Маснави манави: Маснави-йи манави. В 6 томах | Ад-дин Муххамад Руми Джалал

Мотивы «Маснави Манави» Мовлана Джалаледдина Руми в Русских книгах для чтения Л. Н. Толстого Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

МОТИВЫ «МАСНАВИ МАНАВИ» МОВЛАНА ДЖАЛАЛЕДДИНА РУМИ В РУССКИХ КНИГАХ ДЛЯ ЧТЕНИЯ Л.Н. ТОЛСТОГО

Нафисе Насири

Московский педагогический государственный университет ул. Малая Пироговская, 1/1, Москва, Россия, 119991

Статья посвящена «Азбуке», малоизученному педагогическому труду Льва Толстого. Устанавливается древний персидский источник сюжета одного из рассказов «Русских книг для чтения», подчеркивается дидактическая направленность и особенности языка детских рассказов Толстого и произведений Руми. Самое популярное произведение Мовляна Джалал ад-Дина Мухаммада Руми — «Маснави». Имя персидского писателя, мыслителя и мирового ученого Джалал ад-Дина Мухаммада Руми и название его книги «Маснави Манави» неразрывно связаны в сознании читателей. Статья расширяет представления о связи русской литературы с литературами Востока.

Ключевые слова: Лев Толстой, «Азбука», Мовлана Джалаледдин Руми, «Маснави Манави», персидские источники сюжетов

Педагогическая деятельность Льва Николаевича Толстого в Яснополянской школе помогла ему в создании книги, над которой он работал, по его собственному признанию, 14 лет и которая была в то время крайне необходима для детского обучения и чтения. Результатом этого было создание в 1872 г. «Азбуки», а спустя два года «Новой азбуки».

Каждая из этих книг состояла из нескольких частей, среди которых были собственно азбука, книги для детского чтения (Русские и Славянские) и арифметика, а также методические указания для учителя. В связи с неодобрением критики и переработкой «Азбуки» в «Новую азбуку» Толстой предпринимал отдельные издания «Русских книг для чтения» и «Славянских книг для чтения». Книги для чтения очень важны как педагогический материал и как произведения для детского чтения, однако большинство исследователей рассматривают эту книгу прежде всего со стороны ее педагогического содержания и почти не анализируют как художественное произведение. По мнению Е.В. Николаевой, эти произведения Л.Н. Толстого представляют «результат синтеза традиций литературы прошлого и творческого опыта самого писателя» [5. С. 131].

Простота его детских рассказов кажущаяся, за их лаконизмом, сдержанностью скрывается и занимательность, и мудрость. Помимо сюжетов собственного сочинения писатель использовал в этом качестве для переработки различные литературные источники и другие материалы. Там встречаются сюжеты из басен Эзопа, «Калилы и Димны», «Гулистана» Саади, а также «Маснави Манави» Мовлана Джалаледдина Руми. Лев Толстой поистине искал мудрость везде, где мог.

Помимо этих источников писатель обращался к сочинениям Геродота, американской литературе, произведениям устного народного творчества. Толстой выбирал и перерабатывал для детского чтения лучшие сюжеты мировой литературы.

Среди отобранных им источников есть и произведения восточной литературы, что писатель всегда помечал особо после названия рассказа. Читатели Индии, Ирана и Турции, читая эти рассказы, легко могут узнать знакомые им сюжеты. Тщательная работа писателя привела к тому, что его «Азбука» стала не только книгой «для всех детей от царских до мужицких», но и для последующих поколений.

Обращение Толстого к сюжетам восточной литературы не было случайным, оно имело свою предысторию. «В 1844 г. Толстой подал прошение на имя ректора Казанского университета... о разрешении держать вступительные испытания на восточный факультет. французский, немецкий, арабский, турецко-татарский языки были сданы на 5. в те годы Казанский университет славился своими сильными кафедрами и профессорами на восточном отделении» [1. С. 266].

Толстой достаточно хорошо владел иностранными языками и мог читать книги восточных писателей именно на их родном языке, а потому его круг чтения не был ограничен теми книгами, которые были переведены на русский язык. Многими восточными сюжетами для «Азбуки» писатель воспользовался из сборников на французском языке, тем не менее это не умаляет значения поисков первоисточников этих сюжетов в восточной литературе.

Басня «Лев, Осел и Лисица» — одна из наиболее известных историй из числа четырех «Русских книг для чтения». Эта басня помещена в четвертой книге и повествует об охоте, на которую отправились Лев, Осел и Лисица. После того, как герои поймали добычу, Лев просит разделить ее и сначала обращается к Ослу. Осел, основываясь на небесной справедливости, разделил добычу поровну. Но такое разделение и такая справедливость не понравилась Льву. Он рассердился, убил Осла и велел Лисице разделить добычу. Увидев судьбу Осла, Лисица хитрит и почти все отдает Льву, а себе оставляет совсем мало. Лев рад этому. В рассказе Лев в ответ на действия Лисицы говорит: «Ну, умница! Кто ж тебя научил так хорошо делить?» Ум, о котором говорит Лев, — это практичность, основанная на хитрости. Этот ум в основе имеет не логику, а горький опыт. Это подтверждает и ответ Лисицы: «А с Ослом-то что было?» Эту житейскую хитрость Лев называет умом, Лисица же только пытается спасти себя. И речь в данном случае не идет о справедливости.

Лев Николаевич Толстой заимствовал свой сюжет из рассказа о волке, лисице и осле первой главы книги «Маснави Манави» Мовлана Джалал ад-Дина Мухам-мада Руми. Мовлана Джалал ад-Дин Мухаммад Руми (1207—1273) — иранский поэт, мудрец, мистик и мыслитель. Его имя — Мухаммад, а прозвищ у него было несколько.

При жизни его называли Джалал ад-Дин, а через несколько веков — Мовлана (примерно с IX в.). А еще его называют Руми, потому что большую часть своей жизни он пробыл в Анатолии, которая в те времена принадлежала Риму и потому по обычаю того времени его звали Джалаледдин Руми. Джалаледдин Руми был известен также под именем Мевлеви, потому что «в прежние времена среди суфиев этим словом называли тех, кто возлюбил Господа; людей истины, людей, чьи сердца очнулись от глубокого сна» [8. С. 66]. Таким образом и назвали Мов-

ляну Руми «Мевлеви», само же слово «Мовляна» означает «наш господин» и, ставя это слово перед именем Руми, ему придают соответствующее значение.

Самое популярное произведение Мовляна Джалал ад-Дина Мухаммада Руми — «Маснави». Имя персидского писателя, мыслителя и мирового ученого Джалал ад-Дина Мухаммада Руми и название его книги «Маснави Манави» неразрывно связаны в сознании читателей. «Маснави Манави» состоит из 25 618 строф.

Это произведение разделено на шесть глав, дефтеров, которые могут быть опубликованы как в шести книгах, так и в одной книге. Само слово «масневи» происходит от слова «мосанна», что означает «двустишие со смежной рифмой». Такой стих широко бытует на Востоке, часто используется в поэзии благодаря свободной форме, дающей большие возможности авторам, использующим ее. Большинство произведений морального и религиозного содержания написаны этим размером, например, «Шахнаме» Фирдоуси, «Хамсе» Низами, самый старый маснави принадлежит великому персидскому писателю Рудаки.

Рассматриваемый сюжет в обработке Толстого отличается ясностью и простотой языка, что дает возможность легко воспринимать его читателям любого возраста, прежде всего детям. Простота и ясность языка, его доступность для детей были целью Толстого в рассказах «Азбуки». Он так пишет об этом в письме к Н.Н. Страхову: «Если будет какое-нибудь достоинство в статьях азбуки, то оно будет заключаться в простоте и ясности рисунка и штриха, т.е. языка» [7. Т. 61. С. 274].

Толстовед Е.В. Николаева утверждает, что «именно работу над языком он (Толстой. — Н.Н.) характеризовал как труднейшую часть подготовки книг» [6. С. 129]. Особое внимание автор уделял языку, на котором разговаривал простой народ. В письме к Страхову Толстой упоминает «Бедную Лизу» Карамзина, которая «выжимала слезы, и ее хвалили, а ведь никто никогда уже не прочтет, а песни, сказки, былины, — все простое будут читать, пока будет русский язык» [4. С. 278].

Очевидно, что главная проблема, которая беспокоит обоих, Толстого и Мов-лави, — моральные недостатки людей. Поиск истинной праведной жизни и настоящего счастья все больше и больше сближают их друг с другом. Джан Шефик в своей книге о «Маснави» так характеризует ее: «В "Маснави" вы найдете лекарства от наших духовных болезней, дурных привычек и извращенных верований. Эти горькие пилюли скрыты в рассказах и притчах, так что они даются в сладкой оболочке духовно больным людям» [8. С. 85].

Дидактизм — одна из главных особенностей педагогического творчества Льва Толстого и Джалал ад-Дина Руми. Стать противником зла, несправедливости, показать, какое важное место в жизни занимает добро, способствовать совершенствованию человека — вот что является целью для этих писателей. В каждом из незатейливых, на первый взгляд, рассказов Толстого скрыта важная проблема человеческой жизни, раскрывая ее, читатель не только постигает смысл, но и может размышлять, соединять свою мысль с чувством.

Молави для того, чтобы выяснить, в чем истина и ложь, сравнивал их друг с другом, вследствие этого читатель точно понимает место лжи и истины в жизни. Язык его рассказов характеризуется тремя основными качествами.

1. Писатель обращается к обычным людям, поэтому всем понятно, о чем идет речь в произведении. «В своем произведении Мевляна, чтобы облегчить понимание своих мыслей и идей, берет примеры из всех сфер жизни. Приводит услышанные им случаи из жизни, использует прочитанное и делает из этого поучительные выводы» [2. С. 9].

Если поступил дурно, трепещи, не мни себя в безопасности,

Ибо это — семя, и господь взрастит его. [3. С. 321].

2. Писатель в некоторых из своих стихов как будто говорит со своими друзьями, поэтому не каждому понятно, о чем идет речь.

Послушай эту свирель, как она жалуется

О разделениях повествование ведет [3. С. 22].

С устами воздыхателя своего, коль я сочетал бы

Подобно свирели я то, что нужно сказать, поведал бы [3. С. 23].

3. Иногда это очень сложная речь, в которой скрыто мистическое значение и для которой сам писатель брал сюжеты из Корана.

Стали чудом из чудес эти предания

О потере сознания избранными пред избраннейшими [4. С. 321].

Подобные стихи нуждаются в дополнительном анализе и объяснении. Нельзя забывать, что «Маснави» считается одним из великих творений в суфийской литературе. Толстой же избрал для себя сюжет из первой части, которая гораздо легче и вполне доступна для общего понимания.

Н.Г. Чернышевский отмечал, что Толстой был мастером в описании «диалектики души» и «чистоты нравственного чувства», имел глубокое представление о «тайнах движений психологической жизни». Эти качества Толстого-писателя проявились и в рассказах «Азбуки», хотя и не так наглядно: писатель на примере маленьких рассказов ставит перед детьми глубокие нравственные задачи, которые подчеркивают для них важность не материального, а духовного и нравственного содержания жизни.

Молави также в своих произведениях стремился поселить в душах своих читателей добро, совесть, милосердие, взаимопонимание. В предисловии к «Мас-нави» Руми пишет о своей книге, что «она лекарство сердец и удаление печалей» [3. С. 19]. Стремление к общим ценностям объединяет творчество великого русского писателя и великого писателя Востока, вероятно, это сходство и привлекало Толстого при выборе сюжетов для помещения в книге для детского чтения, имеющей дидактическое содержание.

ЛИТЕРАТУРА

[1] Бурнашева Н.И. Университетские годы // Л.Н. Толстой. Энциклопедия / составитель и научный редактор Н.И. Бурнашева. М., 2009.

[2] Избранные рассказы из «Маснави» // пер. Азата Урманова. М.: Сад, 2010.

[3] МовланаДжалаледдин Руми. Маснави Манави («Поэма о скрытом смысле»), первый деф-тер. СПб., 2007.

[4] Мовлана Джалаледдин Руми. Маснави Манави («Поэма о скрытом смысле»), четвертый дефтер. СПб., 2007.

[5] Николаева Е.В. Древнерусские литературные традиции в творчестве Льва Толстого // Культурное наследие Древней Руси: Материалы научной конференции, посвященной памяти профессора В.В. Кускова. 9 ноября 2000. Гос. академия славянской культуры. М., 2001.

[6] Николаева Е.В. К истории работы Л.Н. Толстого над «Азбукой» // Яснополянский сборник. 2008. Тула: Ясная Поляна, 2008.

[7] Толстой Л.Н. Полное собрание сочинений: в 90 тт. (Юбилейное издание). М., 1928—1958. Т. 61.

[8] Шефик Джан. Мевляна Джалалледин Руми. М.: Диля, 2008.

MOTIVES OF "THE MANAVI MASNAVI" OF MOVLANA JALAL AD DIN RUMI IN THE RUSSIAN BOOKS FOR READING OF L.N. TOLSTOY

N. Nasiri

Moscow pedagogical state university Small Pirogovskaya str., 1/1, Moscow, Russia, 119991

The article is devoted to "Alphabet", the low-studied pedagogical work of Lev Tolstoy. The ancient Persian source of a plot of one of the stories of the Russian books for reading is established, the didactic orientation and features of language of children's stories of Tolstoy and works Rumi is emphasized. The most popular work by Movlyana Jalal of ad-Din Mahomed Rumi is "Masnavi". The name of Persian writer, thinker and world scientist Jalal of ad-Din Mahomed Rumi and the name of its book "Masnavi Manavi" are inseparably linked in the consciousness of readers. Article expands ideas of communication of the Russian literature with East literatures.

Key words: Lev Tolstoy, "Alphabet", Movlana Jalal ad din Rumi, "Masnavi Manavi", Persian sources of plots

REFERENCES

[1] Burnasheva N.I. Universitetskiyegody [University years] // L.N. Tolstoy. Entsiclopedia. Sostavitel' i nauchnyi redactor Burnasheva N.I. [L.N. Tolstoy. Encyclopedia. Originator and scientific editor N.I. Burnasheva]. M., 2009.

[2] Izbrannye rasskazy iz "Masnavi" [The chosen stories from "Masnavi"] // the Translation — Azat Urmanov. Publishing group "Sad", M., 2010.

[3] Movlana Jalal ad Din Rumi. Masnavi Manavi. Poema o skrytom smuysle ["The poem about the hidden sense"], the first defter. SPb., 2007.

[4] Movlana Jalal ad Din Rumi. Masnavi Manavi. Poema o skrytom smuysle ["The poem about the hidden sense"], the fourth defter. SPb., 2007.

[5] Nikolaeva E.V Drevnerusskie literaturnye traditsii v tvorchestve L'va Tolstogo [Old Russian literary traditions in Lev Tolstoy's creativity] // Kulturnoye naslediye Drevnei Rusi [Cultural heritage of Ancient Russia]. Materials of the scientific conference devoted to memory of professor V.V. Kuskov. November 9, 2000. State. Academy of Slavic culture. M., 2001.

[6] Nikolaeva E.V. K istorii raboty L.N.Tolstogo nad "Azbukoi" [To the history ofwork of L.N. Tolstoy on "Alphabet"] // Yasnopolyanskyi sbornik [Yasnopolyansky collection]. 2008. Tula: Yasnaya Polyana Publishing house, 2008.

[7] Tolstoy L.N. Sobraniye sochinenii v 90-tt. (Yubiliynoye izdaniye) [Complete works: in 90 vol. (Anniversary edition)]. M., 1928—1958. T. 61.

[8] Shefic Gian. Mevlana Jalal ad Din Rumi. M.: prod. "Dil", 2008.

Взгляды на духовно-моральное воспитание в произведении Дж.Руми «Маснави»

Поэзия Джалаладдина Руми (1207–1273) отражает нам из глубины веков океан переплетённой речи. Его известнейший произведение «Маснави манави» является источником духовно-морального воспитания. Хусамэддин Челеби, любимый ученик Руми уговорил его начать «Меснави» и лично записал все 6 книг. Руми говорил, что Хусам «был источником моих слов» [1. c, 60]. «Маснави» состоит из шести книг и содержит около пятидесяти тысяч стихотворных строк. В «Маснави» Руми часто обращается к Корану — фундаменту мусульманского эзотеризма и преданиям (хадисам) о пророке Мухаммаде. 760 раз цитирует он стихи Корана, нередко переводя их на персидский язык, в 745 случаях приводит 703 хадиса. Недаром Джами позже скажет о «Маснави»: «Коран на персидском языке» [1. c, 68]. Кроме этого в произведение поясняется мысли примером из творчество Санаи (1044–1131) и Аттора (1145–1221).

Руми высказывает в свои мысли, чтобы быть человеком — значит быть караван-сараем, приветствующим и развлекающим путников. В «Маснави» рассказивается: Каждое утро Аяз проводил время в своей кладовой. Другие придворные заподозрив, что Аяз прячет там краденое сокровище, проникли туда, но нашли лишь старую овечью телогрейку и пару стоптанных башмаков. Аяз надевал их каждое утро, чтобы не забывать состояния, из которого вышел, прежде чем был призван ко двору. [2. c, 568] Случаи об Аязе много раз встречаетси в книге. Аяз и похож на караван-сарае он в каждом истории проявляет великодушия и мудрости. Из этого видно, что духовно — моральное воспитания процветает человека и даст значение в жизни.

Основное структура рассказов текста Руми составляет как виды диалог. А другой уникальной особенностью поэзии Руми является то, что это «присутствие» иногда вступает с ним в диалоги. У Руми всё — диалог, всюду — школа, где он учитель или ученик. Часто, сама поэма служит скользким порогом между двумя мирами: «частично во мне, и частично вовне», и «голоса» являются из этого переходного пространства. В рассказах большинство случаях разговор двух лица читателю даёт, искренны смех. Обратите внимание на рассказ: О том, как глухой навещал больного. [2. c, 204]

Как-то один глухой человек, узнав, что его сосед тяжело, болен, решил, что навестить больного — его священный долг. Но тут же он заколебался, так как понял, что из-за своей глухоты он не сможет услышать тихой речи ослабевшего человека. Однако поразмыслив как следует, он решил, что сможет отделаться стандартными фразами. Например, если он спросит больного: «Как ты себя чувствуешь?", тот обязательно ответит: «Мне уже немного полегчало», и тогда мне останется сказать: «Ну и слава Богу!" Потом ему нужно будет задать вопрос: «Чем ты питаешься?", и каков бы ни был ответ соседа, можно будет ему сказать: «Пусть пойдет тебе эта пища впрок». Прилично будет также спросить: «А кто тебя лечит?", и даже не услышав ответа на этот вопрос, смело можно похвалить умение врача. Подготовив себя, таким образом, глухой отправился к соседу.

—Как ты себя чувствуешь? — с этими словами он вошел в дом больного.

— О друг смерть уже зовет меня в дорогу, — слабым голосом ответил сосед.

Глухой же на это, как собирался, сказал:

—Ну что ж, и слава Богу!

Больной, услышав эти слова, со страхом подумал: «Только мой лютый враг за мою смерть может благодарить Господа!" А глухой тем временем продолжал ставить свои заранее заготовленные вопросы:

— Чем же ты питаешься, брат?

Моя еда — это не еда, а просто яд! — отвечал больной. Глухой не услышал его слов и продолжил свою беседу заранее заготовленной фразой:

— Ну что же, даст Бог, эта пища пойдет тебе впрок. Больной даже не успел прийти в себя, услышав такое пожелание, когда последовал еще один вопрос глухого:

— А кто же твой лекарь? — участливо спросил он.

— Вероятно, сам ангел смерти, — со слезами на глазах ответил больной.

А не услышавший этот ответ глухой уже продолжал свой разговор:

— Что ж, искусство этого лекаря известно всем, и он всегда все, что начал, доводит до конца. Думаю, что и с твоей болезнью он справится!

Сказав эти слова, глухой ушел с чувством исполненного долга. А его больной сосед тем временем говорил сам с собой: «Кто бы мог подумать, что мой сосед, с которым мы живем рядом уже много лет, затаил на меня такое зло. Я в своей слабости не мог ему ответить, но я прошу Господа наказать его за его злорадство, потому что радоваться при виде чужой боли — это святотатство, и тот, кого радует чужое страдание,- самый большой грешник на свете».

Может быть, и среди наших деяний есть такие, которые кажутся нам достойными награды, в то время как в них сокрыт тяжкий грех, а мы о нем и не догадываемся, как этот глухой, заставивший своими глупыми словами страдать и без того несчастного больного человека.

Согласно средневековым представлениям, человек состоит из четырех тел:

  • плотного, физического, неживого тела;

  • живого тела, вместилища животной, жизненной силы;

  • тела желаний;

  • тела разума.

Суфии называют желания арабским словом «нафс». Другое значение слова «нафс» — дух, душа. Нафс — субстанция тела желаний. Нафс — главный вид морального воспитания.

Ловец змей и дракон: [2. c, 160] Отправился однажды некий змеелов в очередной раз в горы, надеясь вернуться с добычей. В горах же прошел обильный снегопад, и ловцу, искавшему змей, приходилось то и дело разгребать снег. Занимаясь этим делом, он наткнулся на мертвого дракона. Увидев страшилище охотник, чтобы удивить горожан, потащил свою находку в Багдад.

Тело дракона было очень тяжелым, но змеелов не бросал его, надеясь, что горожане, увидевшие дракона, щедро вознаградят того, кто его нашел и принес.

Когда он притащил дракона в Багдад и выставил его на базаре, все городские жители прибежали взглянуть на невиданное чудо, и змеелов получил от этих зевак немалый доход. Народ, стоявший вокруг дракона, не расходился. Более того, все время прибывали новые.

Тем временем солнце поднималось к зениту, все больше пригревая землю, дракон оттаял в его лучах и... ожил. Оказалось, что его тело просто окаменело, а умирать он и не думал. Правда, ловец на всякий случай связал дракона еще до того, как тот оттаял. Поэтому, ожив, дракон сумел только еле-еле пошевелиться. Увидев это, люди побежали кто куда, сметая все на своем пути. В панике толпа многих затоптала, многие получили увечья. Змеелов стоял возле дракона и ругал сам себя за то, что приволок сюда чудовище, и не почувствовал, что Дракон приближается к нему, а когда заметил — было поздно: Дракон проглотил его.

Месневи:

Во льду несчастий, как дракона тело,

Тщета души моей окаменела.

Лед горестей или иное зло,

Твоим страстям полезней, чем тепло.

Дракон страстей не страшен, спит покуда.

И ты не пробуждай его теплом,

Чтобы весь век не каяться потом.

Руми советует быть осторожным и не спешить сделать вывод от наружного видения. Энергия нафса заставляет нас непрерывно двигаться, никогда не останавливаясь.

— «Что и когда я терял, умирая?», спрашивает Руми. Смерть — расставание с духом-нафсом. На арабском тут игра слов — «смерть — лишь замена одного набора желаний на другой». Каждый человек может руководить желанием. Во время обучение и воспитание наставники (преподаватели, воспитатели) в ученике формируют желания.

Следующий рассказ говорит атом, желание как бесполезный совет друга приведет к заблуждению. Если человека не имеет личного мнения и тогда он и правде заблуждается. Заблуждение в желании приводят к пропасть жизненной позиции.

Поиск жилища: [2. c, 188] Некий человек искал дом, чтобы взять его в наем или купить, и попросил одного своего друга помочь ему в поисках. Друг показал ему немного поврежденный дом, принадлежавший ему и расположенный по соседству с его собственным жильем. При этом он говорил:

— Если бы у этого дома была крыша, ты бы мог нанять его и сразу поселиться в нем, и мы стали бы соседями. Конечно, хорошо было бы, если бы в доме была вторая комната, тогда бы ты мог удобнее разместить в нем свою семью. А если бы возле этого дома еще и был бы сад, я бы мог приходить к тебе в гости, и мы бы хорошо проводили время. В общем, был бы этот дом в порядке, ты бы мог смело нанять его или даже купить.

Выслушав друга, человек, искавший себе жилище, сказал: — Я понимаю, что ты желаешь мне благ, и я бы, может быть, нанял этот дом, но бою-с стать рабом домовладельца по имени «если бы»!

Руми был таким личностям. Он в своих учениях сущность действительной жизни видел в следующих свойствах человека: любовь, просвещение, разум терпимость, богатство, правдивость, справедливость, щедрость, смелость, доброта и желание.

Мудрость и совершенство Лукмана: [2. c, 247] Лукман был рабом у одного купца, и когда тот лучше узнал характер и достоинства Лукмана, он старался не разлучаться со своим рабом. Во время их совместной трапезы он подкладывал ему лучшие куски, и если Лукман отказывался от какой-нибудь пищи, он к этой пище тоже не прикасался, отдавая ее на съедение псам.

Однажды этому купцу прислали дыню, и он, как всегда, позвал Лукмана, чтобы угостить его. Хозяин разрезал дыню на куски и первый же кусок отдал Лукману, а тот немедленно с наслаждением стал его есть с таким удовольствием, будто дыня эта была слаще меда. Хозяина тешило видимое удовольствие Лукмана, евшего дыню, и он продолжал отрезать ему кусок за куском. И только после пятого отданного Лукману куска он решил и сам попробовать эту восхитительную дыню. Но как только он откусил ее самую малость, невыносимая горечь наполнила, казалось, все его тело, а язык покрылся волдырями. Когда же эти горечь и боль немного улеглись, хозяин спросил Лукмана:

—Я удивляюсь, как ты мог поглощать столько яда, и почему ты ел кусок за куском, не пожаловавшись мне на их горечь. Неужели ты мог подумать, что я тебе не поверю?

— Зная твое дружеское ко мне отношение,- ответил Лукман,- и помня о том, сколько сладостей я вкушал в твоем доме, я счел обязанностью принять в нем и горечь. И хоть эта дыня оказалась горькой, рука, дающая мне ее куски, была доброй, а какое может иметь значение горечь в сравнении с добротой. Доброта всесильна, она может обратить медь в золото, она помогает переносить горе и страдания, она может превратить уксус в вино и темницу в цветник, а яд — в нектар. И даже райский сад, если в нем не будет доброты, покажется адом. Зло же — это всего лишь суета сует, чуждая истинному Знанию, от которого происходит доброта.

Здесь Руми показывает, что хорошо духовного воспитанный ученик понял суть и значение вещества. Видимость — наружное, а значение — внутреннее понятие. По его мыслям, человек понимая себя, начинает понимать свое значение.

Сделав вывод, мы можем в заключении сказать что:

Руми в своих произведениях теоретически доказали, что судьба мира непосредственно связана с мыслями, его знаниями, поведением, моралью и мудростью. Каждый человек в этом переходящем мире живёт своим умом и трудится по мере своих сил.

Жизненный путь Руми дидактические взгляд, моральная чистота, правдивость, стремление к просвещению, овладению профессией, стремление помогать все людям, изучение их идей великодушия, в учениях духовного процветания оказывает большое влияние на мировоззрение членов общества.

Литература:

  1. Муҳаммад Истеъломий. Мавлоно жалолиддин Муҳаммад Балхий. Теҳрон — 2001. — 88 б.

  2. Румий Жалолиддин. Маснавийи маънавий // Ж.Камол тарж. –Т.: “Мериюс” ХХМК, 2010. — 846 б.

Духовные рифмованные двустишия Руми - Mировая цифровая библиотека

Описание

"Маснави-э манави" (Духовные рифмованные двустишия) представляет собой известный сборник поэзии средневекового экстатического мистика и суфия Мавланы Джалал ад-Дина Руми (1207−1273 гг.), известного в Средней Азии, Афганистане и Иране как Мовлана или Мавлана Джалал ад-Дин Балхи, а на Западе — как Руми. Эта выполненная письмом насталик персидская рукопись XV века является полной копией "Маснави", включающей все шесть томов. Книга содержит повествования, поучительные истории и комментарии. Во многих историях присутствуют типические персонажи вроде нищих, пророков, царей и животных. В сборнике постоянно затрагиваются вопросы морали и мудрости, передаваемой из поколения в поколение. Многие истории наполнены шутками, в том числе на темы, связанные с сексуальностью, этническими и гендерными стереотипами. Прозаические сочинения расположены бессистемно, временами повествование прерывается на середине и продолжается позднее. "Маснави" начинается со знаменитой "Песни свирели" Руми, представляющей собой вступление из 18 строф. По утверждению ученых, в этой песни заключена вся суть произведения. Некий мистик, оказавшись разделенным с Богом, занимается поиском своих истоков, к которым мечтает вернуться. В этой песне Руми высказывает мнение, что единственным средством, позволяющим вернуться к прежнему состоянию, является любовь Бога. Первая история "Маснави" развивает тему "Песни свирели". В ней говорится о царе, чья любовь к больной рабыне исцеляет ее. Все шесть книг имеют свои вступления. Во вступлении к первой книге, написанном на арабском языке, "Маснави" называется "корнями религии" и "раскрытием тайн знания и единения". Содержание "Маснави" определено как вероисповедание, священный закон, доказательство существования Бога, избавление человека от грехов и мистицизм. Помимо этого, Руми восхваляет превосходство Бога, называя его "самым защищающим и самым милосердным из всех". Большинство остальных вступлений написано на персидском языке (вступление к третьей книге — частично на арабском). При этом некоторые из них представляют собой сочетание прозы и стихов. Во всех вступлениях Руми хвалит своего главного ученика и последователя Хосам-ад-Дина Чалаби (умер в 1284 году) и высоко оценивает его вклад в создание "Маснави". Заключительная часть работы названа "Седьмая книга из книг "Маснави". Она составлена частично из прозы, частично из поэзии на персидском и арабском языках и не является частью известного оригинала; однако упоминания о седьмой книге существуют. Если седьмая книга все-таки существует, данная рукопись является редким изданием. На последней странице шестой книги указаны полное имя Руми и год публикации. Она была опубликована в 1435 году. О месте публикации не сообщается. Вероятно, это территория Хорасана. Каждое повествование имеет выделенный красным цветом заголовок. Страницы издания не пронумерованы.

(PDF) Взгляды на духовно-моральное воспитание в произведении Дж.Руми «Маснави»

565“Young Scientist”

.

#4 (51)

.

April 2013 Education

– Как ты себя чувствуешь? – с этими словами он вошел

в дом больного.

– О друг смерть уже зовет меня в дорогу, – слабым го-

лосом ответил сосед.

Глухой же на это, как собирался, сказал:

– Ну что ж, и слава Богу!

Больной, услышав эти слова, со страхом подумал:

«Только мой лютый враг за мою смерть может благода-

рить Господа!» А глухой тем временем продолжал ставить

свои заранее заготовленные вопросы:

– Чем же ты питаешься, брат?

Моя еда – это не еда, а просто яд! – отвечал больной.

Глухой не услышал его слов и продолжил свою беседу за-

ранее заготовленной фразой:

– Ну что же, даст Бог, эта пища пойдет тебе впрок.

Больной даже не успел прийти в себя, услышав такое по-

желание, когда последовал еще один вопрос глухого:

– А кто же твой лекарь? – участливо спросил он.

– Вероятно, сам ангел смерти, – со слезами на глазах

ответил больной.

А не услышавший этот ответ глухой уже продолжал

свой разговор:

– Что ж, искусство этого лекаря известно всем, и он

всегда все, что начал, доводит до конца. Думаю, что и с

твоей болезнью он справится!

Сказав эти слова, глухой ушел с чувством исполненного

долга. А его больной сосед тем временем говорил сам с

собой: «Кто бы мог подумать, что мой сосед, с которым мы

живем рядом уже много лет, затаил на меня такое зло. Я

в своей слабости не мог ему ответить, но я прошу Господа

наказать его за его злорадство, потому что радоваться при

виде чужой боли – это святотатство, и тот, кого радует

чужое страдание, – самый большой грешник на свете».

Может быть, и среди наших деяний есть такие, которые

кажутся нам достойными награды, в то время как в них со-

крыт тяжкий грех, а мы о нем и не догадываемся, как этот

глухой, заставивший своими глупыми словами страдать и

без того несчастного больного человека.

Согласно средневековым представлениям, человек со-

стоит из четырех тел:

– плотного, физического, неживого тела;

– живого тела, вместилища животной, жизненной

силы;

– тела желаний;

– тела разума.

Суфии называют желания арабским словом «нафс».

Другое значение слова «нафс» – дух, душа. Нафс – суб-

станция тела желаний. Нафс – главный вид морального

воспитания.

Ловец змей и дракон: [2. c, 160] Отправился однажды

некий змеелов в очередной раз в горы, надеясь вернуться с

добычей. В горах же прошел обильный снегопад, и ловцу,

искавшему змей, приходилось то и дело разгребать снег.

Занимаясь этим делом, он наткнулся на мертвого дракона.

Увидев страшилище охотник, чтобы удивить горожан, по-

тащил свою находку в Багдад.

Тело дракона было очень тяжелым, но змеелов не

бросал его, надеясь, что горожане, увидевшие дракона,

щедро вознаградят того, кто его нашел и принес.

Когда он притащил дракона в Багдад и выставил его на

базаре, все городские жители прибежали взглянуть на не-

виданное чудо, и змеелов получил от этих зевак немалый

доход. Народ, стоявший вокруг дракона, не расходился.

Более того, все время прибывали новые.

Тем временем солнце поднималось к зениту, все больше

пригревая землю, дракон оттаял в его лучах и... ожил.

Оказалось, что его тело просто окаменело, а умирать он

и не думал. Правда, ловец на всякий случай связал дра-

кона еще до того, как тот оттаял. Поэтому, ожив, дракон

сумел только еле-еле пошевелиться. Увидев это, люди

побежали кто куда, сметая все на своем пути. В панике

толпа многих затоптала, многие получили увечья. Зме-

елов стоял возле дракона и ругал сам себя за то, что при-

волок сюда чудовище, и не почувствовал, что Дракон при-

ближается к нему, а когда заметил – было поздно: Дракон

проглотил его.

Месневи:

Во льду несчастий, как дракона тело,

Тщета души моей окаменела.

Лед горестей или иное зло,

Твоим страстям полезней, чем тепло.

Дракон страстей не страшен, спит покуда.

И ты не пробуждай его теплом,

Чтобы весь век не каяться потом.

Руми советует быть осторожным и не спешить сделать

вывод от наружного видения. Энергия нафса заставляет

нас непрерывно двигаться, никогда не останавливаясь.

– «Что и когда я терял, умирая?», спрашивает Руми.

Смерть – расставание с духом-нафсом. На арабском тут

игра слов – «смерть – лишь замена одного набора же-

ланий на другой». Каждый человек может руководить же-

ланием. Во время обучение и воспитание наставники (пре-

подаватели, воспитатели) в ученике формируют желания.

Следующий рассказ говорит атом, желание как бес-

полезный совет друга приведет к заблуждению. Если че-

ловека не имеет личного мнения и тогда он и правде за-

блуждается. Заблуждение в желании приводят к пропасть

жизненной позиции.

Поиск жилища: [2. c, 188] Некий человек искал дом,

чтобы взять его в наем или купить, и попросил одного

своего друга помочь ему в поисках. Друг показал ему нем-

ного поврежденный дом, принадлежавший ему и распо-

ложенный по соседству с его собственным жильем. При

этом он говорил:

– Если бы у этого дома была крыша, ты бы мог нанять

его и сразу поселиться в нем, и мы стали бы соседями.

Конечно, хорошо было бы, если бы в доме была вторая

комната, тогда бы ты мог удобнее разместить в нем свою

семью. А если бы возле этого дома еще и был бы сад, я бы

мог приходить к тебе в гости, и мы бы хорошо проводили

время. В общем, был бы этот дом в порядке, ты бы мог

смело нанять его или даже купить.

Джалал ад-Дин Руми, "Маснави-йи Манави / Поэма о Скрытом Смысле" / 1 (Содержание): hojja_nusreddin — LiveJournal


ПЕРВЫЙ ДАФТАР

Введение . 10
Об авторе 11
От редактора 13
Кратко о первом дафтаре 14
Об особенностях перевода в данном издании 14
Кто из переводчиков что перевёл 17

МАСНАВИ-ЙИ МАНАВИ 19

1.0 [Введение / хутба]
19

1.01 [Най-нама / Песня флейты]
22

1.02 [Как] падишах влюбился в страдающую наложницу
и организовал её излечение
25
1.02.01 Проявление немощи лекарей в излечении наложницы 25
1.02.02 Обращение падишаха к Божественному порогу и видение им во сне одного вали 26
1.02.03 Испрошение помощи у Господа - Распорядителя помощи - в соблюдении учтивости
при любых обстоятельствах и разъяснение затруднений от вреда неучтивости 27
1.02.04 Встреча падишаха с тем вали, который был явлен ему во сне 29
1.02.05 [Как] падишах отвёл вали к изголовью больной,
дабы он взглянул на ее состояние 29
1.02.06 [Как] вали потребовал от падишаха уединения,
чтобы постичь страдание наложницы 31
1.02.07 [Как] вали постиг страдание [наложницы] и доложил о нём падишаху 34
1.02.08 [Как] падишах отправил посланцев в Самарканд, дабы они привезли ювелира 34
1.02.09 Разъяснение того, что убийство и отравление ювелира произошло
по Божественному указанию, а не по прихоти души и порочному замыслу 36
1.02.10 Рассказ о бакалейщике и попугае пролившем [розовое] масло 38
1.02.11 О неправомерных сравнениях 39

1.03 История иудейского царя, из-за фанатизма убивавшего христиан
44
1.03.01 [Как] вазир обучил царя ухищрению 44
1.03.02 Обман христиан вазиром 45
1.03.03 [Как] христиане восприняли ухищрение вазира 46
1.03.04 [Как] христиане последовали вазиру 46
1.03.05 История о том, как халифа встретился с Лайли 49
1.03.06 О зависти вазира 51
1.03.07 [Как] христианские искусники поняли ухищрение вазира 51
1.03.08 О тайном послании царя вазиру 52
1.03.09 Разъяснение 12 направлений христиан 52
1.03.10 [Как] вазир смешал заповеди Евангелия 52
1.03.11 О том, что эти противоречия заложены в форме учения, а не в Истине пути 54
1.03.12 О потере вазира в этом ухищрении 55
1.03.13 [Как] вазир подвигся на другое ухищрение, чтобы ввести в заблуждение народ 57
1.03.14 [Как] вазир отверг муридов 58
1.03.15 [Как] муриды повторяли: «Прерви уединение» 59
1.03.16 [Как] вазир ответил: «Я не прерву уединения» 59
1.03.17 Возражение муридов на уединение вазира 60
1.03.18 [Как] вазир обезнадежил муридов отказом от уединения 62
1.03.19 [Как] вазир назначил по отдельности [своим] преемником каждого вельможу 63
1.03.20 Самоубийство вазира в уединении 63
1.03.21 [Как религиозная] община Исы (мир ему) спрашивала вельмож:
«Кто из вас преемник?» 64
1.03.22 Оспаривание вельможами преемственности 65
1.03.23 [Как] было возвеличено описание Избранника (Мустафы),
(благослови его Аллах и приветствуй), упомянутого в Евангелии 67

1.04 Повесть о другом иудейском царе, который хотел погубить религию Исы
68
1.04.01 [Как] иудейский царь развел огонь и установил подле него идола, сказав:
«Совершивший земной поклон этому идолу избежит огня»
70
1.04.02 [Как] дитя заговорило посреди огня, подбивая людей прыгнуть в огонь 71
1.04.03 [Как] искривился рот мужчины, который произнес насмешливо имя Мухаммада
(благослови его Аллах и приветствуй) 72
1.04.04 [Как] тот иудейский царь упрекал огонь 73
1.04.05 История о ветре, который в эпоху [пророка] Худа (мир ему)
сгубил народ Ада 75
1.04.06 [Как] иудейский царь глумился и отвергал [чудо],
не приняв совета своих избранных 76

1.05 [Как] мелкая дичь разъяснила льву об уповании (на Аллаха)
и отказе от усилий
79
1.05.01 [Как] ответил лев мелкой дичи и что сказал о пользе усилий 79
1.05.02 [Как] мелкая дичь предпочла усилиям и приобретениям упование (на Аллаха) 79
1.05.03 [Как] лев предпочёл усилия и приобретения упованию (на Аллаха) и покорности 80
1.05.04 [Как] мелкая дичь предпочла усилиям упование (на Аллаха) 80
1.05.05 [Как] лев вновь предпочел усилия упованию (на Аллаха) 81
1.05.06 [Как] мелкая дичь вновь предпочла упование (на Аллаха) усилиям 82
1.05.07 [Как] взглянул Азраил на некоего мужа, убежавшего во дворец Сулаймана,
и об предпочтении упования (на Аллаха) малополезным усилиям 82
1.05.08 [Как] лев опять предпочел усилия упованию (на Аллаха)
и объяснил пользы от усилий 83
1.05.09 [Как] было утверждено превосходство усилий над упованием (на Аллаха) 85
1.05.10 [Как] мелкая дичь порицала зайца за то, что он медлил идти ко льву 85
1.05.11 [Как] заяц ответил им 85
1.05.12 Возражение мелкой дичи на речь зайца 85
1.05.13 Ответ зайца мелкой дичи 86
1.05.14 Упоминание о знании зайца и разъяснение достоинства и выгод познания 87
1.05.15 [Как] мелкая дичь потребовала у зайца открыть тайну его замысла 88
1.05.16 [Как] заяц отказал им открыть [свою] тайну 88
1.05.17 История об ухищрении зайца 89
1.05.18 Поддельность жалкого истолкования мухи 91
1.05.19 Рычание льва из-за опоздания зайца 91
1.05.20 Ещё об ухищрении зайца 92
1.05.21 [Как] заяц прибыл ко льву 95
1.05.22 [Как] заяц принёс извинения 95
1.05.23 [Как] лев ответил зайцу и отправился с ним 96
1.05.24 История удода и Сулаймана в пояснение того, что с явлением
Непреложного приговора даже ясные глаза закрываются 98
1.05.25 Хула ворона на притязание удода 99
1.05.26 [Как] удод ответил на хулу ворона 99
1.05.27 История Адама (мир ему) и [как] Непреложный приговор застил его взор от
точного соблюдения запрета и он отказался от [его] истолкования 100
1.05.28 [Как] заяц отступил за спину льва, приблизившись к колодцу 101
1.05.29 [Как] лев спросил зайца о причине его отступления назад 103
1.05.30 [Как] заглянул лев в колодец и увидел свое отражение и того зайца 104
1.05.31 [Как] заяц принес мелкой дичи благовестье о том, что лев упал в колодец 106
1.05.32 [Как] собралась мелкая дичь вокруг зайца и вознесла ему хвалу 107
1.05.33 [Как] заяц дал совет мелкой дичи: «Не радуйтесь этому» 107
1.05.34 Толкование [предания]: «Вернулись мы с ничтожнейшего джихада
для величайшего джихада»
108

1.06 [Как] пришел посланец Рума к Повелителю верующих Умару (будь доволен им Аллах) и увидел чудеса Умара
110
1.06.01 [Как] посланец Рума нашел Повелителя верующих (будь доволен им Аллах)
спящим под деревом 111
1.06.02 Вопросы посланца Рума Повелителю верующих Умару (будь доволен им Аллах) 113
1.06.03 [Как] Адам принял свой грех [, сказав]: «Господь, мы наказали себя сами!»,
а Иблис возложил свой грех на Господа [, сказав]: «Ты сбил меня» 115
1.06.04 Толкование [изречения]: «Он с вами, где бы вы ни находились» 117
1.06.05 Вопрос посланца Умару (будь доволен им Аллах) о причине мучений душ
в телах из воды и глины 118
1.06.06 О смысле [изречения]: « Кто намерен восседать с Аллахом,
пусть сидит с приверженцами тасаввуфа»
118

1.07 История купца, с которым заключённый им попугай передал весть попугаям Хиндустана, когда тот отправился туда торговать
121
1.07.01 Описание крыл пернатых Божественных умов 122
1.07.02 [Как] хозяин, увидев на лугу попугаев Хиндустана,
передал им послание своего попугая 123
1.07.03 Толкование слов Фарид ад-дина Аттара (освяти Аллах дух его):
«Ты, обладатель (низшей) души, о беспечный, средь праха кровь пей,
Когда обладатель сердца если [и] выпьет яда, тот станет медом»
124
1.07.04 [Как] колдуны почтили Мусу (мир ему) [, спросив]:
«Не изволишь ли ты бросить посох первым?»
125
1.07.05 Пересказ купца своему попугаю о виденном им у попугаев Хиндустана 127
1.07.06 [Как,] выслушав о проделанном теми попугаями, умер попугай в клетке
и как его оплакивал хозяин 129
1.07.07 Толкование слов Хакима [Санайи]:
«Все, что от Пути удерживает тебя, будь то слово неверия или веры,
Все, что от Друга удаляет тебя, будь то образ уродливый или красивый, –
В толковании смысла изречения [Пророка]:
'Воистину, Саад ревнив, но я ревнивее Саада, а Аллах - ревнивее меня.
Из-за ревности заповедал Он непристойности и внешние и внутренние'»
133
1.07.08 Возвращение к рассказу о купце-хозяине 136
1.07.09 [Как] хозяин вытащил попугая из клетки и как мёртвый попугай взлетел 137
1.07.10 [Как] попугай попрощался с хозяином и улетел 138
1.07.11 Вред от возвеличивания людей и узнаваемости 138
1.07.12 Толкование [предания]: «Чего хочет Аллах, то и сбудется» 140

1.08 Рассказ о старике-арфисте, который во времена Умара (будь доволен им Аллах) в бедственные дни играл на арфе для Господа посреди кладбища
143
1.08.01 О голосе арфиста 143
1.08.02 О голосах Исрафила, пери и святых 143
1.08.03 О разъяснении хадиса: «Воистину, у вашего Господа в дни века вашего
есть дуновения, так отдайтесь же им!»
145
1.08.04 История о том, как Айша (будь доволен ей Аллах) спросила Мустафу
(благослови его Аллах и приветствуй): «Сегодня лил дождь,
ты ходил к кладбищу, как же одежды твои не намокли?»
150
1.08.05 Толкование одного байта Хакима [Санайи] (будь доволен им Аллах) 152
1.08.06 О смысле хадиса: «Пользуйтесь холодом весенним» и до конца 152
1.08.07 [Как] Сиддика [= Айша] (будь доволен ей Аллах) спросила Мустафу
(благослови его Аллах и приветствуй):
«В чем тайна сегодняшнего дождя?»
153
1.08.08 Продолжение истории о старике-арфисте и изложение её сути 154
1.08.09 [Как] воззвал Глас к спящему Умару (будь доволен им Аллах):
«Дай несколько золотых из казны человеку, спящему на кладбище»
156
1.08.10 [Как] сетовал столб мечети, когда Посланнику (благослови его Аллах и приветствуй)
построили минбар, ибо там стало тесно, сказав:
«Мы не видим твоего благодатного лица во время проповеди»
,
и [как] это сетование услышали Посланник и его сподвижники,
и [как] Мустафа (благослови его Аллах и приветствуй),
спрашивал столб и отвечал ему ясно 156
1.08.11 Чудо Посланника (благослови его Аллах и приветствуй), когда щебень в руке
Абу Джахла (да почиёт на нём проклятие) заговорил, свидетельствуя
истинность Мухаммада (благослови его Аллах и приветствуй) 159
1.08.12 Продолжение истории о музыканте и о доведении ему Повелителем верующих Умаром
(будь доволен им Аллах) послания о том, что сообщил ему Глас 160
1.08.13 [Как] Умар (будь доволен им Аллах), развернул взор его [= арфиста] от макама плача,
которым является бытиё, к макаму самопогружения [в Аллахе] 162
1.08.14 Толкование ежедневной молитвы двух ангелов над каждым базарником:
«О Боже, воздай всякому щедрому возмещением!
О Боже, воздай каждому скупому растратой!»

и разъяснение того, что щедрый – поборник на пути Истинного,
а не расточитель на пути прихоти 164

1.09 История о халифe превзошедшем в свое время в щедрости Хатима Тайи
и не имевшего себе подобных
166
1.09.01 История о бедуине-дарвише и беседе его с женой о бедности и дарвишестве 166
1.09.02 [Как] обманываются нуждающиеся [в наставнике] муриды ложными притязателями,
считая их шайхами, почитаемыми и примкнувшими [к Аллаху],
о незнании разницы между [состояниями] передаваемым и наличным,
между выпученным и возросшим 167
1.09.03 Разъяснение о том, как изредка случается, что мурид связывает с ложным
притязателем правдивое убеждение, что тот представляет собой нечто,
и благодаря этому убеждению достигая такой стоянки (макам), какую его
шайх не видел и во сне: ни огонь, ни вода не причинят ему вреда,
но причинят вред его шайху, однако [такое бывает] реже редкого 168
1.09.04 [Как] бедуин велел жене терпеть и разъяснил пользу [терпения и] бедности 168
1.09.05 [Как] жена советовала мужу: «Не веди речь о превышающем твой шаг,
и о твоём положении. Почему говорите то, чего не делаете?
Эти речи хотя и верны, но уводят от положения упования (на Аллаха),
и вредны - велика [к ним] ненависть Аллаха»
170
1.09.06 [Как] муж советовал жене: «На бедных с презреньем не взирай,
а на дела Истинного, предполагая совершенство, взирай. И не хули бедность
и бедных по убогости собственного представления и предположения»
172
1.09.07 Разъяснение того, что движение каждого происходит оттуда, где он находится;
он видит всё из круга своего существования:
лазурное стекло покажет солнце лазурным, а красное - красным,
если же стекло бесцветно, то солнце белеет; из прочих стекол такие
для него [=смотрящего] – наиболее правдивы и предпочтительны 173
1.09.08 [Как] женщина прислушалась к мужу и просила прощения за сказанное ею 175
1.09.09 Разъяснение предания: «Воистину, они (женщины) одолевают разумного,
а их одолевает невежда»
177
1.09.10 [Как] муж поддался на уговоры жены о поисках средств к существованию,
признав возражение жены за указание Истинного 178
1.09.11 Разъяснение того, что Муса и Фираун, оба подчинены [Божественной] воле,
подобно противоядию и яду, мраку и свету; и как Фираун творил тайную
ночную молитву в уединении, чтобы не обесчестить себя 178
1.09.12 Причина обездоленности несчастных из обоих миров, как [сказано]:
«Теряя [долю] как в дольнем мире, так и в будущей жизни»
181
1.09.13 [Как] чувственные глаза сочли презренными и невраждебными Салиха
и его верблюдицу: когда Истинный хочет погубить войско,
Он представляет их взору врагов ничтожными и малочисленными,
хотя бы и был превосходящим тот враг: «Вас преуменьшил в глазах их,
чтобы (непреложно) решил Аллах дело уже свершённое»
182
1.09.14 О смысле того, что: «Он развел два моря /две реки/ соединенных, между ними
преграда, через которую они не устремятся»
186
1.09.15 О смысле того, что на вершимое вали муриду не следует отваживаться самому,
ибо халва не вредит врачевателю, но вредит больным,
а снег и холод не вредят зрелому винограду, но вредят незрелому:
«Да простит тебе Аллах и прежние и будущие грехи»
188
1.09.16 Исход спора араба и его жены 189
1.09.17 [Как] подвигся сердцем араб на умоленье своей уносящей сердце и поклялся:
«В этой покорности нет у меня ни хитрости, ни испытания»
191
1.09.18 [Как] жена определила [мужу] путь поиска пропитания для своего главенства
и как он согласился 193
1.09.19 [Как] араб отнес в подарок кувшин дождевой воды из пустыни в Багдад,
Повелителю верующих, предположив, что там тоже засуха 194
1.09.20 [Как] жена араба зашила в войлок кувшин с дождевой водой и запечатала его
для вящего убеждения мужа 195
1.09.21 Разъяснение того, что и нищета влюблена в щедрость, и щедрость - в нищету.
Если у нищего больше терпения, щедрый идёт к его дверям,
а если у щедрого больше терпения, то наоборот. Терпение нищего –
его достоинство, а терпение щедрого – его недостаток. 197
1.09.22 Различие между тем, кто является дарвишем в Боге и жаждет Бога,
и тем, кто является дарвишем вне Бога и жаждет иного 198
1.09.23 [Как] смотрители и привратники халифы вежливо подошли к бедуину
и приняли его дар 199
1.09.24 Разъяснение того, что влюбленный в дольний мир подобен влюбленному в стену,
на которую падает блик солнца, не пытающийся понять, что блик и сияние
исходят не от стены, но от солнечного диска на Четвертом небе:
«Но преграда устроена меж ними и тем, чего они желали»
201
1.09.25 Арабская пословица: «Если прелюбодействовать, то со свободной
(женщиной), а если красть, то жемчужину»
201
1.09.26 [Как] араб вручил дар, то есть кувшин, гуламам халифы 202
1.09.27 Повествование о произошедшем между грамматистом и капитаном 203
1.09.28 [Как] халифа принял подарок и велел одарить [араба], несмотря на то,
что нисколько не нуждался в том подарке и в том кувшине 204
1.09.29 Об описании старца (пира) и о повиновении ему 209
1.09.30 [Как] Посланник (благослови его Аллах и приветствуй), завещал Али (возвеличь
Аллах лик его): «Пока другие ищут приближения к Истинному
послушаниями, ты ищи его (духовным) общением
с разумным и избранным рабом и всех опередишь!»
211
1.09.31 [Как] казвинец делал себе на плече татуировку в форме льва
и о его раскаянии из-за уколов иглой 212

1.10 [Как] волк и лиса отправились на охоту вместе со львом
215
1.10.01 [Как] лев испытал волка, сказав: «Эй, волк, раздели добычу среди нас!» 216
1.10.02 История о человеке, стучавшем в дверь друга, спросившего «Кто там?»
Человек сказал: «Я», а друг ответил: «Раз ты - это ты,
Я не открою дверь, ибо не знаю других 'я'. Уходи!»
217
1.10.03 [Как] лев проучил волка, проявившего неучтивость при дележе и наградил лису 220
1.10.04 [Как] Нух (мир ему) угрожал начертанным: «Не задирайтесь со мной,
ведь я - [лишь] лицевое покрывало. На деле, вы задираетесь с Богом,
который под ним, о покинутые!»
221
1.10.05 [Как] падишахи усаживают перед собой ведающих суфиев,
чтобы взгляд их [= падишахов], благодаря им, просветлялся 223
1.10.06 [Как] к Йусуфу (мир ему), пришел гость, и Йусуф потребовал от него
необычный подарок 223
1.10.07 [Как] гость сказал Йусуфу (мир ему): «Я принес тебе зеркало, чтобы ты,
Глядя в на свое прекрасное лицо, вспоминал меня»
226
1.10.08 [Как] отрекся от веры писец (Божественного) внушения из-за того, что когда сияние
(Божественного) внушения упало на него, прочтя айат прежде Посланника
(благослови его Аллах и приветствуй), он сказал:
«Значит и я есмь место (Божественного) внушения!»
228
1.10.09 [Как] Балам [сын] Баура молил: «Отврати Мусу и народ его от града
осаждённого разочарованными»
, и [как] молитва была принята 231
1.10.10 [Как] Харут и Марут положились на свою невинность, захотев смешаться с людьми
дольнего мира, и впали в искус 233
1.10.11 Остальная часть истории о Харуте и Маруте, расправе и возмездии им
в дольнем мире, в колодце Вавилона 234
1.10.12 [Как] глухой отправился проведать своего страдающего соседа 235
1.10.13 Первым, кто противопоставил ясному указанию сравнение, был Иблис 237
1.10.14 Разъяснение того, что свое (экстатическое) состояние и свое опьянение
надо скрывать от невежд 239
1.10.15 История спора румийцев и китайцев о науке рисования и изображения 242

1.11 [Как] Посланник (благослови его Аллах и приветствуй) спросил Зайда:
«Как ты сегодня? В каком состоянии ты встал?»
, и [как] тот ответил:
«Встал я утром верующим, о Посланник Аллаха!»
245
1.11.01 О рождении и распознавании душ 245
1.11.02 [Как] гуламы и соратники их хваджи обвинили Лукмана:
«Те ранние фрукты, что мы принесли, съел он»
250
1.11.03 Продолжение истории Зайда в ответе Посланника
(благослови его Аллах и приветствуй) 252
1.11.04 [Как] Посланник (благослови его Аллах и приветствуй) сказал Зайду:
«Об этой тайне более открыто, чем есть, не говори
и сохраняй приверженность»
255
1.11.05 Возвращение к повествованию о Зайде 256
1.11.06 [Как] в городе возник пожар в дни [правления] Умара
(будь доволен им Аллах) 259

1.12 [Как] враг бросил плевок в лицо Повелителю верующих Али (возвеличь Аллах лик его), а Али бросил меч из рук
260
1.12.01 [Как] неверный спросил Али (возвеличь Аллах лик его):
«Победив меня, отчего ты бросил меч?»
263
1.12.02 Ответ Повелителя верующих: по какой причине он бросил меч в том состоянии 264
1.12.03 [Как] Посланник (мир ему) сказал на ухо стремянному Али (возвеличь Аллах лик его):
«Али будет убит твоей рукой, я тебя известил»
267
1.12.04 [Как] Адам (мир ему) подивился заблудшести проклятого Иблиса,
впадя в тщеславие 270
1.12.05 Возвращение к повествованию о Повелителе верующих Али (возвеличь Аллах лик его),
и проявлении им снисходительности к своему кровопролителю 271
1.12.06 [Как] стремянной часто падал перед Али (да возвеличит Аллах лик его)
[со словами]: «Повелитель верующих, убей меня,
освободи от такого Непреложного приговора!»
273
1.12.07 Разъяснение того, что стремление Мустафы (благослови его Аллах и приветствуй)
к победе над Маккой и над тем, что помимо Макки, не было жаждой власти
над дольним миром, раз он сказал: «Этот мир - труп»,
но было по велению [Аллаха] 273
1.12.08 [Как] Повелитель верующих Али (да возвеличит Аллах лик его), сказал своему врагу:
«Когда ты плюнул мне в лицо, моя (животная) душа зашевелилась, и исчезла
искренность, что и помешало мне убить тебя»
276

МАСНАВИ-ЙИ МАНАВИ (персидский текст)
273

Указатель имен собственных, этнических названий, топонимов, отдельных социальных и духовных категорий 430
Указатель отдельных унифицированных терминов, понятий и слов 437
Указатель цитированных сур и айатов Корана 440
Указатель аллюзий на суры и айаты Корана 442
Литература 443
________________________________________________________________________________
Руми, Джалал ад-Дин Мухаммад. "Маснави-йи Ма'нави (Поэма о скрытом смысле)", 1-й дафтар,
(бeйты 1 – 4003), пер. с перс. и коммент. О. Акимушкин, Ю. Иоаннесян, Б. Норик, А. Хисматулин, О. Ястребова, Науч. ред. А. Хисматулин, СПб.: "Петербургское Востоковедение", ISBN 978-5-85803-345-5, тир. 600 экз., 2007, - 448 с.
Дафтар 1: http://www.fileden.com/files/2010/7/26/2925196/Masnavi_Manavi.pdf
(Либрусек: http://lib.rus.ec/b/255969 - pdf)
________________________________________________________________________________

Бонус - все 6 дафтаров
: http://hojja-nusreddin.livejournal.com/2619003.html
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
The original posting was made at http://hojja-nusreddin.dreamwidth.org/133710.html

РУМИ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 28. Москва, 2015, стр. 760-761

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: А. М. Багиров, Н. Ю. Чалисова

РУМИ́ Джа­лал ад-Дин Му­хам­мед Бал­хи (поч. имя Мау­ла­на, Мев­ла­на, т. е. «наш гос­по­дин») (30.9.1207, Балх, Аф­га­ни­стан – 17.12.1273, Ко­нья, ны­не в Тур­ции), пер­соя­зыч­ный тюрк. по­эт-мис­тик. Ро­дил­ся в се­мье из­вест­но­го пра­во­ве­да и бо­го­сло­ва Ба­ха ад-Ди­на Ве­ле­да (1148–1231), ко­то­рый бе­жал от хо­резм­ша­ха Ала ад-Ди­на Му­хам­ме­да в Ма­лую Азию. В 1212–19 жил в Ни­ша­пу­ре, Ба­гда­де, Да­ма­ске, Алеп­по; изу­чал бо­го­слов­ские и юри­дич. нау­ки. За­нял пост пре­по­да­ва­те­ля в мед­ре­се в Ко­нье, где соз­дал су­фий­скую об­щи­ну (см. Су­физм) и на­пи­сал осн. со­чи­не­ния. В 1244 по­зна­ко­мил­ся со стран­ст­вую­щим су­фий­ским по­этом Шам­сом Теб­ри­зи, ко­то­рый стал его бли­жай­шим дру­гом и ду­хов­ным на­став­ни­ком; на взгля­ды Р. по­влия­ли так­же экс­та­тич. идеи аль-Хал­лад­жа и Ат­та­ра. Един­ст­вен­ной ре­аль­но­стью Р. при­зна­вал Бо­га; всё в ми­ре вклю­че­но в веч­ный кру­го­обо­рот нис­хо­ж­де­ния от Бо­га и воз­вра­ще­ния к Не­му. В от­ли­чие от не­ко­то­рых су­фи­ев, Р. обя­зы­вал мис­ти­ка сле­до­вать ша­риа­ту; вме­сте с тем в на­ру­ше­ние его пред­пи­са­ний по­ощ­рял за­ня­тия му­зы­кой, пе­ни­ем и тан­ца­ми.

Р. – од­на из клю­че­вых фи­гур пер­со­языч­ной су­фий­ской ли­те­ра­ту­ры. Его ли­ри­че­ский «Боль­шой Ди­ван» («Ди­ва­ни Ке­бир», св. 30000 бей­тов) вклю­ча­ет, на­ря­ду с ка­сы­да­ми и сти­ха­ми в фор­ме тард­жи­банд, ок. 2000 ру­баи и бо­лее 3000 га­зе­лей, пред­на­зна­чен­ных для ре­ци­та­ции на су­фий­ских ра­де­ни­ях (са­ма), в ча­ст­но­сти – для во­каль­но­го ис­пол­не­ния в со­про­во­ж­де­нии иг­ры на тро­ст­ни­ко­вой сви­ре­ли (ней). Га­зе­ли Р., от­ме­чен­ные боль­шой эмо­цио­наль­но­стью и стра­ст­ностью, от­ли­ча­ют му­зы­каль­ность, чёт­кий ритм, оби­лие по­вто­ров. В сво­ей ли­ри­ке, про­ни­зан­ной пан­теи­стич. мо­ти­ва­ми и стрем­ле­ни­ем к мис­тич. со­еди­не­нию с Бо­гом, про­по­ве­до­вал идею аб­со­лют­ной цен­но­сти че­ло­ве­ка, вы­сту­пал про­тив ре­лиг. об­ряд­но­сти и схо­ла­сти­ки.

Наи­боль­шую сла­ву Р. при­нёс эпи­ко-ди­дак­тич. труд «По­эма о скры­том смыс­ле» («Мас­на­ви-йи ма­на­ви», за­пи­са­на со слов Р. его сек­ре­та­рём Ху­сам ад-Ди­ном Че­ле­би) – сти­хотв. ру­ко­во­д­ство из 6 тет­ра­дей (даф­та­ров) в 25 632 бей­тах, со­стоя­щее из притч с тол­ко­ва­ни­ем осн. по­ло­же­ний су­физ­ма. Со­хра­нил­ся сб-к про­по­ве­дей «Мад­жа­лис-и Са­ба» («Семь со­б­ра­ний») и 145 пи­сем Р. («Ма­ка­тиб»). Бе­се­ды Р. с уче­ни­ка­ми уже по­сле его смер­ти бы­ли со­б­ра­ны в про­за­ич. трак­тат «Фи­хи ма фи­хи» («В нём то, что в нём»).

Твор­че­ст­во Р. ока­за­ло зна­чит. влия­ние на раз­ви­тие су­фий­ской мис­ти­ки и ли­те­ра­тур му­сульм. Вос­то­ка; его мав­зо­лей в Ко­нье яв­ля­ет­ся ме­стом по­кло­не­ния.

Руми, биография руми, суфизм, конья. Суфийские притчи от руми

Руми Джалаледдин (Джалал-ад-Дин ) - поэт, писавший на персидском языке, суфий - родился 30 сентября 1207 г. в афганском г. Балх (тогда он являлся частью иранской провинции Хорасан). Его отцом был известный человек, придворный ученый, богослов, проповедник-суфий, получивший известность под именем Баха ад-Дин Валад, которого вынудили покинуть родной город. С 1212 г. местом жительства семьи Руми были Нишапур, Багдад, Дамаск, Алеппо.

Руми проходил обучение в медресе, стал обладателем хорошего образования, причем не только в богословской, юридической сфере, но и приобрел немало познаний в сфере точных наук. После продолжительных скитаний семейство перебралось в турецкий город Конью, где отец стал служить при дворе турок-сельджуков. Здесь Руми проявил себя как поэт, написав диван лирических стихов, а впоследствии поэму, сделавшую его знаменитым, - «Месневи-и-Манави». Она явилась отражением теоретических положений суфизма, представители которого считали возможным приближение к Аллаху через чувство любви к нему, а также через озарение.

Поэма представляла собой поучительные рассказы, перемежающиеся лирическими вступлениями и нравоучениями, которые, по большому счету, представляют собой энциклопедию суфизма. Доступной для широкого круга читателей эта поэма была благодаря частому включению фольклорных притч. Поэма дошла до потомков благодаря тому, что ученик Руми Хасан Хусам сподвиг учителя превратить его устные сочинения в письменные. Поэма «Месневи» относится к одной из наиболее популярных и уважаемых мусульманских книг.

После смерти отца в 1231 г. Джалал ад-Дину досталась его должность. Обстоятельства личной биографии, внешние события (социальные потрясения, ощущение приближения нашествия монголов) до такой степени усилили суфийский настрой поэта, что осенью 1244 г. он примкнул к лагерю суфиев, стоящих на радикальных позициях и обвинявшихся в пантеизме. Результатом противостояния с клерикальным духовенством для Руми стала гибель его сына и наставника-суфия. После смерти поэта другой его сын основал дервишский орден «Мевлеви», члены которого считали своим идейным вдохновителем именно Руми.

Сам литератор последние годы жизни много проповедовал и писал. Творческое наследие нельзя назвать многообразным, но оно внесло весомый вклад в национальную литературу и в значительной степени повлияло на дальнейшее развитие литератур восточных стран. Скончался Руми в Конье 17 декабря 1273 г.

Биография из Википедии

Мавлана́ Джалал ад-Ди́н Мухамма́д Руми́ (перс. محمد ابن محمد ابن حسین حسینی خطیبی بکری بلخی‎; 30 сентября 1207, Балх, Государство Хорезмшахов - 17 декабря 1273, Конья, Конийский султанат), известный обычно как Руми или Мевляна - выдающийся персидский поэт-суфий. Иногда его называли также Мавлана Джалал ад-Дин Мухаммад Балхи (перс. محمد بلخى‎), по названию региона Балха, (современная часть Афганистана и Таджикистана), откуда он родом.

В XIII в. в г. Конья его сын Султан Валад основал суфийский орден Мевлеви, в обрядах которого используются произведения Руми. Руми - духовный предок дервишей этого самого влиятельного в Османской Турции и существующего и в наше время тариката.

Джалаладдин Руми родился в городке Вахш (совр. Таджикистан) на северных территориях Балха бывшем в то время крупным регионом провинции Хорасан, в семье популярного в народе придворного учёного богослова-юриста и проповедника-суфия - Мухаммада бен Хусейна аль-Хатиби аль-Балхи, известного как Баха ад-Дин Валад (1148-1231), вынужденного бежать под угрозой монгольского нападения из родного города и, после долгих скитаний, обосновавшегося в Малой Азии (Рум) при дворе турок-сельджуков в городе Конья. Джалал ад-Дин получил хорошее образование не только богословско-юридическое, но также и в области точных наук, прекрасно знал арабский и греческий языки, «Коран» и его толкования.

В 1231 году отец Джалал ад-Дина умер, и Джалал ад-Дин занял его место при дворе. Впечатления скитальческой жизни, социальных неурядиц Ирана, надвигающейся грозы монгольского нашествия углубили суфийские настроения Джалал ад-Дина и привели его в ноябре 1244 года после знакомства с Шамсуддином Тебризи в лагерь крайних суфиев, которых обвиняли в пантеизме, что вызвало столкновение с клерикальным духовенством и повлекло гибель сына Джалал ад-Дина и друга-учителя Шамса Тебризи. Руми (Мевляна) стал вдохновителем дервишского ордена «мевлеви», который уже после его смерти был основан его сыном. Последние годы Джалал ад-Дина были посвящены литературному творчеству и проповеднической деятельности.

Литературная деятельность Руми не многообразна, но очень значительна. Джалал ад-Дин был прежде всего поэтом. Его лирический «Диван», ещё детально не исследованный, содержит касыды, газели и четверостишия - рубаи. Поэт проводит в них идею ценности человека независимо от его земного величия; он протестует против мертвящего формализма религиозной обрядности и схоластики.

Эти идеи, выраженные пламенным языком в своеобразных формах, под покровом религиозного идеализма могли создавать и порой создавали определенно революционное настроение, способное сочетаться (и сочетавшееся) со стихийными выступлениями народных масс. Ряд лирических стихотворений говорит о практических удобствах суфизма, житейского и философского аскетизма.

Такое сочетание идеализма и практицизма характеризует и грандиозную эпико-дидактическую поэму (около 50000 стихов) Джалал ад-Дин - «Маснави» (Двустишия). Здесь в эпической форме поучительных рассказов, сопровождаемых нравоучениями или прерываемых лирическими отступлениями, проводятся те же идеи, но в более популярной форме. В целом эти рассказы составляют как бы энциклопедию суфизма.

Единства сюжета в «Масневи» нет; всё произведение, однако, проникнуто единым настроением; форма его - рифмующие двустишия, выдержанные в одинаковом ритме. В эпических частях Джалал ад-Дин выступает как художник-реалист, иногда как натуралист (его натурализм способен шокировать европейского читателя, но для Востока он обычен).

«Маснави» Джалал ад-Дин частично продиктовал любимому ученику и преемнику (в качестве главы суфиев) Хасану Хусам ад-Дину, который, вероятно, и побудил своего учителя к творчеству (вернее, к фиксированию устного произведения).

«Маснави» - одна из наиболее почитаемых и читаемых книг мусульманского мира. И в мировой литературе Джалаладдин может быть назван величайшим поэтом-пантеистом. Известны рукописи его пантеистического трактата «Фихи ма фихи» (В нём то, что в нём ) написанного в прозе.

Так как орден Мевлеви был самым влиятельным среди аристократов Османской Турции, то с осторожностью можно допустить, что в противоположность другому великому поэту XIII века Саади - идеологу городского торгового класса - Джалал ад-Дин был ближе к феодальной аристократии, чем к землевладельческому классу.

Жизнь Руми составляет один из переплетающихся сюжетов в романах Орхана Памука «Черная книга» (1990) и Элиф Шафак "40 правил любви".

Переводы на русский язык

Всему, что зрим, прообраз есть, основа есть вне нас,
Она бессмертна - а умрет лишь то, что видит глаз.

Не жалуйся, что свет погас, не плачь, что звук затих:
Исчезли вовсе не они, а отраженье их.

А как же мы и наша суть? Едва лишь в мир придем,
По лестнице метаморфоз свершаем наш подъём.

Ты из эфира камнем стал, ты стал травой потом,
Потом животным - тайна тайн в чередованье том!

И вот теперь ты человек, ты знаньем наделен,
Твой облик глина приняла, - о, как непрочен он!

Ты станешь ангелом, пройдя недолгий путь земной,
И ты сроднишься не с землей, а с горней вышиной.

О Шамс, в пучину погрузись, от высей откажись -
И в малой капле повтори морей бескрайних жизнь.

Джалал ад-Дин Руми

Сборники:

  • Руми // Ирано-таджикская поэзия. Библиотека всемирной литературы. Серия первая, том 21. - М.: Издательство «Художественная литература», 1974. - С.127-186
  • Руми // Классическая восточная поэзия: Антология / Сост., предисл., введение, глоссарий, коммент. Х. Г. Короглы. - М.:Высш. шк., 1991. - С. 293-319
  • Руми в русских переводах. - В кн.: Читтик У. В поисках скрытого смысла. Духовное учение Руми. М., 1995
  • Персидская классика поры расцвета. НФ Пушкинская библиотека: АСТ, Москва, 2005. 843 с. В составе сборника - Руми. Поэма о скрытом смысле. Перевод Наума Гребнева. Неполный текст.
  • Истины: изречения персидских и таджикских народов, их поэтов и мудрецов. Перевод с фарси Наума Гребнева. Спб.: Азбука-классика, 2005. 256 с.

Отдельные издания:

  • Руми, Джалаладдин . Поэма о скрытом смысле: Избранные притчи. Перевод Наума Гребнева. М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука» 1986. 272 с.
  • Руми . Газели. Притчи. Душанбе, 1988
  • Руми Джалаладдин . Дорога превращений: суфийские притчи. пер. Д. В. Щедровицкого. М.: Оклик, 2009.
  • Руми, Джалал ад-дин Мухаммад . Маснави-йи Ма’нави («Поэма о скрытом смысле». В шести дафтарах. СПб: Петербургское Востоковедение. (прозаический перевод )
    • Первый дафтар (байты 1-4003). / Пер. с перс. О. Ф. Акимушкина, Ю. А. Иоаннесяна, Б. В. Норика, А. А. Хисматулина, О. М. Ястребовой. Общ. ред. А. А. Хисматулина. СПб, 2007. 448 с.
    • Второй дафтар (байты 1-3810). / Пер. с перс. М.-Н. О. Османова. СПб, 2009.
    • Третий дафтар (байты 1-4810). / Пер. перс. Л. Г. Лахути, Н. И. Пригариной, М. А. Русанова, Н. Ю. Чалисовой. СПб, 2010.
    • Четвёртый дафтар (байты 1-3855). / Пер. с перс., примеч. и указ. О. М. Ястребовой. СПб, 2010.
    • Пятый дафтар (бейты 1-4238) / Пер. с перс. О. М. Ястребовой, 2011.
    • Шестой дафтар (бейты 1-4916) / Пер. с перс. А. А. Хисматулина, О. М. Ястребовой. Под ред. А. А. Хисматулина. СПб, 2012.

Джалаладдин Руми - персидский поэт-суфий, который жил в XIII веке. Многим он известен под именем Мевлана. Это мудрец и наставник, чье учение стало образцом нравственного роста. О биографии и произведениях этого великого мыслителя мы и поговорим в этой статье.

Что такое суфизм?

Для начала кратко объясним, почему Руми считается поэтом-суфием. Дело в том, что суфиями называли последователей суфизма, исламского эзотерического течения, которое характеризовалось высокой духовностью и аскетизмом. Возникло в VII веке.

Джалаладдин Руми: биография

Родился великий поэт в 1207 г в городе Балх, который располагался на севере нынешнего Афганистана. Бах ад-Дин Валад, его отец, был в те годы известнейшим богословом. Он считал себя духовным и идейным последователем знаменитого мистика и суфия аль-Газали.

В 1215 году семья Валада оказывается вынуждена бежать из родного города под предлогом паломничества в Мекку. Дело было в том, что тем Руми опасался возможных репрессий со стороны хорезмшаха, против политики которого проповедник часто высказывался.

По пути в Рум, путникам пришлось сделать остановку в Нашапуре. Здесь вся семья познакомилась с лириком Фируддином Аттаром, знаменитым суфийским проповедником и учителем. Аттар сразу же разглядел в сыне Валада дар слова и предсказал ему великое будущее не только, как поэту, но и как духовному наставнику. На прощание Фируддин подарил юному Руми очень ценный подарок - «Книгу Тайне». С ней Джалаладдин не расстался ни разу на протяжении жизни, храня как самое дорогое.

Переселение в Рум

Существует история, произошедшая в Дамаске. Ибн-аль-Араби, известный суфий и учитель, увидев Руми, который шел следом за свои отцом, произнес: «Посмотрите на океан, который следует за озером».

Джалаладдин Руми и его семья долгое время скитались, после того как покинули Балх. В конце концов Валад принял решение остаться в городе Конья, столице Рума. В те годы этот город стал прибежищем для всех, кто бежал от монгольских набегов, которые опустошали исламскую территорию. Поэтому здесь было множество поэтов, ученых, мистиков и богословов.

Долгое время прожил здесь Руми. И вскоре он познакомился с одним престарелым суфием по имени Шамс ад-Дин, воззрения которого очень сильно повлияли на становление молодого человека. Именно Шамс смог разжечь в сердце Джалаладдина ту самую тотальную и всеобъемлющую мистическую любовь, которая позднее стала основой творчества поэта.

Взгляд Руми на веру в бога

Джалаладдин Руми проводил много времени в беседах с Шамс ад-Дином, что очень не нравилось последователям первого. Закончилось это тем, что Шамс был приговорен к смерти и жестоко убит.

Невероятное горе постигло Руми, который потерял самого близкого для себя человека. Это привело к тому, что поэт стал еще острее ощущать действительность. Оставшись один на один с болью и смертью, поэт ощутил, что такое несправедливость и жестокость. Его начинают мучить вопросы о том, как справедливы, любящий и добрейший бог мог позволить такому злу происходить на земле, ведь ему подвластно все, и ничего не происходит помимо его воли.

Из этих мыслей постепенно начинает складываться основа философии Руми. Поэт понимает, что бог есть не что иное, как любовь к богу, которая по природе своей безгранична и всепоглощающа. Как и другие приверженцы суфизма, Руми крайне отрицательно относился к интеллектуальным умствованиям. Поэтому он больше стремился к образности, и проводил сравнения между любовью к богу и состоянием опьянения, которое приводит к экстазу и безумству. Руми считал, что только истинное безрассудство и выход за привычные границы могут привести человека к истинному отрезвлению и способности освободиться от оков рассудочности и ума.

Только безграничное доверие Существованию (процессу жизни) может позволить человеку ощутить легкость и свободу бытия и понять, что жизнь и все что в ней происходит, существует по своим непостижимым законам, в которых есть логика, но она неподвластна человеческому уму. Главное, что нужно освоить человеку - доверие и принятие происходящее таким, какое оно есть, ибо в том, что пытливый ум, пытаясь найти закономерность, будет отыскивать лишь бессмыслие, есть глубочайшее сакральное значение.

Вопрос свободы воли

Джалаладдин Руми, книги поэта это подтверждают, серьезно задумывался над проблемой свободы воли - есть ли у каждого из нас своя судьба, которая и определяет всю нашу жизнь, или жизнь человека - чистый лист, на котором можно самому писать свою историю, руководствуясь лишь желаниями. Однако Руми понимал, что никогда и никто не сможет разрешить споры приверженцев этих точек зрения, так как путем логических рассуждений невозможно найти истинный ответ. Поэтому поэт полагал, что этот вопрос необходимо перенести из области ума туда, где «властвует сердце».

Человек, полный сливается со всеобщим жизненным океаном. После этого какое бы действие он ни совершил, оно будет принадлежать не ему, оно будет исходить уже от океана. Несмотря на то что человек считает себя чем-то отдельным, он остается еще одной волной на водной поверхности. Однако стоит ему заглянуть вглубь себя, отвернуться от внешнего, начать ориентироваться на центр, а не на периферию, он поймет, что все Сущее есть неделимое и единое целое. Всеобъемлющая и всеохватывающая любовь настолько сильно может преобразить человека, что вопросы, которые до этого его так мучили, пропадут сами собой. Он начинает ощущать единение с самим Бытием, которое дарует ему ощущение, которое можно описать как «я есть бог».

Суфийское братство

После смерти Шамса Руми становится преподавателем в мусульманской школе. Здесь он применяет для обучения новый метод - знакомит учеников с Кораном, используя суфийские традиции.

Большое значение придавал песнопениям, танцам и музыке Джалаладдин Руми. Стихи поэта отражают его взгляд на эти искусства: земная музыка представлялась ему отражение мелодий небесных сфер, которые означают великое таинство творения; дервишеский танец являлся олицетворением танца планет, наполняющим Вселенную ликованием и радостью.

В эти же годы Руми создает суфийское братство Маулавийа, где учению основателя придается огромное значение. Организация продолжила свое существования и после смерти поэта и постепенно распространилась по всей Оттоманской империи. В некоторых мусульманских странах она существует по сей день. В братство принимаются юноши, которые после посвящения должны прожить в монастыре 3 года.

Смерть

Последние годы Руми посвятил правоведческой деятельности и литературному творчеству. Скончался поэт в 1273 году в возрасте 66 лет в городе Конья.

Сегодня Джалаладдин Руми признан величайшим мистиком всех времен и народов. Его философские взгляды и основы учения отразились в поэзии, которую он считал лучшим средством, чтобы выразить свою благодарность и любовь божественному.

Особенности творчества

Так или иначе, но в первую очередь Руми был поэтому. Лирический «Диван» его включает различные стихотворные жанры: рубаи, газели, касыды. Проповедовал в них идею ценности человеческой жизни и отрицал формализм, обрядовость и схоластику Руми Джалаладдин. «Поэма о скрытом смысле», входящая в сборник «Маснави», наиболее ярко отразила эти идеи.

Несмотря на то что стихи были написаны в рамках религиозного идеализма, они часто вызывали революционные настроения и даже выступления народных масс.

«Маснави»

Не так давно на прилавках появилась книга «Дорога превращений. Суфийские притчи» (Джалаладдин Руми). Но мало кто знает, что это не цельное произведение, а всего лишь часть большой эпико-дидактической поэмы, насчитывающей примерно 50 000 стихов, которая носит название «Маснави». В переводе означает «Двустишия».

В этом произведении в форме поучительных рассказов с лирическими и нравоучительными отступлениями проповедует Руми свои идеи. «Маснави» в целом можно назвать энциклопедией суфизма.

В поэме нет единого сюжета. Но все истории объединены единым настроением, которое выражается в рифмованных двустишиях, выдержанных в едином ритме.

«Маснави» является одной из самых читаемых и уважаемых произведений мусульманского мира. Что же касается мировой литературы, то поэма принесла Руми звание величайшего поэта-пантеиста.

Джалаладдин Руми: цитаты

Приведем несколько цитат поэта:

  • «Рожден ты крылатым. Зачем же ползти по жизни?».
  • «Не горюй. Все потерянное вернется к тебе в другом обличии».
  • «Повторять чужие слова не значит понять их смысл».

Несмотря на прошедшие столетия, поэзия и философия Руми продолжает пользоваться большой популярностью не только среди мусульманских народов, но и европейских.

Мевляна Джалаледдин Мухаммед Руми (тур. Mevlana Celaleddin Mehmed Rumi), известный обычно как Руми или Мевляна (30 сентября 1207, Хорасан, Иран — 17 декабря 1273, Конья, Турция) — выдающийся персидский поэт-суфий. Иногда его называли также Мевляна Джалаледдин Мухаммед Балхи, по названию города Балха, откуда он родом.

Родился в г. Балхе в семье популярного в народе придворного учёного богослова-юриста и проповедника-суфия — Бехаеддина, вынужденного бежать из родного города и, после долгих скитаний, обосновавшегося в Малой Азии (Рум) при дворе турок-сельджуков в городе Конья. Джалаладдин получил хорошее образование не только богословско-юридическое, но также и в области точных наук.

Я утверждаю, что из всех видов человеческого скотства самое глупое, самое подлое и самое вредное - верить, что после этой жизни нет другой. В самом деле, если мы перелистаем все сочинения как философов, так и других мудрых писателей, все сходятся на том, что в нас есть нечто постоянное.

Руми Джалаладдин

В 1231 году отец Джалаладдина умер, и Джалаладдин занял его место при дворе. Впечатления скитальческой жизни, социальных неурядиц Ирана, надвигающейся грозы монгольского нашествия углубили суфийские настроения Джалаладдина и привели его в лагерь крайних суфиев — пантеистов, что вызвало столкновение с клерикальным духовенством и повлекло гибель сына Джалаладдина и друга-учителя Шамса Тебризи.

Он явился вдохновителем дервишского ордена «мевлеви», который уже после его смерти был основан его сыном. Последние годы Джалаладдина были посвящены литературному творчеству и проповедческой деятельности.

Литературная деятельность Руми не многообразна, но очень значительна. Джалаладдин был прежде всего поэтом. Его лирический «Диван», ещё детально не исследованный, содержит касыды, газели и четверостишия — рубаи. Поэт проводит в них идею ценности человека независимо от его земного величия; он протестует против мертвящего формализма религиозной обрядности и схоластики.

Эти идеи, выраженные пламенным языком в своеобразных формах, под покровом религиозного идеализма могли создавать и порой создавали определенно революционное настроение, способное сочетаться (и сочетавшееся) со стихийными выступлениями народных масс. Ряд лирических стихотворений говорит о практических удобствах суфизма, житейского и философского аскетизма.

Такое сочетание идеализма и практицизма характеризует и грандиозную эпико-дидактическую поэму (около 50000 стихов) Джалаладдин — «Месневи» (Двустишия).

Здесь в эпической форме поучительных рассказов, сопровождаемых нравоучениями или прерываемых лирическими отступлениями, проводятся те же идеи, но в более популярной форме. В целом эти рассказы составляют как бы энциклопедию суфизма.

Руми (настоящее имя Джалаладдин Мухаммад) – литературный псевдоним величайшего таджикского поэта. Родился он на севере Афганистана, в городе Балхе, 30 сентября 1207 г. Его псевдоним происходит от названия места, где Джалаладдин провёл большую часть своей жизни – Рум.

Отец будущего поэта Бахааддин Валад, принадлежал к избранному кругу знатоков мусульманского богословия, Корана и преданий о пророке Мухаммаде. Он был хорошим оратором и проповедником. Вместе с тем Бахааддин не скрывал своих симпатий к суфизму - мусульманскому мистицизму и разделял идеи Ахмада ал-Газали и Наджмаддина Кубра.

Рассказывают, что, когда отец Джалаладдина, решившись навсегда оставить родной Балх, отправился со своими чадами и домочадцами на поклонение святым местам в Мекку и Медину, по пути он сделал остановку в старинном городе Нишапуре. Там он встретился со знаменитым персидским поэтом-суфием Фаридаддином Аттаром. Заканчивая беседу, поэт заметил, указав на его малолетнего сына: «Не за горами время, когда сын твой возожжет огонь в сердцах скорбящих о мире». И он подарил мальчику свою поэму «Книга тайн», с которой тот не расставался всю жизнь, постоянно перечитывал, находя в ней разъяснения мучившим его сомнениям, ответы на терзавшие душу вопросы.

Из-за ненависти со стороны влиятельного фаворита при дворе Хорезмшахов, семья поэта была вынуждена покинуть Балх. В сопровождении сорока учеников и последователей они навсегда покинула владения Хорезмшахов где то между 1214 и 1216 гг. А уже в 1217 г. все они находились в Руме, где обосновались в городе Малатья, в государстве румийских Сельджукидов. В это время Джалаладдину, шел одиннадцатый год.

После смерти отца, Джалаладдин занял его пост в медресе. Однако, он был ещё слишком молод (24 года), чтобы читать проповеди в соборной мечети по пятницам, обучать детей местной знати и богатых горожан основам богословия, религиозного права и толковать Коран. В Конье вокруг Джалаладдина собрались все наиболее влиятельные и известные ученики его покойного отца, а в 1232 г. из Термеза приезжает член мистического братства «Кубравийа», единомышленник Бахааддина Сейид Бурханаддин Мухаккик. Он целиком посвящает себя духовному воспитанию Джалаладдина, который был его учеником около девяти лет.

После этого Джалаладдин Мухаммад отправился в Сирию, где в Алеппо и Дамаске – центрах мусульманской учености и религиозного знания – он провел в общей сложности около семи лет. Последующие после возвращения в Конью пять лет (1240-1244) жизнь Джалаладдина текла ровно и спокойно. Всё изменила встреча с бродячим суфийским проповедником Шамсаддином Мухаммадом Табризи. Радость от общения с Шамсом раскрыла в будущем поэте дремавшие чувства и страсти, существование которых никто, включая и самого Джалаладдина и не предполагал. Он признал Шамса Табризи своим духовным наставником, стал его послушником и учеником: Шамс олицетворял для него целый мир.

Образ Шамсаддина Табризи, тогда уже немолодого, шестидесятилетнего человека, как бы соткан из тайн: он неожиданно возник и столь же внезапно исчез, чтобы больше не появиться. Мистик, близкий по своим воззрениям братству каландаров, он бродил по странам Ближнего Востока, проповедуя идеи суфизма. Он отрицал любые ритуальные и культовые предписания, призывал к духовной чистоте и считал необходимым непосредственное общение с народом. Суфий, он яростно критиковал рационализм теологии и схоластической философии, не признавал религиозных различий и звал к миру между людьми разных вероисповеданий, утверждая, что сущность любой религии заключается в вере в бога, а не в ритуальных ее отправлениях. Такова вкратце суть его изречений, вошедших в сборник «Речения»
Ещё до встречи с Шамсаддином Табризи Джалаладдин Руми пробовал свои силы в поэзии. Но именно дружба с Шамсом, а затем исчезновение друга, разбудили в нём дремавший гений. Руми тонко воспринимал окружающее, он слагал образные и красочные стихи, полные мистической символики, и вместе с тем, проникнутые искренним человеческим чувством. Большая часть этих стихотворений, вошедших в его подписана именем Шамс.

Неотъемлемой чертой таланта Джалаладдина была его музыкальная одаренность и необыкновенное чувство ритма. Особую склонность он проявлял к свирели, которой посвятил проникновенные строки в прологе к поэме. После исчезновения Шамса Джалаладдин все чаще устраивает общие собрания и совместные молитвы основанного и организованного, но никогда не возглавлявшегося им суфийского братства, где под музыку распевали его стихи, написанные специально для этого ритуала либо навеянные атмосферой последнего. Таких стихов очень много.

Впоследствии Джалаладдин ввел в этот ритуал танцы. Суфии понимали силу эмоционального воздействия музыки, ее влияние на настроения и чувства людей. Но Джалаладдин первым ввел музыку и танец в ритуал общих собраний дервишей Коньи и первым же применил ее в медресе.

После смерти любимого ученика, а вслед за ним и жены поэта, в его творчестве наступил почти двухлетний перерыв. Но, когда боль утраты немного утихла, поэт отдал своему сочинению 12 лет непрестанного труда. Джалаладдин Руми скончался в Конье 17 декабря 1273 г. и был похоронен рядом со своим отцом в мавзолее, возведенном еще при Алааддине Кайкубаде I.

Стихи Руми

Теперь ты понял тайну бытия:
С твоею сутью слита суть Моя!
Ты – это Я. Теперь вопрос решен:
Неразделимы корень и бутон!

То что было то было, того не вернуть.
Коль ты понял теперь жизни временной суть.
Не поплыть же теперь против жизни теченья?!
Но не поздно ещё нам найти светлый путь!
Взор, от берега, свой навсегда отвротив,
Проплывём острова! пиалу пригубив,
Будем петь о Любви, и к Любимой на встречу,
Мы отправимся сами себя позабыв.
Мухаммад Таулу

Когда я заливался кровавыми слезами,
Ты рассмешил меня.
Когда я ушел из этого мира,
Ты притащил меня обратно.
Теперь Ты спрашиваешь:
"А как же твои обещания?"
Какие обещания? -
Ты заставил меня их всех нарушить!

Я, как Меркурий падок был до книг.
Я перед писарями восседал.
Но опьянел, увидевши твой лик,
И перья тросниковые сломал,
Слезами рвенья и труда свершая омовенье,
Твое лицо я сделал киблой для моленья.
Коль жив останусь без тебя,
Спали, спали меня дотла.
И голову с меня долой,
Коль разум будет в ней не твой.
Я в Каабе, в церкве и в мечети молюсь тебе.
Ты - цель моя там, в небесах, здесь, на земле.
Вкусил от хлеба твоего и сыт, как никогда.
Хлебнул глоток твоей воды, и не нужна вода.
Кого ты сам боготворишь, тот и тебе цена.
Как счастлив, счастлив, счастлив я, тебя боготворя.

пер. Р. Фиша. Цит. по книге «Из реки речений»

Любая боль несет в себе и исцеленье.
Задай труднейший из вопросов! и смотри...
Ответ прекрасный возродится изнутри!
Построй корабль... и Океан придет в мгновенье!

Я утверждаю, что из всех видов человеческого скотства самое глупое, самое подлое и самое вредное - верить, что после этой жизни нет другой. В самом деле, если мы перелистаем все сочинения как философов, так и других мудрых писателей, все сходятся на том, что в нас есть нечто постоянное.

Повторять чужие слова не значит еще понять их смысл.
Голые сучья, кажущиеся зимой спящими, тайно работают, готовясь к своей весне.
Науку познаешь с помощью слов, искусство - с помощью практики, а отчужденность познается в компании.
То, что обычному человеку кажется камнем, для знающего является жемчужиной.
Пока ты здоров и силен, трудись! Труд и стремление не противостоят счастью найти клад. Не отставай от дела, и если ты наделен судьбой, то она найдет тебя.
Жизнь в этом мире есть сон забвения, который отделяет человека от истинной действительности. Подобно тому человеку, который, увидев мгновенный сон, забывает родной город, где он жил годами, душа отдается иллюзии и сну этого мира и забывает свою истинную родину; не понимает, что этот разрушительный мир затмевает глаза, как облако закрывает звезды.

Основатель турецкого государства, отец Осамана и потомок Огузов Эртургрул , был защитником Мавлави Джалал ад-Дин Мухаммад Балхи

Джалаладдин Руми - величайший поэт-суфий, «танцующий поэт», живший в ХIII веке на территории Малой Азии, основатель и духовный вдохновитель суфийского ордена Мехлеви. Последователи его учения дали ему имя Мавлана («Наш господин»), считая Руми своим духовным наставником.
Мавлана Джалал ад-Дин Мухаммад Руми родился в Балхе (ныне на территории Афганистана) 30 сентября 1207 года. Из-за нашествия Чингисхана его отец, выдающийся ученый-богослов, эмигрировал с семьей в Малую Азию, в Конийский султанат Сельджукидов (в 1220 г.). Здесь поэт получил духовное образование и, подобно отцу, был руководителем медресе и проповедником.
Согласно преданиям, вошедшим в книгу «Сто рассказов мудрости» (своеобразное «житие» Руми), чудеса, сверхъестественные явления, встречи с духами и людьми – посланцами высших миров – сопровождали жизнь Джалаладдина с самого детства. Одной из важнейших таких встреч, ставшей своего рода духовной инициацией мальчика, было посещение его семьей возвышенного суфийского шейха и поэта Фаридуддина Аттара в городе Нишапуре (Иран). Духовидец Аттар узрел в маленьком Джалаладдине своего преемника, будущего наставника всех суфиев, и подарил ему свою мистическую поэму «Асрар-намэ» – «Книгу сокровищ». Свой дар Аттар сопроводил особым благословением (барака), которое помогает раскрыть в человеке духовные «каналы», делает его способным воспринимать откровения свыше. Отцу Джалаладдина Аттар пророчески предрек: «Твой сын зажжет на земле огонь восторженного служения Богу» (ср. слова Иисуса Христа в Евангелии от Луки: «Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!» – Лук. 12, 49).

В Конье Джалаладдин, под руководством отца и других наставников, изучал основы мусульманской теологии и правоведения, а также теорию и практику суфизма. Завершив свое образование в исламских академиях Дамаска и Алеппо, он после кончины отца стал главным проповедником в Конье, унаследовав место главы медресе (духовного училища) и приобретя множество учеников и последователей.

Величайшее озарение светом Высшей Истины произошло в жизни Руми при появлении в Конье странствующего шейха Шамсуддина Тебризского. Встреча этих двух мистиков-прозорливцев состоялась 26 ноября 1244 года, когда Руми было 37 лет. Однако сам он считал дату их знакомства днем своего нового – духовного – рождения. Действительно, после этой встречи внутренний мир Руми чудесным образом обновился. Джалаладдин стал непревзойденным Учителем, выражающим свой уникальный «горний опыт» в общедоступных стихах и притчах. Он стал великим Учителем-Поэтом…

…Дервиш Шамсуддин Тебризский подстерег на городском перекрестке процессию учеников во главе с восседавшим на муле Руми. Он властно схватил животное за поводья и, глядя прямо в лицо Джалаладдину, спросил: «О ты, испытующий пробу золота невидимых миров! Скажи мне: кто выше – Пророк Мухаммад или же Абу-Йазид Бистами?» (Бистами был оригинальным суфийским мыслителем, пролагавшим в IX веке новые стези Богопознания). Руми без промедления ответил: «Разумеется, Пророк Мухаммад! Ведь именно он – Предводитель каравана праведников, путешествующего к Небесам!» Но Шамсуддин парировал: «Отчего же тогда Пророк Мухаммад только просил Бога "излить на него Свой Свет", в то время как Абу-Йазид восклицал: "Прославлен я, и сияю наивысшим сиянием“?»

Погрузившись во внутреннее созерцание, Руми спустя какое-то время ответил: «Абу-Йазид Бистами поднялся на некоторую духовную ступень – и опьянел от ее сияния, ибо мал был просвет в его сердце, способный впустить луч Божества. Вот и решил он, что достиг наивысшего совершенства! Но Пророк Мухаммад постоянно переходил со ступени на ступень, зная бесконечность Восхождения и безмерность Божьей любви! Вот почему свет, доступный ему ранее, при каждом новом восхождении уже казался ему недостаточным, и просил он вновь и вновь: «Излей на меня Свой свет!..»

Различные предания несколько расходятся в подробностях этого уникального диалога: согласно одному из них, Шамсуддин, услышав ответ Руми, потерял сознание от нестерпимого света Откровения, озарившего его; согласно же другому – сам Руми впал на время в беспамятство от внезапного вопроса Шамсуддина, и лишь потом, в экстазе постигнув Истину, ответствовал ему… Впрочем, оба предания сходятся в одном: существуют Высшие Идеи, соприкоснувшись с которыми, душа воспаряет столь высоко, что телесная природа человека потрясается до основания…

…С этого дня Руми и Шамс (сокращенное имя дервиша, своим появлением озарившего душу Руми, означает «солнце») были неразлучны в любви и познании, как бы составляя единого Человека. Поистине, оба они в миг своей встречи испытали сопричастность Сути Бытия и вкусили восторг, превышающий все земное. Шамс стал наставником и спутником Руми на том Пути к Источнику Жизни, который невыразим словами…

На время прекратились проповеди Джалаладдина в медресе и мечети и ученики остались без его уроков – ведь он сам превратился из обучающего в обучаемого, постигая азы Горнего Знания, внимая своему «Солнцу жизни», как именовал он Шамса. А когда Руми возвратился к преподаванию – преобразились и суть, и форма его наставлений. Он обучал теперь непосредственному постижению Истины – через собственный живой пример, а также посредством притч. Он основал орден Маулавия – братство «танцующих дервишей», постигающих Тайну бытия через экстатическую радость, песню и танец, восходя на высоты поэзии и вникая в глубины мудрости. Недолго, всего около трех лет, длилось земное общение Руми с Шамсом. Фанатичные, настроенные против суфийских «свобод», ортодоксы-догматики, а также многочисленные завистники не осмеливались поднять руку на самого Руми, поскольку он пользовался покровительством властей. Но они составили заговор против Шамса и надеялись духовно погубить Руми, разлучив его с возлюбленным наставником и другом. В 1247 году Шамс навсегда исчез с земного плана бытия – по некоторым сведениям, он был убит теми самыми «сынами тьмы», для которых яркий свет Богопознания и любви к ближнему непереносим в любую эпоху. Однако тело Шамса так и не было найдено…

Руми какое-то время оставался безутешным, разыскивая Шамса в разных краях. Но затем свершилось чудо: Джалаладдин ощутил, что душа Шамса вселилась в него самого, что отныне в одном теле неразлучно обитают две души!.. Несравненные по силе мысли и глубине чувства стихи потекли теперь из-под калама (тростникового пера) Джалаладдина, и подписывались они именем Шамса! Даже сам почерк Руми стал теперь неотличим от почерка Шамсуддина, который как бы сделал друга – свое alter ego – тем духовным каналом, через который мог отныне проводить в мир свои идеи, воплощать свое поэтическое мировидение.
На этом новом, самом интенсивном по степени самовыражения, этапе своей жизни Руми создает все то, что сохранило его имя на века. Он окончательно формирует суфийское братство Маулавия (в другом произношении Мевлеви), устанавливает для него чин своеобразных «радений» – медитативно-экстатических собраний, сопровождаемых декламацией стихов самого Руми, игрой на нае – тростниковой флейте, пением и танцами. В таком виде братство Мевлеви существует и по сей день.
В Евпатории Текие дервишей как раз и относится к ордену Мевлеви. Из википедии: "Де́рвиш (перс. درویش‎ - derviš - бедняк, нищий) то же, что и «каландар» или «календер» - мусульманский аналог монаха, аскета, приверженец суфизма.Суфи́зм (также суфийский ислам или тасаввуф (араб. تصوف‎‎), предположительно от арабского «суф» (араб. صوف‎‎) - шерсть) - мистическое течение в исламе. Под этим термином объединяются все мусульманские учения, целью которых является разработка теоретических основ и практических способов, обеспечивающих возможность непосредственного общения человека с Богом".

Обрядовый танец «сема» занимает важное место в культе ордена Мевлеви. Руми в одном из своих стихотворений писал, что «сема» - это стремление к познанию бесконечного в бренном мире:

«Повсюду, где бы ты ни был, присутствует Бог. Он везде.
Сема и все остальное- лишь повод. Главное - это Всевышний.
Сема же - это пиша для влюбленных в Бога.
Именно в «семе» вы можете соединиться с Богом».

Чтобы достигнуть Реальности, суфий шагает стопами любви. Ум и рассудок эту Реальность постичь не в состоянии. С точки зрения суфиев ты не познаешь Бога, пока остаёшься самим собой; величайшая завеса между тобой и Реальностью - самость.
Лишь огонь божественной любви способен выжечь этот эгоцентризм. Более того, божественная любовь возникает сама собой; ей нельзя научиться.
Для суфиев следствием этой божественной любви является их устремленность в одном направлении: суфийские мастера сосредоточены исключительно на Боге.
Одной из важнейших задач первых суфийских мастеров было подвигнуть людей к любви и служению другим, и способствовать развитию положительных качеств, являя собою высочайшие примеры служения человечеству. Когда Абу Саида спросили, сколько существует путей от творения к Богу, он ответил: “Одни говорят - тысяча, другие - столько же, сколько сотворенных существ. Кратчайший же и лучший путь сотворенного существа к Богу - путь доброты и служения другим”.
Абу Саид ибн Аби-л-Хэйр: «Быть суфием значит отказаться от всякого беспокойства, и нет худшего беспокойства, чем мы сами. Когда ты занят собой, ты отделен от Бога. Путь к Богу состоит из одного шага: шага от себя. Подлинно святой человек находится среди людей, ест и спит с ними, покупает и продает на базаре, женится и вступает в контакты с обществом, но при этом ни на мгновение не забывает Бога». Ему вторит ал-Джунайд: «Суфизм означает, что Бог побуждает тебя умереть для себя и дарует тебе жизнь в Нем».

Суфизм можно рассматривать как синтез ряда более ранних учений о любви к Богу и восхождении к Нему посредством духовного самосовершенствования. Эти учения, развивавшиеся в различных религиозно-мистических традициях, получили догматическую завершенность в рамках Ислама.
Одна из составляющих суфийского мировоззрения – утверждение полноправия различных религиозных учений человечества, каждое из которых по-своему отражает Единую Истину. Такой взгляд сближает людей разных вер, уничтожает вражду и недоверие между ними, делает любовь к ближнему поистине всечеловеческой. «Бог един, но пути к Нему разные», - говорят суфии.
Эта точка зрения изложена, например, Омаром Ибн альФаридом (1181–1235 гг.) в его поэме «Стезя праведного». В ней от лица Бога приводятся такие слова:

«Не без Моей всесильной воли неверный повязал «зуннар» -
Но снова снял, не носит боле, с тех пор как истину узнал.
И, если образ благостыни в мечетях часто Я являл,
То и Евангельской святыни Я никогда не оставлял.
Не упразднил я Книгу Торы, что дал евреям Моисей, -
Ту Книгу мудрых, над которой не спят в теченье ночи всей.
И, коль язычник перед камнем мольбу сердечную излил,
Не сомневайся в самом главном: что Мною он услышан был…
Известно правое Ученье повсюду, веку испокон,
Имеет высшее значенье любой обряд, любой закон.
Нет ни одной на свете веры, что к заблуждению ведет,
И в каждой – святости примеры прилежно ищущий найдет.
И тот, кто молится светилу, не заблудился до конца:
Оно ведь отблеск сохранило сиянья Моего лица!
И гебр, боготворивший пламя, что тысячу горело лет,
Благими подтверждал делами, что, сам не зная, чтит Мой Свет:
Блистанье Истинного Света его душа узреть смогла,
Но, теплотой его согрета, его за пламя приняла…
Вселенной тайны Мною скрыты, их возвещать Я не хочу,
И мира зримого защита – в том, что о тайнах Я молчу.
Ведь нет такой на свете твари, что высшей цели лишена,
Хотя за жизнь свою едва ли о том помыслит хоть одна!..»

В конце жизни Руми пишет грандиозную по духовной проникновенности и поэтическим достоинствам поэму «Маснави-йи-манави» («Парные строки с тайным подтекстом», или «Двустишия с намеками на незримое»), состоящую из более 25 тысяч бейтов (двустиший). Сочинение поэмы заняло около 12 лет, завершившись в 1272 году. Он создает вдохновенное собрание стихов «Диван-и-Шамс» – «Поэтический сборник Шамса», или «Диван Шамса Табризского», в котором около 30 тысяч бейтов. Творения Руми, относимые к прозаическим лишь условно (проза в них часто перемежается со стихами или имеет ритмический характер), – это «Поучения» (собрание философско-мистических проповедей), «Послания» (сборник писем, обращенных к различным адресатам), а также свод его изречений «Фихи-ма-Фихи» («Здесь то, что здесь (есть)»), составленный впоследствии сыном Джалаладдина – Султаном Веледом. Последнее произведение соотносится с «Маснави», многое поясняя в этой поэме.
Поэт скончался 17 декабря 1272 года в Конье и был там же похоронен, провожаемый в последний путь многими людьми всех вероисповеданий - мусульманами, христианами, иудеями, индуистами, буддистами и др.,- выразившими почтение к человеку, воспевавшему «религию сердца»- единодушие всех людей разных племен и вероисповеданий.

Могила Руми в Конье:

Его учение, его стихи пропитаны телемитским духом (а может и наоборот – телема пропитана духом суфизма Руми). Впрочем, любое учение, выходящее за пределы ортодоксальных религий; не разделяющее, а объединяющее знания и Пути – весьма близко к телеме. И напоследок - стихи Руми:

"О люди всех эпох и мест, что о себе скажу я вам?
Моя религия – не Крест, не Иудейство, не Ислам.
Я все стихии перерос, я вышел из-под власти звезд,
Юг, север, запад и восток – не для меня, не здесь мой Храм!
Твердь и вода, огонь и дух – к их мощным зовам слух мой глух,
Я тотчас всё, чего достиг, за новую ступень отдам!
Не страшен мне горящий ад, не жажду райских я наград,
Я узы крови развязал – и я не сын тебе, Адам!
Я – вне событий и имен, я превозмог закон времен,
Я в каждом встречном воплощен – и неподвластен я годам!
Во множестве провижу я Одно – Единство Бытия,
И слово Истины живой читаю я не по складам!
Я жажду в мире одного – Возлюбленного своего:
Лишь вечно видеть бы Его – и по Его идти следам!
Шамс! От любви и от вина всегда душа твоя пьяна:
Давай же славу воздадим сим, лучшим на земле, плодам!"..

Маснави и Манави Руми Завершить 6 книг Руми

Также известный как ДУХОВНЫЕ ПАРЫ МАУЛАНА ДЖАЛАЛУ-ДИН МУХАММАД РУМИ с активным содержанием для удобной навигации Kindle.

Маснави, Маснави-и Ма'нави или Месневи (турецкий), также написанное Матнави, Ма'нави или Матнави, представляет собой обширное стихотворение, написанное на персидском языке Джалал ад-Дином Мухаммадом Руми, знаменитым персидским суфийским святым и поэтом. Это один из самых известных

, также известный как ДУХОВНЫЕ ПАРЫ МАУЛАНЫ ДЖАЛАЛУ-Д-ДИН МУХАММАД РУМИ с активным содержанием для удобной навигации Kindle.

Маснави, Маснави-и Ма'нави или Месневи (турецкий), также написанное Матнави, Ма'нави или Матнави, представляет собой обширное стихотворение, написанное на персидском языке Джалал ад-Дином Мухаммадом Руми, знаменитым персидским суфийским святым и поэтом. Это одно из самых известных и влиятельных произведений суфизма и персидской литературы. Маснави - это серия из шести сборников стихов, которые составляют около 25 000 стихов или 50 000 строк. Это духовное письмо, которое учит суфиев, как достичь своей цели - быть в истинной любви к Богу.

Титул Маснави-И Ма'нави означает «Рифмующие двустишия глубокого духовного смысла». Сам Руми называл Маснави «корнями корней, корнями (исламской) религией». Маснави - это поэтический сборник бессвязных анекдотов и историй, взятых из Корана, источников хадисов и повседневных сказок. Истории рассказываются, чтобы проиллюстрировать точку зрения, и каждая мораль обсуждается подробно. Он включает в себя множество исламской мудрости, но в первую очередь делает упор на внутреннем, личном суфийском толковании.Это произведение Руми называют «трезвым» суфийским текстом. В нем разумно представлены различные аспекты суфийской духовной жизни и даны советы ученикам на их духовных путях. «В более общем плане, он предназначен для всех, у кого есть время сесть и поразмышлять над смыслом жизни и существования».

Маснави - суфийский шедевр, начатый в последние годы жизни Руми. Он начал диктовать первую книгу примерно в 54 года примерно в 1258 году и продолжал сочинять стихи до своей смерти в 1273 году.Шестая и последняя книга останется незавершенной.

Каждая книга состоит примерно из 4 000 стихов и содержит собственное прологическое введение и пролог. Учитывая, что здесь нет эпилогов, нужно прочитать следующие тома, чтобы в полной мере воспользоваться мудростью, представленной Руми. Некоторые ученые предполагают, что помимо незавершенной книги 6, может быть еще седьмой том.

Шесть книг Маснави можно разделить на три группы по две, потому что каждая пара связана общей темой:

Книги 1 и 2: они «в основном касаются нафса, низшего плотского« я »и его« я ». -обман и злые наклонности.
Книги 3 и 4: Эти книги разделяют основные темы Разума и Знания. Эти две темы олицетворяет Руми в библейском и кораническом образе пророка Моисея ».
Книги 5 и 6: Эти две последние книги объединены универсальным идеалом, согласно которому человек должен отрицать свое физическое земное существование, чтобы понять существование Бога.

Об издателе

Orange Sky Project - издательство исторических сочинений, таких как философия, классика, наука, религия, эзотерика и мифология в формате Kindle.

Orange Sky Project - это обмен информацией в формате Kindle, а не зарабатывание денег. Все книги по самым низким ценам.

Маснави и Манави Руми Завершено 6 книг

Также известно как ДУХОВНЫЕ ПАРЫ МАУЛАНА ДЖАЛАЛУ-ДИН МУХАММАД РУМИ с активным содержанием для удобной навигации Kindle.

Маснави, Маснави-и Ма'нави или Месневи (турецкий), также написанное Матнави, Ма'нави или Матнави, представляет собой обширное стихотворение, написанное на персидском языке Джалал ад-Дином Мухаммадом Руми, знаменитым персидским суфийским святым и поэтом.Это одно из самых известных и влиятельных произведений суфизма и персидской литературы. Маснави - это серия из шести сборников стихов, которые составляют около 25 000 стихов или 50 000 строк. Это духовное письмо, которое учит суфиев, как достичь своей цели - быть в истинной любви к Богу.

Титул Маснави-И Ма'нави означает «Рифмующие двустишия глубокого духовного смысла». Сам Руми называл Маснави «корнями корней, корнями (исламской) религией». Маснави - это поэтический сборник бессвязных анекдотов и историй, взятых из Корана, источников хадисов и повседневных сказок.Истории рассказываются, чтобы проиллюстрировать точку зрения, и каждая мораль обсуждается подробно. Он включает в себя множество исламской мудрости, но в первую очередь делает упор на внутреннем, личном суфийском толковании. Это произведение Руми называют «трезвым» суфийским текстом. В нем разумно представлены различные аспекты суфийской духовной жизни и даны советы ученикам на их духовных путях. «В более общем плане, он предназначен для всех, у кого есть время сесть и поразмышлять над смыслом жизни и существования».

Маснави - суфийский шедевр, начатый в последние годы жизни Руми.Он начал диктовать первую книгу в возрасте 54 лет примерно в 1258 году и продолжал сочинять стихи до своей смерти в 1273 году. Шестая и последняя книга так и осталась незавершенной.

Каждая книга состоит примерно из 4 000 стихов и содержит собственное прологическое введение и пролог. Учитывая, что здесь нет эпилогов, нужно прочитать следующие тома, чтобы в полной мере воспользоваться мудростью, представленной Руми. Некоторые ученые предполагают, что помимо незавершенной книги 6, может быть еще седьмой том.

Шесть книг Маснави можно разделить на три группы по две, потому что каждая пара связана общей темой:

Книги 1 и 2: они «в основном касаются нафса, низшего плотского« я »и его« я ». -обман и злые наклонности ».
Книги 3 и 4: Эти книги разделяют основные темы Разума и Знания. Эти две темы олицетворяет Руми в библейском и кораническом образе пророка Моисея ».
Книги 5 и 6: Эти две последние книги объединены универсальным идеалом, согласно которому человек должен отрицать свое физическое земное существование, чтобы понять существование Бога.

Об издателе

Orange Sky Project - издательство исторических сочинений, таких как философия, классика, наука, религия, эзотерика и мифология в формате Kindle.

Orange Sky Project - это обмен информацией в формате Kindle, а не зарабатывание денег. Все книги по самым низким ценам.

Грузинский перевод Маснави-йе Манави представлен в Тбилиси

ТЕГЕРАН - Грузинский перевод Маснави-йе Манави Моланы Джалал ад-Дина Руми на грузинский язык был представлен в Тбилисском государственном университете имени Иване Джавахишвили в столице Грузии Тбилиси на прошлой неделе .

Грузинский поэт Георгий Лобжанидзе является переводчиком персидского шедевра, который был опубликован в двух томах при участии Центра культуры Ирана в Тбилиси, сообщил в четверг центр.

В своей короткой речи, произнесенной на церемонии открытия книги, Лобжанидзе рассказал о технических сложностях перевода книги и загадках, связанных с многочисленными концепциями коллекции.

Он также сказал, что Руми использовал Священный Коран, хадисы пророка Мухаммеда (S) и аллегории, чтобы выразить свои мистические мысли и исламские учения, и похвалил Руми за знание трех источников его вдохновения.

Он также отметил, что мысли Руми были выражены многими людьми из культурных сообществ по всему миру, поскольку его мысли универсальны.

Он также прочитал стихи из «Маснави-йе Манави» на церемонии, на которой присутствовала группа грузинских деятелей культуры и литературы, в том числе ректор Тбилисского государственного университета имени Иване Джавахишвили Георгий Шарвашидзе.

Он назвал грузинский перевод Маснави-йе Манави большим благословением и подчеркнул ключевую роль, которую произведения Руми сыграли в улучшении культурных отношений между Ираном и другими странами, в частности, с Грузией.

Он также выразил благодарность Лобжанидзе за перевод книги из персидской классической литературы, а также Иранскому культурному центру за его вклад в это культурное начинание.

Лобжанидзе, востоковед, выпускник Тбилисского государственного университета, специализируется на арабском языке, заведует кафедрой востоковедения в Центре культурных связей Грузии.

В 1997 году он приехал в Иран, чтобы работать над своей докторской диссертацией. исследовательский проект в области религии и мистицизма в Тегеранском университете.Вернувшись в Грузию в 1999 году, он снова начал работать в Тбилисском государственном университете.

В 2005 году он написал докторскую диссертацию на тему «Иисус и девственница женятся в Коране». В настоящее время он известен как выдающийся переводчик нового поколения. Он переводчик Корана, сборника «Персидские сказки» и «Гулистан» персидского поэта Сади, «Следы воды» Сохраба Сепехри и «Другое рождение» Форуха Фарохзада.

Лобжанидзе также является автором пяти поэтических сборников: «Учитель арабского языка», «Полуденные тени», «Букет одуванчиков», «Температура кипения» и «Сиротские Квери».

Фотография: Грузинский перевод произведения Георгия Лобжанидзе персидского поэта и мистика Моланы Джалал ад-Дина Руми «Маснави-йе Манави» был представлен в Тбилисском государственном университете имени Иване Джавахишвили в Грузии.

MMS / YAW

(PDF) Оценка лексических словосочетаний в маснави манави Маулана

Язык в Индии www.languageinindia.com

12: 10 октября 2012

Мохаммад Реза Пахлаваннежад, Ph.Д. и Шима Эбрахими, магистр. Можно сделать вывод о том, что синонимия и антономия имеют большое значение в его Маснави, которые также повторяются много раз. Кроме того, было признано, что

Маулана был полностью осведомлен в вопросах Корана, что дало ему возможность создавать новые лексические

словосочетания, чтобы напоминать нам истории из Корана приятным языком.

Следует отметить, что вышеупомянутая классификация может также применяться в лексикографии

и обучении иностранным учащимся специфическим персидским словосочетаниям.

================================================ ===================

Ссылки

Аль-Коран. M & Al-Azzam. B, (2010). Различное использование словосочетания в кораническом арабском, журнал

языка и лингвистики.

Ашер, Рональд (1994), Энциклопедия языка и лингвистики, 10 томов, Оксфорд и Нью-Йорк

Йорк: Pergamon Press.

Бейкер, Мона (1997), другими словами: учебник по переводу, Лондон: Ротледж

Бенсон, М. (1989). Структура словаря словосочетаний, International Journal of

Lexicography, vol.2, no.1, pp. 1-14.

Кейт Браун (2006), Энциклопедия языка и лингвистики, второе издание, Оксфорд:

Oxford University Press.

Ферт. J.R. (1967), Modes of Meaning, В J.R. Firth, статьи по лингвистике, Лондон: Oxford

University Press.

Халлидей, М.А.К, и Рукия Хасан (1992), Сплоченность на английском языке, Лондон: Longmans.

Хои М., Шаблоны лексики в тексте (1991), Издательство Оксфордского университета: Оксфорд.

Холли Коран.

Джексон, Ховард (1993), слова и их значение, Лондон и Нью-Йорк: Longman.

Льюис М., Лексический подход (1993), Публикации для преподавания языков.

Safavi, Kourosh (2000), Semantics, Tehran: Soure Mehr Publications.

Голень. D (2007), Высокочастотные словосочетания разговорного и письменного английского языка, Hove: Language

Teaching Publications

Sharifi, Shahla & Namvar, Mojtaba (2010), Новая классификация лексических словосочетаний на основе

металингвистических элементов в формирование словосочетаний, журнал «Язык и лингвистика», Иран.

Разъяснение Маснави

Masnavi , или Masnavi-ye-Ma'navi (персидский: مثنوی معنوی ), также написано Mathnawi , или

2 расширенное по Персидский автор Джалал ад-Дин Мухаммад Балхи, также известный как Руми. Маснави - одно из самых влиятельных произведений суфизма, обычно называемое «Кораном на персидском языке». [1] Многие комментаторы считают его величайшим мистическим стихотворением в мировой литературе. [2] Маснави - это серия из шести сборников стихов, которые вместе составляют около 25 000 стихов или 50 000 строк. [3] [4] Это духовный текст, который учит суфиев, как достичь своей цели - по-настоящему любить Бога. [5]

Общее описание

Титул Маснави-йе-Ма'нави (персидский: مثنوی معنوی ) означает «Духовные пары». Маснави - это поэтический сборник анекдотов и историй, взятых из Корана, хадисов [6] источников и повседневных сказок.Истории рассказываются, чтобы проиллюстрировать точку зрения, и каждая мораль обсуждается подробно. Он включает в себя множество исламской мудрости, но в первую очередь делает упор на внутреннем, личном суфийском толковании. В отличие от Дивана Руми, Маснави - относительно «трезвый» текст. Он объясняет суфийским ученикам и всем, кто желает задуматься над смыслом жизни, различные аспекты духовной жизни и практики. [7]

Создание

Модель Masnavi была запущена Руми в последние годы его жизни.Он начал диктовать первую книгу в возрасте 54 лет примерно в 1258 году и продолжал сочинять стихи до своей смерти в 1273 году. Шестая и последняя книга так и осталась незавершенной. [8]

Документально подтверждено, что Руми начал диктовать стихи Маснави по просьбе своего любимого ученика, Хусама ад-Дина Чалаби, который заметил, что многие последователи Руми послушно читали сочинения Санаи и Аттара. Таким образом, Руми начал создавать произведение в дидактическом стиле Санаи и Аттар, чтобы дополнить другие его стихи.Говорят, что эти люди регулярно встречались на собраниях, где Руми читал стихи, а Чалаби записывал их и повторял ему. [9]

Каждая книга состоит примерно из 4 000 стихов и содержит собственное прологическое введение и пролог. Безрезультатное окончание шестого тома привело к предположениям, что работа не была завершена на момент смерти Руми, и утверждениям о существовании другого тома. [10]

Темы и повествовательные приемы

Шесть книг Маснави можно разделить на три группы по две, потому что каждая пара связана общей темой: [11]

  • Книги 1 и 2: Они «в основном связаны с нафс , низшим плотским я, его самообманом и злыми наклонностями.«
  • Книги 3 и 4: Эти книги разделяют основные темы Разума и Знания. Эти две темы олицетворяет Руми в библейском и кораническом образе пророка Моисея.
  • Книги 5 и 6: Эти две последние книги объединены универсальным идеалом, согласно которому человек должен отрицать свое физическое земное существование, чтобы понять существование Бога.

В дополнение к повторяющимся темам, представленным в каждой книге, Руми включает в себя несколько точек зрения или голосов, приглашающих читателя погрузиться в «воображаемое очарование»."Есть семь основных голосов, которые Руми использует в своих письмах: [12]

  1. Авторский голос - передает авторитет суфийского учителя и обычно появляется в стихах, адресованных Тебе, Боже, или Тебе, всего человечества.
  2. Голос рассказчика - Может быть прерван второстепенными историями, которые помогают прояснить утверждение, иногда для того, чтобы выразить точку зрения, требуются сотни строк.
  3. Голос по аналогии - Прерывание потока повествования с целью объяснения высказывания с помощью аналогии.
  4. Голос речи и диалог персонажей - Многие истории рассказываются посредством диалога между персонажами.
  5. Моральное размышление - Поддерживается цитатами из Корана и хадисов
  6. Духовный дискурс - Похож на аналогичные и модельные размышления.
  7. Hiatus - Руми иногда ставит под сомнение свои собственные стихи и пишет, что он не может сказать больше, потому что читатель не сможет понять.

Маснави не имеет рамочного сюжета и включает в себя множество сцен, от популярных историй и сцен с местного базара до басен и сказок времен Руми.Он также включает цитаты из Корана и хадисов времен Мухаммеда.

Хотя не существует постоянной рамки, стиля или сюжета, Руми обычно следует определенной схеме письма, которая протекает в следующем порядке: [13]

Проблема / Тема → Сложность → Решение

Английские версии

Прямые переводы с персидского

  • Матнави Руми, перевод с комментариями М. Г. Гупта с Радживым, в шести томах, издание в твердом переплете, М.G. Publishers, Agra, издание в мягкой обложке, Huma Books, 34 Hirabagh Colony, Agra 282005, Индия. Исходный материал - текст фарси-дари, распространенный Департаментом культуры правительства Индии, Нью-Дели.
  • Месневи Мевлана Джелалуд-дин эр-Руми. Книга первая, вместе с некоторыми отчетами о жизни и деяниях Автора, его предков и его потомков, иллюстрированных подборкой характерных анедоков, собранных их историком Мевланой Шемсу'д-дин Ахмед эль-Эфлаки эль. -'Arifī , перевод и стихотворение Джеймса У.Redhouse, London: 1881. Содержит перевод только первой книги.
  • Маснави-и Ма'нави, Духовные двустишия Маулана Джалалуд-дина Мухаммада Балхи , переведено и сокращено Э. Х. Уинфилдом, Лондон: 1887; 1989. Сокращенная версия из всего стихотворения. Он-лайн выпуски на Sacred Texts и в вики-источнике.
  • Маснави Джалалуд-дина балхи или Руми. Книга II , впервые переведенная с персидского на прозу, с комментарием К.Э. Уилсон, Лондон: 1910.
  • Матнави Джалалу'ддина балхи , отредактированный на основе самых старых доступных рукописей, с критическими примечаниями, переводом и комментариями Рейнольда А. Николсона, в 8 томах, Лондон: господа Лузак и Ко, 1925-1940. Содержит текст на персидском языке. Первый полный английский перевод Mathnawí .
  • Маснави: Книга первая , переведенная Джавидом Моджаддеди, Oxford World's Classics Series, Oxford University Press, 2004.. Впервые переведен с персидского издания, подготовленного Мохаммадом Эстелами, с введением и пояснительными примечаниями. В 2004 году награжден премией Лоис Рот за выдающиеся успехи в переводе персидской литературы Американским институтом иранских исследований.
  • balkhi, Духовные стихи , Первая книга Masnavi-ye Ma'navi , недавно переведенная из последнего персидского издания M. Este'lami, с введением о подходе читателя к написанию балхи и с пояснениями Примечания Алана Уильямса, Лондон и Нью-Йорк, Penguin Classics, Penguin, xxxv + 422 с.2006 г.
  • Маснави: Книга вторая , переведенная Джавидом Моджаддеди, Oxford World's Classics Series, Oxford University Press, 2007.. Первый в истории стихотворный перевод полного текста Книги 2 с введением и пояснительными примечаниями.
  • Маснави: Книга третья , переведенная Джавидом Моджаддеди, Oxford World's Classics Series, Oxford University Press, 2013.. Первый в истории стихотворный перевод полного текста третьей книги с введением и пояснительными примечаниями.
  • Маснави: четвертая книга , перевод Джавида Моджаддеди, Oxford World's Classics Series, Oxford University Press, 2017..

Парафразы английских переводов

  • The Essential balkhi , переведенный Коулманом Барксом с Джоном Мойном, А. Дж. Арберри, Рейнольдом Николсоном, Сан-Франциско: Харпер Коллинз, 1996; Эдисон (Нью-Джерси) и Нью-Йорк: Castle Books, 1997. Выборы.
  • The Illuminated balkhi , переведено Коулманом Барксом, соавтором Майкла Грина, Нью-Йорк: Broadway Books, 1997.

Урду и персидские интерпретации

  • ключа маснави * (келид маснави), том 1 и 2, Ашрафали Танви, переводчик: Самира Гилани, Институт Асра и публикация Рашедин, Тегеран: 2018.

См. Также

Дополнительная литература

Внешние ссылки

Примечания и ссылки

  1. Книга: Джавид Моджаддеди. Вступление. Руми, Джалал ад-Дин. Маснави, Книга первая. Издательство Оксфордского университета (издание Kindle).2004. xix.
  2. Книга: Джавид Моджаддеди. Вступление. Руми, Джалал ад-Дин. Маснави, Книга первая. Издательство Оксфордского университета (издание Kindle). 2004. xii-xiii. К концу своей жизни он представил плод своего опыта суфизма в форме Маснави, который был оценен многими комментаторами как в суфийской традиции, так и за ее пределами, как величайшая мистическая поэма, когда-либо написанная.
  3. Аллама Мохамад Таги Джафари, Тафсир Маснави
  4. Карим Замани, Тафсир Маснави Ма'нави
  5. Джалал, Аль-Дин Руми и Алан Уильямс.Духовные стихи: Книга Маснави-йе Манави. Лондон: Пингвин, 2006. Печать
  6. [Badiozzaman Forouzanfar]
  7. Джалал, Аль-Дин Руми и Уильям К. Читтик. Суфийский путь любви: духовные учения Руми. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 1983. Print.Pg 6)
  8. (Франклин Льюис, «Руми, прошлое и настоящее, Восток и Запад: жизнь, учение и поэзия Джалала ад-Дина Руми», Oneworld Publications, Англия, 2000.)
  9. Джалал, Аль-Дин Руми и Уильям К.Читтик. Суфийский путь любви: духовные учения Руми. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 1983. Печать. Стр. 5-6
  10. Книга: Джавид Моджаддеди. Вступление. Руми, Джалал ад-Дин. Маснави, Книга первая. Издательство Оксфордского университета (издание Kindle). 2004. xxi-xxii.
  11. Джалал, Аль-Дин Руми и Алан Уильямс. Духовные стихи: первая книга Маснави-йе Манави. Лондон: Пингвин, 2006. Печать. Pgs xx-xxvi
  12. Книга: Собрание поэтических произведений Руми.15. Delphi Classics. 2015.
  13. Джалал, Аль-Дин Руми и Алан Уильямс. Духовные стихи: первая книга Маснави-йе Манави. Лондон: Пингвин, 2006. Печать. Стр. Xvii-xix

Маснави и Манави Э. Х. Уинфилда– Dervish Designs Online

Дом | Маснави и Манави Э. Х. Уинфилда

Masnavi i Manavi от EH Whinfield

Возврат

При возврате продукта, приобретенного в интернет-магазине Dervish, следует помнить о нескольких важных моментах:

Убедитесь, что возвращаемый товар упакован вместе с оригинал счета / квитанции.

Мы обмениваем товар (-ы) только в том случае, если полученный (-ые) товар (-ы) имеет какой-либо дефект или если вам доставлен не тот товар. Свяжитесь с нами, отправив нам изображения дефектного продукта по электронной почте [email protected] или позвонив нам по телефону 0321-8925965 (с понедельника по пятницу с 11:00 до 16:00 и с субботы до 12:00 до 15:00) в течение 24 часов с даты получения вашего заказа. .

Обратите внимание, что товар должен быть неиспользованным с прикрепленным ценником. Как только наша команда проверит дефектный продукт, будет предложен обмен на ту же сумму.

Отмена заказа
Вы можете отменить свой заказ в любое время до его обработки, позвонив нам по телефону 0321-8925965 (с понедельника по пятницу с 11:00 до 16:00 и сб с 12:00 до 15:00).

Обратите внимание, что заказ не может быть отменен после его отправки, что обычно происходит в течение нескольких часов после его размещения. Политика возврата и обмена будет применяться после отправки продукта.

Интернет-магазин Dervish может отменять заказы по любой причине. Общие причины могут включать: товар отсутствует на складе, ошибки ценообразования, предыдущие недоставленные заказы клиенту или если мы не можем связаться с клиентом, используя информацию, предоставленную для размещения заказа.

Политика возврата
Вы оставляете за собой право потребовать замену / возмещение за неправильный или поврежденный товар (ы). Если вы выберете замену, мы доставим такой товар (-ы) бесплатно. Однако, если вы решите потребовать возмещение, мы предложим вам способ возмещения и вернем указанную сумму в течение 3-5 дней с момента получения обратно поврежденного / неправильного заказа.

10 лучших маснави, манави, ислама - Лучшие советы по обзору 📚 (Обновлено в августе 2021 г.) | Kindle Store

5/5 DeloiseFformed: Kindle Edition Со ссылкой на Коран и исламские версии Историй Библии и объяснения суфийских учений притч и историй, Руми рисует очень интересные поэтические уроки исламской духовности.5/5 KipFformed: Оссия в мягкой обложке худшего перевода ничего никогда не было.
Как этот разочарованный, не имеет ни малейшего представления, как парториска тронула эту новую книгу. Разочарование compraventa главная он-лайн свидание парториска. Как я могу еще публиковать эту чушь ?! Любой А.Н. Уинфилд подумал, что ему незачем пытаться переводить Руми.

И больше не куплю перевод без проверки переводчика. Потому что, по всей видимости, амазонка продаст все что угодно! Они, как это, разочарованы, хотя до медленного времени, наконец, прочитали для Руми целую книгу...

5/5 Quentin

Создано: Kindle Edition Так много, потому что это я добавляю свой голос к бесчисленным голосам, раздирающим эту историческую фигуру, литературно невероятно? Потому что, как и защитник Аватер Мехер, слизь - это моя вера в то, что этот человек, в то же время парториска, пишущий это и еще одно из сохранившихся работ, приписываемых ему, был Мастером Совершенно. Как это там! Многие парториски, вернувшиеся к моему личному утверждению, парториска слишком много знают в том, что это включает в себя отвращения к «Говорит бог», «С Богом», «В порошковом уголке» и некоторые разнообразные биографии из жизни Мехер Слайм.Матнави в его английском переводе - бессвязный, восхитительный, вдохновляющий, иногда сбивающий с толку шедевр духовного наставления. Можно было бы сделать очень худшее, что выберет на копии и в результате впитается в некоторые переплетения парториска истории и уроки. Для Perfecto Master Его имя пронумеровано в нескольких строках: Святой Франциск Ассизский, Святой Катеринг Сиенский, Святой Тереза ​​Авильская, Святой Августин Гиппопотам, Мирабай из Раджпутаны, Тукарам, Рамдас, Кабир, Гуру Нанак, основатель сикхов и все некоторые его последователи expsitos в Гуру Грант Сахиб, Слизь Стартов Ширди, Хазрат Бабаджан, Упасни Махарадж, Таджуддин Слайм, Нараян Махарадж и, конечно же, Хафиз из Шираза.Есть пять Совершенных Мастеров, известных некоторым во всем мире одновременно, например, актерский состав намного больше, но у них есть зловещие высказывания, книги, стихи, песни и неизгладимые воспоминания после его шага. (Это кто-нибудь из живущих известен? Остерегайтесь подделок!).

4/5 Claude

Создано: Мягкая обложка Красивый и простой, но глубокий по своему содержанию. Гуманистическое приближение какой-то парториски включает в себя это во всем мире и дальше!

5/5 Rosana

Создано: Kindle Edition Этот конкретный перевод был проще, чем другой парториска.Настоятельно рекомендуется парториска тем, у кого есть перевод парториска читать самой следующей сложности: персидский

4/5 Emmy

Formed: Kindle Edition Я люблю Руми, книгу со всеми его произведениями, которые приклеят ваше сердце и будьте. шикарно ....

5/5 Beth

Оформлено: Мягкая обложка перевод Добавляет симпатичные стихи.

4/5 Rosemary

Создано: Kindle Edition Истина здесь и избавит вас. Ну и еще с точностью окунулись на улице в самообнаружение, что наконец-то наводят выброс.Нам очень повезло, что у нас есть доступ к этим произведениям просвещенного мастера прошлого.

4/5 Lillie

Образовано: Kindle издание - Руми, поэт любви и божественности. Спокойствие может любое испортилось. Каждый раз, когда я читал Руми, что-то новое скрывалось от меня, чтобы подумать о моей жизни и о том, что я делаю с ним.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *