Покончившие с собой поэты: Странные и необычные смерти русских писателей.

Странные и необычные смерти русских писателей.

Привычный крест русских писателей — дуэли, чахотка да репрессии. И конечно, самоубийства. Вспомним другие причины их смертей — самые странные и необычные, вместе с Софьей Багдасаровой.

Сруб: Аввакум Петров

Родоначальник новой русской словесности и основоположник жанра исповедальной прозы, протопоп Аввакум заодно был активным религиозным деятелем XVII века и, как бы сейчас сказали, — оппозиционным политиком. За это непокорный старообрядец был приговорен к смертной казни. Вид ее для нас сегодня весьма непривычен, но вполне соответствовал тогдашним законам Русского царства. 1 апреля 1682 года Аввакум был сожжен в срубе заживо.

«Свет мой государыня, еще ли ты дышишь, друг мой сердечный. Еще ли дышишь, или сожгли, или удавили тебя; не вем и не слышу, не ведаю — жива, не ведаю — скончалась. Чадо церковное, чадо мое дорогое, Федосья Прокопьевна. Провещай мне, грешному старцу, един глагол, жива ли ты».


Кислота: Александр Радищев

Автор «Путешествия из Петербурга в Москву» для советских историков был непреклонным борцом с режимом. И поэтому в большинстве исследований мы встретим версию, что он покончил с собой, выпив яд, — не в силах более бороться… Однако похоронен Радищев был по православному обряду — что самоубийцам запрещено. Существуют данные, что на самом деле он по ошибке выпил стакан с «царской водкой» (смесь азотной и соляной кислоты), приготовленной для выжиги старых офицерских эполет своего старшего сына.

Краснопевая овсянка
На смородинном кусточке
Сидя громко распевала
И не видит пропасть адску,
Поглотить ее разверсту.


Одеколон: Матвей Дмитриев-Мамонов

Сын екатерининского фаворита, современник Пушкина, Матвей Дмитриев-Мамонов был богачом, масоном, офицером и литератором — всего понемножку. Вспыльчивый и гордый своим происхождением от Рюрика, он презирал царя, бравировал эксцентричными поступками и на много лет заперся в своей усадьбе Дубровицы.

В итоге в 1825 году он был арестован, объявлен сумасшедшим и помещен под опеку. Держали Дмитриева-Мамонова в смирительной рубашке, привязывали к кровати и лечили обливанием холодной водой. Как-то смоченная одеколоном рубашка случайно загорелась — от ожогов несчастный граф и скончался.

Кому я припишу, красавицы, мой труд?
Кому здесь яблоко вручит Парисов суд?
О вам! которые красою столь прелестны;
Которы в нежности имеют дар небесный.


Отсутствие мужика: Дмитрий Писарев

Соратник Чернышевского и Добролюбова, критик и нигилист, как-то летом со своей кузиной, писательницей Марко Вовчок (в которую был влюблен), и с ее сыном отправился к Рижскому заливу — отдохнуть на море. И утонул.

Причем, судя по воспоминаниям историка Александра Скабичевского, это было у него на роду написано: в первый раз Писарев тонул еще ребенком в деревне — его полумертвым вытащил какой-то мужик. Второй раз — на первом курсе он провалился под лед Невы. Проходивший мимо мужик вытащил барчонка за воротник пальто. В третий раз, на Балтике, мужиков рядом не оказалось.

«Сколько лет уже живут люди на свете, сколько времени толкуют они о том, как бы устроить свою жизнь поизящнее и поудобнее, а до сих пор самые простые и положительно необходимые отношения не установились как следует. До сих пор мужчина и женщина мешают друг другу жить, до сих пор они взаимно, самыми разнообразными и утонченными средствами, отравляют друг другу жизнь. Разойтись они не могут, сойтись как следует не умеют и, инстинктивно стараясь сблизиться, запутываются в такие сложные, мучительные, неестественные отношения, о которых свежий человек с здоровым мозгом не может себе составить даже приблизительно верного понятия».


Колдовство: Сергей Семенов

Выходец из крестьян, писатель и толстовец, революцию 1917 года встретил немолодым уже человеком и активного участия в ней не принимал. В 1922 году Семенов мирно жил в своей родной деревне Андреевской в Московской области. Но тут сосед-мракобес, который считал успехи Семенова в хозяйстве колдовством, застрелил его. При советской власти, естественно, писали, что убили его кулаки как классово чуждый элемент.

«В осенний Иванов день рано утром по подоконью каждой избы прошел староста и, постукивая палкою в наличники, зычно выкрикивал:
— Эй, хозяева! ведите ребят в училище записывать, коли будете учить, — из волости приказ пришел».


Пушкин: Андрей Соболь

Хотя мы принципиально не включали самоубийц в этот список, для этого раннего советского писателя сделали исключение — слишком необычный случай. В 1926 году, два дня спустя после дня рождения Пушкина, он отправился к его памятнику на Тверском бульваре в Москве и выстрелил себе в живот. Мол, чтобы доказать: царские врачи специально «залечили» великого поэта, а советские медики Пушкина вполне могли бы спасти.

Соболя советские врачи, впрочем, спасти не сумели — он скончался на операционном столе. Но возможно, это просто легенда и вся «пушкинистика» в смерти Соболя — совпадение: писатель давно страдал депрессией и пытался покончить с собой до этого уже несколько раз.

«Кармен, скорее бумажный цветок в копну буйных, черных волос, скорее цветок бумажный в измученный, усталый рот!
Потом, потом в своей холодной комнатушке на улице Карла Либкнехта ты плотно замкнешь его, зубы стиснешь и ничего не ответишь управделу Совнархоза, который несет к твоим красным нездешним чулкам свою управдельческую, смешную, здешнюю, с купонами на сливочное масло, с совнаркомским пайком, но такую пламенную любовь».


Курган: Евгений Петров

Соавтор «Двенадцати стульев» — один из немногих знаменитых профессиональных писателей, погибших в Великой Отечественной войне (в основном, в отличие от Первой мировой, их брали в военные корреспонденты, где было относительно безопасно).

Петров также был фронтовым журналистом. А погиб он в 1942 году, улетая из осажденного Севастополя, обороняющегося последние дни. Самолет «Дуглас», на котором он летел пассажиром, уходя от немецкого мессершмита, снизил высоту полета и врезался в курган.

«Киселев протаранил «хейнкеля» на высоте тысячи восьмисот метров. Он отрубил ему пропеллером кусок крыла. Еще за несколько дней до этого летчик соседней эскадрильи Талалихин отрубил «юнкерсу» часть элерона.
Самое поразительное, что летчики говорят об этом сверхгероизме деловито, как об общепризнанном виде оружия. «Он протаранил самолет» говорится так же, как «он подстрелил самолет».


Ля резистанс (сопротивление): Елизавета Кузьмина-Караваева

Судьба этой поэтессы Серебряного века так и просится на большой экран. В молодости Елизавета Кузьмина посещала «Башню» Вячеслава Иванова, «Цех поэтов» Гумилева и крымское обиталище Максимилиана Волошина. После революции стала эсеркой, служила комиссаром, была арестована деникинской контрразведкой, спаслась от смертной казни.

А во французской эмиграции, уже в 1930-е, приняла монашеский постриг. Во время оккупации Парижа ее монашеское общежитие стало одним из штабов Сопротивления, перевалочным пунктом для беглецов. Сестра Мария (Скобцова), как звали ее после пострига, была казнена нацистами в газовой камере Равенсбрюка в марте 1945 года. В 2004 году ее канонизировал Константинопольский патриархат, а затем Архиепископ Парижа объявил, что эта православная монахиня — для них теперь католическая святая.

У каждого — имя и отчество,
И сроки рожденья и смерти.
О каждом — Господне пророчество:
Будьте внимательны, верьте.


Руки любимой: Николай Рубцов

Советский поэт-шестидесятник погиб в 35-летнем возрасте, проведя ночь со своей невестой, поэтессой Людмилой Дербиной. Она его задушила.

Советский суд признал это бытовой ссорой, а причиной смерти — «механическую асфиксию от сдавливания органов шеи руками». Невесту осудили на восемь лет, из которых она отсидела шесть. Естественно, сразу возникли теории, что все это подстроил КГБ.

В горнице моей светло.
Это от ночной звезды.
Матушка возьмет ведро,
Молча принесет воды…

Топ русских писателей, совершивших самоубийство

Поэты и писатели – особый народ, зачастую подверженный различным душевным недугам в силу тонкого склада ума и души. Поэтому неудивительно, что загнанные в угол обстоятельствами, муками совести или личными демонами, они предпочитают уйти по-английски ни с кем не прощаясь. Иногда становятся известны причины самоубийства, но очень редко сами самоубийцы оставляют записку с пояснениями. Родным, друзьям, а потом и историкам приходится гадать, в особо тяжелых случаях на кофейной гуще.

   Н.В. Гоголь скончался от истощения, когда в 42 года решился на строгий пост. Друзья отговаривали писателя до последнего, однако он упирался и продолжал голодовку. Нервная система Гоголя давно была не в порядке, по мнению исследователей, он всю жизнь страдал маниакально-депрессивным психозом, а во время поста состояние ухудшилось, начались галлюцинации. Литератор сжег второй том «Мертвых душ», поддавшись «влиянию темных сил», как объяснил позднее графу Толстому. Друзья пытались спасти ему жизнь, но через 15 дней Гоголь скончался.

Нервным расстройством страдал и Всеволод Гаршин, покончивший собой в 33 года. Автор «Красного цветка» и «Лягушки-путешественницы» бросился в лестничный пролет. Смерть писателя не была мгновенной: он промучился еще три дня.

Серебряный век принес с собой вереницу самоубийств талантливых и прекрасных. Первой в этом списке стала писательница и переводчица Анастасия Чеботаревская, жена Федора Сологуба, изменившая и его быт, и его творчество. Супруга поэта ушла из жизни в 45 лет. Это случилось в 1921 году. Рассудок Чеботаревской повредился после того, как им сначала разрешили покинуть советскую Россию, потом отобрали это разрешение, но через некоторое время вернули. Анастасия вместе с мужем должна была отправиться к друзьям в Эстонию, но из-за болезни писательницы им пришлось задержаться. Поэт самоотверженно ухаживал за супругой, но однажды днем Чеботаревская ушла из дома и не вернулась. Анастасия бросилась с Тучкова моста. Через пять лет ее судьбу повторила сестра Александра. В наследство от матери им достались душевное расстройство и нервные припадки. Александра Чеботаревская не смогла пережить смерть литературоведа Гершензона, после похорон у нее случился нервный припадок.

Она отправилась на Большой Каменный мост в Москве и прыгнула в полынью. Прохожие вытащили из воды самоубийцу, но женщина скончалась через час в приемном покое больницы.

В 1925 году Россию потрясла смерть Сергея Есенина. Поэта нашли повешенным в гостинице «Англетер» в Петербурге. Позже появилась версия об убийстве, которую выдвинули в 1970-е годы. Ее сторонники отмечали несколько подозрительных фактов: ушибы и ссадины на теле литератора, странное место повешения, окоченевшая в неестественном положении правая рука, написание последнего стихотворения кровью, хотя в гостинице были чернила. Но версия была опровергнута, ее назвали вульгарной, а указанные факты – «фальсификацией».

Вопросы возникли и после гибели Владимира Маяковского, застрелившегося в апреле 1930 года в своей комнате на Лубянке. Невольной почти-свидетельницей самоубийства поэта стала его возлюбленная Вероника Полонская. Она провела с Маяковским его последнее утро, поэт умолял Нору остаться и даже бросить театр, но молодая женщина отказалась и ушла на репетицию. Что заставило Маяковского взяться за пистолет, осталось неясным. Впрочем, до сих пор высказываются предположения об убийстве писателя, хотя никаких доказательств не приводится. Также обсуждается, что это был несчастный случай: поэт часто играл в рулетку с револьвером, заряженным одним патроном.

Еще одна яркая представительница Серебряного века – Марина Цветаева – повесилась в августе 1941 года в Елабуге. Ей было 48 лет. Почему поэтесса решилась на самоубийство, оставив сиротой горячо любимого сына Георгия, неизвестно. Сестра Марины Анастасия винит племянника, который переживал трудный переходный возраст, которому не нравилась Елабуга и который часто ссорился с матерью. По другой версии, к смерти Цветаевой приложило руку НКВД. Хозяйка дома, где остановилась Марина с сыном, рассказывала, что к ней приходили и интересовались жизнью постоялицы. Другие же считают, что Цветаева повесилась, так как не видела себе места в жизни: ни заграницей, ни на Родине, по которой так тосковала в Париже.

НКВД загубило и поэта Юрия Галича. Он не перенес вызова в организацию и наложил на себя руки в 63 года. Точные обстоятельства смерти белого генерала и самого возможного автора песни «Поручик Голицын» не сообщаются. По легенде, его арестовали в Риге, забрав все книги кроме «Красного хоровода». За ней и отправили Галича домой вместе с охраной. Генерал на несколько минут остался один и застрелился, ведь он не раз говорил, что живым в руки большевиков не дастся.

Не вынес разрушения своей жизни и карьеры писатель Александр Фадеев. Он застрелился на своей даче в Переделкино, когда ему было 54 года. Официальная причина – самоубийство из-за алкоголизма. Но, по свидетельствам друзей, за несколько недель до смерти Фадеев перестал пить и начал писать письма. Еще раньше он признавался, что тяжело жить с «окровавленными руками», ведь он был соучастником травли многих советских литераторов, хотя, с другой стороны, никогда не отказывал в помощи нуждающимся. Возможно, именно двойная система ценностей и свела писателя в могилу раньше времени.

Трагически оборвалась жизнь драматурга Геннадия Шпаликова. Он повесился в Доме творчества писателей. Во второй раз Переделкино стало последним местом для яркого творческого человека. Скорее всего, к самоубийству Шпаликова подтолкнули безденежье и невостребованность его как писателя. У 37-летнего драматурга, автора сценария «Я шагаю по Москве», осталась жена и маленькая дочь Даша.

Конец XX века для русской культуры ознаменовался потерей Александра Башлачева и Юлии Друниной. Поэт и музыкант покинул мир в 27 лет. Он выпал из окна с 8 этажа. Хотя ходили слухи, что это было не самоубийство. Впрочем, его жена считала, что Башлачев не находил взаимопонимания в окружающих его людях.

Поэт Юлия Друнина ушла из жизни в 67 лет. Это случилось в 1991 году. Она так и не смирилась со смертью своего мужа, к тому же была разочарована новой Россией. Эти причины привели к тому, что она заперлась в гараже и отравилась выхлопными газами, оставив записку зятю.

Когда бы не оборвалась жизнь литератора – в 27 или в 60 лет – каждый из них оставил после себя лучшее наследство: свои рассказы, повести, стихи, поэмы, романы.

Писатели и самоубийство: I часть

4.1 (81.11%) 18 votes

Список литераторов-самоубийц — это… Что такое Список литераторов-самоубийц?

В данном списке представлены литераторы, покончившие жизнь самоубийством.

Литератор (от лат. litterator — учитель грамоты) — человек, профессионально занимающийся литературным трудом[1]; писатель, публицист, а также поэт, драматург. Как и любое другое самоубийство, самоубийство писателей и поэтов является добровольным лишением себя жизни, то есть поступком исключительным. Писатели, будучи людьми творческих профессий, подвержены суицидальному риску в большей степени в силу ряда особенностей творческого процесса, поэтому самоубийство литераторов носит ярко выраженный индивидуальный характер[2]. Поскольку поведению самоубийц свойственен аффект, действительная мотивация может не всегда отражаться в предсмертном волеизъявлении, а подготовка к смерти зачастую происходит без свидетелей, в отдельных случаях самоубийство бывает трудно отличить от непреднамеренной смерти в силу болезненной неуравновешенности: передозировка лекарственных препаратов и т.
 д. Поэтому в список включены как те литераторы, чьё самоубийство является бесспорным фактом, так и те, чья смерть допускает истолкования в качестве самоубийства при условии достаточного подтверждения такого истолкования в литературе.

ФИО Даты жизни Род деятельности Способ самоубийства Примечания
А А
Адамич, Луис 1899—1951 американский писатель застрелился[3]
Адамов, Артюр 1908—1970 французский писатель принял смертельную дозу снотворного
Адамс, Фрэнсис Уильям Лодердейл 1862—1893 англо-австралийский поэт, прозаик, драматург застрелился в период депрессии, вызванной болезнью
Акен, Юбер 1929—1977 канадский франкоязычный писатель застрелился из ружья на улице Монреаля[4]
Акоста, Уриель (Габриэль да Коста) 1585—1640 нидерландский публицист и мыслитель застрелился[5]
Акунья, Мануэль (исп. )русск. 1849—1873 мексиканский романтический поэт, драматург отравился цианидом[6]
Акутагава Рюноскэ 1892—1927 японский писатель умер, приняв смертельную дозу веронала
Альсберг, Макс (нем.)русск. 1877—1933 немецкий писатель выбросился из окна[7]
Амери, Жан 1912—1978 австрийский писатель, философ-неопозитивист принял смертельную дозу барбитуратов
Ангел, Димитрие
1872—1914 румынский писатель и поэт-символист застрелился[8]
Аргедас, Хосе Мария 1911—1969 перуанский писатель застрелился
Аренас, Рейнальдо 1943—1990 кубинский писатель отравился барбитуратами в своей нью-йоркской квартире
Арисима Такэо 1878—1923 японский писатель повесился вместе с любовницей
Аронзон, Леонид Львович 1939—1970 русский поэт ленинградской школы застрелился из охотничьего ружья
Ахрамович, Витольд Францевич 1882—1930 русский поэт, переводчик застрелился на скамейке Петровского парка
Б Б
Баджелл, Юстас (англ. )русск. 1686—1737 английский писатель и журналист утопился
Байер, Конрад 1932—1964 австрийский писатель и драматург отравился газом
Байон, Андре 1875—1932 бельгийский франкоязычный писатель отравился в психиатрической лечебнице
Барбара, Шарль (фр.)русск. 1792—1866 французский писатель круга Шарля Бодлера выбросился из окна
Барбарус, Иоганнес 1890—1946 эстонский поэт застрелился
Барбер, Маргарет Фэрлесс 1869—1901 английская писательница заморила себя голодом
Барре, Вильям Винсент 1760?—1829 англо-французский публицист и поэт покончил с собой в Дублине при не вполне ясных обстоятельствах
Барте, Арман (фр.)русск. 1820—1874 французский поэт и драматург находясь в психиатрической больнице, кастрировал себя бритвой и умер от потери крови
Макс Батурин 1964—1997 российский поэт отравился
Башлачёв, Александр Николаевич 1960—1988 русский поэт, автор и исполнитель песен выбросился с восьмого этажа
Беддоус, Томас 1803—1849 британский поэт, драматург отравился
Бекфорд, Уильям 1760—1844 английский писатель заморил себя голодом
Бем, Альфред Людвигович 1886—1945 русский критик и публицист в мае 1945 года арестован советскими органами безопасности; выбросился из тюремного окна по другой версии был расстрелян
Бенедиктсон, Виктория 1850—1888 шведская писательница перерезала себе горло бритвой
Беньямин, Вальтер 1892—1940 немецкий писатель и эссеист отравился
Бергер, Лора 1921—1943 швейцарская германоязычная писательница утопилась
Берримен, Джон 1914—1972 американский поэт бросился с моста на лед реки Миссисипи
Бертон, Роберт 1577—1640 английский учёный и писатель повесился
Библ, Константин 1898—1951 чешский поэт выбросился из окна[9]
Бирни, Александр 1826—1862 английский поэт, публицист заморил себя голодом
Бич, Рекс Эллингвуд 1877—1949 американский прозаик и драматург застрелился
Божидар (наст. ФИО Богдан Петрович Гордеев) 1894—1914 русский поэт-футурист повесился в лесу[10]
Бойе, Карин 1900—1941 шведская писательница и поэтесса отравилась, смерть наступила от переохлаждения
Болдырев, Иван Андреевич 1903—1933 русский писатель отравился вероналом
Борель, Петрюс (фр.)русск. 1809—1859 французский поэт и прозаик умер от сильного перегрева
Бори, Жан-Луи 1919—1979 французский писатель застрелился[11]
Боровский, Тадеуш 1922—1951 польский поэт и прозаик отравился газом
Боцу, Павел Петрович 1933—1987 молдавский поэт застрелился на автотрассе из охотничьего ружья
Бояджиев, Димитр Иванов 1880—1911 болгарский поэт причина самоубийства осталась невыясненной
Браак, Менно тер 1902—1940 нидерландский критик отравился[12]
Браун, Джон 1715—1766 английский поэт, драматург, публицист перерезал себе горло
Брахман, Луиза-Каролина (нем. )русск. 1777—1822 немецкая романтическая поэтесса и писательница утопилась
Брик, Лиля Юрьевна 1891—1979 русский литературовед и переводчица, муза В. В. Маяковского передозировка снотворным
Бротиган, Ричард 1935—1984 американский писатель и поэт застрелился
Брэдфилд, Генри Джозеф Стил (англ.)русск. 1805—1852 английский прозаик и поэт отравился мышьяком[13]
Бургер, Герман (нем.)русск. 1942—1989 швейцарский немецкоязычный писатель отравился снотворным[14]
Буссенар, Луи 1847—1910 французский писатель, классик приключенческого жанра заморил себя голодом
Бьёрнебу, Енс 1920—1976 норвежский писатель, драматург и поэт повесился
В В
Вайнхебер, Йозеф 1892—1945 австрийский поэт отравился
Вайс, Эрнст 1884—1940 немецкий прозаик, драматург, поэт австрийского происхождения вскрыл себе вены
Ван Говэй 1877—1927 китайский писатель и философ утопился в пруду
Ван Ренсселер Дей, Фредерик (англ. )русск. 1861—1922 американский писатель, создатель Ника Картера застрелился[15]
Ват, Александр 1900—1967 польский прозаик, поэт, эссеист отравился
Ваше, Жак 1895—1919 французский поэт отравился
Вебер-Хирьякова, Евгения Семёновна 1893 или 1895—1939 русская журналистка, критик, прозаик, переводчица еврейского происхождения отравилась через несколько дней после нацистской оккупации Варшавы; пыталась отравить семилетнюю дочь
Вейль, Симона 1909—1943 французская писательница, философ заморила себя голодом
Вейнингер, Отто 1880—1903 австрийский писатель и философ застрелился
Венема, Адриан 1941—1993 нидерландский писатель отравился
Вивьен, Рене 1877—1909 французская поэтесса английского происхождения заморила себя голодом
Вид, Густав Йоханнес (англ. )русск. 1858—1914 датский драматург, поэт, прозаик отравился цианистым калием[16]
Вийдинг, Юхан 1948—1995 эстонский поэт, актёр, киносценарист [17]
Виноградов, Анатолий Корнелиевич 1888—1946 советский писатель, автор исторических романов
Винья, Пьетро делла 1190—1249 итальянский поэт и публицист разбил голову о стену
Виткевич, Станислав 1885—1939 польский драматург, прозаик, художник, теоретик искусства перерезал себе вены
Витткоп, Габриэль 1920—2002 французская писательница покончила с собой, будучи больна раком лёгких
Вольфенштейн, Альфред (нем.)русск. 1888—1945 немецкий поэт, драматург, переводчик, теоретик экспрессионизма отравился снотворным в больнице
Воронка, Иларие 1903—1946 румынский поэт выпил сверхдозу снотворного и включил газ на кухне
Воячек, Рафал 1945—1971 польский поэт отравился
Вулф, Вирджиния 1882—1941 английская писательница утопилась в реке
Г Г
Габай, Илья Янкелевич 1935—1973 русский поэт, участник диссидентского движения выбросился из окна
Газенклевер, Вальтер 1890—1940 немецкий писатель, поэт, драматург отравился
Галгоци, Эржебет 1930—1989 венгерская писательница, журналистка отравилась
Галич, Юрий Иванович 1877—1940 русский прозаик и поэт повесился
Ганивет, Анхель 1862 или 1865—1898 испанский писатель, философ, критик утопился
Гари, Ромен 1914—1980 французский писатель застрелился
Гаршин, Всеволод Михайлович 1855—1888 русский писатель бросился в лестничный пролёт
Гвердер, Александр Ксавер 1923—1952 швейцарский немецкоязычный поэт и художник
Говард, Роберт Ирвин 1906—1936 американский писатель-фантаст застрелился
Гоголь, Николай Васильевич 1809—1852 русский писатель, поэт, драматург, критик и публицист уморил себя голодом в состоянии депрессии[18][19][20][21][22] версия о самоубийстве оспаривается
Голубков, Дмитрий Николаевич 1930—1972 русский писатель, поэт, живописец застрелился
Гордон, Адам Линдсей 1833—1870 австралийский поэт застрелился
Горц, Андре 1923—2007 французский литератор и философ двойное самоубийство вместе с женой
Гофман, Виктор Викторович 1884—1911 русский поэт круга В. Брюсова застрелился[10]
Грабал, Богумил 1914—1997 чешский писатель умер в больнице, выпав из окна
Гулльберг, Яльмар 1898—1961 шведский поэт и театральный деятель утопился в озере
Гюндероде, Каролина фон 1780—1806 немецкая романтическая поэтесса утопилась
Д Д
Дагерман, Стиг 1923—1954 шведский прозаик, драматург, поэт отравился выхлопными газами автомобиля
Дадзай Осаму 1909—1948 прозаик, классик японской литературы утопился вместе с любовницей
Дементьев, Николай Иванович[23] 1907—1935 русский поэт выбросился из окна
Дери, Тибор 1894—1977 венгерский прозаик, поэт, драматург заморил себя голодом
Джаррелл, Рэндалл 1914—1965 американский поэт, прозаик, критик бросился под машину
Дидье, Шарль (фр. )русск. 1805—1864 швейцарский франкоязычный писатель застрелился
Дитлевсен, Тове 1917—1976 датская писательница, поэтесса отравилась снотворным[24]
Дмитриев, Виктор Александрович 1905—1930 русский писатель застрелился
Добычин, Леонид Иванович 1894—1936 русский советский писатель
Доррис, Майкл 1945—1997 американский писатель отравился снотворным
Доуэлл, Коулмен 1925—1985 американский писатель выбросился с балкона 15-го этажа[25]
Дриё ла Рошель, Пьер (фр.)русск. 1893—1945 французский писатель отравился
Друнина, Юлия Владимировна 1924—1991 русская советская поэтесса отравилась выхлопными газами в гараже
Дубарова, Петя Стойкова 1962—1979 болгарская поэтесса отравилась снотворными у себя дома
Дунский, Юлий Теодорович 1922—1982 советский сценарист застрелился, будучи болен астмой
Дэвидсон, Джон 1857—1909 шотландский писатель, поэт, драматург утопился в море
Дюбю, Эдуар (фр. )русск. 1863—1896 французский поэт и литературный критик принял смертельную дозу морфия
Дюпре, Жан-Пьер 1930—1959 французский поэт повесился
Дягилева, Яна Станиславовна 1966—1991 русская поэтесса, автор и исполнитель песен утопилась версия о самоубийстве оспаривается
Е Е
Есенин, Сергей Александрович 1895—1925 русский поэт повесился версия о самоубийстве оспаривается
Ё Ё
Ж Ж
Железнов, Иосаф Игнатьевич 1824—1863 писатель, исследователь быта и истории уральских казаков, собиратель фольклора, этнограф застрелился
Жильбер, Никола 1751—1780 французский поэт попав в больницу после неудачного падения с лошади, проглотил ключ от сундука, в котором хранил свои сочинения версия самоубийства не вполне достоверна и считается апокрифической
З З
Заар, Фердинанд фон 1833—1906 австрийский прозаик, драматург, поэт застрелился
И И
Игнатьев, Иван Васильевич 1882—1914 русский поэт перерезал себе горло бритвой на следующий день после собственной свадьбы[10]
Икута Сюнгэцу 1892—1930 японский поэт, прозаик, критик, переводчик немецкой литературы утопился
Ильяшенко, Владимир Степанович 1887—1970 русский поэт застрелился, будучи парализован
Й Й
Йожеф, Аттила 1905—1937 один из самых значительных венгерских поэтов XX века бросился под колеса поезда
Йонкер, Ингрид 1933—1965 южноафриканская поэтесса утопилась
ФИО Даты жизни Род деятельности Способ самоубийства Примечания
К К
Кавабата, Ясунари 1899—1972 японский писатель, лауреат Нобелевской премии отравился газом
Каваками Бидзан (англ. )русск. 1869—1908 японский прозаик и поэт перерезал себе горло бритвой
Каван, Анна 1901—1968 английская писательница приняла смертельную дозу героина Согласно британскому Обществу Анны Каван, причиной смерти писательницы стала остановка сердца[26]
Калкрёйт, Вольф граф фон (нем.)русск. 1887—1906 немецкий поэт застрелился
Кано Асихэй Капо 1906—1960 японский писатель отравился
Карабчиевский, Юрий Аркадьевич 1938—1992 русский эссеист, прозаик, поэт отравился снотворным
Кариотакис, Костас 1896—1928 греческий поэт застрелился[27]
Кастело-Бранко, Камило 1825—1890 португальский прозаик, поэт, критик и драматург застрелился
Като Митио 1918—1953 японский драматург повесился
Кахана, Моисей (Мозеш) Генрихович 1897—1974 венгерский и молдавский писатель выбросился из окна
Кейн, Сара 1971—1999 английский драматург повесилась
Кентал, Антеро де 1842—1891 португальский писатель, поэт, критик застрелился
Кёстлер, Артур 1905—1983 английский писатель принял смертельную дозу снотворного
Ким Со Воль (англ.)русск. 1902—1934 корейский поэт отравился опиумом[28]
Орасио Кирога 1878—1937 аргентинско-уругвайский писатель отравился цианидом
Киссин, Самуил Викторович (Муни) 1885—1916 русский поэт застрелился[10]
Китамура Тококу (англ.)русск. 1868—1894 японский романтический поэт, критик повесился[29]
Кларк, Генри Батлер 1863—1904 британский литературовед застрелился
Клаус, Хьюго 1929—2008 нидерландоязычный писатель, поэт, художник, драматург эвтаназия
Клейст, Генрих фон 1777—1811 немецкий драматург застрелился
Клеппер, Йохен (нем.)русск. 1903—1942 немецкий писатель, автор исторических романов отравился газом[30]
Князев, Всеволод Гаврилович 1891—1913 русский поэт застрелился[10]
Кобаяси Миёко 1917—1973 японская писательница отравилась снотворным
Кодилл, Гарри 1922—1990 американский писатель застрелился
Козицкий, Григорий Васильевич 1724—1776 украинско-русский писатель и журналист закололся ножом
Колтон, Чарлз Калеб 1780?—1832 английский поэт, публицист застрелился
Кондратьев, Вячеслав Леонидович 1920—1993 русский писатель застрелился
Кордеруа, Эрнест 1825—1862 французский поэт и публицист вскрыл себе вены
Косинский, Ежи 1933—1991 американский писатель польско-еврейского происхождения приняв смертельную дозу таблеток, надел на голову пластиковый мешок
Косов, Александр Ильич 1964—1993 русский писатель русско-украинского происхождения повесился.[31]
Коста, Клаудио Мануэль да 1729—1789 бразильский поэт повесился в тюрьме
Костафреда, Альфонсо 1926—1974 испанский поэт отравился
Кофман, Сара 1935—1994 французская писательница и философ отравилась снотворным
Кревель, Рене 1900—1935 французский поэт и прозаик отравился газом
Крейн, Харт 1899—1932 один из крупнейших американских поэтов XX века утопился
Крефтнер, Герта 1928—1951 австрийская писательница и поэтесса отравилась вероналом
Кризинель, Эдмон-Анри 1897—1948 швейцарский франкоязычный поэт и журналист утопился в озере Леман
Крич, Томас 1659—1700 английский поэт, переводчик повесился
Кросби, Гарри 1898—1929 американский поэт застрелился вместе с любовницей
Крэкенторп, Хьюберт Монтегю 1870—1896 британский прозаик утопился в Сене
Кубо Сакаэ 1901—1958 японский драматург и писатель повесился
Кулька, Георг Кристоф (нем.)русск. 1897—1929 австрийский поэт-экспрессионист отравился газом
Кусака Ёко 1931—1952 японская писательница бросилась под поезд
Куэста, Хорхе 1903—1942 мексиканский поэт и эссеист повесился
Кшиштонь, Ежи 1931—1982 польский прозаик, драматург
Кэри, Генри 1687—1743 английский поэт, драматург и музыкант повесился
Кэссиди, Нил 1926—1968 американский писатель отравился
Л Л
Ланн, Евгений Львович 1896—1958 русский поэт, писатель, переводчик впрыснул себе смертельную дозу морфия
Лаури, Малькольм 1909—1957 англо-канадский писатель принял смертельную дозу снотворного[32]
Леви, Примо 1919—1987 итальянский писатель еврейского происхождения бросился в лестничный пролёт
Лехонь, Ян 1899—1956 польский поэт, литературный и театральный критик выбросился из окна небоскреба
Линдзи, Вэчел (англ.)русск. 1879—1931 американский поэт отравился дезинфицирующим средством[33]
Лозина-Лозинский, Алексей Константинович 1886—1916 русский поэт, прозаик три раза покушался на самоубийство, в последний принял смертельную дозу морфия[10]
Лондон, Джек 1876—1916 американский писатель принял смертельную дозу снотворного версия о самоубийстве оспаривается
Лугонес, Леопольдо 1874—1938 аргентинский писатель, поэт, журналист отравился цианидом[34]
Лукан, Марк Анней 39—65 римский поэт вскрыл вены
Лукреций ок. 99—55 до н. э. римский поэт бросился на меч
Львова, Надежда Григорьевна 1891—1913 русская поэтесса, переводчица застрелилась[10]
М М
Макинтайр, Фергюс Гуинплейн 1949—2010 британский писатель-фантаст поджёг себя в собственной квартире[35]
Манн, Клаус 1906—1949 немецкий писатель принял смертельную дозу снотворного
Мар, Анна 1887—1917 русская писательница, журналистка отравилась цианистым калием
Мараи, Шандор 1900—1989 венгерский писатель застрелился
Маре, Эжен (англ.)русск. 1871—1936 южноафриканский писатель, поэт, естествоиспытатель, юрист застрелился[36]
Мартинсон, Харри 1904—1978 шведский поэт, лауреат Нобелевской премии зарезался ножницами в больнице
Маяковский, Владимир Владимирович 1893—1930 русский советский поэт застрелился
Миллер, Хью (англ.)русск. 1802—1856 шотландский писатель и геолог застрелился[37]
Миль, Леонид Соломонович 1938—1992 русский писатель, поэт-переводчик повесился
Юкио Мисима 1925—1970 японский писатель, драматург совершил харакири
Морев, Александр Сергеевич (Пономарёв) 1934—1979 русский поэт и прозаик, художник-иллюстратор бросился в строительную шахту[38]
Морозов, Сергей Петрович 1946—1985 советский поэт выбросился с балкона
Мусин-Пушкин, Семён Александрович 1858—1907 русский поэт и публицист застрелился, оскорблённый подозрением в растрате земских денег (неподтвердившимся впоследствии)[39][40]
Мью, Шарлотта 1869—1928 английская поэтесса отравилась дезинфицирующим средством, находясь в лечебнице[41]
Мюнхгаузен, Бёррис фон (нем.)русск. 1874—1945 немецкий поэт отравился снотворным[42]
Н Н
Нерваль, Жерар де 1808—1855 французский поэт, прозаик повесился на садовой решетке
Нил, Генри 1798—1828 английский поэт, литературовед перерезал себе горло[43]
О О
Одарченко, Юрий Павлович 1903—1960 русский поэт, эмигрант первой волны отравился газом
О’Брайен, Джон 1960—1994 американский писатель застрелился[44]
П П
Павезе, Чезаре 1908—1950 итальянский писатель, поэт, переводчик, критик отравился барбитуратами
Петроний Арбитр 14-66 римский писатель вскрыл себе вены
Плат, Сильвия 1932—1963 американская поэтесса отравилась газом
Писарник, Алехандра 1936—1972 аргентинская поэтесса отравилась
Поплавский, Борис Юлианович 1903—1935 русский поэт и прозаик, эмигрант первой волны отравился кокаином возможно, был отравлен или умер случайно от некачественного наркотика[источник не указан 882 дня]
Потоцкий, Ян 1761—1815 польский писатель застрелился пулей, сделанной из освящённого в церкви серебряного набалдашника
Примеров, Борис Терентьевич 1938—1995 русский советский поэт повесился
Р Р
Равич, Пётр Соломонович 1919—1982 французский писатель, узник Освенцима застрелился
Радищев, Александр Николаевич 1749—1802 русский писатель, поэт отравился по другим данным, умер от болезни
Риммель, Рудольф 1937—2003 эстонский поэт, публицист выбросился из окна
Ромм, Александр Ильич 1898—1943 русский поэт, переводчик, старший брат кинорежиссёра Михаила Ромма застрелился на фронте из табельного оружия
Роуч, Эрик Мертон 1915—1974 южноамериканский поэт (Тринидад-и-Тобаго), писал на английском языке выпив инсектицид, уплыл в открытое море
Руссель, Реймон 1877—1933 французский писатель отравился барбитуратами
Рыжий, Борис Борисович 1974—2001 русский поэт Повесился
С С
Савинков, Борис Викторович 1879—1925 русский террорист, политический деятель, писатель покончил жизнь самоубийством в здании ВЧК на Лубянке, бросившись в лестничный пролёт с пятого этажа версия оспаривается
Са-Карнейро, Марио де 1890—1916 португальский поэт, писатель отравился стрихнином[45]
Саклинг, Джон (англ.)русск. 1609—1642 английский поэт отравился версия оспаривается
Секстон, Энн 1928—1974 американская поэтесса и писательница отравилась выхлопными газами в гараже[46]
Сенека, Луций Анней ок. 4 г. до н. э. —65 римский поэт, драматург, философ вскрыл себе вены вместе с женой, хотя приказ Нерона касался только его
Сергин, Сергей Фёдорович 1910—1934 русский поэт, эмигрант первой волны застрелился
Синдзи Ока 1962—1975 японский мальчик-поэт прыгнул с крыши, чтобы узнать, что происходит после смерти
Скуиня, Аустра (латыш.)русск. 1909—1932 латышская поэтесса утопилась[47]
Соболев, Леонид Сергеевич 1898—1971 русский писатель застрелился, будучи болен раком желудка
Соболь, Андрей (Юлий Михайлович Соболь) 1888—1926 русский писатель застрелился
Соколов, Николай Матвеевич 1860—1908 русский поэт отравился уксусной эссенцией в состоянии депрессии
Стахура, Эдвард 1937—1979 польский писатель, поэт, автор песен повесился
Сторни, Альфонсина 1892—1938 аргентинская поэтесса утопилась[48]
Т Т
Табидзе, Галактион Васильевич 1891—1959 грузинский поэт выбросился из окна лечебницы
Таннахилл, Роберт 1774—1810 шотландский поэт, музыкант утопился[49]
Тисдэйл, Сара 1884—1933 американская поэтесса отравилась таблетками
Толлер, Эрнст 1893—1939 немецкий поэт и драматург повесился в нью-йоркском отеле
Томпсон, Хантер 1937—2005 американский писатель и журналист застрелился маловероятная причина — несчастный случай
Тракль, Георг 1887—1914 австрийский поэт принял смертельную дозу кокаина
Тухольский, Курт 1890—1935 немецкий сатирик, поэт и публицист умер через два дня после того, как принял яд
У У
Успенский, Николай Васильевич 1837—1889 русский писатель зарезался в переулке
Ф Ф
Фадеев, Александр Александрович 1901—1956 русский советский писатель застрелился
Флетчер, Джон Гулд 1886—1950 американский поэт утопился в пруду[50]
Фрейд, Зигмунд 1856—1939 австрийский психоаналитик, невропатолог, эссеист, лауреат премии Гёте в области литературы эвтаназия: обязал своего лечащего врача Макса Шура ввести ему смертельную дозу морфина (три инъекции)
Х Х
Херлихай, Лео 1927—1993 американский романист, драматург и актёр передозировка снотворного[51]
Хвылевой (Фитилёв), Николай Григорьевич 1893—1933 украинский советский писатель застрелился
Садег Хедаят 1903—1951 иранский писатель, филолог, переводчик отравился газом в Париже
Хемингуэй, Эрнест 1899—1961 американский писатель застрелился, когда чистил ружьё
Хласко, Марек 1934—1969 польский писатель, эмигрант отравился
Хорват, Евгений Анатольевич 1961—1993 русский поэт, с 1981 эмигрант (жил в ФРГ) повесился
Ц Ц
Цвейг, Стефан 1881—1942 австрийский писатель еврейского происхождения, поэт, критик отравился вместе с женой, приняв большую дозу снотворного на нацистском флаге
Цветаева, Марина Ивановна 1892—1941 русская поэтесса, прозаик, переводчица повесилась
Целан, Пауль (Пауль Лео Анчель) 1920—1970 немецкий поэт и переводчик еврейского происхождения, выходец из Румынии бросился с моста в Сену
Цюй Юань ок. 340—278 до н. э. китайский поэт утопился в реке
Цюрн, Уника 1916—1970 немецкая и французская писательница и художница выбросилась из окна
Ч Ч
Чан, Айрис 1968—2004 американская писательница, историк, журналист китайского происхождения застрелилась в автомобиле
Чаттертон, Томас 1752—1770 английский поэт отравился мышьяком
Чеботаревская, Александра Николаевна 1869—1925 русская писательница, переводчица, сестра Анастасии Чеботаревской утопилась в проруби на Москва-реке.[52]
Чеботаревская, Анастасия Николаевна 1876—1921 русская писательница, переводчица, драматург, жена Фёдора Сологуба бросилась в Неву с Тучкова моста.[52]
Ш Ш
Шамфор, Никола Себастьен Рок 1741—1794 французский писатель, мыслитель, моралист перед угрозой нового ареста (во время Великой Французской революции) пытался покончить с собой, врачи его спасли, но через несколько месяцев он скончался от причинённых себе ран
Шеф, Генрих Владимирович 1937—1991 русский писатель, публиковался в самиздате выбросился из окна
Шпаликов, Геннадий Фёдорович 1937—1974 советский поэт, киносценарист повесился
Штифтер, Адальберт 1805—1868 австрийский писатель, поэт, художник, педагог будучи болен циррозом печени, в приступе депрессии перерезал себе горло бритвой
Штырски, Йиндржих 1899—1942 чешский писатель и художник
Щ Щ
Щербаков, Михаил Васильевич 1890?—1956 русский поэт, писатель, журналист; эмигрант первой волны выбросился из окна
Э Э
Эйнштейн, Карл 1885—1940 немецкий поэт, прозаик, критик повесился
Это, Дзюн 1932—1999 японский критик и писатель перерезал себе вены
Ю Ю
Юхас, Дюла 1883—1937 венгерский поэт принял смертельную дозу веронала[53]
Я Я
Яворов, Пейо 1878—1914 болгарский поэт застрелился, приняв яд
Якобсон, Анатолий Александрович 1935—1978 русский поэт, переводчик, правозащитник повесился
Янонис, Юлюс 1896—1917 литовский поэт будучи болен туберкулёзом, бросился под поезд
Яшвили, Паоло 1895—1937 грузинский поэт застрелился из охотничьего ружья

Великие русские… алкоголики, наркоманы, самоубийцы Сразу было интересно Потом страшно. Потом грустно. Учителя литературы в школе заставляют дете…

В античных Афинах для тех, кто решил свести счеты с жизнью, хранился особый запас яда. В Средние века самоубийц считали «объятыми дьявольским безумством»; в Британии XI века их приравнивали к ворам. Термин «суицид» появился в середине XVII столетия, тогда в европейских государствах за попытку самоубийства было предусмотрено уголовное наказание.

Великие русские… алкоголики, наркоманы, самоубийцы

Сразу было интересно
Потом страшно.
Потом грустно.

Учителя литературы в школе заставляют детей анализировать и понимать стихи алкоголиков, покончивших жизнь самоубийством. © Выглядело полушуткой. Оказалось, зря.

Стало мне интересно, кто они, эти русские писатели и поэты, и кто их пороки.
Страшно, что их проходят в школе — в подростковом возрасте, когда так хочется подрожать кумиру.
Грустно оттого, что создаётся впечатление об алкоголизме, наркотиках, самоубийствах как о неизменных спутниках творчества, своего рода платы за него.

Про Есенина, конечно все знают, что он алкоголик. Его стихи проходят в школе.
Марина Цветаева покончила жизнь самоубийством, повесившись. Её проходят в школе.
У Булгакова есть цикл повестей «Записки юного врача», основанный на событиях его жизни. Совершенно потрясающие произведения, без иронии. Я их перечитывала не один раз. Среди них «Морфий». Про Булгакова как раз и приходят мысли о «плате» за творчество.
Да, Булгаков наркоман. Его тоже проходят в школе.

Я призадумалась. Правильно ли анализировать произведения писателей и поэтов, без учёта факта, что они были психически нездоровы? Иногда об этом сообщают, мельком, чаще умалчивают.
А ведь это влияет на их творчество. Иногда это и есть причина их творчества в том виде, в каком мы его знаем.

С одной стороны, странно сказать школьникам: «Это X, алкоголик, великий русский писатель, самоубийца»
С другой стороны, зачем вообще детям слышать в школе сочетания о достойных писателях и алкоголизме, наркотиках, самоубийствах и прочих пороках? Мы же пытаемся научить их тому, что это плохо, зло, никогда не пробуй. А тут — писатель, поэт, с экранов телевизоров — актёр, певец и т. п. Слава и популярность. Какая-то двойная мораль.

Большинство взрослых способны понять, что у медали есть две стороны, и отделить семена от плевел. Потому что система жизненных ценностей уже сформирована. Но в ранней юности этому ещё только учатся и именно в подростковом возрасте пробуют алкоголь, сигареты, наркотики, начинают задумываться о ценности жизни и значении смерти. Хочется проверить всё на личном опыте.
Зачем в этом возрасте позитивные примеры пороков?
Или если ребёнок не открыл томик Есенина в 16 лет, то в 25 он его уже не оценит?
И также верно, что если убрать всех, кто дружил с пороками — то слишком много убирать придется.
Может тогда правильно изучать произведения вне контекста биографии его автора? Без «что хотел сказать автор»»что хотел сказать алкоголик/наркоман и т. п.», а как-то по-другому только с точки зрения личных впечатлений детей о произведении?

У меня нет ответов на эти вопросы.
Единственное, в чём я уверена — в том возрасте, когда проходят эти произведения, ввиду отсутствия жизненного багажа и опыта, дети еще не способны понимать настоящую связь жизни автора с его творчеством. Иногда осознать и полное отсутствие этой связи по причине психических отклонений в момент написания произведения.
Отстранённо отнестись к порокам писателей. В этом возрасте жизнь ещё в процессе разделения на чёрное и белое, хорошее и плохое.
В школе я не понимала «Мастера и Маргариту» Булгакова. Оно мне казалось странным. Помню, когда я увлеклась Булгаковым от нечего читать и узнала про его зависимость (это было гораздо позже школы), моё отношение к его произведениям не изменилось. Скорее этот факт дополнил в моей голове пазл о «Мастере и Маргарите», объяснив его странность, и пазл о Записках врача, когда я поняла, каким образом он так правдоподобно всё описывает.
Возможно сам факт того, что Булгаков был врачом и стремился приносить пользу людям, сильно смазал негатив от наркотиков.
Когда я узнала про Есенина — я поняла, почему у меня к нему отторжение: все эти картинки в его стихах — они были и так неприятны, и оказались не вымыслом, а реальностью, которая мне неприятна вдвойне. Кое-как закончив в школе, я к нему никогда не возвращалась.

Да, я считаю, что информация об авторе влияет на восприятие произведения. И не знаю, как сформировать правильное отношение в ситуации с алкоголиками, наркоманами, самоубийцами и прочими…

Дальше фамилии наиболее известных писателей и поэтов — алкоголиков, наркоманов, самоубийц. К сожалению, их очень много, поэтому здесь только несколько фамилий, маленькая часть.

САМОУБИЙЦЫ. Список огромен. Вот некоторые фамилии на слуху
Есенин, Сергей Александрович (1895—1925) — русский поэт. Перерезав себе вены, повесился.
Купала, Янка (1882—1942) — белорусский поэт. По официальной версии покончил с собой в гостинице «Москва». [его фамилия в этом списке удивила, я не знала об этом]
Лондон, Джек (1876—1916) — американский писатель, принял сверх дозу снотворного. Рядом с телом нашли блокнот, в котором были цифры: перед смертью писатель вычислял необходимую дозу яда.
Маяковский, Владимир Владимирович (1893—1930) — русский поэт. Застрелился.
Радищев, Александр Николаевич (1749—1802) — автор «Путешествие из Петербурга в Москву» и других произведений. Сначала принял яд, а потом ещё и пытался зарезаться бритвой. Умер после долгих мучений.
Сенека Луций Аней (сын) (4 г. до н.э.- 65 после н.э.) — римский поэт, философ. Вскрыл себе вены в ванной, предварительно выпив яду. Вокруг сидели друзья и записывали его последние откровения.
Соболь Андрей Михайлович (1888—1926) — советский писатель, отец поэта Марка Соболя, застрелился среди бела дня, сидя на скамейке в московском сквере.
Стахура, Эдвард (1937—1979) — польский поэт, повесился в собственном доме, до этого бросался под поезд, который отрезал ему руку.
Табидзе, Галактион Васильевич (1891—1959) — великий грузинский поэт. Выбросился из окна лечебницы.
Успенский, Николай Васильевич (1837—1888) — русский писатель. Зарезал себя в переулке.
Фадеев, Александр Александрович (1901—1956) — русский советский писатель. Застрелился на даче, не выдержав разоблачений культа личности и погрязнув в алкоголизме.
Цветаева, Марина Ивановна (1892—1941) — русская поэтесса, прозаик, переводчица. Повесилась.
и др.

НАРКОМАНЫ.

Кэрролл Льюис — английский писатель, автор «Алисы в стране чудес», употреблявший опиум.
Кинг Стивен — американский писатель, общепризнанный «король ужасов». В период с 1974 по 1987 имел большие проблемы с алкоголем и наркотиками. Как это ни парадоксально, именно в этот период он создаёт свои наиболее яркие и жёсткие произведения, среди которых романы «Сияющий», «Мёртвая зона», «Воспламеняющая взглядом», «Куджо», «Бегущий человек», «Кладбище домашних животных», «Кристина», «Талисман», «Худеющий», «Оно», «Томминокеры» и «Тёмная Башня», а также повести «Тело», «Способный ученик», «Рита Хейворт и побег из Шоушенка». По его личному признанию, некоторые романы он даже не помнит как писал.
Берроуз Уильям — американский писатель, автор романа «Голый завтрак» (Naked Lunch) и других книг, основанных на его опыте полученного во время пристрастия к героину и многим другим наркотическим веществам.
Бодлер Шарль — французский писатель, свои впечатления от гашиша и опиума описывал в книге «Искусственный рай».
Булгаков Михаил — русский писатель, автор частично автобиографичного романа «Морфий». И вообще, все его произведения невероятно интересные.
Высоцкий Владимир — русский советский поэт, музыкант, актёр, бард, автор сотен песен на собственные стихи, употреблял морфий внутривенно. Об этом стало широко известно только после его смерти.
Владимир Маяковский, по воспоминаниям современников, пристрастия к алкоголю не имел, но зато употреблял кокаин и страдал от всевозможных маний, граничащих с помешательством.
Гайдук Дмитрий — писатель, известный своими растаманскими народными сказками — небольшими юмористическими рассказами о жизни растаманов.
Кастанеда Карлос — написал множество книг, из которых две посвящены описанию опыта употребления галлюциногенных растений, используемых мексиканскими индейцами. В данных впоследствии интервью выступал против употребления наркотиков.
Томас де Квинси — английский писатель XIX века, автор знаменитой книги «Исповедь курильщика опиума»
Кен Кизи — по крайней мере в 1960х годах активно потребителял ЛСД и марихуану. Автор романа «Пролетая над гнездом кукушки», являющимся одним из центральных литературных произведений движений битников и хиппи, в основу которого лёг опыт участия Кизи в экспериментах с ЛСД, мескалином, и другими психоделиками.
Кроули Алистер — британский писатель, автор «Дневника наркомана» (The Diary of a Drug Fiend) и других книг, имеющих дело с гашишем, кокаином и героином.
Пелевин Виктор — герои его книг употребляют наркотики. В романе «Generation П» подробно описаны ощущения от приёма наркотиков, в том числе яркие трипы под ЛСД и мухоморы. Автор эссе «Мой Мескалитовый Трип (о Карлосе Кастанеде)».
Хантер Томсон — американский журналист, автор книги «Страх и отвращение в Лас-Вегасе» (Fear and Loathing in Las Vegas), создатель гонзо-журналистики.
Роберт Антон Уилсон — американский писатель, философ, анархист, на протяжении жизни эсперементировал с наркотиками, преимущественно с психоделиками, получал медицинскую марихуану, был ярым противником войны с наркотиками.
Ирвин Уэлш — британский писатель, автор романа Trainspotting и других книг, описывающих жизнь английских наркоманов.
Олдос Хаксли — автор The Doors of Perception, книги, описывающей его опыт с мескалином.
Баян Ширянов — русский писатель, автор цикла романов Пилотажи, описывающих жизнь московских «винтовых» наркоманов, принимающих внутривенно эфедрин и первитин.

АЛКОГОЛИКИ

Шолохов Михаил Александрович. Выросший среди донских казаков, он с ранних лет пил, как воду, местное вино, водку и самогон. К концу жизни увлечение алкоголем стало сказываться на здоровье Шолохова. Он пил по-тихому вплоть до своего восьмидесятилетия и умер от рака горла.
По Эдгар Аллан. Его не раз отвозили в больницу с приступом белой горячки, в котором он ругался с привидениями и неистово отбивался от них. Однажды его пьяным нашли в канаве, привезли в больницу, где он и скончался.
Уильям Фолкнер. Безумный пьяница. Родился и вырос в семье алкашей. К 18 годам будущий писатель пил, как заправский алкоголик. Его алкоголизм длился на протяжении 30 лет практически не прерываясь. Но именно в этот период он написал многие свои лучшие произведения.
Ремарк Эрих Мария. Писатель стал знаменитым после одного-единственного произведения «На Западном фронте без перемен» (1930). Ему, как человеку прошедшему две мировых войны, алкоголь стал анестезией. Сам же он, после прекращения запоев винил себя за пусто потраченное время.
Хемингуэй Эрнест. Лауреат Нобелевской премии 1954 года по литературе, полученной за известнейшую повесть «Старик и море», журналист. Один из самых известнейших алкоголиков. В последний год перед смертью он лежал в больнице с диагнозом депрессия, умственное расстройство и… цирроз печени. В июне 1961 года он приставил к голове охотничье ружье и покончил с собой, сидя на своем ранчо.
Есенин Сергей. О пристрастии Сергея Есенина к алкоголю известно пожалуй всем. Но быть может именно благодаря этой пагубной привычке Есенину удавалось с такой поразительной точностью изложить в своих стихах мотивы русской действительности и загадочной русской души и грусти.
Лондон Джек. Он работал по 17 часов в сутки, и за 15 лет писательства сочинил на 40 томов. При этом страдал депрессией и алкоголизмом. В ночь на 22 ноября 1916 года Джек Лондон покончил с собой. Рядом с телом нашли блокнот, в котором были цифры: перед смертью писатель вычислял необходимую дозу яда.
Стейнбек Джон. В 1947 году он приехал в Советский Союз, чтобы написать серию репортажей. Утомившись от официоза, Стейнбек решил посмотреть настоящую жизнь русских. Он вышел из московского отеля один и догулялся до того, что напился в компании алкашей (!) и заснул на скамейке.
Стайрон Уильям. Пил 40 лет подряд. В возрасте 60 лет Стайрон заработал непереносимость алкоголя. Один глоток — и у него начинались тошнота и кошмары. Стайрон перестал пить, однако без привычных вливаний ему было еще хуже. Он впал в депрессию и попал в психиатрическую больницу. Оклемался и написал — по следам своего пребывания в дурдоме — книгу «Зримая тьма». Прожил после этого Стайрон еще 15 лет, умер в возрасте 86 лет. Не пил. Страдал ли от вынужденной трезвости, мы не знаем.
Твардовский Александр Трифонович
Берггольц Ольга Федоровна
Олеша Юрий Карлович
Успенский Николай
Блок Александр Александрович
Фадеев Александр Александрович
и многие другие писатели

К сожалению, их очень много. Многие и умирали от алкоголизма опустившимися людьми или совершали на его фоне самоубийства.

Самоубийства советских писателей

Автор: Владимир АБАРИНОВ
03.10.2012
   
Галактион Табидзе
 
   

Автор этого материала Юрий КРОТКОВ считался – да и был в 50–60-х годах прошлого столетия – довольно известным в стране драматургом и сценаристом. О второй своей «профессии» он весьма откровенно поведал сам в 1963 году, когда остался на Западе: «кооптированный сотрудник КГБ». Юрий Кротков знал многое из того, что было известно очень узкому кругу и о чём говорить было не принято, по крайней мере долгое время. Редакция предлагает вниманию читателей заметки Юрия Кроткова, опубликованные в американском издании «Новый Журнал», №91 за 1968 год

В 1925 году в Ленинграде повесился Сергей Есенин. Позже в Москве застрелился Владимир Маяковский. В разгар сталинского террора замечательный грузинский поэт Паоло Яшвили, поставленный Лаврентием Берией перед выбором: либо предать самого себя, либо быть арестованным и замученным в НКВД, заложил дуло охотничьего ружья в рот и нажал на спуск. Во время прошлой войны чудесная Марина Цветаева, вернувшаяся из эмиграции в Россию, в Елабуге покончила с собой – повесилась. Но если трагические смерти Есенина, Маяковского, Яшвили и Цветаевой до известной степени «изучены» и это уже в какой-то мере «прошлое», то много ли было сказано, как в СССР, так и на Западе, о самоубийствах таких советских писателей, я подчеркиваю это – советских писателей, как Александр Фадеев, Галактион Табидзе и Валентин Овечкин? Именно потому что об этих трёх самоубийствах почти ничего не написано, потому что мало исследованы обстоятельства, при которых они были совершены, я и попробую, как могу, опираясь на то, что мне, как московскому литератору, было известно, «обжить» эти белые пятна в истории моей страны. Прежде всего я должен оговориться. Валентин Овечкин покушался на самоубийство и стрелял в себя. Но врачи спасли его, и он выжил. Он скончался в Ташкенте. Смерть его была физиологически естественной. Поэтому его лучше назвать полусамоубийцей, хотя для общей темы – о причинах самоубийств советских писателей – это существенной роли не играет.

Начнём с Александра Фадеева
Кто в советской стране не знает Александра Фадеева, автора «Разгрома», «Последнего из Удэге», «Молодой гвардии»? Мы в наших писательских кругах всегда называли его маршалом. И конечно же, он был в советской литературе маршалом. Многолетний генсек Президиума Союза писателей СССР, многолетний кандидат и член ЦК ВКП(б) и ЦК КПСС, многолетний депутат Верховного Совета СССР, член бюро Всемирного Совета Мира, член Президиума Советского комитета защиты мира, дважды кавалер ордена Ленина, лауреат Сталинских премий, председатель Комитета по присуждению Сталинских премий, личный советник Сталина, его любимец… Куда же больше?
Думая о Фадееве, я сразу вспоминаю школьную скамью «трудовой семилетки» с хрестоматией по литературе, в которой на первом месте стояли «Железный поток» Серафимовича, «Чапаев» Фурманова и «Разгром» Фадеева. С юношеским жаром я увлекался этой захватывающей, талантливо описанной историей борьбы красных партизан на Дальнем Востоке.
Думая о Фадееве, я вспоминаю мою первую встречу с ним в его кабинете на улице Воровского около тридцати лет тому назад. Тогда я приехал из Тбилиси в Москву и поступил в Литературный институт Союза писателей. У меня было рекомендательное письмо к Фадееву от старейшего грузинского драматурга, в прошлом светлейшего князя, Шалвы Дадиани. Это было летом. Фадеев сидел за столом весь в белом: белые брюки, «украинка», парусиновые туфли, с седыми мягкими волосами, лицо его было красновато-бурым от загара, глаза весело блестели, кажется, он был «на взводе». Когда он говорил, на шее у него вздувались жилы, а голос звучал как-то странно, даже смешно, точно он говорил в полупустом зале, с натугой при этом. Фадеев был прост в обращении, доброжелателен и, я бы сказал, подчёркнуто демократичен, хотя на столе у него стояла «кремлёвка», или, как ещё говорят, «подкожный» телефон (у него такой аппарат был и на даче в Переделкине), во дворе дожидалась машина с правительственной сиреной – «кукушкой», а в приёмной – уйма терпеливо высиживавших просителей, как в приёмной у какого-нибудь крупного наркома.
Потом я встречал Фадеева на собраниях СП и в клубе литератора. Выступал он красиво, «с огоньком», себя не жалел, вкладывал в слова, так сказать, душу. Но его позиция в литературе никогда не отличалась оригинальностью. Трезвый Фадеев был откровенным апологетом того, что, с лёгкой руки Максима Горького, называли «социалистическим реализмом». Как-то драматург Владимир Соловьёв на одном из совещаний встал и сказал – просто, ясно и так верно:
– Вот тут призывают нас создавать образы наших великих современников: сталеваров, кузнецов, секретарей райкомов, дворников, милиционеров и пр. А я не знаю, что это такое. Я знаю, что такое страсти: любовь, страх, ревность…
Фадеев перебил Соловьёва, вскочил и дал ему «изничтожающую» отповедь, заявив, что, мол, чёрт с ним, с Соловьёвым, он и так сидит в «яме», но вот его слушают совершенно молодые (он имел в виду нас – студентов Литинститута) и это, мол, уже опасно.
Я встречал Фадеева и в начале войны в Казани, когда он приехал с фронта в военной форме с наганом на боку и с одним ромбом в петлицах – чин бригадного комиссара. Мне вспоминается, как в огромном зале Дома промышленности, разделённом чемоданами, тряпками и фанерными щитами, расположились семьями маститые представители советской литературы, эвакуировавшиеся из Москвы. Это было что-то вроде цыганского табора. «Великие» бегали за кипяточком, как на узловой станции железной дороги, стояли в очереди за манной кашей и кулёчками с сахаром, шёпотом обсуждали сводки Совинформбюро. И даже здесь «враждующие» не смотрели друг на друга. Когда вошёл Фадеев – как бы блеснул луч солнца. Со всех сторон раздалось: «Саша!.. Александр!.. Сан Саныч… Фадеев… Товарищ Фадеев!..»
Мне довелось присутствовать на праздновании пятидесятилетия Фадеева в 1951 году в Концертном зале имени Чайковского в Москве. Тогда Александр Александрович, в тёмном костюме, как знаменитый артист в день своего бенефиса, взойдя на концертную сцену, произнёс знаменитую речь, в которой вдохновенно, почти свято поклялся быть верным товарищу Сталину до «последнего вздоха», отождествляя, конечно, имя Сталина с идеей коммунизма.
Фадеев клялся в верности Сталину, и тогда, сидя в зале, я был уверен, что его клятва – правда. Парадоксально, что я тогда был уверен в этом, хотя и знал уже, что в пьяном виде из ресторана «Арагви» тот же Фадеев звонил на дом Борису Пастернаку и говорил:
– Боренька, ведь ты у нас один-единственный, кто не врёт…
Несколько лет спустя жена Пастернака, Зинаида Николаевна, рассказала мне несколько эпизодов, которые, несмотря на их как бы бытовой характер, по-моему, выходят за пределы житейской суеты.
В начале войны умер сын Зинаиды Николаевны от первого брака, Адик. Борис Леонидович обратился к Александру Фадееву, чтобы тот помог ему получить разрешение на похороны Адика в саду дачи, которую арендовал Пастернак, – в Переделкине. (Такова была последняя воля Адика.) Фадеев сделал это, хотя это и было вопреки советским законам. Больше того, перед возвращением Пастернака из эвакуации Фадеев приказал высадить у него в саду яблоневые деревья, и, когда Борис Леонидович приехал, он сказал ему:
– Боря, тебя ждут тяжёлые времена.
Фадеев часто навещал Пастернака, он приносил заветную бутылочку, просил Зинаиду Николаевну испечь картошки и, выпив, начинал говорить такое, что Борис Леонидович на следующее утро посылал с домработницей на дачу Фадеева записку: «Ты у нас не был и ничего не говорил».
Но вот совсем другое.
Во время музыкального конкурса, кажется, имени Шопена, сына Зинаиды Николаевны, пианиста Станислава Нейгауза, власти не пустили в Варшаву. (Даже в Варшаву!) Зинаида Николаевна побежала за содействием к Фадееву. Тот был абсолютно трезв и сказал ей:
– Нас, Зина, перед тем как выпускать за рубеж, основательно «обнюхивают». И, между прочим, делают правильно…
– Но ведь ты же знаешь Стасика, – ответила Зинаида Николаевна, – ведь он рос на твоих глазах.
Фадеев возразил, и притом с каким-то странным злорадством:
– Э-э-э, не скажи. Твоего Стасика ведь воспитывал Боря.
Зинаида Николаевна вспыхнула и, бросив: «Поздравляю тебя с этим открытием!» – ушла и долго после этого не разговаривала с Фадеевым.
Между прочим, до сих пор никто не знает, почему Сталин не арестовал Пастернака. Ведь почти все вокруг Пастернака были скошены, а Пастернак остался тогда цел. Высказывалось одно время мнение, что Бориса Леонидовича спас Фадеев, который в глубине души любил его и якобы сумел «отстоять» его в разговоре со Сталиным.
Поверить в это трудно, но мнение такое неоднократно высказывалось.
Спрашивается: что же происходило с Фадеевым, верил ли он действительно в Сталина или это были многоярусные внутренние приспособления, верил ли он в коммунизм или тут была замешана новоявленная советская смердяковщина, был ли Фадеев активным борцом за «социалистическое общество» или он спасался сам за тенью Сталина? Справедливо ли приписывать Фадееву слова: «Лучше ложь, чем ничего»?
Верил или не верил? Трудно и сложно говорить о подобных размежеваниях, когда речь идёт о советском человеке, даже таком, как Фадеев. Когда я жил в СССР, я не мог чётко ответить на этот вопрос по той простой причине, что я не мог честно и откровенно ответить на свой собственный вопрос: «А верю ли я Сталину?» И такой вопрос стоял почти абсолютно перед каждым мало-мальски думающим творческим человеком, в том или ином виде.
Мог ли Фадеев верить в Сталина, если тот вынуждал его визировать ордера на аресты друзей и товарищей Фадеева, литераторов? (А Фадеев, известно, завизировал аресты 20 писателей только из одного посёлка Переделкино, в том числе и арест Спасского.) Мог ли писатель Фадеев верить Сталину, если тот заставил его переписать роман «Молодая гвардия», посчитав, что автор недостаточно «осветил» в нём организаторскую роль коммунистической партии и слишком подчеркнул стихийное начало в период отступления Красной армии? А ведь посвящённые этому главы романа и были лучшими.
Фадеев пил, пил много, часто, запои продолжались порой по две-три недели, до очередного вызова Сталина, когда врачи приводили его в порядок, усаживали в машину с правительственной «кукушкой» и отправляли в Москву. Фадеев пил, и это, конечно, помогало ему ладить с самим собой, это и было ответом на все трагические вопросы, это как-то мирило совесть с террором, талант – с партийной директивой, пролетарское прошлое – с кремлёвскими пайками и так далее. И всё же мне кажется, что до смерти Сталина в трагедии Фадеева доминантой была пусть даже фальсифицированная, пусть даже циничная, но вера в Сталина и в идею, так как Фадеев по натуре своей не походил на приспособленца, конъюнктурщика и временщика в чистом виде. Я бы даже сказал, что советская власть была его властью, а сталинский режим был его режимом где-то в главном, в основном. И наконец, существовала спасительная русская поговорка: «Лес рубят – щепки летят». Без жертв, внешних и внутренних, общество не переустроишь, если такая задача поставлена. Значит, надо идти на эти жертвы, значит, надо было прежде всего ломать и калечить самого себя и очень часто во имя высоких лозунгов чёрное выдавать за белое.
Однако после смерти Сталина и особенно после разоблачительного доклада Никиты Хрущёва на XX съезде КПСС в жизни Фадеева наступил последний этап, когда доминанта веры в Сталина, в идею уступила место доминанте трезвой оценки действительности и, главное, своего места и своей роли в ней.
Оказалось, что лес рубили варварским способом, преступно…
И вот человек, который написал в финале «Разгрома»: «Нужно было жить и исполнять свои обязанности», 13 мая 1956 года выстрелил из револьвера себе прямо в сердце. Жизнь и обязанности кончились. Это было, вероятно, логично.
Но было ли это неизбежно? Разве Фадеев, как многие другие, не мог найти для себя оправдание и свалить все шишки на Усача? Разве он не мог усыпить свою совесть, наконец, просто обмануть самого себя, как делали многие другие?
Мог. Но не сделал этого. Не сделал, ибо в нём, по-моему, было не только писательское, но и гражданское дарование, он был всё же человеком, или, лучше сказать, в нём сохранилось что-то, какая-то частица от человека, так как он не был духовным трусом, так как он был готов платить за прошлое.
Утаить факт самоубийства литературного маршала было невозможно, хотя такие вещи и практиковались. У нас в советской прессе ведь до сих пор существует универсальное слово «скончался». А как скончался, от чего скончался, при каких обстоятельствах скончался, да естественной ли смертью – это советским гражданам знать не обязательно. (Так, между прочим, произошло и с Галактионом Табидзе.) Но в случае с Фадеевым передёрнуть карты было невозможно.
«Правда» сообщила, что самоубийство Фадеева явилось следствием болезни писателя, то есть алкоголизма. Но это была очередная неправда «Правды», так как в литературных кругах Москвы хорошо знали, что Александр Александрович последние три месяца перед выстрелом не пил. Он был всё это время совершенно трезвым, что вызывало общее удивление, и покончил с жизнью в состоянии ясного рассудка. Больше того, известно, что Фадеев долго и тщательно готовился к этому решающему акту. Известно, что он ездил по памятным местам, посещал старых друзей, как бы прощаясь с тем, что ему было особенно дорого…
Непосредственным поводом к выстрелу явилось следующее.
После того как началась реабилитация невинно пострадавших при Сталине (этот процесс назывался у нас «поздним реабилитансом», в отличие от «раннего ренессанса»), некоторые жертвы Фадеева, то есть те, которые были арестованы и посажены по ордерам, завизированным Фадеевым, вернулись в Москву. Среди них был писатель, которого я обозначу буквой М., так как с неё начиналась его фамилия. Этот писатель публично назвал Фадеева негодяем и чуть ли не плюнул ему в лицо. После этого М. повесился.
Что ж, и это молча проглотить? Были такие, которые глотали и даже улыбались. Но ведь писатель М. повесился, он вынес все невзгоды сталинских исправительно-трудовых лагерей, выжил, а вот вернулся и тут, в Москве, назвав Фадеева негодяем, повесился. Надо было быть полнейшим ничтожеством, чтобы не почувствовать глубины этого факта.
Тени жертв, видимо, стали преследовать Фадеева. Но это не всё, хотя одного этого уже было бы вполне достаточно для того, чтобы прийти к мысли, что наступил час расплаты за содеянное.
В 1954 году Фадеев опубликовал несколько глав из своего нового романа «Чёрная металлургия». Он попытался создать эпопею о жизни рабочего класса в СССР. Он работал над романом долго и упорно. Но в результате оказалось, что этот «индустриальный эпос» – просто-напросто липа. Оказалось, что материалы для романа, полученные Фадеевым в одном из союзных министерств, фиктивные и фальшивые. А Фадеев на них построил весь свой замысел. Труд пошёл насмарку. Но дело было не в труде. Тут обнаружилось нечто самое страшное для писателя. Фадеев вдруг с предельной очевидностью понял, что он как писатель кончился, иссяк, что он не может бороться с самим собой, что видение жизни в нём уже подменено придумыванием жизни, её схематизацией, стереотипизацией, что он давно уже занимается партийной алхимией, что, впрочем, было ясно и после романа «Молодая гвардия», основанного также, как теперь выяснилось, на весьма сомнительных документальных материалах.
Мне невольно вспоминается разговор, который как-то я имел с одной бабой в Переделкине. Она мне сказала:
– Лександр Саныч называл меня приятельницей, а я его приятелем. Вот мы так друг с дружкой и калякали. А в тот день [день самоубийства] встретились мы по случаю подле Бахметьевской дачи, он мне и говорит: «Эх, приятельница, всё у нас убивают и убивают. Вот пастух имеет свои заботы, вот у артиста, значит, пьеса, а что у писателя? А у писателя – думка. Так вот, приятельница, убивают думку, убивают». А опосля пульнул он в себя, сердечный… Перед тем, прослышала я, в двух сберкассах счета открыл, а сберкнижки, выходит, племянницам определил…
В Переделкине же до меня дошла информация, что Фадеев любил последние годы простую русскую женщину по имени Клава. Это была дородная красивая баба, которая работала в закусочной и жила в бараке тут же, в Переделкине, по соседству с библиотекаршей Еленой. Клава еле сводила концы с концами и воспитывала сына. Муж её, кажется, погиб на войне. Фадеев помогал ей. Это, возможно, было его последним внутренним прибежищем, миром, в котором он изолировал себя от реальности, уже понимая, что реальность для него – смерть. О чём он говорил Клаве? Открывал ли свою «думку»? Кто знает. Только после смерти Фадеева она исчезла, вернее, ей немедленно дали отдельную квартиру в Москве, и она смешалась с многомиллионной массой людей. Следов, так сказать, не осталось…
В тот роковой день, после обеда, Александр Фадеев поднялся к себе в кабинет, это было на даче в Переделкине, написал два письма, одно – жене, Степановой, актрисе Московского Художественного театра, второе – в ЦК КПСС, лёг на диван, обложился подушками и застрелился.
Урну с прахом Фадеева, если я не ошибаюсь, замуровали в Кремлёвской стене, рядом с прахом других выдающихся деятелей коммунистического государства. Когда же Михаил Шолохов, приехав в Москву, позвонил Ворошилову, который тогда был Председателем Президиума Верховного Совета СССР, и спросил его о письме Фадеева в ЦК КПСС, Ворошилов, как следует обругав покойника, сказал:
– Если бы вы знали, что он нам написал, вы бы не задавали этого вопроса.
Позже поэт Александр Твардовский задал тот же вопрос Хрущёву, поинтересовавшись содержанием письма Фадеева в ЦК КПСС. Хрущёв ответил:
– В партии есть такие тайны, которые могут знать только два-три человека, товарищ Твардовский.
Никому не известно, что же именно написал Фадеев в Центральный Комитет той партии, членом которой он состоял ни больше ни меньше как 38 лет. Но есть версия, конечно же придуманная, и не одним человеком – и в этом её обобщающая сила, по которой Фадеев написал в своём письме очень коротко: «Я стрелял в политику Сталина, в эстетику Жданова, в генетику Лысенко».
…Жизнь иногда свивает поразительные по причудливости узоры.
На углу площади Маяковского и улицы Горького в Москве, неподалёку от того места, где теперь советская молодёжь всё чаще и чаще устраивает демонстрации в знак протеста против тоталитарных действий властей, стоит дом, в котором живут, так сказать, высокопоставленные. Над входом в одно из парадных этого дома можно увидеть бюст-барельеф Фадеева. Тут находилась московская квартира Фадеева, ныне превращённая в квартиру-музей.
Так вот, в 1961–1963 годах мне пришлось заниматься кооперативным строительством по линии Союза работников кинематографии СССР. Как известно, советское правительство в этих случаях даёт кооперативам ссуду, но тщательно контролирует и строительство, и весь начальный процесс организации кооператива. Я хочу сказать, что вы за свои деньги не можете получить квартиру, которую бы вам хотелось получить. Вас ограничивают размером жилой площади, а если у вас уже есть жилплощадь, но она вам кажется недостаточной и вы хотите её увеличить, возникают неописуемые трудности.
Сын Фадеева женился на популярной киноактрисе Людмиле Гурченко. Они решили получить собственную квартиру и вступили в наш кооператив. В отделе по регулированию жилищной площади Краснопресненского района мне пришлось отстаивать их права быть членами нашего кооператива. Заместитель председателя райисполкома, некто Параскун, огромный детина, с толстой шеей, краснощёкий, безусловный выходец из «низов», с ехидной улыбкой сказал:
– Не пройдёт этот номер. Они могут жить в квартире по улице Горького.
Я ответил:
– Да, но ведь это квартира-музей писателя Александра Фадеева.
– Нам важен метраж.
Тогда я подумал, что для Параскуна (а Параскун – это ныне хозяин жизни) имя Фадеева ничего не значило, кроме того что Фадеев принадлежал к советской знати, а Параскун, мечтавший поскорее попасть в число этой знати, был только на пути туда. Я думаю, что формула Параскуна «нам важен метраж» была, пожалуй, самым страшным приговором для Фадеева, тем более что этот приговор был произнесён «товарищем по классу».

Галактион Табидзе
Знаете ли вы, что собой представляет орден Ленина и каков он на вид?
Прежде всего орден Ленина – высшая правительственная награда в СССР. Орден – золотой, а барельеф Ленина посередине сделан даже из платины. Вначале, как я помню, орден этот привинчивался просто на борту пиджака, потом его стали вешать на пиджак со специальной полосатой колодкой. Нарядный орден. Почётный. И представляете, какая это была редкость и ценность, скажем, в тридцатых годах, когда их было ещё очень мало. И вот однажды на последней странице газеты «Заря Востока», которая тогда была органом Заккрайкома ВКП(б) и ЦК КП(б) Грузии, появилось невероятное объявление. Сообщалось, что утерян орден Ленина и нашедшего просят вернуть его за вознаграждение в отдел объявлений «Зари Востока».
Утерян! Да ведь в те годы даже за утерю партбилета и то исключали из партии и чуть ли не сажали. А что такое партбилет – книжечка. А тут орден, да ещё орден Ленина! Разумеется, по Тбилиси сразу поползли слухи, и сразу, конечно, стало известно, кто утерял орден. Кавалеров ордена Ленина в те времена, повторяю, было немного. Их можно было счесть по пальцам. Пересчитали. Ордена Ленина недоставало на груди у народного поэта Грузии Галактиона Табидзе. Люди затаили дыхание. Что же будет? Неужели репрессируют? Оказалось, что Галактион потерял свой орден где-то в духане по пьяному делу. Неужели отправят в места «не столь отдалённые»? А в те времена люди исчезали с поразительной быстротой по самым пустякам.
Простили Галактиона Табидзе. Товарищ Сталин милостиво простил народного поэта Грузии, и, если я не ошибаюсь, ему был выдан орден-дубликат…
К чему я рассказал этот трагикомический случай? Мне кажется, что он в известной мере характеризует образ второго самоубийцы – Галактиона Табидзе.
С мальчишеских лет я помню Галактиона. Нередко гурьбой мы бегали за ним по улицам. В последние годы Галактион отрастил бороду и усы, прежде он брил лицо, и оно у него, даже в молодые годы, было круглым и одутловатым, несколько бабьим. Роста он был среднего, к старости сильно раздался, обрюзг. Голос у него всегда был чуть хриплый, «пропитой». Ходил он странно, как-то боком и вроде по диагонали, вероятно, оттого, что постоянно был пьян. Но пьяный грузинский поэт – это нормальный поэт. Ничего в этом предосудительного не было. Музы, как правило, дружат с Бахусом. А в Грузии вино пьют вместо воды, ибо вода не везде хорошая. Я вырос в среде грузинских поэтов, таких, как Тициан Табидзе, Паоло Яшвили, Никола Мицишвили, и др. Все они очень много пили и писали великолепные стихи.
Но Галактион был абсолютно иным. Он стоял особняком, и духовного или творческого родства, например, с «голуборожцами», которых я только что перечислил, у него не было, хотя в молодости он одно время и увлекался символистами и импрессионистами.
Галактион Табидзе, безусловно, был одним из наиболее популярных поэтов Грузии, и популярность его была поистине народной. То, что он единственный в Грузии имел звание народного поэта, было им заслужено. Его стихи были понятны простым людям. Его декламировали на улицах, его знали наизусть в деревнях. А песни на слова Галактиона распевались по всей Грузии. У меня и сейчас в ушах замечательная песня «Цхалтубо да Кутаиси…».
В 1944М году Галактиона Табидзе сделали действительным членом Академии наук Грузии. Потом он начал писать верноподданические поэмы. Много писал о «великом Сталине». И всё больше и больше пил. В 1937 году арестовали Тициана Табидзе, Паоло Яшвили застрелился, Никола Мицишвили также был арестован, и романист Джавахишвили, и многие, многие другие. Галактиона не тронули. Галактион остался на свободе и продолжал сочинять сталинские панегирики. И продолжал неуёмно пить. Однажды я видел его лежащим на улице, что у грузин никогда не бывает – любой пьяный грузин умеет добраться до дома, а там уже падает на пол. (Дома, но не на улице.) Галактион лежал на улице. Может быть, уже тогда он искал свой конец?
Возникает тот же самый вопрос: верил ли Галактион Табидзе в Сталина, служил ли он ему потому, что считал, что наступила «заря новой жизни», или же это был попросту компромисс, сделка с совестью, приспособление?
Ответ всё тот же. На мой взгляд, в Галактионе было поразительное, никогда ранее не виданное смешение веры с неверием, то и другое жило в нём одновременно, но так как и то и другое не могло жить одновременно длительное время, то жизнь неизбежно приводила к взрыву.
В начале 1959 года в той же «Заре Востока» появилось сообщение о смерти Галактиона Табидзе. Было написано, что он скончался. Просто скончался. Печатались некрологи, воспоминания о Галактионе, его поэмы. Словом, смерть народного поэта отмечалась соответственно. На панихиде присутствовали партийные и советские «боссы», даже представители Москвы и пр. Произносились, разумеется, пышные похоронные речи. И ни единого слова не было сказано о том, что Галактион Табидзе на 66-м году жизни покончил самоубийством. Ни единого слова не было сказано о том, что он выбросился из окна своего дома и лежал на улице до тех пор, пока не приехала «скорая помощь». Ни единого слова не было сказано о том, что сделал он это, будучи абсолютно трезвым. И наконец, ни единого слова не было сказано, и это весьма симптоматично, о том, что сразу за каретой «скорой помощи» нагрянули сотрудники КГБ, которые немедленно опечатали весь литературный архив Галактиона, как в своё время это было сделано с архивами Горького, Пильняка и многих других.
Галактион Табидзе сейчас лежит в пантеоне писателей Грузии Мтацминда на Ново-Вакинском кладбище в Тбилиси. Ах, если бы покойники говорили! Но даже архивы некоторых, увы, пока молчат…

Валентин Овечкин
О том, что произошло с Валентином Овечкиным, могла бы быть написана пьеса. Может быть, она когда-нибудь и будет написана. Вероятно, драма? А почему бы и не трагедия?
Примечательно в трагедии Овечкина то, что жертвой коммунизма явился сам коммунист, что коммунистическая система уничтожает тех лучших, которые отстаивают её честно, искренне, тех, которые декларируют её сердцем.
Поразительная механика!
Этот советский Гамлет был стопроцентным пролетарием и по крови, и по духу, работал в юности сапожником, был учителем в ликбезе (школа по ликвидации безграмотности), затем уехал в деревню и стал там председателем колхоза, вступил, конечно, в партию, куда без неё, был даже где-то секретарём партийного комитета. Словом, «железная» биография. Комар носа не подточит.
Одно время «наверху» взяли Овечкина на вооружение. Его критические очерки и рассказы печатались чуть ли не в «Правде», на целую полосу. (Этой чести удостаивались лишь такие, как Корнейчук, Симонов, Шолохов.) Широкую известность получили очерки «Районные будни», «В том же районе», наконец, «Трудная весна». Автор выдвигал идею «хороших» и «плохих» руководителей. Он обычно противопоставлял бюрократу и дураку первому секретарю райкома КПСС умницу и гуманиста второго секретаря райкома КПСС. Я думаю, что Овечкин верил в эту идею, во всяком случае, он достаточно горячо об этом писал. И он писал, конечно, о том, что у него на душе наболело, о том, что было для него чрезвычайно важным.
Да, одно время события складывались так, что Овечкина «поднимали». Он был «избран» членом правления Союза писателей РСФСР, а затем и членом правления Союза писателей СССР.
А дальше случилось вот что.
Укрепившись у власти, Хрущёв начал вводить свои «новшества». Коснулось это и колхозов. Овечкин принял их настороженно, а затем и прямо в штыки. В тот период он жил в Курске и был членом Курского обкома КПСС. Хрущёвские новации вызвали недовольство и в руководящих кругах области. Не вникая в существо дела, скажу, что местные «тузы», собираясь вечерами за круглым столом и попивая водочку или выезжая на рыбалку (обычно этим и ограничиваются «культурные мероприятия» на верхах), не то чтобы открыто, но всё же поговаривали об «авантюризме» Никиты. В этих разговорах принимал участие и Овечкин. Не думаю, чтобы он был консерватором, но он был против Хрущёва. Больше того, он как бы возглавил местную «оппозицию», а так как перед созывом XXII съезда КПСС по стране проходили партийные конференции, Овечкин и предложил секретарям обкома партии и советским начальникам устроить нечто вроде партийного бунта. План Овечкина был прост, но в условиях нашей жизни невероятен, лучше сказать, почти невероятен. Овечкин хотел выступить на партийной конференции Курской области первым и выложить «правду-матку», с тем чтобы его поддержали секретари обкома КПСС, руководители облисполкома и т.д.
Овечкин искренне надеялся, что за ним пойдут и все остальные делегаты конференции, тем более что он был уверен – его идеи разделяются на местах, то есть в колхозах области.
На одном из «высокопоставленных» в масштабе области выпивонов было договорено о совместных действиях.
Валентин Овечкин с той же смелостью, с какой сам Хрущёв вышел на трибуну XX съезда КПСС, поднялся на трибуну партийной конференции Курской области. Он, что называется, толкнул речугу и… Что же произошло дальше?
Дальше произошло то самое, что было описано в рассказе Яшина «Рычаги». Сработал принцип «демократического централизма»: каждый в отдельности – против, все вместе – за. Словом, Овечкина не поддержали. Наоборот, боссы, которые накануне «подогревали» Овечкина, обещали вместе «выйти на баррикады», в последнюю минуту сдрейфовали и, опасаясь за свои мягкие кресла, за свои оклады, за свои партбилеты, сбежали в кусты. Нет, не только сбежали в кусты, а сами же набросились на Овечкина и объявили его чуть ли не предателем интересов Родины.
Вернувшись домой, осознав в полной мере свою катастрофу, поняв, что у него окончательно отняли веру в человека, в коммуниста, в его право на мысль, на суждение, на выражение собственного мнения; поняв вдруг, что это всё лежит в основе системы, что коллективная система жизни противоестественна, что коллектив, превращённый в догму, уничтожает человеческую личность, советский Гамлет неизбежно пришёл к логическому вопросу: «Быть или не быть?!»
«Не быть!» – тут же подсказал ему собственный голос совести.
Вероятно, в этот миг в представлениях Овечкина появилось нечто большее, чем идея коммунизма, чем партийный долг, чем обязанности советского писателя, чем даже интересы колхозов. Вероятно, в этот миг он переосмыслил всё, и прежде всего цену человека. Видимо, в этот миг он совсем иначе взглянул на себя и на то, что его окружало, видимо, в этот миг он почувствовал, по выражению Пастернака, «запах бессмертия». И, придя к этому, Овечкин взял в руки мелкокалиберное ружьё, которое висело у него на стене, заложил патрон и выстрелил себе в голову.
Конец не наступил сразу, может быть, дрогнула рука или мелкокалиберка оказалась не смертельным оружием. Овечкина в бессознательном состоянии на самолёте отправили в Москву. Здесь, в нейрохирургической клинике имени Бурденко, врачи сделали сложную операцию, и жизнь Валентина Овечкина была спасена. Но он потерял глаз.
В дни выздоровления по указанию властей к Овечкину в палату пускали только одного писателя – Константина Симонова, которого, кстати, Овечкин всегда недолюбливал и не раз говорил об этом при свидетелях и открыто.
Власти изо всех сил старались замолчать и приглушить «дело Овечкина». По всем правилам такой коммунист не мог избежать осуждения и за то, что он выступил против Хрущёва, и за то, что он пытался наложить на себя руки. То и другое было из области антипартийного, то и другое в КПСС карается беспощадно. Я знаю случаи, когда коммунистов-самоубийц по указанию властей просто не хоронили, ибо они считались, так сказать, изменниками. Но с Овечкиным поступили иначе. В период его пребывания в клинике в «Литературной газете» даже появилась какая-то его статья или очерк, из тех, которые он написал прежде. Этим самым нам, литераторам, дали понять, что, мол, статус-кво между Овечкиным и «верхами» установлен, что, мол, всё заняло подобающее место и что, мол, так и должно было быть. Симонов, вероятно, сыграл в этом случае роль партийного эмиссара. Несколько позже последовали даже «поощрения», лучше сказать, награды. Немного спустя Валентина Овечкина ввели в состав редакционной коллегии журнала «Новый мир», а на 4-м съезде Союза писателей СССР (1967 год) его «выбрали» в состав правления. И вроде бы всё стихло, угомонилось. И нигде не было написано ни о выстреле Овечкина, ни о его выступлении на Курской партконференции, ни о том, что он потерял глаз, и уж конечно ни слова о том, что говорили друг другу Овечкин и Симонов, и, наконец, о том, что спустя некоторое время после попытки самоубийства Валентин Овечкин попал в сумасшедший дом.
Почему же Овечкин попал в дом для умалишённых после того, как был установлен статус-кво? Надо думать, что «примирение» Овечкина с Хрущёвым не исчерпало того, что толкнуло Овечкина на самоубийство. Надо думать, что внутренние терзания, душевная борьба не оставляли его. Надо думать, что именно это и привело его к спасительному на определённое время алкоголю.
(О, как бы мы жили на земле, если бы не было вина?! Как бы
жили и Фадеев, и Галактион Табидзе, и Валентин Овечкин, да и Шолохов, и Твардовский, и Берггольц, и Юрий Олеша, и Михаил Светлов… Последний сказал мне: «Слушай, старик, разве можно в этой жизни быть всё время трезвым?»)
Как-то Овечкин приехал в Москву, остановился в гостинице «Москва» и, напившись, разделся и попытался выброситься из окна. Дело дошло до того, что была немедленно вызвана пожарная команда, под окнами его номера растянули брезентовый тент. Тут же, конечно, нашлись услужливые и «заботливые» люди, которые позвонили в нашу литфондовскую поликлинику, и оттуда же прибыла целая команда врачей. Врачи – народ тренированный и исполнительный, и прибыли они, разумеется, с заранее полученной сверху директивой. И Валентина Овечкина прямо из гостиницы «Москва» перевезли в больницу для умалишённых…
Группа московских писателей, так сказать, среднего поколения, которых вся эта история возмутила, что, на мой взгляд, делает им честь, отправилась в указанную больницу и попыталась выяснить, действительно ли Овечкин «спятил», то есть потерял рассудок. Официальные запросы ни к чему не привели. Ясного ответа у главного врача они не получили. Но некоторые из них, в прошлом «стреляные воробьи», решили действовать окольным путём. Им удалось остановить молодого врача, женщину, и поговорить с ней. Конечно же, она не рискнула прямо и открыто сказать им, что она думала о состоянии Овечкина. Вместо этого на вопрос московских писателей она ответила своим вопросом. Она спросила:
– А может быть, кто-то попросту заинтересован в том, чтобы Овечкин оказался умалишённым?
Точки над &laquo


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Маяковский: в том, что умираю, не вините никого…

Всегдашние разговоры Маяковского о самоубийстве! Это был террор. В 16-м году рано утром меня разбудил телефонный звонок.

Глухой, тихий голос Маяковского: «Я стреляюсь. Прощай, Лилик». Я крикнула: «Подожди меня!» — что-то накинула поверх халата, скатилась с лестницы, умоляла, гнала, била извозчика кулаками в спину. Маяковский открыл мне дверь. В его комнате на столе лежал пистолет. Он сказал: «Стрелялся, осечка, второй раз не решился, ждал тебя». Я была в неописуемом ужасе, не могла прийти в себя. 

<…> Когда в 1956 году в Москву приезжал Роман Якобсон, он напомнил мне мой разговор с ним  в 1920 году. Мы шли вдоль Охотного ряда, и он сказал: «Не представляю себе Володю старого, в морщинах». А я ответила ему: «Он ни за что не будет старым, обязательно застрелится. Он уже стрелялся – была осечка. Но ведь осечка случается не каждый раз!»

Перед тем как стреляться, Маяковский вынул обойму из пистолета и оставил только один патрон в стволе. Зная его, я убеждена, что он доверился судьбе, думал – если не судьба, опять будет осечка и он поживет еще.

Из воспоминаний Осипа Брика 

Брик Осип Максимович (1888-1945) – писатель, драматург, сценарист, критик. Издал поэмы Маяковского «Облако в штанах» и «Флейта-позвоночник».

15 апреля утром мы приехали в Берлин на Kurfurstenstrasse в Kurfurstenhotel, как обычно. Нас радушно встретила хозяйка и собачка Scheidt. Швейцар передал нам письма и телеграмму из Москвы. «От Володи», — сказал я и положил, не распечатывая, ее в карман. Мы поднялись на лифте, разложились, и тут только я распечатал телеграмму.

<…> 17-го утром мы приехали в Москву. Гроб стоял в Союзе писателей. Огромные толпы приходили прощаться с Володей. Все были очень взволнованы. Никто не ожидал, что Маяковский может застрелиться. 14 апреля – это 1 апреля по старому стилю, и многие, когда мы говорили, что Маяковский застрелился, смеялись, думая, что их разыгрывают.

Я имел разговор с одним рапповцем. Я спросил его – неужели они не могли загрузить Володю работой в Рапе, найти ему должное применение. Он поспешно ответил: как же! Мы условились, что весь стиховой самотек, который будет поступать в журнал «Октябрь», мы будем отсылать ему на просмотр. Больше мне с ним разговаривать было не о чем.

А другой рапповец выразился так: «Не понимаю, почему столько шуму из-за самоубийства какого-то интеллигента». Отвратительно мне было это самодовольство посредственности – что мы, мол, не такие, мы не застрелимся!

Люди не стреляются по двум причинам: или потому, что они сильнее раздирающих их противоречий, или потому, что у них вообще никаких противоречий нет. Об этом втором случае рапповская бездарь забыла.

Из воспоминаний Николая Асеева

Асеев Николай Николаевич (1889-1963) – русский советский поэт, близко общался с Маяковским, некоторое время поэты жили в одной квартире.

В воскресенье 13 апреля 1930 года я был на бегах. Сильно устал, вернулся голодный. Сестра жены Вера, остановившаяся в нашей комнате, — я жил тогда на Мясницкой в доме 21,- сообщила мне, что звонил Маяковский. Но, прибавила она, как-то странно разговаривал. Всегда с ней любезный и внимательный, он, против обыкновения, не поздоровавшись, спросил, дома ли я; и когда Вера ответила, что меня нет, он несколько времени молчал у трубки и потом, вздохнувши, сказал: «Ну что ж, значит, ничего не поделаешь!»

<…> В понедельник четырнадцатого апреля я заспался после усталости и разочарования неудачами предыдущего дня, как вдруг в полусне услышал какой-то возбужденный разговор в передней, рядом с нашей комнатой. Голоса были взволнованные; я встал с постели, досадуя, что прерывают мое полусонное состояние, накинул на себя что-то и выскочил в переднюю, чтобы узнать причину говора. В передней стояла моя жена и художница Варвара Степанова; глаза у нее были полубезумные, она прямо мне в лицо отчеканила: «Коля! Володя застрелился!» Первым моим движением было кинуться на нее и избить за глупый розыгрыш для первого апреля; в передней было полутемно, и я еще не разглядел ее отчаяния, написанного на лице, и всей ее растерянной, какой-то растерзанной фигуры.

Я закричал: «Что ты бредишь?» Ее слов, кроме первых, я точно не помню, однако она, очевидно, убедила меня в страшной правде сказанного.

Я помчался на Лубянский проезд. Был теплый апрельский день, снега уже не было, я мчался по Мясницкой скачками; не помню, как добежал до ворот того двора, где толпились какие-то люди. Дверь из передней в комнату Маяковского была плотно закрыта. Мне открыли, и я увидел.

Головой к двери, навзничь, раскинув руки, лежал Маяковский. Было невероятно, что это он; казалось, подделка, манекен, положенный навзничь. Меня шатнуло, и кто-то, держа меня под локоть, вывел из комнаты, повел через площадку в соседнюю квартиру, где показал предсмертное письмо Маяковского.

Дальше не помню, что было, как я сошел с лестницы, как очутился дома.

Из воспоминаний Николая Денисовского

Денисовский Николай Федорович (1901-1981) – русский советский художник, один из основателей Общества станковистов (ОСТ). Совместно с Маяковским Денисовский создал серию плакатов для Наркомздрава.

14 апреля 1930 года… мне сообщили, что застрелился Маяковский. Я немедленно поехал на Лубянку.

В передней была соседка по квартире и больше никого не было. Он лежал головой к окну, ногами к двери, с открытыми глазами, с маленькой открывшейся точкой на светлой рубашке около сердца. Его левая нога была на тахте, правая слегка спустилась, а корпус тела и голова были на полу. На полу был браунинг. На письменном столе – записка, написанная его рукой. А на спинке стула, около стола, висел его пиджак. Меня просили поехать на Таганку и предупредить дома, чтобы встретить тело. Дома никого не было. Была одна домработница. Л.Ю. и О.М. Брик были за границей. Вскоре привезли тело и положили его на тахту в его комнате. Пока он не застыл окончательно, надо было его переодеть. Непрерывно звонил телефон на Таганку, самые различные люди возмущенно сообщали, что в Москве кто-то распространяет слухи о смерти Маяковского.

Узнавали правду, растерянно умолкали. Постепенно соседняя комната и столовая стали заполняться знакомыми и незнакомыми людьми. Не помню сейчас, кто помог найти чистую рубашку у него в шкафу. Но мне снять с него старую было уже трудно.

Пришлось разрезать. На сердце с левой стороны было пятнышко, рана запеклась кровью. Олеть его я не знал как. Решили оставить в тех же самых брюках и ботинках. По телефону сообщили, что приедут из института мозга и будут брать его мозг…

<…> В день похорон уде невозможно было пройти к гробу, хотя и были пропуска. Митинг происходил во дворе, говорили перед гробом, который уже стоял на грузовике. Я запомнил и слышал с балкона только Кирсанова (прим. ред.: Кирсанов Семен Исаакович — русский советский поэт), который читал «Во весь голос».

«Жил грешно и умер смешно». Предсмертные слова русских поэтов-самоубийц

Поэты, как известно, самые ранимые существа на земле. И в то же время – самые беспощадные и точные во всём, что касается творчества. На стыке этого находятся их трагические самоубийства и сказанные перед этим последние слова: грустные или ироничные, но всегда – пробирающие до самого сердца.

Иван Барков

Легендарный автор неприличных стихов, которому приписывают едва ли не все произведения в этом жанре времён Российской империи, на самом деле умер ещё в 1768 году. Он был образованным человеком, учился в университете  при Петербургской Академии наук и прекрасно знал латынь, благодаря чему на него обратил внимание Михаил Ломоносов, сделавший его своим секретарём. Они сотрудничали до самой смерти великого русского просветителя в 1766-м.

Барков, славившийся пристрастием к спиртному и хулиганским нравом, умер через два года, в возрасте 36 лет. Существуют разные версии его смерти, соответствующие всему его образу. Например, по одной из них он утонул в нужнике.  Есть версия и о самоубийстве. В любом случае, считается, что перед смертью Барков сочинил на себя эпитафию, ставшую впоследствии одной из расхожих поговорок в русском языке: «Жил грешно и умер смешно».

Алексей Лозина-Лозинский

Не самый известный поэт Серебряного века прославился скорее своим стремлением умереть, в конце концов увенчавшимся успехом.

Он родился в 1886 году в дворянской семье врачей и был вторым ребёнком (его старший брат, Владимир Лозина-Лозинский, впоследствии стал священником, был расстрелян в 1937-м, а в 2000-м – причислен к лику святых Русской православной церковью).

Владимир Лозина-Лозинский

В 19 лет Алексей лишился ноги в результате неаккуратного обращения с охотничьим ружьём: случайным выстрелом ему раздробило колено, и ногу пришлось ампутировать. Этот трагический инцидент наложил отпечаток на всю его последующую жизнь. Он трижды пытался покончить с собой, но сделать это с помощью пули не удавалось: в 1909-м и 1914-м выстрелы в себя не дали желаемого эффекта.

Наконец, в ноябре 1916-го, в возрасте 29 лет, он заменил огнестрельное оружие на морфий и добился-таки своего. Перед смертью он до самого конца записывал свои ощущения, иногда сбиваясь на бред. В частности, его слова приводит в своей книге «Писатель и самоубийство» Борис Акунин: «…Я живу безумием. У меня холодеют ноги; чтоб не сойти с ума — я пишу. Слабеют руки. Я умираю. Молчи. Теперь я уверен, что меня не погребут. Погребут, а не похоронят. Я сластена, я осьминог! Я люблю свое безумие. Я хохочу в темный мрак — ха-ха-ха! Мне не стыдно. Я всем отдам свое безумие напоказ! В газету! (Холодеют руки)».

При жизни Лозина-Лозинский издал пять книг стихотворений, которые многими признавались талантливыми. Кроме того, он занимался переводами французских и итальянских поэтов, а также написал книги с такими оригинальными названиями как «Античное общество. Рим и Киев. К вопросу о непрерывности процесса» и «Как беспроигрышно играть в рулетку в Монте-Карло? Исследования по теории вероятности».

Сергей Есенин

Великий русский поэт, найденный повешенным в номере ленинградской гостиницы «Англетер» 28 декабря 1925 года, днём ранее там же передал коллеге и другу Вольфу Эрлиху своё последнее стихотворение.

1924 год. Есенин и Эрлих со студентами Сельхозинститута в Царском Селе (первые справа от памятника Пушкину).

Оно было написано на листке блокнота кровью, что впоследствии подтвердила экспертиза. По свидетельству Елизаветы Устиновой, ещё одной литературной знакомой Есенина, присутствовавшей при передаче, тот показал ей руку с тремя порезами и сказал, что из-за отсутствия чернил в этой «паршивой» гостинице ему пришлось писать кровью. При этом поэт остановил Эрлиха, собиравшегося прочитать стихотворение, и попросил его сделать это позже.

Современные исследователи сходятся во мнении, что Есенин совершил самоубийство на почве депрессии. За неделю до инцидента он проходил лечение в психоневрологической больнице.

Что касается стихотворения, то оно является одним из самых известных в творчестве поэта:

 

До свиданья, друг мой, до свиданья.

Милый мой, ты у меня в груди.

Предназначенное расставанье

Обещает встречу впереди.

 

До свиданья, друг мой, без руки, без слова,

Не грусти и не печаль бровей, —

В этой жизни умирать не ново,

Но и жить, конечно, не новей.

Владимир Маяковский

Главный певец российского пролетариата застрелился 14 апреля 1930 года в своей комнате в коммунальной квартире. Предсмертную записку он написал двумя днями ранее и носил её в кармане. Её начало содержит в себе ироничную фразу, впоследствии ставшую культовой: «В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил».

Кроме того, поэт перечисляет свою семью, к которой, помимо матери и сестёр, относит двух любимых женщин – Лилю Брик и актрису Веронику Витольдовну Полонскую, свой последний любовный интерес (именно так обе названы в тексте). Полонская была вместе с Маяковским перед самой гибелью, но выстрел услышала, уже выйдя из комнаты.

Вероника Полонская

Содержится в последней записке и стихотворение:

   Как говорят-

                      «инцидент исперчен»,

          любовная лодка

                        разбилась о быт.

          Я с жизнью в расчете

                              и не к чему перечень

          взаимных болей,

                         бед

                            и обид.

Лиля Брик, главная муза Маяковского, тоже покончила жизнь самоубийством. Произошло это в 1978 году, через 48 лет после смерти поэта. К тому времени 86-летняя Брик была прикована к постели после перенесённого перелома шейки бедра, и такое состояние, несмотря на уход близких, очень её тяготило.

В своей предсмертной записке она, как и Маяковский, попросила никого не винить в своей гибели, призналась в любви мужу Василию Катаняну, после чего приняла большую дозу препарата нембутал.

О сложных любовных взаимоотношениях Маяковского с Лилей и Осипом Бриками вы можете прочитать в этом материале.

Марина Цветаева

Великая русская поэтесса повесилась 31 августа 1941 года в Елабуге, где находилась в эвакуации вместе с 16-летним сыном Георгием. К этому моменту её муж Сергей Эфрон и старшая дочь Ариадна были арестованы НКВД и находились в заточении (Эфрона расстреляли через полтора месяца после смерти жены, а дочь реабилитировали в 1955-м). Семейная трагедия вкупе с тяжелейшими условиями жизни привели Цветаеву к осознанию того, что у неё есть единственный выход.

Цветаева с мужем и детьми

Перед смертью она оставила три записки. Одна из них была адресована сыну, которого она всегда ласково называла «Мур»: «Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик».

Кроме того, Цветаева просила своего знакомого поэта Николая Асеева, тоже находившегося в эвакуации в городе Чистополь неподалёку от Елабуги, позаботиться о сыне. Тот исполнил просьбу, хоть дочь поэтессы Ариадна впоследствии обвиняла его в убийстве матери, так как он не оказал ей помощь при жизни.

Николай Асеев

В третьей – утерянной – записке Цветаева просила товарищей по эвакуации, живших рядом, помочь доставить сына в Чистополь, а также добавила: «Не похороните живой! Хорошенько проверьте».

Георгий Эфрон

Георгий отнёсся к поступку матери с пониманием, записав в своём дневнике: «Она совершенно правильно поступила, дальше было бы позорное существование…». У Асеевых он прожил недолго, вернувшись в Москву, а потом оказавшись в очередной эвакуации в Ташкенте. Там «Мур» закончил школу и снова приехал в столицу, где поступил в Литературный институт в 1943-м. В следующем году его призвали в армию, а спустя несколько месяцев он погиб в боях за Белоруссию и был похоронен в братской могиле.

Владимир Полетаев

Талантливый советский поэт и переводчик совершил самоубийство в 18 лет, выбросившись с пятого этажа своего дома в Москве. К этому времени он учился в Литературном институте имени Горького на переводческом отделении, переводя стихи с немецкого, грузинского, белорусского и украинского. При жизни были опубликованы всего три его собственных стихотворения.

Среди возможных причин трагического решения называется неразделённая любовь к взрослой замужней женщине. Перед смертью Полетаев оставил записку со стихами:

Но вы забыли, что в итоге

Стихи становятся травой,

Обочинами вдоль дороги

Да облаком над головой.

 

И мы уходим без оглядки

В неведенье и простоту

Затем, что давние загадки

Разгадывать невмоготу.

Через тринадцать лет после его смерти в тбилисском издательстве (а именно к Грузии и её поэтам Полетаев питал особенную любовь) вышла книга «Небо возвращается к земле», где были собраны все его работы.

Юлия Друнина

Советская поэтесса, прославившаяся стихами о Великой Отечественной, в 1941 году прибавила себе год, чтобы попасть в санитарки, а вскоре уже оказалась на фронте. Её дважды комиссовали, но каждый раз она снова возвращалась на передовую. В 1943-м, после тяжёлого ранения осколком в шею, находясь в госпитале, она написала своё первое военное стихотворение, со временем ставшее очень известным:

Я только раз видала рукопашный,

Раз наяву. И тысячу — во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

После войны Друнина приобрела широкую популярность, стала секретарём Союза писателей как РСФСР, так и СССР и дважды выходила замуж. Ради второго брака – со знаменитым сценаристом Алексеем Каплером, который был старшё её на двадцать лет – она ушла из первой семьи. Они с мужем не чаяли души друг в друге и поражали всех окружающих своей любовью. В 1979-м Каплер умер, и это стало для Друниной огромной потерей и одним из факторов, которые привели её к собственной трагической кончине.

Друнина и Каплер

Другим стала перестройка и изменение отношения к армии и памяти Победы, временами доходившего чуть ли не до презрения. Друнина, для которой эти вещи были святынями, тяжело переживала подобные перемены. Она пыталась защищать свои идеалы и даже стала депутатом Верховного Совета – именно с этой целью – однако потом поняла, что сделать ничего не сможет, и бросила публичную деятельность.

21 ноября 1991 года, за месяц до распада СССР, поэтесса заперлась в гараже, выпила снотворное и завела автомобиль, задохнувшись угарным газом. Ей было 67 лет. На двери гаража она оставила предусмотрительную записку для своего зятя: «Андрюша, не пугайся. Вызови милицию и вскройте гараж».

Кроме того, перед смертью, которую она спланировала чуть ли не за год до этого, Друнина написала целый ряд писем своим родным, объясняя свой поступок. В одном из них говорилось: «Почему ухожу? По-моему, оставаться в этом ужасном, передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире такому несовершенному существу, как я, можно, только имея крепкий личный тыл… Оно лучше — уйти физически неразрушенной, душевно несостарившейся, по своей воле. Правда, мучает мысль о грехе самоубийства, хотя я, увы, неверующая. Но если Бог есть, он поймет меня…».

На своём столе она оставила подготовленный к изданию последний сборник стихов под названием «Судный час», заглавное стихотворение которого содержало такие строчки:

Ухожу, нету сил. Лишь издали

(Всё ж крещёная!) помолюсь

За таких вот, как вы, — за избранных

Удержать над обрывом Русь.

 

Но боюсь, что и вы бессильны.

Потому выбираю смерть.

Как летит под откос Россия,

Не могу, не хочу смотреть!

Борис Рыжий

Один из самых талантливых поэтов современной России прожил всего 26 лет, покончив с собой путём повешения 7 мая 2001 года. Он вырос в Свердловске в семье профессора геологии и врача и пошёл по стопам отца, получив высшее образование и закончив аспирантуру по геофизике. Работал по специальности, участвуя в геологических партиях и успев опубликовать аж 18 научных работ.

Параллельно начал с 14 лет писать стихи, в том же возрасте – вот уж где настоящая разносторонность – стал чемпионом города по боксу в юношеском разряде. Уже в 17 лет женился на школьной подруге, через три года у них родился сын. В 1999 году стал лауреатом престижной в то время литературной премии «Антибукер», учреждённой Борисом Березовским.

С женой и сыном

Стихи Рыжего были переведены на многие европейские языки, особенную популярность завоевав в Голландии, где о нём сняли документальный фильм.

Никто так и не понял, зачем человек с такой успешной, кипучей и многогранной жизнью решился из неё уйти. Родственники говорят, что в свой последний вечер он был жизнерадостным и умиротворённым. Ответ все пытаются найти в его стихах, в которых, по традиции русской литературы, содержится много трагичного.

Предсмертная записка, оставленная Рыжим, звучит просто и эффектно: «Я всех любил. Без дураков».

Мемориальная доска на месте рождения поэта в Челябинске

Чтайте также наш материал о последних словах других великих людей: от Карла Маркса до Стива Джобса.

Лайфлайн Чат: Лайфлайн

Lifeline Chat — это служба Национальной линии по предотвращению самоубийств, которая связывает людей с психологами для получения эмоциональной поддержки и других услуг через веб-чат. Все чат-центры в сети Lifeline аккредитованы CONTACT USA. Чат Lifeline доступен круглосуточно и без выходных в

США.

https://domo.networkresourcecenter.org/chatvisitor/prechatsurvey/

https://ssl.geoplugin.net/javascript.gp?k=710834264dfe49b2

Готовы пообщаться?

После того, как вы заполните небольшой опрос и согласитесь с условиями обслуживания, мы свяжем вас с консультантом.

Может потребоваться время ожидания для подключения. Чтобы поговорить с консультантом сейчас, позвоните в «Лайфлайн» по телефону 1-800-273-TALK (8255).

ⓘ Обратите внимание, если вы используете браузер iPhone для чата с нами, вы должны оставаться на экране чата браузера, чтобы оставаться на связи. Если вы уйдете из чата или войдете в другое приложение iPhone, ваше соединение может быть потеряно. Спасибо.

Что происходит, когда я общаюсь с «Мост жизни»?

1. Сначала вы увидите сообщение о времени ожидания, пока мы свяжем вас с консультантом по кризисным ситуациям.

2. Если спрос высок, вы всегда можете просмотреть наши «Полезные ресурсы» ниже или позвонить в службу поддержки по телефону 1-800-273-8255.

3. Консультант ответит на ваш чат.

4. Этот человек выслушает вас, поймет, как ваша проблема влияет на вас, предоставит поддержку и поделится ресурсами, которые могут быть полезны.

Ваши разговоры свободны и конфиденциальны.

Если у вас возникли проблемы с доступом к чату, и приведенные ниже советы по устранению неполадок не решают проблему, консультанты по кризисным ситуациям готовы поддержать вас по телефону 1-800-273-TALK (8255).Вы также можете связаться с нами, чтобы сообщить о технической проблеме, с которой вы столкнулись, чтобы мы могли их исправить.

Полезные ресурсы

Исследуйте эти ресурсы, пока ждете.

Чат FAQ

Любой, кто находится в депрессии, переживает трудные времена, нуждается в разговоре или думает о самоубийстве, может использовать чат. Консультанты по чату здесь, чтобы выслушать и поддержать вас в трудные времена, с которыми вы можете столкнуться.

Показать ответ

Служба Lifeline Chat доступна круглосуточно и без выходных.Если у вас возникли проблемы с подключением к службе чата, мы рекомендуем вам позвонить в «Лайфлайн» по телефону 1-800-273-TALK (8255).

Показать ответ

Конфиденциальность и безопасность чатов обеспечивается поставщиком программного обеспечения для чатов Lifeline, который использует те же стандарты шифрования и защиты данных, которые требуются крупными финансовыми учреждениями для ведения бизнеса друг с другом. Все ваши сообщения надежно зашифрованы с вашего компьютера на наш.

Показать ответ

Если о пользователе сообщается в Facebook за публикацию суицидного контента, этот контент проверяется группой безопасности Facebook.При необходимости Facebook ответит пользователю напрямую по электронной почте, указав, что кто-то в Facebook обеспокоен их безопасностью, и побудит пользователя позвонить по линии жизни и / или вступить в конфиденциальный сеанс чата с консультантом по кризисным ситуациям. Если пользователь решит войти в чат, он будет перенаправлен на сайт, размещенный на Lifeline. Существуют меры безопасности, включая шифрование и аутентификацию, для обеспечения защиты любой информации, отправляемой через чат. Кроме того, пользователь, которому предоставляется возможность общаться в чате, не должен раскрывать какую-либо идентифицирующую информацию.

Показать ответ

Если услуга отображается как «не в сети» или «занято», позвоните в «Лайфлайн» по телефону 1-800-273-TALK (8255) — мы доступны круглосуточно и без выходных.
Если вам или вашим знакомым угрожает опасность или требуется немедленная медицинская помощь, позвоните по номеру 911.

Показать ответ

CONTACT USA предлагает помощь нуждающимся через онлайн-чат с 2010 года. Crisis Chat — это общенациональный проект, направленный на улучшение доступа к психиатрической помощи. Crisis Chat объединил существующие сертифицированные кризисные центры обработки вызовов в Соединенных Штатах на одной платформе веб-сайта, создав сервис, который в конечном итоге будет направлять посетителей веб-сайта в кризисный центр, обслуживающий их местность.Crisis Chat также предоставил важную эмоциональную поддержку и услуги кризисного вмешательства миллионам людей, которые находятся в депрессии, отчаянии или думают о самоубийстве.

Показать ответ

Если немного узнать о вас, о том, через что вы проходите и как вы себя чувствуете сейчас, ваш консультант сможет лучше поддержать вас, как только вы начнете разговор.

Показать ответ

Советы по поиску и устранению неисправностей

Нам очень жаль, что этот сайт не работает для вас. Кризисные консультанты помогут вам по телефону 1-800-273-TALK (8255).Вы также можете связаться с нами, чтобы сообщить о технической проблеме, с которой вы столкнулись, чтобы мы могли их исправить.

Показать ответ

Действия по устранению неполадок: обязательно установите флажок «Я не робот», выполните все задания и ответьте на все необходимые вопросы перед отправкой опроса. Вы также можете попробовать отключить блокировку рекламы, включить JavaScript и убедиться, что в вашем браузере установлена ​​последняя версия, зайдя на whatismybrowser.com. Чтобы поговорить с консультантом прямо сейчас, вы также можете позвонить в «Линию жизни» по телефону 1-800-273-TALK (8255).

Показать ответ

Действия по устранению неполадок: Чтобы поговорить с консультантом сейчас, позвоните в службу поддержки по телефону 1-800-273-TALK (8255). Так как около 20 000 человек посещают нашу страницу чата в месяц, есть вероятность, что вы будете ждать в очереди. Наши самые загруженные часы — с 22:00 до 2:00 по восточному стандартному времени.

Показать ответ

Связаться

Позвоните на линию жизни

Читать истории надежды и выздоровления

Получите истории от людей, которые пережили кризис и нашли надежду.

Прочитай сейчас

стихов о самоубийстве — Стихи о самоубийстве

Моя самоубийственная миссия … (27.05.2021.06: 00-вечера). Коэна Мокоена

Я почувствовал некий припадок, который заставляет меня видеть, как все вокруг движется вверх и вниз.
Я почувствовал в своем теле чувства, говорящие мне о самоубийстве, и я последовал за ним, потому что я не мог чувствовать свое видение, поскольку все, на что я смотрел, поднималось и опускалось.
Я был на пути к автостраде, чтобы покончить жизнь самоубийством, поскольку я решил, что собираюсь попасть под грузовик, и я испытал это чувство, которое убедило меня в самоубийстве, убеждая меня повернуться и забыть о самоубийстве, и я последовал за ним. вернувшись домой по этому поводу.

Самоубийство Абу Хоке

Самоубийство
Абу Хоке Мусафир

(Это стих из жизни, написанный взглядом философии третьего глаза — тихий диалог между подавленным рабом и КОРОЛЕМ Вселенной)

Способность к самоубийству Rm.Shanmugam Chettiar.

Самоубийство — преступление, а преступник — преступник?
Жертва — неудачник и чаще всего страдает.
Самоубийство влияет только на него самого.
Не наказывай самоубийством, а пожалей его.

Совершение самоубийства С.Ю. Вонг…

мы совершим самоубийство, если не будем есть правильную пищу
мы покончим с собой, если не будем спать спокойно
мы покончим жизнь самоубийством, если будем принимать наркотики
мы покончим жизнь самоубийством, если не будем тренироваться

Самоубийство? Почему? Принцесса ники

Многие думают, что самоубийство — это простой способ выйти из ситуации.Собственно, начинается осложнение. Сначала возникают мысли о самоубийстве, а потом ты думаешь, что ты слишком мягкий. Зачем все-таки покончить жизнь самоубийством? Когда можно было бы повеселиться с хорошими людьми. Можно было подумать, что все люди действуют одинаково, что они не изменятся. По правде говоря, не все одинаковы.
Когда я был в ярости, мне в голову приходили мысли о самоубийстве, но позже скажу, что не собираюсь тратить свое время зря. Стресс, дом, работа и школа — все это причины, по которым вы хотите покончить жизнь самоубийством. Иногда вы можете поговорить с Богом, а иногда с надежным человеком, который станет проводником.
Многие попадают в тюрьму, и все потому, что они не хотят показывать неудачливым товарищам или родственникам. Оказывает положительное влияние или ждите суда, хотя иногда на это требуется время.
Самоубийство? Почему? Не стоит даже пытаться. И молодые, и старые все делают это, иногда общество является причиной этого. Если вы думаете о самоубийстве или слышите, как люди думают об этом, нужно заставить людей понять его аспект.

Раннее начало той спокойной ночи

«Выводы Кауфмана в значительной степени подтверждают некоторые выводы, к которым я пришел, — сказал он.В его исследовании, например, средняя продолжительность жизни поэтов составляла 59,6 года по сравнению с 73,5 годами у социологов. Авторы документальной литературы набрали 70,6 года, а музыкальные артисты — 57,2 года.

Другие исследования сравнивали писателей в целом с другими профессиями, в том числе связанными с искусством, и ни одно из этих исследований не принесло хороших новостей для писцов, сказал г-н Кауфман.

«Исследование Кауфмана обновляет результаты исследования, и это одна из самых больших выборок, которые я когда-либо видел», — сказал Дин Кейт Саймонтон, профессор психологии Калифорнийского университета в Дэвисе.Он сказал, что взгляд г-на Кауфмана на гендерные различия в продолжительности жизни писателей был интригующим, потому что среди поэтов он предполагал меньший разрыв в среднем возрасте смерти между мужчинами и женщинами, чем у населения в целом. Дело в том, что у женщин-поэтов особенно больше шансов иметь более короткую жизнь.

В 1975 году г-н Саймонтон опубликовал исследование 420 крупных писателей, показывающее, что поэты умирали в среднем на шесть лет раньше, чем другие творческие писатели, и что разница сохранялась в истории (древние и современные) и цивилизациях (Восток против Запада).

«Трудно найти то, что поэты не выше по патологии — алкоголизм, самоубийство, наркомания, депрессия», — сказал г-н Саймонтон. «Возможно, люди используют поэзию как форму самотерапии для своих проблем, а патологии снижают возраст смертности». Он также предположил, что быть поэтом в целом было более сложной задачей, чем быть поэтом. быть чем-то другим, что может привести к таким проблемам, как депрессия и алкоголь.

Не всех впечатлил Mr.Выводы Кауфмана. 79-летняя Максин Кумин, бывший лауреат премии поэтессы из Нью-Гэмпшира, сказала: «Уровень самоубийств среди поэтов не так высок, как среди дантистов». Что касается своей зрелой старости, она сказала: «Ну, Я не в депрессии. Я относительно одинок. Мне было около 30, когда я начала писать, поэтому не думаю, что достигла пика рано ».

« В ранней смерти поэтов есть мрачное очарование, эротическое очарование, — продолжила г-жа Кумин. . «Думаю, я не вписываюсь в шаблон».

Риск самоубийства у поэтов и их произведений

Поэзия всегда была средством обсуждения предметов, которые мы меньше всего хотели бы обсуждать.Это способ описать наши сокровенные мысли, не говоря в точности, что мы имеем в виду, и именно поэтому он такой особенный. Стихотворение всегда открыто для интерпретации, а это означает, что многие читатели никогда по-настоящему не поймут мысли поэта. Но это нормально. Этот стиль письма должен быть плавным.

Многие читатели полагают, что ряд писателей, покончивших с собой самоубийство, оставили зацепки в своих стихах, в том числе Сильвия Плат. Согласно исследованию на эту тему, писатели, которые покончили жизнь самоубийством, склоняются к темам социальной отстраненности и нарциссизма, в отличие от писателей, которые дожили до глубокой старости или умерли естественной смертью.

Известно, что писатели, в особенности поэты, совершают самоубийства чаще, чем в среднем, поэтому неудивительно, что депрессивные писатели, как правило, выбирают более мрачные слова и исследуют более мрачные темы, чем счастливые писатели. Согласно тому же исследованию, борющиеся писатели часто придерживаются точки зрения от первого лица, чаще используя слово «я».

Сегодня поэзия используется как средство предотвращения самоубийств. Он используется, чтобы исследовать наше чувство горя после потери или научить других, как справиться с депрессией.

Есть те, кто считает, что природа поэзии вызывает у поэтов депрессию. Когда вы пишете, вы чаще всего делаете это в одиночку. Как вид, мы чаще всего сосредотачиваемся на отрицательном, а не на положительном. Поэзия — это средство личного самовыражения, поэтому в ней главное внимание уделяется плохому, а не хорошему. С другой стороны, у поэтов также увеличился уровень психических заболеваний. Является ли творчество предиктором депрессии или другого психического заболевания?

Поэты, как правило, умирают в среднем на шесть лет раньше, чем представители других профессий.Это связано с повышенным уровнем злоупотребления алкоголем и наркотиками, самоубийств и всех связанных с этим проблем со здоровьем. Вопрос о том, является ли это причиной, остается открытым. Возможно, те, кто находится в депрессии, просто с большей вероятностью обратятся к поэзии как к средству совладания.

VICE получил все некрофилы на писательнице-женщине…

Дженна Зауэрс из

Jezebel была на нем вчера вечером [1,5k прочитав ее пост на этот раз], когда она написала о новом «модном развороте» VICE ‘, с тех пор отредактированном, который пытался шокировать всех нас романтическими / жестокими переосмыслениями некоторые писательницы именно в моменты стильных самоубийств.Подписи к «Последним словам» включали дизайнерские примечания к чулкам, изображающим тайваньский писатель Санмао, например [это она, снятая при жизни, выше]. Ага.

Изображения со съемок все еще можно увидеть, если вы готовы, на Иезавели, но Vice снял пост после того, как проснулся от сотен яростных комментариев, в некоторых из которых отмечалось, что Иезавель увековечивает неприятное распространение и другие называют оригинальное нюхательное порно. Сотрудники Vice написали записку с извинениями:

«Последние слова» — модный выпуск с участием моделей, разыгрывающих самоубийства писательниц, которые трагически покончили с собой.Это часть нашего выпуска художественной литературы за 2013 год, который полностью посвящен писательницам, фотографам, иллюстраторам, художникам и другим авторам.

Модные развороты в VICE Magazine всегда нестандартны и подходят с точки зрения художественной редакции, а не типичной модной фоторедакции. Наша главная цель — создавать искусные образы, в которых модное послание следует, а не ведущим.

«Последние слова» был создан в этой традиции и посвящен кончине писателей, чьи жизни, как нам очень хотелось бы, не были оборваны трагически, особенно от их собственных рук.Мы больше не будем отображать «Последние слова» на нашем веб-сайте и приносить извинения всем, кто был ранен или оскорблен.

—VICE

В каком-то смысле жаль, что они не могли владеть им, особенно если а) «это искусство», как написано выше, и б) Vice намеревался вовлечь желания / тенденции своей аудитории очаровывать такие предметы. Что, конечно, просто маркетинг, выводящий нас на задний двор. И похоже, что изображение должно подтолкнуть нас к работе, поскольку никаких заметок об их написании или предыстории.Вероятно, самым отвратительным аспектом является оправдание того, что распространение можно погасить тем фактом, что оно опубликовано в самом почетном выпуске «Женщины в художественной литературе». Но у нас так много подруг-женщин!

Больше от Sauers:

Vice ‘ s Women in Fiction — интересный пакет. Здесь есть рассказ Мэри Гейтскилл, там интервью с Мэрилин Робинсон, а там рассказ Джойс Кэрол Оутс. А потом … мода на распространение. С участием моделей, изображающих известных писательниц, покончивших с собой.Во времена их смерти.

[…]

Это почти потрясающе безвкусное. Самоубийство — это не мода.

Каждая фотография в развороте снабжена подписью с именем изображенного автора, датами ее рождения и смерти, а также причиной смерти. И, конечно же, мода делает ставку на то, что носит модель («платье Issa, очки Morgenthal Frederics, туфли Jenni Kayne»). Информация о реальных работах этих авторов явно отсутствует.

Представленные авторы: Вирджиния Вульф, историк Айрис Чанг, Дороти Паркер (которая на самом деле не умерла в результате самоубийства, но несколько раз пыталась покончить с собой), Шарлотта Перкинс Гилман, Сильвия Плат, писательница Санмао и поэт-битник Элиза. Коуэн.

[…]

Еще один пример тонкого остроумия Vice ‘? Распространение называется «Последние слова». Освещать суицид и скрытые проблемы психического здоровья — или рассматривать эти темы как возможность продемонстрировать постоянную способность вашего журнала, связанного с Виакомом и HBO, продолжать борьбу за буржуазию — больно, больно.

На самом деле, в этом нет ничего удивительного. Женщинам знаком предмет товарного фетиша. Что еще интереснее — и мы не уверены, что она думает об этом — но мы вспоминаем мощное письмо Арианы Рейнс о Франческе Вудман для Los Angeles Review of Books не так давно:

… [S] он проблема, потому что она — самоубийца, а самоубийства соблазнительны, потому что все мы иногда хотим умереть, а мертвые молодые художницы и мертвые художницы любого возраста — проблема, потому что это всегда было легче культуре любить свои произведения искусства, когда они, женщины, не живы, чтобы мешать нашим отношениям с ними, и ее преждевременность была и остается проблемой из-за ее полноты, а также потому, что скороспелость также всегда вызывает возмущение и игнорирование, а она — проблема, потому что Исторически сложилось так, что слишком легко восхвалять мертвое и слишком трудно воспитать живое, и она представляет собой проблему, потому что она мученица, а наша культура пристрастилась к мученикам и мартирологу и питается конкуренцией и ненавистью к себе, что ведет к к неправильной смерти.. . .

Несколько хороших вопросов: Где мучительные самоубийства мужчин? Было бы жарко? И как бы этот размах прошел, если бы это были художницы женщины ? Если бы это была модель, играющая Ану Мендиату на земле? Затем есть точка зрения, что они могут быть немного более трансгрессивными / менее оскорбительными, если они установлены в галерее. Мне все равно.

Дорис Лессинг писала о самоубийстве как о, возможно, самом банальном, негламурном и преднамеренном выборе. Что-то, о чем думали так много лет для тех, кто следит за этим, что лишено какой-либо иерархии важности, не говоря уже о гламуре.Сара Тисдейл написала ей «Мне все равно» за 18 лет до самоубийства.

 Когда я умру и надо мной яркий апрель
      Отряхивает мокрые от дождя волосы,
Хотя ты должен склониться надо мной с разбитым сердцем,
      Мне все равно.

У меня будет мир, как мирные лиственные деревья
      Когда дождь наклоняет сучья,
И я буду тише и бессердечнее
      Чем вы сейчас являетесь. 

стихов о депрессии и суициде

  • от Меган Хэнс

    Мы знаем, что чувствуем себя иначе.Наличие ярлыка может облегчить поиск помощи, но от этого не станет лучше.

  • от Puff

    Депрессия слишком часто идет рука об руку с глубоким чувством беспомощности.

  • компании Skittles

    То, как мы себя видим, часто окрашивают в синий цвет нашей депрессии.

  • от Дэйва

    Как бы сильно ни было больно, но кто-то где-то тоже это почувствовал.И выжил.

  • от Jenna

    Боль часто бывает многослойной, в ее основе лежат проблемы, которые кажутся непреодолимыми.

  • Лорен Монтельбано

    Когда надежда кажется невозможной, возможно, она просто находится в руках другого

  • Эмили

    Слишком часто наши крики о помощи беззвучны.Неслыханно. Незаметно.

  • от Oblivious

    Когда все остальные кажутся счастливыми, а ты нет, иногда кажется, что это твоя собственная вина.

  • , автор — Митчелл Павао

    Когда кто-то сталкивается с депрессией, те, кто находится снаружи, часто не понимают, почему.

  • Н. Я. Белопотоского.

    Лица скрывают столько же, сколько и раскрывают, и вещи не всегда такие, какими кажутся.

  • от Leanna

    Слишком многие люди просто видят реальность как то, что мы можем видеть и трогать. Но чувства тоже вполне реальны.

  • по Bek

    Красиво написанное стихотворение о боли и замешательстве.

  • от Риза

    Возможно, нам стоит повесить на шее знак, чтобы весь мир мог видеть, что мы чувствуем внутри.

  • Энджелл

    Самоубийство — это побег, а не ответ…

  • от Sweetsteffanie

    Мы все время от времени чувствуем себя сумасшедшими. Но мало что из того, что я когда-либо читал, выражало это чувство с такой мощью — здравомыслием.

  • Кимберли

    Цвета размываются, а контуры блекнут, когда наши глаза ослеплены депрессией.

  • Кимберли

    Мир может выглядеть совсем иначе сквозь пелену депрессии.

  • Майкла Андерсона

    Депрессия уникальна. Это может быть и слишком часто является самым важным и доминирующим явлением в жизни человека. И, в то же время, это совсем ничего…

  • от Шелли Санчес

    Неуверенность, как и любая отрицательная эмоция, может настигнуть нашу жизнь.Если взять под свой контроль , то может иметь решающее значение.

  • Джозефа Смита

    Это стихотворение — очень резкое, очень навязчивое описание того, что может вызывать постоянная депрессия.

  • от Ракель

    Поиск ответа — откуда возникает депрессия?

  • от Азазель

    Это умное стихотворение, но его послание серьезное.

  • по Дарси

    Одиночество уводит разум в темные уголки…

  • по Дарси

    Это стихотворение о том, что меланхолики — тени, забытые смертью и гневом, который приходит без любви.

  • Тим Чемберс

    Это стихотворение классическое по стилю, современное по композиции и неподвластное времени тематике.

  • от Шейна Даунинга

    Депрессия может изменить то, как мы видим реальность.

  • от Stage Diva

    Это красивое стихотворение, которое гипнотизирует, напугает и, возможно, передаст небольшое понимание…

  • от Fallen Angel

    То, что другие говорят нам о себе, никогда не так важно, как то, что мы говорим себе.

  • от Кевина Роуза

    Даже в глубокой депрессии часть нашей природы — искать понимание того, что вызывает нашу боль…

  • от Бека

    Это красивое уродливое стихотворение, которое, кажется, каким-то образом одновременно ищет и дает понимание. Прочтите это и плачьте вместе со мной.

  • от Денниса Хефлина

    Это уникально оригинальное стихотворение о чувстве переполнения Жизнью.

  • , Крейг Кендалл

    Образ и метафора могут описать печаль и помочь нам лучше понять ее.

  • от Nikiness

    Возможно, единственное, что хуже, чем быть счастливым, — это быть счастливым, а затем потерять его…

  • от Хизер Густафсон

    Мы все желаем свободы — но свободы от чего? Отсутствие ответа на этот вопрос может стать самой большой болью.

  • от Ллойда Клумппа

    Депрессию можно описать множеством слов, и ни одно из них не отдает должного ее боли. Но это стихотворение с его стаккато структурой и повторяющейся силой очень близко…

  • компании Brier

    Наши воспоминания не всегда надежны, особенно когда они омрачены болью и депрессией.

  • Кристин Эванс

    Не всегда легко найти понимание. Особенно самопонимание…

  • Эрин Марш

    Ребенок, которому нужна помощь. Мир беспомощен, чтобы дать достаточно.

  • от Holly

    Сны и разочарования слишком часто идут рука об руку.

  • Энджелл

    Молодой, но мудрый поэт смотрит на свою боль и предлагает очень искреннее заглянуть в темный мир, который слишком многие разделяют.

  • Джереми Рединджер

    Печаль и депрессия, если их посещать слишком часто или слишком долго, могут стать нежеланным домом. Или, что еще хуже, тюрьма.

  • по Лори

    Железные прутья и тяжелые цепи, какими бы надежными они ни были, все же дают некоторую надежду на побег.Но обрести свободу бывает труднее, когда ваша тюрьма — это сама жизнь.

  • Марии Бирн

    Мало что в этом мире или, возможно, что-то еще печальнее, чем чувство одиночества и приносимая им депрессия. И слишком часто эти чувства приводят к мысли о том, чтобы покончить с этими чувствами…

  • Искусство и самоубийство: поэты, депрессия и желание умереть

    Художники иногда говорят нам, что мы совершенно безумны, или, более вежливо, что мы работаем против наших собственных интересов.

    Но среди художников, особенно, кажется, среди некоторых современных поэтов, которые занимаются исследованием внутреннего мира для нашей пользы, так называемые конфессиональные поэты могут иметь к нам самые острые вопросы. И среди этих конфессиональных поэтов есть люди, которые, казалось, были склонны к искусству умирания — или, по крайней мере, посвятили значительную часть своего искусства изображению своей озабоченности желанием достичь небытия.

    Считаем ли мы, что они пришли к истине, настолько болезненной, что предпочитают покинуть эту жизнь, а не терпеть нестандартный мир, или они просто слишком хрупки или искалечены, чтобы противостоять натиску внутреннего беспокойства, эти поэты действительно так поступают. хочу умереть.Они не просто привлекают к себе внимание. Они искренне хотят умереть и считают важным сообщить нам, на что это похоже, возможно, чтобы другие, испытывающие те же эмоции, не чувствовали себя полностью изолированными или виноватыми.

    Сильвия Плат

    Сразу же можно подумать о Сильвии Плат, которая в 1963 году засунула голову в газовую духовку, или Джоне Берримане, который в 1972 году прыгнул с моста в Миннеаполисе, или Энн Секстон, которая в 1974 году включила мотор автомобиля. ее закрытый гараж.

    Если мы приравняем искусство жить к искусству умирания, то, конечно, здесь что-то не так. В одном показательном исследовании даже сравнивались и противопоставлялись характеристики творчества поэтов, покончивших жизнь самоубийством, с творчеством их современников, в том числе конфессиональных поэтов, которые этого не сделали.

    Вывод исследования заключается не в том, что поэты, выбравшие самоубийство, были больше связаны с упадком нравственности в обществе и были встревожены ухудшением морали в обществе, чем их современники, а скорее в том, что эти личности с самого начала демонстрировали предвзятое отношение к себе.В этом исследовании также отмечается, что даже язык, который используют поэты-самоубийцы, намекает на их чувство неспособности передать свои внутренние потрясения другим, что является странной дилеммой для художников, чья среда — это язык с множеством нюансов.

    Это наблюдение возвращает меня к разговору моего брата с его другом о нашем желании счастья в сравнении с нашим желанием познания реальности. Эти два понятия не являются противоположными или взаимоисключающими.

    Короче говоря, большинство из этих художников покончили с собой, потому что у них было то, что мы теперь признаем физиологически обусловленной болезнью, называемой клинической депрессией, а не потому, что они были слишком слабыми, чтобы выдержать кнуты и презрение времени или мир в беспорядке.Они не пишут стихи из-за депрессии, а психическое заболевание не является основным стимулом для любого другого художника. И все же какое-то время в позднем современном веке, 1960-х и 1970-х годах, некоторое романтизированное самоубийство (в настоящее время проявляющееся, возможно, в жестоком обращении с собой, таком как «резание» и «колоть»), как если бы ненависть к себе и полный пессимизм может помочь понять жизнь (и смерть) и выковать из него компетентного артиста (или поп-звезду).

    Без сомнения, острая осведомленность о своих проблемах и проблемах мира помогла вызвать депрессию у конфессиональных поэтов — но их отчаяние было результатом физиологической патологии, а не результатом артистического темперамента или взвешенной оценки реальности.Точно так же их талант не проистекает из болезни. Их художественное видение, по понятным причинам, было сосредоточено на самых сильных чувствах и переживаниях, которые они пережили — на их собственной внутренней борьбе с болезнью, которая их преследовала, войне, которую никто другой не мог полностью понять и которая не могла помочь им утихнуть.

    Их современники, тоже талантливые и писавшие конфессиональные стихи, не страдали такой болезнью и поэтому стремились сосредоточить свое искусство на темах макрокосма, внешнего мира, внешних темах, фильтруемых через «я», но не заканчивая «я».Для этих конфессиональных поэтов «я» было точкой зрения, объективом камеры, а не главным объектом исследования и изучения.

    Сильвия Плат действительно создавала искусство умирания, но ее чувство смерти — или жизнь с желанием умереть — не сделало ее великой художницей, которой она явно уже была. Сила ее искусства проистекает из ее гениального владения языком и понимания символов и изображений.

    Дело в том, что многие люди кончают жизнь самоубийством, не проявляя никаких артистических способностей или темперамента.Но сама природа клинической депрессии такова, что тот, кто ее переживает, не может представить себе, как могло бы себя чувствовать «я» без депрессивного аффекта, и при этом человек в таком состоянии не может даже вспомнить, что было иначе.

    И наоборот, когда депрессивное состояние возникает, даже временно, из этого состояния (активной стадии болезни), им трудно вспомнить или представить, насколько ужасным и полностью истощающим этот химический дисбаланс может сделать психику в целом, даже если: как отмечает этот отрывок из Бахауллы, сама душа в конечном итоге не искалечена этим переживанием:

    Знай, что душа человека превыше всего и не зависит от всех телесных или умственных недугов.То, что больной человек проявляет признаки слабости, происходит из-за препятствий, которые возникают между его душой и его телом, поскольку сама душа не подвержена никаким телесным недугам. — Бахаулла, Сборник писаний Бахауллы, , стр. 153-154.

    Этот аспект болезни также помогает объяснить, почему депрессия настолько изолирующая и всеобъемлющая, потому что буквально невозможно передать кому-то, кто не испытал это аффективное состояние, каково это.Если нет «сопоставимого» состояния, то депрессивный человек не только застрял, страдая от экзистенциального отчаяния, паники и отчаяния, которые депрессия может вызвать, но также совершенно неспособен передать кому-либо, что именно неправильно.

    Однажды у меня был друг-психиатр, который сказал мне, что если бы я как писатель мог дать словесное описание депрессии с субъективной точки зрения депрессивного, я мог бы заработать миллион долларов. Я ответил: «Вы никогда не испытывали депрессии, не так ли?»

    У него не было, и это было для него серьезным препятствием в лечении своих пациентов.Это была ужасная болезнь, настолько серьезная, что приводила к смерти, а это означало, что она была не менее серьезной, чем болезнь сердца, рак или любая другая смертельная болезнь. И вот этот хорошо обученный врач пытался понять и лечить болезнь, которую нельзя было увидеть на МРТ, нельзя было обнаружить никаким другим способом, кроме субъективной артикуляции пациентом эмоционального состояния бытия, состояния, которое не поддается лечению.

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *