Оказание морального давления статья ук рф: Моральное давление на человека – статья ук рф

Моральное давление на человека – статья ук рф

Но в некоторых случаях следственная группа выбирает не выяснение реальных событий и вынесение справедливого наказания, а скорейшее закрытие уголовного дела и вознаграждение за быструю работу. В этом случае они прибегают к давлению на свидетелей или экспертов, отвечающих за вынесение заключения.

Подобные действия следователя и других лиц считаются противозаконными, и караются в 2020 году по ст. 302 УК РФ принуждение к даче показаний. К этой же категории относятся незаконное взятие под стражу, ложные донесения и сокрытие преступления.

Состав и виды данного преступления

Принуждение к даче ложных показаний опасно для общества тем, что расследование уголовного дела может быть заведено по ложному следу, невиновные люди понесут наказание, а преступники окажутся безнаказанными.

Объектом такого правонарушения являются интересы общества и право каждого гражданина на неприкосновенность личности.

Статья 302 Уголовного кодекса представлена двумя частями:

  • В 1-ой части говорится о принуждении дачи ложных заключений или показаний с помощью угроз, шантажа и других незаконных действий следователем или его помощниками, а также другими лицами, но по просьбе следователя или с его согласия.
  • Во 2-ой части статьи говорится о тех же самых действиях, но совершенных с помощью более жестоких способов влияния (издевательства, пытки или насилие).

В качестве потерпевшего по ст. 302 может выступать непосредственно обвиняемый или подозреваемый по уголовному делу, а также свидетель и эксперт, который выносит заключение по данному процессу.

Уголовная ответственность положена за любое давление со стороны правоохранительных органов. Речь идет о принуждении к даче не только ложных показаний, но и правдивых.

Также преступлением считается давление на потерпевшего с целью его отказа от дачи показаний или своих слов, сказанных ранее.

Проще говоря, данное деяние заключается в нарушении проведения дознания, порядок которого установлен законом. При этом преступление может негативно повлиять на состояние здоровья потерпевшего.

Подобное деяние считается неправомерным и карается законом независимо от того удалось ли добиться результата или нет.

Способы принуждения

Согласно ч.1 ст.302 УК РФ, оказание давления на свидетеля, подозреваемого или обвиняемого может быть произведено несколькими способами:

  • Шантаж, т.е. принуждение потерпевшего к даче показаний с помощью угроз рассказать его родным или всему окружению какую-то компрометирующую информацию.
  • Угроза – это обещание расправы при отказе от требуемых действий. Бывает направлено как на потерпевшего, так и на его родственников и близких людей.
  • Другие незаконные действия – запрет на положенное свидание потерпевшего с родными, сокрытие обмана, применения спиртных напитков или наркотиков, и т.д.

Применение к потерпевшему незаконных физических действий (пытки, издевательства или насилие) регламентируется ч.2 ст.302:

  • Издевательства – насилие психологического характера, направленное на унижение жертвы и нанесение ей различных психологических травм.
  • Пытками называются жестокие незаконные действия злоумышленников, которые причиняют потерпевшему сильные страдания и мучения.
  • Насилие – сознательные действия преступников, осуществляющиеся физическим, биологическим или химическим путем. Под насилием также подразумевают лишение свободы потерпевшего, причинение ему боли и страданий, моральный дискомфорт.

Определение субъекта преступления

Навязывание дачи ложных показаний может быть осуществлено самим следователем, участником следственной группы, дознавателем, прокурором и любым другим лицом, имеющим отношение к правоохранительным органам.

Данное действие считается правонарушением только при обязательном условии, что следователь знает о давлении, оказываемом на свидетеля или эксперта:

  • Давление на потерпевшего без ведома следственных органов регламентируется ст.309 УК РФ.
  • Принуждение потерпевшего к даче показаний, взятию ответственности за какие-то действия или ложному признанию до начала уголовного дела называется превышением должностных полномочий, и классифицируется по ст.286.

Мотивами правонарушителей может быть карьерный рост, личные или служебные интересы.

Наказание

За принуждение подозреваемого, обвиняемого, свидетеля или эксперта к даче ложных показаний предусмотрено наказание по ч.1 ст.302 УК РФ.

Правонарушителю может быть назначены следующие меры:

  • тюремное заключение до 3-х лет;
  • работы принудительного характера сроком до 3-х лет;
  • ограничение свободы – до 3-х лет.

Преступление, классифицирующееся по ч.2 ст.302, наказывается более строго – лишение свободы на 2-8 лет.

Что делать жертвам

Давление на свидетелей, подозреваемых или экспертов встречается в судебной практике довольно часто. Но, к сожалению, большая часть потерпевших не знают, как поступать в таких ситуациях и отстоять свои права, поэтому нарушители остаются безнаказанными.

Чтобы подтвердить факт принуждения, необходимо сделать ряд действий, при отсутствии которых сложно доказать наличие принуждения.

Прежде, чем отправиться в прокуратуру для подачи заявления против нарушителей, соберите доказательства данного преступления:

  1. При наличии возможности запишите разговор на диктофон или телефон.
  2. Не соглашайтесь на дачу ложных показаний, если на вас оказывается только моральное давление (шантаж, угрозы). Но при избиении или другой угрозе жизни, лучше согласиться на требования правонарушителей, но при этом оставить в помещении следы своего присутствия (например, отпечатки пальцев с внутренней стороны стула или стола, пуговицу в щели и т.д.).

В случае нарушения ваших прав специалистом или экспертом, которые выдали заключение с неправдивой информацией, подайте на них жалобу в суд.

Важно помнить, что если на вас было оказано давление со стороны правоохранительных органов, следует сразу же подавать на них заявление, иначе они смогут уничтожить следы своего преступления.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/prinuzhdenie-k-dache-pokazanij-st-302-uk-rf/

Статья 40 УК РФ: физическое или психическое принуждение

Статья 40 УК РФ регламентирует ответственность за принуждение человека на совершение каких-либо незаконных действий или бездействий. Выделение этой проблемы в отдельную статью очень важно, так как она даёт понять, как правильно определить степень вины подозреваемого.

Многоканальная бесплатная горячая линияЮридические консультации по уголовному праву. Ежедневно с 9.00 до 21.00Москва и область: +7(499) 288-17-41Санкт-Петербург: +7(812) 317-60-13

Описание статьи

  • Особенность статьи заключается в том, что при наличии принуждения в уголовном праве возможно применение разных мер наказания согласно Уголовному кодексу РФ.
  • Это зависит от возможности управлять своими деяниями лицом, в отношении которого применяется давление:
  • человек не управляет своими действиями или, наоборот, бездействием;
  • человек мог управлять своими действиями.

Если гражданин во время понуждения, не мог управлять своими поступками, то это деяние считается ненаказуемым. Если же он, несмотря на физическое или моральное давление, мог влиять на совершаемое деяние, то в отношении данного лица применяются меры уголовного воздействия.

Психологическое давление на ребёнка регулирует статья 110 и 151 УК РФ, в которых отражены наказания за доведение до самоубийства, а также если ребёнок склоняется к употреблению наркотиков, алкоголя, склонение к занятию проституцией, бродяжничеством.

Комментарий к статье 40 УК РФ

Принуждение – это любое действие на человека с целью лишения его волеизъявления. Принудить человека совершить противоправное деяние возможно только при сильном прессинге.

Принуждение может проявляться следующими способами:

  1. Физическим.
  2. Психическим.

Физическое принуждение проявляется в виде истязаний, побоев, даче психотропных препаратов. Принуждение психического характера может проявляться в угрозах, запугиваниях самого лица, а также могут быть угрозы причинения физических или нравственных страданий родственникам.

Наличие физического принуждения является основанием, исключающим преступление, в следующих случаях:

  • физическое воздействие имеет непреодолимый характер;
  • физическое понуждение имеет направленность;
  • есть наличность физического принуждения;
  • принуждение реальное.

Под непреодолимостью понимается такое действие на гражданина, которое полностью лишает человека своего волеизъявления. Это обстоятельство приводит к тому, что человек не оказывает сопротивления принуждающему.  Реальность принуждения проявляется в том, что существует реальный объект насилия, а не какой-то вымышленный персонаж.

Направленность означает, что понуждение осуществляется путём воздействия на право неприкосновенности тела человека, из-за чего человек не в состоянии руководить своими поступками.

Наличность давления характеризуется тем, что имеется временной интервал воздействия на человека, и при этом действие продолжается.

Психическое принуждение в уголовном праве – это действие на психику человека. При этом человек в полной мере не контролирует свои поступки. Особое место занимает воздействие путём применения гипноза. Моральное давление на человека статья УК РФ относит к преодолимым факторам. Но, пример, гипноз полностью лишает человека действовать самостоятельно и поэтому исключает уголовное наказание.

Например, угроза увольнения с работы относится к преодолимой силе, так как человек может выбирать, как ему поступить – выполнить требования принуждающего лица или сообщить о факте психологического принуждения правоохранительным органам.

Преодолимое принуждение не влечёт ответственности при тех обстоятельствах, когда были условия крайней необходимости. Условия исключения ответственности описаны в комментарии к ст. 39 УК РФ.

Судебная практика показывает, что статья не применяется самостоятельно, как правило, вид и размер наказания определяется совокупностью различных статей.

Заключение

Если в отношении лица был факт принуждения к совершению противоправных действий, и преступление было совершено, то необходимо выполнить следующие мероприятия:

  1. Обратиться в правоохранительные органы для дачи показаний.
  2. Обратиться к квалифицированному юристу.

Физическое и психологическое насилие статья УК РФ раскрывает в полном объёме, но на практике сложно определить непреодолимое или преодолимое принуждение имело место.

Правовую оценку и правомерность применения тех или иных санкций в отношении лица, подвергшемуся принуждению, может дать только квалифицированный юрист.

Источник: https://ugolovnoe.com/pravo/kodeks/statya-40

Психологическое давление на работе и в школе — как противостоять (способы), какая статья УК РФ (закон), защита, виды, признаки, как доказать

Главная / Психология /  

Наверняка вы когда-либо слышали о том, что люди, к которым применялось физическое или психическое насилие, были доведены до такого состояния, что совершали жуткие преступления.

К сожалению, любого человека можно сломать, превратить его в орудие достижения преступных целей.

Для этого преступники используют методы воздействия, в результате которых воля и сознание жертвы лишают его возможности адекватно воспринимать совершаемые действия и принимать решения.

Далее мы рассмотрим, что представляет собой физическое или психическое принуждение, как это оценивается уголовным законодательством, а также изучим правовую природу этого явления.

Законодательное регулирование

В статье 40 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ) сказано, что причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам не считается преступлением, если лицо совершало это, находясь под физическим или психическим принуждением, в результате чего утратило контроль над своими действиями. Рассматриваются такие правонарушения в порядке статьи 39 УК РФ, то есть аналогично преступлениям, совершенным в состоянии крайней необходимости. Однако указанные статьи не описывают, что понимается под физическим или психическим принуждением.

Так, если на человека воздействуют посредством побоев, пыток, нанесения телесных повреждений (увечий), истязания, при этом целью таких действий является склонение к совершению общественно опасного деяния, то это физическое принуждение.

Если же лицу угрожают, унижают, причиняют болезненные нравственные и моральные страдания, заставляют употреблять наркотические и психотропные вещества, вводят в состояние гипноза, то это пример психического принуждения.

Оба способа лишают возможности руководить своими действиями, появляется фактор непреодолимости силы воздействия на человека.

Примечание. Несмотря на то, что гипноз не является официально подтвержденным способом воздействия на сознание человека, при оценке обстоятельств дела факт введения лица в гипнотическое состояние учитывается.

Оба вида принуждения смягчают уголовную ответственность. Исключить же ее возможно только в результате психического принуждения, когда лицо действует в состоянии крайней необходимости.

Это интересно: Как пережить одиночество с пользой для себя (видео)

Психологическое давление: не дайте себя в обиду!

Обычно это все-таки стремление получить личную выгоду за счет других. Манипуляция является скрытым видом психологического давления — человек не понимает ни истинных мотивов манипулятора, ни факта воздействия.

Выигрыш в этом случае получается исключительно односторонним.

Манипуляторы опираются на разные основания, благодаря которым им удается управлять человеческим сознанием. Потребности и желания с древних времен используются с целью оказать психологическое воздействие на человека.

Осознать

Это самый важный шаг на пути борьбы с психологическим давлением. Конечно, если оно осуществляет прямо и открыто – например, когда человека запугивают, заметить это просто. А вот более изощренные подходы, например, манипуляции, уговоры, уход в сторону – отследить бывает сложнее.

Мы можем месяцами или даже годами быть орудием чужой воли, даже не подозревая об этом, особенно если речь идет о близком человеке.

Признаков того, что на нас давят, может быть множество. Например:

  • Постоянное стремление собеседника акцентировать внимание на определенной проблеме.
  • Подозрительно щедрые обещания.
  • Беспричинное чувство вины.
  • Возникновение чувства долга по отношению к человеку, который оказал некую услугу и теперь просит ответить тем же. Причем часто о такой услуге его даже никто не просил.
  • Иногда мы можем заметить, что часто делаем что-то, чего сами не хотим, но это нужно кому-то другому, и пр.

Моральное давление на человека статья ук рф

  • В разделе Гражданское право на вопрос Психологическое давление, есть ли какая-нибудь статья?
  • заданный автором Ольга Маковская лучший ответ это статья 130.
  • Оскорбление
  • 1. Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, —
  • 2.
  • Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, —
  • Если хотите ознакомится более подробно то вот ссылка
  • Статья 40 УК РФ Физическое или психическое принуждение
  • Статья 128.
  • Незаконное помещение в психиатрический стационар.
  • Смотря какого давления и угроз.
  • В уголовном кодексе, например, имеется ст. 119, предусматривающая ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

Карты на стол

Если давление осуществляется скрыто, и человек осознал, что на него давят, он может сразу открыто сказать об этом «агрессору». В таком случае многие нападающие сразу отступят, как только поймут, что выведены на чистую воду.

Редко, но случается и так, что мужчина или женщина прекращает давление, как только ущемленная им сторона прямо заявляет, что он ведет себя агрессивно и подавляет кого-то слабого.

Есть люди, которые не любят это признавать. Хотя большинству нападающих, к сожалению, это не помешает – они прекрасно осознают, что делают, и часто не отрицают.

Это интересно: Как управлять временем и использовать его эффективнее?

Свой вариант

Когда вещи названы своими именами, можно предложить собственный вариант развития дальнейших событий и сохранения отношений, если в них есть смысл. Вариант, который устроит обе стороны.

Заключение

Стать жертвой физического или психического принуждения одинаково опасно как для того, к кому оно применяется, так и для окружающих.

Уголовное законодательство защищает лиц, ставших «орудием» совершения преступления, снимая с них полностью или смягчая ответственность.

При этом, квалифицируя деяние, необходимо всегда правильно оценивать все обстоятельства дела и отграничивать институт принуждения от института крайней необходимости, чтобы не допустить причинения вреда охраняемым законом интересам в результате неверной оценки.

Показать зубы

Обычно давлению подвергаются те, кто не может дать сдачи. Таким образом, чтобы уменьшить риск попасть под прессинг, нужно самому становиться сильнее. Закалять характер и способность постоять за себя можно самыми разными средствами. Например, эффективны такие инструменты:

  • Работа с психологом и психотерапевтом.
  • Спорт – делая более сильным тело, мы укрепляем и свой внутренний ресурс. Хороши, например, единоборства и командные виды спорта.
  • Общение с сильными и уверенными в себе людьми и возможность брать с них пример поведения с окружающими.

Чувствуя сдержанную внутреннюю силу человека, окружающие боятся на него нападать. При этом сила не должна выставляться напоказ, но ее должны чувствовать окружающие.

Образно говоря, не нужно махать перед людьми шашкой, но если они увидят, что из-под плаща торчит ее рукоятка, будут более сдержанными в своих действиях и высказываниях.

Заручиться поддержкой

Иногда психологическое насилие приобретает воистину страшные формы. Например, на работе, в офисной жизни, иногда формируется такое явление, как моббинг – когда один из сотрудников по тем или иным причинам подвергается массовой травле со стороны коллег.

В таком случае можно попробовать попросить о помощи – например, начальника, штатного психолога или менеджера по персоналу.

Они могут помочь разобраться в причинах сложившейся ситуации и повлиять на нее.

Игнорировать

Если воздействие осуществляется кем-то для того, чтобы увидеть реакцию другого человека и подпитаться его беззащитностью, уязвимостью, достаточно начать демонстрировать полное безразличие к словам обидчика, и он успокоится. Это срабатывает, хотя и не очень часто.

Уголовный кодекс РФ

2.

То же деяние, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения, — наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет.

Статья 140. Отказ в предоставлении гражданину информации.

Поговорить по душам

Бывает и так, что психологическое давление оказывает человек, который хочет отомстить. Например, сегодняшняя жертва когда-то обидела его самого.

В таком случае, если есть основания полагать, что давление на собственную психику осуществляется из мести, придется переступить через себя и выяснить отношения.

Хлопнуть дверью

Часто это самое правильное решение. Если возможно (например, тот, кто оказывает давление – не собственный двухлетний ребенок), иногда бывает правильно просто прервать общение.

Заключение

Чтобы давить на окружающих психологически, могут применяться самые разные способы.

Как бы там ни было, важно помнить, что на такие действия никто не имеет права, и во многих странах это зафиксировано юридически, согласно с буквой закона – например, в уголовных кодексах (УК) Украины и РФ.

Да и с морально-этической точки зрения мы понимаем, что никто не обязан выполнять волю другого человека. Главное – научиться распознавать такие выпады в свою сторону и достойно на них отвечать, обороняя свои персональные границы.

Видео к материалу

Поделитесь в соц.сетях:

Источник: https://blondinka.net/psihologiya/otvetstvennost-za-moral-noe-davlenie-na-cheloveka.html

Психологическое давление: как противостоять прессингу, что это такое в психологии, способы воздействия на человека, как подавить мужа

Главная › Психология ›

Психологическое давление — это такой способ воздействия на человека, при котором возможно оказать влияние не только на его поступки и образ действий, но и зачастую даже на способ мышления и мнение.

Что такое психологическое давление?

К психологическому давлению прибегают по различным причинам. Часто это делают из-за недостатка реальной власти у человека, оказывающего давление, или из-за неуверенности в себе. Человек, обладающий внутренней силой и уверенностью, не оказывает давление на окружающих, а разрешает проблемы, стараясь использовать прямые и честные методы.

Психологический прессинг не только «ломает» жертву и доставляет ей множество беспокойств и утрату внутреннего чувства безопасности. Этот способ воздействия может обернуться и против того, кто его использует — в Уголовном Кодексе Российской Федерации предусмотрена статья (ст.

40 УК РФ) для тех, кто оказывает непреодолимое психологическое давление.

Статья предусматривает наказание за психологическое давление на человека, и одновременно является оправдательным пунктом для жертвы такого воздействия — правосудие РФ считает давление настолько мощным, что оно способно довести человека до преступления помимо его воли.

Таким образом, прессинг в психологии — это крайне нежелательный способ действия. Может показаться, что знать о том, как давить на человека психологически — это здорово и эффективно, и очень помогает в жизни для достижения собственных целей.

Многие психологи, в особенности те, кто специализируется на бизнес-тренингах, тоже так считают.

Однако давление остается нездоровой стратегией, которая способна приводить только временный результат, а в долгосрочной перспективе приносит только травмы и страдания окружающим людям.

Знание о том, как подавить человека психологически необходимо в первую очередь для того, чтобы уметь противостоять этому давлению со стороны окружающих.

Многим людям знакомо это состояние, при котором после манипуляции они вынуждены делать то, что противоречит их внутренним убеждениям.

При этом они испытывают массу смешанных негативных эмоций — от стыда и злобы до буквального раскола личности на две части.

Виды психологического давления

Выделяют несколько видов психологического давления, каждый из которых требует особого внимания к его ведению и стратегии уклонения. Приведем самые распространенные виды давления, а далее поговорим о том, как противостоять им.

Первый из них, самый незатейливый и неприкрытый — принуждение. Принуждение может использовать манипулятор, который обладает мнимым или реальным превосходством над своей жертвой. Это может быть начальник, грозящий увольнением, или бандит из подворотни, угрожающий ножом. И то, и другое — не что иное, как принуждение.

Унижение (или уничижение) — второй вид психологического давления. Для него манипулятор переходит на личности, оскорбляет (вероятно, даже публично), подчеркивает болезненные для жертвы недостатки: внешность, болезни, семейное положение и т. д.

Подбираются самые низкие и обидные слова, которые призваны «раздавить» жертву манипуляции.

Как же это работает на манипулятора, что униженный человек захочет сделать для человека, который столько ему наговорил? Очень просто: после озвученных гадостей манипулятор тут же предлагает способ, благодаря которому униженная жертва может возвыситься в глазах общества — выполнить предлагаемое поручение.

Следующий прием давления — это избегание. При этом производится неявная манипуляция, а когда жертва пытается прояснить ситуацию, манипулятор возмущенно отмахивается. Таким образом, у жертвы манипуляции создается «когнитивный диссонанс» — неприятное ощущение того, что она что-то делает не так. В стремлении избавиться от этого ощущения человек выполняет любые просьбы манипулятора.

Внушение и убеждение — варианты применения психологического давления. Манипулятор при этом должен обладать каким-либо влиянием на жертву: либо иметь в ее глазах безусловный авторитет, либо быть ей хорошо знакомым человеком.

Внушение при этом в большей степени направлено на эмоции. Манипулятор может использовать фразы вроде «Прислушайся ко мне, я точно знаю…», или «Разве ты не доверяешь моему мнению…», или «Я желаю тебе только добра, поэтому…».

Психологическое подавление человека при этом происходит как бы из благих намерений, в результате чего жертва перенимает навязанное мнение и начинает считать его собственным. Убеждение отличается рационализацией, т. е.

человеку пытаются внушить что-то, используя доводы логики, иногда довольно извращенной.

Количество доводов при этом как реальных, так и мнимых, достигает такого количества, что мозг жертвы просто устает воспринимать информацию критически и автоматически соглашается.

Требуемая благодарность. Это вариант долгосрочного психологического давления. Манипулятор сначала оказывает жертве услугу: ту, о которой его не просили и которая ему ничего в действительности не стоила.

Он может регулярно оказывать жертве такую мнимую «помощь», втираясь в доверие. В тот момент, когда манипулятору что-то потребуется от жертвы, в игру вступает просьба «вернуть должок».

Просьба может становиться довольно навязчивой и переходить в угрозы, если жертва не соглашается на условия сразу же.

Как противостоять психологическому давлению?

Следует понимать, что манипуляторы не руководствуются специальным перечнем, где написано как надавить на человека психологически.

Это значит, что манипулятор не выбирает только один способ давления — в жизни могут встретиться самые изощренные сочетания стратегий, которые меняются по ходу воздействия на жертву.

Выбираются эти способы в зависимости от наития и степени испорченности манипулятора, т. е. его фантазию практически ничто не ограничивает.

В связи с этим и стратегии преодоления должны быть гибкими. Чтобы знать, как противостоять психологическому давлению, требуется осознать, что оно на вас оказывается.

Иногда сделать это очень сложно: как уже было сказано, способов оказать психологическое давление на человека очень много и они могут образовывать самые неожиданные сочетания.

Поэтому требуется регулярно задавать себе вопрос: я делаю это, потому что мне хочется, или это хочет кто-то другой? Если при ответе на вопрос чувствуется некоторая разорванность, раздвоенность, если ваша мотивация оказывается продиктована извне конкретным лицом — это и есть признак того, что на вас оказывается давление.

Психологическое давление можно победить, прибегнув к прямолинейному отпору. Однако это работает далеко не на всех манипуляторов, да и не каждая жертва может сохранить «боевой настрой».

Прямолинейный ответ подразумевает, что жертва, осознавшая свое положение, сообщает манипулятору о том, что его требования нереалистичны или нежелательны.

Некоторых манипуляторов прямота может сбить с толку и они признают свое поражение, однако во многих случаях жертва может быть тут же опутана сетью менее явных манипуляций, принять навязываемое ей чувство вины и погрязнуть в чужих амбициях еще глубже.

Работа над собой и своей самооценкой. Не секрет, что психологическое давление на человека проще оказать, если он не уверен в себе и собственных силах. Самостоятельно выйти на более высокий уровень своей жизни, особенно для человека, который уже находится под прессингом, практически невозможно, поэтому в подобных ситуациях необходимо вмешательство специалиста.

Психолог проводит тренинги и практические занятия, посвященные личностному росту, а также помогает людям, попавшим под влияние манипуляторов, осознать свои собственные цели и научиться избегать давления со стороны.

Особенно помощь специалиста требуется, если токсичное окружение охватывает непосредственный круг общения жертвы – семью или близких.

Психолог научит, как противостоять психологическому давлению мужа или родителей, не разрушая при этом семейных связей.

Психологическое давление: защита от манипуляций в нескольких приемах

Психологическое давление сложнее распознать, чем преодолеть. Если вы точно знаете, кто и в каких вопросах оказывает на вас давящее воздействие, вам помогут несколько простых приемов защиты. Они могут казаться малозначительными, однако если вы отдаете себе отчет, против чего и зачем вы их применяете, то они сработают. Приемы против психологического давления следующие:

  • Создавайте «барьеры». Если вы чувствуете, что начинается неприятный разговор, в котором вас будут пытаться «задавить», ставьте между собой и собеседником различные предметы. Пепельница, стул, чашка, мобильник — любой, даже незначительный, предмет на пути от манипулятора к вам может стать вашей ментальной «защитой» и преградой на пути агрессивного воздействия.
  • Принимайте закрытые позы. Кладите ногу на ногу, скрещивайте руки, прикладывайте палец к губам или бровям, подпирайте ладонью лицо. Все эти естественные преграды, которые вы создаете собственным телом на пути агрессивного воздействия, помогут вам мыслить более критично по отношению к тому, что вам вменяет собеседник. Кроме того, эти позы придают уверенности.
  • Создавайте мысленные препятствия. Очертите своим воображением круг возле себя, выстаивайте купол или стену, можете мысленно поместить себя в скафандр. Представьте, что за воображаемым барьером находится ваша зона безопасности, куда не может проникнуть никто, как бы он ни старался.
  • Отвлекайте внимание манипулятора. Двигайте предметы перед ним, выполняйте различные манипуляции, кашляйте, зевайте, потягивайтесь: проявляйте любую двигательную активность, которая не даст оппоненту сосредоточиться на том, что он говорит. Главное, не переусердствовать, ведь все должно выглядеть естественно.
  • Представьте собеседника в забавном виде. Например, мысленно нацепите на вашего важного начальника шутовскую шапку или сделайте его кричащим пингвином. Пока вы сосредоточены на создании забавного образа, у вас не будет времени бояться, а значит, будет больше возможностей обдумать поступающую информацию и противостоять ей.

Перечисленные приемы помогут приобрести уверенность и найти психический ресурс для того, чтобы противостоять манипулятору. Эти приемы можно применять постоянно, однако их недостаточно, чтобы конструктивно обсудить спорный предмет и безоговорочно вернуть себе преимущество в ситуации.

Как выйти из-под прессинга?

Приведем конкретные приемы, которые позволят в конфликтной ситуации переманить преимущество на свою сторону:

  1. Задавайте вопросы. Первый вопрос, который стоит задать при оказании давления: «Могу ли я отказаться от этой просьбы?». Даже если оппонент отвечает «Да, но…», вы уже можете оперировать этим ответом для объяснения своего отказа. Если же ответ отрицательный, следует задать ряд других вопросов. Особенно важно во время такого «интервью» следить за реакцией манипулятора — за его мимикой или жестами. Часто только пристального взгляда хватает, чтобы переломить уверенность оппонента. Помочь в ситуации давления могут уточняющие вопросы, которые не являются прямой конфронтацией, но помогают выявить «дыры» в манипуляции. «Разве похоже, что я не хочу брать на себя ответственность?», «разве по мне видно, что я боюсь?», «чего мне бояться?», «ты считаешь, что я не имею права отказать?», «почему ты так уверен в том, что говоришь?». Такие вопросы могут сбить манипулятора с толку и выиграть время для следующего шага.
  2. Определите стратегию оппонента. Как и чем вас пытаются сломить? Может, манипулятор ссылается на свой опыт или возраст? Найдите преимущество в пользу своего опыта и возраста. Ссылается на авторитеты? Поставьте их под сомнение или скажите, что эта фигура не является авторитетной конкретно в вашем споре. Пытается надавить окружающими? Если они присутствуют при разговоре лично, можете спросить каждого из них, почему они поддерживают вашего оппонента, а не вас. Если же манипулятор пытается выиграть преимущество темпом или быстрым наскоком, возьмите паузу – скажите, что нужно срочно отойти. Главное в любом споре — не торопиться и быть внимательным к тому, каким именно способом оказывается давление, чтобы найти слабые стороны этого метода.
  3. Используйте свои преимущества. Лучше всего использовать те же стратегии, что и ваш оппонент — найти поддержку третьих лиц или авторитетов, своих собственных заслуг или опыта. Однако не стоит переусердствовать: ваша задача погасить конфликт, уравновесив силы, а не спровоцировать новый, переведя манипулятора в статус жертвы.
  4. Договаривайтесь. Теперь, когда стратегия манипулятора переломлена и он не может безоговорочно диктовать вам свои условия, у вас есть вариант, который одинаково устроит вас обоих. Предлагайте компромиссные решения. Если же есть возможность навсегда избежать контакта с манипулятором, стоит обрубить все концы и больше не иметь дел с этим человеком.

Помните, что психологическое давление — это травматичный способ воздействия, и лучше не прибегать к нему без необходимости. И если нет возможности справиться с давлением самостоятельно, не бойтесь попросить помощи.

Что такое психологическое давление, и как ему противостоять? Ссылка на основную публикацию

Источник: https://ProPanika.ru/psihologiya/chto-takoe-psihologicheskoe-davlenie-i-kak-emu-protivostoyat/

Оказание морального давления статья ук рф

Вот только если он одержим ею, то придётся набраться терпения и силы духа. Потому что изневольщик просто так не отстанет. Перед этим он перепробует всевозможные методы.

Если ситуация доставляет слишком сильный дискомфорт, лучше от неё уйти. В прямом смысле слова – разорвать все контакты.

А вот из-за преследования, которое вполне может начаться, если изневольщик фанатичен, можно обратиться в полицию.

Уголовный кодекс РФ

2.

Те же деяния, совершенные неоднократно либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, — наказываются штрафом в размере от четырехсот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от четырех до восьми месяцев, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

1.

Незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству, если эти деяния причинили крупный ущерб, — наказываются штрафом в размере от двухсот до четырехсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Моральное давление на человека статья ук рф

Благодаря усилиям государственных, общественных и международных организаций проблема насилия в семье всплыла на поверхность. Из проблемы асоциальных групп она превратилась в проблему актуальную для всех слоёв населения вне зависимости от возраста, пола, образования.

Начали предприниматься мероприятия не только профилактического характера, но и меры по реформированию национального законодательства. Так в 2008 году впервые было дано правовое определение понятию «насилие в семье», которое подпадало под действие закона «Об основах деятельности по профилактике правонарушений».

В 2014 году закон увидел свет в новой редакции и определил насилие в семье как «умышленные действия физической, психологической, сексуальной направленности одного члена семьи по отношению к другому члену семьи, нарушающие его права, свободы, законные интересы и причиняющие ему физические и (или) психические страдания» [1].

Несмотря на включение в определение психологического насилия, важно отметить, что при рассмотрении дел относительно правонарушений в быту чаще всего они возбуждались в случаях физической жестокости.

Так по статистике Министерства внутренних дел Республики Беларусь за 9 месяцев 2014 года было возбуждено 1625 дел, 1046 из которых за умышленные причинения тяжких, менее тяжких телесных повреждений, убийства. Для сравнения только 7 дел были возбуждены по факту оскорблений [2]. Почему же так происходит? Неужели оскорбления в семье являются привычным делом? Или же мы не всегда знаем о том, что может подпадать под определение психологического насилия?

Психологическое насилие во многих справочниках, пособиях определяется как «нанесение вреда психологическому здоровью человека, проявляющееся в оскорблениях, запугивании, угрозах, шантаже, контроле и т.д.» [3]. Исходя из определения в рамках белорусской правовой практики, практически все аспекты психологического насилия влекут за собой те либо иные виды ответственности (таблица 1).

Комментарий к статье 40 Уголовного Кодекса РФ

Физическое или психическое принуждение выделено законодателем в самостоятельное обстоятельство, исключающее преступность деяния.

Физическое принуждение представляет собой воздействие на волю человека внешних сил с целью заставить его совершить общественно опасное деяние. Осуществляться такое воздействие может путем побоев, пыток, причинения телесных повреждений и другими способами, причиняющими физическую боль и (или) вред телу человека.

В соответствии с ч. 1 ст. 40 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием).

Отсутствие возможности руководить своими действиями может возникнуть в ситуациях, когда сила воздействия на человека является непреодолимой.

В соответствии с положением закона деяние признается преступлением, если протекает под контролем воли. Отсутствие волевого характера производимых лицом деяний исключает его уголовную ответственность.

Причинение вреда охраняемым правом интересам под принуждением означает совершение общественно опасного деяния вопреки воле человека под действием внешних факторов, угрожающих значимым для него благам (жизни и здоровью).

Если лицо не может руководить своими действиями, оно не отвечает за причиненный ущерб в уголовно-правовом аспекте.

Как представляется, в подобного рода случаях речь должна идти об отсутствии субъективной стороны состава преступления, поскольку воля лица на причинение вреда отсутствует, его поведение не является волевым и, следовательно, не может расцениваться как преступное за отсутствием состава преступления, а не в силу ст. 40 УК РФ, хотя в таких случаях имеет место и отсутствие состава преступления, и наличие физического принуждения. Следует отметить, что на практике превалирует тенденция прекращения уголовных дел при физическом принуждении за отсутствием состава преступления.

Если физическое принуждение не приводит к состоянию, при котором лицо не может руководить своими действиями, то уголовная ответственность исключается лишь при наличии состояния крайней необходимости и при соблюдении условий ее правомерности. Во всех иных случаях лицо подлежит уголовной ответственности в связи с наличием волевого поведения и отсутствием обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Аналогично решается вопрос об ответственности и при наличии психического принуждения, которое представляет собой воздействие на психику человека с целью подавления его воли.

Психическое принуждение реализуется в различного рода угрозах причинения вреда как лицу, к которому оно применяется, так и другим лицам, а также обществу или государству.

Не признается психическим принуждением обман, подкуп, уговоры и иные подобные средства воздействия.

Состав

Для того чтобы привлечь виновного к ответственности, нужно установить все признаки содеянного.

Источник: https://zemelnyj.okd1.ru/konsultacziya/okazanie-moralnogo-davleniya-statya-uk-rf/

Статья ук рф психологическое насилие

Психологическое насилие статья ук рф

Полиция, приставы меры не принимают, так как в последнее время мать и бабушка(третье лицо), чтобы избежать штрафов и наказания, заявляют, что это дочка сама, якобы, не хочет общаться с отцом, это является ложью. Дочка(4.8) живёт на их территории и очень боится проявлять при них стремление и любовь к отцу, а если проявляет её ругают и наказывают.

Ст.116 УК РФ. Побои.

Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, — наказываются штрафом в размере до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо арестом на срок до трех месяцев. Ст.111 УК РФ. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. 1.

Виды насилия в семье

Домашние насилие являет собой ситуацию, при которой один из супругов пытается руководить вторым, контролировать его действия и принуждать к чему-либо. Попытки навести тотальный контроль в семье могут осуществляться путем физического или морального воздействия.

Домашнее насилие отмечается в парах любого возраста, экономического, а также социального уровня жизни. Жертвой подобных отношений в большинстве случаев становятся женщины, обусловлено это физическим превосходством мужчин.

Нередко словесные оскорбления и угрозы могут быть направлены на ребенка – самого слабого члена семьи, который не может за себя постоять и ответить.

Уголовный закон определяет такие виды семейного насилия, которые влекут за собой ответственность:

  • физическое;
  • сексуальное;
  • экономическое;
  • эмоциональное.

Рукоприкладство или физическое насилие являет собой прямое воздействие на потерпевшего, сопровождающееся регулярным нанесением побоев, синяков, пинков и травм другой тяжести. Регламентируют физическое насилие в семье статьи 111, 112 и 115 УК РФ – в зависимости от уровня тяжести нанесенных увечий.

К физическому насилию относят также неоказание первой медицинской помощи и лечение, так называемыми народными способами и религиозными предписаниями. Примером подобной ситуации является отказ в госпитализации ребенка в связи с тем, что родители лечат его травами или отказ от переливания крови в связи с религиозными убеждениями.

131 и 132 статьи о насилии в семье сексуального характера определяют достаточно серьезное наказание.

Конечно, доказать, что один из супругов перестарался в «любви» достаточно сложно, но вот если объектом насилия оказался ребенок, то доказать это можно путем медицинской экспертизы.

Изнасилование ребенка и посягательство на его половую неприкосновенность относится к разряду особо тяжких преступлений, и влечет за собой серьезное наказание.

Существует также экономическое семейное насилие. Статья, регулирующая это преступление в Уголовном кодексе, обозначена под номером 40.

Заключается этот тип воздействия в тотальном контроле расходов, ужесточенном распределении средств между членами семьи. Даже маленький ребенок должен иметь деньги на карманные расходы.

Для этого он не обязан вымаливать их или выполнять определенные действия, наносящие ущерб его чести и достоинству и чего хуже, общественным отношениям.

Чаще остальных способов воздействия на женщин и детей, семейные тираны выбирают эмоциональное и психологическое насилие. Доказать этот тип преступления тяжелей всего, ведь психическое воздействие не оставляет по себе физических следов. Нанесенные эмоциональные травмы могут проявить себя только в будущем.

К примеру, если воздействие оказывалось на ребенка, то повзрослев, он не сможет адаптироваться в обществе и построить нормальные отношения с другими людьми.

Если насилие было направлено на женщину, разорвав отношения с обидчиком, ей будет достаточно сложно построить новую семью и поверить гражданам противоположного пола.

Регулируют домашнее насилие статьи Уголовного кодекса 129, 40, 130 и ряд других норм закона, ведь проявляться эмоциональное воздействие может по-разному. Человеку могут угрожать физической расправой, оскорблять, унижать честь и достоинство и даже оказывать на него разного рода давление.

Статья 131 УК РФ. Изнасилование (действующая редакция)

  • К преступлениям, предусмотренным пунктом «б» части четвертой настоящей статьи, а также пунктом «б» части четвертой статьи 132 настоящего Кодекса, относятся также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями третьей — пятой статьи 134 и частями второй — четвертой статьи 135 настоящего Кодекса, совершенные в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста, поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, то есть не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий. Постоянная ссылка на документ
  • URL документа [скопировать] HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать] [url=][/url] BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать] — в виде обычного текста для соцсетей и пр.
  • [скопировать] Скачать документ в формате 1.

Источник: https://arcafinance.ru/konsultacziya/statya-uk-rf-psihologicheskoe-nasilie/

Насильственные действия в отношении несовершеннолетних

Насилие над детьми оказывает травмирующее воздействие на их физическое и психическое состояние. Ребенку сложно не только противостоять насильственным действиям со стороны взрослого человека, но и часто в силу возраста осознать противоправность произошедшего с ними. В общем смысле под насилием по отношению к детям понимаются любые действия физического, сексуального, психического или эмоционального характера, причиняющие им вред.

Классификация насильственных действий

Можно выделить следующие виды насилия в отношении несовершеннолетних:

  • Физическое – сюда относятся действия, причиняющие вред здоровью или физические страдания: побои, ограничение свободы и т.п.
  • Сексуальное – любые развратные действия, склонение к половому контакту, изнасилование.
  • Психологическое или эмоциональное – унижения, оскорбления, угрозы, социальная изоляция, шантаж и т.д.

Уголовным кодексом РФ предусмотрена ответственность за преступления против здоровья и жизни несовершеннолетних 1 . Например, ст. 117 УК РФ определяет наказание за истязание несовершеннолетнего – систематическое причинение ему физических или психических страданий, побоев, не приносящих вреда здоровью. Кроме этого, любое противоправное действие по отношению к малолетнему лицу (ребенку до 14 лет) относится к отягчающим обстоятельствам, увеличивающим срок наказания за любое преступление. Особой формой насилия по УК РФ является оставление в опасности малолетнего лица. Отдельная группа норм уголовного законодательства регулирует санкции за сексуальное насилие над детьми, к нему относится не только изнасилование, но и совершение разного рода развратных действий – демонстрация половых органов, порнографической литературы, непристойные прикосновения и т.д. К преступлениям против несовершеннолетних относят также принуждение к антиобщественным действиям – склонение к употреблению наркотиков и алкоголя, бродяжничеству, проституции, попрошайничеству (ст. 151 УК РФ).

Однако в УК РФ не предусмотрена ответственность за психологическое насилие, хотя ребенок страдает от его проявлений не менее тяжело, чем от физических действий. В рамках ст. 110 вводится ответственность за доведение до самоубийства и определяется роль оскорблений и угроз, как криминогенного фактора. Но наказание за эти действия наступает только в случае развития трагических событий – попытки ребенка свести счеты с жизнью или самоубийства. В тоже время любое психологическое давление на ребенка со стороны взрослых сказывается на его развитии и самочувствии. К сожалению, привлечь виновное лицо к какой-либо ответственности за подобные действия очень сложно.

Что делать, если ребенок подвергся насилию?

Родители, опекуны или педагоги должны правильно отреагировать на сообщение ребенка о случившемся или на выявленный факт насильственных действий над несовершеннолетним. Во-первых, стоит успокоить ребенка, объяснить ему, что он ни в чем не виноват.

Следующие возможные действия:

  • Если факт насилия выявлен в семье, то педагогу или иному гражданину, узнавшему о данном событии нужно обратиться в органы опеки, либо в комиссию по делам несовершеннолетних.
  • Если насилие случилось с ребенком по вине посторонних лиц, родителям необходимо обратиться в Дежурную часть полиции.
  • Нужно взять направление у дежурного полицейского или следователя на прохождение медицинской экспертизы, подтверждающей факт насилия.
  • Нельзя купать ребенка до проведения экспертизы, стоит сохранить все вещи, на которых могли остаться следы произошедшего.

Если состояние здоровья ребенка находится в опасности, нужно обязательно вызвать врача или скорую помощь, при этом попросить медицинских работников подробно описать, в каком состоянии и с какими повреждениями ребенок поступил в больницу. Опрос малыша сотрудниками правоохранительных органов может проходить только в присутствии родителей, опекунов или психологов.

Куда можно обратиться в случае насилия над ребенком?

В случае насильственных действий в отношении несовершеннолетних можно обратиться за помощью в ряд организаций, каждая из которых обладает своими полномочиями в данной области:

  • Комиссия по делам несовершеннолетних – орган, обязанность которого – защита несовершеннолетних от всех форм насилия, выявление фактов жестокого обращения и социальная реабилитация детей. Обращаться в эту организацию за помощью можно, если стало известно о том, что ребенок не получает нужного материального содержания, живет в антисанитарных условиях, лишен родительского надзора.
  • Органы опеки и попечительства – орган, уполномоченный проверять условия жизни детей в семье, представлять их интересы в судебной инстанции, заявлять иски в суд о лишении, либо ограничении родительских прав. Помимо этого, орган ведет профилактическую работу, а также занимается выявлением неблагополучных семей.
  • Уполномоченный по правам ребенка – обеспечивает защиту прав детей и их восстановление, содействуют в выявлении и расследовании нарушений прав ребенка. Главная функция – независимый контроль над деятельностью государственных органов, обеспечивающих соблюдение интересов детей.
  • Прокуратура – занимается защитой прав ребенка в суде, предъявлением требований о восстановлении прав несовершеннолетних к органам опеки и попечительства и другим компетентным органам, может подавать иски в суд о лишении родительских прав.

Насильственные действия в отношении несовершеннолетних обязательно должны пресекаться, а пострадавшие от таких действий дети нуждаются в длительной реабилитации, которая необходима им для того, чтобы без последствий пережить полученную травму.

Михаил Красильников


1 Судебное толкование

В. осужден по ст. 116 УК РФ: он хватал несовершеннолетнего С. за ворот куртки, сдавливая при этом шею ребенка до состояния удушения, причиняя физическую боль, протащил его в таком положении в подъезд и по ступенькам лестничного марша (судебный участок №1 Багратионовского района Калининградской области, дело №112/2012).

М. осуждена по ч. 1 ст. 116 УК РФ за совершение насильственных действий в отношении В., а именно: не пуская В. в квартиру, М. стала закрывать дверь и умышленно ударила потерпевшую дверью по спине, зажав В. в дверном проеме и причинив ей физическую боль (судебный участок N 81 Чусовского муниципального района Пермского края, дело №1-12/2011).

При рассмотрении уголовного дела в отношении Д. по ч. 1 ст. 116 УК РФ мировой судья пришел к выводу, что иные насильственные действия выразились в том, что подсудимая поставила несовершеннолетнего Г. на колени в угол прихожей, где ребенок простоял не менее семи часов, в результате чего от длительного соприкосновения коленей с твердой поверхностью мальчик испытывал физическую боль (судебный участок №1 Кемеровского района г. Кемерово, дело №1-17/2011).

Противодействие коррупции

Противодействие коррупции

ПАМЯТКА

Коррупция (от лат. corruptio — порча, подкуп)- преступление, заключающееся в прямом использовании должностным лицом прав, предоставленных ему по должности, в целях личного обогащения. Коррупцией называют также подкуп должностных лиц, их продажность.

Взяточничество — действие, когда государственный служащий или приравниваемое к нему лицо в своих или чужих интересах прямо или опосредованно принимает, обещает или договаривается принять взятку, требует дачи взятки или провоцирует его за законное действие или бездеятельность при выполнении полномочий.

Вымогательство – принуждение человека заплатить деньги или предоставить другие ценности в обмен на действие или бездействие. Данное принуждение может быть осуществлено при помощи давления, в том числе и морального. Коррупционное правонарушение – как отдельное проявление коррупции, влекущее за собой дисциплинарную, административную, уголовную или иную ответственность.

Коррупционное преступление — это предусмотренное в Уголовном кодексе Российской Федерации общественно опасное деяние, которое выражается в противоправном получении государственным, муниципальным или иным публичным служащим, либо служащим коммерческой или иной организации (в том числе, международной) каких-либо преимуществ (имущества, прав на него, услуг или льгот) либо в предоставлении последним таких преимуществ.

Если вы столкнулись с фактами коррупции, незамедлительно сообщайте об этом по телефону «горячей линии» ГБУЗ «ГП №62 ДЗМ» (499) 725-68-01 или на адрес электронной почты: [email protected] zdrav.mos.ru

Выдержки из законодательства о противодействии коррупции

Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции»

Статья 3. Основные принципы противодействия коррупции. Противодействие коррупции в Российской Федерации основывается на следующих основных принципах:

1) признание, обеспечение и защита основных прав и свобод человека и гражданина; 2) законность; 3) публичность и открытость деятельности государственных органов и органов местного самоуправления; 4) неотвратимость ответственности за совершение коррупционных правонарушений; 5) комплексное использование политических, организационных, информационно-пропагандистских, социально-экономических, правовых, специальных и иных мер; 6) приоритетное применение мер по предупреждению коррупции; 7) сотрудничество государства с институтами гражданского общества, международными организациями и физическими лицами.

Статья 13. Ответственность физических лиц за коррупционные правонарушения

1. Граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства за совершение коррупционных правонарушений несут уголовную, административную, гражданско-правовую и дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

2. Физическое лицо, совершившее коррупционное правонарушение, по решению суда может быть лишено в соответствии сзаконодательством Российской Федерации права занимать определенные должности государственной и муниципальной службы.

Статья 14. Ответственность юридических лиц за коррупционные правонарушения

1. В случае, если от имени или в интересах юридического лица осуществляются организация, подготовка и совершение коррупционных правонарушений или правонарушений, создающих условия для совершения коррупционных правонарушений, к юридическому лицу могут быть применены меры ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.
2. Применение за коррупционное правонарушение мер ответственности к юридическому лицу не освобождает от ответственности за данное коррупционное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к уголовной или иной ответственности за коррупционное правонарушение физического лица не освобождает от ответственности за данное коррупционное правонарушение юридическое лицо.
3. Положения настоящей статьи распространяются на иностранные юридические лица в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Уголовный кодекс Российской Федерации

Статья 290. Получение взятки

1. Получение должностным лицом, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества либо в виде незаконных оказания ему услуг имущественного характера, предоставления иных имущественных прав за совершение действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе — наказывается штрафом в размере от двадцатипятикратной до пятидесятикратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере двадцатикратной суммы взятки.

Статья 291. Дача взятки

1. Дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника — наказывается штрафом в размере от пятнадцатикратной до тридцатикратной суммы взятки, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере десятикратной суммы взятки.
2. Дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника в значительном размере — наказывается штрафом в размере от двадцатикратной до сорокакратной суммы взятки либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере пятнадцатикратной суммы взятки.
3. Дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника за совершение заведомо незаконных действий (бездействие) — наказывается штрафом в размере от тридцатикратной до шестидесятикратной суммы взятки либо лишением свободы на срок до восьми лет со штрафом в размере тридцатикратной суммы взятки.
4. Деяния, предусмотренные частями первой — третьей настоящей статьи, если они совершены:
а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
б) в крупном размере, — наказываются штрафом в размере от шестидесятикратной до восьмидесятикратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься

Что могу сделать я?

Коррупция не исчезнет до тех пор, пока мы не заставим ее исчезнуть. Поступайте правильно:
· не давайте и не берите взятки;
· старайтесь добиваться желаемых результатов на основе личной добропорядочности;
· предавайте гласности случаи коррупции.

Поделиться:

ст. 302 УК РФ в 2021 году, оказание давления

Для выяснения всех подробностей уголовного дела требуется проведение следствия. На основании выясненных деталей суд принимает решение.

Но в некоторых случаях следственная группа выбирает не выяснение реальных событий и вынесение справедливого наказания, а скорейшее закрытие уголовного дела и вознаграждение за быструю работу. В этом случае они прибегают к давлению на свидетелей или экспертов, отвечающих за вынесение заключения.

Подобные действия следователя и других лиц считаются противозаконными, и караются в 2021 году по ст. 302 УК РФ принуждение к даче показаний. К этой же категории относятся незаконное взятие под стражу, ложные донесения и сокрытие преступления.

Состав и виды данного преступления

Принуждение к даче ложных показаний опасно для общества тем, что расследование уголовного дела может быть заведено по ложному следу, невиновные люди понесут наказание, а преступники окажутся безнаказанными.

Объектом такого правонарушения являются интересы общества и право каждого гражданина на неприкосновенность личности.

Статья 302 Уголовного кодекса представлена двумя частями:

  • В 1-ой части говорится о принуждении дачи ложных заключений или показаний с помощью угроз, шантажа и других незаконных действий следователем или его помощниками, а также другими лицами, но по просьбе следователя или с его согласия.
  • Во 2-ой части статьи говорится о тех же самых действиях, но совершенных с помощью более жестоких способов влияния (издевательства, пытки или насилие).

В качестве потерпевшего по ст. 302 может выступать непосредственно обвиняемый или подозреваемый по уголовному делу, а также свидетель и эксперт, который выносит заключение по данному процессу.

Уголовная ответственность положена за любое давление со стороны правоохранительных органов. Речь идет о принуждении к даче не только ложных показаний, но и правдивых.

Также преступлением считается давление на потерпевшего с целью его отказа от дачи показаний или своих слов, сказанных ранее.

Проще говоря, данное деяние заключается в нарушении проведения дознания, порядок которого установлен законом. При этом преступление может негативно повлиять на состояние здоровья потерпевшего.

Подобное деяние считается неправомерным и карается законом независимо от того удалось ли добиться результата или нет.

Способы принуждения

Согласно ч.1 ст.302 УК РФ, оказание давления на свидетеля, подозреваемого или обвиняемого может быть произведено несколькими способами:

  • Шантаж, т.е. принуждение потерпевшего к даче показаний с помощью угроз рассказать его родным или всему окружению какую-то компрометирующую информацию.
  • Угроза – это обещание расправы при отказе от требуемых действий. Бывает направлено как на потерпевшего, так и на его родственников и близких людей.
  • Другие незаконные действия – запрет на положенное свидание потерпевшего с родными, сокрытие обмана, применения спиртных напитков или наркотиков, и т.д.

Применение к потерпевшему незаконных физических действий (пытки, издевательства или насилие) регламентируется ч.2 ст.302:

  • Издевательства – насилие психологического характера, направленное на унижение жертвы и нанесение ей различных психологических травм.
  • Пытками называются жестокие незаконные действия злоумышленников, которые причиняют потерпевшему сильные страдания и мучения.
  • Насилие – сознательные действия преступников, осуществляющиеся физическим, биологическим или химическим путем. Под насилием также подразумевают лишение свободы потерпевшего, причинение ему боли и страданий, моральный дискомфорт.

Определение субъекта преступления

Навязывание дачи ложных показаний может быть осуществлено самим следователем, участником следственной группы, дознавателем, прокурором и любым другим лицом, имеющим отношение к правоохранительным органам.

Данное действие считается правонарушением только при обязательном условии, что следователь знает о давлении, оказываемом на свидетеля или эксперта:

  • Давление на потерпевшего без ведома следственных органов регламентируется ст.309 УК РФ.
  • Принуждение потерпевшего к даче показаний, взятию ответственности за какие-то действия или ложному признанию до начала уголовного дела называется превышением должностных полномочий, и классифицируется по ст.286.

Мотивами правонарушителей может быть карьерный рост, личные или служебные интересы.

Наказание

Правоохранительные органы должны быть примером для подражания для остальных граждан, поэтому любые их противозаконные действия строго наказываются.

За принуждение подозреваемого, обвиняемого, свидетеля или эксперта к даче ложных показаний предусмотрено наказание по ч.1 ст.302 УК РФ.

Правонарушителю может быть назначены следующие меры:

  • тюремное заключение до 3-х лет;
  • работы принудительного характера сроком до 3-х лет;
  • ограничение свободы – до 3-х лет.

Преступление, классифицирующееся по ч.2 ст.302, наказывается более строго – лишение свободы на 2-8 лет.

Что делать жертвам

Давление на свидетелей, подозреваемых или экспертов встречается в судебной практике довольно часто. Но, к сожалению, большая часть потерпевших не знают, как поступать в таких ситуациях и отстоять свои права, поэтому нарушители остаются безнаказанными.

Чтобы подтвердить факт принуждения, необходимо сделать ряд действий, при отсутствии которых сложно доказать наличие принуждения.

Прежде, чем отправиться в прокуратуру для подачи заявления против нарушителей, соберите доказательства данного преступления:

  1. При наличии возможности запишите разговор на диктофон или телефон.
  2. Не соглашайтесь на дачу ложных показаний, если на вас оказывается только моральное давление (шантаж, угрозы). Но при избиении или другой угрозе жизни, лучше согласиться на требования правонарушителей, но при этом оставить в помещении следы своего присутствия (например, отпечатки пальцев с внутренней стороны стула или стола, пуговицу в щели и т.д.).

В случае нарушения ваших прав специалистом или экспертом, которые выдали заключение с неправдивой информацией, подайте на них жалобу в суд.

Важно помнить, что если на вас было оказано давление со стороны правоохранительных органов, следует сразу же подавать на них заявление, иначе они смогут уничтожить следы своего преступления.

Юристы считают, что рекомендации СКР и ФНС нужны для психологического давления на бизнес

Следователи совместно с налоговиками раскрыли методы, используемые в поимке тех, кто умышленно уклоняется от уплаты налогов. Приемы имеют ярко выраженный обвинительный уклон и направлены на оказание психологического давление на бизнес, уверены опрошенные Право.ru юристы и прогнозируют в будущем рост не только числа штрафов, но и уголовных дел.

Что случилось?

Федеральная налоговая служба и Следственный комитет впервые представили в широком доступе совместные разъяснения о том, как выявить обстоятельства, свидетельствующие о намерении налогоплательщиков сокращать налоговые выплаты. Это ненормативный акт, который носит исключительно информационно-разъяснительный характер и будет полезен всем без исключения – как физлицам, так и юрлицам (см. «СКР и ФНС впервые рассказали, как борются с налоговыми «уклонистами»). Но на него, конечно же, в первую очередь обратили внимание юристы.

О чем рекомендации?

Среди обстоятельств, свидетельствующих о противоправном умысле в действиях налогоплательщиков, приведены следующие, вкратце перечисляет адвокат бюро «Деловой фарватер» Сергей Варламов:

 согласованность действий группы лиц (в том числе и юридических), нацеленная на минимизацию налоговых обязательств и обналичивание денежных средств, доказанная фиктивность конкретных хозяйственных операций компании;

 доказанные факты подконтрольности фирмы-однодневки;

 факты имитации налогоплательщиками хозяйственных связей с фирмами-однодневками;

 сложный и запутанный, продолжающийся во времени, повторяющийся характер действий налогоплательщика в рамках налоговой схемы, исключающий их совершение в рамках обычной деятельности или по неосторожности;

прямые улики противоправной деятельности (наличие «черной бухгалтерии», обнаружение печатей и документации фирм-однодневок на территории (в помещении) проверяемого налогоплательщика и прочее.

Он считает очевидным, что налоговики готовятся чаще применять п. 3 ст. 122 Налогового кодекса, который предусматривает более строгую санкцию за умышленное совершение налогового правонарушения, а именно – взыскание штрафа в размере 40% (вместо 20%) от неуплаченной суммы налога. Кроме того, юрист уверен, что доказательства умысла, полученные в ходе налоговых проверок, будут чаще ложиться в основу обвинения по уголовному делу, что существенно облегчит работу следственных органов. Вместе с этим он отмечает, что рекомендации дают налогоплательщику и стороне защиты четкие ориентиры для выстраивания своей позиции по уголовным делам о неулате налогов.

И что из этого следует?

1. Явный обвинительный уклон

Руководитель налоговой практики АБ «Андрей Городисский и партнеры» Валентин Моисеев считает, что появление документа свидетельствует о намерении ФНС уделять больше внимания субъективной стороне налогового правонарушения и применять повышенные санкции. Умышленную неуплату налогов напрямую связывают с налоговой выгодой, полученной от имитации хозяйственной деятельности.

«Рекомендации носят явно выраженный обвинительный уклон в анализе таких операций, – говорит он, – поскольку проверяющим предлагается фиксировать обстоятельства, которые могут свидетельствовать о наличии противоправного умысла в действиях налогоплательщика, но ничего не говорится о необходимости исследовать и зафиксировать обстоятельства, свидетельствующие в пользу налогоплательщика».

По мнению юриста, единственное положение рекомендаций, которое говорит в пользу добросовестных налогоплательщиков, – указание на то, что недопустимо строить выводы об умысле на предположениях и домыслах. Но и этот плюс нивелируется введением не предусмотренного ни НК, ни УПК института “косвенных доказательств”, а по сути, оснований для «домысливания направленности действий налогоплательщика на уклонение от уплаты налога». Моисеев заключает, что у добросовестных налогоплательщиков теперь еще меньше гарантий непривлечения к ответственности – как налоговой, так и уголовной.

2. Психологическое давление на бизнес

Рекомендации призваны оказать ощутимое психологическое давление на бизнес, причем прежде всего самим фактом их публичности, говорит управляющий партнер юридической компании «Архитектура Права» Андрей Зуйков. Принципиальных новелл в них нет, но обвинительный уклон и правда прослеживается, например, во фразе про «улучшение уголовно-правовой перспективы» в контексте наличия признаков виновности налогоплательщиков (абз. 2 п. 2 рекомендаций). «Этим дан сигнал бизнесу, что подходы будет жестче и возбуждение уголовного дела – не такая уж и далекая перспектива при наличии признаков налогового преступления», – предупреждает юрист, который считает, что налоговики получили «сигнал» для активизации работы по доказыванию умысла на неуплату налогов.

3. Рост числа уголовных дел

Рекомендации – одно из важных звеньев в существенном изменении подхода государства к контролю за уплатой налогов, которые на практике очевидным образом приведут к дальнейшему росту числа уголовных дел, замечает руководитель группы разрешения налоговых споров Goltsblat BLP Александр Ерасов, специализирующийся также на уголовно-правовой защите защите по налоговым преступлениям. В качестве еще одного примера акта, направленного на усиление межведомственного взаимодействия по борьбе с неуплатой налогов, он приводит приказ Генпрокуратуры № 286, ФНС № ММВ-7-2/[email protected], МВД № 675, СКР № 50 от 8 июня 2015 года «Об утверждении Инструкции по организации контроля за фактическим возмещением ущерба, причиненного налоговыми преступлениями». Ерасов подчеркивает, что на практике уже наблюдается существенный рост количества уголовных дел, связанных с неуплатой налогов, – причем такие дела квалифицируются не только по ст. 199 УК (уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации), но и по гораздо более жесткой – ст. 159 (мошенничество). «С учетом последних тенденций как на уровне законодательного и подзаконного регулирования, так и в правоприменительной практике можно с уверенностью говорить о том, что существовавшие многие годы правила игры изменились, и бизнесу крайне важно такие изменения знать и учитывать, – утверждает юрист. – Методические рекомендации будут дополнительным ориентиром и мотиватором для налоговых и правоохранительных органов в проведении более тщательных поверок, а также в выявлении и привлечении виновных к ответственности».

4. Новеллы доказывания – как плюс

Андрей Зуйков при этом отметил и положительные моменты. В правовом поле значительно увеличилось внимание к вопросу доказывания виновности налогоплательщика в совершении налогового правонарушения, например, в последней правоприменительной практике по спорам, связанным с использованием «фирм-однодневок» (определение Верховного суда от 29 ноября 2016 года № 305-КГ16-10399, письмо ФНС от 23 марта 2017 года № ЕД-5-9/[email protected] «О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды»), оно уделяется тому, что налогоплательщик (или покупатель, который получил налоговую выгоду по НДС и налогу на прибыль в результате сделки) может и не быть виновен в неуплате налогов его поставщиками, если не доказано, что этого поставщика или операцию с ним организовал именно данный налогоплательщик. «Поэтому в рекомендациях и появилось положение, где говорится, что «налоговому органу необходимо установить принадлежность фирмы-однодневки (поставщику или покупателю) и доказать это, – объясняет Зуйков. – И это, скорее, плюс для налогоплательщиков».

Другим отраженным трендом является принцип преимущества существа над формой и повышение значимости деловой цели при совершении сделок. «Это становится базовым принципом в нововведениях в сфере международного налогообложения (многосторонняя конвенция MLI, в частности), и в новшествах законодательства о субсидиарной ответственности учредителей и руководителей при банкротстве и наличии долгов, прежде всего налоговых, у компаний, и в той же практике по «фирмам-однодневкам», – рассказывает управляющий партнер «Архитектуры Права». – Не обходят стороной и этот вопрос рекомендации: особое внимание уделено вопросам доказывания — например, наличия имитации хозяйственных операций или деловой цели при дроблении бизнеса, при которых налоговые следственные органы будут видеть умысел налогоплательщиков на уклонение от уплаты налогов». В этой связи налогоплательщикам надо готовиться к более тщательным проверкам именно предпринимательского интереса при планировании и совершении сделок и построении своих структур, подытоживает юрист.

Воронежский депутат Госдумы: «В России формируется агрессивное подполье»

Депутат Государственной думы, председатель комитета по вопросам собственности Сергей Гаврилов (фракция КПРФ) является также координатором Межфракционной депутатской группы по защите христианских ценностей. Одно из направлений деятельности этой группы – противодействие сектантству. В этой части своей деятельности в настоящее время эта группа готовит поправки в законодательство, часть из них уже принята.

Изменения коснутся нескольких законов — о борьбе с
отмыванием денег, о свободе совести, Уголовного кодекса. Сергей Гаврилов ответил на вопросы интернет-газеты «Время Воронежа», касающиеся этой сферы деятельности Межфракционной группы. 

 — Насколько, по-вашему, серьезна ситуация, которой занимается группа?

Идет вторая, после 90-х годов, волна нашествия со стороны тоталитарных деструктивных сект. По сути, в России формируется закрытое, спаянное, агрессивное подполье. Всплеск активности зарубежных сект мы увидели после Майдана, в момент
появления западных санкций, обострения экономической и политической
напряженности вокруг нашей страны. Большинство сект носят не религиозный характер, а вовлекают людей, в первую очередь, молодежь, в экстремистские организации, оргии, употребление наркотиков, по сути дела, переводят их на рабское положение адептов. То есть тоталитарность возросла на порядок особенно сейчас, в кризис.

— А в чем их цель?

Дискредитация людей с традиционной моралью, ценностями. Отказ от традиционного образования, от лечения, образа жизни, от семейных связей и близкого окружения, от истории. Многие сектантские проповедники призывают игнорировать выборы, не служить в армии, не платить налоги, не использовать визы при пересечении границ, а перемещаться нелегально. Это вещи крайне опасные, поскольку отталкиваются еще и от реальной политики, которая, казалось бы, далека от богословских дискуссий.

 — По вашим сведениям, много ли в России приверженцев сект?

По некоторым оценкам, до 800 тыс. человек, большей частью, молодежь. При этом наиболее активные секты имеют центры в США и финансируются оттуда. Спектр их очень широк — от целительских, псевдоиндуистских,
псевдобуддистких до националистических. Последние проповедуют расовое превосходство, попытки отказаться от многовековой истории христианства. Сейчас многие из них связаны напрямую с западно-украинскими оккультными группировками, напоминающими культы гитлеризма.  

По нашим оценкам, объемы финансирования сект около одного миллиарда долларов в год. Большинство религиозных объединений превратились в полноценный прибыльный бизнес. Источники финансирования — наличные деньги граждан. Как правило, финансируется не сама религиозная деятельность, а так называемые миссионерские квазисоциальные проекты. Например, внедрение в школы идет через изготовление учебных пособий.

Часто под видом помощи инвалидам в страну ввозится вал соответствующей
литературы. Ее раздают у пешеходных переходов, около магазинов.
Ряд сект связан с американскими спецслужбами, потому что неоднократно их миссионеры попадались при попытке получить информацию о
воинских частях и военных объектов.

Целые регионы подпадают под влияние миссионеров. Основной удар пришелся по коренным жителям Заполярья и Севера, по людям, живущим в согласии с природой. Их наивностью и чистотой пользуются, искалечены судьбы десятков и сотен семей. Многочисленные финансовые «пирамиды», изъятие денег, имущества – еще одна сторона медали обратного оттока средств населения.

— Но каждый вправе распоряжаться своими деньгами по собственному усмотрению.

Попадая в секту, люди недобровольно расстаются с собственностью. Их вводят в заблуждение различными способами. Как правило, сначала в вежливой форме оказывают самое настоящее психологическое давление. Методика работы многих сект построена на вымогательстве, мошенничестве с использованием психического или психологического насилия и принуждения. Например, некоторые призывают людей продавать квартиры, селиться в лесах и искать в этом спасение. В России уже более трех десятков таких «эко-поселений», и это при том, что право поселения в такой общине стоит около 30 тыс. долларов.

В России практика показывает, что лица, пострадавшие от сект (в том числе их родственники), часто обращаются в суд по поводу истребования имущества из чужого незаконного владения, а также о признании сделок по отчуждению либо передаче прав на имущество недействительными. И нам стоит задуматься над ужесточением законодательства в отношении деятельности организаций, посягающих на личность и права граждан (ст.239 УК РФ), потому как действующие нормы весьма затруднительно применить к сектам, которые путем принуждения склоняют граждан к передаче финансовых средств и иного имущества в пользу секты.

 — Сколько всего в России организаций, которые вы считаете сектами?

 — По нашим оценкам, от 300 до 500.
Сегодня в России любой может зарегистрировать религиозную организацию в Реестре религиозных организаций, который ведет Минюст. И критерии для
регистрации стерты. Есть только критерий на экстремизм. Но время требует других критериев. Например, на соответствие традиционным ценностям, срокам деятельности.  Мы предложили Совету безопасности страны, силовым структурам, Минюсту отработать новые методы, технологии, критерии соответствия, по которым допустима религиозная деятельность, доступ к работе с молодежью, с детьми. Среди определяющих критериев — использование психотехник воздействия на сознание, попытки изъять имущество у граждан. Должно быть исключено или взято под контроль зарубежное финансирование.

Это потребует системной работы Минюста и Росфинмониторинга, ФНС, Министерства образования под контролем Совета безопасности. Функции этих ведомств, причем на уровне регионов, должны быть усилены по аналогии с антитеррористическими комиссиями, работой по выявлению и учету иностранных агентов среди некоммерческих организаций. Работа с деструктивными тоталитарными сектами, религиозными организациями, конечно, более сложная, трудно разобраться в формах, которые они используют в обработке граждан. Поэтому кадры надо готовить, причем в Центре по борьбе с экстремизмом. Не бить по хвостам, а профилактировать возникновение угрожающих стране сект.  

Для противодействия этому и нужно законодательство, которое, с
одной стороны, вводит критерии для существования религиозных организаций, с другой — крупную финансовую, административную, уголовную ответственность. У нас пока действуют небольшие штрафы, от 300 тыс. до исправительных работ.

На наш взгляд, Уголовный кодекс должен быть доработан в части установления ответственности в отношении организаций, деятельность которых сопряжена с психическим принуждением, с физическим, психическим и психологическим насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью, а также установлением ответственности за склонение, вербовку или иное вовлечение лиц в деятельность таких организаций.

Также следует задуматься над введением по сути нового состава преступления – мошенничество, совершенное лицом с использованием психического или психологического насилия над гражданами или с использованием психического принуждения граждан.  

Ещё одна близкая к этой теме проблема — оказание услуг оккультно-магического характера вполне тянет на новый признак состава такого преступления как вымогательство. К тому же, по закону «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» запрещено относить к народной медицине оказание услуг оккультно-магического характера и выдавать такие услуги за народную медицину.

Лично я не вижу правовых препятствий к тому, чтобы наконец-то в России была повышена эффективность правоохранительных органов по противодействию преступной деятельности сект. Я убежден, что права и законные интересы нормальных людей должны быть защищены от подобного рода преступных посягательств, совершаемых под прикрытием свободы вероисповедания.

Автор: Сергей Иванов

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13.07.2016 N 73-АПУ16-9

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 июля 2016 г. N 73-АПУ16-9

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.

судей Ведерниковой О.Н., Боровикова В.П.

при секретаре Карпукове А.О.

рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Будаева Ч.В. и Килина В.Г. на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 10 марта 2016 года, по которому

Будаев Ч.В., <…>, ранее не судимый,

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 (четырнадцати) годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год.

В период отбывания дополнительного наказания в виде ограничения свободы установлены Будаеву Ч.В. следующие ограничения: не выезжать за пределы территории <…> Республики <…>, не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющей надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Возложена на Будаева Ч.В. обязанность ежемесячно являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию, осуществляющую надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы.

Килин В.Г., <…>, ранее не судимый,

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год.

В период отбывания дополнительного наказания в виде ограничения свободы установлены Килину В.Г. следующие ограничения: не выезжать за пределы территории <…> Республики <…>, не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющей надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Возложена на Килина В.Г. обязанность ежемесячно являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию, осуществляющую надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы.

По данному приговору осужден также Жамбалнимбуев Б.Б., в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой О.Н., объяснения осужденных Будаева Ч.В., Килина В.Г. и Жамбалнимбуева Б.Б., выступления их защитников — адвокатов Уколовой Ю.А., Чумакова Р.Л. и Кузнецова С.А., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Полеводова С.Н., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Будаев и Килин осуждены за убийство Ш. группой лиц.

Преступление совершено 6 ноября 2014 года в гор. <…> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

— осужденный Будаев приговор суда считает незаконным, необоснованным, назначенное наказание несправедливым. Заявляет о непричастности к совершению убийства. Указывает, что его задержание было проведено с нарушением закона. До оформления документов о задержании на него оказывалось моральное и физическое давление, вследствие чего он оговорил себя, других осужденных, и подтвердил ложные показания при их проверке, явку с повинной написал под диктовку следователя Ц., сотрудники полиции применяли к нему пытки с помощью электрошокера, так же, как и к Килину, но эти доводы Будаева судом проверены не были и не получили своей оценки в приговоре, освидетельствование проводилось поверхностно. Ссылается на показания свидетелей К. и <…> об оказании на них давления, указывает, что эти показания в суде никем опровергнуты не были. Утверждает, что адвокаты приходили на 5 минут и не проводили конфиденциальных бесед с подзащитными. Ему известно лицо, причастное к совершению поджога дома, однако сотрудники полиции под давлением навязали ему такой мотив совершения преступления.

Указывает, что судом не были выполнены требования ст. 73 УК, не было установлено событие преступления и виновность Будаева в его совершении, а также наличие причинно-следственной связи между его действиями и наступившими последствиями в виде смерти потерпевшего Ш. Ссылается на свои показания в суде, а также показания Килина и свидетеля М., которым суд надлежащей оценки не дал, также ссылается на заключение экспертизы об отсутствии на теле Ш. следов удушения. Считает, что суд положил в основу приговора первоначальные показания Будаева, которые не подтверждаются другими доказательствами.

Утверждает, что не наносил потерпевшему повреждений, которые могли повлечь наступление его смерти. Считает, что он защищался от противоправных действий потерпевшего. Суд не принял во внимание данные о характеристике личности потерпевшего, не учел его аморальное поведение. Полагает, что показания свидетеля М. и осужденного Килина подтверждают его непричастность к совершению преступления. Заявляет об угрозах со стороны Жамбалнимбуева и Килина. На кроссовках обнаружена его кровь, так как Жамбалнимбуев разбил ему нос, согласно выводам эксперта происхождение данной крови от потерпевшего Ш. исключено. Считает необоснованным признание в качестве отягчающего наказание обстоятельства совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. Полагает, что выводы суда в этой части не мотивированы, не подтверждены соответствующими экспертными заключениями. Просит его оправдать в связи с отсутствием состава преступления и прекратить уголовное преследование.

— осужденный Килин В.Г. считает приговор несправедливым, подлежащим отмене ввиду нарушения судом норм уголовного закона, принципа состязательности сторон. Решение суда находит немотивированным, противоречивым, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Суд, при наличии противоречивых доказательств не привел основания, по которым принял одни из доказательств, и отверг другие. Приговор суда содержит противоречия в части установления умысла каждого из подсудимых, установления места совершения преступления. Обращает внимание на то, что он оборонялся и защищался от действий потерпевшего, в чем ему оказывал содействие и осужденный Жамбалнимбуев. Суд не принял во внимание конфликтный характер и аморальность поведения потерпевшего.

Показания свидетеля К. получены с нарушением закона, путем ее незаконного удержания в помещении Управления уголовного розыска и фальсификации следователем ее показаний. О неправомерных действиях сотрудников правоохранительных органов заявил в суде и свидетель К. Однако суд этим обстоятельствам оценку не дал. Не принял во внимание и не проверил его показания и показания Будаева об оказании давления оперативными сотрудниками У.В., ограничившись лишь допросом указанных лиц. Постановление следователя Б., вынесенное по результатам рассмотрения заявления Будаева, немотивированное, необоснованное. Ссылается на заключения судебно-медицинских экспертиз, согласно которым при освидетельствовании Будаева и Килина были обнаружены телесные повреждения, что подтверждает их доводы о примененном к ним насилия со стороны сотрудников полиции. Но эти обстоятельства не были приняты судом во внимание.

Утверждает, что потерпевшего Ш. в опасности и безлюдном месте они не оставляли. Он был жив, его развязали, согласно экспертизе он мог передвигаться, находился в непосредственной близости от ДНТ «<…>». Также на месте он изъявлял желание оказать помощь Ш., просил об этом и других осужденных. Эти обстоятельства свидетельствуют об отсутствии у него умысла на убийство Ш. Находит надуманным мотив совершения преступления. Показания свидетелей в этой части считает голословными, носящими предположительный характер.

Полагает, что суд необоснованно признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. Ссылается на отсутствие в уголовном законе нормы, предусматривающей такое отягчающее наказание обстоятельство. Назначенное наказание считает чрезмерно суровым и несправедливым, ссылается на свой молодой возраст и наличие смягчающих обстоятельств, в том числе, отсутствие судимости, положительные характеристики, осознает вину и раскаивается. Приговор суда просит отменить, провести проверку по факту оказания на осужденных давления сотрудниками правоохранительных органов, уголовное дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях на жалобы осужденных государственный обвинитель Е.Н. Шайтер выражает согласие с приговором, считает его законным и обоснованным, приводит доводы, в соответствии с которыми просит оставить приговор без изменения, жалобы — без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность осужденных в совершении преступления, установленного приговором, подтверждается показаниями самих осужденных, данными на предварительном следствии и в судебном заседании, показаниями свидетелей, протоколами следственных действий, заключениями экспертов, другими доказательствами, исследованными судом и изложенными в приговоре.

Суд проанализировал все исследованные доказательства в их совокупности и дал им надлежащую правовую оценку с приведением мотивов, по которым принял во внимание одни доказательства и критически оценил другие.

В основу приговора суд правильно положил исследованные в суде показания осужденных, данные ими в ходе предварительного следствия и подтвержденные в судебном заседании, в том числе, при проверке показаний, когда Будаев и Килин, указали место, где произошли описываемые ими события и продемонстрировали, в какой последовательности и каким образом они наносили удары потерпевшему, также указали место, куда потерпевший в последующем был вывезен, и описали действия каждого из подсудимых в указанном месте (том 2, л.д. 131 — 138, 239 — 251).

В судебном заседании были просмотрены видеозаписи проверки показаний Будаева и Килина на месте и суд убедился, что содержание данных записей соответствует исследованным в судебном заседании протоколам (т. 6 л.д. 109, 110).

Судом были проверены доводы подсудимых, а также свидетелей К., К. о том, что следователи, сотрудники полиции оказали на них давление, применяли насилие и тем самым понудили к даче показаний.

Согласно ст. 9 УПК РФ в ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

В соответствии со ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

Пытки запрещены Конвенцией против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 года, ратифицированной СССР в 1987 году и сохраняющей свое действие для России как страны — продолжателя СССР, а также Кодексом поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятым 17.12.1979 г. Резолюцией 34/169 Генеральной Ассамблеи ООН, который обязывает сотрудников полиции уважать и защищать права человека по отношению ко всем лицам, запрещает применение пыток и допускает применение должностными лицами силы только в случае крайней необходимости.

Согласно Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года и правовым позициям Европейского Суда по правам человека пытки являются нарушением положений ст. 3, а также ст. 6 указанной выше Конвенции, предусматривающей право на справедливое судебное разбирательство.

С учетом изложенного выше Судебная коллегия считает необходимым тщательно проверить эффективность судебного расследования заявлений подсудимых и ряда свидетелей о применении незаконных методов воздействия.

Согласно материалам дела, в судебном заседании были допрошены оперативные и следственные работники, контактировавшие с задержанными и свидетелями, которые могли быть причастны к незаконным действиям, а также допрошены медицинские работники, осуществлявшие освидетельствование задержанных. Показания данных лиц подробно изложены в приговоре.

Так, следователь Б. показал, что он допрашивал Килина в качестве подозреваемого, а также допрашивал свидетеля К. Показания эти лица давали добровольно, после разъяснения прав, а задержанные — после предварительной беседы с адвокатами. Протоколы составлялись с их слов, каких-либо замечаний в части содержания показаний и процедуры проведения допроса от них не поступало. Повреждений у допрашиваемых лиц не имелось, жалоб на действия сотрудников полиции они не высказывали.

Аналогичные показания были даны следователем Ц., который показал, что проверка показаний Килина и Будаева, допрос последнего в качестве подозреваемого, предъявление обоим обвинения, а также допрос свидетеля К. были проведены в соответствии с законом. Показания записывались со слов допрашиваемых, с протоколами они ознакамливались. Никто из указанных лиц не высказывал замечаний по процедуре проведения следственных действий и содержанию показаний. Весь ход проверки показаний обвиняемых фиксировался на видеозапись.

Свидетель В. — начальник отдела УУР МВД РФ по Республике Бурятия, осуществлявший оперативное сопровождение по данному уголовному делу, показал, что какого-либо насилия к задержанным Килину и Будаеву не применялось, к даче показаний их никто не принуждал.

Свидетель У. — оперуполномоченный, осуществлявший задержание Килина и Будаева — показал, что он беседовал с задержанными, после чего они были переданы следователю для проведения допроса. Во время беседы он или кто-либо из других оперативных сотрудников насилия к задержанным не применяли, к даче показаний не понуждали. Он же их сопровождал к месту проведения освидетельствования. С какими-либо просьбами к эксперту не обращался, при осмотре задержанных не присутствовал. Телесных повреждений у задержанных не было, каких-либо жалоб в этой части они не заявляли. Также по поручению следователя он установил местонахождение очевидцев преступления — свидетелей К. и К., доставил их к следователю. Давления на свидетелей не оказывалось, к даче показаний их никто не склонял, в их допросе он участия не принимал.

Согласно заключениям судебно-медицинского эксперта от 14 ноября 2014 года, исследованным в суде, у Килина обнаружена ссадина левого плеча, у Будаева ссадина правой кисти, давностью до суток, не причинившие вреда здоровью (том 1 л.д. 163 — 164, 177 — 178). Как видно из описательных частей заключений Килин и Будаев задержаны 13 ноября 2014 года, осмотрены после задержания и проведения допроса, при этом никто из них каких-либо жалоб о применении насилия со стороны сотрудников полиции, следователей не высказывал.

Эксперт З. подтвердив выводы указанных выше экспертиз, показал, что при освидетельствовании был проведен полный осмотр Килина и Будаева с фиксацией имеющихся у них телесных повреждений. Задержанные о применении насилия со стороны оперативных сотрудников, следователей не заявляли, что отражено в исследовательской части заключений. Никто из сопровождающих лиц с какими-либо просьбами к нему не обращался.

В связи с жалобой Будаева на пытки электрошокером по запросу следователя Б. от 10.12.2014 года в медсанчасти ФСИН России 31 декабря 2014 года был проведен осмотр Будаева на предмет наличия телесных повреждений. Согласно его результатам, при осмотре в карантинном отделении Будаев жалоб не предъявлял, телесных повреждений у него не выявлено, что подтверждается справкой медсанчасти ФКУ СИЗО (том 3, л.д. 142), исследованной в судебном заседании (т. 6 л.д. 104).

Доводы Будаева об оказанном на него давлении, применении насилия проверялись в ходе предварительного следствия, подтверждения своего не нашли. По результатам проверки 13 декабря 2014 г. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое было исследовано в судебном заседании (том 3, л.д. 204 — 207).

Судя по протоколам следственных действий с участием подсудимых, а также свидетелей К. и К., следственные действия с их участием проведены в установленном законом порядке, в необходимых случаях с участием адвоката, понятых, протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию их показаний.

На основании изложенного, суд обоснованно отверг доводы подсудимых Будаева и Килина о том, что они оговорили себя под давлением работников полиции, следователей, как и доводы свидетелей К. и К. об оказанном на них давлении и понуждении к даче показаний, признал их показания, данные на предварительном следствии, допустимыми доказательствами и положил их в основу приговора, проверив и оценив показания этих лиц в совокупности с другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

При принятии решения по делу судом правильно принято во внимание, что показания подсудимых Будаева, Килина носят подробный характер, дополняют друг друга и каких-либо разногласий, имеющих существенное значение, не имеют, содержат сведения о причине возникшего там между Килиным и Ш. конфликта, о последовательности действий подсудимых, механизме и локализации повреждений, причиненных каждым из них потерпевшему, в том числе о нанесении каждым из них многократных ударов ногами, руками по голове потерпевшего, о последующем обездвиживании Ш., перемещении и оставлении в безлюдном месте без верхней одежды, обуви в холодное время года, нанесении ему повреждений и в месте обнаружения трупа.

В результате совместных действий Будаев и Килин причинили Ш. закрытую черепно-мозговую травму: кровоизлияния в кожный лоскут лобно-теменно-височной области справа, теменной области слева, лобной области слева, затылочной области, диффузные кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки больших полушарий и мозжечка, многооскольчатый перелом костей носа, рвано-ушибленную рану головы, расценивающуюся как повреждение, причинившее тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни; разрыв верхней губы, кровоподтеки головы, верхних, нижних конечностей, ссадины головы, шеи, живота, левого бедра, расценивающиеся как повреждения, не причинившие вред здоровью человека. От полученных повреждений Ш. скончался на месте происшествия. Его смерть наступила от отека и дислокации головного мозга, развившегося в результате закрытой черепно-мозговой травмы.

Изложенное выше свидетельствует о наличии прямой причинно-следственной связи между действиями осужденных и наступившими последствиями в виде смерти потерпевшего Ш.

Показания подсудимых об обстоятельствах содеянного подтверждены свидетелями П., Б., Ц., согласуются с положенными в основу приговора показаниями свидетелей К., К., К., К.; а также материалами дела, включая, протокол осмотра квартиры К., результатами которого подтверждены показания подсудимых о месте избиения потерпевшего (кухня и зал), об использованных при этом предметах мебели, наличии кровотечения у Ш. от полученных повреждений; протоколом осмотра автомобиля Будаева, в салоне которого были обнаружены стамеска, а в багажнике пятна крови на полу и обшивке; протоколом осмотра места обнаружения трупа Ш., откуда изъяты предметы, использованные подсудимыми для обездвиживания и связывания потерпевшего, сдавления шеи: ковер, шнуры, шнурок.

Показания о времени, локализации, механизме причинения повреждений согласуются с выводами судебно-медицинской экспертизы трупа о том, что все обнаруженные у потерпевшего повреждения причинены прижизненно, в короткий промежуток времени, в результате неоднократного воздействия в область головы, лица, шеи, живота, верхних и нижних конечностей. На предметах и смывах, изъятых в квартире К. на ковре, в багажнике автомобиля, на стамеске, шнурах и шнурке, ботинках Килина обнаружена кровь, происхождение которой от потерпевшего Ш. не исключена. Показания подсудимых о времени и событиях, последовавших после совершения убийства, подтверждены свидетелями П., Ц., К., видеозаписью с камер наблюдения АЗС, просмотренной в судебном заседании.

Таким образом, приведенные в приговоре доказательства опровергают как не соответствующие действительности доводы жалобы Килина о том, что он оборонялся от действий потерпевшего, поскольку, как установлено в суде, Килин первым нанес удары потерпевшему. Также не нашли подтверждения доводы Будаева о том, что в нанесении повреждений потерпевшему он участия не принимал. Мотивы, по которым суд отверг данные доводы Будаева, подробно изложены в приговоре.

Вопреки доводам Будаева суд дал оценку в приговоре показаниям свидетеля защиты М. о том, что она около 23 часов видела возле дома К. Будаева, сидящего в автомобиле. Судом обоснованно признано, что данные показания не свидетельствуют о невиновности Будаева и не противоречат положенным в основу приговора показаниям самого подсудимого о том, что после совместного нанесения повреждений потерпевшему он выходил на улицу разогревать машину и видел М.

Существенное изменение подсудимыми показаний суд правильно расценил как избранный способ защиты от предъявленного обвинения, а их доводы, как и доводы свидетелей К. и К. (родственников подсудимого Килина, очевидцев содеянного) о применении к ним недозволенных методов следствия, как имеющие цель опорочить доказательственное значение первоначальных показаний.

В приговоре подробно мотивирован вывод суда о наличии у подсудимых умысла на убийство потерпевшего Ш. К такому выводу суд пришел с учетом наличия предшествовавшей убийству конфликтной ситуации, поочередного, длительного нанесения потерпевшему каждым из подсудимых неоднократных ударов ногами, руками в область расположения жизненно важных органов — голову, что привело к образованию закрытой черепно-мозговой травмы, повлекшей смерть, а также с учетом последующих, согласованных, совместных действий подсудимых, связанных с обездвиживанием, перемещением и оставлением Ш. в безлюдном месте в холодное время года без верхней одежды и обуви.

Суд обоснованно расценил совокупность допустимых и относимых доказательств как достаточную для признания вины подсудимых в совершенном преступлении и правильно квалифицировал их действия по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности подсудимых, в том числе смягчающие наказание обстоятельства, указанные в их жалобах, а также влияние назначаемого наказания на исправление осужденных и условия жизни их семьи.

Согласно ч. 1.1 ст. 63 УК РФ судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ.

С учетом характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновных, суд обоснованно признал обстоятельством, отягчающим наказание каждого из осужденных, совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, оцененного судом как фактор, свидетельствующий о большой общественной опасности преступления и личности виновных.

Тот факт, что подсудимые в момент совершения преступления находились в состоянии алкогольного опьянения, подтверждается как показаниями самих подсудимых в ходе предварительного следствия и в суде, так и показаниями свидетелей К., К., П. Для подтверждения состояния опьянения как отягчающего обстоятельства наличия экспертного заключения не требуется.

Вопреки доводам жалоб, противоправного или аморального поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, судом установлено не было и в материалах дела не усматривается.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, 389.15, 389.18, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 10 марта 2016 года в отношении Будаева Ч.В. и Килина В.Г. оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

——————————————————————

«Верховенство закона» в стиле Путина и перспективы перемен

Послушайте, все наши оппоненты требуют верховенства закона. Что такое верховенство закона? Это соблюдение действующего законодательства. Что в действующем законодательстве говорится о марше? Вам необходимо получить разрешение от местных властей. У тебя есть? Идите и продемонстрируйте. Если нет — не имеешь права демонстрировать. Если все-таки сделаете — получите дубинку по башке дубиной. Конец истории!

–V.Путин, 30 августа 2010 г. 1

С момента своего прихода к власти в конце 1990-х Путин взял на себя обязательство превратить Россию в правовое государство ( правовое государство ). Однако его либеральная оппозиция внутри страны и критики за рубежом регулярно осуждают дефицит правового государства в России. Почему существует этот разрыв и будет ли он сокращаться или увеличиваться в ближайшем будущем? Разрыв может сигнализировать о неискреннем обращении Путина к правовое государство или об утрате смысла в переводе между термином верховенство закона и его потенциальными российскими эквивалентами.Но также верно и то, что и Путин, и его критики правы, даже если они разговаривают друг с другом. Путинская Россия далека от либерального конституционализма, связанного с верховенством закона. Нет и авторитарного конституционализма, который иногда называют правилом по закону . Но режим Путина не преследует правовой нигилизм, пытаясь обмануть отечественную и зарубежную аудиторию, заставив поверить в важность закона. Закон имеет значение, но он служит другой цели, чем в конституционалистском контексте.В путинской России суверен использует закон и правовые институты для достижения политических целей, доведения их до общества и управления авторитарной коалицией, которая помогает президенту управлять государством. В результате закон имеет большое значение, но его использование, как правило, является произвольным, целесообразным и инструментальным, а не предсказуемым и принципиальным. Правовой режим России вряд ли претерпит серьезные эволюционные изменения и может пережить президентство Путина; как внешнее, так и внутреннее давление с целью перехода к конституционализму ограничено.Если бы произошел положительный сдвиг, Россия продвинулась бы к авторитарному конституционализму (то есть к правлению закона) либо потому, что все более профессиональная судебная система начинает самоутвердиться, либо потому, что нынешняя авторитарная коалиция пытается использовать закон, чтобы закрепить свои интересы и обеспечить выживание режима за пределами Путина. Но возможны и негативные изменения. Если режим Путина ослабнет, инструментальное и произвольное использование судов как против диссидентов, так и против политических конкурентов в авторитарной коалиции усилится.

Либеральный конституционализм, связанный с верховенством закона, основан на двух основных принципах: равная ответственность и защита в соответствии с законом, а также материальные и процедурные гарантии основных прав личности. Это означает, что все, включая высокопоставленных членов режима и его суверена, в равной степени ограничены конституцией и обычным законодательством не только на бумаге, но и на практике. Либеральный конституционализм также требует набора основных законов, обеспечивающих основные права.Политически независимая и беспристрастная судебная система имеет решающее значение, поскольку независимые суды могут лучше гарантировать, что все стороны в судебном процессе, независимо от их политических, материальных или юридических ресурсов, в равной степени связаны законом.

Путинская Россия далека от либерального конституционного идеала. Хотя его конституция действительно обеспечивает многие основные права — свободу слова, свободу ассоциаций и собраний, свободу передвижения и многие другие — обычное законодательство исключило каждое из них.Законы об иностранных агентах и ​​законы о борьбе с экстремизмом подрывают свободу объединений; законодательство о разжигании ненависти и поправка 2014 года к Уголовному кодексу, запрещающая публичные призывы к нарушению территориальной целостности России, ограничивают свободу слова; обременительные административные положения о регистрации по месту жительства ограничивают свободу передвижения; Закон Яровой о борьбе с терроризмом от 2016 года душит свободу собраний и совести, вводя суровые наказания организаторам несанкционированных протестов, требуя от интернет-провайдеров и телефонных компаний хранить журналы данных связи с клиентами, и объявляя преступлением не сообщать информацию о других преступления.Какие бы права ни существовали, de jure нарушены de facto российскими судами, которые не отстаивают их последовательно или предсказуемо.

Авторитаризм России не полностью объясняет ее слабый конституционализм, поскольку конституционализм не всегда несовместим с автократией. Автократы могут управлять в рамках конституционных рамок, даже если они не полностью ограничены ими. В идеальном авторитарном конституционном режиме автократ устанавливает материальное право, часто в переговорах со своей правящей коалицией.У оппозиции нет возможности формировать материальное право ни посредством законодательного процесса, ни путем обращения в Конституционный суд. Многие основные права не предусмотрены. Материальное право настроено против оппозиции и налагает на нее санкции. Например, он может ограничить свою возможность участвовать в выборах или право критиковать правительство. 2 Тем не менее, однажды закон применяется предсказуемо, а не произвольно, к отдельным делам функционально независимыми судами. 3 Оппозиционеры подвергаются санкциям в соответствии с законами, ограничивающими деятельность оппозиции, а не лишаются свободы по другим обвинениям. Суды в достаточной степени удалены от прямого политического влияния, а конституция служит координирующим институтом между автократом и элитой, с помощью которой он управляет. Когда автократ и его правящая коалиция достигают соглашения о том, как распределяется власть, и закрепляют эти соглашения в конституции или обычном законодательстве, есть достаточно надежд, что обязательства будут соблюдаться и добросовестно исполняться судебной властью. 4

В настоящее время в России нет авторитарного конституционализма. Рассмотрим контраст между обращением с диссидентами в Сингапуре, ярком примере авторитарного конституционализма, и в России. В 1988 году высший суд Сингапура постановил освободить четырех диссидентов, арестованных в соответствии с Законом о внутренней безопасности. Суд установил, что правительство не выполнило надлежащих установленных законом процедур, и, кроме того, утверждал, что чрезмерные дискреционные полномочия правительства в соответствии с Законом о внутренней безопасности противоречат верховенству закона.Правительство выполнило это решение и освободило диссидентов, но немедленно предъявило им новое обвинение и повторно арестовало их, на этот раз неукоснительно соблюдая букву закона. Затем он принял поправку к конституции, которая запрещала судебной власти ограничивать право суверена принимать законы. 5

Этот эпизод подчеркивает как авторитарный характер сингапурского режима, так и его приверженность конституционализму. Как и любое авторитарное правительство, сингапурский режим преследовал диссидентов и делал это эффективно.Когда один способ их задержания не удался, авторитарный суверен пошел по другому и в конечном итоге добился успеха в утверждении господства режима. Однако режим достиг своих целей, уважая конституционный процесс, принятые им обычные законы и, в некоторой степени, независимость судебной власти. Суд высшей инстанции был достаточно независимым, чтобы призвать правительство к несоблюдению установленной законом процедуры, а правительство выполнило решение суда и приложило больше усилий для соблюдения закона.Хотя он предотвратил дальнейшее посягательство независимой судебной системы на ее дискреционные полномочия, режим не дисциплинировал судебную систему ни формально, ни неформально. Вместо этого, используя свое господство над законодательной властью, суверен изменил конституцию, чтобы подчеркнуть свою неограниченную власть принимать законы.

Дела на Болотной площади, по которым протестующим были предъявлены обвинения в массовых беспорядках и насилии против полиции, иллюстрируют уклон России от авторитарного конституционализма.В отличие от Сингапура, российские суды на всех уровнях иерархии не смогли остановить правительство от нарушения прав обвиняемых на свободу и справедливое судебное разбирательство, несмотря на существование разумной защиты этих прав в Конституции России. Суды активно участвовали в нарушениях прав, удерживая протестующих в предварительном заключении, выходящем далеко за рамки положений закона. Они также не отметили нарушений права на свободу собраний, которые были вызваны поведением полиции во время санкционированной акции протеста 6 мая 2012 года.Некоторым подсудимым Болотной удалось добиться компенсации, когда они обратились в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), который подтвердил нарушения и обязал Россию выплатить компенсацию. Чтобы предотвратить дальнейшее посягательство на его способность использовать закон против оппонентов режима, российский режим не внес никаких изменений, которые сделали бы поведение полиции и прокуратуры строго законным. Вместо этого в конце 2015 года Дума приняла закон, уполномочивающий Конституционный суд России признавать решения ЕСПЧ «не имеющими законной силы.«Учитывая проявленное Конституционным судом почтение к режиму, это фактически позволяет России произвольно игнорировать отдельные решения ЕСПЧ. Сторонники закона четко обозначили его цель как защиту «правового суверенитета» России ( правовой суверенитет ) по отношению к международным институтам. 6

Судебные преследования активиста оппозиции Алексея Навального и нефтяного магната-миллиардера Михаила Ходорковского демонстрируют, что режим Путина не придерживается авторитарного конституционализма, а использует закон произвольно, чтобы оттеснить потенциальных политических оппонентов.Обоим критикам Путина было предъявлено обвинение не в какой-либо оппозиционной деятельности, а по не связанным с этим обвинениям в мошенничестве и растрате. Навального обвинили в хищении средств государственной лесозаготовительной компании «Кировлес», а обвинение его брата Олега, которое еще больше увеличило личные ставки лидера оппозиции, подчеркивает инструментальное использование сувереном уголовного права. Время рассмотрения дела до выборов мэра Москвы и решение приговорить Алексея Навального условно, а Олега — эффективного, подтверждают впечатление, что расследование хищений было инструментом, используемым для пресечения политической деятельности Алексея Навального.В своем решении против России по делу Кировлеса ЕСПЧ прямо заявил, что уголовное право было произвольно использовано против Навального. По словам ЕСПЧ: «Более того, российские суды признали заявителей виновными в действиях, неотличимых от обычной коммерческой деятельности. Другими словами, уголовный закон был произвольно истолкован в ущерб заявителям ». 7

Дело Ходорковского несколько менее прямолинейно; Правовые аналитики считают, что доказательства совершения должностных преступлений против него и его нефтяной компании ЮКОС были сильнее, чем в случае с Навальным. 8 Однако, даже если Ходорковский и ЮКОС участвовали в уклонении от уплаты налогов, мошенничестве и хищениях в крупных размерах, как заключил ЕСПЧ в 2013 году, деловая практика ЮКОСа была скорее нормой, чем исключением в мрачные 1990-е. Выделив Ходорковского, но закрывая глаза на аналогичную деятельность олигархов, придерживавшихся линии режима Путина, Кремль избирательно и произвольно использовал закон для достижения политически целесообразной цели — отодвинуть на второй план подающего надежды политического оппонента.

Дело Pussy Riot представляет собой еще один пример произвольного и избирательного применения закона в политических целях: то есть аналогичные действия привели к разным результатам в суде. Выступление панк-рокеров в Храме Христа Спасителя было расценено как преступление по статье 213 Уголовного кодекса, предусматривающей наказание за умышленное хулиганство (спланированное нарушение общественного порядка). После громкого судебного разбирательства Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич были приговорены к двум годам заключения.Но перформанс Pussy Riot был далеко не первым примером антирежимного арт-перформанса. Толоконникова долгое время была участницей радикального творческого коллектива «Война», который с 2007 по 2011 год провел около десятка акций, которые аналогичным образом использовали шокирующую ценность непристойности для критики полицейского государства в России и оспаривания общественной морали. Основными целями Войны были Путин, Дмитрий Медведев, силовиков и Православная церковь. Большинство действий Войны было связано с нарушением закона — ее участники воровали в магазинах, рисовали граффити, переворачивали и сжигали полицейские машины, а также сорвали судебные разбирательства, выпустив в зал суда три тысячи тараканов.В феврале 2008 года Война (и Толоконникова) устроили свой самый громкий трюк: четыре пары занимались сексом в общественной зоне Биологического музея, в то время как другие члены группы держали плакаты протеста и снимали на видео. Спектакль под названием «Трахни наследника щенка медведя» — игра слов в том, что имя Медведева происходит от русского слова medved , или медведь, — привлекло значительное внимание средств массовой информации и было широко осуждено как крайне оскорбительное. В отношении нескольких выступлений Войны были возбуждены уголовные дела против отдельных участников, в том числе несколько обвинительных заключений по той же статье 213 Уголовного кодекса.Однако в конечном итоге все дела были прекращены прокуратурой или прекращены судом. До вынесения обвинительного приговора в отношении Pussy Riot наиболее серьезным правовым последствием, которое понесли члены творческого коллектива, было трехмесячное задержание с ноября 2010 года по февраль 2011 года, пока прокуратура расследовала их причастность к инциденту с переворотом полицейской машины. Этот инцидент получил широкое освещение в средствах массовой информации как в России, так и за рубежом, побудив Бэнкси внести 4,5 миллиона рублей в фонд правовой защиты Войны.В конце концов суд отклонил обвинения.

Контраст результатов говорит о том, что панк-перформанс Pussy Riot привел к осуждению не потому, что он был более критичным по отношению к режиму или Путину, более шокирующим для публики, более широко освещаемым или более явно незаконным, чем выступления Войны. Разница заключалась в сроках. В 2012 году режим Путина решил обратиться к «политике морали» и продвигать общественную приверженность традиционным ценностям. 9 В этом контексте перформанс Pussy Riot привлек внимание режима, который использовал это дело для пропаганды и продажи своей новой политики морали российскому электорату.Прокуратура и суды действовали в соответствии с этой целью и вынесли обвинительные приговоры. Предлагая еще одно свидетельство изменения политики, в 2013 году трое ведущих членов «Войны» бежали из России со своими семьями, как сообщается, во избежание надвигающегося уголовного преследования. 10

Эти громкие дела предполагают, что российские правовые результаты, хотя и непредсказуемы, если исходить из содержания закона, полностью предсказуемы, если знать предпочтения политического суверена: Кремль всегда побеждает.Однако эта предсказуемость преувеличена. За исключением нескольких очень ярких случаев, Кремль либо не раскрывает своих предпочтений, либо их просто нет. Когда позиция Кремля неясна, политические деятели более низкого уровня, обвинение и судьи пытаются угадать политически корректный исход, и эта игра в угадывание вносит значительную непредсказуемость в правовой режим. Кроме того, когда политические субъекты соперничают за относительную власть в рамках режима, они часто стремятся продемонстрировать эту власть, влияя на судебные решения по политически значимым делам.Рассмотрим частые конфликты между мэрами крупных городов и губернаторами регионов. Эти конфликты часто разрешаются в судебном порядке, когда каждая сторона пытается мобилизовать достаточно политических ресурсов вверх по лестнице власти, чтобы обеспечить победу в суде. Судьи сталкиваются с трудной задачей интерпретации сигналов, исходящих от начальства судебных органов и внесудебных субъектов, для вынесения решения, которое было бы приемлемым для любого, кто представляет власть ( власть ) в данном конкретном случае.

В юридических сферах с низкой политической значимостью, либо потому, что они политически несущественны, либо потому, что существует широкий политический консенсус в отношении того, как такие дела должны рассматриваться, российская судебная система работает достаточно хорошо. Освобожденные от прямого внешнего вмешательства или от бремени попыток угадать предпочтения политически влиятельных субъектов, судьи решают дела в соответствии со своим bona fide толкованием закона. Компании, которые используют арбитражных судов для разрешения споров, сообщают, что они ожидают приемлемых судебных решений, если власть не будет задействована. 11 Обычные граждане, имеющие опыт обращения в суд, сообщают, что решение по их делу было справедливым, а судья — профессиональным, даже на фоне заявленного недоверия к российской судебной системе в целом. 12 В начале 2000-х, когда «Единая Россия» уверенно выиграла выборы, а режим еще не перешел к подавлению политического инакомыслия, суды рассматривали дела о регистрации избирателей без чрезмерной предвзятости в отношении проправительственных кандидатов. 13 В конце 2000-х россияне подали более полумиллиона административных исков против государства с требованием компенсации за неправомерные решения федеральных агентств и выиграли большинство из них. Высокий процент выигрышей в таких случаях, вероятно, отражает не признак того, что судебная власть эффективно ограничивает государственные органы посредством закона, но и отражает политическую цель режима, заключающуюся в предоставлении выхода для массового недовольства бюрократией. 14

Насколько вероятно, что в ближайшем будущем Россия перейдет от нынешнего правового режима, основанного на политизированном использовании закона и надежно зависимой судебной системе, к конституционализму? Эти шансы больше, если авторитаризм сохранится или если произойдет крупный демократический прорыв? Если установится конституционализм, произойдет ли это в результате эволюционного процесса или в результате важного акта? Или нам следует ожидать дальнейшего укрепления политизированного правосудия и его увеличивающегося произвола против диссидентов и конкурентов внутри режима?

В лучшем случае устойчивые инвестиции в судебную систему, которыми режим Путина проводил с середины 2000-х годов, могут привести к еще большему повышению профессионализма.Более профессиональная судебная система может быть менее подвержена мелкой судебной коррупции, что повысит доверие населения к судам. По мере того, как растет доверие и у судей растет гордость за свою профессию, они могут начать раздвигать границы неполитизированного судебного решения за пределы карманов, которые сейчас существуют только благодаря безразличию режима. Это будет длиться десятилетия, и он может развернуться только в условиях политической и экономической стабильности и может приблизить Россию к авторитарному конституционалистскому правовому режиму.

С другой стороны, перспективы краткосрочных позитивных изменений невелики, поскольку статус-кво служит интересам режима Путина. В отличие от конституционализма, ограничивающего суверена, нынешний правовой режим России позволяет Кремлю беспрепятственно преследовать политические цели через суд. Как уже говорилось, политически податливая судебная система России является эффективным инструментом подавления политической оппозиции. Кремль уже использовал его, чтобы угрожать, заключать в тюрьму или принудить к изгнанию многочисленных политических оппонентов: от реальных конкурентов до надуманных, от заявленных оппозиционеров до потенциальных, от диссидентов с высоким именем до обычных гражданских протестующих.

Надежная зависимость судебной системы России также делает ее полезным инструментом, с помощью которого режим может доводить до общества политические цели. В 2000-х годах уголовные дела, в результате которых бизнесмен Борис Березовский и медиамагнат Владимир Гусинский оказались в добровольной ссылке, показали общественности, что ельцинская эра политически активных олигархов закончилась, и режим Путина намеревался вырвать у них контроль над экономикой. . Заключение в тюрьму Ходорковского, считающегося самым богатым человеком в России, и разрушение его компании подчеркнули победу государства над частным бизнесом.В 2012 году дело Pussy Riot положило начало «политике морали» Кремля и сигнализировало обществу о том, что традиционные ценности снова вошли в моду. 15 Дела на Болотной площади показали, что лица, принимающие участие в политических протестах, могут заплатить высокую цену, даже если они не являются видимыми лидерами оппозиции. А осуждение украинского кинорежиссера Олега Сенцова за терроризм и осуждение за убийство украинского политика Нади Савченко помогли Кремлю аргументировать, что украинские экстремистские националисты несут ответственность за конфликт на Донбассе и стремились ниспровергнуть недавно обретенный суверенитет России над Крымом.Антикоррупционная кампания после 2012 года использовалась для нейтрализации одного из основных факторов сплочения оппозиции: повальной бюрократической и политической коррупции.

Частое использование президентских помилований или амнистии для освобождения политических заключенных подчеркивает информационную роль громких политических процессов. Михаил Ходорковский и Надежда Савченко были освобождены непосредственно Путиным, и в обоих случаях он ссылался на милосердие и сострадание как на движущие силы своего решения. В помиловании российскому обществу еще раз подтверждается, что, несмотря на помилование, заключенные заслуживают судебного преследования и осуждения.Это также подчеркивает власть политического суверена над судебным процессом и, в качестве бонуса, показывает его великодушие.

Но если все автократы выигрывают от зависимой судебной системы и инструментального использования закона, почему некоторые принимают некоторые конституционные ограничения? Для некоторых автократов баланс склоняется к конституционализму из-за внешнего давления. Авторитарные режимы с экономикой, сильно зависящей от прямых иностранных инвестиций (ПИИ), имеют стимул достоверно ограничивать себя, по крайней мере, в области прав собственности, чтобы заверить инвесторов в том, что они не будут подвергнуты произвольной экспроприации.Этому механизму Сингапур, возможно, обязан своим авторитарным конституционализмом. 16 Авторитарные режимы, которые нуждаются и ожидают значительной иностранной помощи от демократий, заботящихся о верховенстве закона, также имеют стимул принять некоторые ограничения, возникающие из-за наличия независимой судебной системы. Это часть истории постепенного расширения прав и возможностей судебной власти в Египте Мубарака. 17 Авторитарные режимы, стремящиеся к легитимности и признанию со стороны международного сообщества, также вынуждены принимать конституции и демонстрировать, что они соблюдают содержащиеся в них ограничения.Гражданские авторитарные режимы, которым не хватает грубой силы военной диктатуры или исторической или религиозной легитимности монархий, якобы с большей вероятностью примут конституционный правовой режим. 18 В ближайшем будущем Россия вряд ли перейдет к конституционализму в результате внешнего давления. Россия является крупным получателем прямых иностранных инвестиций (четвертое место в мире) и практически не зависит от иностранной помощи. 19 Несмотря на то, что ПИИ на душу населения являются низкими и могут значительно увеличиться, если гарантии против экспроприации будут более сильными, существует идеальное препятствие для внутренних реформ, вызванное внешним давлением.Возвращение России к самоощущению статуса великой державы заставляет ее сопротивляться потворству международному сообществу. За время правления Путина внешняя политика России постепенно, но решительно отошла от попыток Ельцина заслужить одобрение Запада. «Перезагрузка» с США не удалась. Аннексия Крыма вызвала противостояние с Европой и Соединенными Штатами из-за ответных санкций. Мотивы вмешательства Путина в интервенцию Украины интерпретируются по-разному. Некоторые предсказывают, что как возрождающаяся великая экспансионистская держава Россия продолжит попытки вытеснить Запад со своего бывшего заднего двора.Другие считают, что Кремль проводит «агрессивный изоляционизм»: политику, направленную на изоляцию России от западного влияния с целью защиты от вторжения цветной революции. 20 Независимо от того, была ли реакция Путина на революцию Евромайдана в 2014 году сильной или слабой, оба сценария сигнализируют о неприятии Россией условий Запада. В этом контексте маловероятно, что Россия примет конституционные или юридические ограничения, чтобы успокоить Запад или международное сообщество в целом.И демонстрация международного права посредством вмешательства Крыма, и закон 2015 года, в котором говорится о намерении России игнорировать определенные решения ЕСПЧ, подчеркивают пределы внешнего давления.

Могут быть внутренние причины, по которым автократы решили связать себя надежной конституцией и независимой судебной системой. Они могут использовать конституцию и суды как инструменты для повышения легитимности. Гражданские и партийные авторитарные режимы, такие как российский, якобы с большей вероятностью выберут этот путь к консолидации власти, потому что они не могут полагаться только на силу, как военные режимы, или на религию / традиции, как монархии. 21 Автократы также могут использовать конституцию и независимую судебную систему в качестве механизма координации. Для сдерживания бюрократии можно использовать независимую судебную систему. Надежно соблюдаемая конституция может прояснить, как распределяется власть внутри авторитарной правящей коалиции, что снизит вероятность внутриэлитных конфликтов и политической нестабильности. 22

Путинский режим использовал уголовное право для управления членством в авторитарной правящей коалиции.Но поскольку закон применяется произвольно судебной властью, которая де-факто лишена независимости, судебный процесс действует не как механизм координации, а как политический инструмент. Показательный пример — волна уголовных обвинений мэров, региональных губернаторов и высокопоставленных федеральных чиновников после 2012 года в должностных преступлениях, коррупции и злоупотреблении служебным положением. Члены авторитарной элиты, утратившие свой политический статус, могут рассчитывать на уголовное расследование. Они становятся козлами отпущения в общественной кампании, организованной режимом, чтобы получить общественную легитимность.Когда разные фракции сражаются друг с другом, каждая стремится взять верх, возбуждая уголовное дело против противника. Многие считают, что тот, кому предъявлено обвинение, проиграл политическую борьбу. Обычно уголовное расследование и предъявление обвинения следуют, а не предшествуют указу президента об увольнении губернатора за утрату доверия ( utrata doveriya ). В ноябре 2016 года даже действующий член правительства — министр экономики Алексей Улюкаев — был арестован якобы при получении взятки в размере 2 миллионов долларов.Когда шок от задержания Улюкаева прокатился по всему российскому обществу, комментаторы сосредоточились на том, чтобы угадать, почему Улюкаев потерял политическое расположение президента, какая фракция подтолкнула его к падению и кто мог его защитить. Это дело подчеркивает широко распространенное мнение о том, что в России юридические последствия связаны с потерей политического статуса, а не наоборот.

Проблема этой формы управления в том, что она создает значительную неопределенность внутри авторитарной коалиции; До того, как дело разыграется в судах, трудно понять, какая фракция имеет преимущество.Высокая неопределенность делает режим более хрупким. Фракции, скорее всего, присягнут автократу во внешней верности, хотя на самом деле их поддержка его правления может ослабевать. По мере приближения времени преемственности отсутствие надежного механизма координации может привести к значительной политической нестабильности. 23

По мере приближения возраста Путина проблема авторитарной преемственности будет становиться все более острой для авторитарных элит России. Некоторые могут попытаться проводить политику, направленную на расширение прав и возможностей судебной власти как независимого исполнителя конституции, чтобы проложить путь для упорядоченной передачи власти.Возникновение верховенства закона и независимой судебной системы часто связывают с межвременной сделкой: нынешние держатели власти связывают свои руки через независимый суд, чтобы гарантировать, что их преемники также будут ограничены. 24 Однако для успеха этим элитам потребуется либо безразличие, либо молчаливая поддержка Кремля. Вероятность освобождения судебной власти тесно связана с взглядом Путина (и его фракции) на способ смены режима.Если Путин намерен умереть на своем посту или у него в рукаве есть надежно лояльный преемник, Кремль воздержится от передачи любых дискреционных полномочий независимой судебной системе. Теоретически, если Путин решит уйти в отставку без назначения преемника и хочет гарантировать себе и своей фракции иммунитет от судебного преследования, он может добиваться расширения судебных полномочий. Однако на практике такой сценарий надуман. Передача власти Ельциным Путину и защита первого от судебного преследования посредством личных, а не институциональных гарантий — это прецедент, который работает против институционализации независимой судебной системы.В более широком смысле Путин, похоже, предпочитает личные, спонтанные закулисные сделки формальным институциональным решениям. В отличие от Ли Куан Ю, сингапурского патриарха, который руководил грандиозными преобразованиями своей страны, отчасти гарантируя безопасность прав собственности через беспристрастную судебную систему, Путин руководил несколькими раундами экспроприации и перераспределения собственности.

Каким бы маловероятным это ни было, как могла бы выглядеть политика, направленная на продвижение России к конституционализму? В России есть основные формальные институты, связанные с конституционным режимом и независимой судебной системой, поэтому никаких серьезных институциональных реформ не требуется.Тем не менее, некоторые законодательные инициативы, которые укрепляют механизмы самоуправления судебной системы и устраняют формальные каналы исполнительного влияния на суды, могут сигнализировать о приверженности к изменениям. Что еще более необходимо, так это четкая демонстрация того, что суды не будут использоваться инструментально и произвольно для достижения политически целесообразных целей. Это означает, как минимум, мораторий на применение уголовного закона против лидеров оппозиции. Это также означает, что суды следует держать на расстоянии вытянутой руки от серьезных политических разногласий, чтобы они могли начать формировать репутацию политической беспристрастности.Переход к конституционализму может произойти только постепенно, а не через одно или два важных решения. В истории освобождения американской судебной системы от политического влияния дело Марбери против Мэдисона часто рассматривается как важное решение. Однако его важность становится очевидной только задним числом. Верховный суд США на протяжении всего XIX века находился в неустойчивом политическом положении. 25 А в Украине, Кыргызстане и Грузии то, что выглядело как крупный прорыв, когда верховные суды выносили решения против политических деятелей в разгар цветных революций, не открыло эпохи независимости судебной системы.

А как насчет возможности демократического прорыва, ведущего к конституционализму в России? Если режим Путина падет на фоне продемократической социальной мобилизации, верховенство закона и независимая судебная система могут стать одной из главных целей демократической революции. Однако это не означает, что этой цели легко достичь. Постевромайданская Украина предлагает поучительную историю.

Спустя три года после свержения бывшего президента Украины Виктора Януковича, цель Евромайдана по коренным изменениям в судебной системе остается недостижимой, несмотря на сильную потребность общества в этом.Судебная система Украины продолжает зависеть как де-юре, так и де-факто от действующих политиков. После нескольких месяцев борьбы с укоренившимися судебными элитами новая администрация Порошенко установила контроль над судами, набрав несколько новых назначенцев и заставив старые элиты присягнуть на верность. В начале 2015 года Парламентская ассамблея и ее уполномоченный по судебной системе Алексей Филатов перехитрили сторонников независимости судей в Раде — во главе с назначенным Самопомичем заместителем спикера Рады Оксаной Сыройид — и смягчили законопроект, который собирался увеличить формальная независимость судебной власти. 26 Судебные органы нижнего уровня воздерживаются от стремления к большей независимости. Рядовые судьи по всей Украине продемонстрировали во время выборов председателя судейского корпуса в апреле 2014 года, что они боятся раскачать лодку: они подавляющим большинством переизбрали своих действующих административных руководителей. 27 Посторонние, которых Порошенко изначально назначил для чистки прокуратуры, были вытеснены к началу 2016 года. Давид Сакварелидзе, ветеран команды по судебной реформе бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили, был уволен с должности заместителя генерального прокурора за «серьезные нарушения закона». прокурорская этика. 28 Виталий Касько, еще один заместитель генерального прокурора, подал в отставку, и ему было возбуждено уголовное дело по обвинению в незаконной приватизации киевской квартиры. Его сторонники рассматривают его судебное преследование как политическую месть укоренившейся элиты прокуратуры, которой угрожало его расследование коррупции в прокуратуре. 29

В то же время организации гражданского общества, в том числе Комитет по люстрации, Самооборона Майдана и Реанимационный пакет реформ (RPR), внимательно следят за работой судебной системы.Некоторые организации, такие как RPR, занимались защитой и лоббированием в законодательном органе изменений в институциональной структуре судебной системы, которые повысят ее независимость. Другие, однако, стирают грань между гражданским активизмом и бдительностью, особенно посредством акций «люстрации на мусорной корзине», когда активисты физически нападают на судей, которые воспринимались как марионетки режима Януковича, и загоняют их в мусорные ведра. Активисты, которые «наблюдали» за судебными выборами, на которых рядовые судьи голосовали за председателя своего суда, часто срывали выборы и пытались запугать судей, чтобы те проголосовали за или против определенного кандидата.Вся эта гражданская активность происходила на фоне многочисленных опросов общественного мнения, которые показали, что подавляющее большинство украинцев считает радикальную судебную реформу своим главным приоритетом.

Сочетание общественного спроса на радикальные реформы и обычного подхода политиков поставило судебную систему в шаткое и унизительное положение, когда на нее оказывают давление и критику со всех сторон. Судьи стали козлами отпущения в большинстве случаев дисфункции украинского государства до и после Евромайдана.Их легитимность упала ниже даже уровня эпохи Януковича, как и их самовосприятие автономии. Опрос 2015 года, проведенный Центром политических и правовых реформ, показывает, что менее 10 процентов судей считают украинскую судебную систему независимой. Что еще более ужасно для нынешнего правительства, 46 процентов судей считают, что политическое давление на судей сейчас такое же сильное, как при Януковиче, а 29 процентов судей считают, что политическое давление усилилось при Порошенко! 30

Первый урок Украины для России состоит в том, что переход к конституционализму и независимости судебной системы осуществить труднее, чем к конкурентной политике, свободным и справедливым выборам и свободной прессе.Второй украинский урок заключается в том, что независимость судебной системы не может быть достигнута путем давления и мониторинга гражданского общества. Активисты гражданского общества становятся еще одним источником внесудебного вмешательства в процесс принятия судебных решений. В результате судебная система становится еще более тесной, нежели эмансипированной.

Короче говоря, маловероятно, что Россия станет правовым или правовым государством после Путина. Планирует ли Путин умереть на своем посту, потеряет ли власть в результате цветной революции или будет заменен после распада его авторитарной коалиции, перспективы перехода к конституционализму и независимой судебной системе невелики.Как внутреннее, так и внешнее давление на режим Путина с целью отказа от инструментального использования закона является слабым. По иронии судьбы, потенциальными агентами перемен являются сам Путин и члены его авторитарной коалиции, а не гражданское общество. Постепенный переход к авторитарному конституционализму теоретически возможен, если Путин и его ближайшие соратники планируют уйти из политики и нуждаются в гарантиях того, что будущие политические деятели не будут использовать закон и податливую судебную систему для их преследования. В качестве альтернативы, группа крупных владельцев бизнеса может настаивать на верховенстве закона как способ защиты своих активов.На практике, однако, продемонстрированное Путиным предпочтение неформальных переговоров формальным институтам в качестве механизмов координации делает первый сценарий маловероятным. А трансформация грабителей-баронов ради верховенства закона ожидалась в течение последних двух десятилетий; но мы пока не видим никаких признаков того, что это произойдет. 31

Хотя позитивное изменение в сторону верховенства закона маловероятно, негативное изменение в сторону еще большей политизации судебной системы представить легче. Если появится реальный вызов господству Кремля, режим обратится к судам как к инструменту подавления инакомыслия.Если опасность возрастет из-за мобилизации гражданского общества, режим будет использовать административное и уголовное право, чтобы более жестко расправиться с НПО, активистами общественных движений и отдельными протестующими. Штрафы будут увеличиваться, приговоры — дольше, а процессуальные нарушения — более вопиющими. Если харизматичный политик с широкой популярностью появится внутри или вне авторитарной коалиции и использует русский национализм, даже показательные процессы могут вернуться. При таком сценарии Россия может скатиться к правовому нигилизму, характерному для предыдущих периодов ее истории.

КОНЕЦ

1 Владимир Путин цитируется в «Владимир Путин: даю вам честное партийное слово», Kommoersant.ru, 30 августа 2010 г., http://kommersant.ru/doc/1495411.

2 Подробнее о концепции авторитарного конституционализма см. Марк Тушнет, «Авторитарный конституционализм», Cornell Law Review 100 (2) (2014): 391.

3 Подробнее о судебной независимости в авторитарных режимах см. Tom Ginsburg and Tamir Moustafa, eds., Верховенство закона: политика судов в авторитарных режимах (Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета, 2008).

4 Подробнее об отношениях между автократом и авторитарной элитой см. Милан В. Сволик, Политика авторитарного правления (Нью-Йорк: Cambridge University Press, 2012). Подробнее о конституциях и судах как координирующем учреждении см. Том Гинзбург и Альберто Симпсер, ред., Конституции в авторитарных режимах (Нью-Йорк: Cambridge University Press, 2013).

5 Гордон Сильверстайн, «Сингапурский конституционализм: образец, но какого сорта?» Cornell Law Review 100 (1) (2015): 15.

6 «Путин позволил Конституционному суду игнорировать решение ЕСПЧ», BBC, 15 декабря 2015 г., http://www.bbc.com/russian/news/2015/12/151215_putin_constitutional_court_echr.

7 Решение ЕСПЧ доступно в Европейском суде по правам человека, «Осуждение активиста оппозиции за хищение: результат произвольного применения закона», пресс-релиз, ЕСПЧ 071, 23 февраля 2016 г., http: // hudoc.echr.coe.int/app/conversion/pdf?library=ECHR&id=003-5307101-6607285&filename=Judgment%20Navalnyy%20and%20Ofitserov%20v.%20Russia%20-%20conviction%20of%20opposition%20activist%20.pdf.

8 См. Джеффри Кан, «Отчет о приговоре против М. Б. Ходорковского и П. Л. Лебедева», Journal of Eurasian Law 4 (3) (2011): 321.

9 См. Гульназ Шарафутдинова, «Дело Pussy Riot и демарш Путина от суверенной демократии к суверенной морали», Nationalities Papers 42 (4) (2014): 615–621.

10 5-я колонка, «Война (Art Group)», http: //xn--80aa3aekaebe4a6lc.xn--p1ai/orgs/org32.html.

11 Тимоти Фрай, «Два лица российских судов: данные опроса руководителей компаний», East European Catholic Review 11 (2002): 125.

12 Кэтрин Хендли, «Правосудие в Москве?» Постсоветские отношения 32 (6) (2016).

13 См. Мария Попова, «Сторожевые псы или атакующие псы?» Роль российских судов и Центральной избирательной комиссии в разрешении избирательных споров », Europe-Asia Studies 58 (3) (2006): 391–414; и Мария Попова, Политизированное правосудие в странах с развивающейся демократией: исследование судов в России и Украине (Нью-Йорк: Cambridge University Press, 2012).

14 Алексей Трочев, «Судиться с Россией дома», Проблемы посткоммунизма. 59 (5) (2012): 18–34.

15 Шарафутдинова, «Дело Pussy Riot и демарш Путина от суверенной демократии к суверенной морали».

16 Гордон Сильверстайн, «Сингапур: исключение, которое доказывает, что правила имеют значение», в Власть законом: политика судов в авторитарных режимах , изд. Том Гинзбург и Тамир Мустафа (Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета, 2008 г.), 73–101.

17 Тамир Мустафа, Борьба за конституционную власть: право, политика и экономическое развитие в Египте (Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета, 2007).

18 Дэвид Лоу и Мила Верстех, «Конституционные различия между разновидностями авторитаризма», в Конституциях в авторитарных режимах , изд. Том Гинзбург и Альберто Симпсер (Нью-Йорк: Cambridge University Press, 2013), 171.

19 Калман Калотай, «Влияние нового рублевого кризиса на российские ПИИ», Baltic Rim Economies — Bimonthly Economic Review 1 (2015): 31–32.

20 Иван Крастев и Стивен Холмс, «Агрессивный изоляционизм России», The American Interest 10 (3) (2014).

21 Ло и Верстег, «Конституционные различия между разновидностями авторитаризма», 174.

22 Гинзбург и Симпсер, ред., Конституции в авторитарных режимах , 10.

23 Генри Э. Хейл, «Формальные конституции в неформальной политике: институты и демократизация в постсоветской Евразии», World Politics 63 (4) (2011): 581–617.

24 Дуглас Норт и Барри Р. Вайнгаст, «Конституции и обязательства: эволюция институтов, управляющих общественным выбором в Англии семнадцатого века», The Journal of Economic History 49 (4) (1989): 803– 832.

25 Обсуждение медленного процесса построения независимой и мощной судебной системы в Соединенных Штатах см. В Justin Crowe, Building the Judiciary: Law, Courts, and the Politics of Institutional Development (Princeton, N.Дж .: Издательство Принстонского университета, 2012).

26 Мария Попова, «Судебная система Украины после Евромайдана: преемственность и перемены», Comparative Politics Newsletter 25 (2) (2015): 29–32.

27 Мария Попова, «Судебные реформы в Украине», VoxUkraine, 15 декабря 2015 г.

28 «Заместитель генерального прокурора Украины Давид Сакварелидзе уволен», Ukraine Today , 29 марта 2016 г., http://uatoday.tv/politics/ukraine-s-deply-processes-general-david-sakvarelidze-fired- 620102.html.

29 «Квартирный вопрос: почему ГПУ расследует дело против Виталия Каски», Сегодня, , 14 апреля 2016 г., http://www.segodnya.ua/politics/pnews/intervyu-s-vitaliem -kasko-707496.html.

30 «Судебная реформа: опрос общественного мнения, исследования судей и экспертов», Центр политики и правовой реформы, http://pravo.org.ua/en/news/20871053-judicial-reform-public-opinion-poll , -эксперты-опросы.

31 В своем вкладе в этот том Станислав Маркус обсуждает, почему российские олигархи приняли среду высокого риска / высоких вознаграждений в нынешнем политизированном правовом режиме России.

% PDF-1.4 % 4619 0 объект > эндобдж xref 4619 283 0000000016 00000 н. 0000009916 00000 н. 0000010399 00000 п. 0000010445 00000 п. 0000010483 00000 п. 0000010727 00000 п. 0000010987 00000 п. 0000011384 00000 п. 0000011423 00000 п. 0000014473 00000 п. 0000017124 00000 п. 0000017197 00000 п. 0000019495 00000 п. 0000019827 00000 п. 0000023643 00000 п. 0000027636 00000 н. 0000032443 00000 п. 0000035822 00000 п. 0000040450 00000 п. 0000050422 00000 п. 0000055082 00000 п. 0000060022 00000 п. 0000060083 00000 п. 0000060197 00000 п. 0000060281 00000 п. 0000060332 00000 п. 0000060471 00000 п. 0000060522 00000 п. 0000060683 00000 п. 0000060941 00000 п. 0000061114 00000 п. 0000061402 00000 п. 0000061577 00000 п. 0000061704 00000 п. 0000061955 00000 п. 0000062081 00000 п. 0000062208 00000 п. 0000062445 00000 п. 0000062571 00000 п. 0000062698 00000 п. 0000062938 00000 п. 0000063159 00000 п. 0000063286 00000 п. 0000063521 00000 п. 0000063709 00000 п. 0000063836 00000 п. 0000064035 00000 п. 0000064189 00000 п. 0000064304 00000 п. 0000064424 00000 н. 0000064651 00000 п. 0000064854 00000 п. 0000064972 00000 н. 0000065128 00000 п. 0000065284 00000 п. 0000065406 00000 п. 0000065544 00000 п. 0000065673 00000 п. 0000065801 00000 п. 0000065919 00000 п. 0000066073 00000 п. 0000066229 00000 п. 0000066349 00000 п. 0000066485 00000 п. 0000066618 00000 п. 0000066821 00000 п. 0000066994 00000 п. 0000067198 00000 п. 0000067384 00000 п. 0000067585 00000 п. 0000067713 00000 п. 0000067853 00000 п. 0000068055 00000 п. 0000068188 00000 п. 0000068372 00000 п. 0000068497 00000 п. 0000068626 00000 п. 0000068774 00000 п. 0000068933 00000 п. 0000069084 00000 п. 0000069221 00000 п. 0000069363 00000 п. 0000069532 00000 п. 0000069703 00000 п. 0000069871 00000 п. 0000069999 00000 н. 0000070138 00000 п. 0000070292 00000 п. 0000070485 00000 п. 0000070652 00000 п. 0000070770 00000 п. 0000070960 00000 п. 0000071116 00000 п. 0000071272 00000 п. 0000071427 00000 п. 0000071594 00000 п. 0000071779 00000 п. 0000071936 00000 п. 0000072118 00000 п. 0000072260 00000 п. 0000072465 00000 п. 0000072635 00000 п. 0000072866 00000 п. 0000073111 00000 п. 0000073328 00000 п. 0000073462 00000 п. 0000073622 00000 п. 0000073780 00000 п. 0000073973 00000 п. 0000074160 00000 п. 0000074306 00000 п. 0000074485 00000 п. 0000074659 00000 п. 0000074825 00000 п. 0000074994 00000 п. 0000075182 00000 п. 0000075326 00000 п. 0000075498 00000 п. 0000075677 00000 п. 0000075853 00000 п. 0000076068 00000 п. 0000076231 00000 п. 0000076458 00000 п. 0000076655 00000 п. 0000076769 00000 п. 0000076946 00000 п. 0000077077 00000 п. 0000077216 00000 п. 0000077431 00000 п. 0000077623 00000 п. 0000077776 00000 п. 0000077946 00000 п. 0000078081 00000 п. 0000078242 00000 п. 0000078409 00000 п. 0000078590 00000 п. 0000078743 00000 п. 0000078919 00000 п. 0000079084 00000 н. 0000079246 00000 п. 0000079411 00000 п. 0000079577 00000 п. 0000079820 00000 п. 0000079969 00000 н. 0000080176 00000 п. 0000080425 00000 п. 0000080573 00000 п. 0000080740 00000 п. 0000080948 00000 п. 0000081217 00000 п. 0000081429 00000 п. 0000081581 00000 п. 0000081724 00000 п. 0000081999 00000 п. 0000082209 00000 п. 0000082392 00000 п. 0000082533 00000 п. 0000082763 00000 п. 0000082919 00000 п. 0000083106 00000 п. 0000083258 00000 п. 0000083431 00000 п. 0000083601 00000 п. 0000083776 00000 п. 0000083981 00000 п. 0000084135 00000 п. 0000084303 00000 п. 0000084510 00000 п. 0000084662 00000 п. 0000084984 00000 п. 0000085336 00000 п. 0000085666 00000 п. 0000085860 00000 п. 0000086045 00000 п. 0000086268 00000 п. 0000086454 00000 п. 0000086621 00000 п. 0000086821 00000 п. 0000087021 00000 п. 0000087180 00000 п. 0000087341 00000 п. 0000087491 00000 п. 0000087648 00000 н. 0000087869 00000 п. 0000088015 00000 п. 0000088162 00000 п. 0000088308 00000 п. 0000088490 00000 н. 0000088637 00000 п. 0000088783 00000 п. 0000088954 00000 п. 0000089101 00000 п. 0000089247 00000 п. 0000089446 00000 п. 0000089593 00000 п. 0000089739 00000 п. 0000089886 00000 п. 00000 00000 п. 00000 00000 п. 00000 00000 п. 00000 00000 п. 0000090737 00000 п. 0000090891 00000 п. 0000091079 00000 п. 0000091227 00000 н. 0000091354 00000 п. 0000091491 00000 п. 0000091627 00000 н. 0000091764 00000 п. 0000091898 00000 п. 0000092040 00000 п. 0000092200 00000 п. 0000092345 00000 п. 0000092490 00000 н. 0000092613 00000 п. 0000092720 00000 н. 0000092879 00000 п. 0000092991 00000 п. 0000093103 00000 п. 0000093262 00000 н. 0000093369 00000 п. 0000093484 00000 п. 0000093644 00000 п. 0000093760 00000 п. 0000093878 00000 п. 0000094008 00000 п. 0000094138 00000 п. 0000094270 00000 п. 0000094402 00000 п. 0000094538 00000 п. 0000094667 00000 п. 0000094813 00000 н. 0000094950 00000 п. 0000095079 00000 п. 0000095211 00000 п. 0000095344 00000 п. 0000095477 00000 п. 0000095611 00000 п. 0000095732 00000 п. 0000095854 00000 п. 0000095974 00000 п. 0000096098 00000 п. 0000096223 00000 п. 0000096347 00000 п. 0000096474 00000 п. 0000096651 00000 п. 0000096772 00000 н. 0000096930 00000 п. 0000097083 00000 п. 0000097235 00000 п. 0000097379 00000 п. 0000097517 00000 п. 0000097655 00000 п. 0000097772 00000 п. 0000097908 00000 н. 0000098048 00000 п. 0000098178 00000 п. 0000098320 00000 п. 0000098451 00000 п. 0000098609 00000 п. 0000098747 00000 п. 0000098891 00000 п. 0000099069 00000 н. 0000099246 00000 н. 0000099388 00000 н. 0000099545 ​​00000 п. 0000099682 00000 н. 0000099824 00000 н. 0000099956 00000 н. 0000100112 00000 н. 0000100258 00000 н. 0000100386 00000 н. 0000100530 00000 н. 0000100662 00000 н. 0000100810 00000 н. 0000100968 00000 н. 0000101108 00000 п. 0000101241 00000 н. 0000101387 00000 н. 0000101585 00000 н. 0000101713 00000 н. 0000101890 00000 н. 0000005956 00000 н. трейлер ] / Назад 1845283 >> startxref 0 %% EOF 4901 0 объект > поток hYyXSW ڿ IH (JB lvЊ @ XaIE «» uEk! ؀ T # ź ؇ П.] | Tg [.e | sν7: 1ys {߻

Глобальная свобода слова | Дело о конституционности статьи 212, возбужденное И.И. Дадин

Краткое изложение дела и результат

Конституционный суд России постановил, что лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за неоднократное нарушение законов, регулирующих публичные собрания, но только в том случае, если эти нарушения привели к причинению вреда здоровью, имуществу, окружающей среде, общественному порядку, национальной безопасности или другим охраняемым Конституцией ценностям.

Дело было возбуждено Дадином И.И., давним оппозиционером и активистом за права ЛГБТ, который был заключен в тюрьму за неоднократное участие в несанкционированных публичных собраниях, несмотря на то, что был привлечен к административной ответственности и оштрафован. Два отдельных суда превратили его дело с административного правонарушения в преступление, предусмотренное статьей 212 Уголовного кодекса Российской Федерации, которая предусматривает наказание за повторные нарушения закона о публичных собраниях в виде крупных штрафов, тюремного заключения или принудительных работ. Суды низшей инстанции признали его виновным и приговорили к двум годам лишения свободы.Он оспорил конституционность статьи 212, и Конституционный суд постановил, что решения судов низшей инстанции неправильно истолковали статью 212, и назначил повторное судебное разбирательство. Дадин был освобожден после повторного суда.

При вынесении своего решения Конституционный суд рассмотрел международные и региональные стандарты, согласно которым любое вмешательство государства в свободу публичных собраний должно быть предписано законом, должно быть необходимым и соразмерным и соответствовать законной цели.Он также сослался на судебную практику Европейского суда по правам человека, согласно которой государство не должно использовать произвольные средства для нарушения права на публичные собрания и не имеет полной свободы действий, даже когда участники собрания нарушают установленные правила или законы.


Факты

4, 23 и 26 сентября 2014 г. Тверской районный суд Москвы признал И.И. Дадин виновен в отдельных административных правонарушениях за участие в публичных акциях протеста, о которых не уведомили администрацию Москвы, и наложил три штрафа на общую сумму 35 000 рублей (~ 600 долларов США).Дадин обжаловал решения от 4 и 23 сентября, но 16 марта 2015 года Мосгорсуд оставил их без изменения. Он не обжаловал решение от 26 сентября -го , и оно вступило в силу 7 октября 2014 года.

5 декабря 2014 года Дадин принял участие в другом массовом шествии, которое не было одобрено Правительством Москвы. Участники марша вывесили большой транспарант, зажгли факелы, перекрыли движение транспорта, на основании этих действий был составлен протокол об административном правонарушении.Басманный районный суд Москвы постановил, что неоднократные нарушения Дадином закона о публичных собраниях привели к повышению его ответственности с административной до уголовной. Таким образом, суд закрыл административное дело и вместо этого потребовал провести предварительное расследование относительно того, являлось ли участие Дадина в марше 5 декабря 2014 г. нарушением статьи 212. 29 апреля 2015 г. Следственный комитет Российской Федерации завершил рассмотрение и возбудил уголовное дело против Дадина.

Статья 212 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает наказание за повторное нарушение правил проведения публичных собраний штрафом от 600 000 рублей (~ 10 000 долларов США) до 1 миллиона рублей (~ 17 000 долларов США) или суммы, эквивалентной заработной плате или другой прибыли, на срок от двух до трех лет, или 480 часов обязательных работ, от двух до трех лет исправительных работ, принудительных работ на срок до 5 лет или лишения свободы на срок до 5 лет. Его судили и осудили по закону за неоднократное участие в незаконных публичных собраниях.

15 января 2015 года Дадин в очередной раз принял участие в акции протеста, организованной без уведомления Администрации Москвы. 16 января 2015 года он был признан виновным в административном правонарушении и оштрафован. Кроме того, против Дадина было возбуждено еще одно уголовное дело по статье 212 за участие в акции протеста 15 января, несмотря на то, что он был признан виновным в административных правонарушениях за участие в незаконных акциях протеста не менее трех раз за 180 дней.

Уголовные дела, возбужденные в январе и апреле, объединены в одно. 24 июня 2015 г. следователь по уголовным делам снял уголовное дело по факту участия Дадина 15 января в незаконной акции протеста, поскольку он был признан виновным в совершении административного правонарушения и оштрафован.

7 декабря 2015 года Басманский районный суд установил, что Дадин неоднократно нарушал законы, регулирующие шествия, митинги, демонстрации, публичные собрания и пикеты, и признал его виновным по статье 212.Его приговорили к трем годам колонии строгого режима. При рассмотрении апелляции 31 марта 2016 года Московский городской апелляционный суд сократил срок заключения до двух лет. Верховный Суд РФ отказал в рассмотрении дела 19 декабря 2016 года.

Затем Дадин подал иск в Конституционный суд России для проверки конституционности статьи 212.


Обзор решения

Суд начал с описания статьи 212 и обстоятельств дела.Затем он стремился установить, что право на публичные собрания не является абсолютным и может быть ограничено, и сделал это путем ссылки как на национальное, так и на региональное законодательство. Суд сначала подтвердил, что статья 31 Конституции России гарантирует гражданам России право на мирные публичные собрания. В нем подчеркивалось, что право на публичные собрания является неотъемлемым элементом статуса России как демократической страны с конституционным режимом, допускающим идеологическое и политическое разнообразие, и что она несет ответственность за защиту, в том числе в судебном порядке, прав и свобод своих граждан.

Суд затем объяснил, что право на публичные собрания позволяет гражданам оказывать давление на правительство, тем самым обеспечивая мирный диалог между гражданским обществом и правительством. Этот диалог может включать критику конкретных или общих действий правительства, а также общего политического мандата. Следовательно, государственное регулирование общественных собраний должно быть нейтральным и направлено на создание условий для законного осуществления свободы мирных собраний.

Кроме того, Суд рассмотрел законные ограничения права на публичные собрания, предусмотренные Конституцией Российской Федерации.Он пояснил, что это право регулируется на основе принципа судебного равенства и соразмерности. Это означает, что ограничения должны рассматриваться с учетом необходимости защиты конституционного режима, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, а также национальной безопасности.

Изучив национальное законодательство, Суд обратился к международным и региональным нормам. Он заявил, что национальные принципы, которые он рассмотрел, отражены в статье 20 Всеобщей декларации прав человека и статье 21 Международного пакта о гражданских и политических правах, в которых далее говорится, что ограничения на публичные собрания должны вводиться только «в соответствии с закон и [где] это необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественной безопасности, общественного порядка, защиты здоровья или нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.”

Конституционный суд сослался на судебную практику Европейского суда по правам человека, установившую, что в демократическом обществе свобода публичных собраний является такой же фундаментальной, как и свобода мысли, совести и религии. Кроме того, Европейский суд в делах Баранкевич против России и Примов и другие против России установил, что государство не должно использовать произвольные средства для нарушения права на публичные собрания и не имеет полной свободы действий даже во время собраний. участники нарушают установленные правила или законы.

В делах Рай и Эванс против Великобритании и Каспаров и другие против России Европейский суд заявил, что законы, требующие от организаторов собраний уведомлять государство, играют важную роль в обеспечении мирных публичных мероприятий и позволяют государству минимизировать неудобства. и для обеспечения безопасности, но не должны быть самоцелью или создавать скрытые препятствия для реализации права на публичные собрания.

Кроме того, в деле Akgol and Gol v Turkey Европейский суд пояснил, что правительства должны проявлять определенную терпимость по отношению к публичным собраниям, даже когда они создают неудобства для повседневной жизни, включая уличное движение.

Конституционный суд России также сослался на прецедент Европейского суда, установивший, что любое вмешательство государства в свободу публичных собраний, если оно не предусмотрено законом и не отвечает законной цели, нарушает статью 11 Европейской конвенции о правах человека. Согласно делу Уилсон и Национальный союз журналистов против Соединенного Королевства , государство имеет позитивные обязательства гарантировать право на публичные собрания любого характера, политического, культурного или связанного с непопулярными взглядами.Также должны быть веские причины для ограничения выступлений по политическим или общественным интересам, поскольку любые такие ограничения могут иметь сдерживающий эффект на свободу выражения мнения, согласно Фельдек против Словакии и Карман против России .

Международная судебная практика также устанавливает, что любые действия, предпринимаемые федеральными или муниципальными правительствами для обеспечения свободы мирных собраний, не должны чрезмерно контролировать деятельность организаторов или участников демонстраций, маршей или пикетов.В случаях, когда участники публичных собраний явно намереваются действовать таким образом, который угрожает общественному порядку или общественной безопасности, правительство должно предотвратить любое такое поведение.

Таким образом, Конституционный Суд России определил, что право на публичные собрания в России не является абсолютным и может быть ограничено, но в соответствии с принципами необходимости и соразмерности, и не должно создавать препятствий для открытого и свободного выражения мнений. , мнения и требования.

Затем суд постановил, что Конституция России разрешает государству привлекать к уголовной ответственности лиц, нарушающих законы, регулирующие организацию и проведение публичных собраний.Однако Суд заявил, что было неконституционным привлекать лицо к уголовной ответственности просто за неоднократное нарушение законов, регулирующих публичные собрания, если только эти нарушения не привели к причинению вреда здоровью, собственности, окружающей среде, общественному порядку, национальной безопасности или другим охраняемым Конституцией ценностям.

Таким образом, Суд пришел к выводу, что суды низшей инстанции неправильно истолковали статью 212, и назначил повторное судебное разбирательство.


Потребность в новом подходе

Рассказ о правительственных ограничениях свободы вероисповедания на постсоветском пространстве вызывает уныние, поскольку темпы введения более жесткого контроля над различными общинами религиозных меньшинств в значительной степени не ослабевают.Случай с Россией, возможно, вызывает наибольшее беспокойство. Там различные законы и постановления, ограничивающие свободу вероисповедания, в сочетании с растущим социальным давлением со стороны русских православных иерархов, богословов и организаций, стремящихся соответствовать нынешнему порядку вещей в Московском Патриархате, серьезно подавили религиозное самовыражение. Ужесточение ограничений в отношении так называемых «экстремистов» — будь то Свидетели Иеговы, преданные Сознания Кришны или мусульмане, принимающие учение Саида Нурси — формируют ландшафт.Недавние поправки к Закону о свободе совести и религиозных объединениях 1997 года, в том числе положение от июля 2015 года, отменившее способность незарегистрированных религиозных общин действовать без одобрения государства, и поправка от июля 2016 года, ограничивающая неточно определенную концепцию миссионерской деятельности, очевидны. индикаторы ограниченной способности граждан России осуществлять хоть какое-то подобие подлинной религиозной свободы.

Первая годовщина июльской поправки 2016 года и полное подавление Свидетелей Иеговы на всей территории России этим летом дает тем из нас, кто привержен продвижению религиозной свободы и защите человеческого достоинства, более широкую возможность оценить ситуацию в России.Необходимо рассмотреть три вопроса. Во-первых, какова конечная цель этих ограничений? Во-вторых, каково было их влияние? И, наконец, каковы реалистичные подходы к хотя бы небольшому восстановлению религиозной свободы в Российской Федерации?

Статья 14 Конституции Российской Федерации провозглашает Россию светским государством, запрещает установление государственной или обязательной религии и предписывает, чтобы религиозные объединения были отделены от государства и равны перед законом.Это не настоящая реальность. Это положение несет на себе патину безмятежных дней религиозного возрождения 1990-х годов, когда возникло множество ортодоксальных мирских движений, вновь открылись семинарии, восстановились церкви и новые религиозные общины заняли свое место в этой среде большей открытости. Как утверждал российский журналист Сергей Чапнин (ранее работавший в «Журнале Московского Патриархата », ), Русская Православная Церковь в начале 2000-х годов отказалась от более открытой демократической модели в пользу имперской, связанной с государством. полагается на покровительство государства и средства на строительство и восстановление церквей.Точно так же, утверждает Чапнин, российское государство использует Православную Церковь для формирования особой российской национальной идентичности и сопутствующего ей патриотизма, а также для определения понятия Русского мира, Русского мира, которое использовалось для оправдания агрессии России в Украине, где Киев и его положение как материнской церкви Руси имеет важное пропагандистское значение. Чапнин утверждает, что на этом этапе после 2000 года «Церковь возвращается к советизму, продвигая конформизм и мечтает об имперской экспансии.

Не говоря уже о том, что небольшая часть исповедующих русское православие посещает литургии и исповедует свою веру; Можно утверждать, что в этом имперском слиянии церкви и государства быть русским — значит быть православным. Хотя евреи, дружественные к государству мусульманские общины, буддисты-калмыки и небольшая часть католиков и протестантские общины, находящиеся вне поля зрения, допускаются, существует основное предположение, что они существуют вне доминирующего имперского и православного нарратива. Такой взгляд связан с социальной и исторической реальностью Российской Федерации и ее советских и царских государств-предшественников, которые стремились еще больше соответствовать политико-религиозной природе государства — будь то религия марксистско-ленинской или православной — и симфония между церковью и государством, которое постигает и утверждает.

В связи с тем, что с июля 2016 года около 200 человек и общин были обвинены в «анти-миссионерской» деятельности и в прямом подавлении Свидетелей Иеговы в России, число членов которых значительно превышает число представителей других конфессий, которым предъявлены обвинения, российские власти поддерживают ограничения свободы вероисповедания. разрешено положениями Уголовного кодекса и другими нормативными актами. Согласно отчету Форума 18 в Осло от 17 августа 2017 года, наблюдается неуклонный рост преследований отдельных лиц и сообществ в соответствии с анти-миссионерскими положениями статьи 5 Административного кодекса.26, при этом был вынесен 141 обвинительный приговор и наложено 138 штрафов. Запрет, наложенный на Свидетелей Иеговы, уже привел к уголовному преследованию в Курске женщины, которой было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 282.2 Уголовного кодекса в попытке вербовки людей в «экстремистскую организацию». Следуют новые судебные преследования.

Можно утверждать, что эти действия со стороны российского государства, которое определяет членов тех конфессиональных общин, которые не согласны с ними, как «экстремистов», являются необходимыми с точки зрения российских властей.Это вопрос обеспечения широкого понятия общественного порядка. Это не отличается от опасений древних римских властей по поводу христиан и той угрозы, которую они представляли для порядка, учитывая их упорный отказ поклоняться императору или поклоняться древним домашним божествам, защищавшим Рим. Оба приводят к преследованиям. Оба отказывают людям в свободе осуществлять свое неотъемлемое право исповедовать свои глубочайшие убеждения.

Итак, что делать? Маловероятно, что российское правительство уступит давлению светского Запада, чтобы ослабить эти ограничения и способствовать большему религиозному плюрализму.Какие могут быть возможности для взаимодействия, в том числе с православными иерархами и богословами? Можно ли признать уникальное место и роль русского православия, продвигаясь к большему религиозному плюрализму? Как лучше всего диагностировать и лечить постсоветские патологии в церковно-государственных отношениях? Необходим новый подход, если мы хотим, чтобы в России состоялся сколько-нибудь значимый диалог о свободе вероисповедания.

Новости законодательства СНГ

Последние новости

Последние крупные сделки

Декерт недавно консультировал Mechel (NYSE: MTL) через свою стопроцентную дочернюю компанию Oriel Resources по запланированной продаже ферросплавных активов на сумму 425 млн долларов США турецкой группе Yildirim.При условии получения сторонами определенных правительственных разрешений в России и Казахстане, включая отказ государства Казахстана от преимущественного права покупки, о чем в настоящее время также консультирует Декерт, Yildirim Group приобретет горнорудный завод «Восход» Мечела (в Хромтау, Казахстан). ) и Тихвинский завод ферросплавов (г. Тихвин, Ленинградская область, Россия). Yildrim Group выиграла тендер на приобретение активов. Société Générale Corporate and Investment Bank и ING Bank являются финансовыми консультантами «Мечела» по сделке.

Партнеры Лаура М. Бранк, Коринна Митчел l и Марк Стэплтон , а также национальные партнеры Евгения Короткова и Виктор Мокроусов руководили сделкой при содействии адвоката Ольги Ватсон и Кулиба Надежда Опарина, Лиселот Ронц, Елена Пестерева и Кирилл Скопчевский .

***

Декерт представлял компанию передовых потребительских диагностических продуктов в расследовании предполагаемой антиконкурентной практики в отношении нового продукта, выпущенного на российский рынок.

Заказчика представляли Партнер Игорь Паншенский и старший юрист Александр Вольнов.

***

Декерт недавно консультировал аффилированное лицо Hyatt Hotels Corporation по компонентам его соглашения об управлении с ООО «Истра-Курорт», российской девелоперской компанией, в отношении строительства отеля Hyatt Regency в Москве — Hyatt Regency Moscow Istra Resort — который откроется в 2017 году.

Партнер Лаура Бранк руководила делом при содействии старшего юриста Александра Волнова и юриста Елена Иванкина .

***

Декерт недавно консультировал по двум сделкам на рынках капитала с участием казахстанских эмитентов:

Декерт консультировал АО «Национальный управляющий холдинг« КазАгро » в связи с учреждением Программы выпуска долговых обязательств на сумму 2 млрд долларов США и выпуском облигаций на сумму 4,725% на сумму 1 млрд долларов США со сроком погашения в 2012 году. Облигации котируются на Люксембургской фондовой бирже. JP Morgan и HSBC выступили в качестве совместных ведущих менеджеров.

Партнер Луиза Роман Бернштейн и национальный партнер Виктор Мокроусов возглавляли корпоративную команду Dechert, консультировавшую по сделке, при содействии юристов Джайлз Белси, Дженнифер Бакетт, и Елена Пестерева .

Декерт консультировал АО Национальная компания КазМунайГаз (КМГ), национальная нефтяная компания Казахстана, в связи с обновлением ее Глобальной программы среднесрочных облигаций на сумму 10,5 млрд долларов США и выпуском облигаций на сумму 1 млрд долларов США 4,40% со сроком погашения в 2023 г. и облигации на сумму 2 миллиарда долларов США с доходностью 5,75% и погашением в 2043 году (серия 7). Barclays Capital, Bank of America Merrill Lynch, Halyk Finance и Visor Capital выступили в качестве совместных ведущих менеджеров. Облигации котировались на Лондонской фондовой бирже.

Партнер Луиза Роман Бернштейн и Виктор Мокроусов возглавляли корпоративную команду Dechert, консультировавшую по сделке, при содействии юристов Дженнифер Бакетт, Патрик Лайонс, и Елена Пестерева .

Недавнее разрешение споров

Декерт успешно представлял интересы двух российских компаний в ряде сложных споров с Федеральной налоговой службой России (ФНС). Споры возникли из-за отказа РФТС отменить слияние двух российских компаний из-за того, что российское законодательство не предусматривает такой процедуры. В ходе разбирательства Декерт успешно заявил, что неспособность российского государства установить адекватную процедуру аннулирования не должна препятствовать российским компаниям отменить процесс слияния в любое время без каких-либо ограничений.

Заказчика представляли старший юрист Юрий Махонин, юрист Александр Лазарев и помощник юриста Елизавета Молоснова.

Декерт успешно представлял крупную международную энергетическую и инфраструктурную компанию в многомиллионном налоговом деле в Казахстане. Фирма выступала в качестве адвоката при рассмотрении дел в суде первой, апелляционной и кассационной инстанций в Атырау и в Верховном суде Казахстана.

Заказчика представляли Партнер Кеннет Э. Мак и национальные партнеры Сергей Ватаев и Мухит Елеуов.

Последние награды

Наша московская команда по корпоративному праву / слиянию и поглощению входила в команду Дечерта, которая заняла первое место на 5-м ежегодном международном гала-вечере по слияниям и поглощениям (2013) в двух номинациях — Международная сделка года по слияниям и поглощениям (от 100 до 250 миллионов долларов). ) и Лучшее международное финансирование сделок — за представление интересов Mr.Пол Хет и его компании об инвестициях и соглашениях акционеров, касающихся недавно созданного консорциума инвесторов, в который входят Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ), Baring Vostok Private Equity и UFG Private Equity, и созданы для приобретения Karo Film в одном из крупнейших сделок в российском медиа-секторе.

Последние публикации и конференции

10 июля 2013 г .: Национальный партнер из Москвы Евгения Короткова и старший юрист Марат Агабалян совместно написали статью под названием Сотрудники в России теперь могут работать из дома, , которая была опубликована и размещена на сайте The Moscow Раз .В статье анализируются последние правовые изменения в России, которые формально создали надлежащую нормативно-правовую базу для удаленной занятости.

23 июля 2013 г .: Управляющий партнер московского офиса Лаура Бранк присоединилась к партнерам Dechert Нил Джеррард, Роберт Йоссен, Дэвид Кистенброкер, Стивен Скониешни и Дункан Виггетс в штаб-квартире NASDAQ для презентации фильма «Прайс » Стоит платить? для аудитории, состоящей из членов совета директоров, должностных лиц и генеральных юрисконсультов публичных компаний из самых разных отраслей.Написано и произведено лондонским партнером Дункан Виггетс , Цена того стоит? исследует риски, с которыми сталкиваются директора, руководители высшего звена и главный юрисконсульт в разгар корпоративного кризиса. Фильм, который обычно демонстрируется высокопоставленным корпоративным сотрудникам, получил высокую оценку прессы и подробно описан в The Wall Street Journal. Для получения дополнительной информации нажмите здесь.

Последние встречи / прибытия

Др.Тарас Оксюк присоединился к московскому офису в качестве партнера и руководителя практики недвижимости и строительства в России (1 июля). Доктор Оксюк представляет интересы крупных российских и международных клиентов по широкому спектру сделок с недвижимостью по всей России, включая продажу и аренду всех видов недвижимости; реализация проектов greenfield и brownfield; и сделки строительства, девелопмента и ипотеки, а также связанные с этим вопросы окружающей среды. Его недавние представления включают в себя представительства международного инвестиционного фонда Discovery Russian Realty с его примерно 1 долларом США.65-миллиардное приобретение сети супермаркетов «Копейка» — крупнейшее приобретение в российском розничном секторе на сегодняшний день, и Marriott Group по управлению портфелем российской недвижимости. Он также недавно представлял O1 Properties, ведущий российский фонд недвижимости, при продаже «Лаборатории Касперского» крупного бизнес-центра в центре Москвы за 500 миллионов долларов.

Доктор Оксюк признан ведущим юристом в сфере недвижимости и строительства журналами The Legal 500 EMEA (2007-2013) и Chambers Europe (2009-2013), которые отметили, что он «получил высокую оценку клиентов за его энциклопедические знания. юриспруденции »и« признанный источниками своим обширным опытом, точными советами и впечатляющими языковыми способностями »(2009–2010 гг.), при этом клиенты подчеркивали его« целостный подход к советам: он не просто реагирует на вопросы, но смотрит на все в целом ». проблема и видит недостатки »(2013) и хвалит его коммерческое понимание, описывая его советы как« приземленные и ориентированные на бизнес »(2012).

Член Коллегии адвокатов г. Москвы, доктор Оксюк свободно говорит на русском, английском и немецком языках и опубликовал более 50 статей на различные темы в ведущих российских юридических и международных журналах по вопросам собственности. Доктор Оксюк имеет диплом юриста (2002 год — с отличием), и докторскую степень (2005 год — с отличием, ) Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, где он преподает гражданское право с 2005 года.

К Тарасу присоединились двое его соратников, Дмитрий Смирнов и Анна Чижова

Дмитрий Смирнов присоединился к группе практики офисной недвижимости и строительства Москва в качестве старшего юриста (16 июля).Дмитрий работает с местными и международными клиентами в широком спектре секторов, включая розничную торговлю, производство, банковское дело и гостиничный бизнес. Консультирует по вопросам строительства, девелопмента, покупки, продажи и аренды коммерческой недвижимости, офисных помещений и торговых зданий. Выпускник МГУ (диплом юриста, 2000 г.), Дмитрий свободно владеет английским и родным русским языками.

Анна Чижова присоединилась к группе практики офисной недвижимости и строительства Москва в качестве юриста (16 июля).Анна работает с крупными внутренними и международными клиентами, работающими в широком спектре секторов, в том числе в розничной торговле, производстве и инвестициях по вопросам недвижимости и строительного права. Консультирует по правовым вопросам строительства, девелопмента, покупки, продажи и аренды коммерческой недвижимости, офисных помещений и торговых зданий. Выпускница Московского государственного университета (юридический факультет, 2009 г.), Анна свободно владеет английским и родным русским языками.

***

Марат Агабалян присоединился к московскому офису и группе практики разрешения международных споров в качестве старшего юриста (20 мая).Марат занимается международными и внутренними судебными и арбитражными делами и регулярно консультирует клиентов по вопросам трудоустройства и интеллектуальной собственности. Марат консультирует клиентов по коммерческим, корпоративным, банковским, трудовым, приватизационным вопросам, вопросам недвижимости и строительства. Он представляет интересы клиентов как в российских арбитражных судах, так и в судах общей юрисдикции, а также имеет опыт разрешения споров с государственными органами, включая трудовые, прокуратуру и таможенные органы, а также с Федеральной антимонопольной службой (ФАС).Марат также имеет опыт работы в коммерческом арбитраже, часто представляя интересы клиентов в институциональных арбитражах. Признанный журналом The Legal 500 EMEA 2013 за свой опыт в области трудового права, Марат консультирует клиентов по спорным и неконфликтным вопросам трудового права, в том числе по трудовым договорам, трудовым спорам, увольнениям и возможностям увольнения, трудоустройству иностранных граждан в России, данным сотрудников конфиденциальность и аспекты занятости в корпоративных сделках. Что касается интеллектуальной собственности, Марат консультирует клиентов по вопросам владения и лицензирования прав интеллектуальной собственности, таких как патенты, авторское право, базы данных, товарные знаки, доменные имена и лицензии, а также по спорам в области интеллектуальной собственности и вопросам, возникающим в связи с корпоративными транзакциями.

Выпускник Московского педагогического университета (2001 г.) и Российской академии адвокатов (2004 г.), Марат свободно владеет английским и родным русским языками.

Александр Егорушкин вернулся в московский офис в качестве юриста группы по вопросам конкуренции и корпоративной практики (9 сентября). Александр консультировал по вопросам структурирования международных сделок, корпоративных реорганизаций, слияний и поглощений и связанных с ними вопросов конкуренции в различных секторах.Он регулярно работал с Федеральной антимонопольной службой (ФАС) России в связи как с разработкой российского законодательства о конкуренции, так и с различными исследовательскими и практическими семинарами, проводимыми для сотрудников ФАС. В знак признания его работы Александр был награжден благодарностью руководителя ФАС за сотрудничество с ФАС и вклад в разработку российской конкурентной политики.

Выпускник Томского университета (диплом юриста, 2005), Московского государственного института (университета) международных отношений (PhD, 2010) и Нью-Йоркского университета (LL.М., 2013), Александр свободно владеет английским, а также родным русским и украинским языками.

Россия: ужесточение наказания за экстремизм

(18 июля 2016 г.) 6 июля 2016 г. Президент Российской Федерации подписал недавно принятый Федеральный закон № 375 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». Касательно создания дополнительных мер по противодействию терроризму и защите общественной безопасности.(Закон № 375, ПРАВО.ГОВ.РУ (7 июля 2014 г.) (официальное издание).)

Новый Закон устанавливает более строгие санкции за различные преступления, особенно те, которые запрещают экстремистскую деятельность. Были ужесточены все существующие виды наказаний, включая штрафы, принудительные работы, запреты на конкретную профессиональную деятельность и тюремное заключение. Как сообщают эксперты, эти поправки увеличивают минимальный и максимальный сроки лишения свободы или вводят обязательную минимальную степень наказания там, где ее раньше не было.( В пятницу Дума примет два самых жестких закона , MEDUZA.IO (22 июня 2016 г.))

Измененная статья 282 Уголовного кодекса Российской Федерации, запрещающая разжигание ненависти и вражды даже без применения насилия, предусматривает наказание при осуждении в виде лишения свободы на срок от двух до пяти лет, при этом предусмотренное наказание в соответствии с действующей редакцией Кодекс был младше четырех лет. Точно так же наказания за преступления, определенные статьями 282.1, 282.2 и 282,3 были увеличены. Максимальное наказание за создание экстремистской организации, участие в ее деятельности и финансирование экстремизма — до десяти и не менее двух лет лишения свободы. (Закон № 375, статья 1, §§ 22–25.) Настоящая редакция Кодекса, которая остается в силе до 20 июля 2016 года, когда вступит в силу новый закон, не предусматривает обязательных минимальных сроков лишение свободы. (Уголовный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ, перевод на английский язык доступен по телефону LEGISLATIONLINE.)

Поправки к статье 205 Уголовного кодекса расширяют определение публичных призывов к пропаганде терроризма. Оправдание терроризма в социальных сетях или в средствах массовой информации в измененном законе карается лишением свободы на срок до семи лет ( id . Статья 1, § 15), и эксперты предполагают, что перепост блогов или другие онлайн-сообщения могут преследоваться в соответствии с этим положением. ( В пятницу Дума примет два самых жестких закона , выше .) Публичное оправдание терроризма определяется как «публичное заявление о том, что идеология и практика терроризма верны и нуждаются в поддержке и имитации». (Закон № 375, статья 1, § 15.)

Дополнительные преступления в форме вербовки или вовлечения других в создание общественных беспорядков включены в Кодекс и будут наказываться при осуждении на срок от пяти до десяти лет. ( Id . Статья 1, § 21.)

Журнал

CDR | Судебные тяжбы | Разрешение споров

SPAC: Конечно, разбирательство продолжается

Почему популярность этого последнего воплощения компаний по производству пустых чеков вызовет споры, объясняет Дороти Мюррей из Proskauer Rose.

Дороти Мюррей | 06.08.2021
Признание иностранного должностного лица в прецедентном праве Британских Виргинских островов

22 февраля 2021 года Апелляционный суд Восточно-Карибского верховного суда (заседающий на территории Виргинских островов) вынес важное решение о сфере юрисдикции суда по признанию и предоставлению помощи владельцу иностранного офиса в соответствии с общим правом. на Британских Виргинских островах, — объясняет Тамека Дэвис из Conyers.

Тамека Дэвис | Аллана-Дж. Джозеф | 21.04.2021
Раскрытие документов в цифровую эпоху

Большинство коммерческих споров в конечном итоге определяется способностью сторон доказать свою правоту.Убедительное судебное дело не означает победу, если не будут представлены соответствующие факты, объясняют Кристина Люнгстрём, Понтус Шерп и Элиас Лундин из Norburg & Scherp.

Кристина Люнгстрем | Понтус Шерп | 02.10.2021
Экономика смягчения последствий за счет снижения затрат

Анализ, изучающий смягчение последствий посредством снижения затрат, может привести к неверным выводам, если он не основан на экономической теории.Поэтому антимонопольные органы должны внимательно изучить экономическую теорию, лежащую в основе этой формы смягчения последствий, объясняют Сара Баркер и Мари Терес Крайхаммер из Economic Insight.

Сара Баркер | Мари Терес Крайхаммер | 02.03.2021 .

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.