Морально истощен: 14 признаков эмоционального выгорания, из-за которых вы не можете двигаться дальше

14 признаков эмоционального выгорания, из-за которых вы не можете двигаться дальше

Мы знаем все о тайм-менеджменте, выкладываем в сториз бесконечные планы на день и порой жалеем, что в сутках не 25 часов. Мы укладываемся в нереальные сроки, разбираемся в областях, не имеющих к нам отношения, и честно пишем в резюме слово «многозадачность». Родители называют нас тружениками, друзья удивляются, как мы все успеваем, а коучеры утверждают, что мы бы смогли еще больше. И только психологи замечают, что мы на самом деле висим над пропастью, имя которой — эмоциональное выгорание.

Сегодня AdMe.ru решил рассказать все самое важное об этом состоянии и предостеречь тех, кто старается брать от жизни все, не давая себе права на передышку.

Что такое эмоциональное выгорание?

Эмоциональное выгорание называют болезнью отличников, хотя это состояние никак не связано ни с уровнем IQ, ни с успеваемостью в школе. Это состояние настигает людей, желающих достичь максимума во всех сферах: в работе, в личной жизни, в отдыхе (да, даже в нем).

Появляется оно из-за того, что любому человеку, живущему в таком темпе, свойственно накапливать стресс. Многие из нас испытывают его ежедневно: встав в пробку по дороге на йогу, услышав дрель строителей во время важного разговора, потеряв интернет-соединение перед отправкой письма или очередной публикацией в инстаграме, — перечислять можно бесконечно.

Когда стресса становится слишком много, наша энергия начинает постепенно угасать, что в конце может привести к сильной депрессии и отсутствию желания чем-либо заниматься. Поэтому, если вы наблюдаете в себе следующие перемены, дайте себе шанс перестать крутить педали на пути к успеху и возьмите тайм-аут.

Вы стали циничны и отрешенны

Многие из нас играют в циников, считая это признаком ума, стараясь задеть кого-то или просто подражая любимым персонажам. Однако есть симптомы нездорового цинизма, свойственного именно эмоциональному выгоранию.

  • Пессимизм. Особенно если вы уверены, что дальше будет только хуже, но у вас нет никакого желания больше искать решение своих проблем.
  • Нежелание нести ответственность. В таком состоянии вы сквозь пальцы смотрите на число электронных писем, пришедших на почту, ставите телефон на «беззвучно», чтобы не слышать звонков людей, которым снова от вас что-то надо, и даже хотите, чтобы все эти пишущие и звонящие просто забыли о вашем существовании.
  • Отвращение к общению. В таком состоянии вы не только не захотите выбраться с другом на обед, но будете раздражены от одной только мысли, что он решил вас куда-то позвать. Прежде общительные люди при эмоциональном выгорании становятся замкнутыми.
  • Отсутствие удовольствия. Вы имеете полное право не хотеть идти сегодня на работу или испытывать ужас при мысли, что в сотый раз придется посмотреть с детьми фильм про черепашек-ниндзя, но, если перестанете испытывать удовольствие от всего, чем наполнена ваша жизнь и от чего еще недавно испытывали кайф, знайте: вы эмоционально перегорели.

Вы морально истощены

Даже если вы сами себе не хотите признаваться в том, что уже истощены, есть несколько верных психологических симптомов, которые должны вас насторожить.

  • Бессонница. Всю ночь в голове составляете планы на день, думаете о возможных и невозможных проблемах, подыскиваете пути их решения, а наутро уже так вымотаны, что просто неспособны выполнить все, что запланировали.
  • Забывчивость. Теперь все, даже самые важные вещи, о которых вы раньше ни за что не смогли бы забыть, приходится писать на стикерах, оформлять в напоминания и заносить в планер.
  • Хроническая усталость. Раньше могли с утра сделать пробежку, принять контрастный душ, приготовить полезный завтрак и написать пару остроумных твитов, а в последнее время едва находите в себе силы, чтобы собраться на работу? Возможно, вы на грани эмоционального выгорания.
  • Гнев. В таком состоянии вас способна вывести из себя любая мелочь.

Вы испытываете также физическое истощение

Эмоциональное выгорание относится к тем психологическим проблемам, которые могут сказаться на вашем теле. Обнаружив у себя одно из следующих нарушений, нужно обратиться к врачу, чтобы он проверил, действительно ли причиной стало ваше психологическое состояние. Итак, насторожиться нужно, если:

  • Вы стали чаще болеть.
  • Вас часто настигает беспокойство с учащением сердцебиения.
  • Вы потеряли аппетит.

Вы не испытываете удовлетворения от своих действий и кажетесь себе бесполезным

Еще одна группа симптомов, которая сопровождает эмоциональное выгорание. В таком состоянии вы можете испытывать:

  • Апатию. И вам будет казаться, что бессмысленно что-либо предпринимать, потому что все ваши действия ничего не значат и ничего не меняют.
  • Напряжение. Стараясь выкладываться по максимуму, вы превратитесь в натянутую струну, которая в любой момент готова порваться.
  • Реальное отсутствие результата. Этот показатель измеряется в цифрах, а не личных ощущениях. Насторожиться стоит, если ваша продуктивность падает, несмотря на то что вы уделяете делам столько же времени, как и прежде.

Что делать?

Если вы обнаружили у себя признаки эмоционального выгорания, то первое, что нужно сделать, — это признаться себе в том, что вы не всесильны, у вас не 6 пар рук, чтобы все успевать, и да, вы простой человек, который может уставать, а не «позитивный человечек», заряжающий всех и каждого своей неуемной энергией нон-стоп. А далее:

  • Соблюдайте режим сна и бодрствования. Систематизируйте приемы пищи (если привыкли не обращать внимание на чувство голода или в пылу энтузиазма можете его не замечать, ставьте напоминания на телефоне). Пейте воду.
  • Постарайтесь ввести в свою жизнь кардиотренировки.
  • Снова испытав стресс, попробуйте сделать дыхательные упражнения. (Например, упражнение «4–7–8». Выдохните ртом. Закройте рот и вдыхайте носом воздух, пока не досчитаете до 4. Задержите дыхание, пока не досчитаете до 7, и на 8-й счет снова выдохните ртом.)
  • Запишитесь на массаж. Доказано, что он помогает снижать уровень гормона стресса кортизола.
  • Поговорите о своем состоянии с тем, кому доверяете, — со специалистом или хорошим другом.

И помните, что эмоциональное выгорание — это состояние, против которого ни у одного человека нет иммунитета. Поэтому не вините себя, если ваша энергия вдруг иссякла. Начните помогать себе как можно раньше и больше не заставляйте себя работать на износ.

Эмоциональное истощение. Что делать? | Секреты Успеха

В какой-то момент мы все чувствуем эмоциональное истощение. Вы не ошибетесь, если на несколько дней заляжете в кровати, и после этого у вас появится чувство подзарядки. Физическая усталость во многом действует на умственное истощение.

И естественно, важно время от времени выделять день, может быть, даже два, и давать своему организму время отдохнуть.

Однако, это не всегда самый эффективный подход, когда вы чувствуете эмоциональное истощение.

Фактически, находиться целый день в кровати может привести вас к еще большему истощению.

Ниже перечислены некоторые эффективные способы подзарядки ума, когда вы чувствуете эмоциональное истощение.

Измените рутину дня

Порой бывает сложно не попасть в рутину.

Каждый день вы делаете одно и то же снова и снова, но разрушение этой рутины может быть действительно хорошим способом избавиться от эмоционального истощения.

Создайте для себя цель — делать что-то абсолютно новое раз в неделю.

Если вы действительно испытываете энтузиазм, попробуйте делать что-то новое один раз в день.

Это может быть что-то действительно простое.

Вместо обычного подхода к работе возьмите другой, который может быть более живописным.

Подумайте о деятельности, которая вам понравится, которая действительно питает вашу душу.

Когда ваш ум открыт для новых способов мышления и восприятия, вы, как правило, становитесь намного счастливее в целом.

Ведите дневник

Ведение дневника — отличный способ снять стресс и негативные эмоции, выложив их на бумаге[1].

Это может быть полезно в будущем, потому что ваш личный дневник дает вам возможность оглянуться назад и задуматься о прогрессе, который вы сделали в своей жизни.

Ведение дневника также

поднимает ваш творческий потенциал, укрепляет уверенность в себе, повышает понимание себя и помогает вам следовать своим целям.

Ведение дневника не должно быть тем, что заставляет вас оказывать давление на себя, вам также не нужно делать запись каждый день.

Запишите то, что приходит в голову, и когда вы закончите, то почувствуете реальное высвобождение.

Сделайте приоритетом писать в своем дневнике несколько раз в неделю.

В конце концов, вы найдете письмо для выхода из эмоционального истощения и подзарядки своего мозга.


Читайте также



Медитируйте

Возможно, вы уже знаете об этом.

Существует так много статей и людей, которые громко говорят о блаженстве медитации, но это действительно работает.

Примерно 80% посещений врача связаны со стрессом.

Много денег и времени можно сэкономить, если вы научитесь практиковать медитацию.

Медитация может уменьшить стресс, повысить иммунитет, улучшить сон и вполне может увеличить чувство счастья, избавив вас от эмоционального истощения.

Пяти минут в день вполне достаточно для начала.

Со временем вы сможете заметить, что медитация более одного раза в день в течение более длительного времени еще более выгодна для вашего психологического благополучия.

Люди, которые последовательно медитируют, обычно более рациональны и чувствуют меньше беспокойства, когда сталкиваются с проблемами[2].

Пересмотрите свои отношения

Наличие отношений очень важно, но еще более важно действительно помнить о том, насколько они здоровы.

Вы можете обнаружить, что у вас есть несколько токсичных отношений в вашей жизни.

Может показаться трудным прекратить эти отношения, потому что часто мы начинаем просто привыкать к ним.

К сожалению, неблагополучные отношения могут стать «нормальной» частью жизни, и вы можете не осознавать, насколько они

морально истощают вас.

Найдите время, чтобы присмотреться более внимательно ко всем своим отношениям.

Крайне важно периодически анализировать и решать, повышают ли они ценность для вашей жизни и благополучия.

В токсичных романтических отношениях вы можете стать чрезвычайно эмоционально истощены, когда вкладываете энергию во что-то, что на самом деле неправильно.

Люди, которые переосмысливают свои отношения, как правило, более уверены в своем собственном суждении.


Читайте также



Делайте упражнения

Упражнения не только полезны для вашего общего благополучия, но и полезны, когда вы тоже чувствуете эмоциональное истощение и опустошение.

Нет необходимости оформлять карту для тренажерного зала.

Мы все заняты, я понимаю, но откладывание всего 20 минут в день действительно может иметь большое значение.

Множественные исследования показали ценность упражнений для повышения концентрации внимания и умственного сосредоточения[3].

С ежедневной 20-минутной интенсивной тренировкой увеличивается приток крови к мозгу, и вы улучшаете свое настроение, творческий потенциал и память.

Делайте то, что делает вас счастливым

Иногда мы путаем чувство достижения с чувством полноценной радости нашей души.

Это чувство достижения не обязательно приносит нам радость.

Проведение нескольких дополнительных часов на работе, чтобы добиться результата, может быть продуктивным, но включение дополнительных сил может действительно сжигать нас.


Читайте также



Позвольте себе купить туфли, которые вы хотели купить в течение нескольких недель, или совершите поездку в выходные с друзьями или другим значительным для вас другом.

Наше время на земле действительно короткое, чтоб трать его на эмоциональное и психологическое истощение.

Что бы вы ни делали, делайте это, потому что оно действительно приносит истинную радость вашей душе.

Примечания

  1. ↑http://commons.emich.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1217&context=honors
  2. ↑https://www.psychologytoday.com/blog/use-your-mind-change-your-brain/201305/is-your-brain-meditation
  3. ↑http://bjsm.bmj.com/content/48/12/973

ИСТОЩЁННЫЙ — это… Что такое ИСТОЩЁННЫЙ?

  • истощённый — истощённый, истощённая, истощённое, истощённые, истощённого, истощённой, истощённого, истощённых, истощённому, истощённой, истощённому, истощённым, истощённый, истощённую, истощённое, истощённые, истощённого, истощённую, истощённое, истощённых,… …   Формы слов

  • ИСТОЩЁННЫЙ — ИСТОЩЁННЫЙ, ая, ое; ён. Дошедший до полного истощения (в 1 знач.

    ), свидетельствующий об истощении. И. старик. И. вид. | сущ. истощённость, и, жен. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • истощённый — истощённый; кратк. форма ён, ен а и (свидетельствующий об истощении) ён, ённа (лиц о ег о истощённо) …   Русский орфографический словарь

  • истощённый — истощённый, ён, ена, ено, ены …   Русское словесное ударение

  • истощённый — О нефтяной скважине, в которой началась добыча воды вместо нефти [http://slovarionline.ru/anglo russkiy slovar neftegazovoy promyishlennosti/] Тематики нефтегазовая промышленность EN watered out …   Справочник технического переводчика

  • истощённый — ая, ое. см. тж. истощённость 1) дошедший до полного истощения 1) Истощённый человек, ребёнок, старик. Истощённый до крайности. Истощённый вид. И ое лицо, тело. 2) Ставший неплодородным (о почве) …   Словарь многих выражений

  • истощённый — 1. истощённый, прил., кратк. ф. истощён, истощённа, истощённо, истощённы. 2. истощённый, прич., кратк. ф. истощён, истощена, истощено, истощены …   Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

  • истощённый — ён, ена и истощён, истощённо истощённый, ён, ена и истощён, истощённо …   Словарь употребления буквы Ё

  • истощённый — 1. прич.; кр.ф. истощён, истощена/, щено/, щены/. Силы противника истощены частыми атаками. Дети сильно истощены, их нужно отправить в больницу. 2. прил.; кр.ф. истощён, истощённа, щённо, щённы; истощённее. Лица забастовщиков бледны, истощённы …   Орфографический словарь русского языка

  • истощённый — ая, ое. 1. прич. страд. прош. от истощить. 2. в знач. прил. Дошедший до полного истощения, изнуренный, ослабевший. Генералы звали казаков к себе. Листовки были тонко составлены, с расчетом воздействия на психологию измученных и истощенных людей.… …   Малый академический словарь

  • Признаки того, что мужчина морально истощен и его жизненные силы на грани – многие не замечают | МУЖСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

    Привет, друзья. Много раз я видел истории и ситуации, когда мужчина, доведенный до отчаянья, забивает на все и всех. Разрушается семья, кончаются деньги, дети отбиваются от рук.

    Он морально истощен, нет желания и сил решать проблемы. К сожалению, такое случается очень часто, причем, даже казалось бы в благополучных семьях.

    Я не буду сейчас разбирать кто прав, а кто нет, почему мужчина дошел до такого состояния (есть много причин, часть из них я описываю на своем канале). Сегодня хочу поговорить о признаках этого истощения.

    Полезно будет как самим мужчинам увидеть это в себе, так их их родным, чтобы помочь и начать что-то менять.

    1. Раздражение по любому поводу

    Один из первых «звоночков» — это раздражение на любые просьбы, ситуации и ошибки членов семьи или коллег по работе. Это раздражения — накопленный стресс, который начинает просачиваться и уже не поддается контролю.

    2. Потеря интереса к выходу из дома

    Мужчины часто и так не любители ходить с супругой или детьми по разным увеселительным местам, а когда сил мало, то они совсем «консервируются», т. е. начинают сидеть дома и отказываться вообще от всех активностей.

    Даже поход на работу воспринимается тяжело.

    3. Холодность к своей семье

    Уставший мужчина не может и не хочет проявлять теплоту и заботу о жене и детях. Часто он уходит от обниманий, поцелуев с женой, отшучивается или просто старается побыстрее остаться один.

    То же самое касается и детей. Они просят поиграть или побыть с ними, но отец отказывается.

    4. Частые фразы в стиле «ну как хочешь»

    Когда жена или подруга что-то предлагает истощенному мужчине, он почти всегда отвечает «смотри, как тебе лучше», «ну как хочешь» или «мне все равно».

    Его мотивация и интерес близки к нулю, поэтому сил и желания что-то решать у него нет.

    5. Нет радости от денег и покупок

    Даже если такой мужчина зарабатывает деньги и обеспечен, он может потерять полный интерес к тому, чтобы покупать себе что-то. Причем, он чувствует это, поэтому старается покупать все более дорогие вещи, но и они его не радуют. Это могут быть дорогая одежда, мотоцикл, автомобиль, но все равно радость от этих покупок проходит быстро, выхлопа нет.

    6. Уход и игнорирование споров

    Мужчины на грани практически никогда не спорят и не дискутируют с женщинами или коллегами. Ему проще замолчать или сказать «не согласен», но при этом в активных дебатах он не участвует. Проще махнуть рукой, отвернуться. Это логично, ведь сил мало.

    7. Поздно ложится, много отдыхает

    Истощенные мужчины очень редко соблюдают режим дня, поэтому поздно ложаться, оттягивая момент отдоха ко сну, днем после или вместо работы лежат, спят или ничего не делают. Конечно, это приводит к еще большему ухудшению ситуации, ведь сбитый график и отсутствие физ активности не добавляют сил.

    Вот такие признаки. Если вы их нашли в себе или знакомых, пора срочно бить тревогу. Это значит, что мужчина теряет интерес к тому, что происходит в его жизни, а также что есть какие-то проблемы, которые вытягивают его силы. О них я пишу своем блоге. Вот часть из них:

    Павел Домрачев

    Помогаю мужчинам решить их проблемы. Больно, дорого, с гарантией

    Выйти из сумрака: как справиться с эмоциональным выгоранием

    Муж утешал меня, повторяя: «Дорогая, оставь работу», но я стоически терпела, потому что чувствовала обязанность жертвовать всем ради семьи. Я была причиной своего несчастья, убедив себя, что муж не имел в виду того, что говорил. Возможно, я использовала необходимость работы в качестве оправдания, потому что, признав, что мне нужен перерыв или помощь, я мысленно допускала свою слабость. Если честно, мне не нравилось быть уязвимой, просить и ожидать безоговорочной любви и поддержки, когда откажусь ходить на работу. Мне было удобнее играть в жертву обстоятельств и демонстрировать свое «благородство», потому что в моем сознании это позволяло чувствовать себя сильной.

    В итоге я все-таки позволила себе «слабость», определив семью как объект своей истинной любви. Я отказалась от контракта и начала работать на фрилансе, без выматывающих поездок в офис. Основной мотивацией было то, что я захотела вернуть себя мужу и сыну в нормальном состоянии, а не тем жалким зомби, в которого превращалась день ото дня. После нескольких месяцев стресса выход из ситуации был достигнут за 10 минут разговора с боссом. И как только я это сделала, сразу почувствовала себя легче и счастливее. Примерно через год я вернулась к работе full-time, но это время было необходимо мне, чтобы восстать из пепла.

    С тех пор, благодаря личному опыту, я стараюсь не доводить себя до предела. Получается не всегда, потому что нас, русских женщин, так и подмывает «коня на скаку…» и все такое. Но я учусь вычислять первые признаки кризиса и волевым решением вывожу себя в режим тайм-аута. Проверенная практика: пару часов в молчании и полном одиночестве. Это почти медитация — я сижу в комнате или под любимой сосной в парке и мысленно, не спеша, раскладывая все по полочкам, выбираюсь из лабиринта, созданного жизненной суетой. Попробуйте, это работает!

    Читайте также:

    Что надо знать, прежде чем возобновлять отношения с бывшим

    Научно доказано: 11 признаков, что вы нашли «своего» мужчину

    Как первая любовь влияет на отношения в будущем

    Что делать, если морально истощён: несколько советов

    В последнее время стало нормой постоянно испытывать моральное истощение.

    Больше двух лет нас постоянно пичкают информацией о пандемии, кризисах, военных конфликтах, спаде экономики, экологических катастрофах.

    Мы вынуждены приспосабливаться к жизни в условиях постоянного стресса.

    Чувство беспокойства и тревожности стали нашими постоянными спутниками.

    Утром мы просыпаемся уже уставшими и весь день думаем только о том, как бы поскорее добраться до постели.

    Психическое истощение не обязательно является результатом неудач или каким-то серьёзным расстройством (хотя может быть и так), это, скорее, груз ответственности и необходимость ежедневно принимать ряд серьёзных решений.

    Слишком много работы, слишком много требований и переключений внимания.

    Чем больше мы устаём морально, тем хуже справляемся с требованиями дня.

    Становится труднее принимать правильные решения, контролировать свои эмоции, сосредоточиваться на задачах и сохранять спокойствие.

    Со временем такое состояние может привести к полномасштабному выгоранию, физическим проблемам и заболеваниям, связанным со стрессом.

    Но как только ты поймёшь, как справиться со своей усталостью, то сможешь быстро восстановиться и почувствовать себя гораздо лучше.

    Четыре способа уменьшить моральную истощённость:

    1. Принимай меньше решений. 

    Каждый день нам приходится принимать множество решений, и к концу дня наша умственная энергия и самоконтроль полностью истощаются.

    После этого мы с большей вероятностью примем нездоровые решения и пойдём по пути наименьшего сопротивления, например, полежать на диване, вместо того, чтобы заниматься спортом, или купить гамбургер для перекуса, вместо того, чтобы приготовить здоровую еду.

    Один из способов компенсировать это падение умственной энергии – ограничить свои решения в течение дня, меньше думай о пустяках, например, покупай один и тот же кофе в одном и том же месте, покупай в магазине стандартный набор продуктов по списку и так далее.

    2. Начни видеть зелёный цвет.

    Сделай небольшой перерыв и посмотри в окно.

    Всего одна минута взгляда на траву или листья деревьев снижает количество ошибок и улучшает концентрацию.

    Так что прямо сейчас полюбуйся зелёным насаждением или отправляйся на короткую прогулку по парку.

    3. Просто вставай и иди. 

    Двадцать минут ходьбы могут значительно улучшить производительность труда, а короткие интенсивные тренировки увеличивают приток крови к мозгу и улучшают настроение, память и творческие способности.

    4. Выходной.

    Сделай себе небольшой перерыв и посвяти время только себе.

    Ты можешь сделать это даже в самые загруженные дни, выделив 15 минут на релакс.

    Каждую неделю обязательно оставляй свободный день для активного отдыха. Это даст тебе возможность для восстановления и новых возможностей.

    Мой советник предал и изолировал меня, и я морально истощен. Что мне теперь делать?

    По сути, вам нужно, чтобы кто-то назначил вас кандидатом наук. Похоже, ваш нынешний консультант просто не заинтересован в том, чтобы вы были ее аспирантом. Этот другой профессор заинтересован в том, чтобы вы были аспирантом, но вас не интересуют его исследования.

    Похоже, что ни один из этих вариантов не подходит для получения докторской степени. Это означает, что вам нужно найти кого-то другого в качестве советника. Подумайте, кто еще работает в вашем отделе.

    Помимо этого, ваш единственный выбор, вероятно, — найти работу или уехать из страны.

    (Я не говорю о попытках поступить в другой университет, потому что я думаю, что сезон приема для большинства почти закончился, но, возможно, есть места, где все еще принимаются заявки. )


    Постредактировать вещи:

    Зачем ей лгать об этом? Это нормально?

    Прежде всего, вы не знаете, солгала ли она. Вы не представляете, в каких условиях она действует. Да, вам сказали, что первокурсники получают финансирование, но на получение докторской степени больше года, так что же ей делать с вами после этого, если у нее действительно нет финансирования? Было бы хуже, если бы год проработал на нее, а потом вас депортируют, вам не кажется?

    Во-вторых, если она и правда солгала, она могла это сделать, потому что не сказала вам, что на самом деле мешает ей сразиться с вами. Что, если вы не такой хороший исследователь, как вы думаете, и она не хочет, чтобы вы работали над ее проектом? Что, если бы она получила финансирование из гранта, который требует, чтобы участники были гражданами, и она пытается привлечь к ней другого студента, который действительно имеет право на это? Есть много возможностей.

    Это нормально? Ученые не особенные. Люди лгут. Иногда я лгу. Я уверен, что иногда ты лжешь. Ложь в академических кругах так же нормально, как и везде.

    Честно говоря, вышесказанное отвечает и на остальной ваш вопрос. Вы предполагаете, что знаете ее ситуацию и мотивы, тогда как на самом деле вы этого не делаете. Вы делаете вывод, что она черствая — может быть, а может, и нет — опять же, иногда вы встречаетесь с черствым человеком, можете даже (не) удачливее и наткнуться на социопата, вот и все. рискуете при взаимодействии с людьми. Ничего особенного в академических кругах тоже нет.

    COVID-19: причина, по которой вы устали, — это «моральная усталость»

    Несколько недель назад — в то время, которое сейчас кажется другой жизнью — большинство из нас в свое время принимали ряд малоэффективных решений, а не дважды подумать о них. Бутерброд с беконом, яйцом и сыром из тележки перед офисом на завтрак? Не против, если я это сделаю. Быстрая поездка, чтобы увидеть свою бабушку в северной части штата? Она будет так рада нас видеть! Собираетесь вместе с друзьями поиграть в баскетбол в парке или выпить в баре? Какого черта нет?

    А потом пришел коронавирус. Потребовалось время — и много запутанных, бесполезных пресс-конференций — прежде чем люди действительно начали понимать масштабы нового коронавируса и COVID-19, болезни, которую он вызывает. Но теперь большинство из нас (надеюсь) лучше знакомы с концепцией общественного здравоохранения и вынуждены оценивать наши собственные действия с точки зрения того, как они могут повлиять на остальную часть населения. Мы столкнулись с множеством тех же решений в нашей жизни до короны — за исключением того, что сейчас даже самые приземленные действия превратились в моральные дилеммы.Будь то попытка решить, следует ли вам навестить больного члена семьи, заказать доставку, воспользоваться общественным транспортом или отправиться в продуктовый магазин, теперь мы должны продумать потенциальные последствия многих наших совершенно нормальных повседневных действий и решений. так, как нам никогда раньше не приходилось, потому что они могли повлиять на других. Это называется «моральная усталость», и это утомляет.

    Как культура, которая была почти выжжена до пандемии коронавируса, последние несколько недель сейсмических социальных сдвигов заставили нас адаптироваться так, как большинство из нас даже не могло себе представить.Для многих из нас теперь наш дом — это наш офис (если нам повезло, что у нас еще есть работа), а также классная комната для тех, у кого есть дети. Другие по-прежнему вынуждены каждый день выходить на работу в незнакомые до неузнаваемости города. И на данный момент у нас нет четкой конечной точки для этого нового образа жизни или какой-либо дорожной карты для навигации в такой ситуации.

    Когда местные органы власти и власти штата впервые начали проводить политику социального дистанцирования (хотя Всемирная организация здравоохранения сейчас переходит на термин «физическое дистанцирование», чтобы подчеркнуть, что нам не нужно отказываться от социальных связей), наступил период явной корректировки.Как американцы, мы не привыкли ограничивать нашу личную автономию ради общего блага. Это означало, что было трудно убедить людей в том, что даже если они не принадлежат к группе повышенного риска или опасаются заболеть, им следует держаться подальше от других людей, чтобы не распространять коронавирус среди более уязвимых групп. Поскольку число погибших растет, и появляются сообщения о все большем количестве госпитализированных молодых людей, мы, наконец, начинаем понимать, насколько серьезна эта пандемия и какое влияние каждый из нас может оказать на результаты — осознаем мы это или нет. .

    В большинстве случаев в нашей повседневной жизни это вступает в игру, когда мы принимаем то, что раньше было рутинным решением. Возьмем, к примеру, поход в продуктовый магазин. Несколько недель назад вы, вероятно, отправились бы в поездку, не задумываясь. Но теперь все не так просто. Если вы выйдете из дома, чтобы пойти в супермаркет — общественное место, где все трогают все, от еды до тележек и денег — это может поставить вас в контакт с вирусом, если кто-то кашляет или чихает рядом с вами или к чему-то, к чему вы дотрагиваетесь. Конечно, есть опасения по поводу того, заразитесь ли вы, но, помимо этого, теперь мы должны подумать, можем ли мы затем неосознанно передать вирус кому-то еще в магазине, в автобусе или в наших собственных домах, и затем передаст ли этот человек это другим, и так далее, и так далее.

    «Сейчас мы во многом думаем о вещах, о которых раньше не задумывались», — рассказывает Rolling Stone доктор Майкл Баур, доцент философии в Фордхэмском университете, специализирующийся на естественном праве и философии морали. .«Цепь причинно-следственной связи была всегда, но теперь для нас стало важно больше размышлять о множественных слоях сложной причинно-следственной связи и реальных масштабах нашего принятия решений».

    Как бы нам ни хотелось верить в то, что мы все одинокие волки, которые могут постоять за себя и ставить во главу угла собственные интересы, на самом деле это никогда не сработало. «Это фикция — думать, что мы еще не глубоко связаны друг с другом — мы всегда были», — объясняет Баур. «Просто последствия сейчас обострились по-другому.И из-за этого даже наши самые простые действия и решения теперь могут иметь моральные последствия, которые очень сильно влияют на чью-то жизнь и здоровье ».

    И вот тут-то и проявляется моральная усталость. Теперь, когда многие рутинные аспекты нашей жизни связаны с принятием решений с высокими ставками, нашему мозгу предстоит многое обработать. По словам Баура, это происходит потому, что мы обычно позволяем себе лениться и не обращать внимания на нашу взаимозависимость, принимая ее как должное. «Теперь мы вынуждены осознавать это», — говорит он.«Теперь небольшие типы взаимодействия могут иметь серьезные последствия. Это требует дополнительных умственных усилий, внимательности и размышлений ».

    Неудивительно, что моральное переутомление сказалось на нашем психическом здоровье. Но, конечно же, мы не пишем своим друзьям и терапевтам о том, как утомительно тщательно обдумывать так много разных вариантов, прежде чем принимать решение — моральная усталость — вещь подлая. Это то, что сейчас переживают многие, не осознавая дополнительного умственного бремени.

    «Рутинная деятельность теперь требует критического мышления, и мои пациенты чувствуют себя не только измотанными, но и на грани», — рассказывает Rolling Stone доктор Дион Мецгер, психиатр, практикующий в Атланте, штат Джорджия. «Это фактически привело к тому, что люди стали изолировать даже больше, чем требует карантин. Вместо того, чтобы решиться проехать через машину или заказать доставку на обед, они предпочитают просто есть то, что есть в кладовой ».

    Точно так же д-р Адам Л. Фрид, профессор психологии Университета Среднего Запада и клинический психолог с частной практикой, заметил, что общий стресс от вспышки коронавируса сказался на многих его пациентах — помимо того, что бороться с моральной усталостью.«Многим кажется, что эти каждодневные решения, как для нас самих, для наших близких, так и для окружающих, гораздо важнее», — говорит он Rolling Stone . «Многие из нас не привыкли рассматривать серьезные возможные последствия, возникающие в результате повседневных рутинных поручений и задач».

    Конечно, моральная усталость утомительна сама по себе, но мы также должны помнить, что принятие любого трудного или этически сложного решения вызывает стресс даже в самых лучших обстоятельствах.Другими словами, дело не только в частоте, с которой мы сейчас делаем трудный выбор — сам процесс принятия решений может быть умственно и эмоционально утомительным, когда нет четкого выбора. «Из исследований с участием профессионалов, таких как медицинские работники, мы знаем, что необходимость принимать трудные этические решения, в которых может не быть четкого« правильного ответа », может быть очень стрессовым и иметь эмоциональные последствия для людей», — объясняет Фрид. . «Это может включать чувство эмоционального истощения, повышенное чувство неуверенности в себе и выгорание.”

    Принятие таких решений похоже на ситуацию «без выигрыша»: независимо от того, что вы решите, будут положительные и отрицательные последствия. «Борьба за лучший ответ, зная, что не может быть 100-процентного« правильного »ответа, может вызвать у многих разочарование и утомление», — говорит Фрид. «Это сочетается с тревогой, связанной с незнанием, ухудшится ли ситуация, и незнанием того, когда эта ситуация закончится».

    До тех пор, пока не будет виден какой-то конец, есть способы помочь справиться с моральной усталостью и стрессом, связанным с этими решениями с высокими ставками.Во-первых, Фрид говорит, что он побуждает пациентов признать и признать, что мы находимся в действительно беспрецедентной ситуации и что эти решения трудны. «Разговор с поддерживающими друзьями и семьей может быть действительно полезным с точки зрения обработки чувств, нормализации страхов и сомнений и обсуждения посредством принятия решений», — добавляет он. Мецгер советует своим пациентам не перегружать себя слишком большим количеством решений одновременно. «Разбивайте на один день, — говорит она. «Беспокойство заставляет все чувствовать себя неотложно.”

    И какой бы утомительной ни была моральная усталость, мы испытываем ее, потому что уделяем время тому, чтобы больше задуматься о том, как наши решения и действия могут повлиять на других людей. Конечно, ситуации, подобные той, в которой мы находимся сейчас, могут иметь и обратный эффект, говорит Баур, заставляя людей становиться более эгоистичными и самозащитными (мы смотрим на вас, хранители туалетной бумаги). Но пока это может помочь сосредоточиться на потенциальной пользе, которую может принести этот сдвиг в общественном сознании. «Это своего рода тревожный сигнал для всех нас», — говорит Баур.«Дополнительное напряжение и усилия, с одной стороны, неприятны, и наша жизнь усложняется. Но с другой стороны, потенциально это очень хорошо, потому что альтернатива — жить обычной жизнью, не обращающей внимания, в которой мы не осознаем нашу взаимозависимость ».

    Чувствуете себя истощенным во время пандемии? Этот философ говорит, что у вас может быть моральная усталость

    Прочитать стенограмму рассказа

    Если вы чувствуете себя более уставшим, чем обычно, в разгар этой пандемии, это нормально, по мнению одного философа.

    Поскольку COVID-19 меняет повседневную жизнь, многим канадцам приходится делать необычные моральные расчеты, например, нужно ли идти в продуктовый магазин или прогуляться по парку.

    Все эти новые решения могут привести к тому, что некоторые почувствуют моральную усталость, также известную как усталость от сострадания, говорит профессор права и философии Фордхэмского университета Майкл Баур.

    Это концепция, уходящая корнями в здравоохранение. Моральное утомление возникает тогда, когда, например, медсестра знает, какое моральное решение следует принять, но запрещена правилами или политикой, которые противоречат этому.Но в наши дни мы все сталкиваемся с тяжеловесными решениями.

    «То, что мы считаем нормальным и естественным, больше не может рассматриваться таким образом, и поэтому структура теперь нуждается в переосмыслении, пересмотре, переработке», — сказал он Мэтту Гэллоуэю из The Current.

    Люди — существа привычки, часто обращающиеся к установившимся практикам и образцам. Это не совсем плохо — это помогает нам быть более эффективными.

    Возьмем, к примеру, набор текста: знание того, где расположены клавиши, позволяет быстро печатать и высвобождает энергию, чтобы думать о письме. Однако, если эти клавиши неожиданно перемещаются, каждое движение заставит машинистку дважды подумать.

    Таким образом, в связи с быстрым изменением информации и мер безопасности из-за коронавируса переворот в повседневных ритуалах может показаться ошеломляющим.

    До того, как физическое дистанцирование стало обычным явлением, заходить в пекарню по дороге с работы домой было обычной привычкой. Теперь, в соответствии с директивами общественного здравоохранения о том, чтобы оставаться дома, сложно решить, стоит ли вообще посещать магазин.

    «Обычно системы развиваются постепенно, институты меняются постепенно, но мы видим набор систем и институтов, которые должны измениться немедленно», — пояснил Баур.

    «Привычки хорошо работают в устоявшемся контексте. У нас больше нет такой роскоши».

    Несколько хороших новостей со всего мира в среду

    Поскольку большая часть мира борется с пандемией COVID-19, есть еще несколько хороших новостей, о которых стоит сообщить. Вот краткий обзор. 4:28

    Правильное решение «уже не очевидно»

    Баур считает, что пандемия COVID-19 не просто разрушила привычки, она фактически лишила нас части нашей моральной свободы — способности выносить моральные суждения за себя. .

    «Это больше не вопрос: что делать правильно?» Это уже не очевидно », — сказал он. «Теперь возникает вопрос:« Могу ли я знать, что делать правильно? »»

    В то время как многие хотят вернуться к жизни, какой была до пандемии — когда физическое дистанцирование не разделяло друзей и семья — Баур говорит, что сейчас пора набраться терпения.

    «Можно использовать эту ситуацию как повод не быть таким бездумным и приученным и дважды подумать о том, что действительно было необходимо», — сказал он.

    В качестве положительного примера он указывает рабочие встречи. Поскольку офисы вынуждены отправлять своих сотрудников на работу из дома, люди теперь понимают, что личные встречи комитетов «не так уж необходимы».

    Есть много способов достичь одной и той же конечной цели, добавил он.

    Для тех, кто чувствует, что что-то вышло из-под их контроля и ищет что-то, что могло бы облегчить их беспокойство, Баур призывает людей перестать искать правила или политику, которым они должны следовать.

    «Имейте в виду, что для всех так и будет», — сказал он, добавив, что все будут делать ошибки в это время — и это нормально.

    «Я не хочу быть полностью стоическим или экзистенциальным по этому поводу, но сейчас у нас есть повод, чтобы, как я сказал, притормозить».


    Автор Джейсон Вермес. Продюсер Джессика Линзи.

    Как жить с усталостью? Моральная философия для возраста истощения

    «Никакая поэзия, касающаяся народа, не является подлинной, если в ней не фигурирует усталость — а голод и жажда вызваны утомлением». — Simone Weil

    В своей предыдущей статье я попытался передать свое мнение о том, что усталость играет важную роль в этической, социальной и религиозной философии Симоны Вейл (1909–1943) — и, в частности, что ее следует понимать как аналог ее известной трактовки моральной важности внимания.Но здесь я хочу расширить это исследование, обратившись к мысли ее современника, французского философа Эммануэля Левинаса (1906–1995). Ранняя философия Левинас предусматривает более систематическое рассмотрение переживания усталости, чем философия Вейля, но дополняет и углубляет ее мышление в нескольких важных аспектах.

    Как описывает это Левинас в своей книге « Существование и Существование » (которая была опубликована в 1947 году и написана в основном, когда он находился в заключении во время Второй мировой войны), усталость — это модальность бытия, которая воспринимается как «невозможность довести дело до конца». », Уменьшенная способность продолжать, но также, что очень важно, как неизбежное« ослабление »реальной попытки усилить« хватку »над взятым на себя обязательством.Другими словами, в то время как переживание — это переживание скольжения, усталость заключается в одновременном продолжительном «удерживании того, что она позволяет ускользнуть, даже когда она позволила этому упасть, но остается напряженной с усилием». Ибо есть усталость только в усилиях и труде ».

    Хотите, чтобы на ваш почтовый ящик были доставлены лучшие статьи о религии и этике? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку.

    Ваша информация обрабатывается в соответствии с Заявлением ABC о сборе конфиденциальной информации.

    Более того, как отмечает Джеффри Блухл: «Согласно нашим современным привычкам, заманчиво думать, что усталость — это просто физическое истощение … Также заманчиво принять психологическую точку зрения, которая считает, что усталость является результатом повышенного внутреннего напряжения …» Но ни чисто физиологической, ни психологической интерпретации усталости недостаточно, чтобы уловить этот уникальный опыт, требующий усилий от одного момента к другому. Несмотря на центральную роль усилия , есть то, что Левинас называет ощущением «онемения», характерным для усталости и склонности «все бросить», потому что в момент усилия уже есть прилив усталости , состоящий из чувство осуждения к настоящему, к бытию, в том, что мы оставлены самим себе.

    Таким образом, для Левинаса усталость — это своего рода «заброшенность», которую испытывает человек, который не в ногу с собой и отстает от своего собственного существования; усталость «это запаздывание» и усталость бытия. Это ощущается как «Я не могу, ни одной больше»: Я не могу поставить оценку еще одной работе; Я не могу выдержать еще одной встречи; Я не могу себе представить еще одно злоупотребление властью . Это неотъемлемая часть нашего существа: усталость всегда уже является предварительным условием усилия, в том же смысле, что молчание является предварительным условием осмысленной речи, а также является финалом речи.Усталость — это основа, с которой и прыгают, и приземляются. В непосредственном усилии мы уже «привязаны к своей задаче, отданы ей» — по крайней мере, когда мы действительно привержены. Левинас пишет:

    В смирении человека, который трудится над своим делом, есть сдача, оставление. Несмотря на всю свободу, усилие обнаруживает осуждение; это усталость и страдание. Утомление не возникает в нем как сопутствующее явление, но усилие как бы выпадает вперед из-за утомления и возвращается к нему.

    Другими словами: в созидании, желании или работе уже есть сопротивление некой неуверенности, — толчок против , постоянное чувство ограниченности и весомости — или, как сказал бы Левинас, «праздности». Он говорит, что праздность — это «своего рода отвращение к усилиям», но это не то же самое, что праздность или отдых. Это похоже на усталость в том смысле, что «она включает отношение к действию», «по существу связано с началом действия: встряхиванием, подъемом», особенно в отношении работы, обязанностей (или в контексте Мысль Вейля, уделяющая внимание), и другие действия, проникнутые серьезностью.Но усилие действия несет в себе бремя, а праздность — это «отказ взять на себя, владеть, взять на себя ответственность» за это «бремя самого существования».

    Если праздность — это «бессильное и безрадостное» удержание от будущего, с самого начала, по словам Левинаса, оно обнаруживает существо, «утомленное будущим». Место праздности предшествует началу, тогда как «место» усталости присутствует повсюду на протяжении всего предприятия. «Процесс постоянно возобновляется, так что существо становится непосильно беспокойным», — говорит Блохл.Опыт прерывистых, неровных усилий обычен в нашей повседневной жизни и переживается как работа — один начинается, есть прерывание или отвлечение, и нужно начинать заново. И так далее. Каждое мгновение ощущается и тяжело тяготит. Каждый перезапуск трудоемок. Время сгущается и, кажется, тянет наши конечности.

    Усталость, усилия и внимание

    То, что Левинас называет «двойственностью подъема и усталости», отражает его характеристику самого существования как своего рода динамического напряжения.Симона Вейл согласилась бы с ним в том, что усталость возникает только в результате усилий, но для нее критически важно то, что в результате этого факта может возникнуть этическая проблема в нашем отвращении и к усталости, особенно если принять во внимание природу усилий. Когда, например, она сетует на то, что люди избегают усталости в письме к своим родителям, эта жалоба следует за заявлением о том, что получение (сверхъестественной) истины «требует усилий. А усилия так утомительны! » Усилие, о котором она говорит здесь, — это l’attention , хотя в другом месте она, как известно, характеризует внимание как «негативное усилие» в том смысле, что оно должно заключаться не в упражнении воли или напряжении мускулов, а в расслаблении. и открытие реальности того, что дает само себя.Она даже заходит так далеко, что говорит, что внимание «не означает усталости». Она следит за этим, рекомендуя «двадцать минут сконцентрированного, неутомимого внимания» как «бесконечно лучше», чем три часа напряженных усилий, часто применяемых к школьным занятиям или исследованиям, которые обычно приводят к гордости за себя как «трудолюбивых».

    Итак, мы не должны ошибочно принимать концепцию Вейля о «негативном усилии» «неутомимого» внимания как указание на поверхностное или плавное переживание. Как признает сама Вейль, эта открытость и созерцание реальности не может означать ничего, кроме гостеприимства к странному, трудному и болезненному, и не отворачиваться от нее.Таким образом, она пишет, что это негативное усилие действительно «намного труднее», чем преднамеренное волевое усилие сосредоточения — отчасти потому, что внимание неотделимо от переживания привязанности к настоящему и лишения будущего / воображаемого спасения.

    «Чахоточная» усталость

    И все же большинство упоминаний Симоны Вейл об усталости несут в себе отрицательный смысл — возможно, наиболее явно она пишет в своем Notebooks : «Два моих врага: усталость и отвращение ( физическое отвращение ко всем вещам).Оба они почти непобедимы; и при определенных обстоятельствах может в мгновение ока заставить меня упасть очень низко. Нужно посмотреть ». Позже она уточняет: «В случае с работником зло принимает форму усталости и отвращения». В еще одной части своей книги Notebooks Вейль говорит об усталости как о «сопротивлении, которое необходимо преодолеть», наряду с инерцией и «низшим качеством желания». Учитывая ее ассоциации этого (отрицательного) типа усталости с отвращением, а также ее собственные рассказы о фабричной работе и вызываемой ею усталости, очевидно, что Вейль ощущает своего рода истощение, которое не приводит к ясному зрению. , но это проходит само через насадки и анестезию.

    Нам следует помнить, что, как утверждает Эммануэль Левинас, усталость присутствует в начале усилий; это уже подразумевается в обязательстве. В этом смысле легко понять, как усталость выступает в качестве прямого врага внимания, особенно если мы признаем, что для решения различных задач требуются определенные усилия. Сбалансирование чековой книжки требует минимальных затрат усилий по сравнению с размышлениями о том, как бороться с системной несправедливостью на рабочем месте. Даже в последнем случае разные мотивы подразумевают разный уровень утомления; Мне легче протестовать против несправедливости на глазах у моих коллег с желанием продвижения по службе, чем я могу сделать это в одиночку.И даже мысль принципиального действия мне компенсирует. Вейль размышляет об этом явлении:

    Идентичное усилие легче выполнить из низкого мотива, чем из высокого. По какому механизму? Это потому, что низкие мотивы вообще не требуют внимания, и, следовательно, усталость не мешает им присутствовать в уме. Напротив, усталость, парализуя внимание, вызывает исчезновение высоких побуждений. Попытка прийти на помощь какому-то несчастному существу, которого никто никогда не видел: если только тщеславие «делать добро» не вошло, человека можно заставить сделать это только с помощью чувства справедливости и усилия воображения. .Но усталость скоро положит конец этому, нарушит равновесие и создаст изощренность.

    По сути, усталость представляет собой опасность, поскольку она действует как проявление морального, духовного и даже физического притяжения для нас и из-за неприятного напряжения усилий заставляет нас искать эффективные и легкие «решения» проблем. Например, в своем эссе «Человеческая личность» Вейль говорит нам, что «при обращении к [работникам] с указанием их условий выбранная тема — это заработная плата; и для мужчин, отягощенных усталостью, делающей любое усилие внимания болезненным, становится облегчением созерцание беспроблемной ясности фигур.Цифры, лозунги и «модные слова» в целом легки для ума, но они тем более в случае людей, у которых мало свободного времени, но которые должны именно «находить время» и место для собственное восстановление сил.

    Следовательно, существует почти необходимость и парадокс умственного уничтожения или умиротворения с помощью интоксикантов, религии или других средств обезболивания для перегруженного работой и низкооплачиваемого сотрудника, который все еще не может сводить концы с концами. Чахоточная усталость заставляет нас стремиться «отключить все это», заблокировать мир.В этом он способствует бездумному «поеданию», а не «поиску»; естественный ответ — заполнить пустоту. Ощущение покинутости при усталости — это чувство нужды, и, как указывает Вейль, «в случае лишения [человек] не может не обратиться к чему-либо, что бы ни было съедобным ».

    Действительно ли эта «чахоточная» усталость представляет собой другой вид усталости , а не специфический способ реакции на тот же тип переживания ? Но в этом вопросе, я думаю, Вейль совершенно прав: на самом деле это два разных переживания / режима утомления, и их отличия можно уловить, подумав о тонких различиях между переживаниями «усталости» и «истощения».Я бы предположил, что описываемая Вейлем «чахоточная» усталость больше похожа на физическую усталость, понимаемую как временное, но ожидаемое, регулярное и регулируемое состояние, которое часто является результатом монотонной работы — такого рода работы, в которой есть «каденция», но нет « ритм». («Ритм», — пишет Вейл, — «замедляет утомление».) В своем «Эссе об усталости» Питер Хэндке описывает усталость, сравнимую с той, которую он испытывал, работая в отделе доставки универмага:

    , когда я вышел на городские улицы после рабочего дня, мне показалось, что я потерял связь со всеми людьми вокруг меня.Но то, что я чувствовал по поводу этой потери связи, больше не было прежним. Для меня больше не имело значения, что я перестал быть участником нормальной повседневной жизни; напротив, в моей усталости, граничащей с изнеможением, мое неучастие вызвало у меня в целом приятное чувство. Общество больше не было для меня недоступным; Я, наоборот, стал недоступен для общества и всех в нем.

    Этот вид усталости вызывает автоматизацию, безразличие и снижает чувствительность и сочувствие.Это способствует механическому поведению — как полубессознательная поездка домой после работы, когда усталый, тем не менее, зацикливается на мысли об оставшейся пицце в холодильнике, неоткрытой бутылке вина и любимом телешоу. Но в этот момент (как и в последние часы смены) есть четкая цель (пицца, вино, телевизор), которая еще больше подталкивает «двигатель» человека.

    Фактически, именно эта естественная «усталость» является центральным элементом биополитического контроля.Небольшие «резервы», «приятные ощущения» и «стимулы» являются частью этой экономики, чтобы человек не достиг крайней точки полного краха, или устали от усталости . Флорель Д’Эст и Тайсон Льюис пишут:

    .

    Активность должна оставаться постоянной, машина должна продолжать работать, независимо от того, какая степень усталости влияет на нас. Мы не можем избежать усталости, но, насколько это возможно, мы должны избегать ее предела: истощения. Нас учат избегать истощения: нас учат беречь некоторый запас своей энергии, несмотря на то, что «мы так сильно запыхались».

    Этот запас энергии, который был спланирован, разработан и предвиден, и который мы обучены и подготовлены для поддержания, конечно же, то, что Вейль назвал «дополнительной» или «добровольной» энергией. Это управляемая усталость, которая решает, но сохраняет себя: « внутренних, и составляют биополитическую логистику ». В этой схеме есть поручение ускорить темп и стать более продуктивным за более короткий промежуток времени — но также, коварно, быть «здоровым» и найти «баланс между работой и личной жизнью» (без сомнения, посредством необходимых семинаров, которые требуют даже на больше вашего рабочего времени.) С другой стороны, это абсолютное истощение, политически, социально и этически радикально.

    Сопротивление «насилию позитивности»

    Но означает ли это, что мы должны намеренно подчиняться контексту биополитического контроля или душераздирающей работы , чтобы достичь крайнего предела и возможной каталитической точки «истощения» истощением », как Вейль описала свою фабричную работу? И что будет означать — в социальном, политическом и этическом плане — уступить императивам позднего капитализма как средство окончательного противодействия им?

    Скорее всего, мы уже согласились.Никто из нас, живущих в двадцать первом веке, не стоит за пределами преобладающих условий, которые (сколько мы себя помним) всегда настаивали на том, чтобы заставляли больше времени, , работали лучше, или обрабатывали больше, быстрее . Как пишет Бюнг-Чул Хан, наше общество — «общество достижений», характеризующееся «насилием позитивности», которое «не лишает, оно насыщает; это не исключает, это истощает ». Высокая распространенность депрессии, СДВГ, синдрома хронической усталости и синдрома выгорания — все это «указывает на чрезмерный позитив» — вездесущий имплицитный указ, на который я могу согласиться. Высокодоходный, конкурентоспособный, новаторский субъект в неолиберальной системе многое поставил на карту в отрицании своих ограничений, включая отрицание реальности усталости, Я не могу . Ясно, что успех в этом стремлении к безграничности невозможен; фактически, именно «давление для достижения вызывает глубокую депрессию».

    Более того, если мы были хотя бы немного внимательны (в смысле Вейля), мы испытали разочаровывающее чувство бессилия в противостоянии повседневной несправедливости и системным ужасам.Мы пережили некоторую разновидность усталости от сострадания. Таким образом, реальный вопрос заключается не в , истощим ли мы , а в , насколько мы будем.

    С одной стороны, человек может стремиться идти в ногу и поддерживать энергию с постоянно растущей скоростью и требуемой продуктивностью — наряду со стремлением быть «первым реагентом» на различные социальные потребности и кризисы, которые, кажется, умножаются с каждым днем ​​( не говоря уже о шквале электронных писем). Можно попытаться «не отставать» или даже «опередить».Таким образом, ее можно охарактеризовать как добросовестного, сознательного и продуктивного (хотя никогда полностью не преуспевающего, поскольку всегда человек больше ), заявившего вместе с усталым, нахмуренным студентом, которого критиковал Вейль: «У меня есть хорошо сработало! »

    С другой стороны, человек может остановиться, замедлиться и начать выявлять, исследовать и сопротивляться натиску требований в отвлеченном обществе «достижений», которые являются колонизирующими силами, диктующими эффективность и реализацию нашего «полного потенциала».Такие остановки часто происходят в момент истощения, в момент нашего перелома, когда мы, как выразилась Сара Ахмед, «ломаемся». Есть способ, которым мы должны прислушаться к запретному и отчаянному Я не могу и превратить его в мятежный Я не буду . «Кризис, — пишет Ахмед, — также может быть открытием, новым способом развития событий, в зависимости от того, как мы решим или не решим этот кризис».

    Мы также должны помнить, что мы созданы для того, чтобы справляться со своей усталостью, и устойчивость к восстановлению высоко ценится как часть этого управления.В нашем измученном достижениями обществе стойкость — королева добродетелей. Но для кого или для чего мы устойчивы? Ахмед пишет:

    Мы можем видеть, что устойчивость — это технология воли или даже как команда: будьте готовы терпеть больше; будь сильнее, чтобы ты мог больше переносить. Мы также можем понять, как устойчивость становится глубоко консервативной техникой, особенно хорошо подходящей для управления: вы поощряете органы к укреплению, чтобы они не поддавались давлению; чтобы они могли продолжать принимать это; чтобы они могли принять больше.Устойчивость — это требование выдерживать большее давление; таким образом, чтобы давление можно было постепенно увеличивать.

    Ясно, что внимание должно быть обращено на наше собственное утомленное существо — не как средство искоренить усталость, поскольку это было бы нежелательно и невозможно, — но чтобы мы могли признать свои собственные милосердные пределы, а также деспотическую природу учреждения и люди, которые снимают усталость, утверждая, что излечивают ее.

    Можно сказать гораздо больше о том, как мы можем отличить колонизирующие силы от тех обращений, которые привлекают наше внимание, которые являются оправданными источниками постоянной усталости и основанием нашей ответственности перед другими.Но что несомненно, так это то, что настоящая революция в году в том, как мы переживаем нашу усталость, и устанавливаем ли мы контакт с миром, должна не только включать сопротивление «выкладыванию времени» на личном уровне, но также, что более важно, повлечь за собой коллективные вызовы для институты, структуры и средства массовой информации, которые очерняют и пытаются искоренить радикальные и неоспоримые перебои, вызванные нашей усталостью от усталости.

    Ребекка Розель-Стоун — адъюнкт-профессор философии и религии Университета Северной Дакоты.Она является соавтором (с Люцианом Стоуном) Simone Weil и Theology , а также редактором Simone Weil и Continental Philosophy (эта статья в значительной степени основана на ее вкладе в этот том: «Simone Weil and Проблема усталости »). На этой неделе вы можете услышать, как она обсуждает связь между усталостью и моральным вниманием с Валидом Али и Скоттом Стивенсом на телеканале Минное поле .

    Врачи не выгорают.«Они страдают от морального вреда.

    Сегодняшних врачей, стоящих на переднем крае здравоохранения, иногда называют готовящимися к битве. Это удачная метафора. Врачи, как и воины, часто сталкиваются с серьезной и непризнанной угрозой своему благополучию: моральным ущербом.

    Моральный вред часто трактуется неверно. У ветеранов боевых действий диагностирован как посттравматический стресс; среди врачей это изображается как выгорание. Но без понимания критической разницы между выгоранием и моральным повреждением раны никогда не заживут, и врачи и пациенты будут продолжать страдать от последствий.

    Выгорание — это совокупность симптомов, включающих истощение, цинизм и снижение продуктивности. Более половины врачей сообщают хотя бы об одном из них. Но концепция выгорания плохо отзывается у врачей: она предполагает недостаток находчивости и устойчивости — черт, которые большинство врачей отточили за десятилетия интенсивных тренировок и тяжелой работы. Даже в клинике Мэйо, которая отслеживает, исследует и борется с эмоциональным выгоранием более десяти лет, треть врачей сообщают о его симптомах.

    объявление

    Мы считаем, что выгорание само по себе является симптомом чего-то большего: нашей сломанной системы здравоохранения. Все более сложная сеть весьма противоречивых привязанностей поставщиков — к пациентам, себе и работодателям — и сопутствующий ей моральный ущерб могут довести экосистему здравоохранения до критической точки и вызвать коллапс устойчивости.

    Термин «моральный вред» впервые был использован для описания реакции солдат на свои действия на войне.Он представляет собой «совершение, неспособность предотвратить, свидетельствовать или узнавать о действиях, которые нарушают глубоко укоренившиеся моральные убеждения и ожидания». Журналист Дайан Сильвер описывает это как «глубокую душевную рану, которая пронзает личность человека, его нравственность и отношение к обществу».

    объявление

    Моральный вред, причиненный здоровью, не является преступлением убийства другого человека в контексте войны. Он не может предоставить высококачественную помощь и лечение в контексте здравоохранения.

    Большинство врачей поступают в медицину по призванию, а не по карьерной лестнице. Они выходят в поле с желанием помочь людям. Многие подходят к этому с почти религиозным рвением, переживая потерянный сон, потерянные годы юной взрослости, огромные альтернативные издержки, напряжение в семье, финансовую нестабильность, пренебрежение личным здоровьем и множество других проблем. Каждое препятствие преподносит урок выносливости в служении своей цели, которая, начиная с третьего года обучения в медицинской школе, уделяет особое внимание обеспечению наилучшего ухода за своими пациентами.Неспособность постоянно удовлетворять потребности пациентов оказывает глубокое влияние на благополучие врачей — в этом суть последующего морального вреда.

    Врачи — умные, выносливые, выносливые, находчивые люди. Если бы у МакГайвера был способ выйти из этой ситуации, работая усерднее, умнее или иначе, они бы уже сделали это.

    Во все более ориентированной на бизнес и ориентированной на прибыль среде здравоохранения врачи должны учитывать множество факторов, помимо интересов своих пациентов, при принятии решения о лечении.Финансовые соображения — со стороны больниц, систем здравоохранения, страховщиков, пациентов, а иногда и самого врача — приводят к конфликту интересов. Электронные медицинские карты, которые отвлекают от встреч с пациентами и фрагментарной помощи, но чрезвычайно эффективны для отслеживания производительности и других бизнес-показателей, перегружают занятых врачей задачами, не связанными с обеспечением отличного личного общения. Постоянный призрак судебных разбирательств заставляет врачей чрезмерно проверять, перечитывать и чрезмерно реагировать на результаты — иногда активно причиняя вред пациентам, чтобы избежать судебных исков.

    Оценки удовлетворенности пациентов, рейтинги поставщиков услуг и сайты обзоров могут предоставить пациентам дополнительную информацию о выборе врача, больницы или системы здравоохранения. Но они также могут заставить врачей не давать пациенту необходимых, но нежелательных советов, а также могут привести к чрезмерному лечению, чтобы некоторые пациенты остались довольны. Деловая практика может побуждать поставщиков направлять пациентов в рамках своих собственных систем, даже зная, что это приведет к задержке оказания помощи или что их оборудование или персонал не оптимальны.

    Идти по этическому пути среди столь жестко конкурирующих водителей эмоционально и морально утомительно. Постоянное попадание в ловушку между клятвой Гиппократа, десятилетием тренировок и реалиями получения прибыли от людей в их самых болезненных и наиболее уязвимых местах — это необоснованное и необоснованное требование. Постоянно испытывать страдания, муки и утрату из-за невозможности оказать пациенту необходимую помощь — это очень болезненно. Эти рутинные, непрекращающиеся предательства заботы о пациентах и ​​их доверия — примеры «смерти от тысячи порезов».«Любой из них, доставленный в одиночку, может исцелить. Но повторяемые ежедневно, они приводят к моральному ущербу для здоровья.

    Врачи — умные, выносливые, выносливые, находчивые люди. Если бы у МакГайвера был способ выйти из этой ситуации, работая усерднее, умнее или иначе, они бы уже сделали это. Многие врачи подумывают о том, чтобы полностью отказаться от медицинской помощи, но большинство не делает этого по целому ряду причин: небольшой перекрестный тренинг для альтернативной карьеры, долги и приверженность своему призванию.И так они остаются — раненые, безнадежные и все более безнадежные.

    Для того, чтобы заботливые, заинтересованные и высококвалифицированные врачи руководили уходом за пациентами, руководители системы здравоохранения должны признать, а затем признать, что это не выгорание врачей. Врачи — канарейки в шахте здравоохранения, и они убивают себя с угрожающей скоростью (вдвое больше, чем военнослужащие действующей армии), сигнализируя о том, что с системой что-то не так.

    Простое решение — создание программ оздоровления для врачей или найм корпоративных специалистов по оздоровлению — не решит проблему. Также не стоит навязывать решение поставщикам, переводя их на командную помощь; создание гибких графиков и плавающих пулов для экстренных ситуаций провайдера; побуждение врачей практиковать техники осознанности, медитации и релаксации или участвовать в когнитивно-поведенческой терапии и обучении устойчивости. Нам не нужна команда Code Lavender, которая распространяет «информацию о профилактической и постоянной поддержке и раздает такие вещи, как ароматерапевтические ингаляторы, здоровые закуски и вода» в ответ на кризис эмоционального стресса.Такие бригады обеспечивают такую ​​же поддержку, что и службы экстренного реагирования в зонах бедствий, но «зоны бедствий», где они работают, являются повседневными операциями во многих крупных медицинских центрах страны. Ни одна из этих мер не направлена ​​на изменение институциональных моделей, наносящих моральный вред.

    Что нам нужно, так это лидерство, готовое признать человеческую цену и моральный ущерб множеству конкурирующих сторонников. Нам нужно руководство, которое имеет смелость противостоять этим конкурирующим требованиям и минимизировать их.К врачам следует относиться с уважением, автономией и правом принимать рациональные, безопасные, основанные на доказательствах и финансово ответственные решения. Нисходящие авторитарные предписания в отношении медицинской практики унизительны и в конечном итоге неэффективны.

    Нам нужны лидеры, которые осознают, что забота о своих врачах приводит к вдумчивой и сострадательной заботе о пациентах, что в конечном итоге является хорошим бизнесом. К старшим врачам, чьи знания и навыки выходят за рамки следующего делового цикла, следует относиться с лояльностью, а не как с заменяемым обесценивающимся активом.

    Нам также нужно, чтобы пациенты спрашивали, что лучше всего подходит для их лечения, а затем требовали, чтобы их страховая компания, больница или система здравоохранения предоставили это — цифровую маммографию, опытного хирурга, своевременный перевод, посещение без отвлечения электронного здоровья запись — без того, чтобы интересы хозяйствующего субъекта (страховщика, больницы, системы здравоохранения или врача) не принимали во внимание то, что лучше для пациента.

    По-настоящему свободный рынок страховщиков и поставщиков услуг, на котором финансовые обязательства не возлагаются на поставщиков, позволил бы обеспечить саморегулирование и уход, ориентированный на пациентов.Эти цели должны быть направлены на создание беспроигрышной ситуации, когда благополучие пациентов соотносится с благополучием поставщиков. Таким образом мы можем избежать продолжающегося морального вреда, связанного с деятельностью в области здравоохранения.

    Саймон Г. Талбот, доктор медицины, хирург-реконструктивно-пластический хирург в больнице Бригама и женщин и адъюнкт-профессор хирургии в Гарвардской медицинской школе. Венди Дин, доктор медицины, психиатр, вице-президент по развитию бизнеса и старший медицинский сотрудник в больнице Генри М.Фонд Джексона по развитию военной медицины.

    Послушайте, как Дин говорит больше о психическом здоровье врачей в выпуске «Подкаста первого мнения».

    4 способа решения проблемы моральной усталости у медсестер

    Навигация по профессии медсестры может быть сложной. Независимо от вашей специальности, вам придется иметь дело с деликатными ситуациями с участием пациентов, членов семьи и коллег. Многие медсестры борются с этими взаимодействиями, и это может привести к моральной усталости.

    Быстрого решения этой проблемы нет. Противодействие моральной усталости означает тщательную оценку вашей рабочей среды и определение того, как вы можете улучшить свою практику. Расширение прав и возможностей вносить позитивные изменения помогает снизить уровень морального стресса в вашем отделении и улучшает качество ухода за пациентами.

    Что такое моральное переутомление?

    Моральная усталость — также известная как моральное расстройство — относится к ситуациям, в которых медсестра признает, что поступать правильно, но не может ее придерживаться из-за политики отделения или других правил, согласно статье на форуме по биоэтике.

    Медсестры сталкиваются со всевозможными ситуациями, которые могут привести к моральным страданиям. Вы можете почувствовать моральное утомление, имея дело с умершими пациентами и их семьями. Даже повседневные клинические ситуации, такие как свидетельство некачественного ухода за пациентами из-за неэффективности медицинских бригад или страховых полисов, могут привести к моральному стрессу.

    Исследование 2017 года, опубликованное в журнале «Перспективы сестринского образования», выявило несколько распространенных ситуаций, которые способствуют моральному стрессу, особенно среди студентов-медсестер.В то время как это исследование было сосредоточено на тех, кто все еще получает медсестринское образование, ситуации, описанные участниками исследования, также часто встречаются и у более опытных медсестер, в том числе:

    • Компрометация лучших практик. Несоблюдение процедур инфекционного контроля, небезопасные обходные пути и другие подобные ситуации, когда медсестры игнорируют или им приказывают не принимать во внимание последние доказательства в своей практике, могут в значительной степени способствовать моральному стрессу.
    • Неуважение к человеческому достоинству. Неуважение к пациенту, его семье или другим медсестрам и коллегам-поставщикам медицинских услуг может вызвать моральный стресс.
    • Воспринимаемые ограничения. Вы можете испытать моральный стресс, если не хватит медсестер для надлежащего ухода за каждым пациентом, если вы работаете в условиях жестких ограничений по времени или если ваше учреждение или отделение имеет лишь ограниченные финансовые ресурсы.

    Борьба с проблемой.

    К счастью, вы можете принять меры для борьбы с моральным недугом в своей практике и в своем медпункте.Не существует универсального ответа, но вы можете работать со своими коллегами, чтобы выявить проблемы и внедрить решения, которые принесут пользу как пациентам, так и поставщикам медицинских услуг. Вот несколько стратегий, которые стоит рассмотреть.

    • Изучите свою рабочую среду. Во многих случаях моральный стресс является результатом проблем на структурном уровне вашей организации. Ваша команда руководителей может рассчитывать на определенные стандарты ухода, даже если укомплектован персоналом неадекватным. Или вам, возможно, придется использовать устаревшее медицинское оборудование для ухода за пациентами, потому что не хватает денег на модернизацию.Выявление проблем на организационном уровне может быть первым шагом к внедрению общесистемных изменений, которые уменьшают моральное недовольство.
    • Обсудите с вашей командой. Определенные ситуации ухода за пациентами вызывают больший психологический стресс, чем другие. Если вы стали свидетелем клинического инцидента или другого важного события или участвуете в нем, будет полезно обсудить ваш опыт с коллегами. Согласно исследованию, опубликованному в Journal of Clinical Nursing, подведение итогов может помочь справиться с психологическим стрессом в клинической практике.Это позволяет вам осмыслить свои чувства по поводу своих действий в ситуации и может помочь другим распознать способы, которыми они могут способствовать возникновению стресса.
    • Дальнейшее образование. Многие медсестры чувствуют себя морально утомленными, потому что им не хватает знаний или подготовки в конкретных ситуациях ухода за пациентами. Важно продолжать свое образование, чтобы всегда основывать свое внимание на последних доказательствах. Образование повышает вашу компетентность, а это может значительно повысить вашу уверенность в себе.
    • Найдите время для себя. Также важно выделить время, чтобы позаботиться о себе, особенно после сложной ситуации. Упражнения, медитация, здоровое питание и времяпрепровождение с близкими друзьями и семьей могут помочь вам зарядиться энергией. Выберите здоровые способы справиться с ситуацией и найдите продуктивные альтернативы, которые приведут к преобразующим изменениям. Управление стрессом может иметь большое значение для уменьшения воздействия морального переутомления.

    Противодействовать моральной усталости невозможно, но это требует планирования и действий.Начните с определения факторов на вашем рабочем месте, которые способствуют возникновению этой проблемы. Затем выступайте за своих коллег и работайте с ними над поиском решений, снижающих стресс.

    принимает решения, когда нет правильного ответа

    Старший руководитель начинает принимать нестандартные решения, отражающие его личные страхи. Команды застывают в нерешительности, поскольку почва под ними постоянно меняется. Дни сменяются эмоциональными срывами от людей, на которых вы всегда полагались в кризисной ситуации.

    Дома вы можете не соглашаться с близкими по поводу правильного ответа на COVID -19. Насколько серьезна ситуация, как утверждают чиновники? Или люди преувеличивают риски? Каково правильное физическое дистанцирование? Почему все общество должно нести расходы ради немногих? Это вообще справедливый способ сформулировать вопросы?

    Это некоторые из признаков того, что продолжительное воздействие COVID-19 вызывает моральную усталость у окружающих вас людей.

    Моральное утомление может возникнуть, когда неясно, «что делать».Кто должен нести расходы по защите бизнеса? Что, если личный уход за пожилыми родителями рискует подвергнуть их смертельной инфекции? Принимать решения в такой неопределенности день за днем ​​может быть утомительно.

    Майкл Баур, доцент кафедры философии Фордхэмского университета и адъюнкт-профессор юридической школы Фордхэма, говорит, что моральная усталость возникает из-за ситуаций, когда попытки делать добро также приводят к «разрушению хорошего».

    «Люди часто называют моральную усталость усталостью из-за сострадания или моральным страданием», — сказал он мне во время телефонного звонка из США.«То, что мы имеем в текущем контексте, — это ситуация, когда становится все труднее понять, правильно ли я поступаю. «Больше невозможно предполагать, что то, что я делаю, однозначно хорошо», — говорит он.

    Продолжать вести бизнес может быть опасно, например, если это означает, что сотрудники находятся в опасности. «Там настоящий конфликт. И нет никаких правил ».

    Почему люди паникуют

    Обычно в своей обычной жизни многие действия совершаются на «автопилоте».Например, набор текста на клавиатуре выполняется по привычке; решение, по каким клавишам ударить, не требует умственного напряжения; палец «делает работу». Баур говорит, что такой кризис, как COVID-19, «путает» клавиши на клавиатуре. Это меняет правила, и, что еще хуже, вы не знаете, что это за новые правила, поскольку они могут меняться каждую минуту.

    «Это действительно дезориентирует», — говорит Баур. «Люди возвращаются к тому, что они знают, что безопасно, и они становятся более инфантильными, более самозащитными и оборонительными.”

    Такой ответ снижает нашу способность принимать правильные решения. Это приводит к накопительному поведению, которое мы наблюдали в супермаркетах, беспокойству о деньгах и сосредоточению внимания на индивидуальном выживании.

    Помедленнее и снисходительнее

    Размышление о том, чтобы «просто выйти за рамки этого», предполагает будущее состояние, в котором проблема больше не существует, и все остается таким же, как и раньше. Было бы слишком упрощенно утверждать, что у нас все будет хорошо — со многими из нас не будет, если мы не адаптируемся.

    Распространенным результатом морального переутомления может быть нетерпение. Когда мы пытаемся продумать рамки, которые больше не служат нам хорошо, мы можем становиться все более нетерпеливыми, чем больше мы это делаем, тем больше ошибок мы делаем, что ведет к еще большему разочарованию.

    Баур сравнивает нашу ситуацию с постройкой плота в то же время, когда вы используете его для выживания. Он говорит, что ошибаться — это нормально, потому что мы все пытаемся переделать этот плот, даже когда мы наступаем друг на друга, пытаясь удержаться на плаву.Будут сделаны ошибки.

    «Вы не одиноки. Все чувствуют то же самое. Мы должны быть более снисходительными к другим, и я думаю, что люди должны быть более снисходительными к себе в том смысле, что нервничать — это нормально. Все.»

    По любым вопросам, обсуждаемым в этой статье, вы можете обратиться в Центр по вопросам этики. Мы предлагаем бесплатные консультации для физических лиц через Ethi-call; профессиональные платные консультации, услуги по лидерству и развитию; и как некоммерческая благотворительная организация мы в значительной степени полагаемся на пожертвования для продолжения нашей работы, которые можно делать через наш веб-сайт. Спасибо.

    Beyond Burnout — Моральная травма здравоохранения сегодня

    Выгорание, усталость от сострадания, и моральное расстройство — мы часто используем эти термины, говоря о последствиях стресса на работе медсестрой. Пандемия COVID-19 показала многое, в том числе травмы, которые те, кто находится на передовой, испытывают в «нормальные» времена. Теперь, когда медсестры и другие врачи борются с COVID-19, количество травм увеличилось в геометрической прогрессии.

    Слишком часто использование терминов выгорание, и усталость из-за сострадания e заставляет нас думать, что проблема исходит изнутри; что мы недостаточно сильны, чтобы справиться с этой проблемой. На самом деле, лучший термин для использования и понимания — это морального вреда. В этой статье 2018 года в STAT разъясняется разница в терминологии и объясняется, почему так важно различать эти различия.

    Термин «моральный вред» впервые был использован для описания реакции солдат на их действия на войне … Моральный ущерб, причиненный здоровью, не является преступлением убийства другого человека в контексте войны.Он не может обеспечить высококачественный уход и лечение в контексте здравоохранения (Talbot & Dean, 2018).
    Такие решения, как реализация стратегий самопомощи, повышение устойчивости и использование более эффективных механизмов выживания, не следует сводить к минимуму, однако, когда институциональные или социальные факторы не позволяют поставщикам медицинских услуг предоставлять надлежащую помощь с соответствующими ресурсами или мерами безопасности, решения необходимо переключить на исправление. эти факторы. Приложение для медитации не решит проблем с персоналом.Сеансы подведения итогов не обеспечивают адекватных средств индивидуальной защиты (СИЗ). Занятия йогой не улучшат доступ к тестированию на COVID-19. Не поймите меня неправильно, эти и другие стратегии самопомощи имеют ценность, но в настоящий момент наши поставщики медицинских услуг сталкиваются с худшим из худшего, и им нужна помощь.

    Рабочая нагрузка, графики, укомплектование персоналом, неэффективность и нехватка ресурсов были давними проблемами. Теперь врачи, оказавшиеся на переднем крае кризиса COVID-19, ежедневно ставят под угрозу свое физическое и психическое благополучие.Добавьте к этому остроту зрения пациентов с COVID-19, наблюдая за пациентами, умирающими без близких родственников и друзей, и стресс от наблюдения за жизнью «снаружи», когда другие сомневаются в реальности этого вируса и игнорируют важную роль, которую должен играть каждый гражданин. в прекращении пандемии. Наши врачи — те, от кого мы зависим в самые уязвимые моменты нашей жизни, — подвергаются риску.

    Как понять, что больше всего беспокоит врачей? Самый простой и лучший способ — просто спросить.В апреле прошлого года исследователи провели восемь слушаний с группами врачей, медсестер, практикующих врачей, ординаторов и стипендиатов. Основное внимание уделялось тому, что больше всего беспокоило медицинских работников, какие сообщения и поведение им требовалось от своих руководителей, а также какие другие материальные источники поддержки, по их мнению, были бы наиболее полезными. Выявлено восемь источников беспокойства (Shanafelt, Ripp и Trockel, 2020):

    1. Доступ к соответствующим средствам индивидуальной защиты
    2. Контакт с COVID-19 на работе и передача инфекции домой семье
    3. Отсутствие быстрого доступа к тестированию при появлении симптомов COVID-19 и страха распространения инфекции на работе
    4. Неуверенность в том, что их организация поддержит / позаботится об их личных и семейных потребностях, если у них разовьется инфекция
    5. Доступ к услугам по уходу за детьми во время увеличения рабочего времени и закрытия школ
    6. Поддержка других личных и семейных потребностей по мере увеличения рабочего времени и требований
    7. Возможность оказывать квалифицированную медицинскую помощь при размещении в новом районе
    8. Отсутствие доступа к актуальной информации и связи
    Прошло восемь месяцев, и для многих эти проблемы остаются.Мы много узнали об этом вирусе и о том, как он передается. Мы определили некоторые стратегии поддержки пациентов и лечения вируса. Мы так близки к началу вакцинации здесь, в США. Почему мы до сих пор повторно используем СИЗ? Почему у нас нет повсеместного тестирования наших сотрудников?

    В августе 2020 года в медицинском журнале New England Journal of Medicine была опубликована Национальная стратегия защиты здоровья врачей «Предотвращение параллельной пандемии». Авторы призывают к пяти первоочередным действиям на организационном и национальном уровнях для защиты наших врачей во время и после этого кризиса (Dzau, Kirch, & Nasca, 2020):

    1. Интегрируйте работу главных специалистов по здоровью или программы обеспечения благополучия клиницистов в «командные центры» COVID-19 или другие организационные органы, принимающие решения на время кризиса.
    2. Обеспечьте психологическую безопасность клиницистов с помощью механизмов анонимного сообщения, которые позволяют им защищать себя и своих пациентов, не опасаясь репрессалий.
    3. Поддерживать и дополнять существующие программы благополучия.
    4. Выделить федеральное финансирование для оказания помощи клиницистам, которые испытывают последствия лечения COVID-19 для физического и психического здоровья.
    5. Выделить федеральное финансирование для создания национальной программы эпидемиологического мониторинга для измерения благополучия врачей и отчетности о результатах вмешательств.
    Даже до пандемии многие медицинские работники испытывали выгорание, усталость от сострадания и, да, моральные травмы. Мы не можем и дальше просить так много у наших передовых поставщиков услуг, не предоставив им ресурсы и поддержку, в которых они отчаянно нуждаются.

    Простого решения не существует, но нам нужно руководство, готовое сосредоточиться на культуре безопасности и этике. Время уходит; нам нужно защищать и поддерживать наших врачей. Когда пандемия — это воспоминание, а COVID-19 — это то, что мы записываем в истории болезни пациента, нам все равно будут нужны медсестры.

    Ссылки:

    Дзау, В.Дж., Кирч, Д.К., и Наска, Т. (2020). Предотвращение параллельной пандемии — национальная стратегия защиты благополучия врачей. Медицинский журнал Новой Англии, 383 . https: ///www.doi.org/10.1056/NEJMp2011027

    Шанафельт, Т., Рипп, Дж., и Трокель, М. (2020). Понимание и устранение источников беспокойства среди медицинских работников во время пандемии COVID-19. JAMA, 323 (21). https: // www.doi.org/10.1001/jama.2020.5893

    Talbot, S.G. & Dean, W. (2018, 26 июля). Врачи не «выгорают». Они страдают от морального вреда. СТАТ. https://www.statnews.com/2018/07/26/physICAL-not-burning-out-they-are-suffering-moral-injury/

    Теги:

    .

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован.