекратятся, важно понимать, что кризисы обычно временны.Часто находят решения, меняются чувства, происходят неожиданные позитивные события. Помните: самоубийство — это постоянное решение временной проблемы. Дайте себе время, чтобы что-то изменилось и боль утихла.

Даже проблемы, которые кажутся безнадежными, имеют решения

Психические расстройства, такие как депрессия, шизофрения и биполярное расстройство, поддаются лечению с помощью изменений в образе жизни, терапии и лекарств. Большинство людей, которые обращаются за помощью, могут улучшить свое положение и выздороветь.

Даже если вы уже лечились от заболевания или уже предпринимали попытки решить свои проблемы, знайте, что часто бывает необходимо попробовать разные подходы, прежде чем найти правильное решение или комбинацию решений. Когда, например, прописаны лекарства, поиск правильной дозировки часто требует постоянного процесса корректировки. Не сдавайтесь, пока не найдете решение, которое работает для вас. Практически все проблемы можно вылечить или решить.

Если в этот момент вы чувствуете себя склонным к суициду, выполните следующие пять шагов:

Шаг №1: Пообещайте ничего не делать прямо сейчас

Даже если вы сейчас испытываете сильную боль, оставайтесь на некотором расстоянии между мыслями и действиями.Пообещайте себе: «Я подожду 24 часа и не сделаю за это время ничего радикального». Или подожди неделю.

Мысли и действия — две разные вещи. Ваши суицидальные мысли не обязательно должны становиться реальностью. Нет крайнего срока, никто не заставляет вас действовать в соответствии с этими мыслями немедленно. Ждать. Подождите и постарайтесь дистанцироваться между своими суицидальными мыслями и суицидальными действиями.

Шаг № 2: Избегайте наркотиков и алкоголя

Суицидальные мысли могут стать еще сильнее, если вы приняли наркотики или алкоголь.Важно не употреблять безрецептурные препараты или алкоголь, когда вы чувствуете себя безнадежно или думаете о самоубийстве.

Шаг № 3: Сделайте свой дом безопасным

Удалите вещи, которыми вы можете причинить себе вред, например пилюли, ножи, бритвы или огнестрельное оружие. Если вы не можете этого сделать, отправляйтесь в такое место, где вы можете чувствовать себя в безопасности. Если вы думаете о передозировке, отдайте свои лекарства тому, кто может вернуть их вам в один прекрасный день, когда они вам понадобятся.

Шаг №4: Не держите эти суицидальные чувства при себе

Многие из нас обнаружили, что первый шаг к тому, чтобы справиться с суицидальными мыслями и чувствами, — это поделиться ими с кем-то, кому мы доверяем.Это может быть член семьи, друг, терапевт, член духовенства, учитель, семейный врач, тренер или опытный консультант, находящийся в конце телефонной линии помощи.

Найдите человека, которому вы доверяете, и расскажите ему, как все плохо. Не позволяйте страху, стыду или смущению помешать вам обратиться за помощью. А если первый человек, к которому вы обратились, кажется, не понимает, попробуйте кого-нибудь другого. Просто поговорив о том, как вы дошли до этого момента в своей жизни, вы сможете снять большое давление, которое накапливается, и помочь вам найти способ справиться с этим.

Шаг № 5: Надейтесь — люди ДЕЙСТВИТЕЛЬНО проходят через это

Даже людям, которые чувствуют себя так же плохо, как вы, теперь удается пережить эти чувства. Надейся на это. Есть очень хороший шанс, что вы переживете эти чувства, независимо от того, сколько ненависти к себе, безнадежности или изоляции вы сейчас испытываете. Просто дайте себе необходимое время и не пытайтесь действовать в одиночку.

Обращение за помощью

Даже если сейчас это не так, , есть много людей, которые хотят поддержать вас в это трудное время. Обратитесь к кому-нибудь. Сделай это сейчас. Если вы обещали себе 24 часа или неделю на шаге № 1 выше, используйте это время, чтобы рассказать кому-нибудь, что с вами происходит. Поговорите с кем-то, кто не будет спорить о том, что вы чувствуете, осуждать вас или говорить вам, чтобы вы просто «бросили это». Найдите того, кто будет просто слушать и быть рядом с вами.

Неважно, кто это, если это кто-то, кому вы доверяете и который, вероятно, выслушает с сочувствием и принятием.

Как поговорить с кем-нибудь о своих суицидальных мыслях

Даже когда вы решили, кому вы можете доверять поговорить, признаться в своих суицидальных мыслях другому человеку может быть сложно.

  • Скажите человеку именно то, что вы говорите себе. Если у вас есть план самоубийства, объясните им его.
  • Такие фразы, как «Я больше не могу этого выносить» или «Я закончил», расплывчаты и не показывают, насколько серьезно все обстоит на самом деле. Скажите человеку, которому вы доверяете, что думаете о самоубийстве.
  • Если вам сложно об этом говорить, попробуйте записать это и передать записку тому, кому вы доверяете. Или отправьте им электронное письмо или текстовое сообщение и посидите с ними, пока они его читают.

Что делать, если вас не понимают?

Если первый человек, к которому вы обратились, кажется, не понимает, сообщите об этом кому-нибудь другому или позвоните на горячую линию при самоубийстве. Не позволяйте неприятному опыту помешать вам найти того, кто может помочь.

Как справиться с суицидальными мыслями

Помните, что, хотя может казаться, что эти суицидальные мысли и чувства никогда не прекратятся, это никогда не является постоянным состоянием. Тебе снова станет лучше. А пока есть несколько способов помочь справиться с суицидальными мыслями и чувствами.

Если у вас есть суицидальные мысли и чувства
Чем заняться:
Говорите с кем-нибудь каждый день, желательно лицом к лицу. Даже если вы можете захотеть отстраниться, попросите верных друзей и знакомых провести с вами время. Или продолжайте звонить на телефон доверия и рассказывать о своих чувствах.
Составьте план безопасности. Разработайте набор шагов, которым вы можете следовать во время суицидального кризиса.В нем должны быть указаны контактные телефоны вашего врача или терапевта, а также друзей и членов семьи, которые помогут в экстренных случаях.
Составьте письменный график для себя каждый день и придерживайтесь его, несмотря ни на что. По возможности придерживайтесь обычного распорядка, даже когда кажется, что ваши чувства вышли из-под контроля.
Выходите на солнце или на природу не менее 30 минут в день.
Выполняйте упражнение настолько энергично, насколько это безопасно для вас.Чтобы получить максимальную пользу, старайтесь заниматься физическими упражнениями по 30 минут в день. Но можно начать с малого. Три 10-минутных всплеска активности могут положительно повлиять на настроение.
Находите время для вещей, которые приносят вам радость. Даже если в данный момент вам доставляет удовольствие очень немногое, заставляйте себя делать то, что раньше доставляло вам удовольствие.
Помните свои личные цели. Возможно, вы всегда хотели поехать в определенное место, прочитать определенную книгу, завести домашнего питомца, переехать в другое место, освоить новое хобби, стать волонтером, вернуться в школу или создать семью.Запишите свои личные цели.
Чего следует избегать:
Быть в одиночестве. Одиночество может усугубить суицидальные мысли. Посетите друга или члена семьи или возьмите телефон и позвоните в службу экстренной помощи.
Алкоголь и наркотики. Наркотики и алкоголь могут усилить депрессию, помешать вам решать проблемы и могут заставить вас действовать импульсивно.
Делать то, от чего вам становится хуже. Прослушивание грустной музыки, просмотр фотографий, чтение старых писем или посещение могилы любимого человека — все это может усилить негативные чувства.
Думая о самоубийстве и других негативных мыслях. Старайтесь не беспокоиться о суицидальных мыслях, так как это может сделать их еще сильнее. Не думайте и не переосмысливайте негативные мысли. Найдите отвлечение. Перерыв от суицидальных мыслей может помочь, даже если это ненадолго.

Восстановление после суицидальных мыслей

Даже если ваши суицидальные мысли и чувства утихли, обратитесь за помощью к себе.Переживание такой эмоциональной боли само по себе травмирует. Поиск группы поддержки или психотерапевта может быть очень полезным для снижения шансов того, что вы снова почувствуете суицидальный настрой в будущем.

Вы можете получить помощь и направления от своего врача или по телефонным линиям, указанным ниже.

5 шагов к выздоровлению

  1. Определите триггеры или ситуации , которые вызывают чувство отчаяния или порождают суицидальные мысли, например годовщину потери, алкоголь или стресс из-за отношений.Найдите способы избегать этих мест, людей или ситуаций.
  2. Береги себя. Правильно питайтесь, не пропускайте приемы пищи и высыпайтесь. Упражнения также имеют ключевое значение: они высвобождают эндорфины, снимают стресс и способствуют эмоциональному благополучию.
  3. Создайте свою сеть поддержки. Окружите себя положительным влиянием и людьми, которые заставляют вас чувствовать себя хорошо. Чем больше вы вкладываете в других людей и свое сообщество, тем больше вам придется потерять, что поможет вам оставаться позитивным и на пути к выздоровлению.
  4. Развивать новые виды деятельности и интересы. Найдите новое хобби, волонтерскую деятельность или работу, которая придаст вам смысл и цель. Когда вы делаете то, что приносит вам удовлетворение, вы чувствуете себя лучше, и чувство отчаяния с меньшей вероятностью вернется.
  5. Научитесь справляться со стрессом здоровым образом. Найдите здоровые способы контролировать уровень стресса, включая упражнения, медитацию, использование сенсорных стратегий для расслабления, выполнение простых дыхательных упражнений и вызов саморазрушающих мыслей.

Авторы: Джеллин Джаффе, доктор философии, Лоуренс Робинсон и Жанна Сигал, доктор философии.

Расскажите о своих чувствах

Разговор с кем-то помогает вам взглянуть на вещи по-другому и найти решения. Выпейте чашку чая с близким человеком или позвоните ему. Дайте им понять, что с вами не все в порядке.

Разговор может помочь уменьшить беспокойство и убедить вас в том, что есть лучший или другой путь вперед.

Вам не нужно казаться сильным или пытаться самостоятельно преодолевать трудности.

Обратиться за помощью

Иногда вы можете ожидать, что близкие узнают, что вы плохо себя чувствуете. Вам может казаться, что они должны заметить, через что вы проходите. Но они, возможно, не заметили, или они могли ждать, пока вы спросите, не желая вмешиваться.

Если вы рассказываете им о своих чувствах, люди часто готовы помочь нуждающемуся другу. Ваши друзья или родственники будут рады, что вы спросили. Часто они будут чувствовать себя привилегированными, если вы их задали в первую очередь.

Связанные темы

Находите время для семьи и друзей

Как начать работу

Говорить о своих чувствах — признак личной силы. Это показывает, что вы можете контролировать свою жизнь. Но бывает сложно понять, как начать разговор о своих чувствах или переживаниях.

Найдите подходящий момент для разговора, так как вы хотите, чтобы у вас было время поговорить и вас не отвлекали.

Возможно, вам будет легче начать разговор, когда вы занимаетесь чем-то другим.Например, гулять или вместе мыть посуду.

Что сказать

Можно начать с того, что вы пережили трудное время. Опишите, что вы думали и чувствовали.

Нервничать — это нормально. Вам может быть трудно рассказывать другим о своих чувствах и переживаниях.

Вы можете беспокоиться о реакции людей. Но когда вы дадите кому-то понять, что вам нужна его помощь, он часто хорошо отреагирует.

Не сдавайтесь

Если вы пытались поговорить с кем-то, но у вас ничего не улучшилось, не сдавайтесь.

Связанные темы

Варианты поддержки

Рассказывать о своих чувствах

Запишите

Вы также можете записать, что вы чувствуете. Это может помочь вам прояснить слова. Запись своих тревог может иметь двоякий эффект:

  • Сам процесс записи может быть терапевтическим облегчением
  • Видение ваших мыслей и чувств на бумаге позволяет вам противостоять им и находить способы справиться с ними

Часто когда записано, также легче взглянуть на свои чувства с некоторой точки зрения.

С кем поговорить

Доверяйте тому, кому вы доверяете, например партнеру, члену семьи, другу или соседу. Люди будут слушать и поддерживать вас, если вы дадите им понять, что вы чувствуете.

Это также может помочь близким вам людям. Если вы откроете свои чувства, они могут сделать то же самое. Может помочь даже пребывание в компании других людей.

Если вам слишком сложно разговаривать с любимым человеком, поговорите с терапевтом или психологом.

Если вам нужно поговорить с кем-то прямо сейчас, бесплатно позвоните Samaritans по номеру 116 123 или напишите по электронной почте jo @ samaritans.т.е. Самаритяне доступны 24 часа в сутки.

страница последний раз проверена: 23.09.2018
срок следующей проверки: 23.09.2021

Что делать, если кому-то не нужна помощь | Поддержка других

Вы можете чувствовать себя немного растерянным, когда кто-то из ваших близких нуждается в помощи, но не хочет ее принимать. Узнайте, почему близкие вам люди не всегда обращаются за помощью, когда они в ней нуждаются. И получите несколько советов о том, как их поддержать, в том числе о том, что делать, когда все становится по-настоящему серьезным.

Почему людям не нужна помощь

Если что-то действительно доходит до близкого вам человека, важно понимать, что принять решение обратиться за помощью может быть для него непросто. Осознание того, что они переживают тяжелый период, может быть пугающим и трудным, поэтому понятно, что им может потребоваться некоторое время, прежде чем они решат обратиться за помощью.

Как быть рядом с тем, кто не готов обращаться за помощью

Если ваши предложения совета и поддержки отвергаются, вы можете почувствовать, что бессильны что-либо сделать.Но ты все еще можешь быть рядом со своим другом; возможно, вам просто нужно по-другому подойти к их поддержке.

Быть доступным

Продолжайте поддерживать. Слушайте друга, когда ему нужно поговорить.

Предложить помощь

Делайте предложения, если и когда ваш друг обратится к вам и попросит совета.

Будьте в курсе

Изучите, какая помощь доступна в вашем районе, что может быть полезно для вашего друга.Таким образом, если они решат, что готовы обратиться за помощью, вы сможете указать им, к кому обратиться.

Поговорите с кем-нибудь сами

Вам тоже нужно заботиться о себе. Если друг не позволит вам помочь, это может сильно расстроить и заставить вас почувствовать себя беспомощным. Поговорите о своих чувствах с тем, кому доверяете.

Установить границы

Вы не сможете быть рядом с кем-то в любое время и каждый день.Установите ограничения на то, что вы хотите и не хотите делать, и придерживайтесь их! (Например, подумайте, удобно ли вам сопровождать их на встречи.)

Не навязывайте проблему и не давите на них

Если вы попытаетесь оказать давление или заставить друга обратиться за помощью, она может исходить из хорошего места, но на самом деле это может иметь противоположный эффект от того, что вы намеревались сделать, и может вообще заставить вашего друга отказаться от помощи.

Не избегай их

Если вы будете избегать друга, он, скорее всего, почувствует себя изолированным.Это также может означать, что если и когда они будут готовы обратиться за помощью, им может быть некомфортно обращаться к вам за поддержкой.

Если все действительно серьезно

Хотя в большинстве случаев рекомендуется дать другу время прийти в голову и прийти к мысли о том, чтобы обратиться за помощью, но если вы думаете, что кто-то находится в опасности или подвергается риску в результате происходящего, важно, чтобы вы обратились за помощью. немедленно.

Надежных стратегий для разговора детей

Как заставить детей открываться и разговаривать с вами? Большинство детей в дошкольном учреждении разговаривают без перерыва.В начальной школе многие из них начинают замолчать со своими родителями. Но есть стратегии, чтобы ваши дети разговаривали с вами, и чем больше они к этому привыкают, тем естественнее. это станет.

1. Обратите внимание на начало разговора

Обратите внимание на небольшие разговоры, которые предлагают ваши дети, и бросьте все, чтобы ответить, по крайней мере, когда им исполнилось восемь или около того. Это может быть мучительно оторваться от того, что вы делаете, чтобы сосредоточиться на вопросе ребенка, но то, как вы ответите на его увертюру, имеет решающее значение для построения близости.Для него это показатель того, может ли он рассчитывать на то, что вы заговорите, когда вы ему понадобитесь. И гораздо важнее любого разговора, который вы пытаетесь инициировать, например, когда вы пытаетесь заставить его рассказать вам, что произошло сегодня в школе.

Родители, у которых есть близкие отношения со своими подростками, часто объясняют свою близость своей готовностью быть доступными, если их подросток сигнализирует желание поговорить — даже если сейчас час ночи, и ее парень только что расстался с ней.Это может быть сложно, если вы также выполняете сложную работу. и другие обязанности, конечно. Но подростки, которые считают, что для их родителей важнее другое, часто ищут в другом месте, когда они эмоционально нуждающийся. И это наша потеря, такая же, как и их.

2. Задавайте беспристрастные вопросы, требующие реальных ответов.

«Что было самым лучшим в школе сегодня?», «Дети в школе когда-нибудь говорили о парнях и подругах?», «С кем ты сидел сегодня за обедом?» или «Как прошел футбольный матч на перемене?» доставит вас намного дальше, чем «Как прошла школа сегодня?»

Вопросы, начинающиеся с «Почему», часто заставляют детей защищаться; «Почему ты надел это?» не будет работать так же хорошо, как «Как вы думаете, что больше всего дети будут одеты на экскурсию? »

3.Не торопитесь с решениями и советами.

Вашему ребенку нужна возможность высказаться, и он не может слышать совета, пока не сделает этого. Затем ему нужен шанс найти свои собственные решения, а именно как он развивает уверенность и компетентность. Если вы начнете предлагать решения, вы заставите его почувствовать себя некомпетентным. Мне это так тяжело — я всегда хочу скажи моим детям, что делать. В конце концов, я профессиональный советчик! Но когда мы можем отражать чувства, а затем помогать им в поиске решений, дети находят нас более полезными в общении — и они с большей вероятностью будут искать нас, когда у них возникнут проблемы.

4. Убедитесь, что вы общаетесь с каждым из своих детей каждый божий день

Убедитесь, что вы общаетесь с каждым из своих детей каждый божий день, в одиночку, даже если только на короткое время. Быть под рукой, когда они приходят домой, — это верный способ услышать основные моменты дня, но каждый раз, когда вы входите в их пространство и синхронизируетесь с их уровнем энергии, работает.

Когда они совсем маленькие, мы называем это времяпровождением на полу; с девятилетними вы можете прижаться на диване, пока болтаете о чем-нибудь из их дня в в школу до предстоящих выходных на телешоу, которое вы только что смотрели вместе.С подростками вы можете разработать небольшой ритуал, например, разделить чашку чая. каждую ночь перед сном, пока вы двое наверстаете упущенное.

Не ждите, что ваш сын или дочь будут приглашать к себе близких или добровольно выражать уязвимые эмоции при каждом взаимодействии или когда вы этого ожидаете. Но если вы установите достаточно регулярных возможностей быть вместе, это произойдет.

5. Включите «особое время» с каждым ребенком в свой распорядок дня.

Может быть, папа и дочь ходят на поздний завтрак раз в месяц или раз в неделю вместе играют в баскетбол.Может быть, мама и сын узнают о его жизни во время Приводы в команду по плаванию. Дети часто ждут этого обычного времени со своими родителями, чтобы рассказать о чем-то, что их беспокоит.

6. Если вы не получаете желаемого ответа на свои предложения по отношению к детям, сделайте шаг назад и посмотрите, как вы начинаете.

Вы приглашаете положительный ответ? У детей много забот — от теста по истории до пробных игр по футболу и новейшей компьютерной игры. Не говоря уже о том, что к подростковому возрасту они уже завалены гормонами и проверяют себя в каждом проходящем мимо зеркале.Родители могут быть ужасно низкими в их списке, но на самом деле это хороший знак. Они могут принять нас как должное, потому что знают, что мы готовы помочь им!

Так что найдите способы дать им в лицо дружелюбный и безобидный образ. Требовать и ожидать связи — это нормально — у вас есть право на отношения с вашим ребенком. Но у вас больше шансов найти нужный ответ, если вы поможете своему ребенку вспомнить, почему вы ему нравитесь! «Я надеялся, что однажды в эти выходные мы сможем пойти куда-нибудь на бранч, чтобы провести особое время для мамы и Алисы» будет работать намного лучше, чем «В эти дни ты мне ничего не говоришь!»

7.Если вы делаете увертюру и вас встречают чем-то обидным — пренебрежением, сарказмом или тупостью, — постарайтесь не отвечать гневом.

Вместо этого покажите свою уязвимость и боль. Скажите «Ой!» и отвернуться (прежде, чем вы поддадитесь искушению наброситься). Ваш сын или дочь будут почти наверняка почувствуете себя плохо из-за того, что причинили вам боль, тем более, что вы не пробудили их гнев, нападая в ответ. Напомните себе, что незначительное было, вероятно, непреднамеренным, и ваша приоритетность — быть ближе к ребенку.

Позже, когда вы не расстроены, легкими прикосновениями скажите ребенку, как сильно вы хотели общаться и как вам было больно. Ваш ребенок, вероятно, будет извинитесь и узнайте что-нибудь о вежливых отношениях. Если нет, то это признак того, что вашим отношениям нужен ремонт, а сердце к сердцу в порядке. Подтвердите, насколько вы любите своего ребенка и хотите быть рядом, а также свою приверженность дому, где все относятся к нему. друг друга с уважением.Затем спросите, что, по его мнению, мешает любовным отношениям между вами.

8. Оставайтесь на связи.

Большинство детей не составляют повестку дня и не поднимают вопросы на запланированной встрече. И ничто не заставляет их замолчать быстрее, чем заставлять их говорить. Дети говорите, когда что-то не так с ними, особенно если вы хорошо умеете слушать, но не слишком привязаны к их открытию вам решать. Если вы будете вести себя так, будто информация, которой они обладают, — это драгоценный камень, который вам нужен, они часто не смогут противостоять этой силе и станут даже более скупердяй в обмене!

Маленькие дети обычно разговаривают без колебаний.Некоторые проверенные временем стратегии включают в себя задавать вопросы, находясь в машине, или пока они занимаются искусством или строительством. вещи. Если вы поднимете карандаш или блок, это создаст больше связи и повысит вероятность того, что они поделятся своими мыслями.

Будет ли разговаривать с детьми постарше, зависит от ваших общих отношений. Если это близко, им не нужно будет беспокоиться о том, доверять вам деликатную информацию, и им не нужно будет использовать редкий шанс для власти в отношениях, скрывая информацию.Так что если ваш ребенок не открывается, вы можете потратить некоторое время на остальной части этого веб-сайта, чтобы найти идеи для укрепления этих отношений. Но помните что подростки дорожат своим правом на неприкосновенность частной жизни и сопротивляются навязчивым действиям.

Никогда не тратьте зря поездку на машине или простую задачу, например, складывание белья. Просто нахождение в одной комнате может создать возможность для взаимодействия. Если вы готовите ужин, а она, например, делает маникюр или делает домашнее задание, часто есть возможность.Конечно, если один из вас сгорбился через компьютер взаимодействие, вероятно, будет более ограниченным. Найдите способы быть рядом, где вы оба потенциально доступны, без это похоже на требование.

Заявление о вашей доступности полезно даже для подростков.

«Я буду на кухне готовить ужин, если вы хотите, чтобы я» или «Мне нужно бежать в продуктовый магазин, но не стесняйтесь звонить на мой мобильный телефон, если я вам понадоблюсь.«

Но самая важная часть того, чтобы оставаться на связи, — это душевное состояние. Ваш ребенок почувствует вашу эмоциональную доступность.

9. Используйте косвенную связь.

Дети часто открывают больше в машине, на прогулке или в темноте — всегда, когда зрительный контакт ограничен. Помните, что сейчас прекрасное время, чтобы получить дети говорят. Еще одна возможность для непрямого общения — это когда их друзья находятся в пути или в вашей машине.Просто держи рот на замке и Слушать. Ваш ребенок, конечно, знает, что вы там, но часто охотнее говорит, чем если бы вы говорили прямо.

10. СЛУШАЙТЕ.

Это, конечно, самая важная часть того, чтобы помочь детям раскрыться. Не говори, слушай. Отражайте то, что они говорят, чтобы они знали вы понимаете, а затем замолчи, чтобы они могли поговорить больше. Если они не продолжают говорить, вы можете задать другой вопрос, но сохраняйте дружелюбный тон, не вопросительный.

Рекомендуемые ресурсы:

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.