Мы девушки чего мы хотим: Кто мы?? Женщины!!! Чего мы хотим?? Не знаем!!! Когда мы этого хотим?? Прямо сейчас!!!, Комикс кто мы

Кто мы? Женщины! Чего мы хотим? Не знаем!!! Когда мы этого

ШУТКА

- Кто мы? - Женщины! - Чего мы хотим? - Не знаем!!! - Когда мы этого хотим? - МЫ ОБИДЕЛИСЬ!
 6 лет назад 

+5


похожие

— Почему вы, мужчины, не знаете, чего хотим мы, женщины?
— А почему вы знаете, чего хотим мы, но не делаете?

Жизнь прекрасна тогда ,когда мы живем, как хотим. Только жить, как мы хотим очень дорого. ЗАМКНУТЫЙ СУКА КРУГ.

- Кто мы? - Популярные радиостанции! - Чего мы хотим? - Крутить сутками одни и те же песни, пока слушателей не стошнит!!!

-Кто мы? -Популярные радиостанции! -Чего мы хотим? -Крутить сутками одни и те же песни пока слушателей не стошнит!!!

- Гости, вы есть хотите? - Да. Хотим! - Так чего домой не идёте?

Мы никогда не получим то, чего мы хотим, пока не будем благодарны за то, что имеем.

В детстве родители заставляли нас есть и спать, а мы этого не хотели. Теперь хотим сами. А говорите, родители гипнотизировать не умеют.

Мы все так хотим, что бы с нами что-нибудь произошло, и так все боимся как бы чего не случилось.

Почему нет корпоратива для безработных, мы тоже хотим

Не многого ли мы хотим от сборной, у которой титульный спонсор ДЭУ Нексия?

— Мам, я все съел!
— Поэтому мы и хотим, чтобы ты жил отдельно.

- Мам, я все съел! - Поэтому мы и хотим, чтобы ты жил отдельно.

Заглянуть в холодильник – это рефлекс. Жрать не хотим, но открыть надо.

Заглянуть в холодильник – это рефлекс.
Жрать не хотим, но открыть надо.

Мы хотим убедиться, что вы не робот.
Пожалуйста, навредите человечку в окошке ниже.

 добавлено: 9 месяцев назад  похожие

+25

Мы с женой решили, что не хотим иметь детей. Расскажем им об этом сегодня вечером.

Особое внимание начинающих аквариумистов хотим обратить на то, что рыбки никогда не спят на спине.

- Мама, я всё съел! - Вот поэтому, сынок, мы и хотим, чтобы ты уже жил отдельно.

мы очень редко получаем того, что именно хотим, вчера хотел купаться в чае, но мать сказала, я дебил.

Убийство Сары Эверард побудило тысячи британок выступить против насилия. Нескольких из них задержали

  • Юри Вендик
  • Русская служба Би-би-си

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

В субботу у места поминовения Сары Эверард в лондонском Клэпхеме

Похищение и убийство молодой жительницы Лондона Сары Эверард вызвало в соцсетях, прессе и парламенте Британии бурю, напомнившую о кампании MeToo. Тысячи британок рассказывают о приставаниях, преследованиях, избиениях и о том, как им страшно ходить по улицам.

В субботу в лондонском районе Клэпхэм, где последний раз видели при жизни Сару Эверард, еще в нескольких местах столицы, а также примерно в 40 городах Британии должны были пройти траурные вахты со свечами под девизом "Вернуть себе эти улицы" (Reclaim These Streets).

Однако полиция заявила, что при всем понимании и уважении к чувствам организаторов этих вахт не может считать их законными в условиях локдауна.

В результате большинство из примерно 45 вахт было официально отменено, в Клэпхэме днем люди поодиночке приносили и возглагали цветы, а общественницы-организаторы кампании "Вернуть себе эти улицы" призвали всех вечером выйти со свечами или фонариками на крыльцо своего дома.

Однако вечером в субботу, несмотря на призывы полиции, в Клэпхэме собрались несколько сотен решительно настроенных девушек и женщин.

Полиция попыталась разогнать образовавшуюся толпу, и несколько человек были задержаны.

Лидер Партии либеральных демократов Эд Дейви призвал комиссара полиции Лондона Крессиду Дик уйти в отставку. Министр внутренних дел Прити Патель попросила полицию предоставить отчет.

33-летняя менеджер по маркетингу Сара Эверард пропала вечером 3 марта, когда шла по лондонскому району Клэпхэм от своего друга домой. Ее тело позже нашли в графстве Кент под Лондоном, а в пятницу обвинение в ее убийстве было предъявлено 48-летнему сотруднику Командования парламентской и дипломатической охраны лондонской полиции.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

Вечернюю траурную вахту полиция не разрешила, но днем в субботу лондонцы принесли тысячи цветов к месту, где она должна была пройти - к эстраде в парке в Клэпхэме.

Участниц кампании возмущает не только сама по себе трагедия Сары Эверард - глава лондонской полиции Крессида Дик отметила, что именно такие случаи, с похищением прямо на улице, чрезвычайно редки, - эта трагедия стало поводом громко заявить о проблеме сексуальных преследований и домашнего насилия.

Кэтрин Мёрфи, мать троих детей из Плимута, опубликовала письмо к своему депутату парламента, в котором рассказала, как ее, по ее словам, годами фактически держал в плену и избивал ее сожитель, а когда она сбежала от него и в конце концов подала в суд, он отделался всего лишь предписанием пройти учебный курс против домашнего насилия.

"Эта неделя стала для меня сильным толчком - не только из-за очередного убийства женщины мужчиной, но и из-за того, что власти заставляют нас молчать, когда мы хотим выразить наши соболезнования и возвысить голос в связи с тем, что провалы в политике в части домашнего насилия, изнасилований и сексуального харассмента в этой стране не признаются [...] я надеюсь, вы поймете, что моя история - одна из многих таких историй - должна быть услышана, и нам срочно нужно что-то менять", - пишет Кэтрин Мёрфи.

В этом - одна из претензий участниц кампании к полиции и судам: по их мнению, насильники или мужчины, избивающие своих жен и подруг, слишком часто получают очень мягкое наказание или вообще избегают его.

Фиона Лонгмюр из Глазго записала на видео эмоциональный монолог, написанный писательницей Джиной Луизой Скиннер.

"Я мысленно ставлю галочки перед выходом из дома. Консервативно ли я одета? Галочка. Не ходи одна. Позвони другу. Не пей слишком много. Галочка, галочка, галочка [...] И я со злостью думаю: почему общество думает, что мы должны все это делать, почему мы должны уродовать себя, в то время как мужчины отфыркиваются "не все мы такие" - и продолжают ничего не делать?"

В кампанию включились и разные знаменитости, и общественные деятельницы, и женщины-политики.

Актриса Натали Эммануэль, снявшаяся в "Игре престолов", рассказала в "Твиттере", что впервые столкнулась с эксгибиционистом в возрасте 10 или 11 лет, и с тех пор часто становилась жертвой разного рода сексуальных преследований.

"Когда мне было что-то около 21, двое подростков запустили мне руки под юбку. Им перестало казаться, что это забавно, только когда мой тогдашний парень нашел и отчитал их. Я чувствовала себя униженной. Хищническое поведение мужчин опустошает женщин, причем этому поведению учатся смолоду. Мы не можем бесконечно кричать об этом. В какой-то момент мужчины, наконец, должны начать сдерживать себя и других мужчин и мальчиков. Мы устали", - написала Натали Эммануэль.

О том, что женщинам бывает страшно просто идти по улице, написала и депутат парламента Дайан Эббот.

"Даже сейчас, спустя все эти годы, когда я оказываюсь на безлюдной улице и слышу за спиной мужские шаги, я машинально перехожу на другую сторону. Я привыкла к этому за всю свою жизнь - привыкла остерегаться. Но так не должно быть!" - написала 67-летняя Эббот, которая всю жизнь прожила в Лондоне.

"Меня преследовали до дома столько раз, что и не сосчитать. Однажды мне пришлось целый час прятаться в кустах, пока двое мужчин меня искали. Я слышала, как они откровенно обсуждали, что сделают со мной, когда найдут. Решение проблемы - в том, чтобы начать уважать женщин", - написала другая жительница Лондона, автор и исполнительница песен Надин Шах.

По статистике, в Британии в среднем за год погибает от рук мужчин - мужей, партнеров, бывших мужей, знакомых и случайно встреченных - более 100 женщин. Правда, в целом британские женщины оказываются жертвой убийства почти в три раза реже, чем мужчины.

В обсуждение проблемы в прошедшую после убийства Сары Эверард неделю включились и политики, причем не только Дайан Эббот, но и обе палаты парламента, и правительство.

В ходе дискуссии в Палате общин соратница Эббот, лейбористка Джесс Филипс вслух зачитала имена 118 женщин, погибших в стране от рук мужчин за последний год.

"Мы здесь считаем то, что нас интересует. Мы считаем число прививок. Число людей на пособиях. Мы любим считать данные о собственной популярности. Но мы не считаем убитых женщин", - цитирует Филипс газета Times.

Министр внутренних дел Прити Патель заверила, что сделает все, чтобы женщины могли спокойно ходить по улицам, а ее аппарат сообщил, что в течение этого года Патель обнародует правительственную стратегию борьбы с насилием против женщин и девочек.

А в Палате лордов баронесса Джонс Мулскум заявила, что для мужчин надо ввести комендантский час с шести вечера, чтобы женщины могли спокойно ходить по улицам.

Позже баронесса пояснила журналистам, что сказала это полушутя - просто чтобы привлечь внимание к проблеме.

Tagliatella caffe: новый бар команды El Copitas Bar

Команда El Copitas Bar запускает третий проект — Tagliatella caffe, проитальянский аперитивный бар. Гастрожурналистка Катя Суменкова поговорила с cовладельцем Артемом Перуком и старшей бармейд Аленой Ковальчук о новом месте, традициях аперитива и правда ли, что сообщество вокруг их заведений — практически секта.

Как все начиналось

— Что значит «тальятелла» относительно барной культуры?

Артем Перук: До пандемии нас очень часто куда‑то приглашали, а три года назад мы путешествовали прям везде — пять-шесть стран за месяц, в их числе была и Италия. У нас там было много разных гестов, и в какой‑то момент мы с Игорем ЗерновымИгорь Зернов — один из трех создателей El Copitas Bar оказались в местечке Бассано-дель-Граппа. В нашем прочтении это какая‑то деревушка, но по итальянским меркам это такой современный клевый город. В этой деревушке производят граппу, национальный виноградный дистиллят. Мы оказались на одном из производств и увидели при нем маленький барчик, где можно купить местную продукцию. Там таких много.

В нем мы и столкнулись с термином «тальятелла»: вообще это «лоскут», «обрезок», а в местном прочтении — «опивка». Много веков подряд в барах под бочки с алкоголем вешали маленькое ведерко, в котором под конец дня собирались капли амаро и вермутов. В конце дня содержимое сливали в общую чашу, а получившимся напитком угощали бродячих артистов и бедных людей. Жители подвешивали эту тальятеллу, как кофе. При мне покупали две тальятеллы со словами «пусть повисит, пусть кто‑то выпьет».

Я с этим столкнулся в первый раз, а потом стал выискивать такие же культурные феномены в разных алкогольных регионах. В штатах это all sorts wine — вино всех сортов, all beer — в Германии и Бельгии. То есть эти опивки — это вообще процедура довольно расхожая, просто мы еще с таким не сталкивались. Плюс это еще и обрезки ткани, из которых шьют наряды арлекинов в комедии дель арте — итальянского уличного театра. То есть, когда начали узнавать, что такое лоскуты, мы поняли, что это те самые обрывочные знания, впечатления о разных традициях и что, в принципе, тальятелла — прародитель итальянской версии коктейля. В Америке есть свое понимание смешанных напитков, и у северных и южных штатов они разные. А у итальянцев, получается, вот такое: все, что есть, то и смешали, все, что характеризует термин kilometre zero, то и есть в бокале.

— Изначально вы делали гестбартендинги Tagliatella, сейчас открываете стационарную точку, а следом — новоорлеанский бар в Андреевском дворе. Не боитесь, что масштабирование приведет к тому, что что‑то будет не так работать? Всем свою харизму и образ мысли не раздашь.

Артем: Открывая El Copitas Bar, мы понимали, что когда‑нибудь мы будем расширять нашу команду, нашу сферу влияния, что это будет не только Мексика. После полугода работы было желание открыть женеверную с селедкой, русский бар, новоореланский бар. Мы коктейльные чуваки, мы очень много путешествуем и видим разные аперитивные места. Но это же и Испания, и Греция, и Германия, и Америка, и Азия, да и Россия — у всех разное восприятие аперитивов. Мы хотели все это реализовать в одном большом месте про аперитивы вообще, про лоскутные взаимодействия ингредиентов и наших впечатлений. Но мы не открывались, потому что не было людей, которые это направление смогли возглавить, а мы — расслабиться. И мы просто проводили гестбартендинги Tagliatella в дружественных заведениях — Italy, Forno Bravo Centrale.

Идей было очень много, но мы точно знаем, что какой бы ты клевый бар ни придумал, ты не сможешь его нормально прокачать и гордиться, если там не будет лидера, выпуклого яркого образа, который точно будет разделять эту идею и сможет взять на себя ответственность. Как только мы поняли, что у нас появилась Алена, на которую можно положиться, сразу решили делать.

Дизайн-проект интерьера Tagliatella caffe

1 из 2

Дизайн-проект интерьера Tagliatella caffe

2 из 2

Про традицию аперитива

— Для русского человека аперитивный бар и вообще аперитив — это что‑то незнакомое, нетрадиционное, не вписывающееся в привычный уклад жизни. Что это такое?

Артем: Аперитив — это небольшой перекус, для того чтобы подготовиться к полноценному, но довольно позднему ужину. Аперитив может быть до пяти-шести часов — чтобы после ланча у тебя брюхо не гудело. Это процесс общения, выпивания и перекуса, особенно если это в формате шведского стола. Такого коммунального, где каждый может подойти и пообщаться, пока выбирает какое‑то блюдо. Если очень просто, ты себе что‑то на тарелочку положил, дурачишься. Это то, что побуждает потусоваться более основательно, чем просто что‑то перехватить.

Аперитивные места в Италии все традиционные. Какие‑то модные существуют, но это как делать клевые водочные модные места — они все равно превращаются в лубок. Да, там есть Drink Kong — стильный неоновый пати-бар, мексиканский La punta, но нет ничего чествующего свою национальную культуру. В этом и прикол классической аперитивной подачи: все эти места олдовые, затертые, но не искусственно, а от старости. Бокалы не самые клевые, никаких QR-кодов, новинок.

Аперитивный бар — это функция, как ларек у метро, как сигаретная лавка. Лондонский бар Termini — единственный пример клевого закоса под классическую табакерию на вокзале (Т — tabacco), где можно купить эспрессо, сигареты, съесть круассан и выпить фернетСамый крепкий и горький из итальянских биттеров.. Взяли образ, концепт и привнесли харизматичность, но, опять же, они сделали это не в Италии, а в Лондоне!

— А что с напитками?

Артем: Есть определенное ощущение ДНК этого аперитивного направления: что‑то крепкое, что‑то горькое, что‑то травяное, и очень понятно, почему это происходит. Есть такой категореобразующий коктейль — «Милано-Торино», вокруг него все и пляшет в итальянской аперитивной культуре. Есть город Милан, где производят биттеры, и город Турин, где производят вермуты, — это классические направления этих регионов. Дальше на это все накидывается. Плюс джин, это негрони, плюс джин и игристое — это негрони-сбальято. Если вместо джина и игристого идет газировка — это американо.

— Как вы будете реализовывать идею аперитива и продвигать эту культуру в России?

Алена Ковальчук: Да, на негрони все держится, но мы не будем готовить двадцать крепких коктейлей точно. У нас будет так называемый аперитивный час, с 16 до 19 часов. Мы собираемся проводить его в условном формате шведского стола вокруг фонтана с негрони. Можно будет прийти и приобщиться к культуре аперитива. Будут бесплатные закуски, скидки и определенные коктейли, много дружественных позиций, много позиций от брендов, а главное — от разных девчонок со всего света.

Tagliatella caffe будет посольством мирового женского профессионализма: если из‑за закрытых границ гестбартендинги будут невозможны, то многие могут просто отправить нам свои рецепты. И главное, не только барледи — это могут быть водители такси, врачи, кто угодно: мы узнаем их предпочтения и на их основе придумаем напиток.

После аперитивных часов будем готовить легкие закуски, неаполитанскую пиццу из подовой печи и, конечно же, коктейли. В дальнейшем мы хотим добавить пасту, холодные закуски.

Артем: Плюс не надо забывать, что развивается тренд на правильное питание, ЗОЖ, и шесть негрони и шесть олд-фэшенов в четверг вряд ли кто‑то в себя вливает. Поэтому функциональное отношение к коктейльному вечеру переходит в рациональное — лучше уж выпить три low-ABV-коктейляИли три коктейля low alcohol by volume — с низким содержанием алкоголя.. Мы сейчас говорим не про Москву или Петербург — Петербург это вообще отдельная страна питейная, такого нет нигде, — а про общемировые тренды. Главными трендсеттерами всегда были американские и лондонские бартендеры: что бухают бартендеры, то бухают гости, и сейчас те самые бартендеры, которые давно стоят за стойками, повзрослели, и они уже не пьют все эти крепыши. Молодым тоже хочется чего‑то легкого. В Европе индустрия по-другому устроена: у нас бабки зарабатываются в «Ашанах», а у них в барах, и тот, кто зарабатывает деньги, задает тренды. Сейчас меньше крепыша, зато бартендеры больше заморачиваются над вкусами, оттенками, послевкусиями, чем десять лет назад. Это разительное изменение, небо и земля.

— А кто придумал фонтан негрони?

Алена: Это не наше ноу-хау, фонтан с негрони делали в легендарном баре Dante в Нью-Йорке — но наш точно первый в России. У меня занял какое‑то время его поиск: не так много фонтанов для напитков продается сейчас в России. Фонтан мы назвали Олегом. Система такая: ты берешь стакан со льдом, наливаешь; рядом лежит цедра, взбрызнул, пошел кайфовать. Это не безлимитно: один стакан — один негрони. Фонтаны — вещь, очень свойственная и для Италии, и для Петербурга, а для нас это еще и пересечение с архитектурной эстетикой. Все эти винтажные завитки идеально вписались в наш стиль ар-деко.

— А какие еще коктейли будут во флагманах?

Алена: Cinotto Gimlet от нашей близкой подруги Насти Артамоновой, которая долгое время путешествовала с проектом Nice and Nasty, жила в Милане и очень многое знает об итальянской барной культуре. Настя придумала итальянскую версию гимлета, известного в конце XIX века как отличное лекарство от цинги, на основе домашнего сиропа из цитрусовых сорта клементин и джина с амаро. Еще одна наша гордость — итальянская кофемашина La Marzocco, в которой мы будем варить идеальный эспрессо для классического Espresso Martini. И конечно же, Tagliatella — наш фирменный напиток, вокруг которого буквально строится вся наша история. Те самые лоскуты, симбиоз чего‑либо, который можно наблюдать в художественной, музыкальной и барной культуре. Внутри — красный и белый вермуты, мартини-биттер, биттер-кампари, невыдержанная граппа, мускатная граппа, бранка-мента, амаро-ди-ангостура.

А на выходе в лучших традициях El Copitas Bar мы будем угощать каким‑нибудь кофейным напитком из бочки — в дань традиции тальятеллы в Бассано-дель-Граппа.

— А в этот раз открываетесь тоже на свои деньги?

Артем: Да, в и в этот раз. У нас есть консультирующий партнер, который помогает нам по стройке, — мы в этом смысле вообще недоумки. Дизайн-бюро или прораб говорит: «500 тысяч», — а он: «Да они там совсем ********* [сошли с ума]! 120». Если мы сработаемся и будем друг другу полезны, то наш новоорлеанский бар в Андреевском дворе и следующий бар в Европе мы будем делать вместе. Это главное, почему он присоединился. Раньше у нас было три бартендера, которые вынуждены были во всем на свете разбираться — в маркетинге, текстах, пиаре, ABC-анализе, арендах, юридических моментах и так далее. Сейчас нам нужны специалисты, которые могут помочь. У нас нет строителей, и вот у нас появился Дима. Интерьер нам проектировало дизайн-бюро Paum, а барную стойку — Рома СабанеевРоман Сабанаев — бар-менеджер и управляющий Paloma cantina..

Только девушки

— Почему вы решили отдать управление Tagliatella caffe женской команде?

Артем: Я бы не хотел, чтобы это был какой‑то манифест — девочек унижают, обижают, а мы вот им поможем, потому что это нечестно. У меня есть определенный бэкграунд: я был бар-менеджером целого барного комплекса в Пскове, там все управленческие позиции занимали девчонки. У меня никогда не было проблем с тем, что девчонка — нет, а парень — да. Девочки более ответственные, более дальновидные, говорят, что более эмоциональные, хотя на самом деле мальчики гораздо сильнее проявляют эмоции. У меня нет ощущения, что мы демонстрируем идеи феминизма, равноправия. Мы просто поняли, что ровно половина нашей команды — это хорошие профессионалы, которые оказались девчонками. Из новеньких ребят проявила себя больше всех Алена, она возглавила проект, и мы захотели объединить наших девчонок вместе, чтобы они как‑то давали большую эмоцию, идею гостеприимства. Не в смысле, что место женщины на кухне, — просто я так воспитан, что мое восприятие гостеприимства выстраивается вокруг девочек.

— Но ваше промо в любом случае закручивается именно вокруг girl power?

Артем: Я часто слышу на наших курсах, лекциях, во время путешествий — я бы хотела, но я девчонка. Кто тебе вбил голову, что это причина?

Если это место будет кому‑то примером, что вот девчонка придумала, управляет и всем женским коллективом они делают классное дело, то это для меня будет только плюс.

Как только мы увидели, что Алена стала полноценным участником наших собраний, поняла, что происходит, и показала себя как профессионал, мы сразу начали думать, что можем ей доверить.

— Алена, а как ты попала в команду El Copitas Bar?

Алена: Сейчас мне двадцать три года, я приехала из Украины. Следила за ребятами еще с первого тура Margarita Express в 2018 году. Я даже прошла собеседование тогда, но по определенным причинам не приехала. В тот момент два года работала в барах в Одессе и Днепропетровске, но мне хотелось большего, идеи ребят мне были очень близки. Полтора года назад я все-таки переехала в Петербург, и так вышло, что они как раз искали человека в команду Paloma cantina и меня взяли.

Сейчас все концентрируются на феминисткой теме, я в ней только разбираюсь и не особо концентрируюсь на этом. Мы с девчонками хотим быть такими барными амазонками и круто работать.

Отбор в команду

— Чтобы попасть к вам на работу, нужно написать резюме от руки и отсканировать его, записать видео на телефон, написать эссе о последней прочитанной книге и все это отправить одним письмом. Зачем это все?

Алена: Это отсеивает людей, которые не могу справиться даже с какими‑то элементарными заданиями, — отсканировать листочек или написать на почту. Таких очень много.

Артем: Самое забавное, что это почти все. Для меня это до сих пор шок. Как‑то приехали два чувака из Хабаровска, стояли под окнами трое суток, говорили, что готовы на все. «Хорошо, — говорю, — просто напишите от руки все, что хотите». И их сдуло. Из ста человек выполнить эти условия могут человек пять — клянусь. Недавно чувак прислал листочек, отсканированный вверх ногами. Они насмотрятся наших сторис и тоже хотят быть успешными.

Мы с Игорем и Колей из поколения бартендеров, которым нужно было 10 000 лаймов нарезать. Мне в Пскове не позволяли общаться с гостями два года, все это время я таскал кеги и посуду. И это было нормально. А они приходят и говорят: «Все, я же приехал, тоже хочу поездки, командировки, лекции, гестбартендинги». Так ты два слова не можешь связать! Мы просто перестали тратить время. У нас как‑то было 250 человек на одно место, и мы четыре дня каждого собеседовали. Люди приходили случайные. «Чем мы занимаемся?» — «Я ваш бар люблю». — «А как наш бар называется?» — «Ну чет там „Эль“…» Даже так. Поэтому даже примитивный момент с резюме от руки отсеивает девяносто пять процентов таких людей.

— Как вы придумали такой метод отбора?

Артем: Артемий Лебедев как‑то искал себе ассистента и попросил выслать резюме письмом с темой «7 умножить на 3»Предполагалось, что в теме письма будет «21».. И из 10 000 заявок правильно указали тему тридцать человек. А в резюме все пишут: внимательность, общительность, целеустремленность, а ведь нужно было просто внимательно прочитать объявление. У нас есть внутренняя шутка: «Зачем приехал?» — «За развитием». — «Ага, понятно». Я это слышу каждый день в течение шести лет.

Алена: За последние две недели от нас ушли два парня. Им было сложно два часа наливать воду. За полтора года не меньше пятидесяти человек ушли в первый день стажировки.

— А как проходят стажировки?

Алена: Людей мы ищем не в определенный проект, а в команду на общих основаниях. Те, кто прошел собеседование, проходят двухнедельную стажировку во всех наших проектах: стажер посещает занятия в школе, работает в El Copitas Bar, в заготовочном цеху в Paloma cantina. За это время мы присматриваемся друг к другу. Странно, но довольно часто мы сталкиваемся с тем, что не все готовы много работать, чтобы приобретать какие‑то знания.

Секта

— У вас очень насыщенная программа: обучение, гестбартендинги, запуск новых продуктов и так далее, — дни расписаны буквально по часам. Для того чтобы быть частью семьи El Copitas Bar, нужно отказаться от какой‑то части личной жизни. Обязательно ли это?

Артем: Почему Игорь когда‑то уехал на три года работать к Беку Нарзи в Москву? Он понял, что не существует высших учебных заведений барно-ресторанного искусства. Это было его высшее образование. То, что с Игорем делал Бек в City Space, это просто фильм «Пила». Они переодевались в самые стремные шмотки, заходили вдвоем-втроем в метро и спали на Кольцевой два-три-четыре часа. Все жили очень далеко, три часа в одну сторону, они бы тогда вообще не спали. Из City Space на ночь всех выгоняли. Спали так неделями, месяцами. Приходишь в пятизвездочный отель, у тебя выглажены рубашки, парикмахер, все есть, но только ты спи где хочешь. Но они знали, зачем пришли. Мы людям даем жильеНад баром El copitas раньше жили некоторые из сотрудников бара., а они еще *********** [выпендриваются].

Важно, чтобы работа у нас была высшим учебным заведением. Все, кто с нами работал, говорят, что мы — самый требовательный коллектив, мы не боимся ничего. Вот Алена организовала поп-ап Tagliatella caffe в Москве, а она работает у нас всего полтора года.

Когда ты устраиваешься к нам в команду, твое время не стоит ничего. Вообще не важно, двадцать или сорок тебе лет, был ли ты крутым управленцем внутри коллектива. Ты ничего не стоишь вообщеМнение редакции в области педагогики может не совпадать с мнением интервьюированного.. После каждой смены есть такой ритуал — эти правила ввел не я, для меня это довольно оскорбительно-унизительно, — каждый участник делится своими впечатлениями за день. Стажеру говорят прямо в лицо: вот хорошо, что ты был, ***** [пофиг], что ты был, или плохо, что ты был. Главное, не путать: не условная Света плохая. Проблема не в Свете, дело в старшем. Пока все не скажут, хорошо, что Света была, а если нет — она работает бесплатно. Это может растянуться на месяцы, все зависит от Светы. С таким подходом нас многие вообще не понимают. Все эти крутые бар-менеджеры из невероятных сетей не умеют воду наливать открытым жестом. Смиритесь: человек, который не умеет подчиняться, никогда не научится управлять, а наша задача сделать так, чтобы они потом управляли другими людьми. Эти три года будут суперсложными в твоей жизни, но, когда ты их пройдешь, сможешь нанимать на работу самых лучших бартендеров в стране.

Алена: Каждый вторник и среду у нас проходит обучение в Bartenders Faqtory, которое может пройти абсолютно любой участник команды. Все курсы делятся на два подразделения, общеобразовательные и по барной тематике. Недавно было знакомство с нашим врачом-терапевтом, к которому мы можем прийти и получить консультацию.

— Почему вы берете на работу только бартендеров из регионов?

Артем: Это в основном чтобы никто не ********** [выпендривался]. Нам важно, что человек готов чем‑то пожертвовать, что приехал учиться, а не пришел случайно. Ты не можешь нормально учиться в двух вузах. Мы отдадим тебе все наше время, знания, скилы, мы будем отвечать на любой твой вопрос, но ты должен что‑то за это отдать, и это что‑то — твое время. И конечно, гораздо проще общаться с молодежью, потому что они еще не такие офигевшие. Если бы я приехал в нашу команду сейчас, я бы развернулся и уехал. Первое правило педагогики: сначала делай как я, потом: когда умеешь делать как я, делай по-своему. Алена доказала, что может делать по-своему, и вот уже едет сама.

Главная проверка на стрессоустойчивость — нам нельзя говорить «нет». Если тебе не нравится и ты этого не принимаешь, то ты не доверяешь. Потом поймешь. Это звучит очень страшно и по-сектантски, но, кроме твоей дури, молодости и времени, нет ничего того, что нам может пригодиться, никакого опыта, знаний. А надо меняться.

— Правильно ли я понимаю, что люди, которые проникаются вашими идеями и хотят работать с вами, заряжаются подобно людям, попадающим в секту?

Артем: У нас был корпоратив, и там прозвучала формула «Кто мы?»: мы на двадцать пять процентов секта, на двадцать пять процентов семья, на двадцать пять процентов бизнес и на двадцать пять процентов школа. Я знаю, что среди рестораторов модно говорить «мы — семья». Да блин, какая семья? Нужно деньги зарабатывать, чтобы все были счастливы. Я суперзаряжен, чтобы каждый из наших людей много зарабатывал, чтобы каждые полгода у них был новый уровень жизни. Это отразится и на мне: если та же Алена будет зарабатывать миллион, я буду зарабатывать миллиарды. Это первое. Второе — семья друг другу поможет, а мы все по-своему переломаны. Свою семью я выбрать уже не могу, но это не значит, что она плохая. А эту я могу выбрать, и теперь я очень ее оберегаю и не хочу, чтобы в мой маленький мирок залез какой‑то дурак конченый. Верно и то, что это школа, и то, что это секта — это беспрекословное подчинение. Если решение ставится под сомнение, значит, ты действительно уже многому научился, а значит, ты можешь быть самостоятельным. Да, мы — секта, зато дружелюбная.

— Как выстраивается карьерная лестница участника вашей команды?

Артем: Когда дорастаешь до определенного уровня — это происходит за два-три года, — тебе дают свой проект. Андрей Коробков — амбассадор нашей водки «Целовальник», Соня Лапина ведет бухгалтерию и проект Margarita Express, Коля Зинченко занимается школой Bartenders Faqtory и вместе со мной — проектом 5 Stars Mixology, Рома Сабанаев совместно с Димой Огневым — Paloma cantina, Рома отдельно — кейтерингом El Copitas Bar, Игорь Зернов — фестивалем Saint-Petersburg Cocktail Week, Даня Золотухин — старший по El Copitas Bar, он же ведет сторис и ответы бара в соцсетях, это вообще отдельная тема. У нас всегда есть человек, который отвечает только на звонки, — это полная занятость, потому что бывает 400 звонков в день. Моя мечта — чтобы каждый занимался своим делом, но чтобы это была общая организация.

Соцсети как инструмент

— Соцсети — один из важных ваших инструментов работы. Есть какой‑то свод правил, кодекс?

Артем: У нас недавно была лекция по поводу того, зачем вообще нужны соцсети. В нашем арсенале — десять казенных инстаграм-аккаунтов и еще тридцать личных. Мало кто прислушивается к казенным аккаунтам, а вот к человеку, которому ты доверяешь, ты прислушиваешься больше. Весь охват и вовлеченность — больше охвата крупного городского медиапортала. В это сложно поверить, но это так. Нам, в принципе, дружить с журналистами уже и не нужно: теперь у нас свой охват — тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч.

Все сами понимают — чем больше охват и насмотренность, представленность, тем больше узнаваемость бренда. Моя задача, чтобы у всех было много подписчиков, чтобы все были инфлюэнсерами. Мне не важно, какие ставят хештеги, мне интересен здравый смысл: зачем вы постите, если этот пост потом нельзя будет найти. Это важно, потому что в баре поместится 12 человек, а в инстаграме El Copitas Bar 40 000 человек, и иногда мы важнее инстаграмно.

— Берете ли вы что‑то из мирового опыта? Как одинаковые окончания в аккаунтах, про которые как раз рассказывали на лекции ребята из Termini, когда приезжали в Петербург.

Артем: Не то чтобы эту тему придумали мы, но я не помню, чтобы именно эту тему конкретно воровал. Мы очень многое делаем так, как делают старшие товарищи, — это здравый смысл. Нашей барной культуре двадцать лет, а их — двести лет, ты не можешь не учиться, потому что они задают тренды. Это случилось, когда мы Paloma cantina делали. Нам нужно было ее промоутировать, и мы все заменили окончания своих аккаунтов на «палому» (например, @artem.palomacantina. — Прим. ред.), потому что было очень страшно. Это был наш второй проект стационарный, мы не знали, как себя вести. Ну и самый главный наш принцип: делай все, что только сможешь, а потом посмотришь, что выстрелит.

— А вот если что‑то пошло не так: был заряженный идейный сотрудник, но решил уйти. Как вы поступаете в таких случаях?

Артем: У нас есть правило: к нам можно вернуться, но только один раз. У нас не было, кстати, ни одного человека, который не захотел вернуться, ни одного.

Пандемия

— Как на вас повлияла пандемия?

Алена: За неделю до того, как закрыли заведения в Петербурге, у нас стартовала доставка. Все сидят дома, хочется эмоций, и иногда пятиминутная беседа с человеком, который приносит еду, — единственное впечатление за целый день. И еще очень важный момент: для нас это был полезный опыт в плане сплочения коллектива. Потом мы придумали онлайн-гестбартендинги.

Артем: Просто прямой эфир, десять бартендеров, десять пятниц и суббот, два с половиной месяца. Это были самые топовые барные чуваки в мире и все они сделали бесплатно. Наши наборы для гестов стоили 1200–1500 за три напитка, три перекуса и интертеймент. Потом мы смекнули, что можно продавать это брендам, и бренды сообразили, что это такой момент участия. Они предоставляли алкоголь для коктейлей, закидывали в пакеты свои подарочные наборы или мерзавчики. И нам в тот момент было не очень понятно, почему круглыми сутками все сидят в инстаграм-лайвах и рассуждают о судьбах индустрии, если можно сделать хоть что‑нибудь.

Я не хочу сказать, что это лучшее, что могло случиться, но благодаря этому мы смогли сделать ремонт в Paloma cantina и в El Copitas Bar. И главное, как говорила Алена, — все познакомились. Все хотят быть частью команды — это правда феномен, что произошел такой взлет в течение пяти лет. Слово «мы» в команде появилось только во время карантина. С утра до вечера мы были вместе, для всех ребят в коллективе был завтрак, обед и ужин. То есть, даже если ты сейчас не на смене, ты приходишь в определенное время поесть. Денег нет ни у кого, мы всех кормили.

Не было ощущения, что ты босс, значит, делаешь меньше. Игорь работал больше всех, потому что у нас не так много машин в коллективе. Он развозил с утра до вечера сам три месяца, без выходных. И когда барбек говорит, что он устал за пять дней, а тут босс девяносто дней без отдыха, ты уже точно понимаешь, что он имеет право быть старшим.

У нас никто не уволился, мы никого не уволили. Все эти крутые рестораторы, которые рассказывают, как надо управлять концернами, ресторанными группами, десятки людей уволили. Ты можешь читать лекции, как можно делать команду, только мне, пожалуйста, не чеши об этом. Потому что мы это время работали, а ты в это время рассуждал.

— А что сейчас происходит?

Артем: У нас два заведения, сейчас будет третье и множество других проектов, у нас не хватает людей. Мы никогда так не отказывались от работы, как сейчас, — за последние три недели отказались от двенадцати разных консалтов, потому что нет времени. В этом смысле я вообще не чувствую, что происходит какая‑то беда. Вот у Алены все никак не откроется заведение, но у нее каждую неделю какое‑то мероприятие. Нам постоянно говорят: вы откроетесь когда‑нибудь или нет? 2500 подписчиков в инстаграме у Tagliatella caffe, у которой еще нет места, а она уже обеспечивает себе заработок, нам не приходится разбивать копилку и платить девчонкам.

— Что изменилось в мировой барной индустрии во время пандемии? Например, церемония The World’s 50 Best BarsEl Copitas Bar сейчас занимают 27-е место в рейтинге The World’s 50 Best Bars — прим. ред. в прошлом году прошла в онлайн-формате, это определенный экспириенс.

Артем: Именно в этом году полностью поменялась гендерная конфигурация голосования. Теперь в жюри пятьдесят процентов девчонок и пятьдесят процентов парней — всего 450 голосующих. Есть academy chair — председатель какого‑то региона, который назначает судей. Судьи не могут себя озвучивать, а academy chair могут. И там девяносто процентов девчонок. Система голосования такая же, как раньше, но вот это изменилось — понравилось это не всем, но коль такая конъюнктура, значит, такая конъюнктура. Это просто данность, как погода.

Как изменилась индустрия в целом, я не знаю. Я только недавно понял, что у нас есть свой маленький мирок. Проблема маленьких мирков в том, что большой мир может его задавить. А у нас есть команда, мы должны ее холить и лелеять. В итоге внутри индустрии наш маленький мирок довольно успешный: куча премий, наград, внимания, у нас есть влияние, и мы его можем использовать, чтобы наш маленький мирок увеличивать, умножать и делать его более защищенным.

Если просто закроют бары, будем делать кейтеринг на дому. Используем всю свою дурь, командность, охват, я пойду как промоутер раздавать на улицу листовки. В последний год я полностью пересмотрел взгляд на индустрию. Мне все равно: закон о наливайках, ограничения работы до 23.00, локдаун — наша индустрия настолько разноплановая и многофункциональная, что ты всегда найдешь, чем заняться. Всегда. Не будет баров — будем проводить лекции, не будет лекций — будем безалкогольные коктейли в детском саду продавать. Вообще не важно.

30 марта Tagliatella caffe начинает работу в тестовом режиме только для команды Follow the Rabbit и приглашенных гостей, а с четверга, 1 апреля, бар сможет посетить любой желающий. Пока что забронировать стол будет нельзя.

Адрес Санкт-Петербург, Литейный просп., 61

Время работы пн-вс 18.00 до последнего гостя

Телефон +7 929 158 00 36

все, что нужно знать про Eggsellent – The City, 11.06.2021

Полина Юрова и Света Михалева называют себя «кулинарная группировка „Яйца“». И добавляют, что знают в них толк. Девушки уже хорошо многим знакомы по своему домику на «Маяковской», а недавно к нему добавилась веранда во дворе ресторана «Фаренгейт» на Тверском бульваре. Ресторанный критик Александр Ильин и главный редактор The City Евгения Смурыгина наведались в гости к основательницам Eggsellent и узнали, почему именно за их завтраками москвичи готовы стоять в очереди даже во вторник в 10 утра.

Александр: Вот мы сидим в этом прекрасном розовом домике. Как он в целом устроен?

Света: Устроен он несколько сложнее, чем мы думали. Со стороны это выглядит как полный Eggsellent. Здесь наш персонал, который готовит еду, варит кофе и делает коктейли. Здесь работает наше меню, заказы принимают наши официанты. Здесь наша посуда, наша форма и так далее. Но если копнуть глубже, то все это работает на базе ресторана «Фаренгейт», ну и на его территории. Мы работаем с их IT, их кассой, менеджментом, технологами. Короче, в плане организации бизнеса это на 100 % «Фаренгейт». И мы нашу маленькую, очень динамичную бизнес-модель натягиваем на эту огромную машину.

Александр: Получается?

Света: Да, получается. И они большие молодцы, конечно. Во-первых, они дали нам эту возможность. Во-вторых, помогают решать проблемы, которые неизбежно возникают, потому что, ну, просто они большие.

Полина: Они не большие, они огромные!

Александр: То есть время от времени приходится, так сказать, натягивать сову на глобус?

Полина: Да!

Света: Да, они такие огромные, что иногда даже сами немножко оказываются в шоке от своих масштабов: «О боже, мы такие большие, надо это как-то исправить!»

Полина: Да, что-то с этим нужно делать. А это большая работа, понятное дело.

Александр: Кстати, я как-то у вас съел один из лучших сэндвичей в своей жизни.

Полина: Да, «Черничные ночи».

Александр: Именно. По-моему, в формате сэндвича дальше ехать некуда. Ну, если не подключать фуа-гра и прочие роскошества.

Полина: Я очень хочу сделать завтрак с фуа-гра! У нас вообще есть идея сделать такой Eggsellent de Luxe. Сейчас ведь это вполне такой демократичный и очень попсовый формат, подразумевающий, что еда отдается очень быстро и что кухня очень небольшого размера.

Света: И средний чек достаточно низкий.

Полина: Да, но когда-нибудь мы сделаем большую кухню, чтобы была возможность готовить сложные блюда. Сделаем несколько Eggsellent de Luxe. Ну, когда-нибудь. И они будут работать не в формате такого утреннего «Макдоналдса», как сейчас. Кстати, я очень по-доброму отношусь к «Макдоналдсу», если что.

Александр: Я тоже. С точки зрения скорости работы и контроля качества можно им только поаплодировать.

Полина: И с точки зрения соблюдения стандартов. Мы во многом ориентируемся именно на их модель, то есть делаем такой утренний качественный «Макдоналдс».

Света: Да, и вот именно в этой части начинается история с совой и глобусом. Например, мы распределяем официантов по всему залу, чтобы они не толпились кучкой у кассы, как это часто бывает в ресторанах. У них всех есть для этого программа на телефоне. И вот она начинает зависать, потому что все проходит через эту большую кассовую систему, единую для всех ресторанов Деллоса. И это страшно долго чинить — не потому, что айтишники Деллоса не догоняют чего-то, а просто система огроменная. Мы у себя такие вещи, абсолютно не торопясь, решаем за день. А сейчас иногда хватаемся за голову — зачем мы влезли в это вообще? Но если не пытаться, то никогда не научишься, это же понятно. Так что здесь мы учимся работать в огромном проекте, и это не сказать словами, как ценно.

Александр: Сколько у вас сейчас в Москве кафе?

Света: Наше собственное — одно, это «Маяковка». Еще одно в содружестве с баром Bambule, и вот это, с «Фаренгейтом». Я считаю, что они все три — наши.

Полина: А я — что «Маяковка» наша, что эта веранда тоже. Потому что здесь очень много нас, здесь чувствуется Eggsellent. В Bambule другая атмосфера, и это не мое мнение, гости тоже это чувствуют.

Света: Если честно, нам регулярно пишут люди, которым нравится Bambule, потому что там потише, поспокойнее. Поудобнее, наверное. Ну, тут уж каждому свое. Вот этот домик устроен строго по нашим заповедям — даже наша музыка играет.

Александр: А про заповеди можно подробнее?

Полина: О, у нас есть даже специальный документ на эту тему. Прежде всего — ЗГК, то есть «забота, гостеприимство и креатив». Что бы ты ни делал, ты всегда должен думать про ЗГК. А уж из этого следует, что общий настрой Eggsellent — это всегда про праздник. Хотя фактически это такая необязательная вроде бы, ежедневная вещь, как завтрак. А мы говорим: вы можете получать от завтрака максимум удовольствия. Поэтому приходите, пейте игристое, расслабляйтесь. Из этого вытекает следующая важная заповедь: у нас нельзя с компьютерами, потому что компьютер ассоциируется с работой, он занимает стол.

Евгения: В каком смысле нельзя? Если я открою ноутбук, мне скажут «убери»?

Полина: Да, именно так. И предложат бокал игристого.

Света: За наш счет.

Полина: Алкогольного или безалкогольного.

Александр: Нормальный способ разжиться бокальчиком поутру! Пришел, открыл компьютер, закрыл, выпил.

Полина: Ну, мы это особо не анонсируем, про бесплатный бокал. Тут смысл в том, что Eggsellent — не ресторан. В настоящем ресторане вам попросту некомфортно открыть ноутбук, как-то это странно будет выглядеть. А у нас, наоборот, это будет очень естественно. И в этом случае мы мгновенно превратимся в коворкинг, а это совсем не наша история. Мы хотим, чтобы у нас люди вкусно ели, болтали, общались, отдыхали. Не работали. Следующая заповедь: к нам можно с любыми домашними животными. Мы как-то в сторис это опубликовали, и на следующий день пришли люди с морской свинкой.

Света: Да, они попросили табуреточку, поставили на нее такой диванчик маленький и уложили на него морскую свинку. И она лежала, жевала какую-то свою игрушку.

Александр: Прекрасные какие люди!

Полина: Да, и мне очень нравится, что к нам может прийти кто угодно, неважно, как он одет, сколько у него денег. Гостеприимство и любовь все получают одинаково — одинаково много.

Евгения: Я вот вижу девушек в последней коллекции Louis Vuitton, например.

Полина: Да, и это не может не радовать! Но и другие девушки тоже есть, и все они для нас равны.

Света: И как раз поэтому мы не бронируем столы. Иногда звонят какие-нибудь суперблогеры: «Ой, я приду в десять!» Ну и отлично, очередь будет вас ждать. Для нас это очень важно. Ты пришел на завтрак, ты встал в эту очередь.

Полина: Или не встал.

Света: Да, или не встал, потому что мест с завтраками вокруг хватает. Сейчас много где надо бронировать стол на завтрак за две недели. Я, например, не в состоянии планировать свои завтраки за две недели.

Полина: Завтрак — это вообще ни к чему не обязывающая вещь. Ужин — да, особая атмосфера, сложно. Завтрак — это самый простой прием пищи.

Евгения: Ну здесь вы лукавите. Человек подходит к вашему кафе, видит очередь — и что? Ему прямо обязательно надо здесь оказаться. Завтрак в этом случае ничуть не менее ответственная вещь, чем ужин. Кому помешает бронь?

Света: Слушайте, я не очень часто вообще хожу в Москве куда-то завтракать. Но у меня есть список приятных мест в округе, где я точно сяду без брони. Я недавно была в Нью-Йорке, и там в связи с ковидом все довольно безутешно с ресторанами и общепитом вообще. И вот там надо обязательно сейчас бронировать сильно заранее, на завтрак в том числе. То есть вот так вдруг присесть позавтракать невозможно: «Бронировали? Нет? До свидания». И я прямо искала места, где стоит живая очередь, потому что это был единственный реальный шанс позавтракать прямо сейчас.

Полина: Я еще вот что подумала. Когда у вас есть система бронирования, то есть и менеджер, который заранее звонит и подтверждает. И вот в шесть утра вам звонят и спрашивают: «Алло! На завтрак придете?» Как это будет выглядеть? Когда-нибудь мы напишем отдельный манифест на эту тему. Назовем его «Завтрак — не то, что нужно бронировать».

Света: Короче, для нас есть много причин не принимать бронь. Представляете, приходят люди, видят пустые столы, а мы им: «Не-е-е-ет, сейчас люди скоро проснутся и сюда придут».

Полина: Или кто-то сидит, спокойно ест, и вдруг мы такие: «У вас осталось пять минут, потом надо будет уйти, потому что начинается следующая бронь». Вернемся к нашему любимому «Макдоналдсу», представляете там бронь столов?

Александр: Разве что в каком-нибудь японском «Макдоналдсе», где все по 70 долларов.

Полина: Ну да. У нас в очереди стоят все, без разговоров.

Света: Кроме людей с инвалидностью и старшего поколения.

Полина: Кстати, да. Мы вообще очень подробно думаем про удобство, доступность для всех и безбарьерную среду. Вот здесь сейчас будем строить пандус. А когда ищем помещение, это всегда должен быть первый этаж, очень доступный. На «Маяковке» отложили открытие на неделю, потому что был неправильно сделан порожек.

Света: И некоторые столы мы подготавливаем и превентивно бронируем для посетителей с инвалидностью. На них наклеены QR-коды с предупреждением: если придет такой гость, мы вас пересадим, так как этот стол для него. Потому что сейчас это кошмар — люди с инвалидностью практически изолированы от мира в четырех стенах.

Евгения: А давайте вот про что поговорим. Как Eggsellent из поп-ап-проекта превратился вот в это. Я наблюдаю за вами, начиная с момента завтраков на Даниловском рынке, а потом пришла уже в Bambule — и это было совсем другое дело.

Полина: Это просто. Есть такое правило: если хочешь в чем-то преуспеть, надо потратить на это 10 тысяч часов. Мы каждые выходные вставали рано-рано, ехали куда-то и делали там завтраки. А неделю до этого готовились.

Евгения: У вас была тогда какая-то нормальная работа?

Света: У меня нет.

Полина: У меня первое время была другая работа. Я работала в маркетинге «Чайхоны № 1». Никому об этом никогда не рассказывала, кстати. У меня была идея, что если я смогу работать в «Чайхоне», то смогу вообще что угодно.

Евгения: Понимаю, такое погружение в профессию. Я так работала на радио «Шансон».

Полина: Вот да. И в таком режиме прошел год. Затем я решила, что пришло лето, будем заниматься своими завтраками, а осенью пойду работать куда-нибудь в IT. И больше никуда не пошла.

Александр: Денег хватало?

Света: Мне да.

Полина: Хватало, но дело было даже не в деньгах. Тут я получила такие эмоции, какие ни в каком офисе не получишь никогда. Это было самое ценное.

Евгения: Как о вас узнали-то?

Полина: Да просто. На Покровке мы каждую неделю создавали мероприятие в Facebook, делали афишу, придумывали что-то special, фотографировали это, звали гостей.

Света: Никакого секрета нет. Просто работаешь, работаешь и работаешь.

Полина: Если кто-то придумает что-то еще, какой-нибудь хот-дог, и будет действовать таким же образом — случится то же самое.

Света: Вопрос, насколько тебя хватит.

Евгения: А когда случился этот самый поворот?

Полина: Ну, точки не было. Были какие-то предпосылки. Может быть, когда нас позвала «Кофемания».

Света: Это была наша первая коллаборация.

Полина: Они нам написали: «Девочки, хотите сделать с нами бранч на Усачевском рынке?»

Света: А мы тогда в «Кофеманию» особо не ходили. Разве что по воскресеньям. Заканчивали свои завтраки на Покровке и выходили в свет, так сказать. Усталые, как не знаю кто.

Евгения: Хорошо, а после этого бранча что произошло?

Света: Да все то же самое. Знаете, у нас все это время одна и та же проблема. Нас зовут, чтобы мы привели гостей, раскачали место, нам платят вполне вменяемые деньги за это — но в нас как будто бы не верят. Это парадокс. Если нам платят, то должны, наверное, доверять. Но уже три года нам не доверяют до конца. Мы говорим: «Нам надо пять поваров на кухне». Люди говорят: «Окей, вот вам два повара». Наступает наш день — встает очередь. Повара в аду, официанты в аду. Приходит вечером Игорь Викторович Журавлев и говорит: «Ну, девчонки, вы нас разорвали!» И все, с кем мы работали, делают так же. Даниловский рынок нас зовет, мы говорим: «Ребята, готовить надо 100 порций минимум». Они: «Угу». Готовят десять. Приходит 200 человек, все в аду. Мы: «Так мы же говорили!» У нас есть Instagram, статистика прошлых мероприятий. А все думают: «Фигня, в этот раз такого не будет».

Александр: То есть вам платят взрослые деньги, но относятся как к милым бестолковым девочкам в розовом. Хотя понятно же, что это просто такой концепт, который при этом гарантированно приводит гостей.

Света: Да, никто не хочет верить в нашу серьезность. Даже здесь, в «Фаренгейте», верят как-то не до конца.

Полина: Тут дело еще в том, что нам стыдно перед гостями. Немой укор, мы же его чувствуем. И даже в лоб говорят: «У вас коллаб с IKEA — и касса сломалась, ну вы чего!»

Евгения: А есть какая-то высота, которую хочется взять? Не знаю, открыть кафе в Нью-Йорке?

Полина: Я бы очень хотела открыть кафе в Нью-Йорке. Но на данный момент нам хочется открыть четыре кафе в Москве. И чтобы они были забиты. Вот это будет вау, супер и настоящая высота.

Евгения: А где планируете?

Полина: Хамовники, Китай-город. И там уже почти срослось.

Света: Какой-нибудь новый ЖК на Мосфильмовской.

Полина: Конечно, аппетит приходит во время еды.

Евгения: А нет опасений, что упадет качество? Ведь кадровый голод: нет ни официантов, ни менеджеров.

Света: Нет, ни в коем случае. Мы же не открываем по точке в неделю, или в месяц, или в три месяца. Нет такой задачи. Мы максимально вовлечены во все свои кафе и хотим этого. Мы встаем на позицию официантов и бегаем с подносами не потому, что не хватает официантов, а потому, что хотим быть внутри, общаться с гостями, следить за процессом и так далее.

Полина: Конечно, в дальней перспективе хочется стать такими хозяйками бизнеса, приходить, улыбаться со словами: «Оу, всем привет!» Пока нам по 26 лет, мы можем бегать с подносами. А через десять лет? Не знаю, не уверена. Хочется настроить все так, чтобы оно само летело. Причем не вниз, а вверх.

Евгения: Думаешь, получится?

Света: Как пойдет. Еще хочется открыть какую-то школу, какое-то заведение, чтобы обучать официантов, поваров.

Евгения: Как вы придумывали эту веранду? Деллос предложил или как? Вы знакомы с ним?

Света: Нет, не знакомы, даже ни разу не видели. Но это и не важно на самом деле. Началось все с IKEA. Они написали нам в прошлом декабре: «Вы супер, давайте что-нибудь сделаем вместе, построим вам веранду на „Маяковской“». Окей, идем в управляющую компанию «Садов Пекина», а там отвечают, что нет, это территория жильцов, нельзя веранду. А жалко же — IKEA все-таки пришла, глобальный бренд. И мы пошли по всем, кому в принципе может быть интересно. Написали в Maison Dellos, он уже делал похожие вещи как раз в этом дворе. Нам организовали встречу с деллосовскими топами, они говорят: «Здесь будет Ping Pong Club Moscow, предлагаем присоединиться». Ну, мы говорим «нет» и идем дальше, потому что где мы и где пинг-понг. Весь февраль ходили. У кого-то нет кухни, кто-то говорит, что так не бывает. Решили уже построить отдельное летнее кафе — связались с Трехгоркой, но там какие-то проблемы с землей. Короче, все сыпется. И тут снова звонит «Фаренгейт», у которого отвалился Ping Pong Club Moscow: «Давайте все-таки!» Ну давайте. И построили.

Евгения: Вообще это невероятный проект: здесь и роскошь, и простота, и «Фаренгейт», и IKEA, и люди красивые.

Света: Да, мы как раз такое обожаем.

Евгения: Такое идеальное девичье кафе.

Света: Не-е-е-ет! Мы вообще так не думаем.

Полина: Розовый цвет — это же не только для девочек.

Света: Мы вообще ни разу не феминистки. Хотя нас все время приглашают на какие-то круглые столы с названиями «Женщины на кухне», «Женщины в бизнесе». Спрашивают, как мы боремся со стереотипами. А мы никак не боремся, мы их отказываемся замечать. И вот когда говорят про женщин в бизнесе — а почему про женщин? Мужчинам проще, что ли? Может быть, нам сильно повезло, что нас никто никогда не прессовал и не угнетал. Я знаю, что многим девчонкам это дает силы, и это круто. Но это не наш случай.

Полина: Во, я вспомнила! Мы хотим сами печь хлеб. Это отдельный бизнес, и мы совершенно ничего в нем не понимаем.

Света: Да, как раз повод заняться.

"Я боюсь, я не хочу в Чечню". Судьба Халимат Тарамовой неизвестна

10 июня в Махачкале силовики ворвались в убежище для женщин и увезли оттуда чеченку Халимат Тарамову, которая сбежала из дома, где, по ее утверждениям, ее бьют и угрожают убийством. Корреспондент Север.Реалии поговорила с ее подругой, Анной Маныловой, которая была с ней вместе в кризисном центре.

26-летняя Анна Манылова помогла своей подруге, 22-летней чеченке Халимат Тарамовой бежать из Грозного, чтобы попросить помощи у правозащитников в Махачкале. Анна надеется, что в Петербурге ей будет легче добиваться освобождения своей подруги. Такое решение она приняла после того, как чеченские силовики ворвались в кризисный центр для жертв домашнего насилия, располагавшийся в квартире правозащитницы Светланы Анохиной, вывели оттуда всех женщин и передали Халимат ее родственникам. Анна и Халимат общались только по интернету, и общение было очень затруднено, поскольку Халимат долго держали взаперти без средств связи. Из Грозного девушки сбежали в Махачкалу и там оказались в шелтере, который через несколько дней разгромили силовики.

Анна Манылова родилась в Перми, но последние несколько лет живет в Петербурге. Она уже отошла от первоначального стресса, но тревога за жизнь Халимат не оставляет ее ни на минуту.

Мы бы уехали оттуда гораздо раньше вдвоем, просто у Лимы не было документов, паспорт у нее забрали

– Я готова ехать куда угодно, чтобы ее защищать, просто я решила не оставаться в Махачкале, все-таки Петербург больше, и здесь у меня близкие рядом, – объясняет Анна. – Мы бы уехали оттуда гораздо раньше вдвоем, просто у Лимы не было документов, паспорт у нее забрали. Поэтому мы доверились одной организации, которая собиралась нас оттуда вывезти – они должны были увезти нас на машине на следующий день. Но не успели. Уже после того, как Лиму увезли, я пообщалась со Светланой (правозащитницей Светланой Анохиной. – СР), она очень переживала, говорила: "Девочки, простите, что мы не успели вас отвезти". Она плакала, винила себя, что они не успели нам помочь. Были бы у Лимы документы, мы бы сами уехали, а так у нас оставалась только одна возможность – ехать на машине. Да мы и не знали, куда нам направляться.

А кто же забрал у Халимы паспорт?

– По ее словам, однажды к ним домой пришли из местного РОВД и забрали паспорт ее отца и ее паспорт. Халима очень закрытый человек, а я очень тревожная, и она старалась мне не рассказывать, что с ней происходит, оберегала меня, и всю жесть я узнала уже только в Махачкале, там увидела и синяки у нее на ногах. Она говорила, что на нее давят все, и отец, и муж. Она давно хотела развестись, плакала, говорила, что не хочет с ним жить, но муж не давал ей развода, и семья тоже была против.

Разгром шелтера в Махачкале – чья инициатива? Ее высокопоставленного (по данным СМИ, отец Халимат – замминистра ЖКХ Чечни. – СР) отца, мужа или правоохранительных органов?

– Я могу только предполагать. Я видела отца, который заходил в квартиру, видела камуфляжную машину, на которой ее увезли, и я знаю, что очень похожая машина, внедорожник, есть у ее мужа. Поэтому, скорее всего, в этом участвовали и муж, и отец, и власти.

Не могло быть так, что чеченские власти потребовали от ее отца и мужа расправиться с ней?

– Я думаю, что если ранее у отца забирали паспорт, то да, на него могли надавить.

Если у Халимат дома не было средств связи, как же вы с ней общались?

– Она достаточно хитрая, и она всегда находила способы со мной связаться – могла кому-то заплатить, я могла ей отправить деньги, она могла взять чей-нибудь телефон, позвонить, мы по-всякому пробовали. Она даже ухитрялась звонить мне с папиного или маминого телефона. Брала мамин телефон под предлогом, что ей надо позвонить мужу, говорила со мной, этот звонок сразу же удаляла, потом быстренько звонила мужу.

А мама не была на ее стороне, женской солидарности там нет?

Мама запрещала ей со мной общаться, просила, умоляла этого не делать

– Нет, они считают ее больной, считают, что это ненормально. Мама тоже запрещала ей со мной общаться, просила, умоляла этого не делать. Был такой момент, когда она увидела, что у мамы в телефоне сохранены мои видео из тик-тока. Не знаю зачем. Когда мы оказались вместе в шелтере, мы были спокойны – видели, что рядом люди, надеялись, что все будет хорошо. Лима постоянно говорила, что она счастлива. До этого мы виделись очень редко.

Как получилось, что вас обманули и повели прямиком к ее родственникам?

– Когда силовики ворвались в шелтер, мы этого не видели – наша комната была дальняя, и мы сразу убежали туда и вышли на балкон. Мы только знали, что они вырубили свет, слышали дикие крики – казалось, что девушек бьют, режут, нам было ужасно страшно. Они забрали девушек и ушли, а мы на несколько минут остались одни. Потом в квартиру вошел ее отец, и она сразу встала на окно, сказала: "Если ты подойдешь, я прыгну". Он ушел. Она не хотела самоубиться, просто хотела облегчить свои страдания, боялась, что ее будут пытать. Стоя на окне, она мне говорила: "Уезжай в Петербург, у тебя все будет хорошо, а я прыгну, я боюсь, я не хочу в Чечню". Я умоляла ее не прыгать, говорила – вдруг ты инвалидом останешься. Слава богу, она не прыгнула. Через некоторое время подошел человек, назвался Мурадом, сказал, что он просто прохожий – проходил мимо, увидел ее в окне и захотел помочь. Он сказал: "Идемте со мной", и мы решили ему довериться. Он уговорил нас ехать в МВД, сказал, что у него там есть связи, чтобы мы не переживали – нас вывезут.

Когда вы поняли, что это обман?

Они ее силой засунули в машину. А меня просто держали, не давали к ней подойти

– Мы сидели в кабинете у какого-то начальника. А потом они стали говорить: нехорошо, что дочь уходит из семьи, стали убеждать ее пообщаться с отцом лично. Тогда мы стали понимать, что тут что-то не так. Она все плакала и потом в обморок упала, ей дали воды, и она пришла в себя. А окончательно мы все поняли, когда нас вывели во двор, мы вышли, держась за руки, думая, что нас двоих повезут куда-то в безопасное место, но там я увидела эту знакомую машину, и мы уже поняли, что ее передают либо семье, либо чеченской полиции. Ее просто схватили на руки и понесли, она сопротивлялась, кричала: "Нет, нет, я не хочу в Чечню!" Они ее силой засунули в машину. А меня просто держали, не давали к ней подойти.

Как вы думаете, что теперь ожидает Халимат?

– Я боюсь, что на нее могут очень сильно надавить, что ее могут заставить записать опровержение, сказать, что она была не в себе. Она сильная, но я боюсь, что она может еще больше испугаться, чем раньше, – хотя она все время страшно боялась снова оказаться в Чечне. Я очень переживаю за ее жизнь, за ее здоровье. Хотя хотелось бы верить в лучшее. Я очень хочу, чтобы все, кто неравнодушен к этой ситуации, нам помогли.

Светлана Анохина и другие женщины, задержанные в ее квартире, провели ночь в полиции. По словам Светланы, им пришлось спать на стульях и она всю ночь не сомкнула глаз.

Они стали вытаскивать нас наружу, там никто ничего не разбирал, они просто искали эту девочку

– Они просто расчищали дорогу чеченским товарищам, а нас смели с дороги, чтобы мы не мешали. Девочки позвонили мне днем, сказали, что к нам стучит полиция, и я сразу поехала туда с адвокатом. К тому времени уже было понятно, что рядом с домом тусуются чеченцы. Мы поняли, что нам с ними не справиться, и поэтому пустили в дом оперуполномоченного из Ленинского райотдела полиции, чтобы он обошел квартиру и убедился, что все нормально. Он поговорил с Халимат, записал ее показания, сказал, что снимет ее с розыска. Мы попросили у него защиты, он позвонил и сказал, что будет выставлен пост у нашей двери и у подъезда. Я решила остаться с девочками на ночь. Потом оперуполномоченный снова пришел, написал мне снизу, что он один и что он поднимается. Я посмотрела в глазок – он стоял один. Но когда я стала открывать дверь, наша активистка Майя кинулась ее закрывать: она увидела людей, которые хлынули к двери. Они стали вытаскивать нас наружу, там никто ничего не разбирал, они просто искали эту девочку.

По словам Анохиной, их выволокли из квартиры и повезли в отдел полиции, где они и пробыли с 10 вечера до трех часов следующего дня.

Там был написан бред: якобы мы призывали людей к расправе с представителями правоохранительных органов

– Хоть бы нам камеру предоставили, чтобы мы могли прилечь! И еды нам не давали – то есть это были пытки. Все протоколы в полиции составили по одному лекалу, там был написан бред: якобы мы призывали людей к расправе с представителями правоохранительных органов. Я филолог, и я им сказала, что это филькина грамота – пожалуйста, скажите, какие слова мы говорили, а потом будете давать им оценку. Никаких слов там не было, зато было написано, что мы сопротивлялись законным требованиям полиции, но ведь никаких требований не было – просто к нам постучал человек, обещавший нам безопасность. На следующий день нас, не дав помыться и переодеться, погрузили в "газик" и повезли в суд, откуда мы вышли часов в 11 вечера – нас нейтрализовали на сутки, чтобы мы не поднимали шум.

А кого задержали, кроме вас?

– Активистку Майю и Ираиду с 15-летней дочерью. Ее бывший муж выкрал у нее детей, бил их и совершал сексуализированные попытки в отношении их дочери. Мы наняли ей адвоката, помогли вернуть детей, она ездила в Москву, а сейчас вернулась для участия в следственных действиях по уголовному делу и жила у нас. И вот ее вытащили из квартиры вместе с нами, у нее очень сильно ушиблена поясница, так что она не может сидеть. У меня тоже поясница ушиблена, и вообще мы все в синяках. Но когда мы поехали на освидетельствование, оказалось, что его нигде не делают, судмедэкспертиза закрыта, в двух пунктах скорой помощи нам отказали, сказав, что их документ не будет легитимным. В общем, картина ясна.

Анохина говорит, что старается не думать о том, что сейчас происходит с Халимат, – это слишком тяжело.

При всем моем скептицизме я не думала, что они посмеют это сделать

– Я думаю только о том, что надо подать заявление на ментов и написать о похищении человека. Мы втроем собираемся подать в суд – я, Ираида и Майя. Для Ираиды, которая столько пережила, чужой мужчина, ломящийся в дверь, – это ужасный стресс. Да и я не могла себе представить, чтобы полиция штурмовала квартиру и пропускала туда чеченцев без формы, в камуфляже и просто в штатском. При всем моем скептицизме я не думала, что они посмеют это сделать, да еще при всем честном народе – ведь высыпал весь двор! Но оказывается, если надо чеченцам, наши полицейские прогибаются и, как крысы, расчищают им дорогу.

Российская ЛГБТ-сеть подала заявление о похищении Халимат Тарамовой, юристы готовят заявление в порядке 39-го правила регламента ЕСПЧ – для установления, где находится Халимат и что с ней происходит.

– Разгром силовиками убежища для женщин – это беспрецедентный случай, но, к сожалению, такие вещи нередко встречаются в отдельных регионах России, не в центральных, – говорит юрист ЛГБТ-инициативной группы "Выход" Ксения Михайлова. – Показательно, что всего там было задержано шесть женщин, но никому из них даже не предъявили никаких обвинений – их просто принудительно вывезли из квартиры Светланы Анохиной, где они находились в безопасности и добровольно. Со слов Анны, сотрудники полиции привезли Халимат туда, где она не хотела находиться, – то есть было совершено похищение, которому они не только не противодействовали, что является их обязанностью, а помогали. Я считаю, что это вполне может быть квалифицировано как соучастие сотрудников полиции в похищении человека со всеми вытекающими из уголовного права последствиями и отягчающими обстоятельствами. Ведь это было совершено группой лиц с использованием служебного положения.

Ксения Михайлова не исключает, что в семье Халимат Тарамовой может угрожать убийство чести, поскольку такие убийства время от времени случаются в Чечне. Перед побегом Халимат записала видеообращение с просьбой ее не искать, поскольку она уезжает из дома добровольно, спасаясь от побоев и угроз. По сообщениям телеграм-канала 1ADAT, Халимат – дочь Аюба Тарамова, приближенного и соратника Кадырова.

Член Правозащитного центра Петербурга, основательница Кризисного центра для женщин ​Наталия Ходырева тоже считает, что в Чечне существует угроза жизни Халимат Тарамовой, поскольку побоям и угрозам она подвергалась из-за своей сексуальной ориентации, и только всестороннее освещение ситуации может дать надежду на благополучный исход.

Флаг ЛГБТ на одной из массовых акций в Петербурге, 2006 год

– Трудно, конечно, представить, что у нас в убежище врываются государственные или частные правоохранительные органы – раньше это было немыслимо, и теперь я с ужасом задаю себе вопрос: это что теперь – наше будущее, которое было нам продемонстрировано в Махачкале на территории Российской Федерации? Самое ужасное – это нарушение прав сотрудниц и самих пострадавших. Во всем мире государство проводит политику охраны пострадавших, в том числе от преступлений, связанных с дискриминацией, с ненавистью, с гендерным насилием, это сейчас один из важных аспектов работы криминалистов. О пострадавших заботятся, для них предусмотрены компенсации – это тоже важный аспект.

Правоохранительные органы по свистку пошли и совершили преступление. У меня просто шок

То, что мы видим в Махачкале, – это какой-то дикий феодализм, патриархат: наверное, один мужчина приходит к другому: "Знаешь, мне нужно свою дочку наказать". – "Ну, добро, вот тебе меч, вот тебе конь, иди". И тот врывается в монастырь, хватает ее и увозит, как серый волк. Мы встречались с такой ситуацией во время первой чеченской войны, тогда женщины-лесбиянки были вынуждены бежать из Чечни, они нашли приют в Петербургском центре гендерных проблем, и мы брали у них интервью, у нас в Кризисном центре для женщин есть документальная хроника всего этого. Женщина, с которой мы тогда говорили, бежала, потому что боялась убийства чести со стороны своих братьев. Все кончилось хорошо, она получила гражданство в другой стране. Я не понимаю, почему на территории нашей страны находится анклав, где действуют такие феодальные, криминальные активности, которые должны наказываться. А тут правоохранительные органы по свистку пошли и совершили преступление. У меня просто шок, я преклоняюсь перед мужеством Светланы Анохиной, я знаю, в каких тяжелых условиях она работает. Во всем мире такие убежища являются неприкосновенными. Больше всего нас сейчас беспокоит судьба этой женщины. Что ее под пытками могут заставить сказать на камеру "да, я не права"… Хорошо, что она успела записать видео с рассказом о том, что она сама добровольно пришла к правозащитникам.

Кроме того, Наталия Ходырева опасается, что похищенную девушку могут подвергнуть так называемому коррекционному изнасилованию или под его угрозой заставят обвинить шелтер и Светлану Анохину.

Художница, феминистка Дарья Апахончич (признана Минюстом СМИ-иноагентом. С решением не согласна. – СР) называет историю Халимат Тарамовой чудовищной.

Это ведь жест в сторону всех женщин России – никаких прав нам давать не хотят

– Тут как в капле воды видна вся ситуация в России. Это госпатриархат – защита государством интересов определенной группы людей – мужчин, у которых есть власть. У меня нет слов: полиция обслуживает интересы жутких насильников, от которых женщины – без прав, без ресурсов, без каких-либо возможностей – готовы бежать в чужой регион, бросать все, только чтобы выжить. И наша власть бросает огромные ресурсы – и полицию, и ОМОН, чтобы вернуть женщину, как вещь, законному хозяину, для этого у них есть все – чтобы двери выпиливать, руки-ноги ломать, это пугает. И после этого они говорят о семейных ценностях, о защите детства, материнства. Но мы, женщины, видим, что с нами сделают, если мы захотим, чтобы нас поменьше дома избивали. Это ведь жест в сторону всех женщин России – никаких прав нам давать не хотят. Мы ничего особенного не хотим – просто чтобы нас не били, хотим закон против домашнего насилия. А власть – это страшное вирусное заболевание, прогрессирующее с годами. Феминистки пытаются создавать островки, где это заболевание дальше не распространяется, островки безопасности и реабилитации, и вот этот островок разгромили. Я не знаю, что от них дальше ждать, они безумны.

Сайт заблокирован?

Обойдите блокировку! читать >

Чем меньше женщину мы любим — Пушкин. Полный текст стихотворения — Чем меньше женщину мы любим

Чем меньше женщину мы любим — Пушкин. Полный текст стихотворения — Чем меньше женщину мы любим

Александр Пушкин

Чем меньше женщину мы любим,
Тем легче нравимся мы ей
И тем ее вернее губим
Средь обольстительных сетей.
Разврат, бывало, хладнокровный
Наукой славился любовной,
Сам о себе везде трубя
И наслаждаясь не любя.
Но эта важная забава
Достойна старых обезьян
Хваленых дедовских времян:
Ловласов обветшала слава
Со славой красных каблуков
И величавых париков.

Теги:

Александр Пушкин

Александр Пушкин начал писать свои первые произведения уже в семь лет. В годы учебы в Лицее он прославился, когда прочитал свое стихотворение Гавриилу Державину. Пушкин первым из русских писателей начал зарабатывать литературным трудом. Он создавал не только лирические стихи, но и сказки, историческую прозу и произведения в поддержку революционеров — за вольнодумство поэта даже отправляли в ссылки.

{"storageBasePath":"https://www.culture.ru/storage","services":{"api":{"baseUrl":"https://www.culture.ru/api","headers":{"Accept-Version":"1.0.0","Content-Type":"application/json"}}}}

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Пожалуйста подтвердите, что вы не робот

Войти через

или

для сотрудников учреждений культуры

Системное сообщение

Ошибка загрузки страницы. Повторите попытку позже, либо воспользуйтесь другим браузером.
Спасибо за понимание!

Мы используем сookie

Во время посещения сайта «Культура.РФ» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ. Подробнее.

Главный тренер сборной России по пляжному гандболу объяснила наказание норвежкам

Женская сборная Норвегии по пляжному гандболу была справедливо наказана за отказ выступать в бикини в матче за третье место на чемпионате Европы против Испании, поскольку параметры формы прописаны в регламенте — такое мнение в интервью «Газете.Ru» выразила главный тренер российской женской национальной команды Анна Сидоричева. При этом она добавила, что те же испанки, напротив, стараются оголиться еще больше. Также специалист рассказала о провале сборной России на европейском первенстве, остро обозначила проблемы гандбола в России и высказалась о перспективах россиянок на Олимпиаде в Токио.

«Норвежки против бикини, а испанки, наоборот, оголяются»

— Справедливо ли наказание сборной Норвегии?

— Есть определенный регламент соревнований, за нарушения которого, естественно, налагаются санкции. Норвежская федерация не раз требовала разрешить другую форму, они призывали к этому. Если взять мусульманские страны, в некоторых видах спорта прописано, что девушки могут выступать в специальной форме из-за религиозных соображений. Норвежки в этом случае объясняли, что это некомфортно, требовали разрешения, но Европейская федерация гандбола, естественно, была против.

В регламенте соревнований четко прописано наличие определенной формы. У нас в свое время штрафовали даже мужские команды за неправильную ширину лямок на майках. И когда мы ездили в Аргентину на юношеские Олимпийские игры, все было очень строго, даже замеряли линейкой ширину. Это правила, поэтому наложение штрафа на сборную Норвегии было осуществлено по регламенту.

— Существует ли действительно проблема удобства формы?

— Нужны шорты или не нужны? Я больше приветствую именно бикини как пляжную одежду. Можно сравнить с пляжным волейболом — они тоже играют в бикини. Но там нет такого контакта, как в пляжном гандболе. От своих девочек я ни разу не слышала, что это им как-то неудобно, что это что-то нарушает или вызывает дискомфорт. Единственное — такая форма может быть неудобна для девчонок, у которых есть некоторая расположенность к лишнему весу. Они стесняются, хотят немного прикрыться и надеть шорты. Но вообще, от наших девчонок я никогда такого не слышала. Никогда ни один ребенок с такими просьбами не обращался.

— Для чего нужны такие строгие ограничения?

— Мне кажется, просто никто никто не задумывался, что могут начаться протесты. Приняли, что девочки играют в купальниках — и все. А когда эта история началась, обратились к регламенту. Надо наложить штраф? Надо. Может быть, теперь регламент будет как-то пересмотрен и девочкам — по запросу — разрешат играть в мини-шортах. Но, честно скажу, когда разрешат, Норвегия, наверное, будет не одной страной, которая захочет играть в шортах.

Если брать другие страны, ту же Испанию — они, наоборот, еще больше оголяются. Посмотрите фотографии даже с прошедшего чемпионата Европы — они еще больше подворачивают форму и делают из бикини чуть ли не стринги.

— Наверное, понятие «сексизм» ближе к западной системе ценностей. Но все же, насколько оно может быть объективно в данной ситуации? Или зависит от того, что у людей в головах?

— Думаю, зависит от религиозного отношения, от воспитания, от культурных особенностей. Я бы не сказала, что это сексизм. Это смотрится красиво, это картинка на телевидении. Потом, мы же не идем на пляж загорать в шортах. Хотя, конечно, есть неудобства для девушек — играть в бикини в «определенные дни».

Если в регламенте будет учтена возможность играть в шортах, полагаю, их многие наденут. Норвегия будет не единственной страной.

«Сборная России не слабая, но у нас слабый внутренний чемпионат»

— Если говорить непосредственно о чемпионате Европы, он сложился для девочек не очень удачно — они стали лишь 15-ми. Что не получилось?

— Я могу смело сказать: не то что не очень удачно — неудовлетворительно. Я сейчас готовлю отчеты, планы развития и даже посты для соцсетей. Хочу поднять две руки и признать, что это, к сожалению, российский уровень на сегодняшний день. Если копнуть глубже, давайте смотреть объективно.

Я на чемпионате Европы наблюдала за другими командами и разговаривала с коллегами из других стран. И поняла, что мы совсем не занимались. Чего мы хотим? Прийти за три дня или за неделю, сделать сбор и выиграть, быть лучше страны, которая на протяжении двух лет после предыдущего чемпионата готовилась?

— Мужчины при этом заняли на чемпионате Европы третье место. У них условия подготовки другие?

— Они так сыграли, потому что у них за плечами большой багаж выступлений на европейском уровне. И средний возраст у ребят — далеко за 20. А давайте теперь возьмем женские сборные России от молодежи и до взрослых. Если говорить о молодежи, то на возраст 2004 года рождения в этом году выпало очень большое количество соревнований. Они только 7 июня вернулись с первенства России 2004-2005 годов по классике. До этого я не могла забрать детей, чтобы готовить их к пляжному сезону — а ведь это совсем другая подготовка и другая тактика. В итоге они приехали, и уже через три дня начались соревнования. При этом после первенства России они сдавали тесты.

В итоге они провели на песке 10 минут — и пошли играть. Мы выбрали лучших, а некоторые поехали ведь даже без практики на песке. Наверное, было бы несправедливо приехать и именно с такой подготовкой выиграть. Я пришла к тому, что не сборная России слабая — просто слабый внутренний чемпионат.

«Украина готовит 25 команд 2008 года рождения, а у нас в этом возрасте даже не знают про пляжный гандбол»

— Получается, это системная проблема?

— Конечно. Я читала интервью моих коллег о том, что раньше все было по-другому. Да, было. Но, простите, когда мы начинали, у нас было 10-12 команд по женщинам, а средний возраст девчат был 20-22 года. Сейчас средний возраст чемпионата России по взрослым — 16-18 лет. И при этом мы играем со сборными Венгрии, Польши или Греции, где играют женщины даже старше меня, у которых за плечами огромнейший игровой опыт. Чего же мы хотим от наших девчонок? Но при этом у нас были лучшие игроки, участвующие в чемпионате России.

Я разговаривала с главным тренером сборной Германии, которая выиграла чемпионат Европы, Александром Новаковичем. На предыдущем Евро в Польше они стали 10-ми после нас, мы их тогда обыграли. А сейчас они первые. Он рассказал: работал два года, провел четыре отбора по 25 человек. А у нас участвовало во взрослом чемпионате России среди женщин восемь команд — и что мы имеем?

Я в отчете все расписала: за станицу Щербиновскую играли дети 2004 года рождения, входившие в состав молодежной сборной. Краснодарский край — девочки, которые собрались за неделю до чемпионата. Валерия Саенко, лучший игрок Краснодарского края, была приглашена в сборную, но у нее не оказалось паспорта. Идем дальше: «Ставрополь-2» — дети, «Волгоград-2» — дети, Москва — отказалась. Взрослый Ставрополь и Волгоград — вот и все. И представьте теперь наш уровень.

— Как в таком случае эту проблему решать?

— Как ни крути, все равно все говорят, что нас включат в олимпийскую программу к 2028 году. Тренеры уже посчитали, что это выпадет на детей 2008-2009 годов рождения.

Мы общались с братьями с Украины: по приезде с Евро они собирают 25 команд на первенство страны 2008 года рождения — уже сейчас. У нас 2008 год еще даже не знает, что такое пляжный гандбол. И это Украина — я уж не говорю о других странах.

В августе пройдет Beach Handball Tour в Москве. На сайте соревнований мы можем посчитать: от Испании 43 команды, от Германии — порядка 20. Норвегия, Венгрия, Португалия… От России — пока ноль. Вот мы закончили чемпионат Европы, разъехались по домам, приступаем к подготовке к классике. А пляжники — та же Германия — уже отправились на европейский тур в Испании. Потом у них Греция, Кипр… Мы как можем их догнать, не участвуя ни в одном европейском туре? Начать надо с российского первенства, с детей — это первый шаг в развитии нашего гандбола. Второй — иметь хотя бы один клуб, который будет участвовать в европейских турах. И на базе этого приглашать игроков и просматривать.

— Какие планы у пляжниц на ближайшее время?

— 5-8 августа будет проходить третий тур чемпионата России в Москве, он будет объединен с европейским туром. Мы это делаем, чтобы хоть как-то популяризировать наш пляжный гандбол. Я, конечно, сомневаюсь, что приедет кто-то из европейских стран, хотя очень надеюсь. А дальше — Кубок России в Витязево 23-26 сентября. В Волгограде нашу гандбольную команду «Динамо» принял новый тренер — будем общаться, обсуждать и решать, как все совместить.

«Пляжный гандбол должен стать олимпийским видом к 2028 году»

— Еще в 2019 году глава Федерации гандбола России Сергей Шишкарев рассуждал о перспективах включения пляжного гандбола в олимпийскую программу и о том, что в Токио он будет демонстрационным видом спорта. Как обстоит ситуация на данный момент?

— В Токио это отменили из-за коронавирусных ограничений. Но мы еще должны были в 2024 году в Париж поехать — это тоже отменили. При этом сделали Европейские Олимпийские игры в 2023 году в Кракове. Но еще нет никакого регламента отбора туда. Кто-то говорит, что они будут студенческие, кто-то — что взрослые. Пока никто не знает. Далее, исходя из рассуждений моих коллег из других стран, в 2028 году пляжный гандбол должны включить в список олимпийских видов спорта. Но пока это все на уровне разговоров.

Я повторяю: нам надо начинать с российского чемпионата. Тренеры-энтузиасты привозят спортсменов, но дети же не играют. Это болезненный вопрос, я готова сейчас к общению, никого не оскорбляя и не унижая, — начиная именно с нас, тренеров. Я призываю дать возможность детям, которые не попадают в классические сборные, играть в пляжный гандбол, это очень большое развитие. Если взять молодежную сборную Украины, у них на Евро приехало десять человек из классической юниорской сборной. Но я против, чтобы дети, входящие в состав сборных в классике, играли за национальные команды и в пляжном гандболе. Нужно дать шанс другим детям, они должны иметь практику.

— Насколько ваши девочки-пляжницы вовлечены в классику в течение сезона?

— Они все состоят в классических школах, в клубах. Из-за плотного календаря в этом году нам не удалось весной ни разу выйти на песок. В следующем году мы с коллегами из федерации попытаемся по максимуму сделать туры по пляжному гандболу весной. Это зависит еще и от того, кто из тренеров разрешит игрокам пойти на песок. Но доказано теми же немцами, что переход из зала на песок и обратно не оказывает никакого пагубного влияния. Просто нужна адаптация — как к перелетам, например. По возможности, будем общаться с тренерами и привлекать их к этому.

«Гандболистки в Токио не жалуются на условия»

— Говоря о классике, нельзя обойти вниманием наши команды, которые сейчас находятся на Олимпиаде. На ваш взгляд, есть шанс у наших девушек повторить успех Рио-2016?

— Девчонки и тренерский штаб очень ответственно подошли к подготовке. Я очень рада, что в этой сборной есть и две мои воспитанницы — Полина Ведехина и Антонина Скоробогатченко. Держу за них кулачки. Подготовка у них прошла правильно — все было расписано до мельчайших подробностей. И я знаю от девчонок, что было тяжело, но каждая из них подошла ответственно, начиная от дисциплины и заканчивая работоспособностью. В совокупности с желанием победить работа, проведенная нашими специалистами, принесет успех.

— Вы поддерживаете с ними связь? Что они рассказывают об обстановке в Токио? Кто-то из спортсменов жалуется, кто-то говорит, что все отлично. Они что-то высказывают на этот счет?

— Они уже сыграли с Голландией (товарищеский матч завершился поражением россиянок со счетом 34:37. — «Газета.Ru»), параллельно проходят адаптацию к часовому поясу. Конечно, из-за пандемии и ограничений все очень сложно. Но я уверена, что у них все получится.

Они не рассказывают, хорошо там или плохо. Кто-то делится тем, как красиво за окном. Кто-то, как мы видим из соцсетей Владлены Бобровниковой, рассказывает про картонные кровати. Но я думаю, что каждый спортсмен, который сейчас находится в Токио в первую очередь профессионально подходит к тому, зачем он туда приехал. Все остальное отходит на второй план. Все находятся в одинаковых условиях.

Мини-урок для девочек

Мини-урок для девочек

темы : Сексуальное насилие, травмы, гендерные стереотипы

Возраст : 16+

Потому что мы девушки , Балджит Сангра, предоставлено Национальным советом по кинематографии Канады

Ключевые слова / темы : Травма, исцеление, раскрытие информации, гендерные стереотипы / гендерные роли, здоровые отношения, южноазиатская идентичность, сексуальное насилие, сообщение о насилии

Руководящий вопрос : «Только один процент женщин добирается до того места, где мы добились.”Воспользуйтесь этим фильмом, чтобы узнать, почему людям так сложно идентифицировать сексуальную травму, сообщить о ней и излечиться от нее.

Краткое содержание : Потому что мы девушки - это мощный документальный фильм, в котором рассказывается история трех пенджабско-канадских сестер из Уильямс-Лейк, Британская Колумбия. Сестры, став взрослыми, рассказывают о сексуальном насилии, которому они подверглись со стороны старшего двоюродного брата, которое началось, когда они были детьми. Режиссер Бальджит Сангра предлагает зрителям эмоциональное представление о боли выживших, когда они росли в этом доме как молчаливые жертвы, а затем много лет спустя сообщали о сексуальном насилии своей семье и властям.Сестры разделяют свои силы в противостоянии членам своей семьи и определении того, как гендерные роли, их расовая и этническая идентичность повлияли на их понимание близости и здоровых отношений. Этот фильм также вселяет надежду, показывая, как женщины могут объединиться и отстоять свои права, требуя справедливости, несмотря на болезненный опыт жестокого обращения.

ПРИМЕЧАНИЯ ДЛЯ КООРДИНАТАРА: Обратите внимание, что материал в этом фильме очень деликатный и что обсуждение должно проводиться со взрослой аудиторией.Обсуждая этот фильм, имейте в виду, что некоторые ученики вашего класса могут иметь истории жестокого обращения, и в результате контент может быть для них триггером. Очень важно, чтобы фасилитаторы структурировали основные правила и спросили учащихся, что помогает создать для них более безопасное пространство при обсуждении деликатных тем. Также следует сообщить, что студенты могут сделать перерыв или поговорить с фасилитатором. Учащимся следует предлагать ресурсы, такие как внутренние ресурсы в школе, и внешнюю поддержку, например размещение контактной информации по телефонным линиям помощи молодежи, например, по телефону помощи детям (1-800-668-6868).

Чтобы посмотреть полный видеоролик, войдите в CAMPUS, используя тайм-код: 8:41 - 11:31

В фильме три сестры обсуждают, как они узнали о танцах в Болливуде и как танец был позитивным выходом для их личности и личности. -выражение. Этот клип также рассказывает о том, как гендерные стереотипы были представлены в кино Болливуда. Как мужчины и женщины изображены в клипах Болливуда? Какие послания усвоили сестры? Как эти гендерные представления Болливуда влияют на взгляды сестер на мужчин и отношения?

Погрузитесь глубже

Подумайте о типах медиа, которые вы потребляете: фильмы, телешоу, реклама, музыка и т. Д.Как мужчины и женщины представлены в ваших СМИ? Как это влияет на то, как вы видите мир и понимаете свое место в нем?

Чтобы посмотреть полный видеоролик, войдите в CAMPUS, используя временной код: 38:15 - 41:42

«Обвинение жертвы» происходит, когда совершается преступление, и в нем частично или полностью обвиняется жертва / переживший насилие. Посмотрите ролик и продумайте свою реакцию на следующие цитаты. Затем объединитесь с партнером, чтобы поделиться своими реакциями и обсудить темы, возникающие в классе.Цитаты:

  1. «Чего люди не понимают, так это того, как этот процесс начинается в первую очередь. Это начинается с детства ». (Кира)
  2. «Я знал, что он [Гурдев, отец] будет это отрицать, верно? Он будет отрицать это и винить в этом девушек. Знаешь, в индийской культуре всегда виноваты девушки ». (Джесси)
  3. «Мы боялись того, что подумают люди, поэтому молчали. Мы ничего не могли сделать ». (Нариндер)

Погрузитесь глубже

Почему происходит обвинение жертв? Что может заставить друга, члена семьи или полицейского не поверить тому, кто сообщает о жестоком обращении / причинении вреда?

Почему так важно, чтобы выжившие после сексуальной травмы открыто заявляли о себе, даже если их семья, культура и / или религиозное сообщество обвиняют их в жестоком обращении? Какое влияние это может на них оказать?

Каким образом отдельные лица и сообщества могут помочь пережившим сексуальную травму раскрыть информацию и сообщить о ней?

Чтобы посмотреть полный видеоролик, войдите в CAMPUS, используя временной код: 57:41 - 60:21

В этом ролике говорится о концепции настойчивости, никогда не сдаваться и требовать справедливости.В небольших группах предложите учащимся представить, какие слова поддержки они бы предложили сестрам из этого фильма в день вынесения приговора. Если бы они стояли перед зданием суда с плакатами поддержки или если бы они раздавали женщинам карточки поддержки, что бы они написали? Какие изображения они разместили бы на плакате? Какие слова и чувства они хотели бы сказать этим женщинам?

Погрузитесь глубже

Если бы учащиеся организовали кампанию по предотвращению сексуального насилия, чтобы помочь предотвратить сексуальное насилие над детьми, что бы они развили? Как бы они донесли свое сообщение? Попросите их разработать план и материалы для этой профилактической кампании и, если возможно, проголосовать за лучший из них, который будет использоваться в вашей школе.

Дополнительные ресурсы

Pour lire cet article en français, cliquez ici .

Подробнее Mini-Le ssons | Смотрите обучающие фильмы по NFB Education | Подпишитесь на информационный бюллетень NFB в области образования | Следите за новостями NFB Education в Facebook | Следите за новостями NFB Education в Twitter | Подписаться на NFB Education в Pinterest

«Потому что мы девочки» против долгой тени сексуального насилия в детстве

Кадр из документального фильма Балджита Сангра "Потому что мы девушки".(CAAMFest)

Когда зрители впервые встречаются с Джити, Кирой и Салакшаной Пуни - тремя сестрами-пенджаби в центре мощного документального фильма Бальджит Сангра «Потому что мы девушки» - трио находится на грани грандиозного осознания.

«Только один процент женщин попадает туда, где мы», - говорит Джити Пуни, средняя сестра, своим братьям и сестрам, когда они сидят в зале ожидания свидетелей в здании суда Британской Колумбии. «Настал тот момент, когда мы выносим приговор, и что бы ни случилось, случается.

Судебное дело явилось результатом пути исцеления, который начался в 2006 году, когда трио заявило своим родителям, что их изнасиловал, приставал и психологически манипулировал старший двоюродный брат мужского пола в возрасте от 11 до 17 лет. когда им за 50, братья и сестры даже не осознавали, что каждый из них подвергался индивидуальному нападению и изнасилованию их двоюродным братом, имя которого в фильме не называется, до тех пор, пока им не исполнилось 20 лет, когда они наконец начали говорить о травмах своего детства.

Но помимо нарушения культуры молчания в семье, решение сестер Пуни возбудить судебный иск против своего насильника было в то время относительно редким явлением в Канаде. Как правильно отмечает Джити Пуни в документальном фильме, большинство жертв изнасилования никогда не видят, чтобы нападавший был осужден за тяжкое преступление, хотя последствия преступления часто ощущаются жертвами на всю жизнь.

«Меня изнасиловали в 11 лет», - прямо говорит Джити в фильме, вспоминая, как ее жизнь и жизни ее сестер полностью изменились в тот день, когда их двоюродный брат и его семья переехали жить с ними в 1980 году.

Чутко режиссер Сангра, фильм «Потому что мы девушки» (2019) в настоящее время транслируется в рамках проходящего в Сан-Франциско CAAMFest, 39-го кинофестиваля, организованного Центром азиатско-американских СМИ (CAAM) и посвященного азиатско-американскому и тихоокеанскому региону. Истории островитян. Демонстрация фестиваля проходит в тот момент, когда очень публичное насилие на расовой почве против американцев азиатского происхождения - и преимущественно против азиатских женщин и женщин - затмевает их идентичность в средствах массовой информации.

«Потому что мы девушки» вносит свой вклад в это множество историй тем, что освещает еще одно темное страдание: как сексуальное насилие, которое часто совершается кем-то известным жертве, часто происходит в доме - сложный сайт для многих иммигранты с разными идентичностями.

Фильм Сангра переносит зрителей из того дня в суд в детство сестер Пуни в маленьком тихоокеанском северо-западном городке Уильямс-Лейк, Британская Колумбия. Пока каждый из братьев и сестер борется с тяжестью того, что с ними произошло, Сангра ловко показывает, как замкнутые культуры, жесткие гендерные роли и ожидания, возлагаемые на девочек с раннего возраста, играют роль в том, когда и будут ли жертвы когда-либо рассказывать о своем опыте. .

По ее словам, отчасти Джити хранила молчание о своем изнасиловании, потому что ее дочери несут культурное бремя на свои пенджабские семьи.Она и ее братья и сестры были полностью осведомлены о том, что женщины и девочки, пережившие сексуальное насилие, во многих индийских семьях часто считались распущенными и безответственными, что заставляло их задумываться, будут ли их избегать, поскольку они больше не девственники.

«Я думала рассказать отцу, но не хотела, чтобы меня наказали за то, что сделал [мой насильник]», - говорит одна сестра в камеру. Другой отмечает, что, хотя они никогда не обсуждали жестокое обращение со стороны кузена, которому они подвергались в детстве, «я бы, наверное, сказал« не рассказывай », если бы они это сделали.

Детство сестер изначально описывается как типичное для многих семей иммигрантов, выросших в маленьких городках в 1970-х и 1980-х годах. «Мы держались особняком, но всегда были готовы отпраздновать какое-либо событие», - говорит Джети, добавляя, что Пуни были «типичной пенджабской семьей» во многих отношениях, поскольку они любили большие, яркие праздники и вечеринки, которые были наполнены как традиционными, так и Болливудские танцы. В разные моменты фильма каждая сестра отмечает, как они любили смотреть новые фильмы Болливуда каждую неделю в небольшом кинотеатре в их городке Уильямс-Лейк, где, как и во многих канадских городах того времени, проживало скромное, но быстро растущее индийское иммигрантское население. .Сестры часто вспоминали, что эти прогулки были одними из самых счастливых моментов их детства.

Но только когда они стали взрослыми, Джети, Кира и Салакшана осознали, насколько ограниченными были сообщения в фильмах, которые они так любили, когда дело касалось чистоты и того, чего ожидали от женщин, особенно когда дело доходило до хорошая жена или потенциальная невеста. Сестры с самого раннего возраста узнали, как через средства массовой информации, которые они использовали, так и через окружающих их взрослых, что их репутация будет считаться отражением их семей.Им сказали, что плохих девочек «отправляли в Индию» - обычно для воспитания бабушек и дедушек и других родственников, вдали от развращающего влияния Запада.

Тем не менее, музыка и танцы Болливуда отражают свободу сестер, и Сангра показывает их взрослыми, со своими детьми, воссоздающими свои любимые сцены.

Эти моменты, напоминающие о вечерах в театре, также представляют их последние моменты невинности; как мрачно объясняет Джити в камеру, все изменилось в тот день, когда их двоюродный брат и его родители прибыли в Уильямс-Лейк.

После того, как семья Пуни впервые приехала в Канаду в 1973 году, их мать часто говорила о том, чтобы однажды привезти семью своей сестры в Британскую Колумбию. Наконец, она смогла это сделать семь лет спустя, когда Джити было около 11 лет. Судебные документы показывают, что ему было 20 лет, когда он прибыл в 1980 году. уважаемый брат.

«В тот день, когда этот человек вошел в наш дом, нам сказали:« Это ваш брат », - вспоминает Джити.«Он имел полную власть над нами, потому что он мужчина».

Джити вспоминает, что не понимала, что именно происходит, и поверят ли ей, если она вообще кому-нибудь расскажет. Поскольку двоюродный брат по очереди нацеливался на каждую сестру, девочки беспокоились, что родители обвинят их или сочтут их непригодными для брака, опасаясь, что их семья будет избегать большой, сплоченной канадской общины пенджабцев, в которой они социализировались.

«Самым большим его преимуществом было то, что он знал, что мы будем держать язык за зубами», - говорит одна сестра.В фильме подробно рассказывается, как сестры просыпались в подростковом возрасте и обнаруживали, что их двоюродный брат трогает их, пока они спали, и как насилие в конечном итоге переросло в изнасилование. Каждый раз, когда они думали о том, чтобы рассказать своим родителям о том, что произошло, страх перед тем, что произойдет дальше, эффективно перекрывал потенциальный разговор.

Вместо этого, по мере того, как каждая девочка росла, они пытались найти побег другими способами - включая спорт и другие внеклассные занятия в подростковом возрасте и ранние браки после быстрых ухаживаний в молодости.

«Лучшим днем ​​в моей жизни была свадьба, когда я оставил семью, родной город и мрачную тайну», - говорит Джити за кадром. Но, как и в случае со многими пережившими сексуальное насилие, наследие причиненного сестрам вреда последовало за ними во взрослую жизнь, и каждая по очереди размышляет перед камерой о том, как они подошли к браку, близости и воспитанию собственных детей из-за насилия. их детства.

В 2006 году, когда сестры увидели фотографию своего насильника - теперь уже мужчины средних лет - с молодой девушкой, они наконец рассказали о жестоком обращении своим родителям, тете и дяде, опасаясь, что он может оскорбить кого-то другого.Их реакция оказалась не такой, как они надеялись.

«Мои родители всегда были против того, чтобы обращаться в полицию», - рассказывает одна из сестер.

«Мы боялись того, что подумают люди», - признается в камеру их мать.

В 2009 году сестры решили обратиться в полицию и рассказать о том, что с ними произошло. Их двоюродному брату были предъявлены обвинения в непристойном нападении, одному эпизоду изнасилования и одному эпизоду полового акта без согласия.

Сердце «Потому что мы девушки» - это смелость сестер Пуни и их мотивация высказаться, несмотря на усиливающееся давление молчать.Зрители наверняка унесут с собой сцену в зале ожидания невзрачных жертв в здании суда, когда Джити уводит своих дочерей в сторону.

«Я хочу, чтобы вы знали, что в вашей жизни нет ничего, чего вам следует бояться», - говорит она детям, убеждая их всегда доверять ей, если кто-нибудь когда-нибудь причинит им боль. "Пожалуйста верь мне. Я поверю тебе."



Больше статей по категориям: Искусство и культура, Гендерное насилие, Девушки, Международный, Насилие против женщин
Другие статьи по тегу: Фильм Сексуальное насилие, Сексуальное насилие

Познакомьтесь с девушками из We Are Girls!

Познакомьтесь с девушками из We Are Girls!

12 ноября 2018

Ищете действительно особенный подарок для девушек в вашей жизни на это Рождество? Не смотрите дальше. We Are Girls - сборник из шести потрясающих сборников рассказов с картинками - невероятен, вдохновляет и, что самое главное, вдохновляет! Это один из проектов, который наша студия полюбила больше всего в этом году. Он рассказывает истории шести необычных девушек, которые упорно трудятся, чтобы осуществить свои мечты.

Виктория - путешественница, всегда прокладывающая новые тропы и ищущая неизведанное, любит гулять, разбивать лагеря и любоваться природой! Виктория любит составлять карты и планировать свои приключения, всегда следя за тем, чтобы у нее было все, что ей нужно.Она независимая, осторожная и храбрая, наслаждается покорением тропы в одиночку. Она мечтает о приключениях и после тщательного планирования и подготовки отправляется в сложный одиночный поход на вершину местной горы. Есть леса, которыми можно наслаждаться, реки, которые нужно пересечь, птицы и дикие животные, которые стоит увидеть, и пещеры, которые нужно исследовать, - но хватит ли ей стойкости, чтобы подняться на вершину, когда она встретит менее дружелюбного лесного жителя?

Оливия - прирожденный лидер и планировщик, с изобилием контрольных списков, суперпозитивным мировоззрением и умением объединять людей и вдохновлять их своей энергией и оптимизмом.И она открыла для себя одну из главных истин жизни: дарить - это огромное удовольствие! Она любит помогать другим и вдохновлять своих друзей на добрые дела! Поэтому, когда друг по переписке упоминает, что в ее школе нет денег на книги, Оливия начинает действовать. Школьная ярмарка могла бы собрать необходимые средства, но с кексами, секонд-хендом, розыгрышем лотереи и даже надувным замком очень сложно организовать. Смогут ли Оливия и ее друзья справиться с этим?

Инди тоже любит вызовы, но ее страсть - бег, верховая езда, плавание и метание! Прирожденная спортсменка, она всегда стремится стать выше, выше, быстрее, лучше и выиграла кучу трофеев! Ей нравится ощущение ветра в волосах, когда она едет на велосипеде, и удары ногами по земле во время бега.Она заботится о своем теле, чтобы обеспечить максимальную производительность. Она только что сдала свой самый большой тест - свой первый триатлон, и ей нужно много работать, неделями и неделями тренироваться, хорошо питаться и рано ложиться спать. Важно отметить, что она также уделяет время отдыху с семьей и друзьями! Как она будет жить, когда выстрелит стартовый пистолет?

Клэр, снова за рулем чего-то совершенно другого. Начинающим архитекторам и дизайнерам понравится эта история: Клэр просто не может насытиться строительством, созданием, рисованием и проектированием! Ей нравится воплощать свои идеи в жизнь и получать удовольствие от конечного продукта своей тяжелой работы.Она сделала все, от подставок для шляп до рам для картин, но ее новейшее и самое смелое видение - это колоссальный, потрясающий дом на дереве. Конечно, такой крупный проект требует большого финансирования - а затем часов забивания гвоздей, пиления, шлифования и шлифования! Хорошо, что Клэр не боится много работать. Ей потребуется вся ее находчивость и терпение, чтобы воплотить это видение в жизнь!

Для Эмили музыка течет по миру и разрывается вокруг и внутри нее - в звоне посуды, жужжании пчел, тиканье часов и ветре в деревьях.Она берет уроки игры на виолончели и любит их, но создавать собственную электронную музыку, используя звуки, взятые из ее повседневной жизни в городе, еще веселее! Для Эмили лучшая часть создания музыки - это делиться ею с другими! Ее дедушка тоже музыкант и с детства поощрял Эмили играть. Поэтому, когда он заболевает, она решает сделать ему весеннюю песню, чтобы вернуть его ритм. Чтобы правильно подобрать эту мелодию, она потребует всех ее талантов!

София - настоящий оригинал, а стиль - ее страсть и средство самовыражения.Она безумно любит одежду, обувь, прически и все, что связано с модой, и умеет создавать образы, которые скрашивают каждый день и помогают ей оставаться позитивной, даже когда она грустит или нервничает. Когда ее школа объявляет день переодевания, она, конечно же, хочет надеть что-нибудь необычное и крутое и выиграть приз за лучший наряд! Сможет ли она создать что-то впечатляющее из старой одежды, которую мама приносит с чердака?

* * *

Они хотят, чтобы это произошло: вы их поддержите!

Сдаваются ли они когда-нибудь, если решат?

Девушки из этой замечательной книги целеустремленные, страстные, творческие, смелые и целеустремленные.Мы надеемся, что они вдохновят всех читателей на реализацию своих мечтаний и стремление быть лучшими, какими они могут быть. У них у всех есть замечательные истории, и мы хотим, чтобы каждая девушка представляла себя главным героем - человеком, который ведет повествование - своей собственной жизненной истории. У каждой девушки есть что рассказать. Найдите свой голос и поделитесь своим.

Мы обещаем, что вы полюбите этих девушек так же сильно, как и мы!

Представляем замечательных женщин, стоящих за We Are Girls!

Представляем замечательных женщин, стоящих за We Are Girls!

21 ноября 2018

Издательская группа Хинклера имела удовольствие работать с восемью невероятными женщинами над созданием книги We Are Girls .Мы поговорили с некоторыми из них, чтобы узнать о них немного больше, поговорить о книге и о том, что она для них значит.

Кайла Харрен - иллюстратор Оливия и выдающаяся школьная ярмарка

Кайла Харрен - иллюстратор, живущая в центре Соединенных Штатов. Она любит животных (особенно свою собаку Тину), шоколад и долгие прогулки по лесу. Некоторые из иллюстрированных ею книг включают «У Мэри была маленькая ящерица» , «Высокий орден Ханны» и «Жираф Джума» .

Q: Что вам больше всего нравится в этой книге?
О: Мне нравится Оливия и ее энергичный подход. Ее любовь и сочувствие побуждают ее делать удивительные вещи.

Q: Что побудило вас стать иллюстратором?
О: Просмотр иллюстраций в книжках с картинками, когда мама читала мне, - одно из моих любимых воспоминаний детства. Моя любовь к чтению началась с любви к картинкам. Если мои работы вдохновят детей стать читателями, значит, я достигну чего-то важного.

Вы можете найти больше работ Кайлы на ее веб-сайте www.kaylaharren.com и в ее Instagram @kaylaharren.

Майке Пленцке - иллюстратор Victoria and the Valiant Adventure

Майке, живущий в Берлине, - иллюстратор-фрилансер, который любит делать красочные иллюстрации для обложек книг, журналов и других интересных проектов. Вместе с автором Флорой Гримальди она рискнула создать комиксы, которые были опубликованы во Франции и Германии.Когда она не рисует, она любит боулдеринг, кататься на лонгборде на солнышке и смотреть фильм на диване со своей второй половинкой и собакой.

Q: Что вам больше всего нравится в этой книге?
О: Мне нравится, что на нем изображена девушка, путешествующая пешком и исследующая природу - то, что я любил делать, когда был моложе с бабушкой, и до сих пор люблю делать это по сей день. Так увлекательно находить по пути интересные растения и животных, и мне очень нравится тишина, может быть, потому, что я всегда жил в больших городах.

Q: Какая ваша любимая иллюстрация и почему?
A: Наверное, пещера с летучими мышами. Рисовать его как-то очень расслабляло ... а летучие мыши просто очаровательны!

Вы можете найти Майка в Twitter и Instagram на @maike_illu.

Дебра Томас - Автор биографий настоящих женщин для всех шести историй

Деб - писатель, редактор и специалист по коммуникациям из Мельбурна.Среди множества дипломов и проектов, связанных с ее именем, Деб окончила NIDA (MFA in Writing for Performance) в 2014 году и в том же году выиграла престижную премию Sydney Theatre Company имени Патрика Уайта драматургов; эта же пьеса сейчас публикуется на сайте australianplays.org. Позже Деб была заказана STC для создания Power Plays , которая вышла на сцену в 2016 году. В 2018 году Деб получила заказ от Frankston Arts Center для написания новой работы, Chimera . Деб преподает программу драматического письма на NIDA Open в Мельбурне.

Q: Что вам больше всего нравится в этой книге?
О: Я помню, что в детстве меня тянуло к книгам и фильмам, в которых были девушки моего возраста, особенно если они играли главные роли, но их было действительно трудно найти. В большинстве книг в главных ролях фигурировали мальчики. Если мне посчастливилось найти книгу с кем-то, кто был похож на меня на страницах, обычно был только один центральный женский персонаж, и она всегда была в стороне в качестве любовного интереса - она ​​редко была главным героем.Меня исключили из рассказов, поэтому я чувствовал себя неважным и невидимым.

Мне нравится, что книги We Are Girls меняют это положение, давая девочкам выбор и расширяя их возможности, как с точки зрения чтения, так и с точки зрения воображения! Эти книги наполнены девушками, которые являются центром собственных историй - как и должно быть.

Q: Какой совет вы бы дали тому, кто хочет стать писателем?
A: Пишите каждый день. Самое сложное в писательстве - это писать, но если вы делаете это каждый день, становится легче.Точно так же, как вы должны тренировать свои мышцы, чтобы улучшить свои навыки в спорте, вы должны тренировать свой мозг, чтобы стать хорошим писателем. Вы делаете это с практикой.

Еще нужно читать и читать лоты. Вы должны поместить пищу в свое тело, чтобы оно функционировало, а чтобы написать, вы должны дать пищу своему мозгу. Чтение покажет вам, что вам нравится читать, что вы не любите читать и, следовательно, то, что вы не хотите повторять, и наполнит вашу голову замечательными идеями для рассказов. И это весело!

Но самое главное, напишите много блестящих, остроумных, умных, разнообразных женских персонажей, чтобы девушки и женщины могли видеть себя представленными и рассказывать все наши истории.

Вы можете найти Деб в Твиттере по адресу @dragonintheroof.

Моник Донг - иллюстратор Indy and the Incredible Race

Моник Донг - иллюстратор-фрилансер, и ее страсть, ее счастливое место - создание иллюстраций, охватывающих свет, жизнь, тепло и цвет. Она замужем за своим лучшим другом, и у них есть двухлетний мальчик Феликс. Они ждут своего следующего мальчика в марте 2019 года!

Q: Какая ваша любимая иллюстрация и почему?
О: Мне понравилось иллюстрировать тот момент победы Инди, когда она пересекает финишную черту.Ее лицо покраснело от усилий - вся тяжелая работа окупается! Ее семья, ее команда поддержки, подбадривают ее со стороны! Когда я проиллюстрировал ее путь к этому моменту, я чувствую, что радуюсь вместе с ней!

Q: Что побудило вас стать иллюстратором?
О: Я начал рисовать как хобби, когда был подростком. Я бы скопировал свои любимые иллюстрации из детских книг. В то время я представлял, что стану аниматором! Я даже изучала анимацию после школы.Но моя любовь к иллюстрированию всего момента стала яснее через несколько лет после того, как я вышла замуж. Я завела учетную запись в Instagram и получила огромное удовольствие, создав свое собственное искусство, чтобы поделиться там! Именно тогда я решил, что стать иллюстратором - это работа моей мечты!

Вы можете найти Моник в Instagram на @moniquedong и заказать ее работы через агентство Bright.

Оля Бадулина - иллюстратор Клэр и Колоссальный домик на дереве

Оля - независимый иллюстратор, специализируется на иллюстрациях для детей.Она получила степень бакалавра искусств в Новгородском государственном университете в России, где занималась живописью. Она живет в Санкт-Петербурге в России и сотрудничает с издателями со всего мира. Оля сейчас учится говорить по-фински, готовясь к переезду семьи в следующем году. Она замужем, имеет двоих детей и часто черпает вдохновение в семье. Она любит природу, Балтийское море, акварель и масляную живопись, путешествия и городскую архитектуру.

Q: Какая ваша любимая иллюстрация и почему?
A: Первый разворот с видом на город.Думаю, мне удалось показать источник вдохновения для нашего персонажа. Также мне очень нравится разворот, где девушки смотрят на готовый домик на дереве. Клэр удалось собрать команду, которая помогла осуществить ее мечту.

Q: Какой совет вы бы дали тому, кто хочет стать иллюстратором?
О: Не оставляйте без внимания классический курс рисования - он заложит прочную основу вашего профессионального успеха. Также обязательно рисуйте вещи, которые вам действительно нравятся.

Олю можно найти в сети на ее сайте olyabad.com или в Instagram @olyabad.

Кэти Хеват - Автор всех шести рассказов

Кэти Хьюат - австралийская автор детских книг, живущая на полуострове Виктория Морнингтон. Молодые годы Кэти были наполнены любовью к чтению и письму. Это привело к тому, что она закончила бакалавриат в области профессионального письма и редактирования, а затем - в аспирантуре в области издательского дела и редактирования.С 2005 года Кэти написала более 70 изданных книг по разным детским жанрам, включая образовательные, ремесленные, лицензионные и дошкольные, но ее настоящая страсть заключается в написании детских книжек с картинками и детской художественной литературы.

Q: Какую историю вам больше всего хотелось написать и почему?
A: Эмили и вечная мелодия был первым рассказом, который я написал в этой серии, и до сих пор остается моим любимым. Мне нравилось использовать забавные слова, ритмы и звуки, из которых состоит музыка, которую Эмили слышит повсюду вокруг себя.Отношения Эмили и дедушки также были основаны на моем собственном опыте общения с моим дедушкой с блестящими глазами, поэтому они занимают для меня особое место.

Q: Что побудило вас стать автором?
О: Как и девочки из этой истории, я когда-то была маленькой девочкой с большими мечтами: я хотела стать автором детской книги! С самого начала, насколько я себя помню, я увлекался книгами, будь то чтение, письмо или даже изготовление их дыроколом и куском ленты.Это продолжалось на протяжении всего моего детства, подросткового возраста и учебы, и в конце концов я осуществил свою мечту, когда в 23 года я опубликовал первую детскую книгу.

Q: Какой совет вы бы дали тому, кто хочет стать автором?
О: Мои три основных совета для всех, кто хочет стать автором, - это быть настойчивым, научиться относиться к конструктивной критике как к положительному опыту обучения и уделять много времени своей жизни мечтаниям!

Евгения Смоленцева - София и эффектный наряд

Евгений окончил факультет изящных искусств и работал дизайнером-графиком.Последние несколько лет она следовала своему увлечению и работала иллюстратором детских книг. Ее вдохновляют вещи, которые она любит, включая кошек, единорогов, путешествия и просмотр детских книг в книжных магазинах.

Q: Что вам больше всего нравится в этой книге?
О: София - такой яркий и неординарный персонаж, который не боится экспериментировать и следует своей мечте. Я хочу, чтобы как можно больше девочек прочитали ее историю и вдохновились ею.

В: Есть ли женщина (кто-то из ваших знакомых или кто-то известный), которая вдохновляла вас? Почему?
О: Меня вдохновляет известная финская писательница и художница Туве Янссон. Она была интересным человеком, чья работа многих радовала, особенно ее детские книги о муми-троллях.

Q: Какой совет вы бы дали тому, кто хочет стать иллюстратором?
О: Я бы посоветовал как можно больше практиковаться и пытаться рисовать каждый день.В Интернете есть много полезных руководств, в которых вы можете получить основы рисования, а также вам следует посмотреть и изучить работы других иллюстраторов, которые вам нравятся.

Вы можете найти Евгения на ее сайте smolenceva.com и в Instagram @eugene_smolenceva.

Виолетта Боригард - иллюстратор Эмили и яркая мелодия

Виолетта - киевский иллюстратор-фрилансер и автор учебных пособий для детей.Ее любимые техники - акварель, тушь, карандаши и цифровая пастель. Окончила Украинскую академию печати по специальности «Книжный графический дизайн».

Ее любимой частью иллюстрации Эмили и буйной мелодии была сцена, где Эмили и ее дедушка танцуют.

К сожалению, нам не удалось поговорить с Виолеттой о ее опыте иллюстрации Эмили, но вы можете найти больше ее работ в Instagram по адресу @ violetta.borigard

Запуск гимна "Мы девочки, а не невесты", посвященного прекращению детских браков, в День африканского ребенка 2016

В День африканского ребенка (16 июня) Девочки не невесты запускает музыкальный видеоклип "Мы девочки, а не невесты" о прекращении детских браков.

Что за этим стоит? 17-летняя Фейт из Замбии написала песню о детском браке и попросила одноклассников спеть ее вместе с ней. Нам это так понравилось, что мы сняли по нему музыкальный клип!

Девочки, которые поют эту песню, приехали из школы для девочек в Лусаке и принимают участие в клубе расширения прав и возможностей девочек, организованном организацией Girls Not Brides, членом организации Continuity-Zambia.

Смотрите здесь:

Поделитесь видео

Tweet:

Facebook:

  • Пусть девушки будут #GirlsNotBrides! Послушайте, как эти школьницы поют первый в истории гимн #endchildmarriage: http: // bit.ly / 1UvsNpd # DAC2016
  • Эти девушки из Замбии выступают за #endchildmarriage. Ты? Смотрите и публикуйте: http://bit.ly/1UvsNpd # DAC2016 #GirlsNotBrides
  • В День африканского ребенка спойте «Мы - #GirlsNotBrides» и призовите #endchildbrides по всей Африке! # DAC2016 http://bit.ly/1UvsNpd
  • Девушки хотят быть девушками, а не невестами! В День африканского ребенка группа замбийских школьниц поет о своем праве отказаться от детских браков. Смотрите и делитесь: http: // bit.ly / 1UvsNpd # DAC2016 #EndChildMarriage #GirlsNotBrides
  • «Мы девушки, а НЕ невесты». Эти девушки из Замбии выступают против детских браков в День африканского ребенка. Ты? Смотрите и делитесь: http://bit.ly/1UvsNpd # DAC2016 #EndChildMarriage #GirlsNotBrides

О детских браках в Африке

Детские браки - серьезная проблема для всей Африки. Чем дольше мы ждем, тем серьезнее будет проблема.

  • В Африке расположены 16 из 20 стран с самым высоким в мире показателем детских браков.В странах Африки к югу от Сахары 40% женщин вышли замуж в детстве.
  • Если мы ничего не предпримем, ожидается, что к 2050 году число девочек-невест в Африке удвоится.

Молодые люди должны быть в центре усилий по искоренению детских браков в Африке.

  • С населением почти 200 миллионов человек в возрасте от 15 до 24 лет Африка является самым молодым населением в мире.
  • Во многих странах, где детские браки распространены, молодые люди составляют примерно половину населения. Чтобы добиться масштабных результатов, нужно привлекать молодежь!

Если мы будем работать вместе, мы сможем претворить взятые обязательства в жизнь и ускорить прогресс в деле прекращения детских браков.

  • Каждый должен сыграть свою роль в искоренении детских браков: правительства, агентства по развитию, доноры, гражданское общество, молодежь, а также сами девочки.
  • Всем правительствам следует разработать и внедрить хорошо обеспеченные ресурсами, всеобъемлющие, межотраслевые стратегии, программы и планы, чтобы положить конец детским бракам и поддержать замужних девочек.
  • Африканские страны должны отстаивать проблему детских браков на региональных форумах, таких как Сообщество по вопросам развития юга Африки (САДК), Восточноафриканское сообщество (EAC) и Экономическое сообщество западноафриканских государств (ЭКОВАС).

Теперь у нас есть шанс добиться беспрецедентного прогресса. Возьмем его!

  • Все большее число стран разрабатывают или реализуют национальные стратегии, планы действий или общенациональные инициативы по борьбе с детскими браками.
  • Кампания Африканского союза по искоренению детских браков в Африке началась более чем в 12 странах, и еще больше стран должны начать кампанию в 2016 и 2017 годах.
  • Задача 5.3 Целей в области устойчивого развития направлена ​​на искоренение детей, раннего и раннего возраста. принудительный брак к 2030 году.

Если мы ускорим прогресс, мы сможем вдвое сократить распространенность детских браков в Африке к 2050 году. Чего мы ждем?

О детских браках в Замбии

  • 42% девочек в Замбии выходят замуж до 18 лет. 9% состоят в браке в возрасте до 15 лет.
  • Детские браки в Замбии обусловлены традиционными обычаями и верованиями, низким социальным статусом женщин и девочек, бедностью и ограниченным доступом девочек к образованию.
  • В марте 2016 года правительство Замбии приняло пятилетнюю национальную стратегию по искоренению детских браков.
  • Дополнительная информация и статистика о детских браках в Замбии.
  • Как организация «Непрерывность-Замбия» помогает девочкам узнать о своих правах и отказаться от брака? Прочтите об их работе.

О Дне африканского ребенка 2016

День африканского ребенка отмечается ежегодно 16 июня с 1991 года. Он отмечает память участников восстания в Соуэто в 1976 году и повышает осведомленность о нуждах и правах человека. дети по всей Африке.

Более подробная информация здесь.

Кто мы - Девочки-скауты

Нас 2,5 миллиона человек - более 1,7 миллиона девочек и 750 000 человек. взрослые, которые верят в силу каждого G.I.R.L. (Активный, новатор, рисковый, Leader) ™, чтобы изменить мир.

Наше необыкновенное путешествие началось более 100 лет назад с оригинальным G.I.R.L., Juliette Гордон «Дейзи» Лоу. 12 марта 1912 года в Саванне, штат Джорджия, она организовали самый первый отряд девочек-скаутов, и с тех пор каждый год уважал ее видение и наследие, создавая девушек смелости, уверенности, и персонаж, который делает мир лучше.

Мы выдающаяся организация по развитию лидерских качеств для девочек. А с программами от побережья до побережья и по всему миру Девочки-скауты предлагают каждой девушке шанс посвятите всю жизнь лидерству, приключениям и успеху.

Наша миссия

Девушка-скаутинг воспитывает в девушках смелость, уверенность и характер, которые делают мир лучше.

Обещание девушек-скаутов

Клянусь честью, попробую:
Чтобы служить Богу * и своей стране,
Помогать людям в все времена,
И жить по закону о девушках-скаутах.

Семейное обещание девочек-скаутов

Клянусь честью, попробую:
Чтобы поддержать мою девушку-скаут и ее отряд,
Чтобы помочь девчонки ведут на все времена,
И чтобы всегда было весело!

Закон о девушках-скаутах

Я сделаю все возможное, чтобы быть честным и справедливым,
,
дружелюбный и услужливый,
внимательный и заботливый,
мужественный и сильный, и
ответственных за то, что я говорю и do,
и до
уважаю себя и других,
уважаю власти,
используют ресурсы с умом,
делают мир Лучшее место, и
быть сестрой каждой девушке-скауту.


Здесь можно найти финансовые документы GSUSA.

* Члены могут заменять слово Бог в соответствии с свои собственные духовные убеждения.

«Потому что мы девочки» раскрывает разрушительные последствия сексуального насилия и несостоятельность системы правосудия Истории из жизни

Джити Пуни было одиннадцать лет, когда началось сексуальное насилие.

Ее кузен пробирался в ее комнату, пока все спали.Она не понимала, что он с ней делал; и она понятия не имела, что то же самое происходит с двумя ее сестрами, Кирой и Салакшаной. Выросшая в консервативной индоканадской семье, она годами скрывала свой секрет. Только когда она заговорила, став взрослой, она поняла, что не единственная, с кем это происходит.

С тех пор, как семья впервые сообщила о жестоком обращении в полицию, прошло десять лет, но дело наконец дошло до Верховного суда. Документальный фильм Бальджита Сангра «, потому что мы девушки » исследует прошлое и настоящее, чтобы задокументировать, что происходит после сексуального насилия.В нем исследуется, как этот тип жестокого обращения подпитывается культурными установками и держится в секрете посредством стыда и запугивания. Это также вызывает серьезные опасения в отношении нашей системы правосудия и ее неспособности обращаться с пострадавшими.

На этой неделе мы говорили с Джити и Балджитом.

SDTC: Как вы думаете, какую роль сыграли ваши собственные дети в вашем решении выступить с этим?

JP: Моей дочери было тогда шесть лет, когда я нарушил молчание. Она была причиной номер один.

Каждый этап, каждый возраст, в который она попала - когда со мной происходили определенные вещи, - это было напоминанием. Это те навязчивые воспоминания, воспоминания всегда рядом. И всегда есть что-то, что напомнит вам об этом и поместит вас в это место. Наблюдение за ростом моей дочери помогло мне увидеть мою невиновность, маленькую девочку внутри меня, которой когда-то было одиннадцать лет. Тогда я ничего не знал, да и помощи тогда не было. У меня были суждения о себе, и вина, и множество стыда. Это помогло мне стать легче.

Затем, двигаясь дальше, я почувствовал, что это все еще происходит. Моим долгом стало защищать мою дочь и других девочек. И вот что мы пошли и сделали.

Виноват ваш обидчик, но культура, в которой вы выросли, окутывала насилие стыдом и секретностью. Какие послания вы пытаетесь передать своим дочерям сейчас?

JP: Я считаю, что я открытая мама. Каждый день я стремлюсь стать более открытым, лучше осознавать, где меня могут закрыть.Мои родители - сама культура - ни в коем случае не могли сделать что-либо в любое время, чтобы я чувствовал себя в безопасности, чтобы выйти и рассказать им. Так что я делаю это безопасным для своих дочерей. Они ничего не смогут сделать там, где мама их не полюбит. Их всегда будут любить, несмотря ни на что, и они идеальны такими, какие есть. Молчание - это первое, что делает культура - обвинение, стыд, - заставляя тех, кому причинен вред, просто заткнуться и засунуть это под ковер. Вот как культура решает - или не занимается - этой проблемой.

Я забрал обеих своих дочерей, когда судья объявил свои мотивы вердикта. Для них было важно постоять за себя [так же, как] встали мама и их тети. Вы отстаиваете свою правду, независимо от того, кто вам верит, а кто нет.

В фильме вы рассказываете своим родителям об их бездействии в результате этого насилия. Каковы ваши отношения с ними сейчас?

JP: Сначала я злился и расстраивался на своих родителей.Я действительно был виноват: «Ты не поддерживаешь». Но культура передается из поколения в поколение. То, что передали им их родители, они передают нам. После вынесения приговора, теперь, когда гнев утих, и я могу видеть во всем этом их невиновность, включая мою собственную невиновность, это помогло улучшить отношения. И это помогло мне исцелиться в моем сердце и не переносить весь этот гнев и расстройство - всю эту отрицательно заряженную энергию - вперед.

Что вы узнали о себе в ходе этого процесса?

JP: Вы должны быть сами себе опорой.Ваша семья может поддержать вас; это может и не быть. Но, в конце концов, именно вам нужно глубоко копать, быть заземленным, эмоционально уравновешенным и физически здоровым, чтобы пройти через что-то подобное. Выходя на другой конец, через десять лет это похоже на . Ух ты… Я настойчиво продержался . Есть та сила, которая, я верю, есть внутри каждого человека, независимо от того, что с вами случилось или как вам причинили вред. Вы должны глубоко копать, и именно здесь ваша поддержка исходит от вас.

Балджит, что было для тебя самым сложным в создании этого документального фильма?

BS: Свидетельствовать о том, через что им пришлось пройти - задержки в судебной системе - было действительно сложно.Это заняло много времени; это сказалось на них. Я задокументировал это в фильме, но отсрочка дачи показаний заняла годы, поэтому они не могли даже поговорить об этом друг с другом. Вы переживаете этот по-настоящему тяжелый опыт в суде, но не можете поделиться им друг с другом. Было действительно тяжело.

Каково было снимать сцену, где сестры противостоят своим родителям?

BS: Это было эмоционально, очень грубо. Мы не знали, что происходило в этой сцене. Во время съемок я сидел тихо - стоял за спиной оператора, и слезы текли по моему лицу.Это действительно показало влияние сексуального насилия на эту семью. Девочки вышли вперед, заявив, что мы не чувствуем поддержки, а затем мы увидели влияние секретов и лжи на них и на семью. Он закипел.

Когда мы показали семье следующий фильм, я очень волновалась из-за этой сцены. Но я думаю, они считали [это] честным изображением семьи. В фильме мы пытаемся добавить контекст, чтобы показать, с чем они жили: приезжали иммигрантами, жили в маленьком городке, рожали этих детей, а затем приезжали члены семьи.У них были тяжелые времена, и я думаю, они старались изо всех сил. Но они увидели в этой сцене глубокое воздействие бездействия.

В прошлом году Верховный суд Британской Колумбии признал обвиняемых виновными по четырем из шести обвинений в сексуальном насилии. Как обстоят дела сейчас в судах?

BS: Вы можете подать заявку на подачу заявки на Устав 11 (b) («Иордания»). Он так и сделал, по сути, заявив, что его права ущемлены из-за того, что суд длился так долго.Жалоба Иордании была рассмотрена судьей; мы просто ждем его решения. Если он выиграет, обвинения будут сняты [и приговор не будет]. Система действительно ошибочна.

Работает ли система правосудия для выживших?

JP: Абсолютно нет. Это вообще не ориентировано на выживших; на самом деле все наоборот. Он повторно виктимизирует выживших, и это очень травмирует. Я надеюсь, что мы продвинемся в этом направлении и так долго будем заниматься судебным делом и не отказываться от него в перерывах между делом, и это станет большим открытием для самой системы.Мы живем в Канаде, и нужно так много времени - одиннадцать, двенадцать лет - чтобы пройти через процесс?

Надеюсь, вам зададут больше вопросов о том, как мы можем улучшить эту систему. Это должен быть подход, более ориентированный на травмы. Я считаю, что нам нужен отдельный суд по делам о сексуальных домогательствах, который занимается такими делами. Вам нужны судьи, прокуроры и адвокаты, специализирующиеся на сексуальных надругательствах и имеющие высшее образование. Это было бы гораздо больше ориентировано на выживших, а не на их повторную травму.

У вас возникло ощущение, что одиннадцать лет - это обычная продолжительность для такого типа испытаний? Или вы думаете, что тот факт, что вы женщина из Южной Азии, сыграл роль?

JP: Я думаю, что моим обидчиком был кукловод.Мне казалось, что система преклоняется перед ним и его потребностями. [Мои сестры и я чувствовали, что] мы не имели значения, что у нас нет прав, потому что мы всего лишь свидетели.

Всякий раз, когда была предоставлена ​​отсрочка или отсрочка - потому что обвиняемый обратился за этим сейчас, или сменил адвоката, или зарегистрировался в больнице - отсрочка, отсрочка, отсрочка. Когда будет назначена следующая дата суда, это может быть через три или шесть месяцев. Этот процесс откладывался много раз, и мы с сестрами страдали.Потому что каждый раз, когда мы собирались идти для дачи показаний, мы читали наши полицейские показания (которые составляют сотни страниц) и не могли дать показания. Повторное чтение ваших заявлений на протяжении многих лет - необходимость помнить такие детали снова и снова, повторять их в суде, отвечать на вопросы и заново пережить травму - это травмирует.

Что вы надеетесь получить из этого фильма?

JP: Прежде всего, прекратите обвинять и стыдить девочек и женщин, особенно в рамках самой индийской культуры, ожидая, что девушка будет покорной, и засовывать послушание им в глотку.И не оказывая им того же уважения, которое мы оказываем нашим мальчикам. Я надеюсь, что этот фильм прольет свет в каждый дом, что есть некоторый сдвиг в сторону того, чтобы избавиться от обвинений, стыда и замалчивания жертв, и дать девочкам такое же уважение и возможности, которые мы даем нашим мальчикам.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *