Когда стыдно за другого человека термин: Как называется чувство, когда тебе стыдно за других?

Испанский стыд: что это такое и в чем смысл?

Чувство неловкости за других людей охватывает тогда, когда мы становимся свидетелями нелепых, на наш взгляд, поступков. Нам может быть стыдно за звезд шоу-бизнеса, героев фильмов, друзей и знакомых. Мы можем находиться совсем рядом и знать человека, совершающего нелепые, как нам кажется, вещи, а можем находиться за сотни тысяч километров и быть совершенно с ним незнакомы.

Есть выражение «испанский стыд», означающее стыд за другого. В западных источниках встречаются еще и другие синонимы «испанского стыда»: эмпатийный стыд, опосредованное смущение, вторичное смущение (оно же смущение секонд-хенд) и смущение третьей стороны [Vicarious embarrassment]. В нашей стране больше используют выражение «испанский стыд», остальные встречаются крайне редко.

Термин «испанский стыд» пришел к нам из английского языка. А в английский – из испанского. Но это лишь одна версия его происхождения. Остальные вы узнаете чуть позже, всего удалось найти пять.

Чем больше у человека внутренних ограничений, тем сильнее и чаще возникает стыд. Стыд – это приобретенная эмоция. Она начинает проявляться к двум годам [SHAME STEPS OUT OF HIDING AND INTO SHARPER FOCUS]. Испанский стыд говорит нам о страхе быть отвергнутым обществом. И это нормально. Ведь с давних времен, изгнание из общин считалось одним из самых суровых наказаний.

Если не работать с чувством стыда, то могут возникнуть сложности в общении и самовосприятии. И это не самые критические последствия. Из-за стыда человек может остаться одиноким, впасть в депрессию, постоянно испытывать чувство вины (из-за его гиперответственности за других) и даже могут возникнуть мысли о суициде.

Чувство стыда ограничивает. И если мы стыдимся за себя, то ограничиваем себя. Если же мы стыдимся за других, то пытаемся ограничить и их. В чем же дело? Почему мы чувствуем стыд, не имеющий к нашим поступкам никакого отношения? И откуда пошло выражение «испанский стыд»? Чем отличается стыд от вины? И как работать с чувством стыда, чтобы сделать свою жизнь лучше? Ответы на эти вопросы вы найдете в нашей статье.

Что такое испанский стыд и откуда пришло это выражение

Испанский стыд – это чувство неловкости за другого человека. Кто-то делает, а стыдно именно вам. Вспомните, наверняка у вас были ситуации, когда ваш друг или знакомый что-то сделал, а краснели за него вы. Это есть испанский стыд.

С английского «испанский стыд» переводится как «чувство жгучего смущения за действия других людей. Производное от испанского vergüenza ajena и буквально означает „позор за других“» [Urban Dictionary]. И вот первая (она же официальная) версия происхождения этого выражения. Ниже вы найдете остальные:

  • Произошло от испанского выражения. Перевод был слишком громоздким, и слово было трудно перевести на английский и другие языки. К тому же произносить испанское vergüenza ajena было сложно, поэтому англичане добавили в свой язык выражение Spanish shame или «испанский стыд».
  • Второй вариант связывают с эмоциональностью самих испанцев. Считается, что это самая эмоциональная нация. Испанцы очень переживают друг за друга и проникаются событиями других.
  • Третий вариант предполагает, что выражение пошло из библии. И здесь удалось найти целых две версии. Первая: когда Иуду повесили на осине, дереву стало стыдно. «Осина» на иврит переводится как «испа». Отсюда, мол, и пошло выражение «испанский стыд». Но если заглянуть в словарь, то «осина» на иврите произносится как «аспа» [Большой иврит-русско-ивритский словарь д-ра Баруха Подольского]. Причем здесь «испанский стыд», непонятно. Сомнительная версия происхождения термина, как и следующая: крест, на котором распяли Христа был сделан из осины. И дереву тоже стало стыдно (как в версии с Иудой) за безнравственные поступки, жестоко погубившие невинного человека.
  • Еще один вариант говорит, что это придумали любители испанских сериалов. В эмоциональных эпизодах зрители переживали за любимых героев, и, видимо, наиболее частой эмоцией был стыд.

Некоторые версии кажутся весьма странными, но они все же есть. На наш взгляд, наиболее правдоподобной является первая версия – производное от испанского или непереводимое слово.

Практически в каждом языке есть слова или выражения, труднообъяснимые на других языках. К примеру:

Мы чувствуем стыд, когда нарушаем общепринятые нормы поведения, которых придерживаемся. И если они нарушаются, то просыпается внутренний критик. Испанский стыд – это то же самое, только в отношении других людей. Считая поведение неуместным, мы непроизвольно ставим себя на место другого человека. Но прежде чем узнать, почему возникает стыд за других, давайте сначала разберемся с его функцией. Какую пользу или вред он нам несет?

Функции стыда и в чем отличия от вины

Когда вы чувствуете стыд, возможно, вам хочется закрыть лицо руками, спрятаться или избежать осуждения. Приходит ощущение беспомощности и просыпается внутренний критик. А возможно, возникает защитная реакция, выражающаяся в нападении на тех, перед кем стыдно. Как сказал Александр Македонский: «Лучшая защита – это нападение». Стыд может привести к замкнутости и самосовершенствованию. Но что еще может принести нам стыд? Давайте детально разберемся:

  • Как бы парадоксально это ни звучало, но стыд помогает избежать неловких ситуаций. После неприятного опыта включается страх повторения ситуации. И это позволяет переоценить поведение, чтобы избежать подобного опыта в будущем. Это особенно заметно у перфекционистов. Перфекционисты стараются делать все идеально. Они боятся допустить ошибку и поэтому все тщательно прорабатывают.
  • Стыд помогает нам быть частью общества. Когда человек практически не испытывает стыд, он доставляет массу неудобств другим людям. И такого человека часто воспринимают как ненормального, неадекватного, эгоистичного и даже опасного. Большинство из нас сторонится таких людей.
  • Стыд помогает увидеть черты, которые, на наш взгляд, другие не будут ценить. И таким образом стыд сигнализирует нам, над чем следует поработать, чтобы впредь сделать лучше.

Получается, что стыд – это социальный механизм, помогающий нам оставаться в рамках приличия. Только иногда бывает, что рамки сильно сжаты и это сказывается на самооценке. Вина и стыд часто находятся рядом. Их часто путают, однако, это разные чувства.

Стыд отражает наши чувства к себе. А вина показывает осознание того, что наши действия причинили вред кому-то другому. Иначе говоря, стыд относится к нам самим, а вина – к другим. И даже если это испанский стыд, то проекция поведения идет на нас.

Вина включает в себя осознание того, что мы сделали что-то не так. Она возникает из наших действий (даже если это просто фантазии). И словно включает внутренний голос: «Я чувствую себя плохо из-за того, что напортачил. И я хочу сделать лучше в следующий раз, потому что эти отношения для меня важны».

Стыд может быть результатом осознания вины. И для стыда необходимо условие: чтобы о поступке знали другие. Нам не было бы стыдно, если бы это осталось втайне. И это чувство напрямую связано с тем, что о нас подумают другие.

Например, вы остроумно пошутили, но это обидело вашего друга и он сильно расстроился. Вы не хотели его обидеть. Но осознание того, что причинили ему боль, скорее всего, вызовет чувство вины и, возможно, стыда, потому что вам важен друг, как и то, что он (или другие) подумает о вас.

Люди с низким уровнем эмпатии чаще испытывают стыд, чем вину. Потому что вина предполагает понимание или интуитивное видение чувств другого человека.

Почему возникает испанский стыд

Испанский стыд, по сути, происходит от нашей способности сопереживать. И эта способность позволяет нам понять, что чувствуют другие люди, а также налаживать с ними контакт.

По данным исследования Baston et al., люди, проявляющие сочувствие, внимательность и заботу к другим, мотивированы проявлять альтруизм своим поступком. В результате исследования удалось выяснить, что уровень эмпатии в группе увеличился. Этот эксперимент показывает, что эмпатия способствует повышению уровня благополучия общества и подает пример, которому стараются следовать другие [Is Empathic Emotion a Source of Altruistic Motivation?]

Эмпатия тесно связана с испанским стыдом и является одной из причин его возникновения. Но есть и другие:

  1. Чувствительность (или высокий уровень эмпатии). Как показало исследование 2011 года, проведенное в Университете Любека в Германии, эмпатия может проявляться в двух формах: в совместном переживании чувств и в позиции наблюдателя, когда человек переносит опыт другого на себя. Как раз последний вид эмпатии и происходит в момент испанского стыда. И исследование показывает, что эмоциональная боль активирует те же участки нашего мозга, как если бы мы ощущали физическую [Your Flaws Are My Pain: Linking Empathy To Vicarious Embarrassment].
  2. Эгоизм. Представьте, что у вашего знакомого случилась неприятность. Вы ему сочувствуете и стараетесь помочь, и у вас есть возможность. А теперь представьте, что вы ему не помогаете. Скорее всего, у вас возникнет чувство стыда или вины, если вы этого не сделаете. Согласно исследованию профессора философии Джошуа Мэя, причина, по которой мы стараемся помочь другим,– это стремление к освобождению от чувства вины [Egoism, Empathy, and Self-Other Merging].
  3. Сверхответственность за других. Мы не можем полностью управлять поведением других людей. И мыслить за них мы тоже не можем. Если вы переживаете чужие неудачи, как собственные, стыдитесь за чужие поступки, то вы очень ответственный человек. И ваша ответственность распространяется и на ваше окружение. Даже в том случае, если вы никак не можете повлиять на ситуацию.
  4. Страх осуждения. Издавна исключение из общества, (допустим, изгнание из деревни), считалось одним из самых суровых наказаний. Страх быть отвергнутыми есть у всех нас. Просто у кого-то он проявляется в большей мере, а у кого-то в меньшей. И да, мы действительно остро реагируем на ситуации, когда социум отвергает (или может отвергнуть) одного из наших товарищей.
  5. Низкая самооценка. Часто люди с низкой самооценкой видят отвержение и неодобрение даже тогда, когда этого нет. Например, если ваш знакомый считает, что другие люди не любят его или осуждают, то он с большей вероятностью будет избегать взаимодействия с людьми, и, возможно, на любые комментарии он будет бурно реагировать – цинично или даже агрессивно. Хотя для такого поведения нет никаких предпосылок. Это лишь его мысли. Это он думает, что его не любят и осуждают. Наше восприятие себя является основой нашего поведения с другими людьми. Более того, когда мысли о себе негативны, (предположим, называем себя неуклюжими, нелюбимыми, несносными, застенчивыми, бездарными и т. д.), нам самим становится все труднее и труднее поверить в то, что другие смогут увидеть в нас что-то хорошее.

Испанский стыд можно использовать как лакмусовую бумажку – он сильнее проявляется, если вы ассоциируетесь с человеком, за которого испытываете стыд. И с помощью стыда можно увидеть зоны для своего развития, чтобы стать сильнее.

Как справиться с испанским стыдом?

Смущение и стыд могут быть мучительными. И стоит обратить внимание на причины, по которым он возникает и начать именно с них. Перечисленные ниже способы помогут оперативно справиться с испанским стыдом:

  1. Повысить самооценку. Как мы уже говорили, самооценка влияет на наши отношения с другими людьми и влияет на качество жизни. Чем уязвимее вы себя чувствуете, тем сильнее переживания. Разглядите в себе сильные стороны, они у вас, безусловно, есть. Вы можете начать с самосознания.
  2. Убрать триггер. Если вы исключите раздражитель, который вызывает чувство испанского стыда, то проблема решится лишь частично, потому что при новом столкновении с похожей ситуацией, вы снова будете испытывать стыд. Это поможет, только проблема останется. Как вариант, можно убрать эмоциональный раздражитель на время, пока вы работаете над собой.
  3. Умерить перфекционизм. Завышенные требования к себе и другим людям осложняют коммуникацию и наносят безжалостные удары по самооценке. Перфекционизм усиливает тревожность и держит в постоянном напряжении.
  4. Скорректировать эмпатию. Сверхчувствительность к переживаниям других часто размывает личные границы. И чтобы ее уменьшить старайтесь концентрироваться на себе, а именно на ваших ощущениях в теле, мыслях и настоящем моменте. Со временем вы сможете меньше вовлекаться в чужие эмоции.
  5. Установить личные границы. Это поможет снять лишнюю ответственность за других людей, которую вы возложили на себя. А еще поможет снизить сверхчувствительность (см. п. 4).

А непосредственно в момент ощущения испанского стыда следует:

  1. Помнить, что это временно. Каждая эмоция рано или поздно заканчивается. К примеру, страх и стыд длятся около 30 минут, а ненависть может продолжаться 60 часов! [Which emotions last longest and why: The role of event importance and rumination].
  2. Остановиться и обратить внимание на возникшее чувство стыда. Так вы заметите его и осознаете, что оно уже есть.
  3. Принять его. Иногда мы отрицаем эмоции, даже если их замечаем. Признавая эмоции, мы принимаем их, и это помогает их регулировать.
  4. Вспомнить, что вы не совершали этот поступок. Речь идет о другом человеке. Вы – это вы. Другой – это другой.
  5. Не осуждать того, за кого вам стыдно. Осуждение лишь усилит эмоции и добавит негодование. Постарайтесь быть более толерантным.
  6. Сделать 10 глубоких вдохов и выдохов. Это помогает скинуть напряжение и стать спокойнее.

Используя эти приемы, вы сможете совладать с чувством неудобства и другими эмоциями. Однако для того, чтобы чувство стыда беспокоило меньше, стоит найти его причину и поработать над ней. Если это высокая чувствительность к переживаниям других, отрегулируйте ее, обозначив свои личные границы. Если дело в самооценке – смело поднимайте ее. Перфекционизм тоже можно уменьшить и ослабить требования к себе и другим, сделав их более гибкими и не обременяющими ни вас, ни окружающих людей. Еще обратите внимание на курс  по развитию эмоционального интеллекта. Он поможет вам лучше понимать себя и других людей, а еще вы сможете управлять своими эмоциями и влиять на решения других людей.

Итоги

Когда нам стыдно за других – это испанский стыд. Мы словно ставим себя в неловкую ситуацию и переживаем чужой опыт, не имеющий к нам никакого отношения. Стыд может появиться при просмотре фильмов, шоу, интервью, или когда мы становимся свидетелями поступков наших друзей и знакомых. Кто-то неудачно пошутил, не вовремя зааплодировал или громко разговаривал в кинозале – все это может вызвать чувство стыда.

Стыд за другого имеет множество названий: испанский, опосредственный, эмпатийный, вторичный стыд или смущение секонд-хенд. И чаще всего возникает у тех, кто более чувствителен к эмоциям других.

Испанский стыд имеет разные версии происхождения, начиная от библейского контекста и эмоциональности испанцев и заканчивая более реальной (производное от испанского или непереводимое выражение языка).

Испанский стыд может возникнуть, даже если нам совсем незнаком человек. А если человек знаком и отношения с ним близки, тогда мы склонны за него переживать сильнее. Стыд часто возникает из-за беспокойства о том, что подумают о нас и как ситуация повлияет на нашу репутацию.

Стыд – не врожденная эмоция, мы ей учимся. Она формируется к двум годам. Стыд и вина имеют различия между собой. Нам стыдно за себя и за нашу репутацию в обществе. Вина приходит в момент осознания того, что мы причинили вред другим. Можно сказать, что стыд – это наше беспокойство за нас же, а вина – за других.

Когда возникает испанский стыд, мы ставим себя на место другого и соотносим с нашими нормами поведения в обществе. Чувство стыда может осложнять общение с другими людьми, снижать самооценку, способствовать негативным мыслям. И в то же время стыд может нам показывать зоны для роста и способствовать нашему развитию.

Стыд за другого человека чаще всего испытывают люди с высоким уровнем эмпатии. Еще испанский стыд может возникать тогда, когда люди чувствуют ответственность за других, боятся осуждения, имеют высокие требования к окружающим и низкую самооценку.

Сильное чувство стыда может сказаться на самооценке и осложнять общение с другими людьми. Поэтому, чтобы сделать свою жизнь лучше, следует поднять самооценку, поработать со страхами, научиться саморегуляции и выстроить личные границы. Вы можете это сделать и у вас уже есть все необходимые ресурсы. Удачи вам!

почему нам неловко за других

Готового ответа у меня нет, поэтому давайте рассуждать вместе. Рассмотрим несколько возможных ситуаций.

Это обычная вещь, которую мы делаем автоматически много раз на дню. Почему нам так нравится читать детективы, любовные романы или смотреть фильмы и сериалы? В первую очередь как раз потому, что мы отождествляем себя с главными героями. Но это происходит не только в ходе чтения литературы или за просмотром кино, но и когда мы просто наблюдаем жизнь вокруг себя. Мы легко можем представить себя на месте какого-нибудь бомжа, который залез в мусорный контейнер, достал подгнившую капустную кочерыжку, очистил гниль о металлический край бака и с аппетитом впился в эту кочерыжку…

Ну вот, я рассказываю о постороннем для вас мужчине. Если у вас появилась хотя бы небольшая эмоция — отвращение, брезгливость, стыд, это значит, что на секунду вы представили себе, что это вы — с аппетитом, в кочерыжку…

Такая моментальная проекция себя на людей вокруг — основа эмпатии.

Эмпатия строится на том, что мы представляем себя на месте человека и обращаемся к каталогу, опыту своих чувств: вот в такой ситуации я чувствовал бы себя так-то. При этом настоящая, правильная эмпатия отличается тем, что человек разделяет свои чувства и другого. Вот он горюет, или стыдится, или тревожится, а я откликаюсь похожим чувством. Но только откликаюсь, резонирую, на самом деле я прямо сейчас не горюю, не стыжусь, не тревожусь. Мы же не можем буквально чувствовать чувства другого. Это наша обоснованная фантазия, что он сейчас переживает то-то.

Проверяем. Мысленно встаем на место героя, и… тут есть два варианта. Либо у нас эмпатическая фантазия, что он сейчас стыдится, а мы свои чувства и эмпатические фантазии не умеем разделять и критически оценивать. Либо у нас еще и какой-то собственный «комплекс», «таракан» на эту тему. Возвращаясь к нашему примеру про бомжа, мы можем таким образом переносить свой страх оказаться неудачником, лузером, и что тогда все будут показывать на нас пальцами и говорить «Фу-у-у!». Еще бы тогда не возникло чувство стыда!

Не каждому дано испытать испанский стыд

Вам когда-нибудь попадалось выражение «испанский стыд», слышали такое? Ну, стыд – это понятно. Но при чем тут этническая окраска? Не могла понять, о чем это. Сначала просто раздражало. Стоило спросить у знакомых девушек, как те сразу понимающе закивали: «Испанский стыд – это когда тебе стыдно за другого». Ах, вот оно что… Уже и это облекли в термин.. Отстаю от жизни.

Когда-то так же долго не могла понять смысла выражения «Жесть!» Ну никак не ожидала, что листовая сталь трансформируется в… сильную оценочную эмоцию. «Я сегодня на работу с пересадкой на трех автобусах добиралась…», в ответ комментарий: «Жесть!» «А эти кроссовки я купила за двести баксов» – «Жесть!»…
Так как же испанцы «примкнули» к «своему» стыду? Оказалось, дело просто в написании термина, то есть сами испанцы тут не при чем. Просто они первыми дали ему отдельное название на своем языке – «Spanish shame».

Стыдно за других. Было такое? Было, конечно. Ну, вспомните. Когда при вас из уст коллеги, возможно, даже вашего непосредственного шефа льется подхалимаж в адрес, скажем, ого-го какого руководства. «Только под вашим руководством…», «Вы это гениально предвидели…», «Наш коллектив, гениально управляемый вами», «На небе не может быть двух солнц…» и так далее. Слышать такое и стыдно, и неловко. «Эк, как его прохватило!» – только и приходит на ум.

Одно утешение – вершины такого подхалимажа все-таки не каждому покорятся. Хрестоматийным в этом смысле является диалог из пьесы Евгения Шварца «Голый Король»: «Министр: – Ваше величество! Вы знаете, что я старик честный, старик прямой. Я прямо говорю правду в глаза, даже если она неприятна. Я ведь стоял тут все время, видел, как вы, откровенно говоря, просыпаетесь, слышал, как вы, грубо говоря, смеетесь, и так далее. Позвольте вам сказать прямо, ваше величество…
Король: Говори. Ты знаешь, что я на тебя никогда не сержусь.
Первый министр: Позвольте мне сказать вам прямо, грубо, по-стариковски: вы великий человек, государь!
Король (он очень доволен): Ну-ну. Зачем, зачем.
Первый министр: Нет, ваше величество, нет. Мне себя не перебороть. Я еще раз повторю – простите мне мою разнузданность – вы великан! Светило!
Король: Ах какой ты! Ах, ах!»

А еще бывает стыдно, когда ты видишь, что кто-то пусть и очень пожилой человек (но не настолько же!) из года в год «примазывается» к ветеранам войны, и, понавесив на себя купленных медалей, уже сам забыл, что он не ветеран… Или женщина пытается объяснить кондуктору в автобусе, что у нее есть права на бесплатный проезд. А ты знаешь, что этих прав у нее нет. Просто в силу ее относительно молодого возраста и вполне цветущего вида. Стыдно за уличенного в воровстве человека, потому что всегда «примеряешь» эту ситуацию на себя. Вспоминаешь детство. Согласитесь, мало у кого этот нежный возраст обошелся без случаев клептомании, за которые казнишь себя всю жизнь. Стыдно, когда при тебе чаще незаслуженно, причем грубо отчитывают человека, младшего по чину, обслуживающий персонал…

А сколько раз нам было стыдно за киношных героев, за их «косяки» по сюжету… Помните героиню Веры Алентовой в фильме «Москва слезам не верит». Как нам, самим-то не знакомым с тонкостями рыбного этикета, неловко слышать ее истеричное: «Я рыбу не ем! У меня на нее аллергия!»

Часто бывает стыдно за участников различных шоу талантов, некоторые из которых бесталанно поют и танцуют. Неужели они сами не видят, что безнадежно бездарны?
А вспомните раздачу бесплатных яиц возле универмага… Многим неловко видеть земляков, кидающихся, словно из голодного края на «халявные» плов и другую еду. Смотришь и недоумеваешь: что же ты пихаешь все в пакеты, ты что – плова не видел?!

Однажды и я повелась на замануху: «Купи такую-то хрень и по розыгрышу купонов получишь…» Купила, пришла в назначенный день и время к торговому центру. Народу… видимо-невидимо. Все толпятся, возбужденные, жаждут получить что-то из бытовой техники и посуды. Вот-вот начнется давка. Ну прямо не Шымкент, а маленькая Ходынка. Мне стало стыдно – уже за себя. Чего ты приперлась, Фарида? Ладно у них этого нет, но у тебя-то… С тех пор (уж лет пятнадцать) я на такие акции ни ногой. Чтоб кому-то не стало стыдно за меня.
К чему мы подняли эту тему? К тому, чтобы те, кто не знал, понимали значение термина «испанский стыд».

Чувство стыда – не врожденное чувство. Эти внутренние запреты и установки (не делай так – это стыдно) мы приобретаем примерно с 3-7 лет. Это наша реакция на порицания окружающих. И если вы до сих пор сохранили это чувство и время от времени испытываете его по отношению к кому-либо или к какой-то ситуации, то вы – тонкой душевной организации человек. Вы – сопереживающий и склонны брать на себя ответственность за поступки других, более того – вы можете как-то повлиять на ситуацию. Дорожите этим. Это точно не каждому дано.

Фарида Шарафутдинова

Испанский стыд: почему другие заставляют вас краснеть

Почему стыд называют испанским

Как поясняют современные словари , испанский стыд — это «чувство жгучего смущения за действия, которые совершают другие люди». Это любопытное явление, конечно, международное, не имеющее чёткой географической привязки. Но дать ему собственное имя первыми додумались испанцы.

Vergüenza Ajena («позор за других») — констатировали суть данного переживания они.

И ввели название страны в тезаурусы международной психологии. Подвинув, к слову, Германию, в которой тоже есть схожее понятие — Fremdschämen, «стыд за чужака». У испанского стыда также имеются и другие названия. Например, конфуз секонд‑хэнд. Или эмпатический стыд. Или опосредованное смущение .

Впрочем, есть вещи поинтереснее, чем названия. В частности, откуда берётся этот самый испанский стыд. Что заставляет нас краснеть за других — людей, к чьим ошибкам, неумному или бестактному поведению мы сами не имеем ни малейшего отношения.

Откуда берётся испанский стыд

Исследований, посвящённых опосредованному смущению, существует не так уж много. Однако те, что есть, позволяют перечислить несколько причин, по которым вы испытываете испанский стыд. Спойлер: часть из них вас порадует, а часть, возможно, расстроит.

Это чуткость

Она же — развитая эмпатия. Вы примеряете на себя, что чувствует другой человек, попавший в неловкую ситуацию. И до такой степени сопереживаете ему, что испытываете почти физическую боль.

Это не преувеличение: при эмпатии действительно активируются области мозга, связанные с ощущением боли. Поэтому вам хочется закрыть глаза, уйти, лишь бы не видеть чужого позора.

Это эгоцентризм

Представьте себе, что на улицу перед вами выбежал голый маленький мальчик. Ребёнок ещё слишком мал, чтобы осознавать, что нарушает некие социальные нормы. Он не испытывает ни грамма смущения. Зато это смущение внезапно испытываете вы.

Так происходит потому, что ваши внутренние установки, ваш взгляд на мир кажутся вам более значимыми, нежели установки других людей.

И именно так проявляется эгоцентризм — штука в целом естественная. Однако иногда он приводит к косности взглядов, невозможности посмотреть на мир с иной точки зрения. Впрочем, это уже совершенно другая история.

Это гиперответственность

Если вам знаком испанский стыд, значит, вы склонны брать на себя ответственность за поведение других людей. И это заставляет вас переживать чужие промахи как собственные. Даже в той ситуации, когда повлиять на эти действия объективно вы не можете.

Это страх быть отвергнутым

Страх быть выброшенным из коллектива живёт в каждом из нас. Привет долгой и не всегда гуманной эволюции, которая научила наших предков: стать изгоем в племени означает очень быстро стать мёртвым. Поэтому мы остро реагируем на ситуации, в которых социум отвергает (или может отвергнуть) одного из наших соплеменников.

А вдруг, взволнованно шепчет подсознание, вслед за ним отвергнут и нас?

Проследите, как чувствуют себя люди, на глазах у которых начальник отчитывает подчинённого. Или как ведут себя школьники, когда учитель ругает одноклассника. Голова, вжатая в плечи, опущенный взгляд, неловкое молчание и отчаянное желание сбежать. Это действует тот же механизм, который запускает испанский стыд в других случаях. Где‑то там, в глубинах подсознания, нам страшно, поэтому хочется отвести глаза и сделать фейспалм, чтобы спрятаться от этого «позорища» и возможного изгнания .

Это пониженная самооценка

Лидеров, ярких и востребованных персон из племени, как правило, не выбрасывают. Выбрасывают тех, чья потеря не станет заметной. Если вы примеряете на себя роль потенциально отвергнутого, скорее всего, вы не очень‑то уверены в себе.

Это признак того, что вы относите себя к той же социальной группе, что и «неудачник»

Острее всего испанский стыд проявляется в том случае, когда вы ассоциируете себя с тем, кто попал в неловкую ситуацию. Так что опосредованное смущение может служить своеобразным психологическим тестом.

Посмотрите на человека, чьи действия вызывают у вас приступ испанского стыда. Вы ассоциируете себя с ним, считаете себя частью той же значимой для вас социальной группы. И это много о вас говорит.

Читайте также 😑😓😱

«Испанский стыд»: что означает и как появилось это выражение?

Иногда мы описываем наши эмоции фразой «испанский стыд». Но откуда появилось такое выражение? Неужели испанцы являются самой стыдливой нацией в мире? Слыша такую фразу довольно часто, понимаем ли мы ее настоящий смысл?

♥ ПО ТЕМЕ: «Комильфо»: что это значит и откуда взялось это слово?

 

Что такое испанский стыд?

В современных словарях «испанским стыдом» называют чувство сильной неловкости за совершаемые другими людьми действиями. Нам стыдно, когда посторонние позорят нас или ведут себя откровенно неприлично. Вот только при чем тут испанцы?

Подобное чувство стыда не имеет, конечно же, географической привязки. Испытывают его не только в Испании, но и у нас, в Америке и Азии… А связь такого рода стыда с Испанией на самом деле вполне объяснима. Более того, есть даже две теории появления этой фразы.

♥ ПО ТЕМЕ: 1 баррель – это сколько литров?

 

Откуда пошло выражение «испанский стыд»?

Самая простая и популярная теория говорит о том, что именно испанцы первыми обозначили словами такого рода чувства. Психологический дискомфорт за действия других там стали называть «verguenza ajena» или же «позор за других». Дословный перевод фразы на английский язык стал заметно длиннее, а при переводе на русский решили просто говорить «испанский стыд». Дошли до нас и другие синонимы – «конфуз секонд-хэнд» и «эмпатический стыд». Есть свой термин для этого чувства и в Германии – Fremdschämen (стыд для чужака).

По другой версии это происхождение имеет библейский подтекст. Мы все помним предание о замучавшей Иуду совести, что стало причиной его повешения на осине. Считается, что даже дереву было стыдно за смерть на нем предателя-самоубийцы. На иврите же название осины звучит, как «аспа» или «испа». Возможно, эта лексема и стала основой выражения «испанский стыд».

♥ ПО ТЕМЕ: 29 логотипов с шедеврально скрытым подтекстом.

 

Почему мы чувствуем испанский стыд?

Психологи говорят, что неприятные эмоции мы можем испытывать не только из-за наших родных и близких, но даже из-за схожих с нами по половому признаку, по цвету кожи или вероисповеданию людей. Не так много есть исследований, посвященных опосредованному смущению. Тем не мене психологи вывели несколько явных причин, которые заставляют нас смущаться из-за поведения других.

 

Развитая чуткость

Когда другой человек попадает в неловкую ситуацию, наша развитая чуткость заставляет нас переживать за постороннего. Мы подсознательно проецируем эту ситуацию на себя, понимая ее неприятность. Эмпатия активирует области мозга, связанные с болью. В результате чужой позор заставляет нас физически страдать и вызывает желание буквально закрыть глаза и не видеть происходящее.

 

Эгоцентризм

Некоторые люди, те же дети, вполне могут и не понимать, что нарушают какие-то социальные нормы. Никакого стыда они от этого не испытывают, в отличие от нас. Все дело в том, что наши взгляды на мир мы считаем более важными, чем у других людей. Эгоцентризм для человека вообще естественная вещь, но иногда это мешает смотреть на жизнь под другим углом.

 

Повышенное чувство ответственности

Чувство «испанского стыда» возникает у людей, которые привыкли брать на себя ответственность за поведение других. Такое может случаться у родителей, которые плохое поведение своего ребенка считают собственным промахом. «Испанский стыд» может появляться даже тогда, когда повлиять на действия других людей мы объективно не можем.

 

Страх оказаться отверженным

Современное общество приучает людей являться частью коллектива. Эволюция всегда обрекала изгоев на вымирание. Именно поэтому мы остро реагируем на ситуацию, когда человек своим поведением рискует быть отверженным обществом. Подсознание нашептывает нам, что следующими можем быть и мы.

Можно увидеть проявление испанского стыда у школьников, когда учитель отчитывает их одноклассниках или у сотрудников, на глазах у которых начальник ругает их коллегу. В таких ситуациях хочется отвести взгляд и куда-то уйти. На самом деле нам страшно, что подобная ситуация с отвержением может коснуться и нас.

 

Пониженная самооценка

Подсознательно мы понимаем, что обществу всегда нужны яркие личности и востребованные в том или ином качестве профессионалы. А вот ненужными индивидуумами можно и пожертвовать. Мы, будучи в себе неуверенными, примеряем на себя роль тех самых неудачников, испытывая за них стыд.

 

Сила самозапретов

У нас есть целая череда барьеров – того, что мы сами себе запрещаем. Нам кажется недопустимым выглядеть нелепо и глупо. В результате, наблюдая за кем-то, попавшим в такую ситуацию, мы просто отказываемся ее воспринимать. По мнению психологов, именно так и проявляет себя неприятие настоящего себя со всеми нашими недостатками.

 

Принадлежность к той же социальной группе

Сильнее всего испанский стыд проявляется в случае невольной ассоциации нас с попавшим в неловкую ситуацию. На самом деле такое поведение может служить неким психологическим тестом. Мы считаем себя частью той же социальной группы, что и нарушающий нормы человек. Его поведение – частично и наше поведение, что и заставляет испытывать стыд. И такая ассоциация может много рассказать о нас самих.

Смотрите также:

«Почему тупит она, а стыдно мне?!» Откуда возникает испанский стыд

https://ria.ru/20190502/1553198482.html

«Почему тупит она, а стыдно мне?!» Откуда возникает испанский стыд

«Почему тупит она, а стыдно мне?!» Откуда возникает испанский стыд — РИА Новости, 03.12.2019

«Почему тупит она, а стыдно мне?!» Откуда возникает испанский стыд

Твой друг ведёт себя перед девушкой как последний идиот. Коллеги очевидно выслуживаются перед начальником. Любимая спортивная команда позорно продула новичкам. И ты, казалось бы, непричастен ко всему этому. Откуда же тогда этот жгучий стыд?

2019-05-02T12:00

2019-05-02T12:00

2019-12-03T17:20

яснопонятно

общество

подкаст

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155319/84/1553198430_0:0:640:360_1920x0_80_0_0_9ea0e692bbdef7c61360f3f04bcf386f.jpg

«Почему тупит она, а стыдно мне?!» Откуда возникает испанский стыд

Твой друг ведёт себя перед девушкой как последний идиот. Коллеги очевидно выслуживаются перед начальником. Любимая спортивная команда позорно продула новичкам. И ты, казалось бы, непричастен ко всему этому. Откуда же тогда этот жгучий стыд?

audio/mpeg

«Почему тупит она, а стыдно мне?!» Откуда возникает испанский стыд

Твой друг ведёт себя перед девушкой как последний идиот. Коллеги очевидно выслуживаются перед начальником. Любимая спортивная команда позорно продула новичкам. И ты, казалось бы, непричастен ко всему этому. Откуда же тогда этот жгучий стыд?

audio/mpeg

Тебе 14 лет, а мама пришла заступаться за тебя в школу. Тебе 18, и младший брат ляпнул какую-то несусветную тупость перед твоими друзьями. Тебе 25, ты поехал на юга, а у бассейна в отеле толпа пьяных соотечественников фальшиво горланит попсу. Тебе 30, ты посоветовал друга на работу, а он дико накосячил. Все эти примеры объединяет одно чувство – безумный жгучий стыд за другого человека. Хотя сам ты ничего вроде бы не сделал, и даже не всегда причастен к происходящему… Почему мы испытываем испанский стыд? Почему он вообще так называется: «испанский»? В каких ситуациях возникает это чувство? Может ли быть стыдно за абсолютно постороннего человека или даже целую группу людей: музыкантов, спортсменов, политиков? Разбирались Игорь, Маша и Лина.Консультировала клинический психолог и психотерапевт Ольга Дятлова.Слушайте подкасты РИА Новости и подписывайтесь на них в мобильных приложениях: для iPhone — iTunes, для Android — Google Podcasts. С любым устройством вы можете использовать Яндекс.Музыка, Castbox и Soundstream. Скачайте выбранное приложение и наберите в строке поиска «РИА Новости» или название подкаста.Как и где бесплатно подписаться на подкасты ________Эпизод монтировал Андрей ТемновПомогите сделать подкасты РИА Новости еще лучше. Пройдите опрос и расскажите о своих впечатленияхСпрашивайте нас, предлагайте нам, спорьте с нами: [email protected]Подписывайтесь на наш канал в инстаграме @ria_podcasts

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155319/84/1553198430_35:0:519:363_1920x0_80_0_0_2c3777ec0d325f9a02d55d6efabcc8dd.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, подкаст, аудио

12:00 02.05.2019 (обновлено: 17:20 03.12.2019)

Твой друг ведёт себя перед девушкой как последний идиот. Коллеги очевидно выслуживаются перед начальником. Любимая спортивная команда позорно продула новичкам. И ты, казалось бы, непричастен ко всему этому. Откуда же тогда этот жгучий стыд?

Тебе 14 лет, а мама пришла заступаться за тебя в школу. Тебе 18, и младший брат ляпнул какую-то несусветную тупость перед твоими друзьями. Тебе 25, ты поехал на юга, а у бассейна в отеле толпа пьяных соотечественников фальшиво горланит попсу. Тебе 30, ты посоветовал друга на работу, а он дико накосячил.

Все эти примеры объединяет одно чувство – безумный жгучий стыд за другого человека. Хотя сам ты ничего вроде бы не сделал, и даже не всегда причастен к происходящему…

Почему мы испытываем испанский стыд? Почему он вообще так называется: «испанский»? В каких ситуациях возникает это чувство? Может ли быть стыдно за абсолютно постороннего человека или даже целую группу людей: музыкантов, спортсменов, политиков? Разбирались Игорь, Маша и Лина.

Консультировала клинический психолог и психотерапевт Ольга Дятлова.

Слушайте подкасты РИА Новости и подписывайтесь на них в мобильных приложениях: для iPhone — iTunes, для Android — Google Podcasts. С любым устройством вы можете использовать Яндекс.Музыка, Castbox и Soundstream. Скачайте выбранное приложение и наберите в строке поиска «РИА Новости» или название подкаста.Как и где бесплатно подписаться на подкасты

Эпизод монтировал Андрей Темнов

Помогите сделать подкасты РИА Новости еще лучше. Пройдите опрос и расскажите о своих впечатленияхСпрашивайте нас, предлагайте нам, спорьте с нами: [email protected]Подписывайтесь на наш канал в инстаграме @ria_podcasts

«Я боюсь причинить неудобство другим людям»: когда на самом деле стыдиться не за что

— Это нужные люди, — приговаривала мама, вытирая полотенцем хрустальный бокал.

Родители часто приглашали домой гостей. Пятилетняя Оля любила такие взрослые вечеринки. Ей разрешали ложиться спать на целый час позже, а гости наполняли карманы ее платья шоколадными гостинцами.

Когда разговоры и смех за столом густо перемешивались со звоном бокалов и стуком вилок, Оля просачивалась под стол и начинала хватать гостей за ноги. Тетя в блестящих колготках взвизгивала от неожиданности, подпрыгивая на стуле, а дядя понарошку хмурил брови и заглядывал под скатерть, грозя пальцем. Девочка заливалась смехом, подбираясь к следующим ногам.

Реклама на Forbes

Но игра обрывалась, когда под скатертью появлялась мамина напряженная рука и показывала «иди-ка сюда». С неловкой улыбкой на лице мама увлекала Олю в сторону и цедила:

— Немедленно прекрати, как тебе не стыдно! Ты позоришь нас с папой перед гостями. Разве хорошая девочка может так себя вести? Что люди скажут?!

В такие моменты у Оли голова вжималась в плечи, сухой язык прилипал к небу. Хотелось раствориться-рассыпатьсяисчезнуть, немело тело. Девочка не могла ничего сказать и двинуться с места. Она хлопала глазами, глядя на маму снизу вверх и не понимая, почему ей нельзя играть…

Да, Оле становилось стыдно. И она могла лишь догадываться после маминых слов о своей «неправильности».

Когда Оля в тридцать пять лет приходит ко мне в кабинет, садится в коричневое кресло и начинает рассказывать, я уже знаю, что ее мама не брала на себя труд разъяснять нюансы.

Тогда маме было важно спасти свою «репутацию», пристыдив и тем самым угомонив ребенка.

И это получилось — все, можно праздновать дальше. Но почему Оля помнит все это уже тридцать лет?

Оставаясь в одиночестве и не понимая, что же такого ужасного она натворила, Оля сама делала выводы. В ее маленькой голове складывался простой пазл:

«Когда я рассказываю стишок с табуретки или помогаю маме принести салат — я хорошая. А когда хочу играть с гостями и мне весело — плохая… Я не должна быть плохой девочкой равно я не должна веселиться. Потому что мама злится».

Дзинь! Гвоздик забит.

Не подавлять, а контролировать: как обуздать родительский гнев 

***

И здесь у меня как у психолога возникает вопрос о принадлежности чувства стыда. Чей же он — мамин или ваш? Стыд всегда появляется рядом с чьим-либо мнением, особенно непрошеным. Достаточно одной коротенькой фразы или въедливого словца, чтобы обездвижить вас, «забить» стыдом, как гвоздь забивают в доску.

Вам знакомо: «как тебе не стыдно!», «бесстыдница, не смотри туда!», «бессовестный, как ты смеешь!», «э-э-эх, постыдились бы…», «ты же мальчик, как тебе не стыдно плакать!»?

Реклама на Forbes

Стыдом вас «кормили» с детства, как противной склизкой кашей, которая в горло не лезет: «Сказано — полезно. Ешь! Мои родители ели, я ел, и ты будешь. Все полезно, что в рот полезло!» Но никто не пытается разобраться, из чего эта каша сделана, чем и кому полезна.

Дети беззащитны перед «варевом», именуемым стыд. Они просто «едят», впитывают и научаются стыдиться, даже когда это вовсе не к месту.

Один из ингредиентов этой каши — «тебе должно быть стыдно!». Должно? Одну минуточку — кому «должно»?

Мой французский коллега, гештальт-терапевт Жан-Мари Робин говорит об этом процессе так: «Я тебе говорю, что ты должен чувствовать, а меня это не касается, я ни при чем».

Удобно, не правда ли?

Реклама на Forbes

Что я слышу в своем кабинете от уже взрослых «Оленек», «Сереж» и «Анечек», которых научили стыдиться в детстве: «Мне неловко беспокоить человека».

«Я боюсь причинить неудобство другим людям». «Мне стыдно, что я не знаю этого». «Главное, чтобы ему хорошо было, а я уж как-нибудь обойдусь».

«Мне придется пойти на день рождения к тете, хотя я не хочу. Перед мамой неловко».

«Я никому не рассказываю, что муж изменяет мне. Стыдно».

«Я стесняюсь попросить».

Реклама на Forbes

Вам неловко… Вы чувствуете себя лишними, недостойными, неуверенными, как будто вы меньше и хуже других. Еще у вас нет возможности порадоваться, когда этого хочется от всей души. Вы погружаетесь в стыд и не можете разрешить себе насладиться удовольствием. Бывает даже, вам хочется опустить глаза и застыть в неловкости, когда рядом веселятся, прыгают от радости и обнимаются другие люди.

— Стыд забирает меня у меня, — говорит Оля на консультации. — Всплеск радости растекается по всему телу теплыми волнами, но дойдя до горла, сворачивается в горький ком. Эта горечь отравляет кровь, как яд.

— То есть тебе не удавалось в своей жизни никогда порадоваться на сто процентов?

— Да, точно… Моя радость не течет, она превращается в нечто тихонечко булькающее внизу живота. И я не могу ей довериться. Ощущение, что это буду не я, если дам волю эмоции. Как будто я исчезну, потеряюсь или даже умру. Поэтому я сдерживаю свою радость.

— А что появляется вместо твоей сдержанной радости?

Реклама на Forbes

Оля медленно перебирает кусочки разорванной салфетки на подоле бирюзовой юбки.

— Страх. Мне страшно, — говорит тихо.

Психика делает такую энергозатратную работу только ради того, чтобы не встретиться с токсичным стыдом. Потому что чувствовать себя не принятым собой же и правда страшно. А если страшно, значит, небезопасно.

Жертвы традиции: как патриархат вынуждает женщин становиться эмоциональной обслугой 

Вы бываете разными: веселыми, злыми, грустными, боязливыми, завистливыми, любящими, ненавидящими, тоскующими, жалеющими себя, беспомощными, ошибающимися, любопытными, отчаянными, заботливыми, радостными, сопереживающими. Вы имеете право на все состояния души, чувства и переживания, которые просто возникают, вне зависимости от того, нравится это кому-то или нет.

Реклама на Forbes

И вы умеете жонглировать этими «разностями» в зависимости от того, кто сейчас с вами на арене. Приходится, ведь вы живете в социуме. У кого и как настроен механизм регулирования, зависит от ряда факторов — вашего психотипа личности, характера, темперамента, воспитания, уровня культуры, интеллекта, окружения, ментальности.

Личность растет и воспитывается на протяжении всей жизни. Только в детстве в этом процессе активное участие принимают близкие и учителя. А вот взрослые уже сами «воспитывают» друг друга посредством обратной связи в своих отношениях, а также опыта — как желанного, так и непрошеного.

Как психолог я знаю, что ни одно чувство не возникает на пустом месте. Сотни раз в своем кабинете я видела людей, которые говорили: «Не знаю, почему я так чувствую. Просто так». А я не верю в «просто так», поэтому мы распутывали эту цепочку и всегда находили причину. Боже, как это освобождает! И каким бы тяжелым, болезненным ни было переживание, оно необходимо, чтобы мы могли отреагировать на раздражитель.

«Главное отличие голоса Стыдящего от голоса совести в том, что он не пытается ничего прояснить, пронаблюдать и расспросить. Он просто лепит ярлык — «Ты неправильный, ты не будешь принят мною и обществом таким, каким являешься сейчас».»

У стыда бывают оттенки. Чувство неловкости, смущения и того же стыда срабатывают как автоматический шлагбаум в моменты, когда вы рискуете оказаться в социально неприемлемой ситуации, а также когда ваше поведение и слова могут причинить дискомфорт или страдания другому человеку. Стыд сигналит. Если вы все же не совладали с собой и накричали на старушку в очереди или, будучи в подпитии, голышом сплясали на площади, то благодаря чувству стыда вы сделаете правильные выводы и больше не повторите подобный опыт.

Стыд — Великий Регулятор. Это его плюс. Но есть и другая сторона — токсичная.

Реклама на Forbes

На токсичной стороне расположились ситуации, в которых стыдиться не за что, а все равно стыдно. И всю эту возню возглавляет непрошеный Стыдящий внутри вас. Им может оказаться кто угодно — близкий родственник, учитель, кондуктор, дворник. Стыдящий уверен: он привносит свой бесценный вклад в перевоспитание «недочеловека», при этом он отбирает у вас право быть живым и разным.

Когда мы разные, когда живые, у нас строятся настоящие отношения. Вы видели слезы мужчины, который впервые берет на руки новорожденную дочку? Вы слышали дрожащий голос участника конференции, которому вручают награду? Кроме «я очень взволнован» он долго не может ничего вымолвить. «Меня как заблокировало… Ты такая красивая», — говорит парень на первом свидании девушке, почти не глядя на нее. И вдруг он превращается из «странного» в искреннего и открытого.

Ваша разность и живость — это не только право, это еще и красивое проявление личности.

Главное отличие голоса Стыдящего от голоса совести в том, что он не пытается ничего прояснить, пронаблюдать и расспросить. Он просто лепит ярлык — «Ты неправильный, ты не будешь принят мною и обществом таким, каким являешься сейчас».

Под указкой Стыдящего может стать стыдно за свои естественные состояния и потребности.

Реклама на Forbes

Стыдно за то, что почувствовал страх или растерялся, когда остановила полиция. Стыдящий уже шлепнул ярлык «Слабак».

Стыдно за то, что не хочешь делиться чем-то личным, кровным, дорогим твоей душе. Например, не даешь подруге надеть на вечеринку свое любимое платье. От Стыдящего прилетело: «Жадная».

Стыдно за то, что сейчас ты слаб и нуждаешься в поддержке. Стыдящий уже подсуетился рассказать о твоей неправоте и дал свою бездарную инструкцию к действию: «Не думай об этом. Возьми себя в руки!» Ну и что, что вчера ты похоронил любимую собаку…

Стало стыдно за то, что пустился в пляс и завизжал от неожиданной радостной новости! Стыдящий нацарапал на столе: «ЭТО НЕПРИЛИЧНО».

Стыдящий путает устыжение с поддержкой.

Реклама на Forbes

Он не вникает в нюансы ситуации. А зачем ему? Это же доставляет хлопоты и напрягает. Он «все знает», он «всегда прав», да что уж там мелочиться — он «идеален»! Ему так проще.

Вот как это бывает.

Много лет назад я перенесла хирургическую операцию в области живота. После снятия швов стала осторожно, неуверенно, на маленькие расстояния передвигаться по улицам.

Рана еще болела, и я с трудом могла полностью выпрямиться, но врач говорил, что гулять необходимо.

Как-то мне пришлось воспользоваться трамваем. Я с трудом преодолела ступеньки и упала на первое попавшееся свободное место. Подошел кондуктор. Знаете этот взгляд, под которым хочется уменьшиться до размеров ноготка и спрятаться в потайном кармане собственной куртки? В глазах женщины считывалась готовность к броску. Она сунула мне билетик и нарочито громко, чеканя слова и выдерживая театральные паузы, извергла:

Реклама на Forbes

— Уступила бы место бабушке. Стыдно должно быть! Такая молодая, где только воспитывают?..

Я растерянно нащупала взглядом бабушку, стоявшую чуть позади меня, и обратилась к ней:

— Простите, не могу вам уступить место, я только после операции, мне тяжело стоять. Возможно, вам уступит место кто-нибудь другой.

Похоже, бабушка изначально не претендовала на чье-либо место, к тому же ей сразу уступил сиденье кто-то другой.

А вот кондуктор не собиралась размыкать челюсти:

Реклама на Forbes

— Ишь, чего удумала: «после операции» она! Фантазерка! Постыдилась бы врать людям в глаза. Тьфу! Ни стыда ни совести!

Ну и, конечно, как водится в подобных ситуациях, к скандалистке подключилась группа поддержки. В накалившейся атмосфере вагона защебетали про бесстыжую молодежь, будущую мать (то есть про меня) и катящийся в безнадежность мир.

Я была среди людей и в одиночестве. За окном плыла весна. Я тихонько плакала. Было обидно и стыдно не потому, что сделала что-то плохое, а потому что застыдили, отвергли. Вроде как я — вне общества, плохая и неправильная. Есть в этом чувстве что-то иррациональное, похожее на маленькую смерть…

А кондуктор «всегда прав»: бабушки должны сидеть, а девушки стоять. Разве возможны иные варианты? И, конечно, кондуктор «все знает» про девушек с зашитыми животами. «Бесстыдница» поставлена на место и облагодетельствована уроком жизни No. Поддержка народа получена, долг перед трамваем выполнен, перед нами «кондуктор года»! Едем дальше.

С больной головы: женщины, изменившие наше отношение к психическому здоровью 

Реклама на Forbes

Стыдящий есть и у вас. Если не в реальном времени, то застрявший в памяти, как подкожный клещ. И даже когда человек остается наедине со своими мыслями, его может подрезать стыд.

Со временем забывается взгляд, слова и образ самого стыдящего. Но остается токсичность, которая бесконтрольно разливается внутри, даже когда стыдиться абсолютно не за что.

Вернемся к истории Оли, чтобы посмотреть, что можно делать вместо устыжения ребенка. А чуть ниже я расскажу, как можно избавиться от стыда, когда вы уже взрослый.

Девочка не понимала, почему стала вдруг плохой для мамы. Если посмотреть на ситуацию со стороны, то ничего социально неодобряемого не происходило. Ребенок пытался поиграть с гостями, никто не злился, даже замечаний не делал. Но мама, как интеллигентная женщина и заботливая хозяйка, должна была следить за благополучием своих гостей. А еще она хотела оставаться хорошей матерью, у которой растет культурная дочь. Это понятно. И даже можно согласиться с тем, что игра девочки в какой-то момент все же могла доставить неудобство кому-то из присутствующих, люди разные. Допустим. Ребенка нужно воспитывать.

Стыдящий есть и у вас. Если не в реальном времени, то застрявший в памяти, как подкожный клещ. И даже когда человек остается наедине со своими мыслями, его может подрезать стыд.

Где же нестыковка? Вот здесь: мама знала, к чему может привести такая игра, а Оленька нет. Мама — взрослая женщина с жизненным опытом, она способна была предположить варианты развития событий, а Оленька ничего просчитывать не умела. Маме было важно, что про нее подумают люди, а ребенку — повеселиться, ведь он живет ощущениями здесь и сейчас. Маме тридцать, а Оленьке пять.

Реклама на Forbes

Как было бы хорошо для Оленьки? Какие слова мамы помогли бы ребенку понять ситуацию, а не заставили захлебываться стыдом?

Простое пояснение: почему нельзя играть именно так, какие могут быть последствия. Например, нарисовать сюжет: тетя от неожиданного прикосновения к коленке может резко вздрогнуть, уронить вилку со свекольным салатом на свою любимую светлую юбку и расстроиться. Затем мама могла поинтересоваться у дочки: «Ты хочешь, чтобы наши веселые гости расстраивались?» О нет! Оленька любит гостей и точно не хочет, чтобы у них испортилось настроение.

А еще девочке хочется, чтобы мама заметила ее настроение. И чтобы у нее осталось право на игру. Возможно, в другой форме, например хватать за ноги только маму с папой и родного дядю Борю, который на все согласен ради любимой племянницы, — в общем, людей понимающих и подготовленных к неожиданности.

При таком развитии сюжета мама, гости и Оленька остаются при своих интересах. И никаких «гвоздей».

Итак, вывод.

Реклама на Forbes

Вместо того чтобы стыдить ребенка, будет лучше:

— Сделать подробную раскладку ситуации, описать в красках: что происходит, к чему это может привести и как на это среагируют другие люди. Предложить ребенку встать на место другого человека.

— Дать понять ребенку, что он замечен и принят в своем проявлении, желании. Не забирать у него моральное право быть разным. Он не должен быть всегда удобным для вас.

— Вместе поискать способ делать то же самое, но без последствий для окружающих, или предложить альтернативу. Зачастую устыжение ребенка — это следствие родительской лени, спешки, плохого настроения, а также банального нежелания сделать пару шагов навстречу и разобрать ситуацию на понятном ребенку языке.

А как быть со стыдом взрослого человека? Ведь почти у каждого наберется своя горстка таких «гвоздей». Как можно помочь себе выдернуть «гвоздик» и отобрать молоток у того, кто замахивается, чтобы забить новый?

Реклама на Forbes

Четыре шага к тому, чтобы перестать стыдиться, когда стыдиться нечего:

— Осознанно посмотрите на ситуацию. Вам есть за что стыдиться? Так ли это? Вы сейчас делаете нечто социально неприемлемое? Дайте четкое название происходящему, или проще — назовите вещи своими именами. И тогда вы сможете сказать себе: «Я в порядке, я справляюсь».

— Определите, в каком состоянии вы сейчас находитесь или какую потребность испытываете. Человек в принципе может такое переживать? Право имеет? А вы имеете право? «Со мной такое иногда случается. Да, так бывает, потому что я живой человек, а не компьютерная программа». Дайте себе право быть разным.

— Найдите стыдящего. Кто стыдит в данный момент — конкретный человек или некий образ из прошлого? Если предыдущие два шага пройдены гладко, то логично вывести, что стыд принадлежит не вам. «Я — здесь и сейчас. Мне хватает сил, опыта и уважения к себе, чтобы не надевать на себя чужие чувства».

— Верните стыдящему его стыд обратно: «Это не мой стыд, а твой. Забери его обратно. С меня достаточно. Теперь я выбираю сам, как оценивать свои поступки!»

Реклама на Forbes

Пробуйте, осознавайте! И смело реализовывайте свое право быть настоящим и разным.

13 идей для выходных: что делают в свободное время успешные люди

13 фото

33 Синонимы и антонимы слова ASHAMED

Тезаурус

Синонимы и антонимы слова

ashamed страдает или выражает чувство ответственности за проступки
  • было стыдно что она солгала интервьюеру
  • очень стыдно выглядела

Рядом с антонимами для стыдно

См. Определение словаря

Стыд

Переживание стыда — ощущение себя недостойным, плохим или неправильным — может быть чрезвычайно неудобным.Стыд может изменить то, как мы видим себя, и может привести к длительным социальным, профессиональным и сексуальным трудностям.

Слово «стыд» означает для разных людей разные вещи, хотя стыд отличается от чувства вины и смущения. Под виной обычно понимаются негативные чувства по поводу совершенного действия, в то время как смущение связано с реакцией общества. С другой стороны, стыд включает в себя негативные чувства по отношению к самому себе, и, хотя человека могут стыдить сверстники или общество в целом, стыд также можно переживать тайно.

Неустраненный стыд может вызвать чувство депрессии, беспокойства и заниженной самооценки. Стыд также может быть признаком некоторых диагнозов психического здоровья, таких как дисморфия тела, или результатом травмирующего опыта, такого как изнасилование или сексуальное насилие.

Жить со стыдом, независимо от источника стыда, может быть одиноким и деморализующим опытом. Терапия может помочь устранить первопричину. Когда стыд вызван прошлым проступком, правильный терапевт может поддержать человека, чтобы он исправился или пошел дальше.

Стыд: универсальная эмоция

Большинство исследований показывают, что стыд испытывают люди из всех культур, сред и географических регионов. Исследования мимики даже показывают, что выражения, связанные со стыдом и виной, широко узнаваемы даже среди людей, просматривающих изображения людей из совершенно разных культур.

Культурные факторы играют важную роль в том, как человек испытывает стыд и какие переживания могут вызвать стыд. Например, в коллективистских культурах человек может испытывать стыд из-за чужих действий.Исследование 1998 года показало, что по сравнению с американскими студентами колледжей китайские студенты испытали более высокий уровень стыда, когда их брат был пойман на обмане.

Во многих культурах публичное осуждение используется как способ контролировать поведение или наказывать его. Страх опозорить себя или свою семью может повлиять на решение людей соблюдать закон, справедливо относиться к другим или усердно работать. Совсем недавно публичное осуждение перешло в онлайн. Компании могут столкнуться с натиском негативных комментариев в ответ на политические или религиозные комментарии.В 2015 году стоматолог получил тысячи негативных отзывов, угроз и враждебных комментариев в социальных сетях после того, как он убил любимого льва.

Исследования неизменно показывают, что стыд может иметь катастрофические последствия для психического здоровья и поведения. Чувство стыда связывают с суицидальными действиями и жестами. Стыд также может удерживать людей от обращения за лечением в связи с проблемами психического здоровья или затруднять извинение за проступки.

Откуда стыд?

Переживание стыда может быть очень неприятным.Людей, испытывающих стыд, поражает непреодолимое убеждение, что они — в отличие от своих действий или чувств — плохие. У некоторых людей это может вдохновить на изменение поведения. В других случаях стыд может парализовать.

У стыда много источников. Иногда человека беспокоит чувство стыда. Это чаще встречается у людей с диагнозом психического здоровья. Некоторые исследования связывают такие состояния, как депрессия или социальная тревога, со стыдом. Поскольку состояния психического здоровья по-прежнему подвергаются стигматизации, человек, испытывающий стыд из-за состояния психического здоровья, может постоянно стыдиться себя и своего состояния, что усугубляет симптомы и затрудняет обращение за помощью.

Некоторые другие распространенные причины стыда включают:

  • Культурные нормы. Многие культуры стигматизируют определенные сексуальные взаимодействия, такие как гомосексуальный секс или секс между неженатыми людьми. Людям, нарушающим эти культурные нормы, может быть стыдно. В коллективистских культурах некоторые люди испытывают стыд, когда близкие нарушают культурные или моральные нормы.
  • Проблемы с самооценкой. Люди с низкой самооценкой могут бороться с чувством стыда, даже если они не могут указать на конкретный источник стыда.
  • Религиозная обусловленность. Многие религии призывают людей стыдиться нарушения религиозных предписаний. Некоторые используют стыд, чтобы «вдохновлять» людей добиваться большего.
  • Травмы и жестокое обращение. Люди, пережившие травмы и жестокое обращение, часто испытывают стыд. Сексуальное насилие в детстве — частая причина стыда во взрослом возрасте, особенно среди взрослых, которые стесняются своего опыта жестокого обращения. Некоторые жестокие семьи стыдят членов, которые устанавливают четкие границы или называют насилие тем, чем оно является.Газлайтинг — попытка убедить кого-то в неправильном восприятии — может привести к стыду.

Исследование лобно-височной деменции, которая заставляет людей проявлять социально неприемлемое поведение, дает некоторое представление о происхождении стыда в мозге. При этой форме деменции повреждена правая прегенная передняя поясная извилина. Другие исследования также предполагают, что эта область мозга играет роль в смущении. Так что вполне возможно, что эта область мозга каким-то образом играет роль в чувстве стыда.

Испытание стыда

Хотя термины «стыд» и «вина» иногда используются как синонимы, большинство исследований этих эмоций показало, что это разные переживания. Одно исследование, например, показало, что переживания вины и стыда различаются по многим параметрам, включая самосознание, самоконтроль, неполноценность, ожидание наказания и чувство отчуждения человека от других.

Хотя народная мудрость предполагает, что стыд более вероятен при публичных проступках, исследование 1996 года опровергает это утверждение.Исследователи попросили 182 студента колледжа описать переживания вины, стыда и смущения. Они обнаружили, что в публичном контексте стыд встречается не чаще, чем вина. Более того, студенты часто сообщали о чувстве стыда и вины, когда оставались одни.

Стыд может длиться недолго или быть ключевым переживанием самого себя. У некоторых людей чувство стыда может начаться в детстве и продолжаться в зрелом возрасте. Эти люди могут осознавать такие чувства. Другие могут не осознавать свой стыд и скрывать его под таким поведением, как зависимость, гнев или нарциссизм.Некоторые люди реагируют на стыд, нанося себе вред.

Жить со стыдом может быть болезненно и трудно, поскольку это может помешать людям удовлетворить основные потребности, такие как поддержание самооценки, надежда на будущее, дружба и близость, продуктивность и любовь.

Исследования стыда постоянно показывают, что эта эмоция может сыграть роль в самоубийстве. Люди, которые чувствуют вину, могут иметь возможность принять меры, чтобы преодолеть свою вину. Точно так же смущение часто бывает преходящим.Но стыд существенно влияет на самоощущение человека, потенциально вызывая или усугубляя суицидальные мысли.

Исследование, опубликованное в 2017 году, показало, что студенты колледжей рассматривают стыд как фактор риска самоубийства. Более 1000 студентов колледжа читают виньетку, в которой человек испытывает либо стыд, либо вину за травмирующий опыт. Студенты, которые читали виньетку стыда, с большей вероятностью связывали изображенную травму с мыслями о самоубийстве.

Что такое стыд?

Стыд — это попытка заставить другого человека стыдиться.Посрамление нацелено на то, кем является человек, а не на то, что он делает. Сказать ребенку, что он плохой, — это акт позора. Также иногда стыд апеллирует к религиозным или социальным нормам. Публичное осуждение правонарушений человека обычно является попыткой его опозорить.

Вина, напротив, сосредотачивается на одном действии. Родитель, пытающийся обвинить своего ребенка, может читать ему лекцию о том, как ему больно из-за его жизни.

Артикул:

  1. Краудер, М. К., и Кеммельмайер, М.(2017). Культурные различия стыда и вины как понятные причины самоубийства. Психологические отчеты, 121 (3), 396-429. Получено с http://journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/0033294117728288
  2. Стипек Д. (1998). Различия между американцами и китайцами в обстоятельствах, вызывающих гордость, стыд и вину. Журнал кросс-культурной психологии, 29 (5), 616-629. Получено с http://journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/0022022198295002
  3. Танни, Дж.П., Миллер, Р. С., Фликер, Л., и Барлоу, Д. Х. (1996). Являются ли стыд, вина и смущение разными эмоциями? Журнал личности и социальной психологии, 70 (6), 1256-1269. Получено с http://psycnet.apa.org/record/1996-01769-013
  4. Уир, К. (2012, ноябрь). Сложная эмоция. Получено с http://www.apa.org/monitor/2012/11/emotion.aspx
  5. .
  6. Уикер, Ф. В., Пейн, Г. К., и Морган, Р. Д. (1983). Описание участниками вины и стыда. Мотивация и эмоции, 7 (1), 25-39. Получено с https://link.springer.com/article/10.1007/BF00992963
  7. .

Моральные эмоции и нравственное поведение

Подавляющее большинство исследований моральных эмоций сосредоточено на двух негативно оцененных, застенчивых эмоциях — стыде и вине. Многие люди, включая врачей, исследователей и простых людей, используют термин «стыд» »И« вина »- синонимы. Тем не менее, на протяжении многих лет был сделан ряд попыток провести различие между стыдом и виной.

В чем разница между стыдом и виной?

Попытки провести различие между стыдом и виной делятся на три категории: ( a ) различие, основанное на типах вызывающих событий, ( b ) различие, основанное на публичном и частном характере нарушения, и ( c ) различие, основанное на степени, в которой человек истолковывает вызывающее эмоции событие как неудачу в себе или поведении.

Исследования показывают, что тип событий на удивление мало связан с различием между стыдом и виной.Анализ личного опыта стыда и вины, проведенный детьми и взрослыми, выявил несколько, если вообще имелись, «классических» ситуаций, вызывающих стыд или вину (Keltner & Buswell 1996, Tangney 1992, Tangney et al. 1994, Tracy & Robins 2006). Большинство типов событий (например, ложь, обман, воровство, отказ помочь другому, непослушание родителям) цитируются одними людьми в связи с чувством стыда, а другие — в связи с чувством вины. Некоторые исследователи утверждают, что стыд вызывается более широким кругом ситуаций, включая как моральные, так и неморальные неудачи и проступки, тогда как вина более конкретно связана с проступками в моральной сфере (Ferguson et al.1991, Сабини и Сильвер 1997, Смит и др. 2002). На наш взгляд (Tangney et al. 2006b), как и вина его брата и сестры, стыд квалифицируется как преимущественно моральная эмоция, если вы выйдете за рамки узкой концептуализации области морали с точки зрения этики автономии (Shweder et al. 1997). Из этики морали «большой тройки» — автономии, сообщества и божественности (Shweder et al. 1997) — стыд может быть более тесно связан с нарушениями этики сообщества (например, нарушения общественного порядка) и божественности (e .g., действия, которые напоминают нам о нашей животной природе), но нарушения определенной этики не имеют однозначного соответствия конкретным ситуациям или событиям. Как показали Shweder et al. (1997), большинство неудач и нарушений воспринимаются как относящиеся к сочетанию моральной этики. Короче говоря, с этой более широкой культурной точки зрения стыд и вина — это эмоции, каждая из которых в первую очередь вызвана моральными упущениями.

Другое часто упоминаемое различие между стыдом и виной сосредоточено на публичном и частном характере нарушений (например,г., Бенедикт 1946). С этой точки зрения стыд рассматривается как более «публичная» эмоция, возникающая в результате публичного разоблачения и неодобрения некоторых недостатков или нарушений. С другой стороны, вина понимается как более «личное» переживание, возникающее из самопроизвольных угрызений совести. Как оказалось, эмпирические исследования не смогли подтвердить это различие между общественным и частным с точки зрения фактической структуры ситуации, вызывающей эмоции (Tangney et al. 1994, 1996a). Например, систематический анализ социального контекста событий личного стыда и вины, описанных несколькими сотнями детей и взрослых (Tangney et al.1994) указали, что стыд и вина с равной вероятностью могут быть испытаны в присутствии других. Одиночные переживания стыда были столь же обычны, как и переживания одиночной вины. Что еще более важно, частота, с которой другие узнавали о поведении респондентов, не менялась в зависимости от стыда и вины, что прямо противоречит различию между общественным и частным. Точно так же, изучая личные эмоциональные рассказы, Трейси и Робинс (2006) обнаружили, что по сравнению с чувством вины стыд несколько чаще вызывался событиями достижений и личными событиями, каждое из которых является более частным, чем события в отношениях и в семье.

Откуда взялось представление о том, что стыд — это более публичная эмоция? Хотя ситуации, вызывающие стыд и чувство вины, одинаково публичны (с точки зрения вероятности того, что другие присутствуют и знают о неудаче или проступке) и с одинаковой вероятностью связаны с межличностными проблемами, по всей видимости, существуют систематические различия в природе этих межличностных проблем. . Tangney et al. (1994) обнаружили, что при описании ситуаций, вызывающих стыд, респонденты больше беспокоились о том, как другие оценивают себя.Напротив, при описании переживаний вины респондентов больше беспокоило их влияние на других. Это различие между «эгоцентрическими» и «ориентированными на других» проблемами неудивительно, учитывая, что стыд предполагает сосредоточение на себе, тогда как вина относится к определенному поведению. Опозоренный человек, который сосредоточен на отрицательной самооценке, естественно, будет обеспокоен оценками других. Это небольшой прыжок от размышлений о том, какой ты ужасный человек, к размышлениям о том, как тебя могут оценивать другие.С другой стороны, человек, испытывающий чувство вины, уже относительно «децентрализован» — сосредотачивается на негативном поведении, несколько отличном от себя. Сосредоточившись на плохом поведении, а не на плохом я, человек, переживающий переживание вины, с большей вероятностью осознает (и будет беспокоиться) о влиянии этого поведения на других, а не на их оценки. Несколько последующих исследований (Smith et al. 2002) предоставили достаточно доказательств того, что стыд связан с такими опасениями. Например, участники, призванные сосредоточиться на публичном разоблачении морального проступка, приписывали равные уровни стыда и вины главным героям рассказов, но когда публичное и личное измерение не выделялось, участники приписывали меньше стыда (вина была одинаково высокой в ​​зависимости от условий).Однако вместе взятые выводы Смита и др. Согласуются с представлением о том, что люди сосредотачиваются на оценках других, потому что они чувствуют стыд, а не наоборот. Когда участников попросили подумать о ситуации, в которой они чувствовали себя плохо из-за того, что их подчиненный аспект « был раскрыт или публично раскрыл другому человеку или другим людям» (стр. 154; курсив добавлен), большинство описали спонтанно. возникшее в результате чувство стыда — только 6,7% определили это чувство как стыд (вдвое больше опрошенных определили это чувство как вину).Точно так же и в моральном состоянии (плохое самочувствие из-за того, что «что-то не так», что они сделали, было разоблачено) модальным эмоциональным термином было смущение — в три раза чаще, чем стыд (который был не чаще, чем вина). Короче говоря, испытывая стыд, люди могут чувствовать себя более уязвимыми — лучше осознавать неодобрение других, — но на самом деле ситуации, вызывающие как стыд, так и вину, обычно носят социальный характер. Чаще всего наши ошибки и проступки не ускользают от внимания окружающих.

В настоящее время наиболее доминирующая основа для различения стыда и вины — сосредоточение внимания на себе и на поведении — была впервые предложена Хелен Блок Льюис (1971), а позднее разработана оценочной моделью самосознательных эмоций Трейси и Робинс (2004a). . Согласно Льюису (1971), стыд предполагает негативную оценку глобального «я»; вина предполагает отрицательную оценку конкретного поведения. Хотя это различие на первый взгляд может показаться довольно тонким, эмпирические исследования подтверждают, что этот дифференцированный акцент на самом себе (« Я сделал ту ужасную вещь») по сравнению с поведением («Я сделал , что ужасный вещь ») устанавливает сцена для очень разных эмоциональных переживаний и очень разных моделей мотивации и последующего поведения.

И стыд, и вина являются отрицательными эмоциями и, как таковые, могут вызывать интрапсихическую боль. Тем не менее стыд считается более болезненной эмоцией, потому что на карту поставлено не только поведение, но и сущность человека. Чувство стыда обычно сопровождается чувством сжатия или «маленького размера», а также чувством никчемности и беспомощности. Опозоренные люди тоже чувствуют себя незащищенными. Хотя стыд не обязательно подразумевает реальную наблюдающую аудиторию, присутствующую для того, чтобы засвидетельствовать свои недостатки, часто возникают образы того, как дефектное «я» могло бы показаться другим.Льюис (1971) описал раскол в самофункционировании, при котором «я» является одновременно агентом и объектом наблюдения и неодобрения. С другой стороны, вина, как правило, является менее разрушительным и менее болезненным переживанием, потому что объектом осуждения является конкретное поведение, а не все «я». Вместо того, чтобы защищать обнаженную суть своей личности, люди, испытывающие чувство вины, вынуждены задуматься о своем поведении и его последствиях. Эта сосредоточенность приводит к напряжению, угрызениям совести и сожалениям по поводу «сделанного плохого».

Эмпирическое подтверждение различия Льюиса (1971) между стыдом и виной исходит из ряда экспериментальных и корреляционных исследований с использованием ряда методов, включая качественный анализ конкретных случаев, контент-анализ нарративов стыда и вины, количественные оценки личного стыда участниками. и переживания вины, анализ атрибуции, связанной со стыдом и виной, и анализ контрфактического мышления участников (обзор см. в Tangney & Dearing 2002).Например, совсем недавно Трейси и Робинс (2006) использовали как экспериментальные, так и корреляционные методы, показывающие, что внутренние, стабильные, неконтролируемые приписывания неудач положительно связаны со стыдом, тогда как внутренние, нестабильные, контролируемые приписывания неудач положительно связаны с чувством вины.

Стыд и вина — это не одинаково «моральные» эмоции

Одна из постоянных тем, вытекающих из эмпирических исследований, заключается в том, что стыд и вина не являются в равной степени «моральными» эмоциями.В целом вина кажется более адаптивной эмоцией, приносящей пользу отдельным людям и их отношениям различными способами (Baumeister et al. 1994, 1995a, b; Tangney 1991, 1995a, b), но появляется все больше свидетельств того, что стыд — это моральные эмоции, которые легко могут пойти наперекосяк (Tangney 1991, 1995a, b; Tangney et al. 1996b).

В этом разделе мы резюмируем исследования в пяти областях, которые иллюстрируют адаптивные функции вины в отличие от скрытых издержек стыда. В частности, мы сосредотачиваемся на дифференциальной взаимосвязи стыда и вины с мотивацией (сокрытие или исправление), сопереживания, ориентированного на других, гнева и агрессии, психологических симптомов и сдерживания проступка и другого рискованного, социально нежелательного поведения.

Скрытие и исправление

Исследования неизменно показывают, что стыд и вина приводят к противоположным мотивам или «тенденциям к действию» (Ketelaar & Au 2003, Lewis 1971, Lindsay-Hartz 1984, Tangney 1993, Tangney et al. 1996a, Wallbott & Scherer 1995 , Wicker et al., 1983). С одной стороны, стыд соответствует попыткам отрицать, скрыть или избежать вызывающей стыд ситуации. Физиологические исследования связывают переживание стыда с повышенным уровнем провоспалительных цитокинов и кортизола (Dickerson et al.2004a), которые могут вызывать постуральные признаки почтения и самопрятности (см. Новые направления исследований стыда и вины: физиологические корреляты стыда). С другой стороны, вина соотносится с репаративными действиями, включая признания, извинения и устранение последствий своего поведения. В целом, эмпирические данные, оценивающие склонность к действиям людей, испытывающих стыд и вину, предполагают, что вина способствует конструктивным, проактивным занятиям, тогда как стыд способствует защите, межличностному разделению и дистанцированию.

Сочувствие, ориентированное на других, против самоориентированного дистресса

Во-вторых, стыд и вина по-разному связаны с сочувствием. В частности, вина идет рука об руку с сочувствием, ориентированным на других. Напротив, чувство стыда, по-видимому, нарушает способность людей формировать эмпатические связи с другими. Это различное отношение стыда и вины к сочувствию проявляется как на уровне эмоциональной предрасположенности, так и на уровне эмоционального состояния. Исследования эмоциональных предрасположенностей (Joireman 2004; Leith & Baumeister 1998; Tangney 1991, 1995b; Tangney & Dearing 2002) демонстрируют, что предрасположенность к вине постоянно коррелирует с показателями перспективного взгляда и сочувствия.Напротив, предрасположенность к стыду (в зависимости от метода оценки) отрицательно или пренебрежимо коррелирует с эмпатией, ориентированной на других, и положительно связана со склонностью эгоцентрически сосредотачиваться на собственном бедствии. Подобные результаты возникают при исследовании эмоциональных состояний — чувства стыда и вины «в данный момент». При описании личного опыта вины люди выражают большее сочувствие другим, чем при описании опыта стыда (Leith & Baumeister 1998, Tangney et al. 1994). Маршалл (1996) обнаружил, что люди, испытывающие чувство стыда, впоследствии меньше сочувствовали учащимся-инвалидам, особенно среди людей с низкой склонностью к стыду.

Почему стыд, но не вина, может мешать сочувствию, ориентированному на других? По сути своей эгоцентрическая направленность стыда на «плохое я» (в отличие от плохого поведения) подрывает эмпатический процесс. Люди, находящиеся в агонии стыда, плотно обращаются внутрь и, таким образом, менее способны сосредоточить когнитивные и эмоциональные ресурсы на пострадавшем другом (Tangney et al. 1994). Напротив, люди, испытывающие чувство вины, специально сосредоточены на плохом поведении, которое, в свою очередь, подчеркивает негативные последствия, испытываемые другими, тем самым стимулируя эмпатическую реакцию и мотивируя людей «исправить ошибку».

Конструктивная и деструктивная реакции на гнев

В-третьих, исследования указывают на прочную связь между стыдом и гневом, которая снова наблюдается как на уровне диспозиций, так и на уровне государства. В своих более ранних клинических исследованиях Хелен Блок Льюис (1971) наблюдала особую динамику между стыдом и гневом (или униженной яростью), отмечая, что чувство стыда клиентов часто предшествовало проявлениям гнева и враждебности в терапевтической комнате. Более поздние эмпирические исследования подтвердили ее утверждение.У людей всех возрастов склонность к стыду положительно коррелирует с гневом, враждебностью и склонностью винить в своих несчастьях факторы, не связанные с самим собой (Andrews et al.2000, Bennett et al.2005, Harper & Arias 2004, Paulhus et al. al.2004, Tangney & Dearing 2002).

Фактически, по сравнению с теми, кто не склонен к стыду, склонные к стыду люди с большей вероятностью будут участвовать в экстернализации вины, испытывать сильный гнев и выражать этот гнев деструктивными способами, включая прямую физическую, словесную и символическую агрессию. , косвенная агрессия (напр.g., причинение вреда чему-то важному для цели, разговор за спиной цели), всевозможные вытесненные агрессии, самонаправленная агрессия и сдерживаемый гнев (невыраженный гнев в задумчивости). Наконец, люди, склонные к стыду, сообщают о том, что их гнев обычно приводит к негативным долгосрочным последствиям как для них самих, так и для их отношений с другими.

Предрасположенность к вине, напротив, неизменно ассоциируется с более конструктивным сочетанием эмоций, познаний и поведения.Например, склонность к «свободной от стыда» вине положительно коррелирует с конструктивными намерениями после проступка и последующим конструктивным поведением (например, без враждебного обсуждения, прямого корректирующего действия). По сравнению со своими сверстниками, склонными к вине, люди с меньшей вероятностью будут проявлять прямую, косвенную или вытесненную агрессию, когда злятся. И они сообщают о положительных долгосрочных последствиях своего гнева (Tangney et al. 1996a). В соответствии с этими выводами, Harper et al.(2005) недавно оценили связь между склонностью к стыду и совершением психологического насилия во время свиданий гетеросексуальными мужчинами из колледжа. Склонность к стыду в значительной степени коррелировала с совершением психологического насилия, а мужской гнев опосредовал эти отношения.

Стыд и гнев также связаны на ситуационном уровне (Tangney et al. 1996a, Wicker et al. 1983). Например, в исследовании эпизодов гнева среди романтически вовлеченных пар партнеры, которым стыдно, были значительно более злыми, с большей вероятностью проявляли агрессивное поведение и с меньшей вероятностью вызывали примирительное поведение со стороны совершившего насилие второй половинки (Tangney 1995b).Взятые вместе, результаты представляют собой мощный эмпирический пример спирали стыда и гнева, описанной Льюисом (1971) и Шеффом (1987), с ( a ) стыда партнера, ведущего к чувству гнева ( b ) и деструктивному возмездию. , ( c ), который затем вызывает гнев и негодование в преступнике ( d ), а также выражения вины и возмездия в натуре ( e ), которые затем могут еще больше опозорить первоначально опозоренного партнера. и т. д. — без конструктивного решения.

Недавно Stuewig et al. (2006) исследовали посредников связи между моральными эмоциями и агрессией на четырех выборках. Мы предположили, что негативные чувства, связанные со стыдом, приводят к экстернализации вины, что, в свою очередь, заставляет склонных к стыду людей реагировать агрессивно. С другой стороны, чувство вины должно способствовать эмпатическим процессам, уменьшая, таким образом, агрессию, направленную вовне. Как и ожидалось, мы обнаружили, что во всех выборках экстернализация вины опосредовала отношения между склонностью к стыду и вербальной и физической агрессией.С другой стороны, предрасположенность к вине продолжала демонстрировать прямую обратную связь с агрессией в трех из четырех выборок. Кроме того, связь между виной и низкой агрессией была частично опосредована через ориентированное на других сочувствие и склонность брать на себя ответственность.

Короче говоря, стыд и гнев идут рука об руку. Отчаявшись избежать болезненного чувства стыда, опозоренные люди склонны перевернуть стол в оборонительном порядке, выдавая вину и гнев извне на удобного козла отпущения.Обвинение других может помочь людям вернуть чувство контроля и превосходства в своей жизни, но в долгосрочной перспективе это часто обходится дорого. Друзья, коллеги и близкие склонны отчуждаться из-за стиля межличностного общения, характеризующегося иррациональными вспышками гнева.

Психологические симптомы

При рассмотрении области социального поведения и межличностной адаптации эмпирические исследования показывают, что вина, в целом, является более нравственной или адаптивной эмоцией. Вина, по-видимому, побуждает к репаративным действиям, способствует сочувствию, ориентированному на других, и способствует конструктивным стратегиям совладания с гневом.Но есть ли внутриличностные или интрапсихические издержки для тех людей, которые склонны испытывать чувство вины? Приводит ли склонность к вине к тревоге, депрессии и / или потере самооценки? И наоборот, разве стыд, возможно, менее проблематичен для внутриличностной адаптации, чем для межличностной адаптации?

В случае стыда ответ ясен. Исследования последних двух десятилетий неизменно показывают, что склонность к стыду связана с широким спектром психологических симптомов. Они варьируются от низкой самооценки, депрессии и тревоги до симптомов расстройства пищевого поведения, посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) и суицидальных мыслей (Andrews et al.2000, Эшби и др. 2006 г., Брюин и др. 2000, Crossley & Rockett 2005, Feiring & Taska 2005, Feiring et al. 2002 г., Фергюсон и др. 2000, Ghatavi et al. 2002, Харпер и Ариас 2004, Хендерсон и Зимбардо 2001, Лескела и др. 2002, Mills 2003, Murray et al. 2000, Орсилло и др. 1996 г., Sanftner et al. 1995 г., Стювиг и Макклоски, 2005 г .; см. также обзор в Tangney & Dearing 2002). Негативные психологические последствия стыда очевидны для разных методов измерения, разных возрастных групп и групп населения.Как клиническая литература, так и эмпирические исследования согласны с тем, что люди, часто испытывающие чувство стыда за себя, соответственно, более уязвимы перед целым рядом психологических проблем.

Хотя традиционная точка зрения состоит в том, что вина играет важную роль в психологических симптомах, эмпирические результаты были более двусмысленными. В клинической теории и тематических исследованиях часто упоминается неадаптивная вина, характеризующаяся хроническим самообвинением и навязчивыми размышлениями о своих проступках (Blatt 1974, Ellis 1962, Freud 1924/1961, Hartmann & Loewenstein 1962, Rodin et al.1984, Weiss 1993). Однако недавно теоретики и исследователи подчеркнули адаптивные функции вины, особенно в отношении межличностного поведения (Baumeister et al. 1994, 1995a; Hoffman 1982; Tangney 1991, 1994, 1995b; Tangney et al. 1992; Tangney & Dearing 2002).

Пытаясь согласовать эти точки зрения, Танни (1996) утверждал, что более ранние работы не учитывали различие между виной и стыдом. Как только человек воспринимает вину как негативную эмоцию в ответ на конкретную неудачу или проступок, нет веских причин ожидать, что вина будет связана с плохой психологической адаптацией.Напротив, чувство вины, скорее всего, будет дезадаптивным, когда оно сольется со стыдом. Преимущества вины теряются, когда переживание вины человека («О, посмотрите, что за ужасная вещь , которую я сделал , сделал ») усиливается и обобщается на его личность («, и разве я не ужасный ?» человек ”). В конечном счете, проблема заключается в компоненте стыда, а не в компоненте вины, поскольку человек испытывает чувство презрения и отвращения к плохому, дефектному «я».

Более того, такое болезненное чувство стыда трудно преодолеть. Стыд — и смешанная со стыдом вина — предлагают мало возможностей для искупления. Это устрашающая задача — трансформировать «я», дефектное по своей сути. Таким образом, чувство вины с наложением стыда, скорее всего, является источником болезненного самобичевания и размышлений, так часто описываемых в клинической литературе. Напротив, обычно существует множество путей к искуплению в случае несложного чувства вины, сосредоточенного на конкретном поведении.Человек ( на ) часто имеет возможность изменить нежелательное поведение; ( b ), а еще лучше, имеет возможность устранить негативные последствия; ( c ) или, по крайней мере, может принести искренние извинения. И когда невозможно внести эти внешние поправки, можно решить поступить лучше в будущем.

В соответствии с этим концептуальным анализом, эмпирические исследования, которые не принимают во внимание различие между стыдом и виной, или в которых используются меры типа прилагательного контрольного списка (и другие глобальные формулировки), которые плохо подходят для различия между стыдом и виной, сообщают что предрасположенность к вине связана с психологическими симптомами (Boye et al.2002, Fontana & Rosenbeck 2004, Ghatavi et al. 2002, Harder 1995, Jones & Kugler 1993, Meehan et al. 1996). Например, используя опросник межличностной вины (O’Connor et al. 1997), Бергольд и Локк (2002) обнаружили, что только шкала вины «ненависти к себе» различает контрольную группу и подростков с диагнозом нервной анорексии. (Авторы пришли к выводу, что на самом деле стыд, а не вина, более важен для клинического понимания этого расстройства пищевого поведения.) конкретное поведение (например,g., основанные на сценариях методы оценки стыда и вины по отношению к конкретным ситуациям) показывают, что склонность испытывать «свободную от стыда» вину по существу не связана с психологическими симптомами. Многочисленные независимые исследования сходятся во мнениях: склонные к вине дети, подростки и взрослые не подвержены повышенному риску депрессии, тревоги, низкой самооценки и т. Д. (Gramzow & Tangney 1992; Leskela et al. 2002; McLaughlin 2002; Quiles & Bybee 1997 ; Schaefer 2000; Stuewig & McCloskey 2005; Tangney 1994; Tangney & Dearing 2002; Tangney et al.1991, 1992, 1995).

Тем не менее, стоит отметить, что в большинстве сценариев оценки стыда и вины (включая Тест на самосознание, или TOSCA), большинство ситуаций относительно неоднозначны в отношении ответственности или виновности. Для ситуаций с отрицательной валентностью (но не с положительной валентностью) респондентов просят представить события, в которых они явно потерпели неудачу или каким-то образом нарушили их. Проблемы могут возникать, когда у людей развивается преувеличенное или искаженное чувство ответственности за события, которые они не могут контролировать или к которым они не имеют личного участия (Ferguson et al.2000, Tangney & Dearing 2002, Zahn-Waxler & Robinson 1995). Вина пережившего является ярким примером такой проблемной реакции вины, которая постоянно связана с психологической дезадаптацией (Кубани и др., 1995, 2004; О’Коннор и др., 2002). В экспериментальном исследовании детей младшего школьного возраста Ferguson et al. (2000) варьировали степень неоднозначности ситуаций в рамках основанной на сценарии меры в отношении ответственности. Они обнаружили положительную взаимосвязь между интернализирующими симптомами (например,ж., депрессия) и склонность к вине особенно в ситуациях, когда ответственность была неоднозначной.

Короче говоря, преимущества вины очевидны, когда люди признают свои неудачи и проступки и берут на себя соответствующую ответственность за свои проступки. В таких ситуациях преимущества вины в межличностных отношениях, по-видимому, не обходятся человеку дорого. Склонность испытывать «свободную от стыда» вину в ответ на явные проступки, как правило, не связана с психологическими проблемами, тогда как стыд неизменно ассоциируется с дезадаптивными процессами и результатами на нескольких уровнях.

Связь моральных эмоций с рискованным, незаконным и нежелательным поведением

Поскольку стыд и вина — это болезненные эмоции, часто предполагается, что они побуждают людей избегать неправильных поступков. С этой точки зрения ожидаемые стыд и вина должны снизить вероятность проступка и нарушения правил поведения. Но что именно показывают данные?

Эмпирические исследования различных выборок с использованием ряда критериев ясно показывают, что предрасположенность к вине обратно пропорциональна антиобщественному и рискованному поведению.В исследовании студентов колледжей (Tangney, 1994) предрасположенность к вине ассоциировалась с одобрением таких вещей, как «Я не украл бы то, что мне было нужно, даже если бы я был уверен, что мне это сойдет с рук». Точно так же Тиббетс (2003) обнаружил, что предрасположенность студентов колледжа к вине обратно пропорциональна их самооценке преступной деятельности. Среди подростков склонность к бессовестному чувству вины отрицательно коррелировала с правонарушением (Merisca & Bybee 1994, Stuewig & McCloskey 2005; хотя Ferguson et al.1999 обнаружил отрицательную связь между предрасположенностью к вине и внешними симптомами среди мальчиков, противоположное верно для девочек). Моральные эмоции, по-видимому, хорошо укоренились в среднем детстве и будут влиять на моральное поведение на долгие годы (Tangney & Dearing 2002). Дети, склонные к бесстыдному чувству вины в пятом классе, в подростковом возрасте реже подвергались аресту, осуждению и тюремному заключению. Они с большей вероятностью практиковали безопасный секс и реже злоупотребляли наркотиками.Важно отметить, что эти результаты учитывались при контроле семейного дохода и образования матерей. Учащиеся колледжей, склонные к чувству вины, также реже злоупотребляют наркотиками и алкоголем (Dearing et al. 2005). Даже среди взрослых, уже находящихся в группе высокого риска, чувство вины, по-видимому, выполняет защитную функцию. В продольном исследовании заключенных тюрьмы, предрасположенность к вине, оцененная вскоре после заключения, негативно предсказывала рецидивизм и злоупотребление психоактивными веществами в течение первого года после освобождения (Tangney et al. 2006).

Результаты в отношении стыда совершенно иные, при этом практически отсутствуют доказательства предполагаемой адаптивной природы стыда.В исследованиях детей, подростков, студентов колледжей и сокамерников стыд, по-видимому, не выполняет те же тормозящие функции, что и вина (Dearing et al. 2005, Stuewig & McCloskey 2005, Tangney et al. 1996b). Напротив, исследования показывают, что стыд может даже ухудшить положение. В исследовании детей Ferguson et al. (1999) обнаружили, что предрасположенность к стыду положительно коррелирует с внешними симптомами в Контрольном списке поведения детей. На выборке студентов колледжа Тиббетс (1997) обнаружил положительную взаимосвязь между склонностью к стыду и намерениями противозаконного поведения.Предрасположенность к стыду, оцененная в пятом классе, предсказывала более позднее рискованное поведение при вождении, более раннее начало употребления наркотиков и алкоголя и более низкую вероятность практики безопасного секса (Tangney & Dearing 2002). Точно так же склонность к проблемному чувству стыда была положительно связана с употреблением психоактивных веществ и злоупотреблением ими в зрелом возрасте (Dearing et al. 2005, Meehan et al. 1996, O’Connor et al. 1994, Tangney et al. 2006).

Дифференциальная связь стыда и вины с моральным поведением не может распространяться на все группы населения по отношению ко всем видам поведения.Харрис (2003) оценил опыт стыда и вины среди лиц, управляющих транспортным средством в нетрезвом виде, после их появления в суде или на конференции по восстановительному правосудию. В отличие от большинства дошедших до нас исследований, Харрис не обнаружил доказательств того, что стыд и вина являются отдельными факторами. Важно отметить, что это исследование было сосредоточено на уникальной однородной выборке (осужденные водители в нетрезвом виде, многие из которых имеют проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами) и на одном типе правонарушений. Открытия Харриса поднимают интригующую возможность того, что люди с проблемами злоупотребления психоактивными веществами могут не иметь четко дифференцированных переживаний стыда и вины.С другой стороны, чувство вины и сопутствующее ей эмпатическое сосредоточение на пострадавшем другом могут быть менее значимыми для проступков, таких как вождение в нетрезвом виде, которые обычно не приводят к объективному физическому ущербу для других. (То есть масштабы последствий автомобильной аварии потенциально огромны, тогда как вероятность ее возникновения в каждом конкретном случае довольно мала. Большинство преступников, управляющих автомобилем в нетрезвом виде, арестовываются за неуравновешенное вождение, а не на месте аварии с фактическими последствиями. причинение вреда другому человеку.)

В итоге, эмпирические результаты сходятся, показывая, что вина, но не стыд, является наиболее эффективным средством мотивации людей к выбору нравственного пути в жизни. Способность чувствовать вину более склонна к формированию модели морального поведения на протяжении всей жизни, побуждающей людей брать на себя ответственность и принимать меры по исправлению положения после случайных неудач или проступков. Напротив, исследования связывают стыд с целым рядом незаконных, рискованных или других проблемных видов поведения. Таким образом, при рассмотрении благополучия человека, его или ее близких отношений или общества чувство вины представляет собой нравственную эмоцию выбора.

Не позволяйте стыду превращаться в саморазрушительную спираль

После серьезной ошибки стыдиться естественно. Но стыд — это также сильно разрушительное чувство. Оставленный гноиться, он может оказать глубокое влияние на наше психологическое благополучие. Это скрыто за виной; он скрывается за гневом; его можно замаскировать под отчаяние и депрессию. Как мы можем научиться отпускать это? Вообще говоря, для совладания со стыдом существует две неадаптивных стратегии: атаковать себя или атаковать других .Изначально враждебность направлена ​​внутрь («я никуда не годен», «я никогда не был хорошим»). Но затем, пытаясь почувствовать себя лучше, некоторые люди начинают защищаться и отрицать это. Другие могут попытаться компенсировать это тем, что будут исключительно любезны; ублажая других, они надеются улучшить свое чувство собственного достоинства. Лучше всего обнаружить истинный источник нашего стыда, а затем практиковать сострадание к себе. Спросите себя: я бы разговаривал с другом так, как говорю сейчас сам с собой? Не забывайте о своем чувстве стыда в перспективе, чтобы укрепить устойчивость и жить своей самой настоящей жизнью.

Стивена, вице-президента по операциям в медиа-компании, попросили рассказать о программе цифровой трансформации организации 100 высшим руководителям во время ежегодного семинара по стратегии. Поскольку публичные презентации никогда не были его сильной стороной, Стивен потратил невероятно много времени на подготовку к мероприятию. Но, несмотря на эти приготовления, он отключился, когда подошла его очередь говорить. Его презентация была такой неуклюжей и запутанной, что Стивен не мог вынести работы на следующий день… или на следующий день после этого.Сложный набор эмоций, которые испытывал Стивен, получил простое название: стыд.

Учитывая то, как мы реагируем на стыд, неудивительно, что корни этого слова происходят от более старого протоиндоевропейского слова, означающего «покрывать». Чувство стыда вызывает ассоциации с желанием спрятать лицо за руками, отчаянным желанием убежать или даже надеждой, что земля нас поглотит. В основе чувства стыда лежит ощущение того, что мы открыты — либо другим, либо самим себе.Нет другого чувства более беспокоящего или разрушительного для меня.

После серьезной ошибки стыдиться естественно. И тем не менее, позвонить больным, как Стивен, — это не ответ. Вместо этого вам нужно понять это чувство и найти способ отпустить его.

В кроличью нору

Люди, которые патологически чувствуют стыд, склонны усваивать и чрезмерно персонализировать все, что с ними происходит. Они не могут видеть вещи в перспективе. Когда что-то идет не так, они говорят себе: «Я виноват в том, что случилось.Это полностью моя вина. Они не только унижают себя, но и чувствуют себя беспомощными и не думают, что могут что-то сделать, чтобы изменить ситуацию. Внутренний критик в их голове постоянно судит и критикует их, говоря, что они неадекватны, неполноценны или никчемны.

Это может иметь огромное влияние на наше психологическое благополучие. Чрезмерное чувство стыда лежит в основе многих психопатологий. Это скрывается за виной; он скрывается за гневом; его можно замаскировать под отчаяние и депрессию.Поскольку люди редко говорят о переживаниях стыда, стыд сложно обнаружить, тем более что он проявляется в таком большом количестве маскировок.

Вы и ваша команда Серия

Устойчивость

Вообще говоря, в борьбе со стыдом мы можем наблюдать две основные стратегии: атаковать себя или атаковать других . Первоначально во время переживания стыда враждебность направлена ​​внутрь, по отношению к себе («я никчемный», «я никогда не был хорошим»). Некоторые люди, такие как Стивен, уходят далеко от реального мира.Но в попытке осознать то, что воспринимается как постыдное, некоторые люди набрасываются на других и обвиняют других, проявляя реакцию избегания, защиты и отрицания. Другие пытаются компенсировать чувство стыда или неполноценности, пытаясь исключительно отдавать; ублажая других, они надеются улучшить свое чувство собственного достоинства. Хотя эти различные сценарии могут временно помочь человеку чувствовать себя менее стыдно, в конечном итоге они могут усугубить ситуацию. Не обращаясь к источнику стыда, запускается самоусиливающаяся петля отрицательной обратной связи, посредством которой стыд проникает в суть того, кем является человек.

Истоки стыда

Какова адаптивная цель стыда, учитывая распространенность этой эмоции в разных возрастах и ​​культурах? С эволюционной точки зрения мы могли бы предположить, что стыд развился в условиях, когда выживание зависело от людей, соблюдающих определенные нормы. Им нужно было объединиться, чтобы эффективно действовать как группа, чтобы лучше справляться с ужасающими силами природы. Во времена палеолита стыд был бы способом установить иерархию группы, чтобы создать лучший способ сотрудничества.Это был бы эффективный механизм для установления четкого рейтинга доминирования и подчинения. Интересно, что эти производные от ранних моделей поведения животных все еще можно наблюдать сегодня, когда мы склонны принимать послушную позу из-за стыда, когда мы подчиняемся силе и суждениям других.

С точки зрения психологического развития стыд можно рассматривать как сложную эмоциональную реакцию, которую люди приобретают во время раннего воспитания детей, когда дети полностью зависят от связи со своими опекунами.Это очень простая эмоция: дети стремятся оправдать ожидания своих родителей, и, не сумев этого сделать, испытывают стыд. У детей раннего возраста проявляется чувство стыда, которое может перерасти в настоящий стыд в течение первых трех лет жизни.

В конечном итоге стыд может служить определенной цели, если он означает, например, что малышу стыдно после того, как его отругали за то, что он наехал на пробку. Поскольку мозг малышей недостаточно развит, чтобы понять, что движение опасно, чувства стыда достаточно, чтобы они не подвергали себя опасности снова.Но стыд — это еще и ужасное чувство. Дети, которых постоянно критикуют, сурово наказывают, игнорируют, бросают или иным образом подвергают жестокому обращению, быстро понимают, что они неадекватны, неполноценны или недостойны. Эти постыдные переживания повреждают корни, из которых растет самооценка. Такой дисфункциональный стиль воспитания может заставить детей стыдиться. Такой стыд очень трудно преодолеть. Формирующие раны детства — шрамы от насмешек, издевательств или остракизма со стороны родителей, сверстников и других — могут закрепиться в нашей идентичности.

Работа со стыдом

Чем сильнее наше переживание стыда, тем больше мы чувствуем себя вынужденными скрывать эти аспекты от других и даже от самих себя. Таким образом, первый шаг — выявить все, что кажется постыдным. В конце концов, никогда не обнаженная рана никогда не заживет. Если рана достаточно глубокая, возможно, вам потребуется обратиться за помощью к психологу или терапевту. Возможность обнаружить истоки переживаний, подобных стыду, подготовит почву для большего контроля над своей жизнью, поскольку вы настроитесь на то, что вызывает эти реакции стыда.

Второй шаг — развивать сострадание к себе — принять то, что вы есть, и относиться к себе так же уважительно и чутко, как вы относитесь к другим. Например, если бы один из друзей или непосредственных подчиненных Стивена провалил их презентацию, он бы поддержал. «Вы очень старались, но позволили своим нервам взять верх над собой», — мог бы сказать он, или «Вы поправитесь, если будете больше практиковаться. Давай наймем тренера по публичным выступлениям. Когда вам становится стыдно, спросите себя: поговорю ли я с другом так, как говорю сейчас сам с собой? Этот вопрос может помочь вам распознать, когда спираль негативных мыслей берет верх, и бросить вызов вашему мышлению, основанному на стыде.

Участие в этих корректирующих эмоциональных переживаниях (как они известны в психологии) может помочь вам улучшить чувство собственного достоинства, усилить чувство собственного достоинства и принадлежности, способствовать большему принятию себя и уменьшить нездоровые реакции на стыд, такие как как отход и контратака.

Стыд — это часть человеческого опыта. Если смотреть на чувство стыда в перспективе, это избавит вас от вредной склонности к самообвинению и, в конечном итоге, поможет примириться со своей теневой стороной.Знание того, что вы достаточно хороши, достойны внимания и заслуживаете любви и признания, имеет важное значение для выработки устойчивости и ведения наиболее аутентичной жизни.

Токсичный стыд: причины, симптомы и многое другое

Токсичный стыд — это чувство собственной никчемности. Это случается, когда другие люди плохо к вам относятся, и вы превращаете это обращение в веру в себя. Вы наиболее уязвимы для такого рода плохого обращения в детстве или в подростковом возрасте. Когда вы чувствуете ядовитый стыд, вы видите себя бесполезным или, в лучшем случае, не таким хорошим, как другие.

В чем разница между стыдом и виной?

Эти две эмоции часто путают друг с другом. Вы чувствуете вину, когда знаете, что сделали что-то не так. Это может быть полезной эмоцией при поддержании отношений. Вина может держать вас в курсе, когда вы отходите от своих моральных норм.

Но вам становится стыдно, когда вы думаете, что вас недостаточно, обычно потому, что родители или сверстники постоянно говорят вам об этом. Ваша уверенность страдает от этой глубоко укоренившейся эмоции, которая влияет на то, как вы себя видите.

Вина говорит вам: «То, что вы сделали, было неправильным». Стыд говорит вам: «Из-за того, что ты так поступил, ты плохой человек».

Как стыд становится токсичным?

Возможно, вы испытывали и будете стыдиться в разное время своей жизни. Стыд может длиться несколько часов или даже несколько дней.

Но ядовитый стыд возникает из-за того, что вам постоянно говорят, что вам недостаточно. Это приводит к негативному внутреннему разговору, который остается с вами.

Токсичный стыд может начаться с того, как вам в детстве давали обратную связь об определенных инцидентах, обычно от родителей.Например, если вы намочили постель, родители могли отреагировать одним из двух способов: ‌

  • Они заверили вас, что все в порядке, и убрали без суеты.
  • Они набрасывались на вас и говорили что-то вроде: «Почему вы всегда это делаете? Что с тобой? »

Вторая реакция, вероятно, заставила бы вас поверить, что с вами что-то не так. Ваше чувство стыда может превратиться в токсичный стыд, когда вторая сцена будет повторяться.Другие повторяющиеся фразы, которые могут вызвать токсический стыд, в зависимости от происшествия:

  • «Почему вы так делаете? Ты не прав.»
  • «О чем вы думали?»
  • «Вы никогда не будете так хороши, как они».

Если вам говорят это достаточно часто, вы можете начать говорить себе, например: «Я недостоин любви». А цепляние за чувство неполноценности может нанести серьезный вред вашему психическому и физическому здоровью.

Опасности токсического стыда

За этими двумя общими симптомами стоит стыд:

  • Отмена .Возможно, вам захочется свернуться клубочком и исчезнуть, когда вам станет стыдно. Стыд заставляет нас чувствовать, что мы недостаточно хороши, и все, что мы хотим делать, — это прятаться.
  • Гнев. Из-за того, что вы чувствуете эмоциональную боль, вы сердитесь, пытаясь направить свою боль подальше от себя.

Токсический стыд также связан со злоупотреблением психоактивными веществами, расстройствами пищевого поведения и членовредительством.

Эти нездоровые механизмы преодоления могут служить спасением от вашей эмоциональной боли или неспособности смотреть в лицо самому себе.‌

Вы также можете стать перфекционистом или иметь нереалистичные ожидания, пытаясь избежать повторного стыда.

Как избавиться от токсического стыда

Можно преодолеть ядовитый стыд и изменить свой образ мыслей. Самосострадание — ключ к процессу. Вам также нужны самосознание, внимательность и терпение. Попробуйте эти советы, чтобы преодолеть ядовитый стыд.

Признайте корень своего стыда. Важно понимать и исследовать свои чувства.Найдите причину своего стыда, чтобы двигаться вперед.

Осознайте, как вы разговариваете с самим собой. Постарайтесь наблюдать за своими мыслями, но не реагировать на них.

Сострадай к себе. У всех есть недостатки и они ошибаются. Даже если кажется, что ваши ошибки были огромными, примите то, что вы всего лишь человек. Учитесь на прошлом, но не зацикливайтесь на нем.

Практикуйте внимательность. Внимательность и медитация могут творить чудеса, если вы научитесь наблюдать за своими мыслями.Чувство стыда заставляет вас реагировать, поэтому просто замечать свои мысли и подвергать их сомнению может быть очень важно.

Узнавайте, когда вам стыдно. Внимательность помогает предупредить вас о том, что вам стыдно. Если да, скажите об этом другу или партнеру. Стыд процветает в темных местах, поэтому посветите на него светом и наблюдайте, как его сила угасает.

‌ Обратитесь в службу поддержки. Сеть поддержки может дать вам возможность поговорить, когда это необходимо, и укрепить ваше чувство принадлежности.

Границы | О происхождении стыда: возникает ли стыд из-за развитой архитектуры избегания болезней?

Введение

Традиционно стыд и отвращение считались ортогональными эмоциями. Отвращение описывается как основная или первичная межкультурная эмоция (Ekman et al., 1987), а стыд обсуждается как вторичная эмоция самосознания (Tangney et al., 2007). Однако некоторые исследователи признали связь между стыдом и отвращением (см. Gilbert, 1998; Nussbaum, 2004; Power and Dalgleish, 2008).Действительно, стыд и отвращение имеют несколько важных общих черт. Обе эмоции связаны с телесным беспокойством, описываются как моральные эмоции и побуждают избегать социального взаимодействия. В данной работе использован новый подход к пониманию возникновения застенчивой эмоции стыда. В частности, стыд может возникнуть из-за развитой архитектуры избегания болезней. То есть стыд может происходить из-за того, что первичная эмоция отвращения отражается на личности (т. Е. Восприятие себя как источника загрязнения).Если это так, то стыд должен быть однозначно связан с отвращением и познаниями, позволяющими избегать болезней.

Позор

Стыд в широком смысле рассматривается как эмоция, включающая саморефлексию и оценку (Tangney, 2003). При определении стыда важно отделить его от сестринской эмоции — вины. Хотя стыд и вина положительно коррелируют и часто используются как взаимозаменяемые среди непрофессионалов, эмпирические данные показывают, что это действительно разные эмоциональные переживания, которые приводят к очень разным психологическим и поведенческим результатам (Tangney, 1991).Одна важная характеристика, которая отличает стыд от вины, — это объект, который находится в фокусе осознанного исследования (Lewis, 1971). В ответ на моральный проступок человек, испытывающий стыд, скорее всего, подумает: «Я плохой человек», тогда как кто-то, испытывающий чувство вины, скорее всего, подумает: «Я сделал плохой поступок» (Niedenthal et al., 1994). Переживание стыда поощряет самооценочные размышления, которые унижают и пронизывают все аспекты личности (то есть как физические, так и психологические).Таким образом, личность воспринимается как врожденная порочная. Таким образом, стыд — это эмоция самосознания с отрицательной валентностью, которая приводит к глобальному самоосуждению (Tangney, 1991; Niedenthal et al., 1994).

Стыд может быть вызван как моральными проступками, так и нарушениями социальных норм (Ferguson et al., 1991; Keltner and Buswell, 1996). Например, Ferguson et al. (1991) продемонстрировали, что воображение сценариев, в которых кто-то несет ответственность за повреждение чьей-либо собственности (т.е., нарушение нормы) оба вызвали стыд. Публичное разоблачение (то есть присутствие других) также увеличивает вероятность стыда (Smith et al., 2002). Если другие станут свидетелями нарушения социальных норм, то с большей вероятностью нарушитель испытает стыд. Таким образом, стыд, по-видимому, выполняет важную социальную функцию в качестве внутренней регулирующей системы, препятствующей нарушениям моральных или социальных норм.

Помимо социальных правил, стыд может быть связан с телесным «я».Гилберт (1997) предположил, что стыд — это возникающее следствие врожденного человеческого желания выглядеть привлекательным. Согласно Гилберту, привлекательность является одним из факторов, определяющих относительное социальное положение, а стыд — это эмоциональная реакция на потерю привлекательности и сопутствующую потерю социального взаимодействия. В поддержку этой связи данные свидетельствуют о том, что стыд играет ключевую роль в расстройствах, связанных с образом тела, таких как дисморфическое расстройство тела (Parker, 2003), а также в возникновении и сохранении расстройств пищевого поведения (Goss and Allan, 2009).

Наконец, стыд также называют «неадаптивным», поскольку он способствует дисфункциональному поведению, особенно поведенческому избеганию (Tangney, 1991; Niedenthal et al., 1994; Orth et al., 2006). Например, когда люди совершают моральный проступок, те, кто склонен к стыду, с большей вероятностью ответят гневом и избеганием, а не сочувствием и извинениями, которые могут исправить ущерб, нанесенный преступлением (Tangney, 1991). Стигма и избегающее поведение, сопровождающие стыд, могут выполнять очень специфическую социальную функцию.Согласно Фесслеру (2004), функция стыда заключается в регулировании социальных систем и иерархий. Фактически, он предполагает, что стыд ответственен за негативные эффекты социального неприятия и может в конечном итоге быть ответственным за поощрение поддержания социальных норм. Действительно, воспоминания о социальном неприятии в детстве (например, игнорировании со стороны родителей) связаны с хроническим стыдом во взрослом возрасте (Claesson and Sohlberg, 2002). Таким образом, стыд может играть важную роль в сохранении социального порядка (Gilbert, 1997; Fessler, 2004).Точно так же другие предположили, что стыд может выполнять важную адаптивную функцию с точки зрения поддержания социальных норм и морального поведения (Tangney and Stuewig, 2004).

Отвращение

Как и стыд, отвращение — это негативная моральная эмоция, которая связана с телесными проблемами и имеет важные последствия для социального поведения. Дарвин (1872) первоначально называл отвращение «чем-то отвратительным, в первую очередь по отношению к ощущению вкуса, которое действительно воспринимается или ярко воображается» (стр.254). Совсем недавно отвращение было описано как межкультурная человеческая эмоция (Ekman, 1970), которая представляет собой усовершенствованное решение адаптивной проблемы физического заражения и инфекционных заболеваний (Curtis and Biran, 2001; Oaten et al., 2009). Более конкретно, отвращение было описано как механизм предотвращения болезней и компонент поведенческой иммунной системы (BIS; Schaller, 2006; Oaten et al., 2009).

BIS — это совокупность психологических реакций, которые представляют собой выработанные решения адаптивной проблемы инфекционного заболевания (Schaller, 2006).В то время как функция биологической иммунной системы заключается в защите организма от патогенов после того, как они попали в организм, роль BIS заключается в том, чтобы способствовать предотвращению ситуаций, которые могут привести к заражению. BIS способствует профилактическим реакциям, вызывая адаптивные аффективные (например, отвращение), когнитивные (например, мысли о заражении) и поведенческие (например, избегание) реакции, когда люди подвергаются воздействию потенциально зараженных стимулов.

Отвращение, пожалуй, наиболее изученный механизм BIS.Его можно концептуализировать с точки зрения механизма, который может быть активирован (то есть включен или выключен) с помощью ряда сенсорной информации, указывающей на загрязнение, такой как вкус кислого молока или запах мусора. Поскольку отвращение считается усовершенствованным решением проблемы адаптации, большинство людей испытывают его хотя бы на каком-то уровне. Однако чувствительность к отвращению сильно различается. Таким образом, как и большинство психологических черт, отвращение можно оценить как характеристику личности.Те, кто более чувствителен к отвращению, чрезмерно озабочены потенциальным заражением. Они восприимчивы к ошибкам типа I (т. Е. Верят, что что-то представляет собой угрозу болезни, когда это не так) и более чувствительны к отвратительным стимулам. С этой точки зрения цена чрезмерной чувствительности к отвращению заключается в потере потенциально жизнеспособных ресурсов из-за страха заражения, тогда как выгода заключается в снижении подверженности инфекционным заболеваниям.

Отвращение было описано как моральное чувство, связанное с социальными нормами, связанными с чистотой (например,г., табу; Хайдт, 2003). Вызвание отвращения путем воздействия на участников разного количества спрея для пердения (например, ни одного, четырех или восьми) привело к усилению суровости моральных суждений (например, реакции на поедание мертвой семейной собаки; Schnall et al., 2008b). Напротив, предварительная чистота (то есть деактивация отвращения и опасений загрязнения) привела к менее суровым моральным суждениям (Schnall et al., 2008a).

Помимо моральных суждений, отвращение также связано с негативным отношением и избеганием других людей.Одним из основных средств передачи болезней являются другие люди. Таким образом, люди, представляющие серьезную угрозу заболевания, должны вызывать отвращение. Шаллер и Дункан (2007) утверждали, что отвращение должно побуждать людей отдавать предпочтение членам внутри группы перед членами внешней группы, потому что члены внешней группы представляют большую угрозу болезни (т.е. они могут содержать патогены, к которым члены внутренней группы не имеют иммунитета). Действительно, индивидуальные различия и активация отвращения были связаны с избеганием и предубеждением по отношению к широкому кругу членов чужой группы, включая лиц иностранцев, страдающих ожирением, инвалидов или представителей сексуальных меньшинств (Park et al., 2003, 2006; Фолкнер и др., 2004; Наваррете и Фесслер, 2006 г .; Olatunji, 2008; Инбар и др., 2009; Terrizzi et al., 2010).

Также было высказано предположение, что отвращение может способствовать избеганию потенциально зараженных членов внешней группы, поощряя формирование социально консервативных систем ценностей, которые способствуют соблюдению социальных норм и традиций, а также негативному отношению к членам внешней группы и их избеганию (Tangney and Stuewig, 2004; Terrizzi et al., 2010). Чувствительность к отвращению позволяет прогнозировать широкий спектр социально консервативных систем ценностей (Terrizzi et al., 2013). Таким образом, отвращение может играть важную роль в формировании социальных взаимодействий (например, предрассудков и избеганий) и построения систем социальных ценностей (например, социального консерватизма), поддерживающих эти взаимодействия.

Стыд и отвращение

Судя по предыдущему обзору, между стыдом и отвращением есть много общего. Обе эмоции, по-видимому, играют важную роль в социальных взаимодействиях, способствуя избеганию других, но для очень разных целей (Orth et al., 2006; Oaten et al., 2009). К стыду, социальное избегание служит для защиты личности от разрушительного воздействия нарушений социальных норм (Orth et al., 2006; Schmader and Lickel, 2006; Tangney et al., 2007), тогда как, при отвращении, социальное избегание позволяет избежать болезней. (Faulkner et al., 2004; Navarrete, Fessler, 2006). В самом деле, имеется много свидетельств того, что отвращение формирует социальные взаимодействия , а — формирование негативного отношения к другим людям. Точно так же отвращение может играть важную роль в формировании отношения к себе (например,g., застенчивая эмоция стыда). Еще больше подчеркивая уникальную связь между стыдом и отвращением, вина не имеет той же модели поведенческого избегания. Напротив, вина характеризуется поведением приближения (например, извинение; Orth et al., 2006; Schmader and Lickel, 2006).

Стыд и отвращение, кажется, также выполняют аналогичные функции с точки зрения поддержания социальных норм. Оба были определены как моральные эмоции, которые поощряют соблюдение социальных норм и морального поведения (Haidt, 2003; Tangney et al., 2007). Действительно, оба поощряют принятие моральных решений (Tangney et al., 2007; Schnall et al., 2008a). Кроме того, отсутствие стыда или отвращения связано с психопатией, которая характеризуется антисоциальным пренебрежением к социальным нормам (Morrison and Gilbert, 2001; Tangney et al., 2003; Tybur et al., 2009).

Некоторые теоретики утверждали, что стыд и отвращение связаны между собой тем, что они оба связаны с телесным осуждением или самоосуждением, тогда как вина и гнев — это эмоции, которые включают осуждение действий или поведения (Roseman, 1984; Nussbaum, 2004).Giner-Sorolla и Espinosa (2011) проверили, приведет ли воздействие на участников социальных сигналов отвращения или гнева к усилению чувства стыда и вины, соответственно. В двух культурах (например, в Соединенном Королевстве и Испании) участники, которым были показаны изображения, изображающие выражение отвращения на лице, испытали больше стыда, чем вины, а участники, увидевшие гневные лица, испытали больше вины, чем стыда.

Еще одно сходство между стыдом и отвращением — это язык тела и поза, которые связаны с этими двумя эмоциями.Дарвин (1872) описал стыд как отвращение тела в попытке избежать, а отвращение как отталкивание в попытке защитить себя. Уоллботт (1998) обнаружил, что и стыд, и отвращение включают в себя коллапс верхней части тела и движение головы вниз, что делает тело меньшей целью, как бы избегая вреда. Из-за стыда изменение позы может быть попыткой избежать стигмы, сопровождающей моральный проступок, символической попыткой сохранить себя свободным от загрязнения. С отвращением такое поведение служит более практической функции защиты себя от телесного загрязнения.

Кроме того, и стыд, и отвращение связаны с телом или собой. Телесное беспокойство, связанное со стыдом, проявляется в его связи с расстройствами образа тела (Gilbert, 1997; Parker, 2003; Goss and Allan, 2009). Отвращение также связано с поддержанием тела, поскольку его основная функция — защищать физическое «я» от загрязнения (Oaten et al., 2009). Хотя стыд и вина тесно связаны, только стыд разделяет телесную озабоченность с отвращением.

Наконец, есть некоторые исследования нейровизуализации, которые предполагают, что стыд и отвращение могут иметь основные физиологические общие черты. Стыд был связан с активацией передней поясной коры головного мозга (ACC; Michl et al., 2014). Точно так же отвращение было связано с повышенной активацией ACC (Wicker et al., 2003; Amir et al., 2005). Отвращение также было связано с передней поясной извилиной (ACCg; Mataix-Cols et al., 2008), специфической субрегиональной областью ACC, которая была связана с обработкой информации, связанной с социальными взаимодействиями (например,g., затраты, выгоды, ошибки; Apps et al., 2016). Более конкретно, индивидуальные различия в чувствительности отвращения модулируют активацию ACCg (Mataix-Cols et al., 2008). То есть, когда участники подвергаются отвратительному стимулу, те, кто более чувствителен к отвращению, испытывают большую активацию в ACCg. Визуальные исследования также показали, что и стыд, и отвращение были связаны с активацией передней островковой доли (Wicker et al., 2003; Cracco et al., 2016).

Одно из возможных объяснений очевидной связи между отвращением и стыдом состоит в том, что они перекрывают друг друга психологические системы.Эволюция — это случайный, но эффективный процесс, использующий преимущества существующей архитектуры (Buss et al., 1998; Marcus, 2008). Например, перо считается эксаптацией, особенностью, которая изначально развивалась для решения одной адаптивной задачи, но позже была использована для решения другой (Buss et al., 1998). Перо обеспечивает важную структурную функцию, позволяющую птицам летать, но считается, что изначально оно использовалось как средство регулирования температуры. Подобно тому, как перо теперь служит другой цели, чем та, для которой оно изначально развивалось, отвращение также может служить другой цели.То есть, помимо своей основной роли в побуждении к предотвращению болезней, отвращение может играть важную роль в поддержании социальных взаимодействий, вызывая стыд.

Соответственно, стыд может происходить, по крайней мере частично, из чувства отвращения. То есть вторичная, застенчивая эмоция стыда может возникнуть, когда первичная эмоция отвращения отражается на самом себе. С этой точки зрения отвращение может служить внутренней моральной и социальной регулирующей системой, поскольку после совершения социального проступка «я» воспринимается как источник загрязнения.Стигматизация, которая сопровождает отвращение к себе и заражение, затем служит внутренней непредвиденной ситуацией, которая может побуждать к сокрытию и избеганию, чтобы предотвратить дальнейшее заражение. Другими словами, стыд может возникнуть из отвращения. В результате этой связи стыд должен быть связан не только с чувствительностью к отвращению, он также должен быть связан с опасениями по поводу заражения или познаниями, позволяющими избежать болезней (например, воспринимаемая уязвимость к болезням, PVD).

Текущие исследования

Целью предлагаемых исследований было изучить роль отвращения в самооценочной эмоции стыда.Считается, что стыд и отвращение возникли для решения различных адаптивных задач (т. Е. Установления социальной иерархии и предотвращения болезней, соответственно; Gilbert, 1997; Curtis et al., 2004; Fessler, 2004; Oaten et al., 2009). Однако эти две эмоции могут быть более тесно связаны, чем считалось ранее. И стыд, и отвращение были описаны как моральные эмоции (Haidt, 2003; Tangney and Stuewig, 2004; Schnall et al., 2008b), имеют схожую позу (например, сокращение, коллапс, отворачивание; Darwin, 1872; Wallbott, 1998). и поведенческие реакции (например,g., избегание; Tangney, 1991; Oaten et al., 2009), и связаны с телесными проблемами (Gilbert, 1997; Parker, 2003; Goss and Allan, 2009; Oaten et al., 2009). Вместе эти результаты предполагают, что отвращение и стыд могут перекрывать друг друга.

Небольшое исследование посвящено изучению связи между отвращением и стыдом. Следовательно, цель текущих исследований состояла в том, чтобы изучить, в какой степени стыд однозначно связан с отвращением, а также опасения по предотвращению болезней в более широком смысле (т.е., проблема загрязнения). Хотя стыд и вина часто сильно коррелируют (Tangney, 1991), черты, характеризующие отвращение и стыд (например, телесное беспокойство и социальное избегание), не описывают вину. Следовательно, предполагаемая связь между отвращением и самооценкой должна приводить именно к стыду, а не к общим негативным эмоциям самосознания или вины. Чтобы гарантировать, что отношения действительно уникальны для эмоций отвращения и стыда, вина и негативные эмоции были включены в качестве переменных для сравнения и контроля.

Если стыд и отвращение разделяют некоторую развитую психологическую архитектуру, в которой переживание стыда возникает из восприятия себя как источника отвращения и загрязнения, то чувствительность к отвращению и познания, позволяющие избегать болезней (например, PVD), должны предсказывать предрасположенность к стыду. Кроме того, если эффект специфичен для стыда, чувствительность к отвращению и познания, позволяющие избежать болезней, не должны коррелировать с чувством вины и должны оставаться значительными даже после контроля отрицательного аффекта. Кроме того, если стыд возникает из отвращения, между двумя системами должна быть причинная связь, так что вызов отвращения должен приводить к увеличению склонности к стыду, но не к склонности к вине (т.д., большая вероятность ответить на подсказки о социальных проступках последовательными реакциями стыда, такими как избегание, в отличие от последовательных реакций вины, таких как извинения). Таким образом, была выдвинута гипотеза, что индивидуальные различия в чувствительности к отвращению будут положительно коррелировать со склонностью к стыду, но не к вине. Более того, вызывая отвращение, вы увеличиваете склонность к стыду, но не к чувству вины.

Исследование 1

Целью исследования 1 было выяснить, связаны ли индивидуальные различия в чувствительности отвращения и страха заражения с индивидуальными различиями в склонности к стыду и чувствительности.Если стыд возникает из отвращения, чувствительность к отвращению должна быть положительно коррелирована со стыдом. Кроме того, стыд должен быть связан с более широкими проблемами предотвращения болезней, поэтому стыд также должен быть связан с проблемами заражения. Чтобы гарантировать, что эти отношения не являются просто продуктами отрицательного воздействия, мы учитывали отрицательные эффекты во всех анализах. Кроме того, отношения должны быть специфичными для стыда (т.е.чувствительность отвращения не должна коррелировать с чувством вины), поэтому мы включили меры склонности к вине, чтобы продемонстрировать дискриминантную валидность.

Метод

Участники

В исследовании приняли участие 195 студентов-вводных студентов-психологов из Университета Содружества Вирджинии (71% женщин), которые участвовали в исследовании для получения кредита. Возраст участников был от 18 до 47 лет ( M = 20,21, SD = 3,33). Пятьдесят один процент выборки составляли белые, 18% — афроамериканцы, 14% — азиатские, 4% — испаноязычные и 13% — «другие» или нераскрытые.

Меры и порядок действий

Участники заполнили серию анкет онлайн в следующем порядке.Анкеты включали измерения чувствительности к отвращению, опасения по поводу заражения, стыда и предрасположенности к вине, настроения и демографические вопросы.

Меры отвращения

Общая чувствительность к отвращению оценивалась с использованием шкалы отвращения (DS; Haidt et al., 1994; α = 0,81), которая представляет собой шкалу из 32 пунктов. Первые 16 пунктов оцениваются по 5-балльной шкале от 0, , категорически не согласен, , до 5, , полностью согласен, (первоначально оценивается как «верно / неверно»).Остальные 16 пунктов оцениваются по 5-балльной шкале от 0, , совсем не отвратительно, , до 5, , очень отвратительно, (первоначально оценивались по 3-балльной шкале). Баллы DS были рассчитаны путем взятия среднего из 32 пунктов. Пример элемента шкалы: «При некоторых обстоятельствах я мог бы попробовать мясо обезьяны».

Чувствительность к возбудителям, сексуальному и моральному отвращению измерялась с использованием трехкомпонентной шкалы отвращения (TDDS; Tybur et al., 2009).Шкала содержит 21 пункт, который оценивается по 7-балльной шкале от 0, , совсем не отвратительно, , до 6, , крайне отвратительно, . Баллы для каждой из субшкал были рассчитаны путем усреднения пунктов субшкалы. Примеры элементов включают «наступить на собачьи корма» (возбудитель, α = 0,83), «услышать, как двое незнакомцев занимаются сексом» (сексуальный, α = 0,86) и «украсть шоколадный батончик из круглосуточного магазина» (мораль, α = 0,89).

Пересмотренная шкала склонности к отвращению и чувствительности использовалась для оценки реактивности отвращения (DPSS-R; van Overveld et al., 2010; α = 0,89). DPSS-R представляет собой шкалу из 16 пунктов, которая содержит две подшкалы по 8 пунктов: склонность к отвращению ( α = 0,78) и чувствительность отвращения ( α = 0,79). Подшкала предрасположенности оценивает, насколько легко у человека возникает реакция отвращения, тогда как подшкала чувствительности измеряет эмоциональную интенсивность реакции. Ответы варьируются от 1 никогда не до 5 всегда . Баллы DPSS-R рассчитывались путем усреднения пунктов подшкалы.Примеры пунктов: «Я морщусь от отвращения» (Склонность) и «От отвратительных вещей у меня скручивает живот» (Чувствительность).

Проблема загрязнения

Страх заражения оценивался с использованием подшкалы навязчивых идей загрязнения и принуждения к стирке Падуанской инвентаризации (PI-COWC; Burns et al., 1996; α = 0,85). PI-COWC — это подшкала из 10 пунктов (например, «Мне трудно прикасаться к мусору или грязным вещам»). Участники указывают степень, в которой они воспринимают каждое утверждение по шкале от 0 ( совсем не ) до 4 ( очень много ).Оценка PI-COWC была рассчитана путем усреднения заданий.

Меры стыда и вины

Тест на аффект самосознания (TOSCA; Tangney and Dearing, 2002) использовался для измерения стыда и предрасположенности к вине ( α = 0,77 и 0,78, соответственно). Участники читают 15 сценариев (например, на работе вы ждете до последней минуты, чтобы спланировать проект, а это получается плохо) и оценивали степень, в которой они отреагировали бы постыдно или виновато. Средние значения заданий были созданы для подшкал вины и стыда TOSCA.

Шкала вины и стыда (GASP; Cohen et al., 2011; α = 0,79) — это шкала из 20 пунктов. Варианты ответа варьируются от 1 очень маловероятно до 7 очень вероятно . GASP содержит две подшкалы стыда из 5 пунктов и две подшкалы вины из 5 пунктов. Подшкалы стыда включают меру отрицательной самооценки, которая оценивает глобальное самоосуждение, и меру отстранения, которая оценивает желание человека избегать контактов с другими людьми после нарушения морального или социального контракта.Подшкалы вины включают меру оценки отрицательного поведения, которая оценивает осуждение поведения, и меру исправления, которая оценивает вероятность просоциального поведения после нарушения моральных или социальных контрактов. Для каждой из субшкал были вычислены средние значения.

Контрольное мероприятие

Настроение контролировали с помощью расписания позитивных и негативных аффектов (PANAS; Watson et al., 1988). Шкала состоит из 20 прилагательных, 10 положительных прилагательных (напр.г., заинтересовано; α = 0,90) и 10 отрицательных прилагательных (например, расстроен; α = 0,87). Для каждого прилагательного участников просят оценить, насколько они его ощущают, по 5-балльной шкале от 1 ( совсем не ) до 5 ( чрезвычайно ). Средние значения элементов были рассчитаны для субшкал положительного и отрицательного аффекта. Участникам также была запрошена основная демографическая информация (например, возраст, пол, этническая принадлежность).

Результаты

Средние значения, стандартные отклонения и надежности для всех показателей представлены в таблице 1.Предыдущие исследования продемонстрировали значительные половые различия в чувствах отвращения и стыда (Lewis, 1971; Druschel and Sherman, 1999), поэтому сравнивали мужчин и женщин в текущей выборке. Действительно, в текущей выборке женщины сообщили о большей чувствительности к отвращению ( M = 2,85, SD = 0,45), чем мужчины ( M = 2,30, SD = 0,45), t (174) = 7,19. , p <0,01, η = 0,23, d = 1,22. Женщины также были более склонны к стыду ( M = 3.13, SD = 0,66) по сравнению с мужчинами ( M = 2,64, SD = 0,60), t (181) = 4,70, p <0,01, η = 0,11, d = 0,78). Учитывая эти результаты, последующие анализы были проведены с учетом пола в качестве ковариаты и без него. Хотя корреляции были немного ослаблены при контроле пола, они остались значительными и в предсказанном направлении. Таким образом, результаты представлены без учета пола в качестве ковариаты.

Таблица 1 . Средние значения, стандартные отклонения и альфа Кронбаха для всех показателей в исследовании 1.

Корреляции нулевого порядка

Корреляции нулевого порядка между всеми показателями были рассчитаны для изучения общих закономерностей среди конструкций (см. Таблицу 2). Как и ожидалось, показатели чувствительности к отвращению и опасения заражения неизменно положительно коррелировали с показателями стыда ( r s = 0,13–0,49). Кроме того, отвращение было положительно связано с чувством вины, хотя эти корреляции не были последовательными по всем критериям.Вина постоянно коррелировала только с сексуальным отвращением ( r s = 0,13–0,38) и моральным отвращением ( r s = 0,30–0,36). Меры стыда и вины сильно взаимосвязаны ( r s = 0,33 и 0,57). Негативный аффект положительно коррелировал с некоторыми показателями отвращения (например, субшкалами DPSS-R; r s = 0,17 и 0,21), но не коррелировал с другими показателями (например, DS и TDDS; r s = 0,01–0,06). Отрицательный аффект не был достоверно коррелирован со стыдом ( r s = 0.06 и 0,14), но корреляции были в ожидаемых направлениях, а некоторые приближались к значимости. Неожиданно отрицательный аффект отрицательно коррелировал с чувством вины ( r s = -0,16 и -0,17). Положительный аффект не был достоверно коррелирован ни с одним из показателей отвращения ( r s = -0,01–0,07) или стыда ( r s = -0,05 и -0,10). Однако это значительно положительно коррелировало с чувством вины ( r s = 0,13 и 0,18).

Таблица 2 .Корреляции нулевого порядка для всех показателей в исследовании 1.

Частные корреляции

Чтобы гарантировать, что отношение между стыдом и отвращением было специфическим для стыда, вина и негативные эмоции были частично вне корреляций. Кроме того, были проведены отдельные анализы для изучения связи между виной и отвращением. Для этих анализов и стыд, и негативные эмоции частично не коррелировали. Частные корреляции представлены в таблице 3.

Таблица 3 .Частичные корреляции стыда и вины с отвращением и опасениями о заражении для исследования 1.

Как и предполагалось, чувствительность к отвращению и озабоченность загрязнением положительно коррелировали со стыдом даже после учета вины и негативного аффекта. Единственной мерой отвращения, не связанной со стыдом, было отвращение моральное. Эти результаты предполагают, что отношение между отвращением и стыдом связано с физическим или телесным осквернением, а не с символическим моральным осквернением. Интересно, что подшкала отрицательной самооценки GASP, которая оценивает глобальное самоосуждение, была единственным показателем стыда, который не имел значительной корреляции с отвращением.С другой стороны, отвращение сильно коррелировало с подшкалой отказа, которая оценивает желание человека избегать ситуаций, которые могут вызвать стыд.

Вина не всегда коррелировала с компонентами отвращения, направленными на избегание болезней (т. Е. Ядром / патогеном и сексуальным отвращением) при контроле стыда и негативных эмоций. Однако чувство вины неизменно положительно коррелировало с моральным отвращением. Хотя это открытие не было выдвинуто гипотезой, оно согласуется с литературой, в которой вина описывается как моральная эмоция, связанная с нарушением общественного договора (Tangney et al., 2007).

Обсуждение

Исследование 1 предоставило первоначальные корреляционные доказательства того, что существует уникальная связь между отвращением и стыдом. Чувствительность к отвращению и озабоченность загрязнением неизменно положительно коррелировали со склонностью к стыду даже после учета предрасположенности к вине и отрицательного аффекта. С другой стороны, вина, как правило, не коррелировала с компонентами отвращения, позволяющими избежать болезней, при контроле за стыдом и негативным аффектом. Эти результаты частично свидетельствуют о том, что стыд может включать отвращение.Тем не менее, исследование 1 было ограничено в том смысле, что это был корреляционный дизайн, и поэтому не могло предоставить никаких доказательств причинной связи между отвращением и стыдом.

Кроме того, Исследование 1 предоставило некоторые доказательства того, что моральное отвращение в отличие от других мер чувствительности к отвращению (то есть отвращение к патогенам / ядру и сексуальное отвращение) неизменно положительно коррелировало со склонностью к вине даже после учета склонности к стыду и отрицательного аффекта. Интересно, что моральное отвращение было единственной мерой чувствительности к отвращению, которая не коррелировала со склонностью к стыду.Этот вывод согласуется с основным различием между стыдом и виной (то есть, что стыд характеризуется самооценкой, тогда как вина характеризуется поведенческой оценкой; Niedenthal et al., 1994). Поскольку моральное отвращение является поведенческой оценкой (то есть, насколько человек испытывает отвращение к нарушениям общественного договора), имеет смысл, что моральное отвращение коррелирует со склонностью к вине, но не со склонностью к стыду.

Исследование 2

Целью исследования 2 было проверить причинно-следственную модель, в которой вызывание отвращения приводит к более высокому уровню предрасположенности к стыду (т.е., большая вероятность ответа на подсказки о социальном проступке последовательными ответами стыда). Если стыд — это эмоциональное переживание, возникающее из-за отвращения к себе, вызов отвращения должен вызвать стыд. Опять же, предполагалось, что этот эффект специфичен для стыда, поэтому не ожидалось, что индукция отвращения повлияет на чувство вины. Более того, ожидалось, что эффект будет специфическим для отвращения, а не результатом общего негативного аффекта. Таким образом, была выдвинута гипотеза, что вызов отвращения приведет к более высокому уровню стыда, чем как нейтральное состояние, так и состояние, в котором было индуцировано состояние отрицательного настроения.Кроме того, поскольку люди, чувствительные к отвращению, предположительно более восприимчивы к манипуляциям с отвращением, чем те, кто менее чувствителен к отвращению (см. Terrizzi et al., 2010), был проведен анализ модерации. Была выдвинута гипотеза, что те, кто был чувствителен к отвращению, испытают больше стыда после манипуляции отвращением по сравнению с теми, кто менее чувствителен к отвращению.

Метод

Участники

Было 175 студентов-вводников психологов из Университета Содружества Вирджинии (62% женщин), которые получили зачетные баллы за свое участие.Их возраст был от 18 до 41 года ( M, = 19,29, SD, = 2,61). 47% выборки составляли белые, 25% — афроамериканцы, 17% — азиатские, 6% — испаноязычные и 5% — «другие» или нераскрытые.

Меры и порядок действий

По прибытии в лабораторию участники дали информированное согласие. Затем участникам случайным образом назначали отвращение, негативное или нейтральное состояние, и они выполняли задание по наведению настроения, которое маскировалось как задание лексического принятия решения.После индукции настроения участники заполнили ту же батарею анкет, которая использовалась в исследовании 1, с добавлением шкалы PVD (Duncan et al., 2009) в качестве второй меры озабоченности по поводу загрязнения. Сначала участники выполнили измерения стыда и вины, затем — меры отвращения и заражения, затем — PANAS и, наконец, демографические вопросы. Наконец, участники были проинформированы, им были даны благодарности за участие.

Индукция настроения

Чтобы вызвать различные состояния настроения, была использована процедура подсознательного прайминга через задачу лексического решения.Предыдущие исследования продемонстрировали, что это эффективный и ненавязчивый метод праймирования аффективных состояний (например, Ferré and Sánchez-Casas, 2014). Участники были ознакомлены с задачей лексического решения как словесной игрой. Им сказали, что цель игры в слова — оценить их способность распознавать слова. Им были представлены цепочки букв и их попросили как можно быстрее указать, является ли каждая цепочка букв словом или не словом. Перед каждой цепочкой букв участников подсознательно приставляли к нейтральным, отрицательным или отталкивающим словам.

Следуя процедуре, использованной Dijksterhuis et al. (2008), каждое испытание включало предварительную маску 50 мс (XXXXXX), простое число 17 мс, пост-маску 50 мс (XXXXXX) и целевую строку букв. В половине испытаний целевое слово представляло собой случайную последовательность букв (например, «церс»). Остальные испытания содержали нейтральное слово (например, книга). Участников случайным образом распределили по одному из трех условий (т. Е. Отвращение, отрицательное или нейтральное). Каждое условие содержало 10 простых чисел, и каждое простое число повторялось пять раз, всего 50 испытаний.

Начальные слова были максимально близки по длине (то есть количеству букв) и начальной букве. Начальные слова для состояния отвращения были выбраны на основе кросс-культурных факторов, вызывающих отвращение (см. Curtis et al., 2004). Что касается состояния отвращения, участникам вводили слова, вызывающие отвращение к телу (например, диарея, моча). Участников в негативном состоянии загнали словами, вызывающими негатив (например, разочарование, бесполезность). Наконец, находившихся в нейтральном состоянии людей произносили словами, не вызывающими эмоциональной реакции (например,г., дверь, агрегат; см. полный список простых чисел в Приложении).

Меры отвращения

Поскольку было показано, что чувствительность к отвращению предсказывает реактивность на отвратительные стимулы (van Overveld et al., 2010), были основания полагать, что эффективность манипуляции отвращением может зависеть от индивидуальных различий в чувствительности отвращения и опасениях контаминации. Таким образом, участники заполнили DS (Haidt et al., 1994) и TDDS (Tybur et al., 2009), которые использовались в исследовании 1 для оценки чувствительности к отвращению.

Проблема загрязнения

Шкала PVD использовалась для оценки отвращения к микробам ( α, = 0,74) и предполагаемой инфицированности (> α = 0,87; Duncan et al., 2009). Шкала содержит две подшкалы: оценку отвращения к микробам с 8 пунктами (например, «Я предпочитаю мыть руки вскоре после того, как пожал чью-то руку») и оценку предполагаемой заражаемости с семью пунктами (например, «Если есть болезнь»). «обойдусь, я достану»). Участников попросили ответить на вопросы по 7-балльной шкале от 1 ( категорически не согласен, ) до 7 ( полностью согласен, ).Средние значения были рассчитаны по подшкалам предполагаемой инфекционности и антибактериальной защиты.

Меры стыда и вины

Стыд и вина оценивались с использованием тех же критериев, что и в исследовании 1, TOSCA (Tangney, Dearing, 2002) и GASP (Cohen et al., 2011).

Меры контроля

Настроение контролировали с помощью PANAS (Watson et al., 1988). Наконец, участникам была задана основная демографическая информация (например, возраст, пол, этническая принадлежность).

Результаты

Средние значения, стандартные отклонения и достоверность для всех показателей представлены в таблице 4. Чтобы убедиться, что манипуляция не повлияла на чувствительность или настроение отвращения, были проведены три односторонних дисперсионного анализа для сравнения уровней чувствительности к отвращению, отрицательного настроения и положительности. настроение среди трех условий. Манипуляции с настроением не повлияли на чувствительность к отвращению на уровне черт ( F (2,172) = 0,28, p = 0,75), отрицательный аффект ( F (2,172) = 0.02, p = 0,93), или положительный эффект ( F (2,172) = 0,73, p = 0,48). Все последующие анализы проводились с учетом пола в качестве коварианты и без него. Однако картина результатов оставалась такой же и значимой даже после контроля пола. Таким образом, анализы представлены без учета пола в качестве коварианты.

Таблица 4 . Средние значения, стандартные отклонения и альфа Кронбаха для всех показателей в исследовании 2.

Первичный анализ

Данные были проанализированы с использованием иерархической множественной регрессии в соответствии с процедурой, описанной Aiken and West (1991).Поскольку существовало множество высококоррелированных индикаторов чувствительности к отвращению, стыду и вине, для каждой конструкции были созданы составные переменные. Составная часть чувствительности отвращения была создана путем стандартизации и усреднения всех компонентов избегания болезней, связанных с опасением отвращения и заражения (например, DS, TDDS-Pathogen, TDDS-Sexual и подшкала отвращения к зародышам PVD; r s = 0,36 –0,69). Аналогичным образом, индексы стыда и вины были созданы путем стандартизации и усреднения их соответствующих подшкал из TOSCA и GASP ( r = 0.65 для меры стыда, r = 0,73 для меры вины). Две условные переменные с фиктивным кодом были созданы в соответствии с шагами, описанными в Aiken and West (1991). Для первой фиктивной кодированной переменной отвращение и отрицательные состояния были закодированы как 0, а нейтральное условие было закодировано как 1, что проверило основной эффект манипуляции отвращением относительно нейтрального состояния. Для второй фиктивной кодированной переменной условия отвращения и нейтральности были закодированы как 0, а отрицательные условия были закодированы как 1, что проверило основной эффект манипуляции отвращением по сравнению с отрицательным условием.Поскольку обе эти фиктивные кодированные переменные разделяли контраст между отрицательными и нейтральными условиями, этот эффект был частично нивелирован.

Чтобы гарантировать, что эффект не был вызван общим состоянием отрицательного настроения, на первом этапе регрессионной модели была введена подшкала отрицательного аффекта PANAS. Для анализов с участием стыда в качестве зависимой переменной вина также вводилась на первом этапе как ковариата. Для анализов с участием вины как зависимой переменной стыд вводился на первом этапе как ковариата.На втором этапе анализа были введены фиктивные закодированные переменные состояния и композит чувствительности отвращения. Наконец, условия взаимодействия между условием и составными переменными чувствительности отвращения были созданы путем стандартизации переменной чувствительности отвращения и умножения ее на каждую переменную условия. Эти условия взаимодействия были добавлены на третий шаг модели иерархической регрессии.

Стыд как зависимая переменная

На шаге 1 обе контрольные переменные отрицательно влияют на [ β = 0.17, p = 0,02, 95% ДИ (0,02, 0,31)] и вина [ β = 0,54, p <0,05, 95% ДИ (0,42, 0,64)] оказались значимыми предикторами стыда. На этапе 2 составная часть чувствительности отвращения была значимым предиктором стыда [ β = 0,15, p = 0,03, 95% ДИ (0,00,0,29)], повторяя эффект, обнаруженный в исследовании 1. Однако был не влияет на состояние. Участники в состоянии отвращения не испытывали большего стыда, чем участники в любом нейтральном состоянии [ β = -0.01, p = 0,94, 95% ДИ (-0,16, 0,14)] или отрицательное условие [ β = -0,03, p = 0,64, 95% ДИ (-0,18, 0,12)]. Однако на шаге 3 произошло существенное взаимодействие между составом чувствительности отвращения и условием ( R 2 изменение = 0,03). Более конкретно, при сравнении состояния отвращения с нейтральным состоянием не было значимого взаимодействия [ β = -0,13, p = 0,12, 95% ДИ (-0.28, 0,02)]. При сравнении состояния отвращения с отрицательным состоянием взаимодействие было значимым [ β = -0,21, p = 0,01, 95% ДИ (-0,35, -0,06)]. Взаимодействие показано на рисунке 1.

Рисунок 1 . Состояние за счет отвращения Чувствительность Взаимодействие с предсказанием стыда в исследовании 2.

Простой анализ наклонов показал, что при высоких уровнях чувствительности отвращения (например, +1 SD ) манипуляция отвращением не приводила к значительно более высоким уровням стыда по сравнению с нейтральным состоянием [ β = 0.14, p. = 0,20, 95% ДИ (-0,01, 0,29)]. Однако при высоких уровнях чувствительности отвращения манипуляция отвращением приводила к значительно более высоким уровням стыда по сравнению с отрицательным состоянием [ β = 0,25, p = 0,02, 95% ДИ (0,10, 0,39)]. При низких уровнях чувствительности отвращения (например, −1 SD ) манипуляция отвращением не оказывала значительного влияния на стыд по сравнению с нейтральным состоянием [ β = −0,13, p = 0,25, 95% ДИ ( −0.28, 0,02)] или отрицательное условие [ β = -0,19, p = 0,09, 95% ДИ (-0,33, -0,04)]. Кроме того, чувствительность к отвращению достоверно предсказывала стыд для участников в состоянии отвращения [ β = 0,39, p <0,01, 95% ДИ (0,25, 0,51)], но не предсказывала уровни стыда для участников в нейтральном состоянии [ β = 0,08, p = 0,47, 95% ДИ (-0,07, 0,23)] или отрицательный [ β = -0,07, p = 0,60, 95% ДИ (-0,22, 0.08)] условия. Таким образом, для тех, кто был более чувствителен к отвращению, манипуляция отвращением усиливала стыд.

Вина как зависимая переменная

На этапе 1 стыд [ β = 0,56, p <0,01, 95% ДИ (0,45, 0,66)], но не отрицательный эффект [ β = -0,03, p = 0,69, 95% ДИ (-0,18, 0,12)], стал важным предиктором вины. В отличие от исследования 1, на этапе 2 совокупность чувствительности к отвращению оставалась значимым предиктором вины даже после учета стыда и негативного аффекта [ β = 0.17, p = 0,01, 95% ДИ (0,02, 0,31)]. Однако не было никакого основного эффекта для состояния. Участники в состоянии отвращения не испытывали большего чувства вины, чем участники в нейтральном [ β = 0,00, p = 0,99, 95% ДИ (-0,15, 0,15)] или в отрицательном состоянии [ β = 0,06, p = 0,40, 95% ДИ (-0,09, 0,21)]. На шаге 3 взаимодействие между состоянием и чувствительностью отвращения также не было значимым, когда состояние отвращения сравнивалось с нейтральным состоянием [ β = -0.10, p = 0,27, 95% ДИ (-0,25, 0,05)] или отрицательное условие [ β = 0,01, p = 0,91, 95% ДИ (-0,14, 0,16)].

Обсуждение

Как и в исследовании 1, чувствительность к отвращению была значимым предиктором стыда даже после учета вины и негативного аффекта. Однако, в отличие от исследования 1, чувствительность к отвращению была значимым предиктором вины даже после учета стыда и негативного аффекта. Хотя не было доказательств основного эффекта манипуляции отвращением, исследование 2 предоставило первоначальные доказательства того, что вызывание отвращения усиливает стыд у людей, чувствительных к отвращению.Эти результаты были значительными даже после учета негативного аффекта и вины. Более того, эффект, казалось, был особым для стыда и отвращения. Когда вина анализировалась как зависимая переменная, не было никакого взаимодействия между условием и чувствительностью отвращения при контроле стыда и негативного аффекта. Таким образом, результаты подчеркивают уникальную взаимосвязь между стыдом и отвращением.

Общие обсуждения

В обоих исследованиях стыд положительно коррелировал как с чувством отвращения, так и с опасениями заражения (т.е., те, кто был чувствителен к отвращению и / или обеспокоен загрязнением, были более чувствительны к стыду). Что еще более важно, в обоих исследованиях чувствительность к отвращению и озабоченность загрязнением были значимыми предикторами стыда даже после учета вины и негативного аффекта, подчеркивая, что связь между отвращением и стыдом уникальна. То есть связь между отвращением и стыдом возникла не из-за негативного аффекта (т. Е. Того, что они оба являются отрицательно валентными эмоциями), и такой же паттерн не наблюдался в отношении родственной эмоции стыда, вины.

Интересно, однако, что вина неизменно положительно коррелировала с моральным отвращением даже после учета стыда и негативных эмоций. Этот эффект может быть связан с тем, что стыд и вина различаются в зависимости от характера их самосознательных оценок. Что касается стыда, то «я» является объектом негативных оценок, тогда как для чувства вины поведение выступает в качестве объекта отношения (Niedenthal et al., 1994). Таким образом, вина может быть связана с моральным отвращением, потому что это касается негативных поведенческих оценок (т.е., испытывать отвращение к нарушениям общественного договора).

Исследование 2 предоставило некоторую первоначальную поддержку причинно-следственной связи между отвращением и стыдом. Хотя не было никакого основного эффекта для индукции отвращения (т.е. вызов отвращения не увеличивал стыд для всех участников), по сравнению с отрицательной индукцией, манипуляция отвращением усиливала стыд у людей, которые были более чувствительны к отвращению. Важно отметить, что этот эффект был устойчивым даже после учета негативного аффекта и вины.Более того, манипуляция не оказала такого же воздействия на чувство вины (т.е. вызов отвращения не повлиял на чувство вины).

В целом, эти исследования предоставляют некоторые предварительные доказательства уникальной связи между стыдом и отвращением. Иными словами, стыд может сочетаться со сложившейся архитектурой предотвращения болезней. Но очевидно, что необходимо проделать гораздо больше работы, чтобы выяснить точную природу взаимосвязи между стыдом и отвращением.

Ограничения и направления на будущее

Одним из основных ограничений текущих исследований является то, что отвращение к себе напрямую не манипулировалось.Исследование 2 вызывало отвращение, но не связывало напрямую отвращение с самим собой (т.е. было неясно, является ли я объектом отвращения). Кроме того, невозможно исключить предвзятость участников и характеристики спроса в качестве возможных объяснений результатов исследования 2. Поскольку мы не включали предварительную оценку стыда, также невозможно исключить существовавшие ранее различия. В будущих исследованиях следует предусмотреть меры предварительного тестирования и оценить, приводит ли манипулирование отвращением к себе (например, когда участники представляют или вспоминают сценарии, в которых они заболели на публике) приводит к более последовательным результатам.Если стыд воспринимается как отвращение к себе, манипуляции, вызывающие отвращение к себе, с большей вероятностью будут постоянно усиливать стыд.

Кроме того, во всех исследованиях стыд оценивался с использованием явных критериев. Социальная желательность может быть проблемой, особенно для самоотчетных показателей отношения к себе, потому что люди склонны впадать в положительные иллюзии (т. Е. Представлять себя в более позитивном свете; Heatherton and Wyland, 2003; Oakes et al., 2008 ). Поскольку стыд связан с отрицательной самооценкой, эта предвзятость к позитиву может стать проблемой для текущего исследования, поскольку может снизить вероятность того, что люди будут сообщать о стыде.Таким образом, включение неявных или объективных физиологических показателей (например, функциональная магнитно-резонансная томография, фМРТ; электроэнцефалография, ЭЭГ) может обеспечить более точную оценку стыда. Более того, неявные меры могут использоваться для оценки степени, в которой люди связывают отвращение к себе. Если стыд переживается как отвращение к себе, люди, чувствительные к стыду, должны классифицировать отвратительные прилагательные (например, отталкивающие) быстрее, чем отрицательные (например, отталкивающие).ж., неприятно) после самозагрузки (например, я или я).

Наконец, хотя текущие исследования представили устойчивые положительные корреляции между чувствительностью к стыду и отвращению и продемонстрировали, что эти корреляции остаются значимыми даже после учета негативного аффекта и вины, все же возможно, что отношения могут быть объяснены неизмеримой третьей переменной (например, поведенческая заторможенность или невротизм). И отвращение, и стыд коррелируют с поведенческим торможением или поведенческим избеганием и невротизмом (Orth et al., 2006; Olatunji et al., 2008; Cohen et al., 2011). Более того, в текущих исследованиях мы контролировали уровень состояния, а не уровень черты негативного аффекта. Возможно, аффект на уровне черты может дать возможное альтернативное объяснение. Таким образом, в будущих исследованиях следует оценить, сохраняется ли связь между отвращением и стыдом даже после контроля за поведенческим торможением, невротизмом и негативным аффектом на уровне черт характера.

Заключение

Результаты текущего исследования предоставляют некоторые предварительные доказательства связи между стыдом и отвращением.Хотя необходимо проделать дополнительную работу, чтобы понять причинную природу этой связи, она может иметь важные клинические последствия для клиентов, страдающих психологическими расстройствами, связанными со стыдом (например, дисморфическим расстройством тела и расстройствами пищевого поведения). Действительно, учитывая накопление доказательств связи чувствительности к отвращению с тревожными расстройствами (см. Olatunji and McKay, 2009), некоторые исследователи уже предложили снижение чувствительности к отвращению как компонент психотерапии (Viar-Paxton and Olatunji, 2012).Если будущие экспериментальные данные подтвердят причинную связь между отвращением и стыдом (т. Е. Если отвращение вызывает стыд), эти виды терапии уменьшения отвращения могут оказаться эффективными средствами лечения связанных со стыдом психологических расстройств. Кроме того, если стыд воспринимается как отвращение к себе, это может помочь пролить свет на более широкие проблемы, такие как стигматизация (т. Е. Стигма может восприниматься как самозаражение). Однако ясно то, что необходимо провести дополнительные исследования, чтобы прояснить связь между отвращением и стыдом.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены IRB Университета Содружества Вирджинии. Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Авторские взносы

Оба автора внесли существенный вклад в структуру исследования, и оба автора принимали участие в написании рукописи.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта рукопись содержит содержание, первоначально опубликованное в диссертации основного автора.

Сноски

  1. Эти результаты являются аномалией. В исследовании 2 и других исследованиях этой лаборатории чувство вины либо положительно коррелировало с негативным аффектом, либо существенно не коррелировало, как было обнаружено в предыдущем исследовании (Cohen et al., 2011).
  2. Были проведены отдельные анализы с учетом вины и негативного аффекта. И чувство вины, и отрицательный аффект незначительно ослабляли связь между отвращением и стыдом. Для простоты представления здесь представлены только частичные корреляции, в которых одновременно контролировались и вина, и отрицательный аффект.
  3. Был проведен отдельный анализ по каждому критерию чувствительности к стыду, вине и отвращению. Поскольку результаты были относительно согласованными по всем показателям, представлены только анализы с составными переменными.
  4. Был проведен отдельный анализ для каждой шкалы, использованной в совокупности чувствительности отвращения (т.е. DS, TDDS-Pathogen, TDDS-Sexual и PVD-Germ Aversion). Поскольку показатели были сильно коррелированы, и отдельные анализы показали сопоставимые результаты, представлены только анализы для составных показателей.
  5. Перед проведением регрессионного анализа тест Левена на равенство дисперсий не выявил существенных различий между условиями.

Список литературы

Айкен, Л. С., и Уэст, С. Г. (1991). Множественная регрессия: тестирование и интерпретация взаимодействий. Thousand Oaks, CA: Sage Publications.

Google Scholar

Амир, Н., Клумпп, Х., Элиас, Дж., Бедвелл, Дж. С., Янасак, Н., и Миллер, Л. С. (2005). Повышенная активация передней поясной коры при обработке лиц с отвращением у людей с социальной фобией. Biol. Психиатрия 57, 975–981.DOI: 10.1016 / j.biopsych.2005.01.044

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Apps, М. А., Рашворт, М. Ф., и Чанг, С. В. (2016). Передняя поясная извилина и социальное познание: отслеживание мотивации других. Нейрон 90, 692–707. DOI: 10.1016 / j.neuron.2016.04.018

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бернс, Г. Л., Кеортге, С. Г., Формеа, Г. М., и Штернбергер, Л. Г. (1996). Пересмотр падуанского перечня симптомов обсессивно-компульсивного расстройства: различия между беспокойством, навязчивыми идеями и компульсиями. Behav. Res. Ther. 34, 163–173. DOI: 10.1016 / 0005-7967 (95) 00035-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Басс, Д. М., Хазелтон, М. Г., Шакелфорд, Т. К., Блеске, А. Л., и Уэйкфилд, Дж. К. (1998). Адаптации, экзаптации и спандрели. Am. Psychol. 53, 533–548. DOI: 10.1037 / 0003-066x.53.5.533

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клаэссон К. и Зольберг С. (2002). Внутренний стыд и ранние взаимодействия, характеризующиеся безразличием, оставлением и неприятием: повторяющиеся результаты. Clin. Psychol. Психофер. 9, 277–284. DOI: 10.1002 / cpp.331

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коэн, Т. Р., Вольф, С. Т., Пантер, А. Т., и Инско, К. А. (2011). Представляем шкалу GASP: новую меру склонности к чувству вины и стыда. J. Pers. Soc. Psychol. 100, 947–966. DOI: 10.1037 / a0022641

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кракко, Э., Десмет, К., и Брасс, М. (2016). Когда ваша ошибка становится моей ошибкой: активация передней части островка в ответ на наблюдаемые ошибки модулируется агентством. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 11, 357–366. DOI: 10.1093 / сканирование / nsv120

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Curtis, V., Aunger, R., and Rabie, T. (2004). Доказательства того, что отвращение возникло для защиты от риска заболевания. Proc. R. Soc. B Biol. Sci. 271, S131 – S133. DOI: 10.1098 / RSBL.2003.0144

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарвин, К. (1872). Выражение эмоций у человека и животных. Лондон, Англия: Джон Мюррей.

Google Scholar

Dijksterhuis, A., Preston, J., Wegner, D., and Aarts, H. (2008). Влияние подсознательного прайминга себя и Бога на самоатрибуцию авторства событий. J. Exp. Soc. Psychol. 44, 2–9. DOI: 10.1016 / j.jesp.2007.01.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дункан, Л. А., Шаллер, М., и Парк, Дж. Х. (2009). Воспринимаемая уязвимость к болезням: разработка и проверка инструмента самоотчета из 15 пунктов. чел. Индивидуальный. Dif. 47, 541–546. DOI: 10.1016 / j.paid.2009.05.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экман, П. (1970). Универсальные выражения эмоций на лице. Cal. Ment. Health Res. Копать. 8, 151–158.

Экман П., Фризен В. В., О’Салливан М., Чан А., Дьякоянни-Тарлатзис, И., Хейдер, К. и др. (1987). Универсальность и культурные различия в суждениях о выражении эмоций на лице. J. Pers.Soc. Psychol. 53, 712–717. DOI: 10.1037 / 0022-3514.53.4.712

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фолкнер, Дж., Шаллер, М., Парк, Дж., И Дункан, Л. (2004). Развитые механизмы предотвращения болезней и современные ксенофобские настроения. Групповой процесс. Intergroup Relat. 7, 333–353. DOI: 10.1177 / 1368430204046142

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ферре П. и Санчес-Касас Р. (2014). Аффективный прайминг в задаче лексического решения: есть ли эффект от содержательности слов? Psciológia 35, 117–138.

Google Scholar

Фесслер, Д. М. Т. (2004). Стыд в двух культурах: последствия для эволюционных подходов. J. Cogn. Культ. 4, 207–262. DOI: 10.1163 / 1568537041725097

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гилберт П. (1997). Эволюция социальной привлекательности и ее роль в стыде, унижении, чувстве вины и терапии. Br. J. Med. Psychol. 70, 113–147. DOI: 10.1111 / j.2044-8341.1997.tb01893.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гилберт, П.(1998). «Что такое стыд? Некоторые основные проблемы и противоречия », в Стыд: межличностное поведение, психопатология и культура, , ред. П. Гилберт и Б. Эндрюс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 3–38.

Google Scholar

Хайдт, Дж. (2003). «Моральные эмоции» в Справочнике по аффективным наукам , , ред. Р. Дж. Дэвидсон, К. Р. Шерер и Х. Х. Голдсмит (Oxford: Oxford University Press), 852–870.

Google Scholar

Хайдт, Дж., МакКоли, К., и Розин, П. (1994). Индивидуальные различия в чувствительности к отвращению: шкала семи областей, вызывающих отвращение. чел. Индивидуальный. Dif. 16, 701–713. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (94) -7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хизертон, Т. Ф., и Уайлэнд, К. Л. (2003). «Оценка самооценки» в журнале «Положительная психологическая оценка : Справочник моделей и мер, », ред. С. Дж. Лопес и К. Р. Снайдер (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 219–233.

Google Scholar

Келтнер Д. и Басвелл Б. Н. (1996). Доказательства отчетливости смущения, стыда и вины: исследование воспоминаний о прошлом и выражения эмоций на лице. Cogn. Эмот. 10, 155–171. DOI: 10.1080/026999396380312

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Льюис, Х. Б. (1971). Стыд и вина при неврозах. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пресса международных университетов.

Google Scholar

Маркус, Г.(2008). Клюге: случайное построение человеческого разума. Бостон, Массачусетс: Houghton Mifflin Co.

Mataix-Cols, D., An, S., Lawrence, N., Caseras, X., Speckens, A., Giampietro, V., et al. (2008). Индивидуальные различия в чувствительности к отвращению модулируют нервные реакции на отталкивающие / отталкивающие раздражители. Eur. J. Neurosci. 27, 3050–3058. DOI: 10.1111 / j.1460-9568.2008.06311.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майкл, П., Meindl, T., Meister, F., Born, C., Engel, R., Reiser, M., et al. (2014). Нейробиологические основы стыда и вины: пилотное исследование фМРТ. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 9, 150–157. DOI: 10.1093 / сканирование / nss114

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Моррисон Д. и Гилберт П. (2001). Социальный статус, стыд и гнев у первичных и вторичных психопатов. J. Forens. Психиатрия 12, 330–356. DOI: 10.1080 / 09585180110056867

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Наваррете, К.Д., и Фесслер, Д. М. Т. (2006). Избегание болезней и этноцентризм: влияние уязвимости к болезням и чувствительности к отвращению на межгрупповые отношения. Evol. Гм. Behav. 27, 270–282. DOI: 10.1016 / j.evolhumbehav.2005.12.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ниденталь П. М., Тангни Дж. П. и Гавански И. (1994). «Если бы я только не был» против «если бы я только не был»: различение стыда и вины в контрфактическом мышлении. J. Pers. Soc. Psychol. 67, 585–595. DOI: 10.1037 / 0022-3514.67.4.585

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Nussbaum, M. C. (2004). Скрытие от человечества. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Google Scholar

Оукс, М.А., Браун, Дж. Д., и Кай, Х. (2008). Неявная и явная самооценка: мера за меру. Soc. Cogn. 26, 778–790. DOI: 10.1521 / soco.2008.26.6.778

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олатунджи, Б.О. (2008). Отвращение, скрупулезность и консервативное отношение к сексу: доказательства опосредованной модели гомофобии. J. Res. Чел. 42, 1364–1369. DOI: 10.1016 / j.jrp.2008.04.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олатунджи, Б.О., Хайдт, Дж., Маккей, Д., и Дэвид, Б. (2008). Ядро, напоминание о животных и отвращение к заражению: три вида отвращения с разными личностями, поведенческими, физиологическими и клиническими коррелятами. J. Res. Чел. 42, 1243–1259.DOI: 10.1016 / j.jrp.2008.03.009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Olatunji, B.O., и McKay, D. (2009). Отвращение и его расстройства: теория, оценка и лечение. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Google Scholar

Орт, У., Беркинг, М., и Буркардт, С. (2006). Застенчивые эмоции и депрессия: размышления объясняют, почему стыд, но не вина, неадекватны. чел. Soc. Psychol. Бык. 32, 1608–1619. DOI: 10.1177 / 0146167206292958

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Парк, Дж. Х., Фолкнер, Дж., И Шаллер, М. (2003). Развитые процессы предотвращения болезней и современное антисоциальное поведение: предвзятое отношение и избегание людей с физическими недостатками. J. Невербальное поведение. 27, 65–87. DOI: 10.1023 / A: 1023

8854

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Park, J.H., Schaller, M.и Крэндалл С.С. (2006). Механизмы предотвращения психологических заболеваний и стигматизация полных людей. Неопубликованная рукопись. Нидерланды: Университет Гронингена.

Пауэр, М., и Далглиш, Т. (2008). Познание и эмоции: от порядка к беспорядку. 2-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

Google Scholar

Roseman, I.J. (1984). «Когнитивные детерминанты эмоций: структурная теория», в Review of Personality and Social Psychology , ed.П. Шейвер (Беверли-Хиллз, Калифорния: Сейдж), 11–36.

Google Scholar

Шаллер, М. (2006). Паразиты, поведенческие защиты и социально-психологические механизмы, посредством которых возникают культуры. Psychol. Inq. 17, 96–101. DOI: 10.1207 / s15327965pli1702_2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шаллер М. и Дункан Л. А. (2007). «Поведенческая иммунная система: ее эволюция и социально-психологические последствия», в Evolution and the Social Mind: Evolutionary Psychology and Social Cognitions , eds F.Хэзелтон и В. Хиппель (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Psychology Press), 293–307.

Google Scholar

Шмадер, Т., и Ликель, Б. (2006). Функция приближения и избегания эмоций вины и стыда: сравнение реакций на правонарушения, совершенные самим собой и по другим причинам. Motiv. Эмот. 30, 43–56. DOI: 10.1007 / s11031-006-9006-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шналл, С., Бентон, Дж., И Харви, С. (2008a). С чистой совестью: чистота снижает строгость моральных суждений. Psychol. Sci. 19, 1219–1222. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2008.02227.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит, Р. Х., Вебстер, Дж. М., Пэррот, У. Г. и Эйр, Х. Л. (2002). Роль публичного разоблачения в моральном и неморальном стыде и вине. J. Pers. Soc. Psychol. 83, 138–159. DOI: 10.1037 / 0022-3514.83.1.138

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тангни, Дж. П. (2003). «Эмоции, относящиеся к самому себе», в The Handbook of Self and Identity , ред.Р. Лири и Дж. П. Тэнгни (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 384–400.

Google Scholar

Tangney, J. P., and Dearing, R. (2002). Стыд и вина. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

Google Scholar

Tangney, J. P., and Stuewig, J. (2004). «Морально-эмоциональный взгляд на злых людей и злые дела», в Социальная психология добра и зла , изд. А. Г. Миллер (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press), 327–355.

Google Scholar

Тангни, Дж.П., Стювиг, Дж., Машек, Д., Кендалл, С., Гудман, К., и Тейлор, К. (2003). Моральные эмоции и психопатия: стыд, вина и сочувствие заключенных. Торонто, Канада: Американская психологическая ассоциация.

Терриззи, Дж. А. Младший, Шук, Н. Дж., И МакДэниел, М. А. (2013). Поведенческая иммунная система и социальный консерватизм: метаанализ. Evol. Гм. Behav. 34, 99–108. DOI: 10.1016 / j.evolhumbehav.2012.10.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Terrizzi, J.А. мл., Шук, Н. Дж., И Вентис, В. Л. (2010). Отвращение: предиктор социального консерватизма и предвзятого отношения к гомосексуалистам. чел. Индивидуальный. Dif. 49, 587–592. DOI: 10.1016 / j.paid.2010.05.024

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тайбур, Дж. М., Либерман, Д. Л., и Грискявичюс, В. (2009). Микробы, совокупление и мораль: индивидуальные различия в трех функциональных областях отвращения. J. Pers. Soc. Psychol. 97, 103–122. DOI: 10.1037 / a0015474

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

ван Овервельд, М., де Йонг, П. Дж., и Петерс, М. Л. (2010). Пересмотренная шкала склонности к отвращению и чувствительности: ее прогностическая ценность для поведения избегания. чел. Индивидуальный. Dif. 49, 706–711. DOI: 10.1016 / j.paid.2010.06.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уоллботт, Х. Г. (1998). Телесное выражение эмоций. Eur. J. Soc. Psychol. 28, 879–896. DOI: 10.1002 / (SICI) 1099-0992 (1998110) 28: 6 <879 :: AID-EJSP901> 3.0.CO; 2-W

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уотсон, Д., Кларк, Л., и Теллеген, А. (1988). Разработка и проверка кратких показателей положительного и отрицательного воздействия: шкалы PANAS. J. Pers. Soc. Psychol. 54, 1063–1070. DOI: 10.1037 / 0022-3514.54.6.1063

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Wicker, B., Keysers, C., Plailly, J., Royet, J., Gallese, V., and Rizzolatti, G. (2003). Мы оба испытывали отвращение к моей островке: общая нейронная основа видения и чувства отвращения. Нейрон 40, 655–664.DOI: 10.1016 / s0896-6273 (03) 00679-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Приложение

Primes для исследования 2.

Восстановление от стыда | Консультационный центр Университета Иллинойса

Что такое стыд?

Большинство из нас наверняка слышали фразу «Вам должно быть стыдно!» в какой-то момент. Но что значит быть стыдным? Как узнать, испытываете ли вы стыд и откуда он? Чувствуете ли вы слишком много или слишком мало стыда? Чем это отличается от вины? Сможете ли вы преодолеть чувство стыда? Все это очень хорошие вопросы, но на них нелегко ответить, потому что переживание стыда очень сложно.

На базовом уровне стыд — это лежащее в основе и всепроникающее убеждение, что человек каким-то образом неполноценен или неприемлем. То, как человек считает себя неприемлемым, может быть очень уникальным. Возможно, они думают, что они в некотором роде «слишком много» — слишком разговорчивы, слишком застенчивы, слишком непривлекательны или слишком эмоциональны. Может быть, они думают, что они в чем-то «недостаточно» — недостаточно умны, недостаточно забавны, недостаточно тонки или недостаточно круты. Обычно, если человек борется с избытком стыда, он считает себя ущербным во многих отношениях.Они чувствуют себя недостойными, недостойными любви или «плохими».

Люди, которым стыдно, хотят скрыться от других или сохранить в секрете то, чего они стыдятся. Беспокойство, которое они испытывают, связано с их страхом, что они будут обнаружены или разоблачены. Физическое ощущение, такое как покраснение, иногда может возникать в результате их веры в то, что их «видели» и судят.

Стыд — это необходимая человеческая эмоция, которая помогает нам развить моральный компас, но может стать разрушительной в нашей жизни.Это может заставить нас поверить в то, что мы должны быть идеальными, иначе мы не любимы. Это может заставить нас отдаляться от других. Это может заставить нас защищаться и отстраняться. Это может привести к депрессии и тревоге. Это может привести к чрезмерной ответственности и чрезмерному стремлению к одобрению. Часто именно переживания лежат в основе зависимости, неверности, перфекционизма, расстройств пищевого поведения, чрезмерной зависимости в отношениях и многих других проблемных форм поведения.

Подобно тому, как переживание стыда различается у разных людей и семей, оно также может различаться в разных культурах и религиях.Во многих группах есть предписанное поведение, которое заставляет вас стыдиться. Это может быть полезно, поскольку позволяет людям понять, какое поведение ожидается, но стыд может стать

Откуда стыд?

Источники стыда разнообразны. У некоторых людей стыд возникает из-за того, что родители критикуют их, прямо или косвенно, что они недостаточно хороши. Даже у самых любящих родителей иногда могут быть ожидания, которые оставляют у ребенка чувство, будто они не соответствуют требованиям.Обычно родители, которые очень критичны, вербально или эмоционально оскорбляют и / или пренебрегают, воспитывают детей, которые считают, что с ними что-то не так.

У других людей может развиться стыд из-за общения со сверстниками или взаимодействия в их молитвенных домах. Другие, кажется, впитывают его через стыдящие аспекты своей культуры или в отношениях с стыдящим партнером. Наконец, многие люди обладают способностью быть довольно резкими и самокритичными, и это способствует сильному и устойчивому ощущению себя неполноценным.Есть некоторые свидетельства того, что существует даже биологическая предрасположенность к стыду.

Чем стыд отличается от вины?

Стыд и вина могут ощущаться очень похожими, но есть разница. Вина — это обычно чувство, что вы сделали что-то неправильно, что вы каким-то образом пошли против своего морального кодекса. Стыд — это скорее ощущение того, что вы в чем-то не правы. Иногда человек может чувствовать стыд и вину — одновременно или последовательно.

Как мне исцелиться от стыда?

Вы можете исцелиться от чрезмерного стыда.Хотя вы не хотели бы полностью исключать стыд из своей жизни, если он вызывает у вас проблемы, вы можете предпринять шаги, чтобы меньше стыдиться. Уменьшение стыда в вашей жизни поможет вам почувствовать себя более уверенным и искренним.

Первый шаг к преодолению стыда — это начать распознавать его в своей жизни. Обратите внимание на то, как другие стыдят вас, но также обратите внимание на то, как вы стыдите себя. Вы говорите себе такие вещи, как:

  • «Это было глупо! Не могу поверить, что ты это сказал! »
  • «Кто захочет с вами поговорить?»
  • «Ты сегодня ужасно выглядишь!»
  • «Вы никогда не будете так хороши, как другие ученики в этом классе.”

Это постыдные заявления. Важно уметь распознавать, когда кто-то стыдит вас, но также важно осознавать, что именно ВЫ можете стыдить вас больше всего. Один из способов подумать об этом состоит в том, что вы должны «увеличить громкость» высказываний стыда в своей жизни, чтобы слышать их более отчетливо, чтобы вы могли их изменить, а не для того, чтобы вы могли слушать их более внимательно.

Хорошо также понять истоки нашего стыда. Откуда возник ваш стыд? Как это началось? Как его увековечить? Вы пытаетесь оставаться рядом с кем-то, кто стыдит вас, позволяя им продолжать стыдить вас? Это примеры вопросов, которые мы должны задать себе, чтобы понять, откуда исходит стыд.

Следующий шаг — развить в себе сострадание. Работайте над признанием того, что вы человек и что у вас есть ограничения. Когда вы поступаете так, как вам не нравится, относитесь к этому скорее с любопытством, чем с критикой. Вместо того, чтобы говорить: «Почему ты это сделал?» критически постарайтесь задать один и тот же вопрос открыто и с любопытством. Вы узнаете о себе гораздо больше, наблюдая и собирая информацию, а не критикуя. Простите себя за свое прошлое, чтобы двигаться дальше.Крайне важно противостоять стыду и не стыдить других или себя. Постарайтесь сделать стыд неприемлемым поведением. И запрещено. Бросьте вызов себе и другим, когда они стыдятся.

Еще один шаг к исцелению — начать действовать таким образом, чтобы продемонстрировать, что вы достойный и ценный человек. Иногда, даже если мы чувствуем, что мы недостаточно хороши, мы все равно можем действовать в этом мире так, как будто мы чего-то стоим. По сути, это посылает нам сообщение, которое противодействует стыду.Если мы относимся к себе и другим с уважением, мы разовьем больше гордости и самоуважения. На пути к исцелению от стыда важно быть хорошим защитником самого себя.

Хотите узнать больше?

Брэдшоу, Дж. (1988). Исцеление стыда, который сковывает вас. Дирфилд-Бич, Флорида: Health Communications, Inc.

Браун, Б. (2007). Я думал, что это был только я (но это не так): путешествие из того, что подумают люди? мне достаточно. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Penguin Random House LLC.

Энгель Б. (2006). Исцеление вашего эмоционального «я»: мощная программа, которая поможет вам повысить самооценку, успокоить внутреннего критика и преодолеть стыд. Хобокен, Нью-Джерси: Wiley & Sons, Inc.

Нефф, К. (2015). Сострадание к себе: доказанная сила доброты к себе. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство HarperCollins.

Смедес, Л. (1993). Позор и благодать: излечить позор, которого мы не заслуживаем. Нью-Йорк: издательство Harpercollins.

Уилсон, С. (2002). Освобождено из стыда: выход за пределы боли прошлого. Даунерс-Гроув, Иллинойс: InterVarsity Press.

Браун, Б. (2012). Прислушиваясь к стыду. ted.com/talks/brene_brown_listening_to_shame.

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.