Психология ложных воспоминаний: что это за феномен в психологии, примеры проявления синдрома – можем ли мы доверять своей памяти?

можем ли мы доверять своей памяти?

«Как быть с вещами, которых мы не помним? Ведь то, что мы не помним, уже не существует для нас. Из-за несовершенства нашей памяти мало-помалу стираются нежные контуры нашей юности.

А то, что мы помним… ведь оно тоже блекнет и вянет. У меня, например, год за годом разрушается воспоминание о лебеде, ударившем меня крылом. Этот лебедь выступил впервые из невероятно яркой и крупной зелени. Сам он был пышен и бел, как подушка на няниной кровати. Лебедь раскрыл крыло, которое закрыло солнце, и ударил меня.

Иногда в свободные минуты я извлекаю из глубины памяти это давнее свое воспоминание и разглядываю его против света, как ветхую ткань. И вот я вижу: лебедь уже не так бел, как прежде. А листья… где их яростное кипение, их блеск, их жизнь? Где вся эта зелень, похожая на зеленую кровь? А как выглядела вода? Я не помню.

Так, раз за разом, перо за пером, облетает прекрасная птица: ее почти уже нет. А совсем недавно мне пришло в голову: откуда бы взяться лебедю в том смиренном дачном месте, у той воды, где я жила летом? Вернее всего, это был гусь или даже гусыня…

И, дойдя до гуся, я поняла, что все пропало: ничего этого просто-напросто н-е бы-ло».

Так в своем рассказе «Смерть луны» писательница Вера Инбер** описала метаморфозы, происходящие в психологии памяти. Воспоминания, которые хранятся в нашей памяти, не остаются неизменными. Они могут не только блекнуть, но и приобретать совершенно новые детали, которых не было ранее. Известно, что ошибки памяти неоднократно приводили к недоразумениям в ходе судебных разбирательств. Именно это привлекло внимание Элизабет Лофтус, которая на протяжении десятилетий занимается вопросами памяти и не раз становилась свидетелем и экспертом в делах, где несправедливо вынесенный приговор основывался на ложных воспоминаниях свидетелей. Она задалась вопросом, откуда в воспоминаниях берутся подробности, которых не было в реальности. Почему люди помнят то, чего не было, или помнят происшествия совершенно не такими, как они происходили в действительности? Другими словами, как на самом деле устроена память и откуда берутся «ложные воспоминания».

читайте такжеКак сохранить свои воспоминания

Как создаются «ложные воспоминания»

НАШУ ПАМЯТЬ МОЖНО «ПЕРЕПИСАТЬ»: Проведя ряд экспериментов, Лофтус обнаружила, что воспоминания могут быть внедрены в чье-то сознание. Например, когда человека целенаправленно дезинформируют сразу после события или если ему задают наводящие вопросы о прошлом. В одном из проведенных Лофтус экспериментов испытуемым предъявляли фотографии ДТП. После их просмотра экспериментатор задавал вопросы. Одну группу просили просто перечислить повреждения, которые они запомнили, а другой задавали наводящие вопросы: «Вы заметили, что у машины была разбита фара?» Результат оказался ошеломительным: респонденты второй группы в 2 раза чаще искажали свои собственные воспоминания.

Получается, что наши воспоминания не только могут меняться со временем, но и с помощью наводящих вопросов посторонний человек может их «подправить». Если нам исподволь внушать заведомо неверную информацию о тех событиях, которые с нами происходили, можно исказить наши представления о прошлом. Мы будем вспоминать то, чего на самом деле не было, и искренне верить в реальность якобы пережитого.

МЫ ГОТОВЫ ВЕРИТЬ В НЕВОЗМОЖНОЕ: В своих экспериментах Лофтус внедряла ложные воспоминания испытуемым. Задаваясь вопросом, можно ли внушить не только отдельную «разбитую фару», но и целостное воспоминание, она пришла к интересным выводам. Часть испытуемых воспринимала услышанное как свое действительное воспоминание, и более того, они добавляли в него красочные подробности. Интересно, что помимо гипотетически возможных воспоминаний («вы потерялись в супермаркете, когда вам было 5-6 лет», «вы чуть было не утонули в детстве») испытуемым также внушали воспоминания априори невозможные. Так, в одном из экспериментов им внушали, что. когда они посещали Диснейленд, они там общались с Багзом Банни. 16% испытуемых впоследствии воспроизводили это воспоминание как собственное, добавляя, что они обнимались с персонажем и даже слышали от него его коронную фразу («В чем дело, Док?»). При этом их совсем не смутило, что Багз Банни является персонажем студии Warner Brothers, а потому находиться в Диснейленде никак не мог.

НА НАШИ ВОСПОМИНАНИЯ ВЛИЯЕТ КОНТЕКСТ: Гэри Маркус (Gary F. Marcus), руководитель Центра детской речи Университета Нью-Йорка, говорит о том, что наши воспоминания можно сравнить с аудиозаписями. При этом каждый раз, когда мы их воспроизводим, мы их перезаписываем в своей памяти, а потому тот контекст, в котором происходит это воспроизведение, может записаться вместе с самой сутью воспоминания и привести к ошибкам памяти.

Выходит, что наша память – очень хрупкая вещь. Это не значит, что мы совершенно не можем доверять своей памяти, но стоит учитывать, что у всех нас есть воспоминания, которые податливы и восприимчивы к воздействиям извне.

читайте такжеНужно ли верить детским воспоминаниям?

* Loftus E.F. (2003) Make-Believe Memories // American Psychologist, 58, p.864-873., сокр. пер. Я. Варваричевой.

** Вера Инбер «Смерть луны: рассказы», Издательство «Текст», 2011.

Последствия ложных воспоминаний

Логично возникает вопрос: имеют ли ошибки памяти и ложные воспоминания последствия? Какое влияние они оказывают на наше поведение?

«Вообще-то мы все с вами очень ценим свои воспоминания, из них же складывается наша жизнь, вернее, наше представление о жизни и о себе», – напоминает Лофтус. А поскольку у нас нет механизма, с помощью которого мы могли бы с точностью отличить истинные воспоминания от ложных, велика вероятность, что ложные воспоминания будут наравне с истинными встраиваться в нашу личную историю.

Для проверки этой гипотезы Лофтус провела следующий эксперимент. Части испытуемых внушалось, что в детстве они отравились клубничным мороженым. В итоге они исключили клубничное мороженое из своего рациона. Был проведен и обратный эксперимент: респондентов убеждали, что они очень любят спаржу, и некоторые участники эксперимента стали есть ее в гораздо больших количествах.

Психическая реальность человека – это то, что происходит в том числе и в его фантазии. Если у человека недостаточно окрепшее Эго, которое отвечает за проведение границы между внутренним и внешним, или когда Эго подвергается атаке (например, с помощью гипноза или под воздействием стрессовых обстоятельств), эта граница может стираться. И тогда то, что происходит внутри (или то, что внушается как внутреннее), может восприниматься как внешнее. Другими словами, некоторые наши фантазии могут отпечатываться в нашей памяти как происходившие в реальности, приводя к появлению ошибок памяти. Психология памяти устроена очень тонко, это не просто набор воспоминаний о неких событиях, но это также и то, о чем человек думал, мечтал, что он чувствовал. Лофтус опровергает расхожее мнение, что мы – это сумма наших воспоминаний. Она обращает внимание на обратную сторону: «Наша сущность определяется нашей памятью, но нашу память определяет то, что мы из себя представляем и во что склонны верить. Судя по всему, мы в течение жизни снова и снова воссоздаем свою память, перекраиваем ее и в каком-то смысле сами становимся воплощением собственных фантазий».

читайте такжеВоспоминания, которые хранит наше тело

Элизабет Ф. Лофтус. Ложные воспоминания: Psychology OnLine.Net

Элизабет Ф. Лофтус. Ложные воспоминания
Добавлено Psychology OnLine.Net
12.07.2011 (Правка 28.04.2014)

Память очевидцев

Более тридцати лет я занимаюсь изучением памяти и различных вариантов ее искажения. В моих первых исследованиях свидетельских показаний затрагивались несколько ключевых вопросов: когда человек становится свидетелем преступления или несчастного случая, насколько точны его воспоминания? что происходит, когда этого человека допрашивают в полиции, и что, если вопросы полицейских окажутся наводящими? В то время как другие исследователи мнестических процессов изучали запоминание слов, бес-смысленных слогов и иногда предложений, я стала показывать испытуемым сюжеты дорожно-транспортных происшествий и задавать им по-разному сформулированные вопросы. Вопрос «Видели ли вы, как

разбилась фара?» вызывал больше ложных свидетельств о разбитой фаре, чем аналогичный вопрос с использованием слова «стукнуться». Вопрос «С какой скоростью двигались автомобили перед тем, как врезаться друг в друга?» побуждал испытуемых завышать оценку скорости, в отличие от нейтрального вопроса, содержавшего слово «столкнуться». Более того, использование слова «врезаться» приводило к тому, что большее количество опрошенных приходили к ложным утверждениям, что они видели разбитое стекло, в то время как на самом деле его m ныло. В моих ранних работах был сделан вывод о том, что наводящие вопросы могут исказить или трансформировать память свидетеля (см. обзор этих исследований в Loftus 1979/1996).

Фактически наводящие вопросы — это лишь один из способов искажения памяти. Дальнейшие исследования показали, что память можно «подправить» с помощью разнообразных техник, использующих передачу ложной информации ничего не подозревающему субъекту. Эти исследования проводились по довольно простой схеме. Испытуемым сперва показывали сложный сюжет, например симуляцию автомобильной аварии. Затем половина испытуемых получала недостоверную информацию об этой аварии, в то время как другая половина не подвергалась дезинформации. В конце все испытуемые пытались вспомнить обстоятельства происшествия. В одном из экспериментов с использованием описанной модели испытуемые наблюдали аварию, а затем часть из них получала ложные сведения о дорожном знаке, регулировавшем движение на перекрестке. Им сообщали, что знак «

Стоп», который они видели, являлся на самом деле знаком «Уступи дорогу». Когда их позже просили вспомнить, какой знак они видели на перекрестке, те, кто выслушивал недостоверную информацию, пытались подстроить под нее свои воспоминания и утверждали, что видели знак «Уступи дорогу». При этом воспоминания тех, кто не получал ложных сведений, были гораздо более точными.

Недостоверная информация может повлиять на воспоминания человека, если ему задают наводящие вопросы, а также в ходе разговора с другими людьми, излагающими собственную версию событий. Дезинформация может сбить людей с толка, когда они читают предвзятые публикации в СМИ, касающиеся событий, в которых они участвовали сами. Этот феномен был назван эффектом дезинформации (Loftus & Hoffman, 1989).

Недавно было проведено исследование, целью которого являлось сопоставление относительной убеждающей силы дезинформации и гипноза (Scoboria, Mazzoni, Kirsch, & Milling, 2002). Испытуемым предлагалось прослушать историю, а затем им задавались либо нейтральные, либо вводящие в заблуждение вопросы, в то время как они находились под гипнозом или в обычном состоянии. При дальнейшей проверке оказалось, что применение гипноза увеличивало число ошибок памяти, однако использование наводящих вопросов привело к еще большему искажению воспоминаний. Более того, совмещение гипноза и наводящих вопросов по количеству вызванных ошибок превысило эффект от каждого приема по отдельности. Специфика ошибок в случае наводящих вопросов состояла в переходе от ответов «не знаю» к ответам, содержавшим ложную информацию о происшедших событиях. Из этого примера становится понятным, как перед исследователями открывается конкретный механизм, обеспечивающий быстрое и весьма длительное искажающее влияние дезинформации на память.

Внедрение ложных воспоминаний

Одно дело поменять знак «Стоп» на знак «Уступи дорогу» или добавить некую деталь в воспоминания о чем-то, что происходило на самом деле. Но возможно ли создать целостное воспоминание о событии, которого никогда не было? Моя первая попытка такого рода была связана с использованием методики, в рамках которой испытуемым предъявляли короткие устные описания событий из их детства, а затем предлагали им самим вспомнить эти события. При этом участники верили в то, что информация достоверна и получена от членов их семей, тогда как в действительности это были «псевдособытия», никогда с ними не случавшиеся. В проведенном исследовании около 25 % испытуемых удалось убедить, частично или полностью, что в возрасте 5-6 лет они надолго потерялись в большом супермаркете, были весьма напуганы и, в конце концов, спасены кем-то из взрослых и возвращены родителям (Loftus & Pickrell, 1995). Многие испытуемые потом дополняли свои «воспоминания» красочными подробностями.

Метод использования семейных историй для внедрения ложных воспоминаний получил название «методики ложного рассказа от семейного информатора» (Lindsay, Hagen, Read, Wade, & Garry, в печати), но, вероятно, проще называть ее «методикой потерявшегося-в-магазине». Многие исследователи использовали эту методику, чтобы имплантировать ложные воспоминания о событиях, которые могли бы быть куда более необычными, странными, болезненными, даже травматичными, случись они в реальной жизни. Одних испытуемых убеждали в том, что их увозили в больницу посреди ночи или в том, что с ними произошел несчастный на семейном торжестве (Hyman, Husband, & Billings, 1995; Hyman & Pentland, 1996). Других уверяли в том, что однажды они чуть не утонули и спасателям пришлось вытаскивать их из воды (Heaps & Nash, 2001). Третьим рассказывали, что когда-то они подверглись нападению бешеного животного (Porter, Yuille, & Lehman, 1999). Исследования показали, что только меньшинство испытуемых склонно к формированию частично или целиком ложных воспоминаний. В серии экспериментов, описанных Линдсей с соавторами, средний уровень ложных воспоминаний равнялся 31 %, однако, разумеется, подобные показатели могут варьировать. Иногда испытуемые проявляли устойчивость к попыткам внедрения воспоминаний (например, когда в ходе эксперимента их пытались убедить в том, что некогда с ними проводили ректальные процедуры с применением клизмы (Pezdek, Finger, & Hodge,1997)). И наоборот, иногда удается успешно внедрить ложные воспоминания более чем 50 % испытуемых, скажем, о полете на воздушном шаре (Wade, Garry, Read, & Lindsay, 2002). Особенно интересными являются случаи появления целиком ложных воспоминаний, или так называемых «насыщенных ложных воспоминаний», когда субъект уверен в их подлинности и даже дополняет их различными подробностями, выражает эмоции по поводу выдуманных событий, которые на самом деле с ним не происходили.

Насыщенные ложные воспоминания

В исследованиях искажений памяти снова и снова встает вопрос, касающийся интерпретации результатов: действительно ли мы внедряем ложные воспоминания? Возможно, наводящие манипуляции заставляют людей воскрешать в памяти реальные события, а не формировать ложные воспоминания. В поиске ответа на этот вопрос исследователи использовали несколько методик, включая попытку создать ложное воспоминание о недавних событиях (например: «Что вы делали в определенный день?»). Если исследователь точно знает, что было в этот день, и вызывает у испытуемого «воспоминания» о чем-то помимо реально происходившего, то он получает довольно веские доказательства формирования ложных воспоминаний. Впервые эта схема была применена Гоффом и Редигером (Goff & Roediger, 1998), а позднее была модифицирована нами (Thomas & Loftus, 2002). В одном из экспериментов испытуемые садились перед большим столом, заваленным различными вещами. Они прослушивали несколько предложений (например, «подбросьте монетку») и затем должны были выполнить или вообразить выполнение названных действий. В следующий раз, когда они приходили в лабораторию, перед ними не было никаких вещей, испытуемые должны были просто представить, что они выполняют разнообразные действия. В последней части эксперимента проводилось тестирование их памяти по поводу того, что происходило в первый день. Достаточно было представить себе то или иное действие, и испытуемые вдруг начинали припоминать действия, которых на самом деле не выполняли. Они выдавали ложные утверждения о действиях, которые могли быть обыденными (например, «бросать кости»), но кроме этого утверждали, что производили действия, которые должны были бы показаться им странными или необычными («посыпать голову мелом» или «поцеловать пластмассовую лягушку») (Thomas & Loftus, 2002).

Еще одним методом, позволяющим оценить, насколько подобного рода внушение способствует внедрению ложных воспоминаний, является внедрение воспоминаний о событиях, которые маловероятны или даже невозможны. К примеру, нам удалось внедрить убеждение или воспоминания о том, как испытуемые в детстве оказались свидетелями одержимости бесами (Mazzoni, Loftus, & Kirsch, 2001). Еще проще оказалось внедрить воспоминания о встрече с кроликом Багзом Банни в Диснейленде (Braun, Ellis & Loftus, 2002). Последнее удалось с помощью демонстрации поддельного рекламного ролика студии «Дисней» с Багзом Банни в главной роли. В одном из экспериментов показ поддельного рекламного ролика привел к тому, что 16 % испытуемых позже утверждали, будто бы лично встречали Багза Банни в Диснейленде. Этого не могло случиться, так как Багз Банни — персонаж студии Warner Brothers и поэтому никак не мог находиться в Диснейленде.

Что именно вспоминали люди о встрече с персонажем, которой в принципе не могло произойти? Среди тех, кто описывал личную встречу с Багзом, 62 % говорили о том, что пожали кролику лапу, а 46 % припомнили, как обняли его. Остальные вспоминали о том, как потрогали его за ухо или за хвостик или даже слышали его коронную фразу («В чем дело, Док?»). Таким образом, эти ложные воспоминания были насыщены чувственными подробностями, которые мы обычно используем в качестве ориентира, чтобы определить, является ли воспоминание истинным или ложным.

Сущность ложных воспоминаний

Настоящие воспоминания обычно имеют определенные последствия для людей. Если вы запомнили, как кто-то вас обидел, вы, вероятно, в будущем будете избегать контакта с этим неприятным субъектом. А если у вас сформировалось ложное воспоминание об этой обиде? Будете ли вы так же впоследствии избегать обидчика? Вполне вероятно, что так оно и будет, однако на практике все исследования ложных воспоминаний прекращаются, когда испытуемый принимает внедряемый сценарий. В некоторых исследованиях предпринимались попытки проверить, может ли испытуемый считать, что событие имело место, не переживая его заново. Порой все ограничивается лишь собственно ложным убеждением. Но встречаются и случаи, когда воспоминания наполнены чувственными подробностями. Именно этот опыт ближе всего к тому, что мы называем «насыщенными ложными воспомина-ниями». В типичных исследованиях после опроса, в ходе которого испытуемый демонстрирует наличие тех или иных воспоминаний, ему разъясняют суть происходящего. Но что, если отложить это объяснение на некоторое время, чтобы увидеть, могут ли ложные воспоминания повлиять на мысли или поведение испытуемого? В таком случае мы могли бы доказать, что ложные воспоминания действительно имеют значимые последствия.

Еще один подход к анализу этой проблемы состоит в следующем. Многократно показано, что наводящая информация может привести человека к ложным воспоминаниям. Однако существуют ли корреляты такого воспоминания? Есть ли другие умственные процессы или аспекты поведения, которые так же подвергаются влиянию, попадая под воздействие наводящей информации? Если да, то мы сможем обнаружить более глубокие последствия обсуждаемого феномена. Эта идея легла в основу исследования, целью которого было выявить, повлияет ли наводящее воздействие о встрече с кроликом Багзом Банни в Диснейленде на мышление испытуемого (Grinley, 2002). В этом исследовании испытуемых сперва убеждали в том, что во время посещения Диснейленда они видели Багза Банни. Затем давался новый тест: испытуемым предъявляли имена двух персонажей, например Микки Маус и Дональд Дак, а они должны были указать, в какой степени эти персонажи связаны друг с другом. Некоторые пары были тесно связаны (например, Микки и Минни Маус). Другие пары не имели друг к другу практически никакого отношения (например, Дональд Дак и Спящая Красавица). После просмотра поддельной рекламы студии «Дисней» с участием Багза Банни испытуемые оценивали связь Микки Мауса и Багза Банни как более тесную. Таким образом, на некоторое время мыслительные процессы или семантические структуры испытуемых, просмотревших видеоролик, оказались изменены.

Дальнейшее исследование последствий ложных представлений или воспоминаний было осуществлено в сотрудничестве с Дэниелом Бернштейном. Мы создавали у испытуемых уверенность в том, что в детстве они отравились сваренными вкрутую яйцами (во второй группе испытуемых речь шла о маринованных огурцах). Мы осуществили этот трюк, опросив испытуемых и обеспечив их ложной обратной связью. Мы сообщали им, что специальная компьютерная программа проанализировала их данные и пришла к выводу, что в детстве они пострадали от отравления одним из этих продуктов. Было выявлено, что у тех, кто получил обратную связь про маринованные огурцы, сформировалось более стойкое убеждение в том, что отравление произошло с ними в детстве, тогда как те, кто получил обратную связь о яйцах вкрутую, поверили в большей степени в отравление именно этим продуктом.

Но приведет ли рост уверенности к соответствующим изменениям в поведении? Станут ли испытуемые, к примеру, избегать в дальнейшем употребления этих продуктов, если они будут им предложены? Чтобы выяснить это, мы составили опросник, посвященный поведению на вечеринке. Испытуемым надо было представить, что их пригласили на вечеринку, и указать, какие угощения им захотелось бы съесть. Те, кого склоняли к версии отравления маринованными огурцами, проявляли меньшее желание попробовать этот продукт, тогда как те, кто получил информацию об отравлении яйцами, были менее склонны пробовать яйца.

Выводы, полученные в исследовании «отравлений», заложили основы методики изучения ложных воспоминаний и их последствий. Кроме того, мы неожиданно обнаружили потенциально простой способ заставить людей избегать определенных продуктов. В целом полученные нами результаты показывают, что изм

ЛОЖНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ. Психология

ЛОЖНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ

Концепция вытеснения, предложенная Зигмундом Фрейдом, играет центральную роль в дискуссиях, посвященных ложным воспоминаниям. Фрейд предположил, что воспоминания о неприятных событиях могут быть вытеснены из нашего сознания в область бессознательного. Споры по этому вопросу разгорелись с новой силой после того, как стали известны факты воссоздания взрослыми людьми специфических событий их детства, о которых они даже не подозревали.

Некоторые психотерапевты полагают, что определенные психологические проблемы возникают у взрослых людей в результате сексуального насилия, совершенного над ними в детстве. Эти специалисты считают, что вытесненные воспоминания о сексуальном насилии в нормальной ситуации становятся недоступными для сознания. К моменту первого посещения психотерапевта пациент озабочен своими текущими психическими проблемами и не знает о том, что пережил в детстве. С помощью психоаналитического метода (несколько противоречивого) психотерапевт помогает пациенту вызвать в памяти воспоминание о совершенном насилии. Обычным итогом такой терапии является признание пациентом факта насилия, совершенного над ним в детстве. Такой исход имеет важное значение для самого пациента и его родственников как с эмоциональной точки зрения, так и с точки зрения правосудия.

Важно проводить различие между ложными воспоминаниями — воспоминаниями о событиях, которые никогда не происходили, — и искаженными воспоминаниями, то есть воспоминаниями о событиях, которые имели место, но детали которых представлены неверно. Элизабет Лофтус показала, что у людей можно вызвать ложные воспоминания. В результате одного из ее экспериментов подросток полностью уверился в том, что в возрасте двух лет он потерялся в торговых рядах, что его нашел незнакомый человек и вернул родителям. На самом деле ничего этого не было.

См. также статьи «Вытеснение», «Забытание», «Память», «Свидетельство очевидца», «Эпизодическая, семантическая и процедурная память».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

почему не все, что мы помним, было на самом деле – Москва 24, 23.03.2016

Фото: m24.ru/Игорь Иванко

Правда ли то, что вы помните? Мы привыкли думать, что память устроена, как книга. Когда мы вспоминаем, мы будто открываем нашу память на нужной странице и читаем текст. Мы обычно думаем, что станицы памяти могут потускнеть, потеряться, а что-то нам самим хочется вырвать из книги с клочьями, чтобы забыть.

Однако современные исследования показали: память не книга, воспоминания не статичны, они могут меняться время от времени, пополняться новыми деталями и фантазиями. О том, как понять, где реальность, а где вымысел, читайте в материале m24.ru.

А был ли Дед Мороз

– Я помню, что в детстве перед Новым годом ко мне пришли Дед Мороз и Снегурочка. Родители впервые их пригласили, хотели сделать необычный подарок. Но я испугалась посоха Деда Мороза, заплакала и все испортила, – рассказывает мне недавно моя старшая сестра Лена. У нас с ней разница в возрасте почти 10 лет.

– Лена, все было не так, – перебиваю я сестру. – Это ко мне пришел Дед Мороз, и я его испугалась. Даже фотографии есть в детском альбоме, как я рыдаю, сидя у них на коленях. Тебе тогда было лет 15, ты могла их сама испугать.

Фото: ТАСС/Иван Гущин

Мы немного спорим, кто же был героем истории и решаем, что это все же была я. Удостовериться помогли фотографии. С фактами не поспоришь.

Почему произошла путаница? Ведь у нас с сестрой большая разница в возрасте, и на первый взгляд сложно перепутать, к кому пришел Дед Мороз.

Исследователи памяти говорят, что искажения воспоминаний происходят постоянно. Каждый раз, когда мы вспоминаем и рассказываем семейные истории, мы как бы проживаем их снова и в этот момент можем случайно присвоить себе те воспоминания, которые с нами не происходили.

Грехи нашей памяти

Психологи утверждают: воспоминания изменчивы, со временем они могут искажаться или отмирать.

"Наши воспоминания в некоторой степени являются ложными, поскольку каждый акт памяти включает в себя процессы воображения и реконструкции", – пишет в своих научных работах профессор психологии МГУ имени Ломоносова Вероника Суркова.

Американский психолог Дэниел Шектер 15 лет назад в статье с громким названием "Семь грехов памяти", описал накопившиеся в психологии претензии к недостаткам памяти. Перечислим главные из них.

Фото: m24.ru/Юлия Иванко

  • Во-первых, люди не запоминают многое, что потом могло бы им пригодиться и забывают то, что уже знают.
  • Во-вторых, они часто не могут в нужный момент вспомнить что-то нужное и забыть что-то ненужное, избавиться от навязчивых воспоминаний.
  • В-третьих, мы забываем источники информации.
  • В-четвертых, наши воспоминания – это сплав, где перепутаны события прошлого и то, что мы думаем об этих событиях сейчас.
  • В-пятых, наши воспоминания схематичны и скудны на детали.

Сколько было бунтовщиков

В современной науке один из главных исследователей памяти – американский психолог Элизабет Лофтус. В экспериментах она доказала, что наводящие вопросы экзаменатора могут влиять на воспоминания испытуемых.

Она провела эксперимент, в котором 40 испытуемым показывали ролик, где восемь студентов-бунтовщиков громили университетскую аудиторию. После просмотра видео испытуемых разделили на две группы. Первую группу спросили: "Был ли лидер четырех бунтовщиков, которые ворвались в аудиторию, мужчиной?". Вопрос для второй группы звучал так: "Был ли лидер 12 бунтовщиков, которые ворвались в аудиторию, мужчиной?".

Фото: ТАСС/Zuma Calvelo

Спустя неделю испытуемых снова опросили. Ученые выяснили, что в группе, где в наводящем вопросе анкеты шла речь о четырех бунтовщиках люди говорили, что видели в среднем 6,4 бунтовщика на видео. В группе с наводящим вопросом о 12 бунтовщиках испытуемые в среднем говорили, что видели 8,85 бунтовщика. Напомним, всего было восемь.

Так, ученые доказали, что наводящие вопросы и свидетельства других очевидцев событий могут искажать наши воспоминания.

Потерялся в магазине

Кроме того, Лофтус доказала, что память можно не только изменить с помощью наводящих вопросов, но и вообще в сознание человека можно легко внедрить ложное воспоминание.

Первый эксперимент на эту тему проводился еще в 1995 году. Испытуемым рассказывали истории, которые как будто бы случились с ними в раннем детстве, а потом просили их рассказать подробности этих воспоминаний.

Фото: m24.ru/Юлия Иванко

Участники эксперимента верили в то, что информация достоверна и получена психологами от членов их семей, тогда как в действительности это были "псевдособытия", которые никогда с ними не случались.

В исследовании около 25 процентов испытуемых удалось убедить, частично или полностью, что в возрасте 5–6 лет они надолго потерялись в большом супермаркете, были весьма напуганы и, в конце концов, спасены кем-то из взрослых и возвращены родителям. Причем многие испытуемые потом дополняли свои "воспоминания" красочными подробностями. Феномен был назван "потерялся в магазине".

Верим в хорошее

Психологов настолько вдохновили эксперименты Лофтус по внедрению ложных воспоминаний, что потом они стали повторять эти исследования снова и снова. В чем только не убеждали людей.

Например, что в детстве испытуемые попали в больницу во время семейного праздника, или что они чуть не утонули в озере и спасатели их еле вытащили из воды, или что на них напало бешеное животное и покусало их, или что они лично встречали Багза Банни в Диснейленде (чего не могло быть, так как это персонаж студии Warner Brothers).

Исследования показали, что в среднем каждый третий (30 процентов) присваивает себе ложные воспоминания, начинает верить в них и даже дополняет их выдуманными деталями и эмоциональным отношением.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Эксперименты также показали, что мы больше склонны присваивать позитивные ложные воспоминания, чем негативные. В то, что человек в детстве летал с родителями на воздушном шаре, поверили 50 процентов испытуемых. В то, что в детстве они проходили неприятный ректальный осмотр с применением клизмы, удалось убедить не многих.

Здесь помню, здесь не помню

Ученые выяснили, что в стрессовой ситуации память подводит. Например, очевидцы преступлений обычно не могут вспомнить, как выглядел преступник, в чем он был одет, куда побежал. Но зато помнят четко какую-нибудь мелкую и неожиданную деталь, например, марку пистолета, из которого стрелял преступник. Феномен был назван "фокусировка на оружии".

Выявленные ошибки памяти поставили под вопрос достоверность свидетельских показаний при раскрытии преступлений.

Вся жизнь перед глазами

Как отмечают исследователи, память нам нужна, чтобы ориентироваться в жизни, принимать верные решения и хорошо адаптироваться к обстоятельствам. Именно поэтому мы лучше помним то, что используем в повседневной жизни и забываем то, что нам не пригодилось, например, школьную программу по алгебре.

В стрессовой ситуации многие люди говорят, что помнят, как у них "вся жизнь промелькнула перед глазами".

Профессор МГУ Вероника Нуркова в научной статье "Проблема неточности воспоминаний в перспективе многокомпонентной модели памяти" объясняет этот феномен тем, что в ситуации угрозы жизни наша память не знает, какая именно информация нам сейчас нужна, чтобы выжить. Поэтому память подгружает в наше сознание сразу серию жизненно-значимых событий, которые с нами происходили из долговременной памяти. Это нужно, чтобы мы смогли опереться на свой жизненный опыт, сориентироваться в ситуации, принять верное решение и спасти свою жизнь.

Мы перекраиваем свою память

Получается интересная закономерность. С одной стороны, память влияет на нашу жизнь, мы принимаем решения опираясь на нее и наше представление о себе зависит от наших воспоминаний. С другой стороны, память определяется настоящим, а не прошлым. Все, что мы помним, зависит от того, что с нами происходит сейчас.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

"Память человека – не просто собрание всего, что с ним происходило в течение жизни, это нечто большее: воспоминания – это еще и то, что человек думал, что ему говорили, во что он верил, – утверждает Элизабет Лофтус. – Наша сущность определяется нашей памятью, но нашу память определяет то, что мы из себя представляем и во что склонны верить. Создается впечатление, что мы перекраиваем свою память и становимся воплощением собственных фантазий".

Ссылки по теме

мы создаем ложные воспоминания, чтобы быть теми, кем хотим

При создании личной истории мы пользуемся далеко не всеми доступными нам воспоминаниями...

Автор Клубер На чтение 6 мин. Просмотров 1.5k.

Мы все желаем, чтобы другие люди видели, когда мы являемся настоящими. И хочется, чтобы нас оценивали только за те слова и поступки, которые мы говорим и совершаем, когда бываем самими собой. То есть предполагаем, что внутри нас за всей накипью скрывается некое «настоящее я». Но как мы сможем узнать, кем мы являемся на самом деле?

Это задача кажется нам совсем несложной – мы считаем себя продуктом своего жизненного опыта, к которому легко получаем доступ через воспоминания о прошлом.

Действительно, исследования показывают, что личность человека формируют воспоминания. Поэтому люди с глубокими формами амнезии обычно также теряют свою идентичность. Подобная ситуация была прекрасно описана покойным писателем и неврологом Оливером Саксом на основе его исследования 49-летнего Джимми Джи, «потерянного моряка», который изо всех сил пытался найти смысл жизни. Он не мог вспомнить ничего, что происходило с ним с момента поздней юности.

Но оказывается, что идентичность не всегда может рассматриваться нами как правдивое представление о том, кто мы есть на самом деле, даже если у нас нет проблем с памятью.

Исследования показывают, что при создании личной истории мы на самом деле пользуемся далеко не всеми доступными нам воспоминаниями. В каждый момент жизни мы стараемся выбирать то, что нам следует помнить.

Когда мы создаем личные нарративы, полагаемся на механизм психологического скрининга, который отмечает определенные ментальные понятия в качестве воспоминаний: речь идет о ярких и насыщенных деталями концепциях и эмоциональных эпизодах, которые мы хотели бы пережить заново. После чего все эти «воспоминания» проверяются на достоверность, что позволяет понять, вписываются эти эпизоды в нашу личную историю или нет.

То, что выбирается нами как личное воспоминание, также отвечает нашему нынешнему представлению о нас самих. Например, вы человек, которого всегда отличало такое качество, как доброта. Но после некоторого болезненного опыта внутри вас начала развиваться агрессия, без которой вы уже не можете представить себя. В этом случае меняется не только поведение, но и ваша личная история. Если сейчас вас попросят рассказать о себе, то вы, весьма вероятно, так же опишите некоторые эпизоды из прошлого, которые вы опускали до этого – к примеру, случаи, когда приходилось проявлять агрессию.

Ложные воспоминания

И это лишь одна часть истории. Остальная часть имеет отношение к реальности воспоминаний, которые мы постоянно выбираем и выбираем, чтобы включить их в личную историю. Даже если, как нам кажется, мы какое-либо воспоминание воспроизводим детально, все равно оно может быть полно неточностей или быть на 100% ложным. И порой «вспоминаем» о тех событиях, которых просто никогда не было.

Процесс воспоминания не имеет ничего общего с просмотром в голове видео из прошлого – это весьма трудный процесс воссоздания, зависящий от  знаний, нашего представления о себе, желаний и целей. Это подтверждается исследованиями снимков мозга, которые показывают, что личная история имеет отношение не к какой-то одной области мозга, а основывается на целой «сети памяти», включающей в себя большое число отдельных областей.

Одна из главнейших областей – это лобные доли, интегрирующие всю получаемую  информацию в эпизод, который нам необходимо осмыслить – как в плане проверки на истинность, так и в плане соответствия этой информации нашему представлению о самих себе.

Если воспоминание не воспринимается нами как нечто важное, мы или отказываемся от него, или меняем его, добавляя или удаляя часть информации.

По этой причине воспоминания отличаются податливостью. Как продемонстрировали исследования, они могут быть легко искажены или изменены.

К примеру, удалось обнаружить, что внушая или воображая себе что-либо, мы способны конструировать весьма яркие и детальные воспоминания, которые при этом будут стопроцентно ложными.

Знаменитый психолог Жан Пиаже любил в подробностях воспоминать эпизод, когда его маленьким похитили вместе с няней (о чем она постоянно ему рассказывала). В старости женщина призналась, что вся эта история – лишь плод ее воображения. С тех пор Пиаже не верил в это воспоминание, но все равно оно оставалось в его голове таким же живым, как и раньше.

Манипуляции памятью

В одном из исследований ученые произвели оценку воспоминаний-обманок. Они опросили респондентов сразу в нескольких странах, что позволило обнаружить, что ложные воспоминания является достаточно распространенным явлением. И все псевдовоспоминания, как и в случае с Пиаже, были весьма схожи с реальными.

На следующем этапе исследования с помощью сфальсифицированных видеозаписей исследователи создали ложные воспоминания, которые успешно внушили респондентам. Некоторое время спустя им сказали, что этих событий на самом деле не было. Участники эксперимента уже не верили в них, но при этом еще долго не могли избавиться от ощущения, что все это действительно когда-то происходило в их жизни.

Источником воспоминаний-обманок часто служат старые фотоснимки. Одно из исследований позволило обнаружить, что фото человека, совершающегося какое-либо действие, провоцирует на создание ложных воспоминаний. Это объясняется тем, что подобные сцены заставляют наш ум представлять то, что это действие спустя время все-таки было совершено.

Но что в этом плохого? На протяжении нескольких лет ученые занимались исследованием негативных сторон этого явления. К примеру, существует опасность, что психотерапия способна порождать ложные воспоминания о якобы случившемся когда-то сексуальном насилии, что приводит к ложным обвинениям. Помимо этого, жаркие споры вызвала возможная угроза того, что страдающим психическими заболеваниями личностям, к примеру, депрессией, можно внушить псевдовоспоминания о весьма негативных событиях. По этой причине в ряде книг по саморазвитию можно найти описание способов того, как мы можем лучше понять себя. К примеру, мы могли бы провести сравнение наших ощущений самих себя и представления о нас окружающих людей. Но необходимо учитывать, что у окружающих также могут быть о нас ложные воспоминания.

Однако у избирательности памяти есть свои плюсы. Это свойство позволяет нам воссоздавать прошлое таким образом, чтобы оно соответствовало тому, что мы переживаем и во что верим на данном отрезке своей жизни. Ложные воспоминания необходимы нам для поддержки положительного и актуального представления о себе.

Моя личная история строится на том, что я человек, с детских лет любивший науку, успевший пожить во многих странах и познакомившийся со множеством людей. Но, может быть, часть воспоминаний является просто плодом моего воображения. Возможно, что нынешнее увлечение наукой и частые путешествия оказали влияние на память. И вполне вероятно, что в моей жизни были времена, когда я был прохладен к науке и искал место, где бы мог осесть до конца жизни. Но очевидно, что на данный момент все это не имеет значения, не правда ли? Важно лишь, что я чувствую себя счастливым человеком, и точно знаю, чего хочу от жизни.

Перевод статьи — The ‘Real You’ Is A Myth: Scientists Say We Invent False Memories To Be Who We Want  via Клубер

Что такое ложная память и от куда берутся ложные воспоминания

ложные воспоминанияЧеловеческий мозг во многом еще до конца не исследован. Существуют чрезвычайно интересные явления, природа которых не всегда понятна. Большой интерес ученых вызывает такое явление, как ложная память. Зафиксировано и подтверждено много случаев появления у человека воспоминаний о событиях, которых в действительности не было.


Есть официальные данные о том, что на основании показаний свидетелей люди обвинялись в преступлениях. Свидетели были абсолютно уверены в том, о чем они рассказывают. Но после следственных экспериментов, например тестов ДНК, приговоры отменялись, так как результаты проверок показывали непричастность человека к преступлению.

Но как появляются фальшивые воспоминания? С чем связано это явление? Швейцарские ученые исследовали этот феномен. Они решили провести ряд экспериментов, чтобы установить, существует ли связь между формированием фальшивых воспоминаний и нарушениями сна.

Ложная памятьУчастники эксперимента получили задание: выучить определенный ряд слов, которые относятся к какому-то понятию (например, «темный», «ночь», «кошка» относятся к слову «черный», но этого слова-понятия в списке нет). Всех участников разделили на две группы. Одной группе давали выспаться, а участников другой ‒ будили. Исследователи наблюдали за реакцией участников эксперимента.

Пока участники спали, списки слов редактировали. Туда добавляли новые слова. После того, как участники просыпались, самостоятельно или их будили, им показывали обновленные списки и просили сказать, какие слова были в первоначальном варианте.

Та группа, участников которой разбудили, допустила намного больше ошибок в ответах. Многие тестируемые не замечали новые слова или были уверены, что они присутствовали в списке с самого начала. В то же время те участники, которые просыпались сами, демонстрировали более точные результаты.

Швейцарские исследователи пришли к выводу, что нарушения сна могут быть причиной появления фальшивых воспоминаний.

Позже ученые провели еще один эксперимент с небольшим дополнением. Тем участникам, которых в ходе исследования будили, предлагали выпить кофе или чашку воды. Результат получился интересным: те, кто пил кофе, допустили ошибок на 10 % меньше. Это дает возможность утверждать, что кофеин позитивно влияет на префронтальную кору мозга, а именно она отвечает за селекцию понятий. Эта область мозга очень восприимчива к некачественному сну.

Эксперименты, о которых должен знать каждый: ложные воспоминания

s-45fb400cbСогласитесь, не каждый день появляются исследования, переворачивающие привычную картину мира с ног на голову. Автором одной из таких работ стала Элизабет Лофтус, раз и навсегда изменившая представления учёных об устройстве нашей с вами памяти.

Идея о том, что мозг не просто воспроизводит усвоенную информацию, а ещё и каким-то образом влияет на неё, далеко не нова. При этом запоминание и структурирование зависит от множества факторов — характеристик источника информации, эмоций, которые он у нас вызывает, и даже культурно-исторической обстановки, в которой мы росли. Но ведь бывает и так, что мы помним то, чего на самом деле не было, или наши воспоминания настолько сильно искажаются, что уже не имеют ничего общего с реально произошедшими событиями. Это явление носит название “ложные воспоминания”.

Первым поводом обратиться к их изучению стало огромное количество несправедливо осужденных граждан США. Вторая причина — множество судебных исков, основанных на том, что в процессе психотерапии люди часто начинали «вспоминать», как в детстве были изнасилованы кем-то из родственников.

Одним из таких несправедливо осуждённых стал Стив Тайтус — его машина была похожа на автомобиль человека, незадолго до этого совершившего изнасилование. Так что фотографию Стива положили в один ряд с другими подозреваемыми, и потерпевшая указала на него со словами «этот похож больше всех». На суде же она сказала «я абсолютно уверена, что это он».

Но каким образом убеждение «этот похож больше всех» вдруг превратилось в «я абсолютно уверена, что это он»?

Слова имеют значение

В рамках исследования был проведен эксперимент: людям показывали видеозапись с автомобильной аварией. Потом часть зрителей спросили, с какой скоростью двигались машины, когда «столкнулись», а другую часть — когда «врезались». В результате “врезавшиеся” автомобили в среднем двигались на 7 миль в час быстрее “столкнувшихся”. Учёные пошли дальше: тех же респондентов спросили, видели ли они битое стекло на видеозаписи, при том, что никакого битого стекла не было. Из первой группы на эту уловку повелось лишь 14 % опрошенных, а вот во второй группе показатели были более значительными — 32%. То есть, наши вопросы и слова могут заставить оппонента помнить то, чего не было. Да, кажется, что вероятность невелика, но что если речь идёт о человеке, которого могут осудить всего из-за нескольких несуществующих деталей?

Насыщенные ложные воспоминания

Если вы были в Диснейленде, попробуйте задать себе вопрос, который задавала Элизабет Лофтус в своём исследовании: видели ли вы там Багза Банни? Там же всегда есть люди, которые одеваются в костюмы персонажей мультфильмов. Каким же был он? Высоким или среднего роста? Держал ли морковку в руке и, если да, то в правой или в левой?

Хитрость заключается в том, что Багз Банни принадлежит компании Warner Brothers, а не Disney, поэтому в Диснейленде его просто не могло быть. Однако многие люди говорили, что видели его. Испытуемым показали поддельный рекламный видеоролик студии Disney, в котором был Багз Банни. После этого у некоторых испытуемых возникли “насыщенные ложные воспоминания”: они действительно верили в то, что видели этого персонажа, и дополняли свои воспоминания большим количеством деталей. Так, например, они утверждали, что пожали кролику лапу или услышали его фирменную фразу — «Как дела, Док?»

То есть, простого видео достаточно, чтобы человек сам сконструировал некое воспоминание. Но можно ли целенаправленно заставить человека “помнить” что-либо? Этот вопрос также заинтересовал исследователей.

Внедрение воспоминаний

В работе Элизабет Лофтус группе людей показали трёхминутный фильм, в котором сначала по дороге проносились несколько машин, а затем один из автомобилей сталкивался с детской коляской. После просмотра зрители получили буклет для заполнения. Одной группе дали буклет с вопросом «Вы видели сарай?», при том, что никакого сарая в фильме не было. В буклете у другой группы был косвенный вопрос: «Видели ли вы фургон, припаркованный возле сарая?» Через неделю у всех респондентов спросили, видели ли они сарай, и те, кому в анкете достался косвенный вопрос, намного чаще отвечали утвердительно.

В другом эксперименте испытуемым предъявляли короткие описания событий из их детства и просили рассказать эту историю подробнее. Конечно же, это были лишь выдумки исследователей, но людям говорили, что эта информация была получена в процессе интервью с их близкими родственниками. Подобным образом удавалось убедить человека в том, что в возрасте 5-6 лет он потерялся в большом торговом центре, после чего был найден каким-то взрослым и возвращён родителям. Некоторые испытуемые опять-таки начинали самостоятельно дополнять воспоминания большим количеством подробностей. В память внедрялись и другие события — о том, что в детстве на человека напала злая собака, что он чуть не утонул и был вытащен из воды спасателем, и даже, что в детстве он был свидетелем демонической одержимости и многое другое.

На этом учёные вновь не остановились. Остался открытым вопрос, как подобные вещи влияют на человека. Наше представление о себе во многом зависит от того, что мы помним. Если мы изменим воспоминания человека о себе, повлияет ли это на его личность и поведение?

Изменить поведение

В ходе исследования людям внедряли воспоминание о том, что в прошлом они отравились каким-то продуктом — например, маринованными огурцами или куриными яйцами. Позже этих людей приглашали на пикник и наблюдали за тем, что они едят. Оказалось, что испытуемые, которые «вспомнили» про отравление маринованными огурцами, вообще к ним не прикасались. То же самое повторялось и с другими продуктами. А раз наши предпочтения в еде могут зависеть от воспоминаний, значит, и многие другие аспекты нашего самосознания и поведения тоже подвержены воздействию.

Элизабет Лофтус долго критиковали из-за неэтичности исследований, однако в её работах были выявлены важные принципы функционирования нашей памяти. Мы можем случайно влиять на воспоминания другого человека, на его личность через память. И знание этого важно для того, чтобы избегать ошибок. На допросе мы должны знать, что и как говорить, чтобы получить более объективную информацию. Врач должен быть осторожен, чтобы, например, выяснить, что человек на самом деле съел и что сделал, а не вызвать эти самые ложные воспоминания озвучиванием своих предположений. В конце концов, знания о ложных воспоминаниях помогут нам самим быть более объективными, понимая, когда и как на нашу память могут влиять воспоминания друзей, родителей или даже средства массовой информации.

Узнать больше о том, как научиться разбираться в людях, какие возможности открываются перед теми, кто изучает профайлинг, а также о том, как работает человеческий организм и как с помощью его сигналов и знаков определять истинность слов и поведения, научиться влиять на других людей и не поддаваться оказываемому влиянию на вас, вы сможете из материалов раздела «Охотники за поведением».

Автор – Президент АНО НИЦКБ Анна Кулик

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *