Когда мы жить будем хорошо: Когда мы будем жить хорошо.   – Когда мы будем жить хорошо.  

Когда мы будем жить хорошо.  

Вот не люблю я фразу «все будет хорошо». Во-первых, потому что никогда не видела и не слышала о людях или периоде времени, когда все было хорошо (и сейчас еще не самое смутное время, поверьте). Во-вторых, даже если решится одна проблема, следом накатит новая. Так устроена жизнь, увы.
«Все хорошо» никогда и нигде не было, нет и никогда не будет.
Но это полбеды.
Наши далекие предки в свое время чаще всего воевали по какому-нибудь поводу. Новые территории, наземные и прочие ресурсы, терки промежду монархами, голод… В общем, всегда был какой-то весомый и понятный повод начать махалово. И каждая сторона в принципе понимала, за что и почему воюем. И что получим, если победим. Даже если сами по себе воины и не особо разделяли эти претензии. Работа такая, что делать.
Так или иначе, повод был.
А если у войны или конфликта есть повод и причина (претензия), то дело и правда можно решить мирно (опять же утопически и в теории, ибо этим редко заканчивалось даже в те годы). Грубо говоря, преследуя утопический идеал из глупых голов, сесть за стол переговоров, изложить претензии, найти решение, удовлетворяющее каждую сторону, и разойтись.
Всё, монархи всё решили, все стало хорошо (ага, и тут же началась эпидемия чумы, бгггг).Но этот сценарий работает только в том случае, если у конфликта есть веская и понятная причина (- Мы хотим вон то болото. — Вон то болото? Забирайте, там все равно ничо не растет полезного, а мы вас боимся.)

К огромному моему сожалению, нынешние войны (уже многие века, по сути) ведутся по причинам такого рода, что «простым мирным жителям» их объяснить просто нереально.

Кто-то впал в идейный фанатизм и начал мочить всех подряд.
Кто-то сбрендил и стал воплощать всё, что назрело в голове.
Кто-то отмывает деньги или делит ресурсы, о которых обыватели понятия не имеют.

Ни одна из этих претензий не может быть решена за столом переговоров. Как решить претензию на почве убеждений? Болото вражеской стороне уже не нужно, а переходить в их веру\убеждения душа не лежит.
Только воевать с идиотами. Но, опять же, воевать-то пойдут мирные жители и армия.
А повод слишком зыбок, чтобы за него отдать жизнь. Ну будет тут не такая партия, а другая. Или не такой бог, а эдакий. И чё? (с)
А в 20-21 веках еще смешнее…
Ну кто пойдет воевать за то, чтобы малоизвестный олигарх Н переделил власть в свою пользу в стычке с магнатом К? Таких идиотов нет.

Но Н не может просто собрать военную кампанию под девизом «Я хочу больше бабла». Поэтому он ее собирает под видом защиты полосатых лемуров в восточной Сибири. Звучит глупо, но если вас призвали в военкомат и требуют идти защищать лемуров, которых там явно нет… в общем, можете им рассказать, что глупо, а что нет.
Наверное, им будет интересно.
И если древний воин примерно поминал, что идет на вероятную смерть потому, что если он этого не сделает, то враг захватит его страну или поубивает всех, или есть будет нечего, то у нынешних поводы просто смешны.

Это я к чему всё веду… К тому, что формула «простые люди хотят просто жить в мире» вообще не работает в современном обществе. Кушать и так есть, земля уже не так критично нужна, эпидемии — редкость, а убежденных фанатиков худо-бедно запинали в юридические рамки.
Простые Люди опоздали примерно на пару тысячелетий, когда решение проблемы еще плавало на поверхности (и то не всегда) и кому-то вообще было какое-то дело до того, как и где они там живут. И даже послов, нарушая все мыслимые древние договоренности, уже стали убивать.
Поэтому призрачный «мирный стол переговоров» уже можно даже и не вспоминать. Ибо повод, за который сейчас воюют, к мирной и сытой жизни не имеет ни малейшего отношения.

Когда мы будем жить хорошо.  

Вот не люблю я фразу «все будет хорошо». Во-первых, потому что никогда не видела и не слышала о людях или периоде времени, когда все было хорошо (и сейчас еще не самое смутное время, поверьте). Во-вторых, даже если решится одна проблема, следом накатит новая. Так устроена жизнь, увы.
«Все хорошо» никогда и нигде не было, нет и никогда не будет.
Но это полбеды.
Наши далекие предки в свое время чаще всего воевали по какому-нибудь поводу. Новые территории, наземные и прочие ресурсы, терки промежду монархами, голод… В общем, всегда был какой-то весомый и понятный повод начать махалово. И каждая сторона в принципе понимала, за что и почему воюем. И что получим, если победим. Даже если сами по себе воины и не особо разделяли эти претензии. Работа такая, что делать.
Так или иначе, повод был.
А если у войны или конфликта есть повод и причина (претензия), то дело и правда можно решить мирно (опять же утопически и в теории, ибо этим редко заканчивалось даже в те годы). Грубо говоря, преследуя утопический идеал из глупых голов, сесть за стол переговоров, изложить претензии, найти решение, удовлетворяющее каждую сторону, и разойтись.
Всё, монархи всё решили, все стало хорошо (ага, и тут же началась эпидемия чумы, бгггг).Но этот сценарий работает только в том случае, если у конфликта есть веская и понятная причина (- Мы хотим вон то болото. — Вон то болото? Забирайте, там все равно ничо не растет полезного, а мы вас боимся.)

К огромному моему сожалению, нынешние войны (уже многие века, по сути) ведутся по причинам такого рода, что «простым мирным жителям» их объяснить просто нереально.

Кто-то впал в идейный фанатизм и начал мочить всех подряд.
Кто-то сбрендил и стал воплощать всё, что назрело в голове.
Кто-то отмывает деньги или делит ресурсы, о которых обыватели понятия не имеют.

Ни одна из этих претензий не может быть решена за столом переговоров. Как решить претензию на почве убеждений? Болото вражеской стороне уже не нужно, а переходить в их веру\убеждения душа не лежит.
Только воевать с идиотами. Но, опять же, воевать-то пойдут мирные жители и армия.
А повод слишком зыбок, чтобы за него отдать жизнь. Ну будет тут не такая партия, а другая. Или не такой бог, а эдакий. И чё? (с)

А в 20-21 веках еще смешнее…
Ну кто пойдет воевать за то, чтобы малоизвестный олигарх Н переделил власть в свою пользу в стычке с магнатом К? Таких идиотов нет.
Но Н не может просто собрать военную кампанию под девизом «Я хочу больше бабла». Поэтому он ее собирает под видом защиты полосатых лемуров в восточной Сибири. Звучит глупо, но если вас призвали в военкомат и требуют идти защищать лемуров, которых там явно нет… в общем, можете им рассказать, что глупо, а что нет.
Наверное, им будет интересно.
И если древний воин примерно поминал, что идет на вероятную смерть потому, что если он этого не сделает, то враг захватит его страну или поубивает всех, или есть будет нечего, то у нынешних поводы просто смешны.

Это я к чему всё веду… К тому, что формула «простые люди хотят просто жить в мире» вообще не работает в современном обществе. Кушать и так есть, земля уже не так критично нужна, эпидемии — редкость, а убежденных фанатиков худо-бедно запинали в юридические рамки.
Простые Люди опоздали примерно на пару тысячелетий, когда решение проблемы еще плавало на поверхности (и то не всегда) и кому-то вообще было какое-то дело до того, как и где они там живут. И даже послов, нарушая все мыслимые древние договоренности, уже стали убивать.

Поэтому призрачный «мирный стол переговоров» уже можно даже и не вспоминать. Ибо повод, за который сейчас воюют, к мирной и сытой жизни не имеет ни малейшего отношения.

Россия, готовься жить очень хорошо!


«Ты понял, че сказал президент?» Это был самый распространенный вопрос 1-2 января этого года. Возможно, у кого как, но вот в моем окружении было именно так. Никто не понял ничего. Каюсь, я тоже не принадлежу к когорте тех, кто на бронепоезде.

Причем то, что у нас с пониманием порядок, подтвердили многочисленные «переводчики» на «Ютубе», наперегонки бросившиеся растолковывать, что стояло за каждой буквой новогоднего поздравления.

Знаете, это как в далеких 80-х «переводили» тексты БГ и Петра Мамонова. Вспомнил, потому что тоже не смог в них разобраться, хоть и пытался.

Но суть не в том, что 31 декабря мы ничего не поняли, новогоднее поздравление как бы просто фон, там вообще президент мог «чижика-пыжика» прочитать, всем все зашло бы. Ибо традиция: перед наступлением очередного года президент что-то говорит своему народу.

Но вот 15 января нас ждет более (возможно) эпохальное событие, а именно послание Федеральному собранию. Откровенно удивился, что в этом году так рано, потом, когда началось бурное зазывание на посмотреть с горой намеков, понял, что будет нечто «архиважное».

Реально был удивлен откровенно агрессивной рекламе. Такое количество намеков, предсказаний, гаданий… Неужели действительно будет что-то этакое?

Как я понял из намеков, речь идет о том, что Владимир Владимирович якобы нам что-то такое скажет… О бедности.

Вообще, о бедности Путин говорит каждый раз в последнее время. Раньше, много-много раньше, в самом начале, президент говорил о повышении доходов россиян, и мне, как многим другим, это нравилось намного больше.

Двадцать лет спустя тема сама как-то так потихоньку изменилась.

Получается, мы боролись-боролись за повышение доходов, и теперь боремся с бедностью. Либо надо уточнять, У КОГО должны были вырасти доходы. Если у Ротенбергов, Грефов и Тимченко – тогда все более-менее понятно, если у меня – то почему не выросли?

Так, наверное, каждый может сказать.

Напрягает другой нюанс. Если мы 20 лет боролись за высокие доходы, а теперь будем бороться с бедностью, то такими темпами еще через 10 лет что получим? Нищету? И в 2030-м будем слушать о том, как наше невероятно заботливое правительство будет бороться с нищетой?

Возможно. Вот не хотелось бы стать пророком, но… Но не очень все получается у нашего правительства. Причем куда не посмотри. Список куда не надо смотреть, дабы себя не расстраивать, настолько велик, что намного проще отыскать уголки, где пока еще все более-менее идет.

Но я сейчас не о правительстве, я о послании. Интриги, намеки, анонсы… Да, именно анонсируют. Чуть ли не подарок, который нам приготовил президент. Вроде бы (это снова из излагаемых догадок в СМИ) речь пойдет о внезапном росте пенсий и доходов.

Снова без так необходимых уточнений – чьих.

Просто если это очередное пустое обещание типа контроля над ростом цен ЖКХ, топлива и прочих вещей, то оно так и останется пустым обещанием. И здесь даже дело не в том, что у нас президент весьма своеобразно держит свое слово, данное народу, а в том, что исполнять все обещания будут те, кто по факту довел страну до бедности.


А теперь с этой бедностью будет бороться. Вплоть до следующих рубежей. То ли светлейшего будущего, то ли до полной нищеты.

Опять же, светлое будущее вполне может быть у борцов, а у остальных как раз и нищета. Все очень просто и логично.

Конечно, обещание хорошей жизни в будущем – это позитивно. Такая информация действительно ничего в себе отрицательного не несет. Обещать народу, что он будет жить хорошо, – это как раз одна из обязанностей и президента, и правительства.

Вот только за обещаниями должны следовать дела, а вот с этим у нас как раз не то чтобы так себе. Никак у нас с выполнением обещаний, если серьезно.

Между тем в магазинах и на рынках обещания почему-то не принимают. Даже путинские. Предпочитают деньги, как бумажные, так и электронные.

А вот то, что обещания не претворяются в жизнь, – так вот именно над этим и надо крепко задуматься Владимиру Владимировичу. Сколько раз мы наблюдали на экране ТВ, как президент, обращаясь к премьер-министру, к министрам, говорит о том, что «надо обратить внимание» на ту или иную проблему?

И стоит потом посмотреть на то, как действуют министры. Нет, никто не говорит о том, что они не обращают внимания. Возможно, каждый раз они обращают самое пристальное внимание на проблему.

Перевожу: «обратить внимание» — значит ознакомиться с проблемой. Но нигде не говорится о том, что ее надо решать. Никто и не решает.

Но вот беда: если не выполнять обещания и не решать проблемы, народ просто перестает верить каким бы то ни было обещаниям, а дававшие обещания стремительно теряют авторитет у вышеупомянутого народа.

Согласитесь, обещания можно выполнять, можно не выполнять. Со всеми последующими эффектами, от обожания до презрения. Третьего вроде бы не дано, но… По мнению многих трезвомыслящих людей, наша власть изобрела весьма изощренный третий путь.

Это когда исполнение обещания подменяется иллюзией. Иллюзией исполнения.

Вот только Россия — такая страна, что тут даже иллюзии становятся реальностью. И как результат: пообещали, что-то там сделали вроде бы, исполнили, отчитались. Вот только лучше почему-то не стало. При лучшем раскладе. При худшем всё становится еще хуже.

Очень своеобразный способ обмана. Но, как показывает практика, действенный. Люди смотрят/читают бравурные отчеты, а помогает им в этом наш зомбирующий легион: в первую очередь ВЦИОМ и Росстат, неизвестно откуда берущие цифры роста всего подряд, а затем уже телевидение, радио и СМИ. Ну и, естественно, ангажированные блогеры, куда без них.

И если с телевидением все понятно, то вот радио, как это ни странно, — еще один серьезный помощник тех, кто желает проехаться по мозгам населению. В личных авто и маршрутках. А вот блогосфера, учитывая то, что «в интернете можно найти правду», — достойный теперь помощник телевидения.

По крайней мере, желающих рассказать, «что имел в виду Путин», тем, кто не понял, день ото дня становится все больше. Значит, вполне очевидно, что нас ожидает начало не просто очередной иллюзии, нас будет ждать Иллюзия — с большой буквы.

Почему так? А потому, что эту огромную иллюзию, которую начнут озвучивать 15 февраля, будут раздувать целый год. Почему? А потому что в сентябре 2021 года нас ждут выборы…

И, конечно, на этих выборах в Государственную Думу партия «Единая Россия» просто обязана одержать очередную убедительную победу. Любой ценой. Цена понятна, потому и напор на мозги будет весьма и весьма основательный.

Иллюзию надо создать и поддерживать именно до выборов-2021, но так, чтобы разобраться с последствиями можно было бы только после победы ЕР на этих выборах.

Вот почему так рано будет организовано послание президента Федеральному собранию. Пора.


Теперь главное. Как обычно: «А что хотел сказать автор?»

Автор хотел сказать, что иллюзию нельзя съесть, положить впрок, продать или обменять. Это иллюзия, которую будут создавать, чтобы запудрить нам мозги, чтобы на очередных выборах мы либо проголосовали как надо, либо создавали видимость, что все вышло как надо.

Улучшить же нашу жизнь обещаниями и иллюзиями невозможно. Это, надеюсь, понимают все. Улучшение возможно, но только в том случае, когда все усилия власти будут направлены на то, чтобы лучше жили все граждане нашей страны.

Но для этого в первую очередь надо кардинально перераспределить доходы именно внутри страны. Но на это существующая власть, конечно же, не пойдет. Как не пойдет на «скользящую» систему налогообложения: нельзя же ущемить финансовое состояние тех, кто реально рулит страной, не правда ли?

Поэтому всё, что остается для народа, презрительно именуемого электоратом, — это либо позволить запудрить себе мозги иллюзиями «работы» правительства и не замечать процессов, происходящих в стране, не замечать, как все или почти все разваливается, или действительно задуматься на тему того, а туда ли мы идем последние 20 лет.

Поэтому я убежден, что 15 января нам наобещают много и со вкусом. Более того, обещать будут как никогда много. Все происходящее сегодня сравнимо с подготовкой к генеральному наступлению, говоря языком военным. К сожалению, это будет наступление на наши мозги.

Но стоит понять, что чем больше нам наобещают, тем меньше сделают. Или тем более ухудшат нашу жизнь.

Но создать видимость того, что о народе проявляют заботу, просто необходимо.

Однако не сильно покривлю душой, если скажу, что последнее время телешоу с участием нашего президента пользуются все меньшей популярностью, и даже более того, вызывают раздражение своей откровенной постановочностью.

Вполне возможно, что скоро эти пиар-акции сравняются по популярности с шоу еще одного представителя из Федерального собрания, который ведет свою передачу на Первом канале. «Слово пастыря».


Вообще, программа весьма интересная и даже чем-то схожая с тем, что происходит на всех этих «прямых» линях, больших пресс-конференциях и прочих посланиях.

Вы вполне резонно спросите: а чего ж тут общего? У президента страны и патриарха, религиозного деятеля?

А общего в них то, что речь идет в целом о чуде. И о том, что в это чудо надо в целом верить. Желательно истово и не требуя доказательств.

Увы, мы живем в такое время, когда все-таки хочется реальных подтверждений. Нет, не от Кирилла, от Владимира Владимировича. Пора бы.

Когда в каком году в России будет хорошо жить простым людям по словам предсказателей и экстрасенсов | Иновед.Ру

О России твердят многое: одни до безумия любят и уважают, другие с ненавистью завидуют и проклинают. Да она такая — велика Мать городов русских — Великая и могучая Россия.

Что же могут сказать о нашей стране люди, в жизни которых глаза видят намного больше граней? Что о ней говорят и думают ясновидцы?

Итак, американец и ясновидец по призванию, Дэндон Бринки, утверждает, что за Россией вслед пойдёт весь мир. Именно эта страна укажет курс всему остальному сообществу.
Джейн Диксон тоже американка видит матушку Россию как бережённую от всех катаклизм и бедствий 21 века. Ничто не должно затронуть нашу страну. Умиротворение и надежда на светлое будущее начнёт просачиваться именно из краев Сибири. Возрождение и развитие, великая мощь — в этом вся Россия.
Как предсказывает итальянский экстрасенс Мавис, страну ждёт прекрасная и очень интересная картина будущего. Никто даже не может представить себе насколько сильно перемены в России коснуться всех остальных. Наконец-то запад увидит новый путь, путь российских граждан.

Перерождение России будет иметь влияние на все остальные страны запада и Европы. Должны появиться новые города с высоким уровнем жизни, небольшие провинции, которые наконец поднимутся и достигнут нового уровня своего развития. Россия не найдёт себе равных по уровню жизни и обеспеченности населения.

2В 1996 году наша глубоко уважаемая и всеми любимая Ванга утверждала, что Россией будет править истинно новый человек, мудрость которого лежит в Новом Учении. Этот человек будет управлять страной всю жизнь. Его тезисы будут известны всему миру. С его мощью не сравниться ни одна страна. Он выведет Россию на уровень СССР, но уровень совершенно новый. И возродит он этот союз. Страна с каждым днём будет укреплять и расти. И все религии исчезнут, их должно заменить только учением Огненной Библии. Это новый философский путь России.
Социализм возродиться снова, качественно будут развиваться сельское, кооперативное и коллективное хозяйства и не только крупного типа. Россия будет господствовать над всеми странами и даже Америка признает величие такой сильной и развитой державы, империи, которая возродит даже старинное название Русь.

Эдгар Кейси как великий прорицатель, предсказывал, что Россию в конце 20 века ждёт тяжёлый кризис и разруха, СССР рухнет. Социализм потеряет свою значимость. Но после 2011 года, государство наберёт новый темп, с ещё большей силой и волной. Возрождение начнётся с Сибири. Справедливость просочится в земную цивилизацию только благодаря Россие.
Известный всем доктор и целитель Парацельс утверждал, посылаясь на теорию Геродота про народ -гипербореев — арийцев, с перевода, что значит «благородный народ». Именно такими он считал российскую нацию. Центром этого древнего народа он считал Московию. Этот народ можно вполне называть прародителями всех остальных земных цивилизаций. Эту страну ждёт много чего плохого — и мощная разруха, и упадок, и бедствия, но с таким же бурным размахом они дождутся изобилия всевозможных благ к началу 21 века.
Священник Феофан Полтавский предвидел, что весь мир будет поражен удивлением возрождения России, как будто страна воскресает из мёртвых…Вера будет возрождена и сохранена для будущих поколений…

Когда мы заживём лучше, чем в Европе


Кому-то может показаться неуместным подобное рассуждение конкретно в данный момент в данную эпоху после всех катастроф и общей международной напряжённости, потому что этот кто-то с маниакальным упорством видит повсюду врагов. Геополитически так и есть, но только вот простые жители «вражеского логова» врага в тебе не видят. Мы будем говорить о проблеме насущной.

По телевизору сообщают, что мы уже давно впереди планеты всей, но это как-то не ощущается. Никто не пытается унизить, затоптать Россию, не надо ваших дешёвых выкриков: «Я не понимаю, если тебе не нравится, почему бы тебе не свалить отсюда?» Не уезжаем, потому что, в отличие от тебя, любим страну, а когда любишь, хочешь, чтобы она жила лучше. И делаешь для этого всё сам, а не ждешь политиков. Мы не равняемся на запад, мы стараемся, чтобы было лучше, чтобы хорошо было не только семейству Роттенбергов, но и семейству Соколовых из Электростали.

А действительно ли мы живем хуже? Самые ретивые патриоты начинают сравнивать Родину с «грязной, педерастической Европой» сразу по приезду в аэропорт. А как известно, в Европу ездят не самые глупые и не самые бедные. Поначалу по-традиции задерживается выход из самолёта. Затем, опять же, по традиции, долгое, монотонное прохождение паспортного контроля, с обязательным атрибутом – порцией грубости и недовольства со стороны таможенника. Затем задержат багаж. Ну да ладно, с ним везде проблема. Потом ты садишься в автобус, но не можешь пройти с сумками, потому как все толпятся у выхода – им так удобнее – обязательно выплеснут своё недовольство в лицо из большого, засранного ушата собственного негатива.

И вот уже на первом этапе все эти «патриоты», которые ходили в майках с принтом Путина, которые пишут в соцсетях, какой западный мир подлый и ущербный, по сравнению с нашей мозговыносящей духовностью, эти патриоты говорят ироничную фразу: «Добро пожаловать в Россию! Прилетели, блин. Славься отечественный сервис». И все, в разочарованном возбуждении начинают поддакивать: ай ты Боже мой, обращаются, как со скотом. Если уж такое происходит, то, наверное, похуже живём, чем в Австралиях с Канадами.

Но только проблема в том, что ты сам себе позволяешь обращаться с собой, как со скотом. И если уж хочешь начать жить по-человечески, начни с себя. Не будь той мерзкой тёткой, кричащей на молодую маму, которая, пыхтя, пытается войти с коляской в трамвай, пройди, кондуктор же просит.

Вот принято говорить, что нас держат за дураков, на железной привязи, и с мнением народа в этой стране не считаются нисколько. Так ты начни вести себя, не как тупое наивное стадо, а как нормальный человек. Рулить государством всегда, во все периоды будут не такие, как надо, люди, и решения они будут принимать целиком и полностью неправильные. Потому что всем не угодишь. И если ты хочешь, чтобы государство учитывало твои интересы, а не только интересы власть имущих, начни с малого.

Дураки есть везде, и это факт. Кто-то скажет, что в некоторых странах дураками управляют эффективнее, потому и живут они хорошо. Но если жить с этим, то ничего не изменится, даже если учесть тот странный факт, что во власть идут не только из престижных лондонских школ. В Китае же как-то победили коррупцию. Но там была палочная дисциплина, что не нравится многим. Так начни с самодисциплины.

И не надо плакать о погибшей империи, несбывшихся надеждах и о том, как Совок изменил естественный вектор развития Государства Российского. Мол, если бы не мешали Столыпину, были бы наши крестьяне фермерами, а если бы не революция, то выиграли бы мы Первую мировую и увеличились в территориях. НО что толку вздыхать и охать. Вот уже 25 лет нет твоего «совка», но только куртуазных дворян не видно, сплошь тупорылые мрази, а вместо «извольте-позвольте» слышится посылание в известные места и во всех известных направлениях. Это тоже «совок» виноват? Оставил отпечаток, который не смыть ни спиртом, ни кровью?

Можно сколько угодно сидеть сложа ручки, «петросянить» про судьбу России, и твердить, что «эту страну не вылечить, всё очень плохо, я уеду жить в Лондон», забывая, что в этом самом Лондоне ты триста лет никому не нужен, бомжей и обслуживающего персонала там среди своих, англоговорящих, хватает.
Если ныть, что ничего не изменится, ничего не изменится. У наших людей есть одна большая проблема – ветвистый пантокрин на голове. Не от измен вовсе, а от излишней самовлюблённости растут невидимые оленьи рога. Этот самый рудимент не даёт людям смотреть на себя со стороны. Они ведь считают, что идиоты – окружающие, что проблема в других, а они живут, как подобает честным людям. Но вот только проблема, как правило, в этих самых рогатых созданиях. Не хочешь, чтобы тебе хамили, – будь вежливым и веди себя нормально. Хочешь жить в гармонии – не беги скандалить, хочешь, чтобы тебя уважали, – относись с уважением к людям. Хочешь жить мирно – не провоцируй своим поведением.

Эдвард Радзинский как-то сказал идеально точную фразу: «Русскому человеку не нужно жить лучше других. Ему нужно так, чтобы другим не было лучше». И весь этот детский лепет про «особенный путь» разлетается в шелуху именно от поведения. Да, мы многонациональная и очень сложная территория, и нам действительно нужен особый подход. Но начать надо с того, что научиться уважению друг к другу. И не надо жаловаться, обвинять друг друга в идиотизме. Если хочешь, чтобы идиоты не мешали жить, не веди себя, как идиот. И относись к своим обязанностям добросовестно.

В фильме Юрия Быкова «Дурак» нам показали человека, который попытался подойти к своему делу с полной ответственностью. Там его за этот самый подход жестоко избили. Все посмотрели, повздыхали: «Какой же молодец!» – и продолжили совершенно наплевательски относиться к своим обязанностям. Фильмов это, к слову, тоже касается. Но никто не хочет меняться, ведь все и так делают через тяп-ляп, и ничего, живём ведь. Живём, живём, только потом самолёты падают из-за того, что такие вот мрази пускают дребезжащие ржавые машины. Можно ознакомиться с отзывами о «Когалымавиа»: каждый второй писал, что больше не то что летать, смотреть в их сторону не будет.

Да, мы нация мечтателей, выносливых и терпеливых. Мы нация относительно ленивая, но находчивая. Мы нация невероятно умная, но сами загоняем себя в болото, из которого не знаем как выбраться. Мы вроде бы не были нацией мудаков, хотя, судя по последним тенденциям, постепенно превращаемся. Понятно, что, как сказал Путин, «всё хорошо не будет никогда». Но жить лучше можно попытаться, и дело не в духовных скрепах, не в остервенелом религиотстве (не путать с религиозностью и верой; в отличие от веры, это вещь пошлая и радикальная). Среди самых остервенелых религиозных активистов люди, как правило, злые, жестокие и крайне вульгарные. Не надо судорожно искать, чем мы лучше американцев (в конце концов, в недавнем матче Лиги Чемпионов с ЦСКА футболисты «Манчестер Юнайтед» вышли с траурными повязками в память о погибших), а надо самим меняться и начать с самоуважения.

Любо-дорого смотреть на европейских пенсионеров: активных, бодрых, чистых и опрятных, постоянно ходящих на прогулки. Грустно смотреть на наших – закутанных в черное, сходящих с ума и от нечего делать разъезжающих в общественном транспорте с целью нахамить. Понятно, что у нас и пенсии не те, хотя есть и работающие пенсионеры, и те, кто всю жизнь ишачил в правильных местах, и, соответственно, пенсия у них правильная. Понятно, что не все такие, но большинство вызывает крайнюю жалость у одних и отвращение у других. Они теряют вкус к жизни, так давай не перестанем себя любить и попробуем постареть достойно, вызывая уважение, а не скуку у собственных, дай Бог, правнуков.

Делай с этой информацией что хочешь, но учти: года через 2 мы должны жить лучше. Приступай, через «не хочу». Аминь.

Когда мы будем жить хорошо?

Ответ на главный вопрос эпохи

Печальные новости пришли к нам недавно из Эстонии. Президент этой маленькой, но, разумеется, гордой страны, из которой за последние двадцать пять лет сбежала пятая часть населения, был вынужден признать, что эстонское процветание недостижимо из-за соседства с Россией. Итак, светлое будущее откладывается в очередной раз.

В начале 1990-х годов все было понятно – проблемы Восточной Европы были связаны с СССР. Именно из-за зловещих козней кремлевских мудрецов, которые 70 лет мучали лживыми  коммунистическими догмами и себя и других, в мире шли войны, существовала бедность, а Молдавия не могла импортировать свой кагор по всему свету и упустила шанс стать второй Швейцарией.   

Сейчас же во всем виновата России и новый Сталин – Путин. Исходящие из этой наследницы Золотой Орды миазмы порождают коррупцию и авторитаризм на всем постсоветском пространстве, не дают широким массам пользоваться благами рыночной экономики, порождают жутких морлоков–совков. «Люди со светлыми лицами» грустно осознают перспективу: предстоит еще несколько лет ожидания того светлого часа, когда Россия развалится и к власти в Москве придут силы добра: Михаил Касьянов станет премьер-министром, Алексей Кудрин – министром финансов, а Герман Греф останется при этом главой Сбербанка.

Ну а что дальше? Сколько лет нам придется ждать после этого прихода светлого рыночного будущего? Стоит напомнить, что сегодня в мире существует около двухсот стран, в подавляющем большинстве из которых никогда не правили зловещие коммунисты и бывшие агенты КГБ. Однако, государства Азии, Африки и Латинской Америки, отроду не знавшие коммунистического ярма, не могут похвастаться ни богатством, ни процветанием.  Редкие и хорошо разрекламированные истории успеха Южной Кореи или Сингапура лишь подчеркивают унылое прозябание неудачников. А ведь многие из них свершали свои буржуазные революции в ту эпоху, когда Екатерина II гневно перечитывала радищевское «Путешествие из Петербурга в Москву».

Оставим за рамками нашего рассказа несчастный остров Гаити, чьи беды, без сомнения, вызваны злосчастным соседством с Кубой. Посмотрим на соседние страны Латинской Америки.

Первые буржуазные революции произошли на территории между Рио-Гранде и Огненной Землей в начале XIX века, когда креольская буржуазия и землевладельцы возжелали свободной торговли. В отличие от своих английских и американских собратьев по классу, которые никогда не гнушались презренным протекционизмом, латиноамериканцы вызубрили постулаты Адама Смита как «Отче наш». Их первые конституции зафиксировали основные буржуазные свободы и священность частной собственности. Общинные и королевские земли были приватизированы, жестокие законы обрушились на нищих и бродяг. Образование, армия, государственные институты были реформированы по американскому и английскому образцу.   

Министр финансов Новой Гранады Флорентино Гонсалес писал в 1840-х годах: «в рамках международного разделения труда страна не призвана быть промышленной нацией, так как у нее нет необходимых для учреждения фабрик капиталов и технических средств, нет сырья для уже созданных предприятий, нет покупателей, которые бы на рынке, открытом свободной конкуренции, предпочли национальные товары иностранным». Экономист Манчестерской школы видел призвание Новой Гранады в том «чтобы развивать сельское хозяйство и добычу драгоценных металлов для обмена на заграничные промышленные изделия». Звучит знакомо для жителей «энергетических» или «аграрных» сверхдержав, не так ли?

Разумеется, на пути в светлое рыночное будущие уже тогда стояли различные пережитки проклятого колониального прошлого, в виде коррупции, бюрократии и дикого населения. Несознательные индейцы выступали против приватизации общинных земель, чернокожие не понимали почему они даже после революции остаются «священной частной собственностью», а белые бедняки просто бунтовали от голода и нищеты. Просвещенные латиноамериканские либералы страдали от своей «черни» не меньше, чем продвинутые московские и киевские хипстеры мучаются от необходимости дышать одним воздухом с «совками» и «ватниками». Стремясь решить проблему, они то поощряли эмиграцию «белых людей» из Европы (что, в конечном итоге, стоило Мексике Техаса и Калифорнии), то устраивали геноцид коренного населения. Последние эксперименты в этой области относятся к 80-м годам ХХ века, когда протестантская либеральная элита Гватемалы уничтожила в своей стране около 200 тысяч «прокоммунистических» и «отсталых» индейцев.    

Когда владычество либералов становилось невыносимым, их, как правило, свергали – и к власти приходили консерваторы, апеллировавшие к традиционным ценностям, святой католической церкви, армии и славному прошлому. Почти 150 лет либеральные республики соседствовали на континенте с консервативными диктатурами каудильо. Раз в несколько лет происходили «великие революции достоинства и прогресса», менявшие донов Педро на донов Мигелей. Порой латиноамериканские республики воевали друг с другом для разрешения противоречий между соперничавшими английскими и американскими компаниями. Однако, нельзя мазать весь этот период истории Латинской Америки черной краской: иногда, то одной, то другой стране улыбалось удача. Начинались селитровые, каучуковые, нефтяные бумы – среди джунглей в мгновение ока вырастали небоскребы и оперные театры (как в затерянном среди амазонской сельвы Манаусе), а мулаты в белых штанах верили, что процветанию не будет конца. Но затем на мировых рынках снова падали цены на сырье, что влекло за собой исчезновение роскошных дворцов и плантаций в зелени джунглей…      

Я полагаю, что читатели России, Казахстана, Украины, Азербайджана и других постсоветских стран найдут в этом коротком рассказе немало параллелей с судьбами своих государств, и поймут, что «путь в Европу» занимает несколько больше времени, чем они думают – а также, что кормить по дороге туда не будут.  Хотя не исключено, что сейчас, перед лицом нового витка всемирного экономического кризиса, угрозы войны, «великого переселения народов» и надвигающейся экологической катастрофы, наша история путешествия в капитализм будет не столь продолжительна.

http://liva.com.ua/historical-parallels.html

«Нужно привыкнуть жить хорошо». Когда точно надо валить и чем жизнь в эмиграции полезна для русского протеста. Истории покинувших Россию

Если в поисковой строке гугла начать фразу «жить в России», то первыми он предложит следующие продолжения:

  • жить в России — это призвание;
  • жить в России становится невыносимо;
  • жить в России или уехать?

Эти «подсказки» обрисовывают преобладающие темы разговоров среди тех, с кем мы в прошлом году «шатали режимчик». «Шатать режимчик» — это цитата Егора Чернюка, бывшего координатора штаба Навального в Калининграде, покинувшего Россию в мае этого года. Я сама давно живу в Германии и когда-то работала в центре по оказанию помощи иностранцам. С момента отъезда Чернюка дни, когда у меня не спрашивали бы совета или помощи по переезду в Германию, я могу пересчитать по пальцам.

По данным Федерального ведомства по делам миграции и беженцев (BAMF), в 2016-м и 2017-м Россия входила в десятку стран, поставляющих в Германию претендентов на статус беженца. Среди стран, которые по этому показателю обошли Россию, например, Пакистан, Сомали и Нигерия. В 2016 году убежище в Германии попросили 10985 россиян, что составило 1,5% от общего количество заявлений. В 2017 году убежище запросили 4884 россиянина — это уже 2,5% от всех заявлений.

О том, почему они уехали из России, мне рассказали активисты, недавно запросившие убежище в Германии.

Дмитрий Пронин

Дмитрий Пронин (в центре). Фото: Ника Максимюк

Диминой фотографией можно иллюстрировать в энциклопедии главу «обычный русский мужчина». Таких много стоит в очереди к кассе в любом провинциальном супермаркете в субботу. С пузиком, широким лицом, в практичной и намеренно немодной одежде, с намеренно немодной стрижкой и барсеткой. Увидев его, можно предположить: в воскресенье у человека в телевизоре Соловьев, а на столе борщ и стопочка. Правда, такие вот «среднестатистические» мужчины у кассы обычно не улыбаются, а Дима — да. И говорит четко, словно давно продумал и отрепетировал ответ на вопрос о своем отъезде из России.

— Я занимался правозащитной деятельностью. Был членом Общественной наблюдательной комиссии Московской области третьего созыва, то есть в 2014–2016 годах. Проверял СИЗО, отделы полиции, ИВС, миграционные центры на предмет пыток, условий содержания, медицинского обеспечения, как им там платят зарплату, в каких условиях они работают, как они питаются.

Как пришел к этому? В 2011 году перепостил с сайта Навального «Роспил» информацию о коррупции полиции и депутатов «ЕР» в моем родном Одинцове. Конкретно речь шла о Михаиле Воробьеве, который тогда был начальником МВД Одинцовское, о его заме Александре Шиманском и депутате от «ЕР» Сергее Журбе. Где-то через месяц-полтора ко мне домой с обыском пришла полиция. Они, оказывается, возбудили дело по клевете. Меня дома не было, жена им не открыла, они выбили кувалдой железную дверь, зашли. Как только я приехал, на меня сразу надели наручники, и начался обыск.

Изъяли компьютеры, телефоны, а когда обыск уже заканчивался, перед самым выходом, в прихожке, нашли 11 патронов ПМ. Ну, их клевета уже не интересует, тут уже 222-я — «Нелегальный оборот оружия». Меня отвозят в ИВС, сажают. Мой адвокат на следующий день приезжает, мы пишем ходатайство о том, чтобы сняли отпечатки с этих патронов и следы ДНК чтобы сняли.

Они говорят, что это сделать мы уже не можем, так как мы их отстреляли в тире и признали боеприпасами.

Ну, то есть они понимают, что это не мои, и они их подбросили, и отпечатки пальцев там только их могут быть. Адвокат потом еще делал запрос на Тульский завод, и выяснилось, что эта номерная партия отправлялась в том числе и в МУ МВД Одинцовское. Обыск, кстати, был без постановления суда. Так я понял, что обвинить в России можно кого угодно.

Тогда меня спасла огласка. Про меня писали «Новая» и Владимир Осечкин из gulagu.net. Я понял, что должен помогать людям. Стал координатором правозащитного портала gulagu.net и в 2014-м участником ОНК. Стал ходить по СИЗО, и своими глазами увидел, как там нарушаются права человека.

Такой пример. Однажды нам позвонила мать заключенного, который «по какой-то причине» спрыгнул со второго этажа и сломал себе обе ноги. Она рассказала, что он три дня лежит, а ему не оказывают никакой помощи. Мы сразу же туда поехали, в ИК № 6 города Коломны, и увидели человека, который корчится от страшных болей с переломанными ногами. Буквально через 10 минут после нашего приезда прибыла скорая. Не знаю, что бы произошло, если бы мы не приехали.

В этой же колонии был человек, у которого ноги просто гнили. Он был ВИЧ-инфицирован, гепатит, проблемы с кровью.

Его не просто не лечили. Ему не передавали лекарства, которые привозили родственники, и постоянно наказывали.

Он не мог ходить в столовую, ему приносили еду его товарищи, их за это сажали в ШИЗО, т.к. по режиму выносить продукты из столовой нельзя. Да и его самого постоянно сажали в ШИЗО за то, что он не ходит в столовую и не выходит на зарядку.

Ко мне в то время приходили сотрудники МВД и ФСБ, предлагали начать жить «по-нормальному». Я им на это говорил, что не нарушаю законодательство, делаю то, что должен, и не вижу смысла останавливаться.

Дмитрий Пронин. Фото: Ника Максимюк

…Последней каплей стало то, что к заключенным, которых я и мой коллега посещали как члены ОНК, начали приходить сотрудники ФСБ, МВД, УФСИН и предлагать им дать показания о том, что мы им приносили наркотики. И я понял: одни отказались, вторые… но могут же появиться люди, которые не откажутся и дадут показания на меня, и я буду сидеть.

У меня двое детей на тот момент было, у жены на фоне постоянного стресса случился выкидыш. Я понял, что это, наверное, уже все.

Я уезжал месяца на два в Беларусь — переждать. Но как раз в это время было возбуждено уголовное дело по покушению на депутата Сергея Журбу, того самого, на которого я якобы клеветал в 2011-м. Уже два года я нахожусь в качестве подозреваемого по этому делу, мне никто не предъявляет обвинений, никто не объявляет в интерпол — я понимаю, что они просто не хотят, чтобы я вернулся.

Я уехал в августе 2015-го, а в апреле 2016-го у подъезда был избит Алексей Павлюченков. Это один из немногих членов ОНК Московской области (а нас было 25 человек), который постоянно выезжал со мной на проверки. После того, как его избили, он ушел в себя, прекратил заниматься правозащитной деятельностью. То же самое наверняка случилось бы и со мной, если бы я не уехал.

Здесь меня еще не признали беженцем. Из-за этого я ничем не могу заниматься: ни работать, ни посещать языковые курсы. Зато могу ходить в лес за грибами, рыбачить, видеть, как растут мои дети. В Германии у нас с женой родился третий ребенок.

Гена Боголепов и Влад Симененко

Гена и Влад высокие, широкоплечие, стильные. Они идут по улице за руку, и на них оборачиваются люди. Мне кажется потому, что они дико красивые. Они назначили встречу неподалеку от места, где живут, в берлинском Wrangelkiez — районе, где дорогие картинные галереи соседствуют с турецкими продуктовыми лавками, а детские площадки — с самой масштабной точкой продажи марихуаны.

Гена и Влад. Фото из архива

Влад:

— Мы познакомились в баре. Гена был в пижаме и с колонками для звукозаписи, а я был немножко пьян. Мы проболтали весь вечер, потом всю ночь, и с тех пор не расставались.

Через некоторое время мы, заручившись поддержкой друзей, открыли бар «Дачники». Это был не ЛГБТ-бар, скорее, ЛГБТ-френдли. Нам очень не хотелось разделять людей на ЛГБТ и не-ЛГБТ, мы просто хотели, чтобы каждый, кто попадет к нам, чувствовал себя спокойно, слушал крутую музыку, пил классный алкоголь, танцевал и знакомился. Своего рода safe space. Летом 2016 года из-за давления со стороны полиции и властей бар пришлось закрыть. Тогда мы стали делать вечеринки под тем же именем, в целом очень успешно: в Питере, в Москве, в Берлине.

Гена:

— Мы занимались умеренным активизмом. С одной стороны, не бросались на амбразуру и не ходили с радужными флагами по городу. С другой стороны, старались донести свою идеологию, которая заключается в том, что мы за объединение людей в целом. Нам хотелось, чтобы ЛГБТ-сообщество перестало прятаться и ощетиниваться при любой попытке к нему приблизиться.

Я лет с 23 понимал, что хочу уехать. Мне нравилось смотреть на людей, которые живут в Европе и которые смотрят на свое будущее с позиции «ну захочется мне уехать жить в Австралию — поеду жить в Австралию; захочется учиться до 60 лет — буду учиться до 60 лет». Я считаю, что человек вообще свободен делать то, что захочет. И любое давление на него по поводу нравственного долженствования или долга перед отечеством — это какой-то пережиток.

Влад:

— В прошлом году мы поняли, что нам не то чтобы хочется переехать, но что вот теперь нам не хочется жить в России. В течение года Гену дважды избили и дважды забрали паспорт. Когда мы пришли в полицию после первого избиения, полиция отказалась открывать уголовное дело и вообще помогать нам.

Они сказали, что, во-первых, им лень заниматься этим, во-вторых, «дело гомофобное», а они не будут заводить дело против гомофобов, потому что вообще-то сами им симпатизируют.

Гена и Влад. Фото из архива

Гена:

— Мне пришлось идти в УФМС и говорить, что я потерял паспорт. Пришлось оплачивать штраф за то, что я халатно отнесся к документу, пришлось оплачивать госпошлину. И потом меньше чем через год произошло абсолютно то же самое: меня снова избили и снова забрали паспорт.

История в полиции повторилась, заводить уголовное дело или даже выдать талон о том, что заявление было составлено, они отказались.

В этот раз отговорились тем, что у них сейчас «революция на носу», и все заняты на огневой подготовке.

Так как я ВИЧ-положительный, паспорт для меня особенно важен: по нему я получал свои медикаменты. Тогда мне чудом удалось раздобыть лекарство на еще один месяц. Идти в УФМС и унижаться, говоря о том, что я снова потерял паспорт, мне не хотелось.

Когда мы поняли, что лекарства заканчиваются, случилась еще эта история с олимпиадой, когда российских спортсменов из-за приема допинга не допустили до участия. В тот день везде появилось заявление Путина о том, что это унижение для всей страны. Потом его скоропостижно удалили. А я не считаю, что это унижение, я вообще считаю, что какой к черту может быть диалог со страной, в которой допинг — государственная программа? Я понял, что нам ничего не остается, кроме как уехать. Потому что в этой стране руководство не говорит от моей совести, не говорит моим языком.

Влад:

— Бегство мы не планировали и не продумывали. У нас были открыты визы, а в Берлине жили друзья, готовые нас на некоторое время приютить. Последний месяц перед отъездом из России мы почти не выходили из дома, так как получали угрозы.

Мы понимали, что никаких мудрых, долгосрочных решений в таких обстоятельствах мы принять не сможем. Нужно было выйти из этого окружения, из этой атмосферы, выйти и посмотреть на все свежим взглядом. Мы чувствовали, что хотим жить дальше, очень хотим жить счастливо, хотим быть вместе.

Нам нравится Берлин, мы хорошо понимаем этот город и можем быть полезными здесь. У нас уже есть варианты, где работать и чем заниматься. Есть огромное желание поддержать свободный творческий дух Берлина. У нас совершенно нет желания находиться в позиции обиженных, бедных мальчиков, которых нужно защищать.

Андрей Зайцев

Во время нашей первой встречи, Андрей в маске Халка пикетировал российское консульство в Берлине. Он кричал в мегафон какую-то кричалку, дико нравившуюся собравшимся, а подошедшим немецким полицейским объяснил, что носит маску, так как опасается преследований и не хочет раскрывать свое местонахождение. Полицейские на снятии маски настаивать не стали. Про себя я отметила, что он любит и что привык быть в центре внимания — этому способствует эффектный образ и напускание тайны вокруг своей личности, а также обладает незаурядным даром убеждения.

На интервью Андрей пришел в стильной рубашке, с подтяжками и залихватски закрученными усами. Рассказывал интересно и увлеченно. Послевкусие: «Ты мне нравишься, но я тебе не доверяю».

Андрей Зайцев. Фото: Ника Максимюк

— Я из Брянска. В общественно-политическую деятельность пришел, когда поступил в институт на заочное отделение. У меня было много свободного времени, я стал искать, куда себя деть, и в 2004 году открыл для себя движение «Наши». Прочитал их манифест, их цели и задачи, поверил в то, что там написано, и рвался воплотить это в жизнь. Стал комиссаром движения, но вскоре у меня начались конфликты. Меня несколько раз выгоняли из движения, последний раз в 2011 году за организацию митинга за честные выборы. При этом номинально «Наши» тоже за честные выборы: у них есть проект «Наши выборы», в котором я долгое время работал.

После «Наших» мы с товарищами создали «Центр молодежных инициатив» и реализовывали собственные проекты. Так мы встретились с коррупцией в сфере молодежной работы. Например, «РосМолодежь» объявляет конкурс на грант (большие деньги для региона). Из десяти победителей мы знаем только троих. Брянск небольшой город, и все, кто работает в одной сфере, друг друга знают. Мы провели расследование и раскрыли схему, по которой эти деньги были похищены. Собрали доказательства, но главный распорядитель средств — «РосМолодежь» — отказался писать заявление о причиненном ущербе.

Еще мы готовили наблюдателей на выборы. Хорошо, качественно и в большом количестве. Появилась команда, которая про выборы знала если не все, то, по крайней мере, больше, чем участковая комиссия. Результатом работы этой команды были видеоролики, разоблачающие фальсификации итогов голосования и выборного процесса, которые выкладывались в интернет. Когда такая команда приходила на избирательный участок, там постоянно устраивалось шоу с омоном, вышестоящими членами комиссии. Полнейший мрак.

На меня заводили административки, пытались подводить под уголовки, но в Брянске это не работало: нас поддерживали люди, в том числе журналисты. Перед выборами меня регулярно избивали.

Большие проблемы начались, когда мы поехали наблюдать в Мордовию. Местные чиновники сразу попытались завести на нас уголовки. Под выдуманным предлогом задержали. Перед тем, как посадить в камеру, у нас изъяли все вещи, в том числе телефоны с включенными диктофонами. Эти диктофоны записали, как против нас будет фабриковаться уголовное дело и как от нас будут избавляться, если «уголовка не прокатит».

Эту запись я пытался приобщить к ходатайству о получении политического убежища, но она не понадобилась. Мой процесс получения убежища был исключением из правил — обычно это длительная и сложная процедура.

Андрей Зайцев. Фото: Ника Максимюк

Я думал, что приду в какую-то государственную организация, там мне скажут: «Вот ты политический активист, вот тебе документ, живи и пой». Думал, что буду на свои деньги снимать квартиру, быстро найду работу. Эти ожидания разбились о немецкую бюрократию.

Люди ждут решения о предоставлении политического убежища два, пять, шесть лет. До получения статуса ты не имеешь права работать, не имеешь возможности изучать язык.

Ты абсолютно несамостоятелен и практически бесправный овощ. Те два месяца, что я ждал решения (феноменально короткий срок), были для меня ужасными. Ничего не происходит, ты ничего не можешь делать. Многие на моих глазах чахли, впадали в депрессию. Мне повезло, что я позитивный человек с устойчивой психикой.

Тем не менее здесь я узнал, что значит жить в социальном государстве с сильной экономикой. Я понимаю, что ближайшие шесть лет я могу гораздо более эффективно потратить время здесь, чем живя в России, потому что там моя деятельность непременно привела бы к тюремному сроку. Я думаю, что это в ближайшие годы произойдет со всеми гражданскими активистами. Либо они будут сидеть в тюрьме, либо испугаются. В обоих случаях они перестанут бороться.

Я предлагаю другой способ: уехать за рубеж и набраться сил, денег, знаний и уже с этим багажом возвращаться обратно. И что самое главное — привыкнуть к хорошему уровню жизни. Нужно чтобы мы привыкли жить хорошо, со всеми теми социальными благами, которые есть в развитых странах, и с этими требованиями вернулись жить в Россию. Чтобы у нас больше не было желания терпеть.

Валерия Добральская — специально для «Новой»

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о