Поначалу по новому: «Поначалу» или «по началу» как пишется?

«По началу» или «поначалу», как пишется правильно?

Выбор слит­но­го или раз­дель­но­го напи­са­ния слов «пона­ча­лу» или «по нача­лу» зави­сит от того, какой частью речи они явля­ют­ся в предложении.

В рус­ской орфо­гра­фии име­ют­ся оба вари­ан­та напи­са­ния слов, как слит­ное «пона­ча­лу», так и раз­дель­ное — «по нача­лу».

Слитное написание слова «поначалу»

Чтобы понять, поче­му сло­во «пона­ча­лу» пишет­ся слит­но, обра­тим­ся к орфо­гра­фи­че­ско­му пра­ви­лу напи­са­ния наре­чий.

Существует пра­ви­ло слит­но­го пра­во­пи­са­ния при­ста­вок с наре­чи­я­ми, обра­зо­ван­ных от суще­стви­тель­ных с пространственно-временным зна­че­ни­ем «верх», «низ», «зад», «перед», «глубь», «высь», «нача­ло», «конец», «век»:

  • идти повер­ху;
  • сте­лить­ся понизу;
  • уви­деть впереди;
  • почув­ство­вать сзади;
  • ныр­нуть вглубь;
  • под­нять­ся ввысь:
  • знать изна­ча­ла;
  • вко­нец расстроиться;
  • ввек не простить;
  • запом­нить наве­ки.

Руководствуясь этим пра­ви­лом, про­из­вод­ное от суще­стви­тель­но­го одно­ко­рен­ное наре­чие «пона­ча­лу» напи­шем слитно:

Ты пона­ча­лу поду­май, а потом говори.

Анализируемое наре­чие не изме­ня­ет­ся, зави­сит от глагола-сказуемого и явля­ет­ся обсто­я­тель­ством в предложении.

Подумай когда? понача́лу.

Вывод

Наречие «пона­ча­лу», обра­зо­ван­ное от суще­стви­тель­но­го, пишет­ся слит­но с при­став­кой по-.

Раздельное написание слова «по началу»

Иное напи­са­ние име­ет суще­стви­тель­ное «нача­ло» в падеж­ной фор­ме с предлогом:

По нача­лу про­из­ве­де­ния труд­но понять, что будет дальше.

У сло­ва «нача­ло» в этом пред­ло­же­нии име­ет­ся зави­си­мое слово:

по нача­лу (чего?) про­из­ве­де­ния.

Этот факт гово­рит о том, что сло­во­фор­ма «по нача­лу» явля­ет­ся суще­стви­тель­ным. Также меж­ду пред­ло­гом «по» и суще­стви­тель­ным мож­но вста­вить вопрос или опре­де­ля­е­мое сло­во в виде при­ла­га­тель­но­го или местоимения:

  • по како­му? началу; 
  • по инте­рес­но­му началу;
  • по это­му началу.

Эти при­е­мы про­вер­ки дока­жут раз­дель­ное напи­са­ние падеж­ной фор­мы суще­стви­тель­но­го с предлогом.

Вывод

Существительное «по нача­лу (про­из­ве­де­ния)», име­ю­щее зави­си­мое сло­во, пишет­ся раз­дель­но с пред­ло­гом «по».

Примеры

По нача­лу фут­боль­но­го мат­ча было совер­шен­но неяс­но, каким будет финал.

По нача­лу спек­так­ля ста­ло понят­но, что у героя назре­ва­ют серьез­ные семей­ные проблемы.

Все дума­ли понача́лу, что он не спра­вит­ся с этим поручением.

Мы понача́лу не поня­ли, что за силь­ный гро­хот раз­дал­ся за стеной.

Понача́лу неко­то­рые зри­те­ли заап­ло­ди­ро­ва­ли, но музы­ка про­дол­жа­ла зву­чать, и хлоп­ки прекратились.

Скачать ста­тью: PDF

поначалу не буду делать ничего — ИноТВ

Ангела Меркель дала интервью в Дюссельдорфе, где рассказала о разных моментах своей жизни и планах на будущее, сообщает N-TV. Канцлер отметила, что самым тяжёлым моментом её правления был кризис Еврозоны, а лучшими были моменты, когда удавалось достичь компромиссов. Также Меркель поделилась планами на жизнь после ухода с поста канцлера: по её словам, поначалу она «не будет делать ничего и подождёт, пока что-нибудь не придёт в голову».

Такое случается очень редко, пишет N-TV: канцлер ФРГ Ангела Меркель выступала в Дюссельдорфе, но говорила не о политике, а об общих вещах: об общественном, философском и даже о личном.

Говоря о том, что сформировало её как личность, Меркель упомянула свою учёбу на физическом факультете, где 80% студентов были мужского пола. По словам Меркель, именно тогда она научилась завоёвывать своё место в среде, где доминируют мужчины.

 

В качестве самого тяжёлого для себя момента Меркель назвала кризис Еврозоны, когда она слишком много требовала от греческих граждан.

Самыми лучшими моментами канцлер назвала те, когда удавалось достичь важного компромисса: например, подписание Лиссабонского договора или же согласование коронавирусной помощи странами-членами ЕС.

 

Издание напоминает, что, выступая в 2017 году на саммите женской «двадцатки», Меркель сказала, что не стала бы приукрашивать себя словом «феминистка». При этом находившиеся с ней на одной сцене женщины (среди которых была и дочь Дональда Трампа Иванка) уверенно назвали себя феминистками. Теперь же Меркель скорректировала свою позицию, отметив, что если речь идёт о равном участии мужчин и женщин в общественной жизни, то она может считаться полноценной феминисткой. Как отмечает N-TV, эти слова канцлера вызвали бурные аплодисменты в зале.

 

На вопрос о том, покидает ли она пост канцлера со спокойной душой, Меркель ответила «да» и добавила, что считает свой долг выполненным, а Германии теперь нужно что-то новое.

 

Касательно планов на будущее, Меркель отметила, что хотела бы наверстать упущенное за годы своей политической карьеры. «Поначалу я просто не буду делать ничего и подожду, пока что-нибудь не придёт в голову. Может быть, я захочу что-нибудь написать, отправиться куда-нибудь в путешествие или просто остаться дома», — заявила канцлер ФРГ. 

Поначалу многие приветствовали новый формат общения: о дистанционном обучении в православной гимназии Серпухова

 Школы перешли на дистанционное обучение, и православные гимназии тоже стали осваивать новый формат работы. О том, как дистанционный образовательный процесс пошел в православной классической гимназии во имя преподобного Варлаама Серпуховского, рассказала директор гимназии Людмила Эрлих. 

С 23 марта 2020 года все педагоги и обучающиеся нашей гимназии перешли на дистанционное обучение. Организованы онлайн и офлайн занятия с помощью электронных платформ Фоксфорд, РЭШ, Яндекс, Учебник, Медиатека и видеосервисов Zoom, Skype, Google Meet. Используется рассылка перечня заданий для самостоятельного выполнения с помощью мессенджеров WhatsApp или Viber.

Как пришлось менять график обучения?

Чтобы проводить онлайн-уроки, мы создали специальное расписание по режиму СанПин, оно включает в себя общение не более 30 минут с перерывом в 30 минут для начальной школы и с перерывом 15 минут для основной и средней школы. Расписание уроков у нас осталось прежним: мы опросили детей и родителей, их так устраивает. Единственное, что изменилось в расписании — это уроки физической культуры и ритмики (третий час урока физической культуры с 1 по 7 класс). Вместо них каждое утро проводится зарядка с различными комплексами упражнений, которые разработал наш учитель по физической культуре. На своем канале в YouTube он транслирует зарядку для детей. Кроме этого есть и комплексы, разработанные отдельно для девочек и мальчиков, для старшеклассников и младшеклассников. 

И как отреагировали родители и дети на новый формат?

Поначалу многие семьи приветствовали новый формат общения, ведь это необычно, интересно. Спустя две недели всё кардинально изменилось. При каждом видеообщении дети задают вопрос: «А скоро снова в школу? Мы готовы учиться даже всё лето. Очень соскучились и очень хотим учиться вместе с вами – учителями». 

Вы упомянули об уроках ритмики, а как их проводить онлайн?

На уроках ритмики дети разучивают вместе с педагогом движения русских народных танцев. В нашей гимназии постоянно проводятся балы. Но бальные движения без партнёра и дистанционно не выучишь, поэтому преподаватель и дети выбрали для дистанционного обучения русские народные танцы. Дети просматривают урок, подготовленный учителем, затем разучивают движения дома и присылают видео с выученным движением, а в завершение создают целый танец. Недавно у нас прошёл целый видеофлешмоб. Дети в условленное время по очереди выкладывали свои видео с разными движениями, и в итоге из сольных номеров получился целый танец.

Какие особенности организации дистанционного обучения Вы отметите? 

Учебную деятельность в период дистанционного обучения ежедневно контролирует мой заместитель по учебной работе. Классные руководители отвечают за выход на связь каждого нашего ребёнка и отслеживают его успеваемость, работают с родителями. Поддержку родителям и детям оказывает наш психолог, который адресно общается с детьми и родителями, даёт консультации и помогает справиться с режимом самоизоляции.

Наша гимназия православная. Переходя на дистанционное обучение, в первую очередь мы задумались над предметами вероучительных дисциплин и воспитательной работой вообще, ведь воспитательная работа основана прежде всего на принципе христоцентричности и традициях православной культуры. Мы нашли выход из положения, но дистанционно проводить воспитательную работу, особенно направленную на воспитание православного духа, невозможно. А ведь впереди праздников праздник – Святая Пасха.  

И каков же оказался выход?

Выход мы нашли такой. Каждое утро в 8.30 — совместная молитва. На первой неделе дистанционного обучения учитель по церковному пению записала аудиофайл нашего ежедневного совместного утреннего правила. А потом дети активно подхватили инициативу и записали ещё и свои аудиофайлы. Мы все обработали, соединили вместе и получился хор. Теперь молимся в полном смысле все вместе. Ведь совместная молитва сильнее помогает в режиме самоизоляции. После утреннего правила обязательно полчаса отводится зарядке, а затем уже и уроки.

В течение дня мы делимся памятными датами православного календаря, вспоминаем историю праздника дня или события Священной истории. Эту работу ежедневно контролирует мой заместитель по воспитательной работе. Она назначает дежурного в каждом классе, который должен познакомить своих одноклассников с памятной датой. 

А вообще сейчас все наши ученики активно работают над несколькими акциями. Они разделены по знаменательным событиям. Первая акция – Пасха, в рамках которой дети готовят композиции из яиц, монтируют видео о том, как семья готовится к Пасхе. Ещё детям нужно придумать креативное поздравление с Пасхой и тоже записать видео. Следующая акция, которая у нас началась в период региональных рождественских чтений — «День Победы». В декабре в нашем городе Серпухове мы показали литературно-музыкальную композицию «Великая Победа: наследие и наследники», закончили её грандиозным танцевальным флешмобом. А сейчас выбрали тему «Война глазами детей», где каждый готовит трехминутное выступление о герое и его подвиге. Можно декламировать стихи или прозу, танцевать, петь, кто как придумает, а потом заснять видео и поделиться им в своей группе. 

Несмотря на то, что и учителя, и дети, и родители – все стараются поддержать друг друга, дистанционно обучение никак не может заменить живое общение. Ничто не может заменить общения и социума, в котором человек родился и рос. 

Надеюсь, что Воскресший Христос принесёт всем нам радость и избавит от тягот режима самоизоляции.

Подготовил Александр Черепенин

«Поначалу я бастовал против изменений Тверской»

Молодой и подающий надежды актёр театра и кино Кирилл Запорожский поделился с нами удивительными воспоминаниями о культпоходах, которые совершал в детстве под присмотром родного деда, рассказал о своём либеральном отношении к мигрантам, сравнил Москву с Парижем и попросил не критиковать российскую столицу.


В детстве почти каждые выходные дедушка водил меня на ВДНХ. Там было много интересных павильонов, которые на тот момент ещё не выкупили магазины. Мы наблюдали за коровами и свиньями, смотрели скачки на ипподроме. Лазили по самолетам и вертолетам. Здорово, что сейчас на ВВЦ многое, как в советские годы, возрождается. По-моему, там уже появилась ферма, и я краем глаза видел, что стоят СУ-27 и ракета. Ценно, когда дети, изучая технику, могут её потрогать и, проявляя к ней интерес, начать относиться к ней, как к чему-то своему, и понимать, что их страна чего-то добилась. Я радел бы за то, чтобы на ВВЦ вновь устроили выставку каких-то новшеств. Почему бы не уделить внимание сколковским разработкам, изобретениям в земельных, технических мероприятиях. Не менее прочное, чем ВВЦ, место в воспоминаниях детства о Москве занял Политехнический музей, куда мы тоже часто ходили с дедушкой. Он был инженером-лифтёром, и когда мы находились рядом с экспонатами, а поблизости не было экскурсоводов, норовил что-нибудь включить и показать, как оно работает. В Политехническом музее был небольшой кинотеатр, и мы, кушая мороженое, любили смотреть там «Ералаш» или мультики.

Теперь мои самые любимые места в Москве — Сад Эрмитаж, Серебряный бор, Воробьёвы горы, где начинают строить новый прыжково-трамплинный сектор, Винзавод. Парк Горького сделали очень удобным. Там есть и wi-fi, и куча газонов, где можно полежать, приемлемые цены, которые держатся монополией на определенных уровнях. А в парке Красная Пресня можно гулять и ночью, так как его постоянно патрулируют рабочие на велосипедах.

Поначалу я бастовал против изменений Тверской, других центральных улиц, клумб, а сейчас вижу результат и, пусть там и плитка с брусчаткой, аплодирую нашему мэру. И на пробки благоустройство города практически не повлияло. Появляются деревья, цветы, и, главное, становится всё чище и чище. И, по мере того, как становится чище, люди, мне кажется, хотят меньше мусорить.

Если говорить о приезжих, то поначалу я, как коренной москвич, относился к ним сложно. Казалось, они занимают наши рабочие места. С другой стороны, москвичи настолько изленились, что многие из этих мест вряд ли кто-то из них хотел бы занять за такие деньги. Но если вернуться опять же в Советский Союз, то мы поймём, что мы жили, как одна семья. Дружили и киргиз, и таджик, и армянин, и грузин. И говорили на русском языке. Россия — огромная страна, с большим количеством народностей, и я верю, что если мы научимся договариваться, то вместе обретём силу.

Моя Москва — это мой город. Если Санкт-Петербург немножко парит в облаках, в отдыхе, в творчестве, в переживаниях, то в Москве — дело прежде всего. Это центр России, где всё крутится и решается. В Москве сидит власть. Москва всё берет на себя. Тут сталкиваются интересы, происходят открытия, зачинается бизнес.

Недавно мы с подругой поставили эксперимент и 12 часов катались по центру Москвы на роликах! Мы засекали. И насладились красотой города в полной мере. Я обожаю эти длиннющие и широченные магистрали, эти высотки, эти величественные здания. Москве присуща монументальность, которой не встретишь ни в одной точке России, ни в одном европейском городе. Размах огромный, как русская душа. Мне кажется, Москва – это центр мира. Она начинается ещё за МКАДом. Уже там идут высокие дома, и ты понимаешь: ты дома. А въезжаешь в Париж или в Рим, и там — узенькие дорожки, маленькие домики, и ты не сразу понимаешь, что ты в столице. А сколько у нас площадей! Да, площади Парижа подавляют своей исторической ценностью, но масштабами их давим мы. Если разделить дорогу на квадраты, то получится по европейской площади.

Кто бы что ни говорил о том, что Москва высокомерна, тут большие темпы, но по-другому нельзя. И если вы не хотите с этим соглашаться, давайте перенесем столицу в ваш город и посмотрим, что будет с ним и с вами.

Хорнер: Поначалу Toro Rosso может иметь преимущество

После сложного сезона, когда Red Bull Racing едва не покинула Формулу 1 из-за проблем с моторами, команда будет получать силовые установки Renault под брендом Tag Heuer. Руководитель Red Bull Racing Кристиан Хорнер надеется, что они окажутся более конкурентоспособными…

Кристиан Хорнер: «Мы начинаем новый сезон в качестве отстающих, но надеемся бороться с командами, которые сейчас сильнее нас. Тесты в Барселоне на следующей неделе должны дать представление о наших позициях, но по ходу долгого сезона может произойти всё, что угодно.

Делать прогнозы сложно. Судя по всему, в межсезонье в Renault сделали верные ставки. Их инженеры уверены в себе – мы давно такого не видели. Надеюсь, они добьются прогресса, а мы сможем навязать борьбу Williams и более быстрым машинам.

Выкупив Lotus, в Renault решили остаться в Формуле 1, но чтобы выступать в хорошей форме, им нужен хороший двигатель. У них компетентные специалисты, они привлекли опытных подрядчиков, пригласили Боба Белла, у которого есть опыт работы в Mercedes. К сожалению, все этапы доработки моторов занимают много времени – это их главная проблема.

У нас нет никаких иллюзий, мы понимаем, что в Toro Rosso могут иметь преимущество в 0. 8 секунды на круге только за счёт мотора Ferrari – это много, но мы надеемся отыграть отставание по ходу сезона».

Кристиан Хорнер добавил, что ожидает от FIA и Берни Экклстоуна решительных действий по поводу нового регламента на сезон 2017 года: «Когда речь идёт о регламенте, договориться нелегко. Нужен тот, кто будет регулировать этот процесс. Я считаю, что владелец коммерческих прав должен изложить правила на бумаге и сказать, что они должны быть такими. Нам никогда не удастся всем угодить, а стараясь примирить разные точки зрения, мы рискуем получить не столь кардинальные перемены. Незадолго до Рождества появилось даже предложение ничего не менять, но это стало бы катастрофой».

«Поначалу никто не понимал, чем я занимаюсь, затем все привыкли»

Люди узнают его по желтому цвету одежды — сам блогер называет себя королем желтого. Он привлек внимание яркой внешностью, желтыми подсвеченными глазами на фото и добрыми видео. Его блог ассоциируется со словами «фантастика» и «позитив».

N: — Как развивался блог от создания до 300 тысяч подписчиков?

К.М.: — Свой первый блог на Ютубе я создал в 2013 году. Очень вдохновлялся разными блогами, тэгами «о себе». Это был тяжелый период, потому что для меня это было что-то новое, а люди не понимали, что такое блог. Хайп начался в начале 2019 года. Я отрастил бороду, и все во мне увидели персонажа из популярного сериала «Волчонок». Мой стиль желтого цвета перешел на глаза, я начал их подсвечивать, как у оборотней в сериале. Люди поймали такую ностальгию, что начали активно подписываться. 200 тысяч я набрал уже в августе, но вот до 300 тысяч еле-еле добрался к январю 2020 года.

N: — Почему Коди Миллер?

К.М.: — Коди Миллер — это новая жизнь. Я, можно сказать, создал нового человека, персонажа, который радует людей смешными роликами и ярким контентом.

N: — Как относятся друзья и близкие к вашей деятельности?

К.М.: — Поначалу никто не понимал, чем я вообще занимаюсь, так как это было не развито в России.

Затем все привыкли. Вся моя жизнь полностью связана с блогингом. Родители меня в любом случае поддерживают, хотя раньше вообще не понимали.

N: — Как изменилась жизнь с появлением популярности?

К.М.: — Я не звезда Голливуда, поэтому могу спокойно заводить друзей, отношения, гулять по улице. Да, подходят фотографироваться, иногда делают это исподтишка, но дискомфорта это не доставляет.

N: — Как вы реагируете на негатив в сети?

К.М.: — Негатива у меня мало. А все потому, что меня не знают. Я — как Ханна Монтана: живу двумя жизнями. Одна — для моих отношений, друзей, родителей и т. д., и это я не свечу в интернете, а другая — мой образ. Поэтому, когда со мной знакомятся, часто говорят, что в жизни я совсем не такой, как на видео.

N: — Что привлекает людей в вашем блоге?

К.М.: — Моя внешность, как бы самовлюбленно это ни звучало. Каждый человек ищет в моем лице что-то похожее на своих любимых актеров и сравнивает меня с ними.

Мне это не очень нравится, я сам хочу стать актером и быть индивидуальностью, но тут уж ничего не поделаешь. Еще многих людей привлекает качество видео. Все снимается на камеру, с качественным светом и монтажом. Картинка может захватывать людей.

N: — Блог — это основная деятельность? Сколько времени занимает?

К.М.: — В данный момент у меня нет официальной работы, я забросил обучение, потому что блогинг — дело, в которое надо уходить полностью. Многие думают, что можно не учиться, намного легче же стать блогером. Скажу так: это полноценная работа, и ты тратишь на нее все свое время. Тут нужны стрессоустойчивость, хорошее здоровье, так как ты можешь несколько суток не спать, придумывать ролик, снимать и монтировать.

N: — Расскажите о проекте XAXAMADA, который вы делаете командой блогеров.

К.М.: — Три месяца назад мы открыли новый проект в Инстаграме. И теперь каждый день выкладываем туда посты, жизненные вайны, клипы под популярные песни из диснеевских мультиков. Опять же, все стараемся сделать с юмором, чтобы поднимать людям настроение. Бывает сложно, ради видео кому-то приходится прыгать в фонтан, в речку или плавать в глубоком озере, когда не умеешь плавать. Но мы держимся и, думаю, будем держаться еще долго. Уже много топовых инстаграм-блогеров оставляли комментарии под нашими вайнами.

У нас команда из трех человек — я, Леша Фрикбард и Даша Хитрик. Познакомились мы случайно, Даша попросила нас помочь ей с видео, и в тот же день мы и поняли, что должны работать вместе над одним проектом.

N: — Как проходит ваш обычный рабочий день?

К.М.: — Мы просыпаемся, приводим себя в порядок, завтракаем и идем снимать. К вечеру, если все успеваем отснять, обсуждаем наши ролики на ближайшие дни, чтобы уже на следующий день проснуться и снова снимать.

N: — Что самое сложное в работе блогера?

К.М.: — Стабильность. Это самое тяжелое. Ты можешь отдаваться полностью, а затем на какое-то время погаснуть. Это так называемый творческий кризис. В таких случаях главное не перегореть полностью. Также это перемены в личной жизни. Когда ты в отношениях, хочется быть ближе к своему человеку. Хочется с друзьями ходить в клубы. А эти дела никак не совмещаются, поэтому выбор сложный: пойти потусить или поснимать видео. Для этого надо устраивать себе выходные.

N: — Какой доход обеспечивает Тикток?

К.М.: — Доход нестабильный. В одном месяце ты можешь заработать 100 тысяч, а в другом — ничего. Сейчас еще многое осложнила самоизоляция. Я человек, которому надо выйти прогуляться, чтобы идеи начали приходить в голову. И в этот период рекламы почти не было.

N: — Сколько вкладываетесь в рекламу?

К.М.: — Я в свой Тикток и Инстаграм вообще ничего не вложил. Только в 2017 году, бывало, пытался раскручивать Ютуб и купил рекламу в паблике тысяч за 6. Это была самая ужасная реклама в мире. (Смеется.) Реклама была на десятой минуте видео и длилась всего пять секунд. Имя сказали неправильно, в описании написали не то.

N: — Вы переехали в Москву. Почему?

К.М.: — У меня не было конкретной цели. Я просто оставил свою прошлую жизнь и начал все с чистого листа. Скажу так: я в своем выборе не ошибся.

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ

Ростовский экскурсовод и градозащитник Геннадий Крольман во время режима самоизоляции начал вести канал на YouTube «Садовая-кленовая», полностью посвященный архитектуре и истории Ростова. У него уже 486 подписчиков, а планка просмотров доходит до девятисот.

Ростовский фудблогер Зарема Хаджиева за три года сумела нарастить аудиторию своей страницы zarema.rostov в Инстаграме c 350 до 2,2 млн подписчиков. Сейчас она занимает третье место в рейтинге самых популярных российских фудблогеров в Инстаграме и второе — в топ-10 аккаунтов Ростова, по данным сервиса AdinВlog.

Профессиональная ведущая мероприятий, радиоведущая и победительница конкурса «Лучший гид России» Анна Пивоварова-Ушакова на самоизоляции продолжает рассказывать о Ростове.

«Многих мертвых поначалу тянет к живым». Отрывок из новой книги Стивена Кинга

Стивена Кинга уже давно прозвали королем ужасов. Он один из самых популярных авторов на планете, за его плечами более шести десятков опубликованных романов и сотни рассказов. По его работам снимаются фильмы, а образы чудовищ и ужасов, которые он создает на своих страницах, способны напугать даже взрослых. 

В апреле этого года он представил любителям пощекотать нервы свой новый роман, который теперь впервые выходит на русском языке в издательстве «АСТ». «Позже» начинается как история обычной семьи — матери и ее сына Джейми, они живут в Нью-Йорке, и читатели знакомятся с ними в тот момент, когда герои переживают сильные финансовые трудности. Казалось бы, самое страшное, что ждет их, — это материальный кризис, но маленький Джейми хранит в себе большой секрет: он видит мертвых. Не так, как в фильме «Шестое чувство», предупреждает он, иногда призраки ушедших людей помогают живым. Но, как вскоре убеждается мальчик, с великой силой приходит великая ответственность. 

Прочитайте небольшой отрывок из начала книги, где Джейми, его мама и подруга семьи Лиз встречаются со скончавшимся писателем, чтобы узнать у него все тайны и ужасы ненаписанного романа. 

Данный контент предназначен для лиц старше 18 лет.​​​​​​​

Он шел прямо к нам, что меня совершенно не удивило. Многих мертвых — не всех, но многих — поначалу тянет к живым, как ночных мотыльков тянет на свет лампы. Я сам понимаю, что это не слишком удачное сравнение, но не знаю, как объяснить лучше. Даже если бы я не знал, что он умер, то все равно сразу бы понял, что он уже мертвый. Понял бы только по его наряду. На улице было прохладно, а мистер Томас шел к нам в легкой белой футболке, мешковатых шортах и плетеных сандалиях на босу ногу (мама называет такие сандалии обувкой, как у Иисуса). И на нем было еще кое-что. Нечто странное: желтый матерчатый пояс с приколотой к нему розеткой из синей ленты.

Краем уха я слышал, как Лиз говорит маме, что здесь никого нет и что я притворяюсь. Но меня совершенно не волновало, что думает Лиз. Я вырвал руку из маминой руки и пошел навстречу мистеру Томасу. Он остановился.

— Добрый день, мистер Томас, — сказал я. — Меня зовут Джейми Конклин. Я сын Тии. Мы с вами не знакомы.

— Ой, да ладно, — сказала Лиз у меня за спиной.

— Помолчи, — шикнула на нее мама, но, видимо, скептицизм Лиз оказался заразным, потому что мама спросила, точно ли я уверен, что вижу мистера Томаса.

Я не стал ей отвечать. Мне было любопытно, что это за пояс у мистера Томаса. В котором он вышел к нам. В котором он умер.

— Я сидел у себя в кабинете, — сказал он. — Этот пояс я надеваю всегда, когда сажусь за работу. Это мой талисман.

— А что это за синяя лента?

— Приз за победу на окружном конкурсе правописания среди шестиклассников. Я был лучшим среди всех участников из двадцати школ. На конкурсе штата я проиграл, но меня наградили за победу на региональном этапе. Мама сшила мне пояс и приколола к нему ленту.

С моей точки зрения, это было как-то странно, до сих пор носить пояс с наградой, полученной в шестом классе, то есть для мистера Томаса — целую вечность назад, но он говорил об этом спокойно, без всякой неловкости или смущения. Иногда мертвые способны любить — помните, я вам рассказывал, как миссис Беркетт поцеловала мистера Беркетта в щеку? — иногда способны ненавидеть (о чем я узнал позже), но большинство других чувств и эмоций, кажется, умирает вместе с человеком. По-моему, даже любовь после смерти тускнеет и теряет силу. Мне неприятно это говорить, но ненависть проявляется ярче и держится дольше. Я думаю, что призраки (в отличие от просто мертвых) — это мертвые, сохранившие в себе ненависть. Живые люди боятся призраков, потому что они действительно страшные.

Я обернулся к маме и Лиз.

— Мам, ты знала, что мистер Томас носит пояс, когда пишет книги?

Она широко распахнула глаза.

— Он говорил об этом в интервью для «Салона» лет пять-шесть назад. Он сейчас на нем?

— Ага. Желтый пояс с синей лентой. Это награда…

— За победу на конкурсе правописания! Когда он давал интервью, еще рассмеялся и назвал это «глупой причудой».

— Может быть, — сказал мистер Томас. — Но у многих писателей есть свои глупые причуды и суеверия. В этом смысле мы точно как бейсболисты, Джимми. Да и кто станет спорить с автором девяти крепких бестселлеров по версии «Нью-Йорк таймс»?

— Я не Джимми, а Джейми, — поправил я.

— Ты рассказывала Чемпиону об этом интервью. Наверняка так и было, Ти, — вмешалась Лиз. — Или он сам прочитал. Он прекрасно читает. Он знал, вот и все. И он…

— Заткнись, — сердито оборвала ее мама. Лиз подняла руки, словно сдаваясь.

Мама подошла ко мне и встала рядом, глядя на гравийную дорожку, для нее — абсолютно пустую. Мистер Томас стоял прямо перед ней, запустив руки в карманы своих мешковатых шорт. Шорты держались на честном слове, и я очень надеялся, что мистер Томас не будет слишком уж сильно давить на карманы, потому что, как мне показалось, трусов под шортами не было.

— Скажи ему все, что я просила сказать!

Мама хотела, чтобы я сказал мистеру Томасу, что он должен нам помочь, иначе тонкий финансовый лед, по которому мы ходим уже больше года, сломается прямо под нами и мы утонем в море долгов. И что агентство теряет клиентов, потому что некоторые из маминых авторов знают, что все очень плохо, и агентство, возможно, придется закрыть. Крысы, бегущие с тонущего корабля, так назвала их мама однажды вечером, когда мы с ней были вдвоем и она допивала четвертый бокал вина.

Но я не стал заморачиваться со всей этой пустой болтовней. Мертвые должны отвечать на вопросы — по крайней мере, пока не исчезнут совсем — и должны говорить правду. Так что я сразу перешел к делу:

— Мама хочет узнать, о чем будет книга «Тайна Роанока». Она хочет узнать весь сюжет. Вы уже знаете весь сюжет, мистер Томас?

— Конечно. — Он засунул руки еще глубже в карманы, так что стала видна тонкая полоска волос, идущая вниз от пупка. Я не хотел это видеть, но видел. — Я никогда не сажусь за книгу, не продумав сюжет от начала и до конца.

— И вы все держите в голове?

— Приходится. А как иначе? Любые записи можно украсть. Выложить в Интернет. Испортить сюрприз.

Если бы он был живым, это прозвучало бы как паранойя. Но, будучи мертвым, он лишь констатировал факт. То, что он сам считал фактом. И кстати, в его словах был резон. В Интернете полно всяких троллей, которые вечно выкладывают на всеобщее обозрение чужие секреты: от скучных политических тайн до действительно важных вещей типа того, что должно произойти в финале очередного сезона «За гранью».

Лиз отошла от нас с мамой, уселась на скамейку рядом с бассейном и, положив ногу на ногу, закурила сигарету. Она, очевидно, решила, что пусть сумасшедшие заправляют в дурдоме. Я подумал, что так даже лучше. У Лиз было немало плюсов, но конкретно в тот день она только мешала.

— Мама хочет, чтобы вы рассказали мне все, что будет в последней книге о Роаноке, — сказал я мистеру Томасу. — Я перескажу ей, и она напишет книгу сама. Она скажет издателю, что вы успели прислать ей почти всю книгу вместе с подробными указаниями, как надо закончить последние две-три главы.

При жизни он взвыл бы волком, услышав подобное предложение: что кто-то другой допишет его книгу; в жизни мистера Томаса не было ничего важнее работы, и он относился к ней очень ревниво. Но то, что осталось от прежнего мистера Томаса, лежало сейчас где-то в морге, одетое в мешковатые шорты цвета хаки и желтый матерчатый пояс, которые были на нем в момент смерти за рабочим столом. Тот мистер Томас, который говорил со мной, уже не настолько ревниво хранил свои тайны.

Он спросил только одно:

— А она сможет?

По дороге к Брусчатому коттеджу мама уверила меня (и Лиз), что запросто сможет написать за него книгу. Риджис Томас настойчиво требовал, чтобы редактор не трогал ни единого слова в его сочинениях, но мама всегда редактировала его книги, не ставя его в известность — еще с тех времен, когда дядя Гарри был в здравом уме и стоял у руля. Иногда мамины правки были довольно серьезными, но мистер Томас их не замечал… во всяком случае, он ни разу не возмутился. Если кто-то и мог идеально скопировать стиль Риджиса Томаса, то как раз моя мама. Проблема была не в стиле. Проблема была в сюжете.

— Да, она сможет, — сказал я, не вдаваясь в подробности, потому что так было проще.

— Кто эта женщина? — спросил мистер Томас, указав пальцем на Лиз.

— Это мамина подруга. Ее зовут Лиз Даттон.

Лиз быстро глянула в мою сторону и закурила еще одну сигарету.

— Твоя мама с ней спит? — спросил мистер Томас.

— Да, скорее всего.

— Я так и подумал. Это видно по тому, как они друг на друга смотрят.

— Что он сказал? — встревоженно спросила мама.

— Он спросил про вас с Лиз, близкие ли вы подруги, — ответил я. Получилось как-то совсем криво, но ничего другого мне в голову не пришло. — Так вы нам расскажете «Тайну Роанока»? — обратился я к мистеру Томасу. — Я имею в виду, всю книгу, не только саму тайну.

— Да.

— Он говорит «да», — сказал я маме, и она тут же достала из сумки свой телефон и маленький кассетный диктофон. Чтобы не пропустить ни единого слова.

— Скажи ему, пусть расскажет как можно подробнее.

— Мама просит, чтобы вы…

— Я ее слышу, — перебил меня мистер Томас. — Я мертвый, а не глухой.

Его шорты сползли еще ниже.

— Круто, — сказал я. — Мистер Томас, может, вы подтянете шорты? А то отморозите все хозяйство.

Он подтянул шорты повыше, но они все равно еле держались на его костлявых бедрах.

— А что, на улице холодно? Мне вроде нормально, — сказал он и тут же добавил без всякого перехода: — А Тия-то постарела, Джимми.

На этот раз я не стал его поправлять и говорить, что меня зовут Джейми. Я украдкой взглянул на маму и оторопел. Она и вправду казалась старой. Не то чтобы совсем-совсем старой, но постаревшей. Раньше я этого не замечал.

— Расскажите нам все, — попросил я. — Начните с начала.

— А откуда же еще? — сказал мистер Томас.


 

, чтобы начать делать что-то новое или необычное — синонимы и родственные слова


прокладывать путь

фраза

, чтобы первым сделать что-то новое и важное

открыть новую землю

фраза

сделать что-то совершенно отличное от того, что было сделано перед

измените

глагол

, чтобы перестать делать одно дело и начать делать что-то другое

порежьте зубы на чем-то

фраза

, чтобы получить свой первый опыт в конкретной работе, сделав что-то

отклониться

глагол

, чтобы начать делать что-то другое от того, что ожидается или согласовано

окунуть ногу во что-то

фразовый глагол

очень осторожно попробовать что-то новое, потому что вы не уверены в этом

диверсифицировать

глагол

бизнес для разработки новых продуктов или деятельности в дополнение к тем, которые вы уже предоставляете или проводите

эксперимент

глагол

, чтобы попробовать новые идеи, методы или действия, чтобы узнать, какие результаты у них будут

замочите ноги

фраза

, чтобы начать что-то делать в первый раз

дать что-нибудь вихрь

фраза

, чтобы попробовать новое действие

начнется в / по касательной

фраза

, чтобы внезапно начать делать, обсуждать или думать о чем-то совершенно другом

перейти к

фразовому глаголу

, чтобы сделать что-то после того, как вы сделали что-то еще

перейти к

фразовому глаголу

, чтобы перестать обсуждать или делать что-то и начать обсуждать или делать что-то другое

переместите

фразовый глагол

, чтобы начать делать что-то по-другому

первопроходец

глагол

, чтобы быть первопроходцем, делающим что-то впервые

установил прецедент

фраза

, чтобы создать способ сделать что-либо становится общепринятым как правильный, делая это определенным образом в первый раз

распространение / растяжение / попробуйте свои крылья

фраза

, чтобы начать делать новые и интересные вещи, которые вы не делали до

замените фразовый глагол

, чтобы перестать делать одно и начать делать другое

взять на себя инициативу

фраза

, чтобы сделать что-то как пример для других

tee off

фразовый глагол

неформальный, чтобы начать новое действие

перейти к

фразовому глаголу

, чтобы начать делать что-то новое или отличное от того, что вы делали до

Социальная защита, ставящая семью на первое место: Гудман, доктор философии, Джон С.: 9781598133172: Amazon.com: Книги

«Джон Гудман — чрезвычайно глубокий, знающий и оригинальный архитектор американской внутренней политики. Его книга « Новый путь к уходу» предлагает убедительный выход из ужасной трясины нашей политики социального страхования. Это необходимо прочитать всем. . . »
—Лоуренс Дж. Котликофф , Уильям Фэйрфилд Уоррен Заслуженный профессор, Бостонский университет

«Гудман, давно один из ведущих национальных экспертов в области политики здравоохранения, давно предлагает следующую важную вещь в области рыночных реформ. Новый способ заботы приглашает читателей на экскурсию по федеральным программам предоставления льгот в поисках беспроигрышных изменений политики, которые могут улучшить положение всех ».
Митчел Э. Дэниэлс младший , президент Университета Пердью; бывший губернатор штата Индиана

«Никто не работал дольше и эффективнее над созданием современной, ориентированной на людей и доступной системы здравоохранения, чем Джон Гудман. Он удивительный пионер, и его книга « Новый путь к уходу» отражает его знания и идеи.
Ньют Гингрич , бывший лидер большинства, Палата представителей США

«Джон Гудман — это тот человек, к которому каждый должен прислушиваться, когда дело доходит до политики в области здравоохранения — с его книгой New Way to Care , то же самое можно и сейчас. можно сказать о социальном страховании. . В то время как другие предлагают больше регулирования, чтобы вылечить недуги, вызванные прошлыми правилами, Гудман предлагает типы рыночных реформ, которые могут улучшить работу нашей системы социального страхования ».
Кевин М.Мерфи , Джордж Дж. Стиглер, заслуженный профессор экономики, Чикагский университет

«Джон Гудман — один из самых творческих мыслителей нашего времени в сложном мире политики здравоохранения. В своей книге Новый способ заботы он выдвигает важные, наводящие на размышления идеи о роли правительства в личной жизни американцев. Прочтите! »
Скотт В. Атлас , доктор медицины, Роберт Вессон Старший научный сотрудник, Институт Гувера

«В New Way to Care Джон Гудман последовательно опережает свое время с рыночными решениями, которые согласовывают стимулы, которые уважают агентство людей, обеспечивая при этом сеть социальной защиты.То, что он пишет сегодня, станет политикой в ​​ближайшие годы ».
Билл Кэссиди , доктор медицины, сенатор США

Джон К. Гудман — старший научный сотрудник Независимого института, президент Института исследований государственной политики Гудмана и постоянный гость на каналах CNN, PBS, Fox News, Fox Business Network и CNBC. Он также часто пишет для Wall Street Journal , Investor’s Business Daily , USA Today , Forbes , National Review и Health Affairs .Доктор Гудман, которого часто приглашали дать показания перед Конгрессом по реформе здравоохранения, получил степень доктора философии. по экономике Колумбийского университета.

8 пандемических слов и фраз, которые люди совершенно не хотят слышать снова

Когда случаются неожиданные, шокирующие или пугающие вещи, такие как пандемия COVID-19, иногда бывает трудно найти слова, чтобы об этом поговорить. Вы можете напрягаться, вспоминая термины, которые вы выучили много лет назад, или повторяете одни и те же слова и фразы снова и снова, потому что просто не знаете, что еще сказать.Хотя мир находится на карантине из-за нового коронавируса, похоже, что мы все боремся с этой проблемой.

День за днем ​​одни и те же фразы забивают наши каналы в социальных сетях и поднимаются на вершину наших тикеров. Как и многое другое, что происходит в это время, слышать и читать одни и те же слова в средствах массовой информации, дома и в Интернете может стать утомительным и утомительным занятием.

Вот почему мы использовали наш Твиттер, чтобы просить людей делиться часто употребляемыми словами и фразами, которые им совершенно надоело слышать, и наши поклонники не сдерживались.

Слова и фразы, которые вы больше никогда не захотите видеть или слышать, когда все закончится, и вперед…

— Dictionary.com (@Dictionarycom) 9 апреля 2020 г.

От социального дистанцирования до влажных слов (вздрагивает), вот утомительные термины, которые возглавляют список, плюс некоторая помощь от Thesaurus.com, чтобы дать вам другие способы их произнести (если вы действительно должны).

Новый нормальный

Фраза new normal — это оксюморон, обычно используемый для обозначения необычного жизненного события, которое оказывает долгосрочное или постоянное влияние на чей-то распорядок дня.Например, пара, у которой только родился первый ребенок, может сказать друзьям и семье, что они приспосабливаются к своему новому нормальному .

Но использование этой фразы для описания усилий по борьбе с глобальной пандемией подразумевает чувство постоянства, которое доставляет неудобства многим людям. Это может быть тот случай, когда лучше бросить вызов самим себе, чтобы найти новую фразу, чем полагаться на уже знакомую. Если вы проверите Thesaurus.com на предмет синонимов для новых и нормальных , вы увидите: странная процедура , необычная стандартная и незнакомая последовательность.

Все они, кажется, лучше передают присущую этому времени странность.

Социальное дистанцирование

Невероятно, как быстро социальное дистанцирование превратилось из фразы, которую мало кто когда-либо слышал, в фразу, которая повторяется во всех социальных сетях, в новостях и в частных беседах по несколько раз в день. Это повсеместно, и это начало действовать многим людям на нервы либо потому, что они устали слышать одни и те же инструкции снова и снова, либо потому, что сама фраза вызывает чувство одиночества и изоляции.

Социальное дистанцирование является частью рекомендаций Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), поэтому эта фраза, скорее всего, никуда не денется. Но синонимы этого слова могут, по крайней мере, помочь нам взглянуть на это по-другому.

Есть гражданское разделение , которое напоминает сознательное разъединение Гвинет Пэлтроу и заставляет все это звучать очень осознанно и в духе новой эры. Также есть общинное расширение , коллективное отсутствие и общительное расширение , которые напоминают нам, что мы участвуем в этом вместе, и мы приносим эти жертвы во имя хороших соседей и граждан.

Беспрецедентный

Это слово у всех на устах. Они не ошибаются; это беспрецедентная ситуация. Но, возможно, каждому руководителю, новостному агентству, рекламе или знаменитости не нужно использовать это слово так часто.

В конце концов, беспрецедентный имеет более 30 синонимов. Вместо того, чтобы вытаскивать это из словарного запаса, попробуйте: причудливый , бесподобный , необычный , роман , неслыханный или единственное число .

Неопределенно

«Мы живем в неопределенное время». «Мы не уверены в результатах». Вы не одиноки, если чувствуете неуверенность, и не одиноки, если больше не хотите слышать это слово.

Как беспрецедентный, слово неопределенное имеет десятки синонимов (43, если быть точным), но по какой-то причине мы все продолжаем возвращаться к одному и тому же слову. Может быть, мы цепляемся за то, что знаем, во времена … ну, неопределенности. Или, может быть, мы просто забыли о некоторых других вариантах: неоднозначный , сомнительный , неустойчивый , сомнительный , сомнительный , спекулятивный и непостоянный .

Время попыток

Повторяющееся повторение фразы времена испытаний начинает испытывать терпение людей.

Попытка — это общий термин для сложных вещей, которые проверяют нашу устойчивость, но в это сложное и эмоциональное время кажется, что люди жаждут более конкретного языка. То, что мы описываем как пытающийся , также можно описать как тяжелый , требующий , напряженный , утомительный , требующий налогов , досадный и просто жесткий .Эти так называемые попытки умножить на представляют собой тяжелый момент , — досадный интервал и тяжелый этап . Можно так говорить.

Говоря влажно

Премьер-министр Канады Джастин Трюдо в последнее время плохо себя чувствовал из-за того, что придумал фразу, которая ужаснула практически любого, кто ее слышал. В социальной рекламе о важности ношения масок для предотвращения распространения болезней Трюдо сказал, что использование масок может помешать людям «дышать или говорить влажно».”

Он сразу же пожалел о своей фразе и сказал: «Ух, какая ужасная картина». Мы согласны, премьер-министр, как и многие люди, которые сказали нам, что это фраза, которую они больше всего хотели бы перестать слышать.

К сожалению, большинство синонимов для влажный одинаково ужасны: влажный , мокрый , мокрый , липкий , мокрый , илистый . Мы возьмем страницу CDC и скажем, что тканевые повязки на лицо носят, чтобы «предотвратить распространение вируса от владельца к другим.Нет влажных прилагательных необходимо.

Нехватка туалетной бумаги

Это может быть тот случай, когда люди больше устали от происшествия, чем от слов, используемых для его описания. Тем не менее, некоторые люди сказали нам, что нехватка туалетной бумаги — самая ненавистная фраза в их списке.

Мы не можем предоставить вам дополнительный TP, но мы можем сказать вам, что дефицит туалетной бумаги также можно назвать дефицитом рулонов туалетной бумаги , дефицитом TP и дефицитом туалетной бумаги .Или, может быть, мы воспользуемся фразой, которая просто требует хэштега: #TPFail.

Essential

Основные работники, такие как медицинские работники, работники продуктовых магазинов, санитарные работники, службы экстренного реагирования, транспортные работники и многие другие, находятся на передовой во время этой пандемии, однако слово необходимое по-прежнему вызывает споры для многих людей . Почему нам это так надоело?

Может быть, потому, что не хватает конкретики. Во многих случаях слово существенный , кажется, не отражает важность этих ролей так же, как синонимы, такие как решающий , необходимый и необходимый .Он также не учитывает важный элемент: другое слово для Essential — это required . Многие работники выполняют рискованную работу по необходимости, потому что способность к социальной дистанции — это роскошь, доступная тем, у кого есть средства, крыша над головой и гибкий график. Essential — не всегда самый ясный способ сказать это.

Если вы не можете насытиться и хотите увидеть 5 новейших слов и фраз, которые терпеть не могут, нажмите здесь, чтобы прочитать больше из нашего тезауруса.com пользователей.

20 фраз, определяющих 2020 год

Связанное слово: Joyscrolling

Основные работники

К началу апреля большая часть страны находилась под приказом оставаться дома, оставаясь внутри и безопасно вне зоны действия вируса. достичь … если, конечно, вам не довелось работать в продуктовом магазине, на заправке, в аэропорту, в отеле, на пищевом заводе, в ресторане, круглосуточном магазине, в USPS, в детском центре, на ферме, похоронное бюро, мастерская по ремонту велосипедов, автомастерская, для приложения доставки или любой из десятков других видов предприятий, которым было разрешено оставаться открытыми во время блокировки.

«Мы не существенны. Мы жертвенные », — говорит Суджата Гидла, M.T.A. дирижер в Нью-Йорке, написал в майском эссе.

Сгладить кривую

Это вернулось к математике в средней школе: чтобы не допустить переполнения больниц пациентами с Covid-19, стране необходимо сократить общее количество случаев заражения вирусом и остановить экспоненциальный рост инфекций.

После общенациональной блокировки нам в целом удалось сгладить кривую первого всплеска: количество подтвержденных случаев достигло пика примерно в 33 000 за один день в середине апреля и медленно снижалось до середины июня.Затем наступил летний всплеск, в результате чего эта ранее плоская линия росла вверх в течение месяца, пока не достигла второго, более высокого пика в середине июля, составляющего около 75 000 случаев в день. После сезонного минимума, составляющего около 25 000 случаев в один день в начале сентября, с тех пор число случаев заболевания растет, достигнув недавнего максимума в 230 000 случаев за один день в начале этого месяца.

Связанные слова: Дезинфицировать; «Носить маску»; 6 футов; вентилятор

Фронтлайн

Даниэль Офри — врач первичной медицинской помощи в больнице Бельвью в Нью-Йорке и автор книги « Когда мы причиняем вред: врач сталкивается с медицинской ошибкой .Доктор Офри дала мне тест на коронавирий, когда я стал первым сотрудником «Таймс» с положительным результатом , и я оказался ее первым положительным пациентом . Я пригласил ее поделиться своим опытом работы на передовой во время пандемии.

Всплеск Covid-19 в Нью-Йорке весной заставил нашу больницу казаться головоломкой, части которой каждый день лихорадочно перемешивались, чтобы учесть еще один набор беспрецедентных обстоятельств.С другой стороны, это также казалось странно обычным: в сфере здравоохранения вы ходите на работу каждый день, и ваш мандат — это то, что ваши пациенты приносят в этот день. Вот почему название «герой» показалось большинству из нас таким неудобным. Медсестры, врачи, техники, помощники и горничные, несомненно, потратили героические часы во время пандемии, подвергая опасности себя и свои семьи. Но мы делаем это каждый день, когда пациенты борются с уязвимостью, порождаемой болезнью. Мы делаем это каждый день, когда им нужно разгрузить свои заботы и горе.

Первый дом во Флориде, напечатанный на 3D-принтере, строится в Таллахасси


«Мы наблюдаем за первым домом, который будет построен во Флориде», — сказал один наблюдатель. «Это уникально».

В Таллахасси появился новый способ строительства домов: в четверг утром в районе Гриффин-Хайтс началось строительство первого во Флориде дома, напечатанного на 3D-принтере.

«Мне приходится щипать себя», — сказала 39-летняя Киндра Лайт, совладелец компании, стоящей за проектом Precision Building and Renovating.«Я не могу поверить, что это происходит на самом деле».

Вместе со своим мужем Джеймсом Лайтом они оба искали инновационные способы предоставить доступное жилье нуждающимся людям — и именно здесь на помощь приходит «принтер».

После покупки участка земли в районе Гриффин-Хайтс, пара обратилась к Printed Farms, стартапу из Флориды, у которого есть доступ к строительному 3D-принтеру COBOD от датского производителя, чтобы возглавить инновационный проект.

Работы начались в четверг на участке земли в северо-западной части Таллахасси и, как ожидается, завершатся к пятнице.Автоматизированный принтер может укладывать до двух футов стены в день.

Слой за слоем дом развивается в виде большого носика, который движется вперед и назад вдоль устройства, похожего на кран, из него вытекает гладкая струя бетонного раствора под названием Laticrete, как зубная паста на щетке.

После того, как начальное строительство дома с тремя спальнями и двумя ванными комнатами завершится, он все равно не будет готов для своего первого владельца, пока не будет установлена ​​мебель, что может занять еще восемь-десять недель.

Дом будет стоить от 175 000 до 200 000 долларов в зависимости от его оценки и доступности среднего дохода в районе, сказал Лайт.

В четверг строительная площадка кипела от волнения, как рабочих, так и зрителей, наблюдающих, как точный желоб проходит по фундаменту.

«Это будущее», — сказал Чейз Миллер, основатель строительной компании Urban Land Co., прилетевший из Огайо, чтобы посмотреть первый день. «У этой технологии так много возможностей, и она действительно может помочь людям».

Миллер сказал, что, поскольку принтер может так быстро строить дома, он будет большим подспорьем для усилий по ликвидации последствий урагана.

«Если это станет следующим большим инновационным сооружением, что, я думаю, так и будет, мы наблюдаем за самым первым сооружением, которое будет построено во Флориде», — сказал он. «Это уникально».

Шкипер Лэнгстон, владелец компании Tallahassee Property Improvement, проходил мимо участка в перерывах между поисками работы и сказал, что он взволнован проектом, особенно из-за того, что он ориентирован на доступное жилье.

«Это чертовски хорошая идея», — сказал он. «Нам нужна новая технология. Я полностью за нее».

Свяжитесь с Кристофером Канном по адресу ccann @ tallahassee.com и подпишитесь на @ChrisCannFL в Twitter.

Никогда не пропустите новость: подпишитесь на Tallahassee Democrat, используя ссылку вверху страницы.

Можем ли мы найти новый способ рассказать историю изменения климата?

Ранним утром в январе 2017 года группа активистов-экологов в возрасте от двадцати до пяти лет забилась в арендованный фургон и поехала из Мидтауна Манхэттена в Олбани. В течение нескольких недель они планировали сидячую забастовку в столице штата, чтобы потребовать принятия важного закона о климате.Внутри все проходит гладко: протестующие проходят мимо ничего не подозревающего охранника, по отработке берут руки и садятся. Дэниел Шеррелл, один из организаторов акции, описывает странное чувство, когда он был услышан в тот день, в своих новых мемуарах «Тепло: совершеннолетие на краю нашего мира»:

Один за другим мы встаем, чтобы поговорить , честно говоря о наших страх . . . Один или двое из нас плачут, и слезы текут реальными, хотя мы и не хотим, чтобы они были смущающими. Но все же это кажется как будто мы ставим пьесу, что-то, что мы долго репетировали и теперь действуют перед аудиторией репортеров и службы безопасности персонал.

Шеррелл считает, что меры по борьбе с изменением климата — это вопрос жизни или смерти, но это не снимает его неловкость, некоторые сохраняют чувство, что попытки избавить других от самоуспокоенности одновременно необходимы и искусственны. И все же у этого уловки есть своя полезность, создавая «обостренную драму, в которую мы, наконец, можем излить наш гнев и неверие и — что самое страшное, потому что мы так тщательно его охраняем — наше мерцающее, но все еще не угасшее чувство надежды». Это редкий момент катарсиса, когда кажется, что интенсивность личных переживаний и масштаб политического кризиса совпадают.

Это элемент хореографии, структура запланированных жестов и речей, которые одновременно создают и ликвидируют разрыв между индивидуальным выражением лица и коллективной властью — то, как зачислить на митинг на митинге, кажется неловким, пока не почувствуешь, что оно расширяет возможности. В своих мемуарах Шеррелл стремится к новой структуре, повествованию, которое одновременно раскроет его истинные чувства и заставит других более ясно увидеть свои собственные. В прошлые десятилетия задача рассказать историю изменения климата казалась вопросом сбора правильных фактов: если экологи смогут представить веские и рациональные аргументы, скептиков и отрицателей можно будет убедить; мы могли перестать не соглашаться и начать организовываться.Это, конечно, оказалось во многом неправдой. Многие из нас (в частности, американцы) с готовностью принимают тот факт, что наш образ жизни разрушает окружающую среду — что одному или другому придется положить конец, — но мало что делают с этим. Нет утешения в признании непропорциональной силы лобби, занимающегося ископаемым топливом, и других корпоративных субъектов. Оказывается, недостаточно знать эти общеизвестно неудобные истины.

Таким образом, новая задача состоит в том, чтобы уловить ощущение нашего затруднительного положения вместе с его фактами: не просто убедить людей, но воодушевить их от отчаяния или фатализма.Шеррелл сделал карьеру, предпринимая действия — помогая организовывать такие мероприятия, как исторический Народный климатический марш 2014 года и кампания 2019 года, кульминацией которой стала амбициозная климатическая программа Нью-Йорка, — но это задача не действовать, а описывать то, что «тепло » посвящена. Он пишет, что поначалу его подстегнула мысль о том, что климатический кризис — то, что он несколько утомительно называет «проблемой», — «можно исправить, если мы просто найдем правильные слова». Эта задача, как обнаруживает Шеррелл, может быть разочаровывающей и неубедительной (должен ли он сказать «Земля» или «планета»?), Но он не может поколебать убежденность в том, что есть лучший способ написать о грядущей новой реальности — и честно говорить о недостатках движения.

Шеррелл не одинок в этом повествовательном квесте; его книга принадлежит к небольшому, но быстро развивающемуся жанру, который можно было бы назвать «климатическими мемуарами». Он включает в себя «Записные книжки в пустыне» обозревателя Nation Бена Эренрайха, лирические размышления о времени и пустыне в годы правления Трампа, или «Верующие» поэтессы Лизы Уэллс, в которой исследуется движение за «перерождение» Земли. Эти авторы видели достаточно катастроф, чтобы знать, насколько мрачны перспективы на самом деле, и опасаются продавать читателю ложные надежды или устаревшие банальности.Их книги — это не предписания к действию, а исследование разрыва между тем, что мы знаем, и тем, что мы делаем. После стольких фальшивых попыток умолять читателей, или обвинять читателей, или пугать читателей, эти авторы теперь пытаются сделать кое-что еще — просто свидетельствовать. Повествования в этом новом жанре искренни и саморефлексивны, но их нелегко оживить: истории продвигаются четкими линиями действия, и эти книги стремятся зафиксировать разрастание бездействия. Как пишет климатический писатель Пол Кингснорт в своих мемуарах «Дикие боги» с ноткой горечи: «Что происходит, когда ваши истории перестают работать?»

Мы гораздо больше привыкли к повествованиям об изменении климата в художественной литературе.Мысль о том, что мы унаследуем какую-то экологическую антиутопию — от книги П.Д. Джеймса «Дети мужчин» три десятилетия назад до «Детской Библии» Лидии Миллет в прошлом году — это постоянная культурная навязчивая идея, негативный образ Кремния. Долина технооптимизма. Художественная литература обладает тем достоинством, что позволяет нам вообразить альтернативные варианты будущего — ее спекулятивная сила, как иногда утверждают, в том, что могут возникнуть новые идеи. Но по мере того как артисты и артисты продолжают мечтать, наши кошмарные кризисы продолжают множиться; футуризм может стать талисманом для решения уже существующих проблем.

Без спускового клапана фантазии климатические мемуары должны пристально смотреть на реальность. И настоящее, как пишет Шеррелл, может быть труднее описать, чем альтернативы:

Суть проблемы состоит в том, чтобы просто продолжить , хаотично и безрезультатно, отбрасывая все истории, которые мы хотим рассказать себе о мести, мужестве или спасении. Может поэтому мы это ненавидим так сильно, почему одна сторона реагирует страхом, а другая — своим зеркалом, отрицание. Мы ненавидим его, потому что он не привязан к повествованию.Мы ненавидим это потому что. . . мы не знаем, как это записать.

Какую форму могут принять наши новые повествования? Повествование Шеррелла лирично и эрудировано, связано с наукой, активизмом и философией — он свободно общается с такими мыслителями, как Билл МакКиббен, Саидия Хартман и Мэгги Нельсон, — но его доминирующий тон — глубокое чувство неуверенности. Отбросив линейную прогрессию, Шеррелл перебирает моменты и воспоминания о своем воспитании в среде среднего класса и постепенном политическом пробуждении: детские переживания на природе; кампания за отказ от ископаемого топлива в Брауне, где он учился; ретрит для медитации; резидентура, позволившая ему написать книгу, которую мы читаем.То, что с Шерреллом не происходит ничего драматичного, преподносится как особенность этой истории, а не ошибка. Для американцев, которые все чаще начинают ощущать ощутимые разрушения, связанные с климатическими чрезвычайными ситуациями, все еще существует разрыв между мрачными прогнозами в климатических отчетах и ​​инерцией обычной жизни. Как пишет Шеррелл: «К моему удивлению и почти разочарованию, я был практически счастлив».

Этот самоанализ, основа мемуаров, дает нам самокритичный и самокритичный голос, но Шеррелл, как чувствуется, неугомонен в этом безопасном, хотя и обширном внутреннем пространстве.Чтобы ясно писать об изменении климата, всегда нужно обращаться к коллективному опыту, поэтому суть книги Шеррелла — не дневник, а письмо. Это вытекает из знакомого вопроса, который задают многие молодые люди: что значит иметь детей в мире, который, как мы знаем, быстро становится все более негостеприимным для жизни? Хотя он не объявляет об этом сразу, «Тепло» написано как обращение к еще не родившемуся ребенку, которое Шеррелл не уверен, будет он у него или нет. Именно этот эпистолярный режим, возможно, лучше всего отражает сложное соответствие между надеждой и сомнением, верой и отчаянием — маятник эмоциональных состояний, который определяет наше отношение к будущему.

Каждое письмо — это в некотором смысле письмо в будущее: даже электронные письма будут открываться в мире, в котором мы еще не живем. Но письмо неизвестному — точнее, нерожденному — получателю влечет за собой более амбициозный акт воображения. Писать для будущего поколения означает верить в это, верить в то, что, несмотря на все трудности, человечество — это то, что стоит сохранить, что мы по-прежнему несем ответственность перед людьми, которые придут после нас, и что эта ответственность может побуждать людей в настоящем к действовать смелее.

Если написание письма вашему еще не родившемуся ребенку кажется странным или похоже на установленную стратегию написания книги, Шеррелл будет первым, кто так скажет, признав, что «мое письмо — это защита от всей этой неопределенности», что некоторые могут увидеть как «неуклюжую попытку подключения». Он признает серьезные различия, которые существуют между привилегированными условиями его надуманной дилеммы и, например, беженцев или других людей, которые пережили огромные трудности и все же решили иметь детей.Таким образом, письмо представляет собой гибкую форму, позволяющую Шерреллу высказывать критику воображаемой аудитории, а затем предвосхищать ее, избегая слишком аккуратной категоризации. Хотя это иногда расстраивает, это также достижение, отражающее змеиную борьбу с неуверенностью в себе. И что такое глубокое сомнение, кроме как признак желания искренне верить?

В качестве повествовательной структуры письмо Шеррелла в будущее принимает в качестве предпосылки неопределенность (будет ли когда-либо существовать его адресат?), Но также и движущей силой: на какое существование мы надеялись, если бы они существовали? «Я спрашиваю здесь не о том, следует ли мне иметь тебя, а о том, что я должен тебе, если я это сделаю», — пишет Шеррелл.Разделение наших тревог по поводу этого будущего — это начало переосмысления его:

То, что я здесь описываю, не столько взгляд, сколько практика. В практика вытягивания нашего внимания далеко за пределы привычного объема, снова и снова и снова вспоминать людей, которыми мы были вынуждены пренебрегать до тех пор, пока они на самом деле не будут давить на нас, пока они поселиться в наших головах.

В этой практике есть что-то ритуальное, даже духовное, которое нужно делать «снова и снова».«Поиск Шеррелла лучшей истории может в конечном итоге иметь не столько отношение к закреплению повествования, сколько просто уделение внимания — еще одна директива, которую мы понимаем в теории, но с которой сталкиваемся на практике.

Это непрекращающееся — возможно, бесконечное — усилие напоминает идею, которую иногда приписывают Симоне Вейл, что внимание, «взятое в высшей степени, — это то же самое, что и молитва». Молитва записана в форме воспоминаний, по крайней мере, со времен святого Августина, который, можно сказать, написал первую молитву.Подобно климатическим мемуаристам, Августин столкнулся с трудностью говорить о вещах, которые его аудитория уже понимала — в его случае — Бог. Его признание не предназначено для информирования Бога, который, конечно, уже знает, что молодой Августин украл груши с дерева своего соседа. Его цель — заново вложить новый смысл в известное, раскрыть эмоциональный ландшафт, придающий смысл фактам. И, конечно же, печатное исповедание имеет вторую, риторическую цель — евангелизацию.

Беспокойство о климате с его бесконечным запасом апокалиптических видений в значительной степени заимствовано из религиозной риторики, поэтому, возможно, неудивительно, что мемуары, подобные мемуарам Шеррелла, часто попадают в регистр расплаты. Шеррелл предостерегает от чувства религии в повседневном смысле, отвергая тот вид защиты окружающей среды, который «занял свое место среди других религий: фашизма, веганства, католицизма и т. Д.» Но в то же время он, кажется, тянется к тому, как вера может выступать в качестве ориентира, поскольку он видит ее смоделированной его бабушкой в ​​ее синагоге на Лонг-Айленде или общиной аборигенов, с которой он живет в Австралии, чья глубокая связь с земля, которой он восхищается.Заимствование идей и словаря движений коренных народов часто встречается в мемуарах о климате (Уэллс и Эренрайх также делают то же самое), и, как отмечает Шеррелл, существует тонкая грань между восхвалением традиционного образа жизни, который не разрушил землю, и фетишизацией. эти сообщества как «навсегда статичные и первозданные». Это говорит о том, что спирали сомнения и веры, характерные для некоторых мемуаров о климате, гораздо менее заметны в книге активиста кри Клейтона Томаса-Мюллера «Жизнь в городе грязной воды», хронике борьбы за экологическую справедливость в его сообществе; для людей, которые давно знали, что они находятся в опасности, чувство срочности не трудно найти.По мнению Шеррелла, разговор с еще не родившимся ребенком позволяет ему выйти за пределы собственного относительного комфорта, и это включает в себя его собственный вид веры, солидарности с миром грядущим, которого мы не увидим.

В то же время все это духовное исследование неожиданно. Наиболее ожесточенные дебаты о климате живут у левых, которые в основном светские. Молитва часто рассматривается как квиетизм, мольба о спасении вместо призыва к действию. (То, что губернатор штата Юта молится о дожде, дает некоторое представление о несоответствии.) Сегодня, вероятно, самая известная фраза Августина, перефразированная как «сделай меня здоровым, но не только сейчас» — это своего рода ложная молитва, откладывание реального расчета. Это чувство, которое Августин в конечном итоге преодолевает, и с которым многие, страдающие климатической тревогой, все еще борются. Такие активисты, как Шеррелл, справедливо напомнили бы нам, что в конце наших повествований не будет deus ex machina, но религиозные повороты, которые мы можем обнаружить в их рассказах, иллюстрируют редко обсуждаемый шов в климатическом мышлении: мы уже прошли рациональные аргументы; нам нужно что-то посильнее.

В разгар своих беспокойных поисков Шеррелл обсуждает эссе литературного теоретика Евы Кософски Седжвик под названием «Реальность и реализация», написанное после того, как ей поставили диагноз неизлечимой болезни. В нем Седжвик проводит решающее различие между «знанием» и «осознанием» — различие, лежащее в основе любой духовной борьбы. Возьмите буддизм, который, как она пишет, является попыткой реализовать цели, «знакомые вам с самого начала вашей практики». Медитация, например, сначала звучит достаточно просто: контролируйте дыхание, наблюдайте за своими мыслями.Но понять, что вы должны делать, — это одно; достижение этого — другое. Переход от одного к другому означает достижение действительно воплощенного убеждения — опыта, а не просто факта. Шеррелл видит в этом различии основную проблему климатического кризиса: «Все дело в том, что для большинства из нас Проблема просто верна. Мы заключили его в пропозициональную форму, заключили за решетку графиков ».

В аэропорту Даллас-Форт-Уэрт появился удивительный новый способ строительства пассажирских ворот.

(CNN) — Ворота аэропорта обычно являются последней точкой твердой земли, с которой летчики сталкиваются, прежде чем подняться в небо, но в одном аэропорту США в этом месяце, замечательный инженерный подвиг привел к тому, что несколько ворот отправились в свое невероятное путешествие.

В том, что считается первой авиационной отраслью, четыре недавно построенных ворот — квадратные комнаты из бетона, стекла и стали — можно было увидеть посреди ночи, ползущими по взлетной полосе в аэропорту Даллас-Форт-Уэрт в Техасе. Аэропорт, второй по загруженности аэропорт в Соединенных Штатах, до того, как он был установлен в их новом доме в Терминале C.

Почти немыслимое достижение было завершено поздно вечером в прошлый четверг и до следующего утра, когда последние ворота были построены удаленно в аэропорту. земля для своего Терминала C — была перевезена на высокотехнологичном грузовике с платформой через одну взлетно-посадочную полосу и подключена к терминалу для использования American Airlines в их основном узле.

Еще три новых выхода на посадку были перенесены таким же образом с 26 августа по 8 сентября. В следующем году пассажиры будут заходить и выходить на рейсы через них, если все пойдет по плану. Представители

DFW сообщили CNN в эксклюзивном интервью, что этот способ строительства ворот и транспортировки — в разработке до начала пандемии — является первым для аэропортов во всем мире.

Они также заявили, что могут создать шаблон для копирования в другие аэропорты, поскольку он экономит время и деньги, а также предлагает функции устойчивости.

Новые ворота были перенесены со строительной площадки на свои места в Терминале C.

Chris Bousselot / DFW Airport

Занятый терминал

Терминал C полностью занят американскими самолетами, которые используют узкофюзеляжные и региональные самолеты. там. Это также самый большой, самый загруженный и старый терминал DFW.

Его самые дальние ворота — 33, 35, 36, 37 и 39 — представляют собой пристройку площадью 72 000 квадратных футов, которая была построена в 1988 году.

Генеральный директор DFW Шон Донохью сказал, что пять ворот Терминала C 1988 года должны были срок эксплуатации не более 10-15 лет.Из-за их центрального расположения и постоянного использования DFW решила не заменять их до сих пор.

Их снос начался в феврале и завершился в марте, когда на терминале начались работы по закладке фундамента и подземных коммуникаций для новых ворот. Эта работа была завершена в августе.

Для реализации такого сложного проекта потребовалось много игроков.

DFW работала со строительными компаниями Archer Western, H.J. Russell and Phillips / May; проектная фирма PGAL; и строительная инженерная фирма Henderson Rogers, чтобы заменить ворота 1988 года.

Работая на площадке вдали от терминала, DFW могла ускорить то, что, по сути, было процессом заводской сборки.

Chris Bousselot / DFW Airport

Работа на 900 000 фунтов

Они разработали схему удаленного строительства четырех новых ворот и ремонта пятых старых ворот на месте.

DFW может построить четыре новых ворот удаленно из-за своих огромных размеров: охватывая 17 000 акров на обширных равнинах Северного Техаса между Далласом и Форт-Уэртом, это второй по величине аэропорт на суше в Соединенных Штатах.

Халед Наджа, исполнительный вице-президент DFW по инфраструктуре и развитию, объяснил еще одну привлекательность этого плана: работая на удаленном участке рядом с аэродромом на восточной стороне аэропорта, DFW могла ускорить процесс заводского изготовления.

Новые ворота, которые весят 900 000 фунтов или около 408 200 кг каждый, были построены на этом месте с апреля по август.

Полеты на DFW прекращаются каждую ночь в 23:00. Четыре новых ворот, разделенных на шесть сборных модулей, были перемещены высокотехнологичным бортовым грузовиком в шесть ночных смен, первая из которых работает 26-27 августа, а последняя — 9-10 сентября.

После того, как модули были перемещены, они были приварены к концу Терминала C, ранее занятого воротами 1988 года.

Четыре новых ворот имеют сборные стальные рамы, стеклянные стены, бетонные полы и крыши из бетона, асфальта и стекловолокна.

Chris Bousselot / DFW Airport

Последние штрихи

Четыре новых ворот занимают в общей сложности 80 000 квадратных футов и имеют сборные стальные рамы, стеклянные стены, бетонные полы и крыши из бетона, асфальта и стекловолокна.

Теперь, когда они на месте, их интерьеры будут закончены.

Этот процесс будет включать в себя подключение подземных и надземных коммуникаций и установку туалетов. Как только эта работа будет завершена, American сможет отделать интерьеры ворот, добавив сиденья, столы, знаки и архитектурную основу для уступок.

Открытие новых ворот запланировано на июнь 2022 года.

Пятые новые ворота будут построены на территории Терминала C с июня по август 2022 года.Во время этого процесса путешественники смогут при необходимости обойти постройку, пройдя через холл терминала, который будет беспрепятственным.

Далее ворота будут подключены к инженерным сетям и будут установлены туалеты, сиденья и другие элементы интерьера.

Chris Bousselot / Аэропорт DFW

Лучшие ворота, лучшие путешествия

Донохью сказал, что новые ворота будут предлагать удобные для путешественников функции, которые, как он надеется, будут доступны во всех пяти терминалах DFW в долгосрочной перспективе.

Пространство каждого нового выхода на посадку будет примерно на 30% больше, чем у других ворот DFW, в то время как новые электрические знаки будут отображать информацию о полете, легко видимую на всей площади ворот.

Туалеты у новых ворот также будут предоставлять информацию о наличии киосков там и в других местах терминала, функция, которую DFW начала предлагать в мае 2020 года в терминалах A и D.

Наиболее важно то, что стены новых ворот сделаны из того, что называется «динамическим стеклом», которое, по словам Донохью, снижает температуру в области ворот летом на 15-20 градусов.

Быстрее и дешевле, чем традиционные методы

Донохью сказал, что процесс строительства и перемещения новых ворот Терминала C «позволил нам реализовать проект» на 20% быстрее и на 25% дешевле, чем при использовании традиционных методов строительства.

Стоимость проекта составляет 215 миллионов долларов, 62% покрывает DFW, а 38% — American Airlines.

Донохью также сказал, что пандемия Covid-19 «не оказала серьезного влияния» на этот процесс.

DFW сообщило, что с ним связались представители других внутренних и международных аэропортов с просьбой предоставить информацию о проекте выхода на посадку в Терминале C.

«Как аэропорты, мы действительно делимся большим количеством информации, и мы готовы поделиться ею с другими аэропортами», — сказал Донохью.

«Полная смена парадигмы»

«Нетто, было бы хорошо, если бы аэропорты могли эффективно выполнять такие проекты с точки зрения времени и затрат», — добавил он, предсказывая, что то, что сделала DFW, может быть » полная смена парадигмы в разработке терминалов, помогающая доставлять их намного быстрее и эффективнее ».

По словам Наджи, экологичность также является важным фактором.

Динамическое стекло охладит зоны ворот и, таким образом, снизит потребность в кондиционировании воздуха и электричестве, а удаленная конструкция ворот минимизирует отходы, поскольку они были изготовлены по размеру.

Марк А. Ахасич, президент компании Ahasic Aviation Advisors из Уилтона, штат Коннектикут, сказал, что никогда не слышал о строительстве ворот терминала аэропорта и транспортировке таких ворот, как новые ворота терминала C DFW.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.